Юрий гаврилов – Гаврилов, Юрий Васильевич — это… Что такое Гаврилов, Юрий Васильевич?

Новости

Юрий Гаврилов, тренер - Sports.ru

Показывать  Новости Материалы Записи в блогах Фото Видео

Неувядаемый в своём, во многом уникальном, непредсказуемом и утончённом, игровом мышлении, а главное, в каком-то потаённом и неистребимом чувстве позиции на футбольном поле, Диспетчер(и бомбардир!)- Ю.Гаврилов, вновь был востребован в сборной СССР Э.Малофеевым...другое дело, что , как партнёр по атаке, ему явно не подходил, скоростной, но слишком уж примитивный и однообразный Беланов(с треском провалившийся в матче в Дании!), а куда больше подходил бы, скажем, Дуэт: С.Родионов- О.Протасов...

Рейтинг +13

Это было не конкретной победой Бескова над Лобановским, или даже Спартака над киевс.Динамо, а чем-то более значимым- а именно, Победой футбола Комбинационного и Живого над, казалось бы, во-многом уже «непогрешимой» в плане игрового(и тренерского) моделирования, киевской Машиной (в которой целое Созвездие игроков всё-же были, прежде всего, подчинены единой воли «тренерского организма».) И,возможно,именно в той, такой уже далёкой сейчас победе Спартака над киевским Динамо, доказавшей неисчерпаемость комбинационной мысли и творческого начала, и заключалась главная Сокровищница всего Сезона-82

Рейтинг +7

Или он не шутил?

Рейтинг -41

Спартак-1981. Победа этого состава в 1/4 Кубкa СССР над киевским Динамо(3:0) была особенно памятной и знаковой!.. Слева-направо, сидят: Е.Сидоров- А.Калашников- В.Сафроненко- Ю.ГАВРИЛОВ- Ф.ЧЕРЕНКОВ- С.РОДИОНОВ- Б.Поздняков- Г.Морозов. Стоят: С.Швецов- В.Сочнов- В.Самохин- Р.Дасаев- О.Романцев- А.Мирзоян- А.Прудников- С.ШАВЛО- С.Крестененко (на этом фото, по непонятным причинам, отсутствует только Э.Гесс...)

Рейтинг +14

Про незабываемые поединки двух лидеров советского клубного футбола

Рейтинг +39

Юрий Гаврилов после поражения красно-белых от ПАОК (2:3) посетовал на то, что команда не играла в свой футбол.

Рейтинг +74

www.sports.ru

Юрий Васильевич Гаврилов - биография и семья

Биография

В футбольную команду «Искра» попал в семь лет, когда его, играющего с другими детьми на стадионе, заметил руководитель клуба. Начинал на позиции крайнего нападающего. Во время выступлений в любительской лиге был замечен Константином Бесковым и приглашён в «Динамо» Москва. В составе бело-голубых тогда играло много хороших игроков, Маслов, Аничкин, Якубик, Гершкович, Байдачный, Долматов и другие. Пробиться в основной состав было очень трудно, и Гаврилов нечасто выходил на поле.

В 1977 году Бесков, ставший тренером московского «Спартака», пригласил в команду Юрия Гаврилова. Здесь в полной мере раскрылся его комбинационный талант. Гаврилов стал в «Спартаке» ключевым полузащитником, связки Гаврилов-Ярцев, а затем Гаврилов-Родионов составляли фирменный стиль команды. Гаврилов отличался не только точным и своевременным пасом, но и результативной игрой в атаке. В сезоне 1983 года он стал лучшим бомбардиром страны. За свою карьеру в «Спартаке» Гаврилов забил 90 мячей, 10 голов — в сборной страны, вошел в символический Клуб Григория Федотова (140 голов). Многократно входил в список 33 лучших футболистов СССР.

В 1985 году Гаврилову пришло приглашение из венского «Рапида». Бесков на переход согласился и на новый сезон взял в команду Виктора Пасулько на место Гаврилова. Однако за границу Юрия не выпустили: советские футбольные функционеры решили, что «мало сделал для советского футбола».

В итоге, Гаврилов оказался сначала в «Днепре», а затем в московском «Локомотиве».

За границей Гаврилов всё-таки поиграл — в 1988 году он уехал в Финляндию, в клуб ППТ Пори, где провёл два сезона играющим тренером и вернулся в «Локомотив».

Благодаря усилиям Гаврилова команда вышла в финал Кубка СССР 1990 года, однако в финале Гаврилов не играл (в полуфинале с «Динамо» ему сломали ключицу). Команда в итоге проиграла «Динамо» (Киев) с разгромным счётом — 1:6.

В 1992 году, после развала СССР был создан высший дивизион России, куда вместо команд из союзных республик вошло много новых клубов. В один из них — «Асмарал» Гаврилова пригласил всё тот же Бесков — помочь молодой команде.

В 1993 году выступал за Интеррос, где помог стать лучшим бомбардиром команды Алексею Снигирёву.

Гаврилов постоянно продлевал свою карьеру футболиста — уже будучи тренером, он иногда выпускал себя на поле на замену и доиграл до 43-летнего возраста. Часто играл за ветеранов «Спартака» и сборной СССР.

Бескову принадлежит фраза: «Если не знаешь, что делать с мячом, — отдай его Гаврилову».

Достижения

  • Бронзовый призёр Олимпиады-80
  • Чемпион СССР: 1976 (весна), 1979
  • Серебряный призёр чемпионатов СССР: 1980, 1981, 1983, 1984, 1985
  • Бронзовый призёр чемпионатов СССР: 1975, 1982
  • Финалист кубка СССР: 1981
  • Участник чемпионата мира по футболу 1982
  • Лучший бомбардир Чемпионата СССР 1983
  • Член клуба 100 российских бомбардиров (145 голов, 9-е место в списке)
  • Член клуба Григория Федотова (140 голов)
  • В списках 33 лучших футболистов СССР 7 раз, из них № 1 (1979—1981, 1983—1984) — 5 раз, № 2 (1985), № 3 (1978)

people-archive.ru

Ретрофото Юрия Гаврилова - Чемпионат

Очередной выпуск нашей фоторубрики посвящён легендарному спартаковцу Юрию Гаврилову, отмечающему сегодня 63-летие. Именно Юрию Васильевичу великий тренер Константин Бесков посвятил знаменитые слова: «Если не знаешь, что делать с мячом, — отдай его Гаврилову». И действительно, полузащиту красно-белых в то время невозможно было представить без блистательных передач Юрия Гаврилова. Во многом благодаря его нестандартному мышлению и результативным действиям на поле «Спартак» сумел стать чемпионом СССР в 1979-м, спустя всего два сезона после возвращения в высший дивизион отечественного футбола.

В сборной СССР Юрий Васильевич также был системообразующим игроком, сыграв в составе национальной команды 46 матчей. На московской Олимпиаде — 1980 Гаврилов вместе с советской дружиной завоевал бронзовые медали. Блистательную карьеру Юрий Васильевич завершил в 43 (!) года.

Детство. 1957

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Детство у меня было самым обычным — ясли, детский сад и самая обыкновенная общая группа. Родители — простые рабочие. Обыкновенная семья, одна из миллионов.

Чемпионский «Спартак». 1979

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Чемпионская команда, прекрасные игроки. В 1977 году «Спартак» вернулся в высшую лигу нашего футбола и в течение короткого времени сумел решить максимальную задачу.
На фото стоят: Никонов, Калашников, Гесс, Сорокин, Черенков, Прудников, Дасаев, Шавло, Романцев. Сидят: Самохин, Сидоров, Букиевский, Ярцев, я, Хидиятуллин, Мирзоян.

Борьба. 1979

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Плечо в плечо с Вадимом Лосевым из «Крыльев Советов».

Гол немцам. 1979

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Забил мяч в ворота сборной ГДР. Не скажу, что тот гол был особенным и принципиальным для меня, но забивать за сборную всегда приятно.

Олимпийский год. 1980

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Тренировка сборной в Тарасовке в рамках подготовки к московской Олимпиаде.

В раздевалке сборной. 1980

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Не все тренировки были в бутсах. Занятия были разные, для каких-то нужно было обувать кроссовки.

Шахматы с дочкой. 1981

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

В бытность футболистом я имел не так много возможностей видеться с дочкой – постоянные разъезды, игры и тренировки. Потому, когда приезжал домой, всегда старался проводить время с детьми. Жили мы в Сокольниках, рядом с парком, куда ходили гулять. На фото — я, видимо, объясняю дочке правила игры в шахматы. Она тут совсем маленькая. В шахматы я в основном играл на сборах. Между тренировками убивал время таким образом.

Со сборной СССР на чемпионате мира. 1982

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

На фото слева направо: Бессонов, Демьяненко, Боровский, Оганесян, Шенгелия, Сулаквелидзе, я, Блохин, Балтача, Дасаев, Чивадзе. Тогдашня сборная – украинцы, грузины и мы с Дасаевым. Сборная СССР провела хороший турнир, проиграли тогда только бразильцам.

Кубок УЕФА. 1984

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

«Оденсе» — не самая сильная команда в Кубке УЕФА, но ко всем соперникам мы всё равно относились серьёзно.

Против бывшей команды. 1984

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Не скажу, что игра против бывшей команды отличалась принципиальностью. Не было разницы, с кем играть. Это сейчас принято по-особенному настраиваться, а мы тогда ко всем играм относились одинаково серьёзно.

С Олегом Протасовым. 1984

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

В Новогорске, на базе сборной СССР, с Олегом Протасовым. Нельзя сказать, чтобы мы сильно дружили, но отношения были довольно тёплыми и профессиональными. Как и со всеми ребятами. Это в союзном первенстве мы были соперниками, а в сборной – одной командой.

Против минского «Динамо». 1985

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Тогда в нашем первенстве было много серьёзных соперников. На фото — матч с московским «Динамо».

«Шахтёр» — «Спартак». 1985

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

«Шахтёр» чемпионом не был, но менее важным и принципиальным соперником от этого не считался. На все игры должен быть одинаковый настрой, а то, получается, мы себе соперников выбирать должны, что ли?

«Асмарал». 1992

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

Константин Иванович Бесков тогда собрал хорошую команду из скромного «Асмарала» и меня позвал.

Ветераны. 2011

Фото: Из личного архива Юрия Гаврилова

С бывшими футбольными партнёрами мы всегда откликаемся на приглашения поиграть. Тем более что эта фотография с турнира, посвящённого 85-летию Никиты Павловича Симоняна — выдающегося человека.
Ретрофото Никиты Симоняна
Ретрофото Анатолия Бышовца
Ретрофото Валерия Газзаева
Ретрофото Анзора Кавазашвили
Ретрофото Андрея Канчельскиса
Ретрофото Сергея Родионова
Ретрофото Руслана Нигматуллина
Ретрофото Дмитрия Кузнецова
Ретрофото Александра Мостового
Ретрофото Анатолия Исаева
Ретрофото Александра Тарханова
Ретрофото Виктора Онопко
Ретрофото Игоря Чугайнова
Ретрофото Сергея Кирьякова
Ретрофото Вячеслава Чанова
Ретрофото Вениамина Мандрыкина
Ретрофото Сергея Шавло
Ретрофото Станислава Черчесова
Ретрофото Михаила Гершковича


Ретрофото Льва Яшина
Ретрофото Юрия Сёмина
Ретрофото Валентина Иванова
Ретрофото Дмитрия Булыкина
Ретрофото Александра Бородюка
Ретрофото Дениса Бояринцева
Ретро-фото Владимира Маслаченко
Ретрофото Вагиза Хидиятуллина.
Ретрофото Игоря Семшова

www.championat.com

Гаврилов, Юрий Васильевич — Википедия (с комментариями)

Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Гаврилов.

Ю́рий Васи́льевич Гаври́лов (3 мая 1953, посёлок Сетунь, Одинцовский район, Московская область, РСФСР, СССР) — советский и российский футболист, полузащитник, наиболее известен по своим выступлениям за московский «Спартак» и сборную СССР в 1977—1985 годах. Мастер спорта СССР международного класса (1979). Заслуженный мастер спорта России (2007), основатель собственной школы футбола — СК «Святогор» в Москве, а с 2009 года лицензированный футбольный агент.

Биография

В футбольную команду «Искра» попал в семь лет, когда его, играющего с другими детьми на стадионе, заметил руководитель клуба. Начинал на позиции крайнего нападающего. Во время выступлений в любительской лиге был замечен Константином Бесковым и приглашён в «Динамо» Москва. В составе бело-голубых тогда выступало много хороших футболистов, Маслов, Аничкин, Якубик, Гершкович, Байдачный, Долматов и другие. Пробиться в основной состав было очень трудно, и Гаврилов нечасто выходил на поле.

В 1977 году Бесков, ставший тренером московского «Спартака», пригласил Юрия в возрождаемую команду. Гаврилов стал в «Спартаке» ключевым полузащитником, и здесь в полной мере раскрылся его комбинационный талант диспетчера. Связки Гаврилов — Ярцев, а затем Гаврилов — Родионов составляли фирменный стиль команды. Действуя из глубины поля, Гаврилов отдавал своевременные и остроумные пасы (как правило — вперед, вразрез), настолько удобные для адресата, что тому оставалось лишь пробить мимо вратаря[1]. Гаврилов не только отличался точным пасом, но и результативной игрой в атаке. В 1981 году он забил 21 мяч, а в 1983 с 18 голами стал лучшим бомбардиром чемпионата. Всего за свою карьеру в «Спартаке» Гаврилов забил 90 мячей, 10 голов — в сборной страны, вошёл в символический Клуб Григория Федотова (140 голов). Он многократно входил в список 33 лучших футболистов СССР.

В 1985 году Гаврилову пришло приглашение из венского «Рапида». Однако Гаврилов оказался сначала в «Днепре», а затем в московском «Локомотиве».

За границей Гаврилов всё-таки поиграл — в 1988 году он уехал в Финляндию, в клуб ППТ Пори, где провёл два сезона играющим тренером и вернулся в «Локомотив».

Благодаря усилиям Гаврилова команда вышла в финал Кубка СССР 1990 года, однако в финале Гаврилов не играл (в полуфинале с «Динамо» ему сломали ключицу). Команда в итоге проиграла «Динамо» (Киев) с разгромным счётом — 1:6.

В 1992 году, после развала СССР был создан высший дивизион России, куда вместо команд из союзных республик вошло много новых клубов. В один из них — «Асмарал» Гаврилова пригласил всё тот же Бесков — помочь молодой команде.

В 1993 году выступал за «Интеррос», где помог стать лучшим бомбардиром команды Алексею Снигирёву.

Гаврилов постоянно продлевал свою карьеру футболиста — уже будучи тренером, он иногда выпускал себя на поле на замену и доиграл до 43-летнего возраста. Часто играл за ветеранов «Спартака» и сборной СССР.

Достижения

  • Бронзовый призёр Олимпийских игр: 1980
  • Чемпион СССР: 1976 (весна), 1979
  • Серебряный призёр чемпионатов СССР: 1980, 1981, 1983, 1984, 1985
  • Бронзовый призёр чемпионатов СССР: 1975, 1982
  • Финалист Кубка СССР: 1981
  • Чемпион Спартакиады народов СССР 1979 года в составе сборной Москвы
  • Участник чемпионата мира по футболу 1982
  • Лучший бомбардир Чемпионата СССР 1983
  • Член Клуба 100 российских бомбардиров (145 голов, 10-е место в списке)
  • Член Клуба Григория Федотова (141 гол)
  • В списках 33 лучших футболистов СССР 7 раз, из них № 1 (1979—1981, 1983—1984) — 5 раз, № 2 (1985), № 3 (1978)

Цитаты

Николай Старостин, «Футбол сквозь годы»:

Между прочим, один из лучших футболистов 80-х годов спартаковец Ю. Гаврилов, тоже прирожденный распасовщик, был наделен такой же интуицией, всегда старался найти в передаче того партнера, у кого игра хорошо идет, кому попало он мяч не доверял.

Константину Бескову принадлежит фраза: «Если не знаешь, что делать с мячом, — отдай его Гаврилову».

Напишите отзыв о статье "Гаврилов, Юрий Васильевич"

Ссылки

  • [footballfacts.ru/players/7129 Профиль на сайте FootballFacts.ru]
  • [www.rusteam.permian.ru/players/gavrilov.html Профиль на сайте «Сборная России по футболу»]
  • [spartak.com/main/team/first/1650 Профиль на официальном сайте ФК «Спартак» (Москва)] (рус.)
  • [www.klisf.info/inter/ek/gamer278.htm Статистика игр в еврокубках]

Примечания

  1. [www.sports.ru/tags/3046563.html?type=dossier Юрий Гаврилов: досье — Футбол — Sports.ru]

Отрывок, характеризующий Гаврилов, Юрий Васильевич

– Да, сгорела, говорят, – сказал он. – Это очень жалко, – и он стал смотреть вперед, пальцами рассеянно расправляя усы.
– А ты встретилась с графом Николаем, Мари? – сказал вдруг князь Андрей, видимо желая сделать им приятное. – Он писал сюда, что ты ему очень полюбилась, – продолжал он просто, спокойно, видимо не в силах понимать всего того сложного значения, которое имели его слова для живых людей. – Ежели бы ты его полюбила тоже, то было бы очень хорошо… чтобы вы женились, – прибавил он несколько скорее, как бы обрадованный словами, которые он долго искал и нашел наконец. Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого.
– Что обо мне говорить! – сказала она спокойно и взглянула на Наташу. Наташа, чувствуя на себе ее взгляд, не смотрела на нее. Опять все молчали.
– Andre, ты хоч… – вдруг сказала княжна Марья содрогнувшимся голосом, – ты хочешь видеть Николушку? Он все время вспоминал о тебе.
Князь Андрей чуть заметно улыбнулся в первый раз, но княжна Марья, так знавшая его лицо, с ужасом поняла, что это была улыбка не радости, не нежности к сыну, но тихой, кроткой насмешки над тем, что княжна Марья употребляла, по ее мнению, последнее средство для приведения его в чувства.
– Да, я очень рад Николушке. Он здоров?

Когда привели к князю Андрею Николушку, испуганно смотревшего на отца, но не плакавшего, потому что никто не плакал, князь Андрей поцеловал его и, очевидно, не знал, что говорить с ним.
Когда Николушку уводили, княжна Марья подошла еще раз к брату, поцеловала его и, не в силах удерживаться более, заплакала.
Он пристально посмотрел на нее.
– Ты об Николушке? – сказал он.
Княжна Марья, плача, утвердительно нагнула голову.
– Мари, ты знаешь Еван… – но он вдруг замолчал.
– Что ты говоришь?
– Ничего. Не надо плакать здесь, – сказал он, тем же холодным взглядом глядя на нее.

Когда княжна Марья заплакала, он понял, что она плакала о том, что Николушка останется без отца. С большим усилием над собой он постарался вернуться назад в жизнь и перенесся на их точку зрения.
«Да, им это должно казаться жалко! – подумал он. – А как это просто!»
«Птицы небесные ни сеют, ни жнут, но отец ваш питает их», – сказал он сам себе и хотел то же сказать княжне. «Но нет, они поймут это по своему, они не поймут! Этого они не могут понимать, что все эти чувства, которыми они дорожат, все наши, все эти мысли, которые кажутся нам так важны, что они – не нужны. Мы не можем понимать друг друга». – И он замолчал.

Маленькому сыну князя Андрея было семь лет. Он едва умел читать, он ничего не знал. Он многое пережил после этого дня, приобретая знания, наблюдательность, опытность; но ежели бы он владел тогда всеми этими после приобретенными способностями, он не мог бы лучше, глубже понять все значение той сцены, которую он видел между отцом, княжной Марьей и Наташей, чем он ее понял теперь. Он все понял и, не плача, вышел из комнаты, молча подошел к Наташе, вышедшей за ним, застенчиво взглянул на нее задумчивыми прекрасными глазами; приподнятая румяная верхняя губа его дрогнула, он прислонился к ней головой и заплакал.
С этого дня он избегал Десаля, избегал ласкавшую его графиню и либо сидел один, либо робко подходил к княжне Марье и к Наташе, которую он, казалось, полюбил еще больше своей тетки, и тихо и застенчиво ласкался к ним.
Княжна Марья, выйдя от князя Андрея, поняла вполне все то, что сказало ей лицо Наташи. Она не говорила больше с Наташей о надежде на спасение его жизни. Она чередовалась с нею у его дивана и не плакала больше, но беспрестанно молилась, обращаясь душою к тому вечному, непостижимому, которого присутствие так ощутительно было теперь над умиравшим человеком.

Князь Андрей не только знал, что он умрет, но он чувствовал, что он умирает, что он уже умер наполовину. Он испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной и странной легкости бытия. Он, не торопясь и не тревожась, ожидал того, что предстояло ему. То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, теперь для него было близкое и – по той странной легкости бытия, которую он испытывал, – почти понятное и ощущаемое.
Прежде он боялся конца. Он два раза испытал это страшное мучительное чувство страха смерти, конца, и теперь уже не понимал его.
Первый раз он испытал это чувство тогда, когда граната волчком вертелась перед ним и он смотрел на жнивье, на кусты, на небо и знал, что перед ним была смерть. Когда он очнулся после раны и в душе его, мгновенно, как бы освобожденный от удерживавшего его гнета жизни, распустился этот цветок любви, вечной, свободной, не зависящей от этой жизни, он уже не боялся смерти и не думал о ней.
Чем больше он, в те часы страдальческого уединения и полубреда, которые он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему начало вечной любви, тем более он, сам не чувствуя того, отрекался от земной жизни. Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнию. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без любви стоит между жизнью и смертью. Когда он, это первое время, вспоминал о том, что ему надо было умереть, он говорил себе: ну что ж, тем лучше.
Но после той ночи в Мытищах, когда в полубреду перед ним явилась та, которую он желал, и когда он, прижав к своим губам ее руку, заплакал тихими, радостными слезами, любовь к одной женщине незаметно закралась в его сердце и опять привязала его к жизни. И радостные и тревожные мысли стали приходить ему. Вспоминая ту минуту на перевязочном пункте, когда он увидал Курагина, он теперь не мог возвратиться к тому чувству: его мучил вопрос о том, жив ли он? И он не смел спросить этого.

Болезнь его шла своим физическим порядком, но то, что Наташа называла: это сделалось с ним, случилось с ним два дня перед приездом княжны Марьи. Это была та последняя нравственная борьба между жизнью и смертью, в которой смерть одержала победу. Это было неожиданное сознание того, что он еще дорожил жизнью, представлявшейся ему в любви к Наташе, и последний, покоренный припадок ужаса перед неведомым.
Это было вечером. Он был, как обыкновенно после обеда, в легком лихорадочном состоянии, и мысли его были чрезвычайно ясны. Соня сидела у стола. Он задремал. Вдруг ощущение счастья охватило его.
«А, это она вошла!» – подумал он.
Действительно, на месте Сони сидела только что неслышными шагами вошедшая Наташа.
С тех пор как она стала ходить за ним, он всегда испытывал это физическое ощущение ее близости. Она сидела на кресле, боком к нему, заслоняя собой от него свет свечи, и вязала чулок. (Она выучилась вязать чулки с тех пор, как раз князь Андрей сказал ей, что никто так не умеет ходить за больными, как старые няни, которые вяжут чулки, и что в вязании чулка есть что то успокоительное.) Тонкие пальцы ее быстро перебирали изредка сталкивающиеся спицы, и задумчивый профиль ее опущенного лица был ясно виден ему. Она сделала движенье – клубок скатился с ее колен. Она вздрогнула, оглянулась на него и, заслоняя свечу рукой, осторожным, гибким и точным движением изогнулась, подняла клубок и села в прежнее положение.
Он смотрел на нее, не шевелясь, и видел, что ей нужно было после своего движения вздохнуть во всю грудь, но она не решалась этого сделать и осторожно переводила дыханье.
В Троицкой лавре они говорили о прошедшем, и он сказал ей, что, ежели бы он был жив, он бы благодарил вечно бога за свою рану, которая свела его опять с нею; но с тех пор они никогда не говорили о будущем.
«Могло или не могло это быть? – думал он теперь, глядя на нее и прислушиваясь к легкому стальному звуку спиц. – Неужели только затем так странно свела меня с нею судьба, чтобы мне умереть?.. Неужели мне открылась истина жизни только для того, чтобы я жил во лжи? Я люблю ее больше всего в мире. Но что же делать мне, ежели я люблю ее?» – сказал он, и он вдруг невольно застонал, по привычке, которую он приобрел во время своих страданий.
Услыхав этот звук, Наташа положила чулок, перегнулась ближе к нему и вдруг, заметив его светящиеся глаза, подошла к нему легким шагом и нагнулась.
– Вы не спите?
– Нет, я давно смотрю на вас; я почувствовал, когда вы вошли. Никто, как вы, но дает мне той мягкой тишины… того света. Мне так и хочется плакать от радости.
Наташа ближе придвинулась к нему. Лицо ее сияло восторженною радостью.
– Наташа, я слишком люблю вас. Больше всего на свете.
– А я? – Она отвернулась на мгновение. – Отчего же слишком? – сказала она.
– Отчего слишком?.. Ну, как вы думаете, как вы чувствуете по душе, по всей душе, буду я жив? Как вам кажется?
– Я уверена, я уверена! – почти вскрикнула Наташа, страстным движением взяв его за обе руки.
Он помолчал.
– Как бы хорошо! – И, взяв ее руку, он поцеловал ее.
Наташа была счастлива и взволнована; и тотчас же она вспомнила, что этого нельзя, что ему нужно спокойствие.
– Однако вы не спали, – сказала она, подавляя свою радость. – Постарайтесь заснуть… пожалуйста.
Он выпустил, пожав ее, ее руку, она перешла к свече и опять села в прежнее положение. Два раза она оглянулась на него, глаза его светились ей навстречу. Она задала себе урок на чулке и сказала себе, что до тех пор она не оглянется, пока не кончит его.
Действительно, скоро после этого он закрыл глаза и заснул. Он спал недолго и вдруг в холодном поту тревожно проснулся.

wiki-org.ru

Юрий Васильевич Гаврилов - это... Что такое Юрий Васильевич Гаврилов?

Ю́рий Васи́льевич Гаври́лов (3 мая 1953, посёлок Сетунь, Одинцовский район, Московская область) — советский и российский футболист, полузащитник — легенда московского «Спартака». Мастер спорта международного класса. Заслуженный мастер спорта России (2007).

Биография

В футбольную команду «Искра» попал в 7 лет, когда его, играющего с другими детьми на стадионе, заметил руководитель клуба. Начинал на позиции крайнего нападающего. Во время выступлений в любительской лиге был замечен Константином Бесковым и приглашён в «Динамо» Москва. В составе бело-голубых тогда играло много хороших игроков, Маслов, Аничкин, Якубик, Гершкович, Байдачный, Долматов и другие. Пробиться в основной состав было очень трудно, и Гаврилов нечасто выходил на поле.

В 1977 году Бескова пригласили тренировать «Спартак» Москва, и он взял с собой Юрия Гаврилова, на котором практически построил будущую команду, переведя его на позицию полузащитника, где полностью раскрылся талант футболиста. Спартаковские связки Гаврилов-Ярцев и чуть позже Гаврилов-Родионов, не только составляли фирменный стиль команды, но и являются одними из лучших в нашем футболе. Кроме своих точных пасов, Гаврилов запомнился болельщикам не менее точными ударами. Дважды он становился лучшим бомбардиром страны и вошёл в клуб Григория Федотова со 140 голами. Он был сердцем команды, молодые партнёры, такие как Фёдор Черенков многому научились у него.

В 1985 году Гаврилову пришло приглашение из венского «Рапида». Бесков на переход согласился и на новый сезон взял в команду Виктора Пасулько на место Гаврилова. Однако за границу Юрия не выпустили: советские футбольные функционеры решили, что «мало сделал для советского футбола».

В итоге, Гаврилов оказался сначала в «Днепре», а затем в московском «Локомотиве».

За границей Гаврилов всё-таки поиграл — в 1988 году он уехал в Финляндию, в клуб ППТ Пори, где провёл два сезона играющим тренером и вернулся в «Локомотив».

Благодаря усилиям Гаврилова команда вышла в финал Кубка СССР 1990, однако в финале Гаврилов не играл (в полуфинале с «Динамо» ему сломали ключицу). Команда в итоге проиграла «Динамо» (Киев) с разгромным счетом — 1:6.

В 1992 году, после развала СССР был создан высший дивизион России, куда вместо команд из союзных республик вошло много новых клубов. В один из них — «Асмарал» Гаврилова пригласил всё тот же Бесков — помочь молодой команде.

В 1993 выступал за Интеррос, где помог стать лучшим бомбардиром команды Алексею Снигиреву.

Юрий Васильевич постоянно продлевал свою карьеру футболиста — уже будучи тренером, он иногда выпускал себя на поле на замену и доиграл до 43-летнего возраста. Часто играл за ветеранов «Спартака» и сборной СССР.

Бескову принадлежит фраза: «Если не знаешь, что делать с мячом, — отдай его Гаврилову».

Достижения

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Гаврилов, Юрий Васильевич — WiKi

В футбольную команду «Искра» попал в семь лет, когда его, играющего с другими детьми на стадионе, заметил руководитель клуба. Начинал на позиции крайнего нападающего. Во время выступлений в любительской лиге был замечен Константином Бесковым и приглашён в «Динамо» Москва. В составе бело-голубых тогда выступало много хороших футболистов: Маслов, Аничкин, Якубик, Гершкович, Байдачный, Долматов и другие. Пробиться в основной состав было очень трудно, и Гаврилов нечасто выходил на поле.

Первым сезоном для Гаврилова, когда он смог проявить себя, стал 1975 год. В тот год он помог «Динамо» завоевать бронзовые медали, выступая на месте диспетчера, забил 3 мяча. Однако уже в следующем году, с приглашением в команду Максименкова и Минаева, которые также претендовали на позицию диспетчера на поле, конкуренция за место в составе обострилась. Гаврилов эту конкуренцию не выдержал, но причина была не в игровых качествах — в 1976 году он получил травму седалищного нерва, из-за которой практически весь сезон лечился[1].

В 1977 году Бесков, ставший тренером московского «Спартака», пригласил Гаврилова, который стал в команде ключевым полузащитником, раскрылся его комбинационный талант диспетчера. Связки Гаврилов — Ярцев, а затем Гаврилов — Родионов составляли фирменный стиль команды. Действуя из глубины поля, Гаврилов отдавал своевременные и остроумные пасы (как правило — вперед, вразрез), настолько удобные для адресата, что тому оставалось лишь пробить мимо вратаря[2]. Гаврилов не только отличался точным пасом, но и результативной игрой в атаке. В 1981 году он забил 21 мяч, а в 1983 с 18 голами стал лучшим бомбардиром чемпионата. Всего за свою карьеру в «Спартаке» Гаврилов забил 90 мячей, 10 голов — в сборной страны, вошёл в символический Клуб Григория Федотова (140 голов). Он многократно входил в список 33 лучших футболистов СССР.

В 1985 году Гаврилову пришло приглашение из венского «Рапида». Бесков дал согласие на переход футболиста, но Спорткомитет СССР не разрешил это сделать. В итоге Гаврилов оказался в «Днепре». По взаимной договоренности провел в команде только сезон, после чего вернулся в Москву. В 1987 году выступал в московском «Локомотиве» в первой лиге.

В 1988 году играл в Финляндии, в клубе ППТ Пори, где провёл два сезона играющим тренером и вернулся в «Локомотив». Благодаря усилиям Гаврилова команда вышла в финал Кубка СССР 1990 года, однако в финале Гаврилов не играл (в полуфинале с «Динамо» ему сломали ключицу). Команда в итоге проиграла «Динамо» (Киев) с разгромным счётом — 1:6.

В 1992 году, после распада СССР, был создан высший дивизион России, куда вместо команд из союзных республик вошло много новых клубов. В один из них — «Асмарал» Гаврилова пригласил всё тот же Бесков — помочь молодой команде.

В 1993 году выступал за «Интеррос», где помог стать лучшим бомбардиром команды Алексею Снигирёву.

Гаврилов постоянно продлевал свою карьеру футболиста — уже будучи тренером, он иногда выпускал себя на поле на замену и доиграл до 43-летнего возраста. Часто играл за ветеранов «Спартака» и сборной СССР.

Николай Старостин, «Футбол сквозь годы»:

Между прочим, один из лучших футболистов 80-х годов спартаковец Ю. Гаврилов, тоже прирожденный распасовщик, был наделен такой же интуицией, всегда старался найти в передаче того партнера, у кого игра хорошо идет, кому попало он мяч не доверял.

Константину Бескову принадлежит фраза: «Если не знаешь, что делать с мячом, — отдай его Гаврилову».

ru-wiki.org

Юрий Гаврилов

3 мая празднует день рождения Юрий Гаврилов, оставивший яркий след в двух московских клубах. Но его имя прочно ассоциируется только с одним из них — «Спартаком».

«Я жил в Подмосковье рядом со стадионом в Сетуни, — вспоминает Гаврилов, — и из окна своей квартиры мог наблюдать матчи местных команд. И в футбол я играл здесь же лет с семи, с утра и до вечера, когда был свободен от учёбы. Команды мастеров видел редко, да и то в основном по телевизору. Ведь пока из Сетуни доберёшься до Лужников да потом обратно, полдня уйдёт».

Там же, возле дома, Гаврилов играл за «Искру», параллельно довольно прилично занимаясь хоккеем. Ему даже рекомендовали переключиться окончательно на ледовую игру, но футбол привлекал Юрия Васильевича больше. Счастливый случай помог попасть ему в «Динамо», но там пробиться в основной состав он не смог. По воспоминаниям тогдашнего наставника «Динамо» Константина Бескова, слишком много недостатков было у начинающего футболиста Юрия Гаврилова. По сути, к Константину Ивановичу пришёл талантливый, но не очень хорошо обученный игрок.

Пять лет в «Динамо» Гаврилов учился, как относиться к собственному организму, как играть в обороне и многому другому.

«Я никогда не курил, — говорит Гаврилов. — Теперь насчёт выпивки. Я благодарен опытным динамовским мастерам, которые помогли мне закрепиться в большом футболе. Аничкин, Маслов, Зыков аскетами не были, позволяли себе расслабиться, но — зная в этом меру. Они сумели внушить мне простую мысль: спортсмен сам должен заботиться о состоянии своего организма. И я привык соблюдать меру, чётко контролировать себя».

Гаврилов играл почти до 50 лет, всё никак не мог наиграться. Стоит, правда, заметить, что на протяжении всей карьеры травмы обходили Юрия Васильевича стороной.

«С опытом я стал чувствовать в себе некоторый дар предвидения: я предугадывал действия противостоящего мне защитника и успевал отдать пас до того, как соперник вступал со мной в жёсткую борьбу. И потом, не надо все беды валить на защитников. В моё время болельщики называли грубиянами Никулина, Новикова, позже — Ковтуна. Между тем это классные футболисты, настоящие бойцы, и сознательно зла они никому не причиняли. Они не всегда успевали на перехват, порой попадали по ногам, чересчур жёстко работали в корпус. Но большая часть травм у форвардов случается не из-за защитников, а по собственной вине. Кто-то недорабатывает на занятиях по общефизической подготовке. Кто-то обладает отличной реакцией, взрывной силой, но недостаточно эластичными связками. Недоразмялся перед тренировкой, побежал, резко развернулся — вот и «полетели» связки. Скажем, и я, и Сергей Родионов играли против одних и тех же защитников, но я травм почти не получал, а Сергей, бывало, не вылезал из лазарета», — объясняет Юрий Васильевич своё спортивное долголетие.

Но вернёмся к «Динамо». Так бы, наверное, Гаврилов и не пробился в состав бело-голубых, поэтому он с лёгкостью принял предложение Бескова, к тому моменту возглавившего опустившийся в первую лигу «Спартак». Именно там, где скорости поменьше и класс пониже, Юрий Васильевич завершил своё футбольное образование и в высшую лигу вернулся уже состоявшимся мастером.

Именно вокруг него Бесков построил новую команду, которая выиграла чемпионат СССР в 1979 году. Через Юрия Васильевича шла вся игра в центре поля. Тогда-то и родилась фраза Бескова «Если не знаешь, что делать с мячом, — отдай его Гаврилову».

Под конец карьеры Юрий Васильевич поиграл в Финляндии, затем был играющим тренером у Бескова в «Асмарале». Но вот самостоятельная тренерская карьера у Гаврилова не задалась. Он пробовал свои силы в Молдавии, Новосибирске, даже тренировал сборную Конго, однако особых успехов нигде не добился. Недолго он проработал с дублем «Торпедо-Металлург».

Сейчас Юрий Васильевич тренирует ветеранов, да и сам регулярно выходит на поле. И в свои годы играет просто замечательно!

Юрий Васильевич Гаврилов
Родился 3 мая 1953 года в Сетуни, Московская область (ныне – район Москвы).
Клубная карьера: «Искра» Москва (1970-1971), «Динамо» Москва (1972-1977), «Спартак» Москва (1977-1985), «Днепр» Днепропетровск (1986), «Локомотив» Москва (1987, 1990), ППТ Финляндия (1988-1989), «Асмарал» Москва (1991-1992), «Пресня» Москва (1992), «Интеррос» Москва (1993), «Сатурн» Раменское (1994), «Агро» Кишинёв, Молдавия (1995-1996), «Спуманте» Крикова, Молдавия (1996), «Орбита» (2002).
Достижения: чемпион СССР (1976, весна, 1979), бронзовый призёр чемпионата СССР (1975), финалист Кубка СССР (1981), лучший бомбардир чемпионата СССР (1981, 1983), член клуба 100 российских бомбардиров (142 гола).
Тренерская карьера: главный тренер клуба «Агро» Кишинёв, Молдавия (1996), главный тренер клуба «Конструкторул» Кишинёв, Молдавия (1996-1997), главный тренер клуба «Чкаловец-Олимпик» Новосибирск (2000), главный тренер сборной ДР Конго (2001), главный тренер клуба «Мострансгаз» (2002), тренер дубля клуба «Торпедо-Металлург» Москва (2003), главный тренер Клуба ветеранов футбола «Столица» (2005-…).
За сборную СССР провёл 46 матчей, забил 10 голов. За олимпийскую сборную СССР сыграл 5 матчей, забил 3 гола. Бронзовый призёр Олимпиады 1980 года. Участник чемпионата мира 1982 года.

sporteveryday.info

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о