Михайлов николай – Михайлов, Николай (футболист) — это… Что такое Михайлов, Николай (футболист)?

Новости

Михайлов, Николай Васильевич (музыкант) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Михайлов.

Никола́й Васи́льевич Миха́йлов (8 декабря 1966, Ленинград, Ленинградская область — 20 апреля 2006. Санкт-Петербург) — советский и российский рок-музыкант, композитор.

Биография

Родился 8 декабря 1966 года в Ленинграде и свою первую группу собрал ещё на рубеже 80-х с компанией школьных друзей. Меняя названия и стили, группа просуществовала до 1985 года, когда молодой поэт и участник игравшей в соседнем дворе группы «Беломор» Антон Соя познакомил друзей с бывшим музыкантом «Народного ополчения» и «Отдела самоискоренения» Фёдором Лавровым, который в том же году записал их дебютный альбом, который, как и группа, получил название «Бригадный Подряд». Николай Михайлов был безусловным лидером и одним из основных авторов «Бригадного Подряда» вплоть до лета 1990, когда группа, записав ещё пару альбомов, быстро разлетевшихся по стране, распалась в первый раз.

Хотя в первой половине 90-х Бригадный Подряд несколько раз собирался в студии или для разовых выступлений, его полноценное возрождение состоялось только летом 1996 года. К сожалению, у Николая Михайлова уже тогда начались проблемы со здоровьем, вызванные, в том числе, и бурным рок-н-рольным образом жизни в сумбурные годы массового рок-туризма, поэтому в ноябре 1997 он, в конце концов, был принуждён оставить своё детище, однако, песни Николая продолжали украшать репертуар «Бригадного Подряда».

Болезнь

На одном из концертов какой-то пьяный попадает в Николая Михайлова тяжелым предметом (по одной из версий — пивной бутылкой). Музыкант получает сотрясение мозга, в результате чего даже говорить может с трудом. В 2005 году один из его старых знакомых шёл по улице и узнал в сидевшем на улице бомже знакомое лицо Николая. Тот был без зубов, с бородой, тяжело болен и трудно было узнать в том человеке известного вокалиста «Бригадного Подряда». Узнав об этом, вокалист группы «Король и Шут» Михаил «Горшок» Горшенёв с практически всем составом группы «Король и Шут» записывает альбом «Я алкоголик анархист», целиком состоящий из песен «Бригадного Подряда». Все деньги, заработанные с альбома и концертов в его поддержку он передаёт Николаю Михайлову на лечение от болезни. Тем самым он выразил своё уважение человеку, который сильно повлиял на его творчество, на концертах которого он отрывался в молодости. Песни «Бригадного Подряда» «Жизнь» и «Соловьи» в исполнении Горшка обретают новую жизнь и становятся хитами. Собранных денег хватило на небольшую квартиру в Санкт-Петербурге. Но счастливый конец не состоялся — Николай Михайлов прожил в этой квартире недолго.

Зимой 2006 года «Бригадный Подряд» записывал новый альбом, его участники пытались привлечь к работе и Николая, но он не выказал особого желания. По словам музыкантов, он явно потерял интерес и к жизни, и к музыке.

К нему изредка заходили старые знакомые: проведать, принести продукты, но сам он почти ни с кем не общался. По мнению врачей, вызванных на место происшествия, Николай Михайлов умер от естественных причин и, скорее всего, ещё 20 апреля 2006 года.

Похоронен Николай Михайлов на Южном кладбище города Санкт-Петербурга.

Напишите отзыв о статье "Михайлов, Николай Васильевич (музыкант)"

Отрывок, характеризующий Михайлов, Николай Васильевич (музыкант)

В то время как у Ростовых танцовали в зале шестой англез под звуки от усталости фальшививших музыкантов, и усталые официанты и повара готовили ужин, с графом Безухим сделался шестой удар. Доктора объявили, что надежды к выздоровлению нет; больному дана была глухая исповедь и причастие; делали приготовления для соборования, и в доме была суетня и тревога ожидания, обыкновенные в такие минуты. Вне дома, за воротами толпились, скрываясь от подъезжавших экипажей, гробовщики, ожидая богатого заказа на похороны графа. Главнокомандующий Москвы, который беспрестанно присылал адъютантов узнавать о положении графа, в этот вечер сам приезжал проститься с знаменитым Екатерининским вельможей, графом Безухим.

Великолепная приемная комната была полна. Все почтительно встали, когда главнокомандующий, пробыв около получаса наедине с больным, вышел оттуда, слегка отвечая на поклоны и стараясь как можно скорее пройти мимо устремленных на него взглядов докторов, духовных лиц и родственников. Князь Василий, похудевший и побледневший за эти дни, провожал главнокомандующего и что то несколько раз тихо повторил ему.
Проводив главнокомандующего, князь Василий сел в зале один на стул, закинув высоко ногу на ногу, на коленку упирая локоть и рукою закрыв глаза. Посидев так несколько времени, он встал и непривычно поспешными шагами, оглядываясь кругом испуганными глазами, пошел чрез длинный коридор на заднюю половину дома, к старшей княжне.
Находившиеся в слабо освещенной комнате неровным шопотом говорили между собой и замолкали каждый раз и полными вопроса и ожидания глазами оглядывались на дверь, которая вела в покои умирающего и издавала слабый звук, когда кто нибудь выходил из нее или входил в нее.
– Предел человеческий, – говорил старичок, духовное лицо, даме, подсевшей к нему и наивно слушавшей его, – предел положен, его же не прейдеши.
– Я думаю, не поздно ли соборовать? – прибавляя духовный титул, спрашивала дама, как будто не имея на этот счет никакого своего мнения.
– Таинство, матушка, великое, – отвечало духовное лицо, проводя рукою по лысине, по которой пролегало несколько прядей зачесанных полуседых волос.
– Это кто же? сам главнокомандующий был? – спрашивали в другом конце комнаты. – Какой моложавый!…
– А седьмой десяток! Что, говорят, граф то не узнает уж? Хотели соборовать?
– Я одного знал: семь раз соборовался.
Вторая княжна только вышла из комнаты больного с заплаканными глазами и села подле доктора Лоррена, который в грациозной позе сидел под портретом Екатерины, облокотившись на стол.
– Tres beau, – говорил доктор, отвечая на вопрос о погоде, – tres beau, princesse, et puis, a Moscou on se croit a la campagne. [прекрасная погода, княжна, и потом Москва так похожа на деревню.]
– N'est ce pas? [Не правда ли?] – сказала княжна, вздыхая. – Так можно ему пить?
Лоррен задумался.
– Он принял лекарство?
– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]
– Не пило слушай , – говорил немец доктор адъютанту, – чтопи с третий удар шивь оставался .
– А какой свежий был мужчина! – говорил адъютант. – И кому пойдет это богатство? – прибавил он шопотом.
– Окотник найдутся , – улыбаясь, отвечал немец.
Все опять оглянулись на дверь: она скрипнула, и вторая княжна, сделав питье, показанное Лорреном, понесла его больному. Немец доктор подошел к Лоррену.
– Еще, может, дотянется до завтрашнего утра? – спросил немец, дурно выговаривая по французски.
Лоррен, поджав губы, строго и отрицательно помахал пальцем перед своим носом.
– Сегодня ночью, не позже, – сказал он тихо, с приличною улыбкой самодовольства в том, что ясно умеет понимать и выражать положение больного, и отошел.

wiki-org.ru

Михайлов, Николай Васильевич (музыкант) — WiKi

Родился 8 декабря 1966 года в Ленинграде и свою первую группу собрал ещё на рубеже 80-х с компанией школьных друзей. Меняя названия и стили, группа просуществовала до 1985 года, когда молодой поэт и участник игравшей в соседнем дворе группы «Беломор» Антон Соя познакомил друзей с бывшим музыкантом «Народного ополчения» и «Отдела самоискоренения» Фёдором Лавровым, который в том же году записал их дебютный альбом, который, как и группа, получил название «Бригадный Подряд». Николай Михайлов был безусловным лидером и одним из основных авторов «Бригадного Подряда» вплоть до лета 1990, когда группа, записав ещё пару альбомов, быстро разлетевшихся по стране, распалась в первый раз.

Хотя в первой половине 1990-х Бригадный Подряд несколько раз собирался в студии или для разовых выступлений, его полноценное возрождение состоялось только летом 1996 года. К сожалению, у Николая Михайлова уже тогда начались проблемы со здоровьем, вызванные, в том числе, и бурным рок-н-рольным образом жизни в сумбурные годы массового рок-туризма, поэтому в ноябре 1997 он, в конце концов, был принуждён оставить своё детище, однако, песни Николая продолжали украшать репертуар «Бригадного Подряда».

На одном из концертов какой-то пьяный попадает в Николая Михайлова тяжелым предметом (по одной из версий — пивной бутылкой). Музыкант получает сотрясение мозга, в результате чего даже говорить может с трудом.

В 2004 году один из его старых знакомых шёл по улице и узнал в сидевшем на улице бомже знакомое лицо Николая. Тот был без зубов, с бородой, тяжело болен и трудно было узнать в том человеке известного вокалиста «Бригадного Подряда». Узнав об этом, вокалист группы «Король и Шут» Михаил «Горшок» Горшенёв с практически всем составом группы «Король и Шут» записывает альбом «Я алкоголик анархист», целиком состоящий из песен «Бригадного Подряда». Все деньги, заработанные с альбома и концертов в его поддержку он передаёт Николаю Михайлову на лечение от болезни. Тем самым он выразил своё уважение человеку, который сильно повлиял на его творчество, на концертах которого он отрывался в молодости. Песни «Бригадного Подряда» «Жизнь» и «Соловьи» в исполнении Горшка обретают новую жизнь и становятся хитами. Собранных денег хватило на небольшую квартиру в Санкт-Петербурге. Но счастливый конец не состоялся — Николай Михайлов прожил в этой квартире недолго.

Зимой 2006 года «Бригадный Подряд» записывал новый альбом, его участники пытались привлечь к работе и Николая, но он не выказал особого желания. По словам музыкантов, он явно потерял интерес и к жизни, и к музыке.

К нему изредка заходили старые знакомые: проведать, принести продукты, но сам он почти ни с кем не общался. По мнению врачей, вызванных на место происшествия, Николай Михайлов умер от естественных причин и, скорее всего, ещё 20 апреля 2006 года.

Похоронен Николай Михайлов на Южном кладбище города Санкт-Петербурга.

ru-wiki.org

Михайлов, Николай Николаевич - это... Что такое Михайлов, Николай Николаевич?

Николай Николаевич Михайлов (1905—1982) — русский советский прозаик, автор путевых очерков. Лауреат Сталинской премии третьей степени (1948). Предпринял за свою жизнь множество экспедиций и путешествий во все районы СССР.

Биография

Н. Н. Михайлов родился 10 (23) декабря 1905 года в Москве. Первый рассказ (о путешествии на Кавказ) опубликовал в 1927 году. Окончил Московский промышленно-экономический институт (1930), работал в Ташкенте. В 1933 году М. Горький привлёк Михайлова к сотруд­ничеству в журнале «Наши достижения». Объехал почти весь Советский Союз, участвовал в походах и экспедициях на Памир и Тянь-Шань, после войны бывал в зарубежных поездках.

Член Ревизионной комиссии СП СССР (1954—1976).

Н. Н. Михайлов умер 5 марта 1982 года в Москве.

Награды и премии

Творчество

Книги Михайлова написаны легко, в основном они — научно-популярные, включают также размышле­ния автора либо его рассказы о пережитом и виденном. Михайлов превозносит свою родину, особенно — за её прогрессивность, делая это в духе партии; он приводит цифры и данные не для того, чтобы читатель выра­ботал собственное суждение, а для созда­ния идеализированной картины жизни, в которой вообще нет проблем.[1]

Сочинения

  • Хан-Тенгри, 1933 — о Тянь-Шаньской высокогорной экспедиции
  • Лицо страны меняет­ся, 1937
  • Наша страна, 1945
  • Земля русская, 1946
  • Над картой Родины, 1947
  • Иду по мери­диану, 1957 — о путешествии «вдогонку за перелётными птицами»
  • Американцы, 1960 (в соавторстве с З. Косенко)
  • Японцы, 1963 (в соавторстве с З. Косенко)
  • Моя Россия, 1966
  • Путешествие к себе // «Новый мир», 1967, № 5
  • Республи­ка янтарная, 1970
  • Чёрствые именины // «Новый мир», 1974, № 2-3 — автобиографическая повесть
  • Круг земной, 1976—1980 — итоговая книга, в которой главы из повести «Чёрствые именины» перемежаются со старыми путевыми очерками автора

Примечания

  1. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8. — С. 264.

Ссылки

dic.academic.ru

Михайлов, Николай Васильевич (музыкант) — Википедия РУ

Родился 8 декабря 1966 года в Ленинграде и свою первую группу собрал ещё на рубеже 80-х с компанией школьных друзей. Меняя названия и стили, группа просуществовала до 1985 года, когда молодой поэт и участник игравшей в соседнем дворе группы «Беломор» Антон Соя познакомил друзей с бывшим музыкантом «Народного ополчения» и «Отдела самоискоренения» Фёдором Лавровым, который в том же году записал их дебютный альбом, который, как и группа, получил название «Бригадный Подряд». Николай Михайлов был безусловным лидером и одним из основных авторов «Бригадного Подряда» вплоть до лета 1990, когда группа, записав ещё пару альбомов, быстро разлетевшихся по стране, распалась в первый раз.

Хотя в первой половине 1990-х Бригадный Подряд несколько раз собирался в студии или для разовых выступлений, его полноценное возрождение состоялось только летом 1996 года. К сожалению, у Николая Михайлова уже тогда начались проблемы со здоровьем, вызванные, в том числе, и бурным рок-н-рольным образом жизни в сумбурные годы массового рок-туризма, поэтому в ноябре 1997 он, в конце концов, был принуждён оставить своё детище, однако, песни Николая продолжали украшать репертуар «Бригадного Подряда».

На одном из концертов какой-то пьяный попадает в Николая Михайлова тяжелым предметом (по одной из версий — пивной бутылкой). Музыкант получает сотрясение мозга, в результате чего даже говорить может с трудом.

В 2004 году один из его старых знакомых шёл по улице и узнал в сидевшем на улице бомже знакомое лицо Николая. Тот был без зубов, с бородой, тяжело болен и трудно было узнать в том человеке известного вокалиста «Бригадного Подряда». Узнав об этом, вокалист группы «Король и Шут» Михаил «Горшок» Горшенёв с практически всем составом группы «Король и Шут» записывает альбом «Я алкоголик анархист», целиком состоящий из песен «Бригадного Подряда». Все деньги, заработанные с альбома и концертов в его поддержку он передаёт Николаю Михайлову на лечение от болезни. Тем самым он выразил своё уважение человеку, который сильно повлиял на его творчество, на концертах которого он отрывался в молодости. Песни «Бригадного Подряда» «Жизнь» и «Соловьи» в исполнении Горшка обретают новую жизнь и становятся хитами. Собранных денег хватило на небольшую квартиру в Санкт-Петербурге. Но счастливый конец не состоялся — Николай Михайлов прожил в этой квартире недолго.

Зимой 2006 года «Бригадный Подряд» записывал новый альбом, его участники пытались привлечь к работе и Николая, но он не выказал особого желания. По словам музыкантов, он явно потерял интерес и к жизни, и к музыке.

К нему изредка заходили старые знакомые: проведать, принести продукты, но сам он почти ни с кем не общался. По мнению врачей, вызванных на место происшествия, Николай Михайлов умер от естественных причин и, скорее всего, ещё 20 апреля 2006 года.

Похоронен Николай Михайлов на Южном кладбище города Санкт-Петербурга.

http-wikipediya.ru

Михайлов, Николай Дмитриевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Николай Дмитриевич Михайлов (28 марта 1953, Ленинград) — советский и российский общественный деятель, рок-музыкант, антрепренёр, второй президент Ленинградского рок-клуба.

Биография

Вместе с семьёй переехал в Эстонию и жил в Кохтла-Ярве, откуда по окончании школы вернулся в Ленинград, поступив в Ленинградский политехнический институт[1].

Всегда интересовавшийся музыкой, поэтому параллельно поступил в музыкальное училище по классу саксофона и флейты, а в Политехе озвучивал спектакли студенческого театра и даже играл там отдельные роли[1].

Дебютировал на сцене с группой «Радуга», которая играла на танцах в Красном Селе и его окрестностях[1].

Весной 1978-го для постановки спектакля «Слово о полку Игореве» театру понадобился целый электрический состав, для чего к работе были привлечены музыканты группы «Орион». После полугода совместной работы театр и группа пошли разными путями, однако название Орион к тому времени попало под запрет, поэтому в начале 1979 года новая группа, в которую и вошёл Михайлов в качестве саксофониста и флейтиста[2], получил название «Пикник». Чуть позже с подачи Михайлова к «Пикнику» присоединился его соученик по музыкальному училищу, флейтист Юрий Данилов. Пикник тогда базировался в клубе посёлка Горелово, где работала тогдашняя жена Михайлова[1].

Вместе с Михайловым «Пикник» вступил в организованный в начале 1981 года Ленинградский Рок-клуб, но сразу после этого Михайлов покинул группу[1].

В сентябре того же года контактного, готового пойти на тактические компромиссы и никак не связанного с подпольным шоу-бизнесом и, следовательно, нейтрального Михайлова избрали во второй совет Рок-клуба, а потом избрали председателем (президентом).

Став администратором, Михайлов бросил музыку, хотя изредка выступал на клубной сцене с собственными песнями, но нашёл себя в разговорном жанре, регулярно предваряя выступления групп своими остроумными скетчами.

Как отмечал Андрей Бурлака, «В первой половине 80-х, когда партийная номенклатура отчаянно боролась с любыми проявлениями инакомыслия, в том числе увлечением молодежи рок-музыкой, способность сглаживать конфликты, находить компромиссы, вести разговоры в высоких кабинетах и вообще лавировать между молотом советской власти и наковальней рок-н-ролльной вольницы была бесценной — поэтому Михайлова ещё несколько раз подряд избирали президентом клуба, хотя в 1986 году он чуть было не лишился поста, когда молодые группы, недовольные процветавшими в клубе протекционизмом и вкусовщиной, попытались взять власть в свои руки».

С развитием перестройки Михайлов занимался главным образом установлением контактов с государственными институтами, представителями западного шоу-бизнеса и массмедиа. Он также стал менеджером группы «Игры», с которой выезжал на гастроли по СССР и Европе. Однако, в то же время наступившая перестройка дала и отрицательный результат для рок-клуба. Так, главные «звёзды» рок-клуба, «Кино» и «Алиса», во второй половине 1980-х перебрались в Москву и, более того, рок-музыканты всё больше предпочитали большие концертные площадки клубу.

Осенью 1988 года Николай Михайлов фактически закрыл Рок-клуб как объединение независимых музыкантов, создав под крышей ЛМДСТ молодёжный музыкальный центр «Ленинградский Рок-клуб». В глазах широкой публики — оказалась преемницей старой.

Летом 1989 года молодёжный музыкальный центр Михайлова провел VII фестиваль Рок-клуба в зале ЛМДСТ на пятьсот мест. Следующую пару лет ММЦ прослушивал и принимал в клуб новых членов, вывозил в Европу несколько подшефных групп, однако, как отмечает Андрей Бурлака «в целом его влияние на музыкальную жизнь нового Петербурга было незначительным». К концу 90-х, несмотря на старания Михайлова, вся активность во дворе исторического особняка на Рубинштейна, 13, сошла на нет.

Осенью 2000 года организовал во Дворце спорта «Юбилейный» празднование двадцатилетия Рок-клуба, хотя в программе фестиваля значились главным образом артисты 1990-х, имеющие слабое отношение к этой дате.

18 января 2008 в помещении ДК им. Цюрупы на Обводном участвовал в собрании, обсуждавшем возможность возрожения к жизни Ленинградского рок-клуба[3].

9 апреля 2008 года в баре «Кислород» принял участие в первой после долгого перерыва пресс-конференции Ленинградского Рок-клуба[4].

Напишите отзыв о статье "Михайлов, Николай Дмитриевич"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 [www.rock-n-roll.ru/show.php?file=encyclopedia/PERSONALIA/%D0%9C%D0%98%D0%A5%D0%90%D0%99%D0%9B%D0%9E%D0%92%20%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9 Николай МИХАЙЛОВ] на сайте rock-n-roll.ru
  2. www.rock-n-roll.ru/show.php?file=encyclopedia/%D0%9F/%D0%9F%D0%98%D0%9A%D0%9D%D0%98%D0%9A
  3. www.rock-n-roll.ru/details.php?mode=show&id=2028
  4. www.rock-n-roll.ru/details.php?mode=show&id=2057

Отрывок, характеризующий Михайлов, Николай Дмитриевич

Красавица направилась к тетушке, но Пьера Анна Павловна еще удержала подле себя, показывая вид, как будто ей надо сделать еще последнее необходимое распоряжение.
– Не правда ли, она восхитительна? – сказала она Пьеру, указывая на отплывающую величавую красавицу. – Et quelle tenue! [И как держит себя!] Для такой молодой девушки и такой такт, такое мастерское уменье держать себя! Это происходит от сердца! Счастлив будет тот, чьей она будет! С нею самый несветский муж будет невольно занимать самое блестящее место в свете. Не правда ли? Я только хотела знать ваше мнение, – и Анна Павловна отпустила Пьера.
Пьер с искренностью отвечал Анне Павловне утвердительно на вопрос ее об искусстве Элен держать себя. Ежели он когда нибудь думал об Элен, то думал именно о ее красоте и о том не обыкновенном ее спокойном уменьи быть молчаливо достойною в свете.
Тетушка приняла в свой уголок двух молодых людей, но, казалось, желала скрыть свое обожание к Элен и желала более выразить страх перед Анной Павловной. Она взглядывала на племянницу, как бы спрашивая, что ей делать с этими людьми. Отходя от них, Анна Павловна опять тронула пальчиком рукав Пьера и проговорила:
– J'espere, que vous ne direz plus qu'on s'ennuie chez moi, [Надеюсь, вы не скажете другой раз, что у меня скучают,] – и взглянула на Элен.
Элен улыбнулась с таким видом, который говорил, что она не допускала возможности, чтобы кто либо мог видеть ее и не быть восхищенным. Тетушка прокашлялась, проглотила слюни и по французски сказала, что она очень рада видеть Элен; потом обратилась к Пьеру с тем же приветствием и с той же миной. В середине скучливого и спотыкающегося разговора Элен оглянулась на Пьера и улыбнулась ему той улыбкой, ясной, красивой, которой она улыбалась всем. Пьер так привык к этой улыбке, так мало она выражала для него, что он не обратил на нее никакого внимания. Тетушка говорила в это время о коллекции табакерок, которая была у покойного отца Пьера, графа Безухого, и показала свою табакерку. Княжна Элен попросила посмотреть портрет мужа тетушки, который был сделан на этой табакерке.
– Это, верно, делано Винесом, – сказал Пьер, называя известного миниатюриста, нагибаясь к столу, чтоб взять в руки табакерку, и прислушиваясь к разговору за другим столом.
Он привстал, желая обойти, но тетушка подала табакерку прямо через Элен, позади ее. Элен нагнулась вперед, чтобы дать место, и, улыбаясь, оглянулась. Она была, как и всегда на вечерах, в весьма открытом по тогдашней моде спереди и сзади платье. Ее бюст, казавшийся всегда мраморным Пьеру, находился в таком близком расстоянии от его глаз, что он своими близорукими глазами невольно различал живую прелесть ее плеч и шеи, и так близко от его губ, что ему стоило немного нагнуться, чтобы прикоснуться до нее. Он слышал тепло ее тела, запах духов и скрып ее корсета при движении. Он видел не ее мраморную красоту, составлявшую одно целое с ее платьем, он видел и чувствовал всю прелесть ее тела, которое было закрыто только одеждой. И, раз увидав это, он не мог видеть иначе, как мы не можем возвратиться к раз объясненному обману.
«Так вы до сих пор не замечали, как я прекрасна? – как будто сказала Элен. – Вы не замечали, что я женщина? Да, я женщина, которая может принадлежать всякому и вам тоже», сказал ее взгляд. И в ту же минуту Пьер почувствовал, что Элен не только могла, но должна была быть его женою, что это не может быть иначе.
Он знал это в эту минуту так же верно, как бы он знал это, стоя под венцом с нею. Как это будет? и когда? он не знал; не знал даже, хорошо ли это будет (ему даже чувствовалось, что это нехорошо почему то), но он знал, что это будет.
Пьер опустил глаза, опять поднял их и снова хотел увидеть ее такою дальнею, чужою для себя красавицею, какою он видал ее каждый день прежде; но он не мог уже этого сделать. Не мог, как не может человек, прежде смотревший в тумане на былинку бурьяна и видевший в ней дерево, увидав былинку, снова увидеть в ней дерево. Она была страшно близка ему. Она имела уже власть над ним. И между ним и ею не было уже никаких преград, кроме преград его собственной воли.
– Bon, je vous laisse dans votre petit coin. Je vois, que vous y etes tres bien, [Хорошо, я вас оставлю в вашем уголке. Я вижу, вам там хорошо,] – сказал голос Анны Павловны.
И Пьер, со страхом вспоминая, не сделал ли он чего нибудь предосудительного, краснея, оглянулся вокруг себя. Ему казалось, что все знают, так же как и он, про то, что с ним случилось.
Через несколько времени, когда он подошел к большому кружку, Анна Павловна сказала ему:

wiki-org.ru

Михайлов, Николай Дмитриевич — Википедия

Никола́й Дми́триевич Миха́йлов (28 марта 1953, Ленинград) — советский и российский общественный деятель, рок-музыкант, саксофонист, флейтист, антрепренёр, один из организаторов Ленинградского рок-клуба и его второй президент.

Биография

Родился 28 марта 1953 года в Ленинграде. «Был октябрёнком, пионером и комсомольцем. С КПСС не сложилось»[1].

Вместе с семьёй переехал в Эстонию и жил в Кохтла-Ярве, откуда по окончании школы вернулся в Ленинград, поступив в 1970 году Ленинградский политехнический институт[2][1].

Всегда интересовавшийся музыкой[2], поэтому параллельно поступил в музыкальную школу им. Римского-Корсакова по классу флейты[1]. Дебютировал на сцене с группой «Радуга», которая играла на танцах в Красном Селе и его окрестностях[2]. Про свой путь путь музыканта написал: «Музыкальный путь традиционен — школьные, армейские и студенческие ВИА»[1].

В течение двух лет заведовал музыкальной частью студенческого театра Политехнического института[1] и даже играл там отдельные роли[2].

Весной 1978 года для постановки спектакля «Слово о полку Игореве» театру понадобился целый электрический состав, для чего к работе были привлечены музыканты группы «Орион». После полугода совместной работы театр и группа пошли разными путями, однако название «Орион» к тому времени попало под запрет, поэтому в начале 1979 года новая группа, в которую и вошёл Михайлов в качестве саксофониста и флейтиста[3], получил название «Пикник». Чуть позже с подачи Михайлова к «Пикнику» присоединился его соученик по музыкальному училищу, флейтист Юрий Данилов. «Пикник» тогда базировался в клубе посёлка Горелово, где работала тогдашняя жена Михайлова[2].

Вместе с Михайловым «Пикник» вступил в организованный в начале 1981 года Ленинградский Рок-клуб[2]. 7 марта группа «Пикник» открывала самый первый концерт Рок-клуба на сцене ЛМДСТ. Вскоре он покидает группу[3]. После этого планировал присоединиться к группе «Тех.помощь», но группа распадается[4]

В сентябре того же года контактного, готового пойти на тактические компромиссы и никак не связанного с подпольным шоу-бизнесом Михайлова избрали во второй совет Рок-клуба, а в 1982 году[1] избрали председателем (президентом)[2].

Став администратором, Михайлов бросил музыку, хотя изредка выступал на клубной сцене с собственными песнями, но нашёл себя в разговорном жанре, регулярно предваряя выступления групп своими остроумными речами[2].

Как отмечал Андрей Бурлака: «в первой половине 80-х, когда партийная номенклатура отчаянно боролась с любыми проявлениями инакомыслия, в том числе увлечением молодёжи рок-музыкой, способность сглаживать конфликты, находить компромиссы, вести разговоры в высоких кабинетах и вообще лавировать между молотом советской власти и наковальней рок-н-ролльной вольницы была бесценной — поэтому Михайлова ещё несколько раз подряд избирали президентом клуба, хотя в 1986 году он чуть было не лишился поста, когда молодые группы, недовольные процветавшими в клубе протекционизмом и вкусовщиной, попытались взять власть в свои руки».[2]

С развитием перестройки Михайлов занимался главным образом установлением контактов с государственными институтами, представителями западного шоу-бизнеса и массмедиа. Он также стал менеджером группы «Игры», с которой выезжал на гастроли по СССР и Европе. Но наступившая перестройка дала и отрицательный результат для рок-клуба. Так, главные «звёзды» рок-клуба, «Кино» и «Алиса», во второй половине 1980-х перебрались в Москву и, более того, рок-музыканты всё больше предпочитали большие концертные площадки рок-клубу[2], который по мере ослабления государственного контроля всё более терял свой первоначальный уникальный статус как единственного места в Ленинграде, где можно было легально исполнять и слушать рок-музыку.

Осенью 1988 года Николай Михайлов фактически закрыл Рок-клуб как объединение независимых музыкантов, создав под крышей ЛМДСТ молодёжный музыкальный центр «Ленинградский Рок-клуб», который в глазах широкой публики стал преемником прежнего рок-клуба[2].

Прослушивание и приём в Рок-клуб новых членов продолжалось, кроме того Михайлов организовал гастроли в Европе нескольких подшефных групп, однако, как отмечает Андрей Бурлака «в целом его влияние на музыкальную жизнь нового Петербурга было незначительным».

К концу 1990-х, несмотря на старания Михайлова, вся активность во дворе исторического особняка на Рубинштейна, 13, сошла на нет[2].

Осенью 2000 года организовал во Дворце спорта «Юбилейный» празднование двадцатилетия Рок-клуба, хотя в программе фестиваля значились главным образом артисты 1990-х, имеющие слабое отношение к этой дате[2].

18 января 2008 в помещении ДК им. Цюрупы на Обводном, участвовал в собрании, обсуждавшем возможность возрождения к жизни Ленинградского Рок-клуба[5].

9 апреля 2008 года в баре «Кислород» принял участие в первой после долгого перерыва пресс-конференции Ленинградского Рок-клуба[6].

Примечания

wiki2.red

Михайлов, Николай Николаевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Михайлов.

Николай Николаевич Миха́йлов (1905—1982) — русский советский прозаик, автор путевых очерков. Лауреат Сталинской премии третьей степени (1948). Предпринял за свою жизнь множество экспедиций и путешествий во все районы СССР.

Биография

Н. Н. Михайлов родился 10 (23) декабря 1905 года в Москве. Первый рассказ (о путешествии на Кавказ) опубликовал в 1927 году. Окончил Московский промышленно-экономический институт (1930), работал в Ташкенте. В 1933 году М. Горький привлёк Михайлова к сотруд­ничеству в журнале «Наши достижения». Объехал почти весь Советский Союз, участвовал в походах и экспедициях на Памир и Тянь-Шань, после войны бывал в зарубежных поездках.

Член Ревизионной комиссии СП СССР (1954—1976).

Н. Н. Михайлов умер 5 марта 1982 года в Москве.

Награды и премии

Сочинения

  • Хан-Тенгри, 1933 — о Тянь-Шаньской высокогорной экспедиции
  • Лицо страны меняет­ся, 1937
  • Наша страна, 1945
  • Земля русская, 1946
  • Над картой Родины, 1947
  • Иду по мери­диану, 1957 — о путешествии «вдогонку за перелётными птицами»
  • Американцы, 1960 (в соавторстве с З. Косенко)
  • Японцы, 1963 (в соавторстве с З. Косенко)
  • Моя Россия, 1966
  • Путешествие к себе // «Новый мир», 1967, № 5
  • Республи­ка янтарная, 1970
  • Чёрствые именины // «Новый мир», 1974, № 2-3 — автобиографическая повесть
  • Круг земной, 1976—1980 — итоговая книга, в которой главы из повести «Чёрствые именины» перемежаются со старыми путевыми очерками автора

Напишите отзыв о статье "Михайлов, Николай Николаевич"

Примечания

Ссылки

Отрывок, характеризующий Михайлов, Николай Николаевич

Через два часа подводы стояли на дворе богучаровского дома. Мужики оживленно выносили и укладывали на подводы господские вещи, и Дрон, по желанию княжны Марьи выпущенный из рундука, куда его заперли, стоя на дворе, распоряжался мужиками.
– Ты ее так дурно не клади, – говорил один из мужиков, высокий человек с круглым улыбающимся лицом, принимая из рук горничной шкатулку. – Она ведь тоже денег стоит. Что же ты ее так то вот бросишь или пол веревку – а она потрется. Я так не люблю. А чтоб все честно, по закону было. Вот так то под рогожку, да сенцом прикрой, вот и важно. Любо!
– Ишь книг то, книг, – сказал другой мужик, выносивший библиотечные шкафы князя Андрея. – Ты не цепляй! А грузно, ребята, книги здоровые!
– Да, писали, не гуляли! – значительно подмигнув, сказал высокий круглолицый мужик, указывая на толстые лексиконы, лежавшие сверху.

Ростов, не желая навязывать свое знакомство княжне, не пошел к ней, а остался в деревне, ожидая ее выезда. Дождавшись выезда экипажей княжны Марьи из дома, Ростов сел верхом и до пути, занятого нашими войсками, в двенадцати верстах от Богучарова, верхом провожал ее. В Янкове, на постоялом дворе, он простился с нею почтительно, в первый раз позволив себе поцеловать ее руку.
– Как вам не совестно, – краснея, отвечал он княжне Марье на выражение благодарности за ее спасенье (как она называла его поступок), – каждый становой сделал бы то же. Если бы нам только приходилось воевать с мужиками, мы бы не допустили так далеко неприятеля, – говорил он, стыдясь чего то и стараясь переменить разговор. – Я счастлив только, что имел случай познакомиться с вами. Прощайте, княжна, желаю вам счастия и утешения и желаю встретиться с вами при более счастливых условиях. Ежели вы не хотите заставить краснеть меня, пожалуйста, не благодарите.
Но княжна, если не благодарила более словами, благодарила его всем выражением своего сиявшего благодарностью и нежностью лица. Она не могла верить ему, что ей не за что благодарить его. Напротив, для нее несомненно было то, что ежели бы его не было, то она, наверное, должна была бы погибнуть и от бунтовщиков и от французов; что он, для того чтобы спасти ее, подвергал себя самым очевидным и страшным опасностям; и еще несомненнее было то, что он был человек с высокой и благородной душой, который умел понять ее положение и горе. Его добрые и честные глаза с выступившими на них слезами, в то время как она сама, заплакав, говорила с ним о своей потере, не выходили из ее воображения.

wiki-org.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *