Сметанин андрей вратарь – Андрей Сметанин: «Робсон отвечает: «Нет, это я черный!». Олег Романцев чуть сигарету не съел» — Чемпионат России 2015-2016 — Футбол

Новости

Содержание

Сметанин Андрей: биография голкипера

Сметанин Андрей — российский футбольный вратарь. Начал свою карьеру еще в СССР. Наибольшую популярность приобрел, выступая в составе московского «Динамо». В настоящее время занимает руководящий пост в структуре мини-футбольного клуба «Динамо».

Детство вратаря

Сметанин Андрей родился 21 июня в 1969 года в Перми. В раннем детстве с подачи отца увлекся футболом и поступил в местную спортивную школу. Первые шаги в большом футболе делал в составе местной «Звезды». Впервые вышел на поле в 1986 году, в 17 лет. На тот момент команда под руководством заслуженного тренера РСФСР Виктора Слесарева выступала во Второй лиге.

Сметанин Андрей за два сезона провел за «Звезду» 20 матчей, став одним из основных голкиперов клуба. В 86-м году команда завоевала бронзовые медали, а в 87-м одержала победу во второй лиге, отправившись на повышение в классе. В тот год «Звезда» пропустил в 42 матчах всего 18 мячей. Львиная заслуга в этом и вратаря Сметанина.

Правда, он с командой в первую союзную лигу уже не отправился. Андрей получил заманчивое предложение из столицы.

В Москву

В 1987 Сметанин Андрей попал на карандаш скаутам столичного «Динамо» и в том же сезоне оказался в стане «бело-голубых». Команда на тот момент выступала в элите советского футбола, но играла с переменным успехом. Например, в 88-м году заняла только 10-е место в первенстве СССР, не попав в еврокубки.

Качественно лучше удалось выступить в 1990 году. «Динамовцы» выиграли половину из 24 матчей и завоевали бронзовые медали. К тому времени все чаще попадал в стартовый состав Сметанин Андрей. Футболист всего в чемпионате СССР провел 13 матчей, в которых пропустил 24 мяча.

В первенстве России

После распада Советского Союза многие футболисты решили попытать счастье за рубежом. Но в их число не попал Сметанин Андрей. Футболист, биография которого практически полностью связана с «Динамо», остался в клубе.

В новейшей истории российского футбола первой половины 90-х годов Сметанин — основной вратарь «бело-голубых».

В 1992 году команда всерьез боролась за победу в первом чемпионате России. «Динамовцы» заняли первое место на предварительном этапе. Однако в борьбе за медали выиграли только 6 матчей из 14, благодаря чему заняли третье место. Серебро у владикавказского «Спартака», а золото завоевал «Спартак» московский.

В 93-м году «бело-голубые» вновь третьи, на этот раз вместе со столичным «Спартаком» их обошел волгоградский «Ротор». В 94-м команда выступает еще успешнее и завоевывает серебряные медали. Правда, чемпиону-«Спартаку» уступает целых 11 очков на финише.

В 95-м динамовцы оказываются за бортом медального зачета, только на 4-м месте. Зато Сметанин добивается индивидуального признания — по итогам сезона он попадает в число 33 лучших игроков чемпионата. Среди вратарей у него почетная бронза. Впереди Сергей Овчинников из столичного «Локомотива» и страж ворот владикавказского «Спартака-Алании» Заур Хапов.

В 96-м «Динамо» снова четвертое, а Сметанин вновь в числе лучших голкиперов, на этот раз уступив первенство только Овчинникову. 1997-й стал последним для Сметанина в стане бело-голубых, после его окончания он покинул команду, согласившись на предложение московского «Спартака».

Таким образом, играя за «Динамо», он провел 120 матчей, в которых пропустил 128 мячей. Трижды выигрывал бронзовые медали (последний раз в 97-м), один раз выигрывал серебро и стал обладателем кубка России в 1995-м.

Чемпион России

В 1998 году Сметанин Андрей — футболист, фото которого на тот момент украшало страницы спортивных газет, переходит в московский «Спартак». С этой командой он, наконец, борется всерьез за чемпионство. Печально только одно, делает он это чаще всего со скамейки запасных.

29-летний Сметанин рассчитывал потеснить голкипера красно-белых Александра Филимонова, но последний поводов практически не давал.

В итоге пермский голкипер дважды стал чемпионом России — в 1999 и 2000 годах. Но при этом провел во всех турнирах за «Спартак» всего 14 матчей, в которых пропустил 11 голов. Хороший показатель, но недостаточный, чтобы стать вратарем № 1 в лучшей команде страны. По итогам 2001 года, проведя три сезона за спиной у Филимонова, Сметанин решает искать новый клуб.

В первый дивизион

Причем, как это ни печально для голкипера, пока он сидел на скамейке «Спартака», значительно растерял свои кондиции и после трех лет в тени Филимонова уже не воспринимался как один из лучших вратарей страны.

В итоге перейти удается только в команду-дебютанта высшей лиги. Сметанин переезжает в саратовский «Сокол». Здесь он выступает два сезона. И если в 2001 году саратовцы добились лучшего результата в своей истории — заняли 8-е место, то в 2002-м, одержав всего 5 побед в 30 матчах, вылетели в Первый дивизион с последнего места. При этом Сметанин не был основным вратарем. Всего провел 19 матчей, в которых пропустил 24 мяча.

Причем 2002 год он заканчивал уже в другой команде — астраханском «Волгаре». За второй круг он отыграл 14 игр, пропустил 19 мячей и позволил команде сохранить прописку в Первом дивизионе.

2003 год Сметанин начал в московском «Титане», выступавшем во Втором дивизионе, затем поиграл за екатеринбургский «Урал», ижевский «Газовик-Газпром» и подмосковную команду «Лобня-Алла».

Окончил карьеру в 2006 году. После этого в течение нескольких лет трудился спортивным функционером в структуре мини-футбольного клуба «Динамо-2». В настоящее время работает тренером в детско-юношеской школе «Юность Москвы», в которой готовят футболистов для московского «Спартака».

Женат. Однако о своей частной жизни не распространяется, журналистам никаких подробностей никогда не рассказывает.

fb.ru

Андрей Сметанин. Матчасть Спартака

Андрей Сметанин: «Реальный пацан. Ошибок по жизни не совершаю»

Советский Спорт, 1 ноября 2014 года
Количество просмотров: 1238

Кто не помнит его, богатыря земли русской? Как забыть эту мощь, умноженную на 190 сантиметров роста и сдобренную обаятельной улыбкой? В лихие 1990‑е – титан вратарского цеха, человек-глыба! А еще он потрясающий собеседник – словами играет, будто мячами жонглирует.

«ЧТО ЖИЗНЬ ДАЕТ, ТО И НАДО ДЕЛАТЬ»

– Вы раньше говорили: «Тренерское дело – не мое. Не вижу себя тренером – ни с командами, ни с вратарями. Не тянет». А сейчас тренируете.

– Это я говорил, когда мне в мини-футбольном «Динамо-2» предложили пост генерального директора. Естественно, тогда тренировать не хотелось. Занимался другими делами – организационными.
Думал – серьезный проект, клуб будет только расти. А получилось, как обычно – калиф на час. Сыграли три сезона, вышли в суперлигу, заняли там восьмое место, и деньги закончились. В 2010 году команда приказала долго жить.

Я два года работу искал, ничего не получалось. Пока не предложили место в Мос-комспорте – в системе «Юность Москвы». Команда называется «Спартак-2». Занимаюсь с вратарями. У нас все возрасты с 1997 по 2009 год – больше 20 человек. И уже хотим посмотреть 2010‑й. Саша Ширко позвонил: «Глянешь моего?». Как другу откажешь?

– Новых Митрюшкиных ждать?

– Не знаю, как Митрюшкины, но Сметанины должны быть.

– Нравится тренировать?

– Если бы не нравилось – не работал бы. Что жизнь дает, то и надо делать. Поработать во взрослом футболе? Опять же можно сказать: нет желания, не хочу. Зачем? Если поступит предложение – рассмотрю. Но сейчас не до этого. Целый день с ребятами отзанимаюсь, приду домой полдесятого – и больше ничего не надо. Поспать бы – а с утра по новой.

Андрей Сметанин — с Кубком России. Фото Игоря Уткина

«КРАСНОПУЗЫЙ»

– Сами как отвечаете на вопрос – вы динамовец или спартаковец?

– Я советский, российский вратарь, который родился в Перми и играл за местную «Звезду».

– Ушли от ответа.

– А я на него никогда и не отвечал.

– Разве? Было несколько любопытных цитат по этому поводу. Например: «Даже когда я был в «Спартаке», всегда оставался динамовцем».

– Это когда я в «Динамо-2» работал. Все мои интервью президент клуба проверял – он и подкорректировал.

– Другой факт: «Когда я был маленький, наклеивал в тетрадку разные вырезки из газет. И, открыв тетрадь, увидел, что все они посвящены только «Спартаку».

– Ехал на интервью и думал – спросите или нет?

– Считайте, спросили.

 

Андрей СМЕТАНИН

Родился 21 июня 1969 года в Перми.

Вратарь.

Карьера: выступал за пермскую «Звезду» (1986–1987), московские «Динамо» (1987–1991) и «Спартак» (1998–2001), «Сокол» (2001–2002), «Волгарь-Газпром» (2002), московский «Титан» (2003), «Урал» (2003–2005), «Газовик-Газпром» (2005), «Лобню-Алла» (2006). В чемпионатах СССР и России сыграл 162 матча (пропустил 163 мяча).

Достижения: обладатель Кубка России (1995), чемпион России (1998–2000).

Сейчас – тренер вратарей в «Спартаке-2».

 

– Я в 2012 году дома был, маму хоронил, царствие ей небесное. И решил эту тетрадку найти. Не нашел. Но помню, там действительно в основном спартаковские вырезки были. Просто в Перми в то время одна газета была – «Звезда». И чаще всего там про «Спартак» писали. Не то что бы я болел за красно-белых. Мне все команды в чемпионате СССР нравились. И «Памир», и «Пахтакор»…

– Как вас болельщики между собой делят?

– Нормально. Подходит динамовец, говорит: «Андрей, спасибо, что играли за «Динамо». Спартаковец: «Андрей, спасибо, что играли за «Спартак». Был один интересный момент с гаишником. Останавливает: «Ваши документы». – «Я – Сметанин, вратарь «Динамо». – «Знаю. Но я болельщик «Спартака». Заплатил ему какие-то бабки. Проходит год-два – я уже в «Спартаке». Опять тот же гаишник тормозит. Говорю: «Слушай, я уже за «Спартак» играю». – «Да ты что? А я за «Динамо» стал болеть…»

– Сами рассказывали, когда перешли в «Спартак», динамовцы стали подкалывать: краснопузый…

– Да это свои подкалывали. И не футболисты, а болельщики. У меня просто хорошие отношения с фанатами – с Каманчей, с другими ребятами. Нам есть что вспомнить. И денег давал, и заступался.

– Переход в «Спартак». Вы были не в курсе.

 

 

Не знаю, как Митрюшкины, но Сметанины должны быть.

 

– Вообще не в курсе. Позвонил Есауленко: «Андрей, что думаешь?» – «Я в принципе не против, но все вопросы решайте с Толстых». – «С ним уже все решено». – «А чего тогда спрашиваете?»
Обидно было, что за меня все решили. Но еще обидней, что полгода не играл. Команда валилась, была внизу. А мне даже выйти не давали.

– Вы были третьим вратарем после Тяпушкина и Крамаренко.

– Я думаю, что это они были вторым и третьим вратарями, а я – первым.

– Вы потом за «Спартак» против «Динамо» не играли. Специально?

– Случайно получилось. Хотя был один матч – мог выйти. Филимонов травму получил. Но у меня как раз неприятность произошла – квартиру выставили. Игра – на следующий день. Олег Иванович решил, что после такой встряски лучше будет, если сыграет Саша.

Главная российская победа «Динамо»: бело-голубые — обладатели Кубка страны 1995 года.

«ТИКАЙ ОТТУДА!»

– Квартиру выставили…

– 1999 год, жена приехала в Тарасовку. У нас зарплата была, говорю: «Приезжай на базу, забери деньги». Уехала, минут через сорок звонок: «Я домой попасть не могу, щеколда изнутри закрылась». А мы знаем, что никого дома быть не должно. Она начала ручку дергать… Я все понял, перезваниваю: «Тикай оттуда, вызывай милицию!». Я эту щеколду еле-еле двумя руками закрывал.
У нас квартира – пентхаус на последнем этаже. Между крышей и квартирой – технический этаж. Там стояла неприваренная штука, рабочие не додумались приварить. Грабители ее скинули и залезли в квартиру. Все, что нужно было, – достали и обратно таким же макаром ушли.

Когда жена в квартиру зашла – на люстре золотая медаль висела. Ее повесили и качнули: типа это тебе на черный день.

– Знали, к кому лезут?

– Скорее всего.

– «Динамо», такие связи… Почему грабителей не нашли?

– Я уже был в «Спартаке».

– Но связи-то остались.

– Остались. Но кому это нужно было? Хотя столько ментов в квартиру понаехало… Помню, сидит тетка жирная – следак, пишет. «Что у вас украли? Жена: «Шесть шуб». – «Шесть?! А зачем вам столько?» Жена начала объяснять: «В этой я в магазин хожу, в этой…». Я вскипел: «Слышь, твое какое дело? Чего ты вопросы задаешь? Пиши и ищи».
Потом версию слышал, что воров нашли: они все деньги ментам отдали – и их отпустили.

Решающий момент финала. 118-я минута, полузащитник «Ротора» Олег Веретенников с пенальти попадает в штангу

«РЭКЕТ МНЕ БЛИЖЕ»

– Ваше первое воспоминание о «Динамо»: «В Петровском парке был манеж с беговыми дорожками, где ковер прямо на асфальте лежал. Пару раз упал – все себе отбил». Представляем, что будет, если сейчас игроков на такой ковер выпустить.

– Поэтому и не играют ни фига! А мы на асфальте тренировались – налокотники хоккейные брали, шлемы. Из поролона трусы вырезали. Самое главное было – бока не отбить. Но все равно отбивали.
Для меня самое чудное было – когда вратари у Голодца 12 минут вместе со всеми бегали, а Газзаев нам фартлек давал. 200, 400, 600, 800 метров и обратно. Я все время думал: вратарю-то зачем? Но нам говорили: «Надо! Все бегут». Как в том фильме.

– 0:6 от «Айнтрахта» или 1:7 от «Спартака» – что тяжелее переживали?

– И то, и другое неприятно. Как говорится, пока вратарь семь мячей не пропустит, он не вратарь.

Со «Спартаком», помню, мы повели. А потом 1:1, 1:2, 1:3, 1:4… Кобелев подбегает: «Андрей, ребята, давайте соберемся! Четыре – не пять». Потом: пять – не шесть, шесть – не десять…

– Почему вас Газзаев в тех матчах не менял?

– Не знаю. Может, хотел, чтобы я всю эту прелесть прочувствовал.

– Так и сломаться можно.

– Но я ведь не сломался. А кто-то может и после одного гола себя потерять. Помните, «Локомотив» с «Зенитом» играл – Левенец Аршавину мяч кинул. И где теперь Левенец?

– Филимонов после Украины не сломался?

– Нет. Я точно знаю. Ко мне на тренировке «Спартака» тренер вратарей Дарвин подошел: «Андрей, давай с Сашей об этом матче говорить не будем». Отвечаю: «Юрий Иванович, я уже не маленький, знаю, где и что говорить». Так спокойно все и прошло – не обсуждали ни моментов, ничего. Саша как был, так и остается моим другом.

– Много версий есть, почему с ним это случилось. Кто-то говорит – в церковь не пошел, кто-то – с женщинами не разобрался.

– Версий может быть много. Он решил сделать как лучше, а получилось как всегда. Чисто игровой момент – случайность.

– Вы где матч смотрели?

– Дома, по телевизору.

– Первая мысль после гола.

– Сердце остановилось. Подумал: «Ой, Саня, что теперь с тобой будет…».

– Газзаев после «Айнтрахта» в отставку ушел. Что сказал в раздевалке?

– Ничего. Его там не было. Мы сами с собой постояли, покурили… И на следующий день сами на тренировку вышли, разделились, в футбол по-играли и домой поехали.

– Правда, что после 1:7 хотели бросить футбол?

– После семи пропущенных мячей, думаю, у всех вратарей такие мысли возникают.

– И куда бы пошли? В бизнес, реслинг, рэкет?

– Рэкет мне ближе.

Вратарю, поигравшему за «Динамо» и «Спартак», есть что вспомнить

«И ЗАВТРАКАЛ, И УЖИНАЛ, И ПИВО ПИЛ»

– Вы с «Динамо» в еврокубках по континенту поездили – Венгрия, Финляндия, Фареры…

– Фареры – это уже без меня. Я в 1998‑м в середине года ушел.

– Что из поездок запомнилось?

– Болгария. Поля – неимоверные. Перед нами реально коровы ходили!

Еще в памяти отложилось, как в Карлсруэ на сборы приехали. Снега по колено! Бесков по полю идет, за ним Голодец. «Константин Иванович, давайте выйдем, потренируемся, пробежечку сделаем!». Бесков: «Адамас, ты что, с ума сошел? Мы зачем сюда приехали – работать? Отдыхать! Вот и отдыхай!». А Голодцу только этого и хотелось – пробежаться, загнать нас…

– Про Бескова рассказывали, как он с «Мерседеса» значок откручивал.

– При мне было. Тренировка в Новогорске. Стоим с ребятами, общаемся, Константин Иванович подъезжает. Вышел из машины, значок открутил – и в карман. Я говорю: «Константин Иванович, ну здесь-то у вас не своруют». Посмотрел на меня из-под бровей и дальше пошел. Может, у него около дома эти значки снимали – вот он и прятал.

– Шутки прощал?

– Мне – прощал. Я старался так пошутить, чтобы не обидно было.

– А Газзаев?

– С ним мы не шутили.

– Валерий Георгиевич известен своими эмоциями. Что вспоминается?

– Играем в гостях с «Канном». Хорошая команда – за них еще молодой Зидан бегал. В середине первого тайма – штрафной в наши ворота. Судья подбегает, руку поднял. Свободный. Но этого никто, кроме меня и самого судьи, не увидел. Ни стенка, ни стадион, ни Газзаев. Француз разбегается, бьет прямо в меня, мяч летит еле-еле. Я беру и… отворачиваюсь. Мяч в сетке. Все – за голову! Стадион ничего понять не может – то ли орать, то ли аплодировать. Газзаев с лавки как подскочит! Я спокойно подхожу, беру мяч, ставлю на линию. Судья подтверждает – от ворот, поехали! Только тогда до всех дошло… В раздевалку захожу, Газзаев руку жмет: «Ну у тебя и нервы! Я из-за тебя поседел». Мы тогда 1:0 выиграли.

– Сергей Гришин в интервью «ССФ» рассказывал: «Есть в Газзаеве такие моменты, которые я просто не приемлю. Например, подчинить себе человека беспрекословно, задавить. В том «Динамо» ему многие в рот смотрели».

– В ЦСКА уже по-другому стало. Я и представить не мог, чтобы игрок, которого заменили, подошел к Газзаеву и по щеке похлопал. А Вагнер Лав это сделал. В «Динамо» бы за такую вольность поотрывали все! Даже мыслей таких не возникало. Причем видно было, что Валерий Георгиевич сам в шоке – стоит и не знает, как реагировать…

– Говорят, он в «Динамо» любил вес контролировать.

– Да это все тренеры любят.

– У вас были проблемы с лишними кило?

– Когда из отпуска приходил – «десятка» прилипала. Но слетала уже за неделю. В манеже у Адамаса Соломоновича – попробуй не скинь! Воздух – дышать нечем. Еще болоньевую крутку надевал…

– Не завтракали?

– И завтракал, и ужинал, и пиво пил. В «Спартаке» с этим попроще было. Это сейчас игроки на базу приезжают, там уже доктора сидят – смотрят, взвешивают. А у нас – в два часа обед, в час сбор. Мы, у кого лишний вес, к 12 подъезжали и сами взвешивались. Тетрадка лежала – запишешь себя, распишешься… Нормально.

– Штрафовали за вес?

– Чисто символически. Сто долларов. Хотя Витя Леоненко из-за этого в Киев свалил. У него денег не было – собрал вещи и уехал.

– Лучшие финансовые условия в «Динамо» при Бышовце были?

– Нет. Это ж советские времена – какие там условия… Евро, долларов по определению не было. Премиальные получали, но не такие большие, как в других клубах. Анатолий Федорович брал другим – выбивал квартиры, машины. Приехал Сережа Деркач. То ли не захотел что-то на тренировке сделать, то ли еще что. Бышовец рукой махнул: «Х… тебе квартира, х… тебе машина. Иди отсюда!». Но вообще он интеллигентный, начитанный.

«Я всегда играл правильно». Фото Игоря Уткина

«ВИЖУ ТОЛСТЫХ – МАЛЕНЬКИЙ, РЫЖЕНЬКИЙ…»

– В «Динамо» вас из Перми Толстых забирал?

– Да, в 87‑м году. Там два варианта было – ЦСКА или «Динамо». Знаю, что главный тренер «Звезды» Виктор Ефимович Слесарев по поводу меня с Садыриным разговаривал. А тут сидим на базе – последние игры чемпионата. Хотя уже все выиграли – и первенство, и Кубок, и пульку, в первую лигу вышли. Слесарев звонит в номер: «Андрей, ты за какую команду болеешь?». – «За «Динамо». – «Тогда давай ко мне, за тобой приехали». Захожу – Толстых сидит. Ну, я тогда еще не знал, что это он. Вижу – маленький, рыженький… «В «Динамо» хочешь?» – «Да». – «Все, мы тебя забираем». Мне 18 лет было.

– Когда отношения испортились?

– Да нормальные у нас отношения! Особо и не менялись никогда. Все наши разговоры проходили так: «Николай Александрович, можно зайти?» – «Андрей, времени нет. Давай, но только на минутку». И монолог на час…

– Его главная черта.

– Подозрительность. Был у нас один момент… В 1996 году в предпоследнем туре проиграли в Набережных Челнах – 2:3. Мы в том сезоне могли чемпионами стать, если бы в двух последних матчах обыгрывали «КАМАЗ» и Нижний Новгород. И не было бы никакой переигровки за первое место «Спартак» – «Алания».

Но проиграли. После игры сидим в гостинице, ждем самолета. Мне передают – Толстых зовет. Причем с сумкой. Прихожу: сидят Толстых, Голодец, Николай Палыч Гонтарь… Константина Ивановича не было. Палыч сразу глаза отвел – понимал, какая чушь происходить будет. Говорят: «Давай сумку». – «Зачем? Там все сырое, грязное». – «Давай!». Начали что-то искать. Я говорю: «А что вы ищете-то?». Нет ответа. Переворошили все: «Собирайся». – «А зачем звали?» Потом понял – деньги искали…

– У «Динамо» перед вами долги оставались.

– До сих пор должны. Сумму не буду озвучивать. Деньги за три-четыре месяца – с начала года и до того момента, как меня в «Спартак» продали. Первый раз эта тема поднялась, когда мы с Есауленко сидели в кабинете у Толстых. Говорю: «Нам бы по деньгам решить». – «Конечно. Завтра позвони». Это «завтра» уже 16 лет тянется.

– Вы рассказывали: «Одного человека Толстых из квартиры выгнал».

– Виталика Сафронова. Ему Бесков квартиру дал. А Толстых, как показала практика, Виталик был не нужен. Когда Константин Иванович ушел, квартиру сразу забрали. Дали Ковтуну. А Виталик там ремонт сделал, мебель поставил…

– Толстых с годами меняется?

– Нет. Каким был, таким и остался. Мы нормально общаемся. Когда я ему о долге не напоминаю.

– Когда он судью Чеботарева после матча с «Аланией» в раздевалку привел, так и сказал: «Посмотри в глаза ребятам»?

– Ну да, доктор из-за угла выбежал, навернул Чеботареву и убежал.

«Если кто под руку или ногу попадался — не жалел»

«А ПО НАШЕЙ ПОЛОСЕ ТЕЛЕГА…»

– Почему «Динамо» в 1996 году чемпионом не стало?

– Говорю же – проиграли в Набережных Челнах. Все конкуренты «КАМАЗ» зарядили. И «Спартак», и ЦСКА. А потом в Нижнем Новгороде с «Локомотивом» не справились. Там Борман только сидел и ждал, когда ему бабки принесут.

«Динамо» же никогда ни к кому не обращалось. Я ни разу слышал, что мы кому-то деньги давали или купили кого-то.

– Защита «Динамо» середины 1990‑х – классика футбольной жесткости. Ковтун, Яхимович, Островский, Штанюк… Тот же Гришин про Ковтуна рассказывал: «Юра один раз так шестишиповой бутсой наступил Аленичеву на ногу, что у того трусы сползли. А они в сборной вместе играли. Алень поворачивается: «Юр, ты чего? Ты ж меня знаешь!». Юра – в ответ: «Вот именно, что знаю. Не знал бы – вообще закопал».

– Ну так было у кого учиться – Новиков, Никулин… Мне с такими защитниками спокойно игралось. Такая стена стояла! Мяч до меня или не докатывался, или рваный и весь в крови.

– Что за история, когда вы с Яхимовичем телегу с лошадью протаранили?

– Зима, после тренировки поехали с Эриком в Новогорск на его «Опеле Фронтера» – у него он один из первых в России появился. Едет Юра Ковтун на своей синей «четверке». Эрик: «Давай обгоним?» – «Давай». Начали в гору подниматься. По нашей полосе телега. За «рулем» дед в ушанке, с козьей ножкой. Навстречу рафик. Пришлось дать по тормозам. Правым крылом въехали в телегу. Лошадь испугалась, дед – сальто. Летит – кричит: «Тпру!». Упал в сугроб, ничего понять не может. Я из машины вышел, напихал ему: «Ты чего, чудак на букву «м», ездить не умеешь?». А лошадь потом месяц искали…

– Весело.

– В «Динамо» всегда весело было. Костяк – Добровольский, Ковтун, Эрик, Сережа Некрасов…

– Ночные клубы?

– Их в то время было не так много. Мы чаще всего ходили в «Север» на Тверской. После игры могли компанией собраться. Но – без злоупотреблений. Как алкаш в анекдоте: «Я пью каждый день, но иногда могу уйти в запой».

– При вас в «Динамо» появились первые иностранцы. Лаки Изибор…

– Деревяшка приличная. Не знаю, кто его привез. Взяли, наверное, потому что здоровый.

– Травили африканца?

– Он сам себя травил. Любил говорит: «Ноу мани – ноу футбол». Я ему свои ботинки дал на шипах. Пришел, у него бутс не было. А размер как у меня. Может, чуть меньше. Никто не давал, я решил помочь: «На, играй!». До сих пор возвращает.

– Робсон и Тчуйсе в «Спартаке» – другие были?

– Конечно, обрусевшие. Романцев рассказывал историю про Робсона и Мухамадиева. Говорит, стою на базе, курю, они на базу приехали. Мухамадиев подходит к Робсону: «Я – черный!». Робсон: «Нет, я – черный!».

– Вы в «Спартаке» еще в начале 1990‑х могли оказаться.

– Да, с Тархановым встретились, но что-то не срослось. А в 1998‑м запомнился первый разговор с Романцевым. «Андрей, ну чего?» – «Хочу вам помочь Лигу чемпионов выиграть». – «Иди, переодевайся».

В то время Олег Иванович держался от команды в стороне. Сейчас же на матчах ветеранов встречаемся – совсем другой человек. И разговорчивый, и общительный, и пошутить, и посмеяться. Они своей компанией садятся и всю ночь напролет в карты играют. Романцев, Ярцев, Дасаев, Хиддиятуллин…
Случай вспомнил. Тренировка 1 апреля. А у Романцева самое тяжелое упражнение – «максималка». Построил команду: «Ребята, сегодня первое занятие после выходного, поэтому две «максималки». Все за голову схватились. Валерка Кечинов начал с себя болонь снимать, штаны, куртку… Все снял! Олег Иванович: «Чего такие кислые? Сегодня ж 1 апреля! Побежали по кругу».

– Матч в Лидсе – главный для вас в «Спартаке»?

– Да. Вышел на замену, отыграл. Правда, на уколах. Пахи отваливались, ничего сделать не мог. Но надо было выходить – Саша травму получил. Два укола поставили… Думаю, в концовке, когда гол пропустил, – это сказалось. Начал прыгать и на месте остался. Я этот мяч до сих пор вспоминаю. Наверное, самый неприятный момент в карьере.

Октябрь 2014 года. Москва. Андрей Сметанин — тренер вратарей

МОЛИТВА

– Ваши слова: «Я всегда играю правильно». Неужели не было ошибок?

– Не было. Могу повторить – всегда играл и играю правильно. И по жизни тоже.

– Раскройте секрет – как пенальти брали?

– Да не так много я и взял. Просто в нужный момент. Три с «Градец-Кралове», в финале Кубка с «Ротором»… Но там Веретенников бил – мы оба с Урала.

Секрет? Чисто случайно получалось. С теми же чехами играли – я чуть раньше на поле вышел, мальчишки пенальти били. Загадал: куда они будут бить, туда и буду падать. Три раза упал – три раза поймал.

– После этого матча вам можно было Героя России давать.

– А дали пиво «Будвайзер» в самолете. Ну и премиальные всем – за выход в следующий круг. Около тысячи долларов.

– Говорили, вам молитва помогает.

– И молитва была, и амулет с собой. Молитву сначала читал, когда с утра просыпался, а потом когда к воротам шел.

– «Отче наш»?

– Другая, известная. Не хочу говорить.

– А что за амулет?

– Просто на бумажке записали молитву и закатали в целлофан. Она у меня в воротах лежала. Сначала в сумочке, потом без нее. Вместе со святой водой.

– Откуда такая религиозность?

– Я всегда верующим был. А потом на базе в Новогорске бабушка подошла, она там уборщицей работала. «Андрей, возьми, прочитай». Один раз прочитал и запомнил. Считаю – помогало.

«НА ДОПИНГ-КОНТРОЛЬ ВЫЗВАЛИ. Я У НИХ ВСЕ ПИВО ВЫПИЛ»

– Финал Кубка-1995, пенальти на 118‑й минуте… Судья Синер много о себе теплых слов услышал?

– Ну да, все его оплевали.

– И вы?

– У меня другая история была. В финале 1997 года, когда Овчинников судил, я сзади на него прыгнул. Он себя еле руками поймал, чтобы не упасть. Ребята оттащили: «Андрей, ты чего?!». Мы тогда «Локомотиву» 0:2 проиграли.

– Так из себя вывел?

– Не то чтобы вывел… Четыре момента было, когда мог свистнуть и не свистнул. А еще спорный гол засчитал. У меня в концовке планка опустилась. Потом на допинг-контроль вызвали. Я у них все пиво выпил.

– Возвращаясь к пенальти Веретенникова.

– Перед ударом всегда ощущение есть, что ты должен взять. Тем более там несправедливость была. Кривов свалился, и Синер свистнул. Мы с ним потом встретились, я говорю: «Скажи, они тебе денег дали?» – «Андрей, ну чего я тебе говорить буду». Дал понять, что да, получил. «Ротор» с собой ансамбль привез, пятилитровые бутылки шампанского, людей из федерации в «Метрополь» позвали… Все были готовы к празднику. Кроме «Динамо».

– Вас после матча болельщики на руках несли.

– От раздевалки до автобуса. Это сейчас я 120 кг вешу, тогда меньше было. 95 где-то.

– Как победу отметили?

– У нас ни ресторана не было заказано, ничего. Просто принесли две бутылки шампанского в раздевалку, налили в кубок… Я глоток сделал – все обратно вылилось. Обезвоживание организма. Хорошо, у жены Сережи Некрасова день рождения был. Она стол заказала. Решила: проиграем не проиграем – все равно отмечать. Мы и отметили.

Сами. Клуб так и не проставился. И я серьезно считаю, что именно поэтому «Динамо» до сих пор не может чемпионство выиграть. Я сразу сказал: пока «Динамо» не проставится – ничего не выиграет. 10 лет – нет, 15 лет – нет… В следующем году 20 лет будет. Когда клуб нашу победу отметит – только тогда смогут что-то выиграть.

– Кто раньше чемпионом станет – «Спартак» или «Динамо»?

– Судя по стадиону, «Спартак». Своя арена должна помочь.

«ЛУЧШЕ СЕЙФ ОТКРЫВАЙТЕ»

– За что вас в Саратове алкоголиком выставили?

– Это они меня так убрать хотели. Вызывает генеральный директор, хотя трудно его директором назвать: лысая башка, три волосинки и тапочки на босу ногу. В спортивных штанах, коленочки вытянутые. Такой чисто саратовский. Говорит: «Андрей, вот тебе бумага, давай подписывай – и по-хорошему разойдемся». Отвечаю: «Нет, лучше сейф открывайте». – «Зачем?» – «До конца года мне зарплату выдайте, и я все подпишу».

Отказался, конечно. Началось разбирательство. КДК, Толстых… На заседании мой адвокат спрашивает: «А где у вас факты, что Андрей пьяный был?». Директор мяться стал: «Ну, вот, вы знаете…». «Так мы можем сейчас сказать, что вы – алкаш! И сдать вас в вытрезвитель». А у них на меня ни бумаг, ничего не было. КДК мне все присудил, но «Сокол» ничего не отдал.

– Во второй лиге заканчивали – много приключений было?

– Да там каждая поездка – приключение. 22 часа из Саранска на автобусе ехали. Не спеша. Нам сразу суточные выдали, и мы в первом же супермаркете купили все, что нужно. Потом никуда не торопились.

– Гостиницы.

– «Пятизвездочные». Когда в Астрахани у Овчинникова играл, селились в его родную «Камелию». Я-то в «Динамо» и «Спартаке» успел забыть, что такое стирать за собой форму, а тут вспомнил. Отопления не было. По стенам тараканы ползали. Питания никакого. Экзотика!

– В футболе с криминалом сталкивались?

– Нет.

– И в раздевалку никто не заходил?

– С Николаем Александровичем не зайдешь. А в других командах все это уже закончилось.

– Ваша фраза: «Не боюсь никого и ничего».

– Так и есть. Самый страшный момент в жизни – с ограблением. Боялся, не дай бог, жена в квартиру зайдет. Еще страшно было – когда ребенка машина сбила. Мама жива была – они с отчимом с дачи приехали. Дочка около дома оторвалась от руки – и на дорогу. Ей годика четыре было. А рядом джип проезжал, задел. Я на балконе стоял, все видел.

– Реакция?

– С 22‑го этажа вниз за джипом побежал. Мама с женой остановили.

– Драться часто приходилось?

– Только в детстве.

– А на футболе?

– Не было. Я побольше стал – никто уже не подходил.

– А в 90‑е, в клубе «Север»? Наверняка ведь братва гуляла.

– Так и мы без пистолетов не ходили.

– Газовых?

– Лично у меня дробовик был. В машине лежал постоянно.

– Стреляли?

– Нет.

«ПРОТИВНЫЕ, КОЛЮЧИЕ И ВОНЮЧИЕ»

– Джанашия про вас говорил: «Мощнее в чемпионате России никого не было. Когда он выходил из ворот с криком «я!», старался пригибаться. Убить мог».

– Зачем ему с таким ростом пригибаться?

– Могли убить?

– Если кто под руку или ногу попадался – не жалел. Убить – нет, но травму нанести мог, даже не задумываясь. Инстинктивно.

– Мстили нападающим?

– В юности был момент. Зимнее первенство, один игрок под нашего подкатился. Я подошел, спрашиваю: «Все нормально?». А он взял и ударил меня по прессу. Я запомнил. Стою, жду. Он один на один выбегает – я двумя ногами лечу. «Скорая помощь» забрала.

– Шутка: «Когда на «Динамо» Сметанин кричал «я!», в области было слышно».

– Мне рассказывали, над стадионом красные вороны летали. Почему красные? Потому что Сметанин командой руководил.

– А вам от нападающих доставалось?

– Посмотрите на голову. Шрамы видите? Если обрить, как футбольный мяч будет.

– Где заработали?

– В России в основном. Или головами сталкивались, или ловил мяч, а нападающий ногу не успевал убрать… С Тюменью играли – Малафеев чуть в обморок не упал, когда увидел, как у меня из головы кровь хлещет. Сильно рассекли.

– Самый неудобный нападающий?

– Они все неприятные, когда голы забивают. Противные, колючие и вонючие.

– Чьи действия нельзя было предсказать, спрогнозировать?

– Не было такого.

– А молодой Зидан?

– Тоже не запомнился. Только потом узнал, что он против нас играл.

– Самые близкие друзья с игровых времен?

– Колотовкин, Сергей Некрасов…

– С Андреем Ивановым близко дружили?

– Мы жили рядом, я его часто видел. Ему многие пытались помочь. И Коля Писарев куда-то отвозил, и жена. Бесполезно. Если человек алкоголик – это все. Он ведь запойный был и закодированный. А когда сначала раскодируют, а потом опять кодируют – только хуже становится.

– За сколько дней до смерти виделись?

– Где-то за неделю. Валялся около палатки, такая борода… К нему невозможно было подойти – чистый бомж.

– Узнал вас?

– Узнал. «Андрей, привет, дай на пиво…» Я когда еще в «Динамо» работал, предлагал ему с детьми заниматься: «Только неделю не пей». Куда там… Жалко, конечно, но было видно – человека не спасти.

«НЕТ ПРОБЛЕМ. СКУЧНО»

– Цитата из вашего интервью «Советскому спорту» 10‑летней давности: «Мне нравится метро. Я за свою жизнь уже на машине наездился».

– Я и сейчас на метро езжу. В «Динамо-2» был свой водитель, пока все не закрылось. Но мне так удобней. Выхожу из дома – доезжаю до работы за час пятнадцать. А на машине в пробках переплюешься весь.

– В метро узнают?

– Бывает. Подходят, автографы просят.

– Еще цитата: «Мне нравится жить с проблемами».

– Ну да, у меня по жизни так получается. Когда все гладко, как-то неинтересно.

– Сейчас есть проблемы?

– Нет. Скучно. Вот заняли первое место, стали чемпионами Москвы за четыре тура до конца…

– Так вы – счастливый человек!

– Да, у меня и семья замечательная. Старшая дочка в прошлом году замуж вышла. Вторая учится в институте, на третьем курсе. Работает.

– Вы дедушка уже?

– Нет пока. Хотя пора бы.

– В Перми часто бываете?

– Как маму похоронил, стараюсь каждый год приезжать. Хотя связи с городом практически не осталось. Мама на кладбище да пара-тройка друзей… Если честно, и не тянет особо в родные места.

– Пермь – столица реальных пацанов.

– Хороший сериал.

– Много там сейчас таких?

– С каждым годом все больше.

– Вы Пермь в этом сериале узнаете?

– (Пародирует.) Так-то чего, нормально все… Узнаю, да.

– Андрей Сметанин – реальный пацан?

– Я же сказал – ошибок по жизни не совершаю.

Кстати

Сейчас Андрей Сметанин работает тренером вратарей в спортивной школе олимпийского резерва «Юность Москвы» по футболу «Спартак-2». Досрочно, за пять туров до конца чемпионата, она стала чемпионом Москвы. В школу идет набор мальчиков 2008/09 годов рождения. Ребята постарше тоже могут приехать на просмотр.
 

Николай Роганов

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/755979

www.spartakmoskva.ru

Андрей Сметанин — биография и семья

Как не наказать человека, который нанес травму специально?

В 90-е Андрей Сметанин оберегал ворота «Динамо» и «Спартака», в 2000-е – руководит мини-футбольным клубом. В интервью Sports.ru знаменитый вратарь выразил недоумение по поводу решения КДК по Веллитону, сказал, что на месте Габулова наказал бы обидчика прямо на поле, и вспомнил, как после похожего столкновения получил дисквалификацию на пять матчей.


Большой человек, маленький футбол

— Многие болельщики с удивлением обнаружили, что вы теперь генеральный директор мини-футбольного «Динамо-2». Как вас сюда занесло?

– Пригласили. В конце 2006 года я принял окончательное решение: пора завязывать с футболом. Я закончил играть в команде «Лобня-Алла», как раз тогда поступило предложение. Мой друг – руководитель фан-клуба «Динамо» Александр Быковский – познакомил меня с президентом мини-футбольного клуба. От таких предложений не отказываются. Тем более, это мое родное «Динамо».

— Насколько вам, большому человеку, комфортно в мини-футболе?

– Если честно, я поначалу не воспринимал его как вид спорта. Но потом окунулся, и мне очень нравится. А с каждым днем нравится все больше и больше. Мини-футбол – очень быстрая игра, все решается в секунды, много голевых моментов, много голов. Последнюю игру мы проводили с «Новой генерацией» из Сыктывкара. Спокойненько выигрывали 4:1, чуть-чуть расслабились, и счет за несколько минут стал 4:4. Волевым решением тренера мы поменяли вратаря на пятого полевого игрока и выиграли 7:4. Представляете, что творилось на трибунах!

— Как вы делите болельщиков с другим московским клубом – «Динамо-ЯМАЛ»?

– «Динамо-ЯМАЛ» играет в «Крылатском», наша арена – дворец спорта «Динамо» на улице Лавочкина. Так получилось, что в каждом туре мы играем вместе – либо оба на выезде, либо оба дома. Посовещались и решили, чтобы не пересекаться с «Динамо-ЯМАЛ», разводить игры на день. Если они играют в субботу, мы назначаем матч на пятницу или воскресенье. Такое решение мы приняли сознательно.

— Правильно ли думать, что свою дальнейшую карьеру вы связываете с менеджментом?

– Скорее всего, да. Я уже говорил, что тренерское дело – не мое. Не вижу себя тренером – ни с командами, ни с вратарями. Не тянет. А то, чем занимаюсь сейчас, нравится очень.

— Российский мини-футбол наводняют бразильцы. Если сравнивать с большим футболом, то какого они уровня? Это кандидаты в сборную вроде Вагнера Лав или Карвалью? Или пляжники вроде тех, кого привозил в Нижний Новгород Валерий Овчинников?

– Валерий Викторович – уникальный человек. Думаю, тех двух ребят с Копакабаны он привез просто так – посмеяться и удивить общественность. Бразильцы, которые играют в командах суперлиги, очень высокого уровня. Не так как в футболе – привозят партиями, а неподошедших отсеивают. Тут уже конкретно знают, что представляет собой тот или иной игрок. Таких, как привозил Овчинников, в мини-футболе нет.

Молитва, 22 часа в автобусе

— Вы заканчивали карьеру футболиста во второй лиге. И как?

– Было очень интересно. Там все другое, даже в сравнении с первой лигой. Стадионы, гостиницы, переезды. Я за это время наездился на автобусе столько, сколько люди просто не ездят. Взять, например, Саранск. Мы туда ехали 22 часа. Почему так долго? Просто ехали спокойненько, никуда не торопясь. Ничего, нормально – выиграли 1:0, я еще пенальти поймал. Сели в автобус и дальше поехали… Я до того играл в «Урале» и Ижевске, и уже подумывал, что надо бы перебираться поближе к дому, к Москве. Самой ближней командой была «Лобня-Алла». Встретились с руководством, ударили по рукам, я отыграл год, заняли третье место. Да, там несчастье произошло, что команда потом снялась с соревнований. Но команда была очень самобытная – начиная от президента клуба, заканчивая водителем автобуса.

— Снялась «Лобня» из-за какой-то истории с физическим воздействием на судей.

– Это было уже на следующий год, после того как я ушел. Некоторые негодяи зашли в судейскую после игры и поколотили судей. После этого – штраф, и в следующем сезоне «Лобня» уже не играла.

— Что вы считаете главным достижением своей карьеры? Три чемпионства со «Спартаком» или Кубок России, выигранный за «Динамо»?

– Естественно, Кубок, выигранный за «Динамо».

— Почему же?

– Потому что я динамовец. Даже когда был в «Спартаке», в душе всегда был динамовцем. Был, остаюсь и буду оставаться.

— Как же вы играли против «Динамо»?

– Против «Динамо» за «Спартак» я не играл. Всегда играл Саша Филимонов. Нет, неспециально. Просто так получалось.

— Финал Кубка России у «Ротора» вы выиграли в послематчевой серии пенальти. Потом признались, что у вас есть секрет, но какой – не сказали. Расскажите спустя 14 лет?

– На нашей базе – еще старой, в Новогорске – работала бабушка. Мы давно были знакомы – лет десять. И она научила меня молитве. Читал ее перед ударами, и помогало. Продолжаю читать ее и сейчас.

Веллитон, нормальный человек

— Вчера прошло заседание КДК по Веллитону. Бразилец остался безнаказанным. Вы удивлены?

– Это вопиющий случай. Как можно не наказать человека, который специально нанес травму игроку

сборной? Это ни в какие рамки не лезет. Динамовских футболистов дисквалифицировали за то, что кто-то в кого-то плюнул – пять игр, кто-то на кого-то наступил, но без травмы – тоже пять игр. Здесь человек не будет играть до конца года, а Веллитону все сошло с рук. Надо пересматривать. Нормальный человек будет до конца года лечиться, а тот, кто нанес ему травму, будет спокойно играть и зарабатывать премиальные. Это же неправильно!

— Кажется, нет вратаря, который в своей карьере избегал бы таких столкновений. У вас ведь они тоже были?

– Были, и не одно. Подъезжала «скорая», прибегали доктора. Держали на голове рану, шли в раздевалку и прямо там зашивали. Но такого нахальства, как со стороны Веллитона, не было. И таких серьезных травм, как у Володи, не бывало. Хочу через вас передать ему, чтобы выздоравливал. Болельщики – не только динамовские – его очень ждут. Если честно, если бы такая же вещь приключилась бы со мной, я бы даже с переломом встал бы и наказал обидчика. У меня так один раз произошло.

— Расскажите.

– Я играл в «Урале». Играли с «Ладой», в пылу борьбы человек, видя, что мяч не достает, ударил и попал в меня. Я развернулся и ответил так же – ударил по мягкому месту. А игру судил тот же судья, который прибил «Динамо» в матче с Казанью (Ильдус Биглов – Sports.ru). Вот он меня и удалил. А потом мне еще пять матчей дисквалификации дали.

— Главный трансфер лета – переход Владимира Быстрова в «Зенит». Когда вы переходили в «Спартак», болельщики вами были так же недовольны?

– Нет, у меня намного тише все это прошло. Переход переходу рознь. Так получилось, что пришел новый тренер, и он меня в команде не видел. Президенты за моей спиной договорились, что я перехожу в «Спартак», и меня поставили перед фактом. В душе было неприятно. Но такова спортивная жизнь.

— Вы сказали, что вам непонятна нынешняя трансферная политика наших клубов. Что именно?

– Непонятно то, что один гранд нашего футбола скупает всех подряд лучших игроков. Устраивает гонку вооружений.

— Шансов на то, чтобы «Динамо» повторило прошлогодний результат, почти не осталось?

– Как болельщик «Динамо» я хочу, чтобы не только повторили, но и превзошли прошлогодний результат. Но в связи с тем, какую игру сейчас показывает «Динамо», с травмой Габулова, думаю, максимум, на что можем рассчитывать, – место в пятерке.

— Перед матчем с «Селтиком» вы сказали, что «Динамо» обязано проходить команду из страны, где мужчины ходят в юбках. Вам не нравятся шотландские обычаи?

– Да нет. Что хотят, то и носят. Я имел в виду, что в то время команда «Динамо» была сильнее, чем «Селтик».

— Все оказалось наоборот. Во ответном матче «Селтик» был много мощнее.

– Президент «Динамо-2» ездил в Шотландию болеть за «Динамо». Когда он приехал в Москву, мы пошли на ответный матч, и он говорил: «Не понимаю. Команда поменялась на сто процентов. Ни агрессии, ни игры». Должны были проходить. Может быть, испугались, что выиграли на выезде.

— Подменять Габулова в динамовской рамке будет Антон Шунин, на котором многие уже поставили крест.

– На вратаре никогда не надо ставить крест, даже если он сидит в запасе. Всегда получается так же, как и сейчас – запасной вратарь встает в ворота и должен играть не так, как основной, а еще лучше. Антон правильно сделал, что никуда не ушел из «Динамо». Предпосылки у него вроде бы были, но в «Динамо» работает замечательный тренер вратарей – Николай Палыч Гонтарь. Он, видимо, все ему объяснил. Что не надо никуда кидаться, что «Динамо» – родной клуб.

— Игоря Акинфеева зовут то ли в «МЮ», то ли в «Арсенал». Ему пора уезжать?

– Если бы я был на месте Игоря Акинфеева, я бы никуда не уезжал. Остался бы в команде и играл бы там до конца карьеры. Думаю, он так и поступит. Можно попробовать себя в другом чемпионате, но неизвестно, что там получится. У нас мало примеров, когда человек приезжал бы за границу и начинал там играть. Пока только Аршавин играет. Зачем менять шило на мыло? ЦСКА – хорошая команда. Зачем менять ее на «МЮ» или «Арсенал»? Я бы на его месте не поехал.

— Сослан Джанаев сильнее Стипе Плетикосы? Или парню просто помогло, что в «Спартаке» были проблемы с превышением лимита?

– Это хорошо, что были проблемы. Джанаев показал, что не хуже Плетикосы. Если бы не было проблем, думаю, Джанаев так бы и сидел в запасе. А так – увидели перспективного вратаря, который в скором времени может играть в сборной. Я только за лимит на легионеров. Я хочу, чтобы в российском чемпионате вообще не было иностранцев.

— Не слишком ли радикально?

– Нет, можно оставить таких, как Вагнер Лав. Это Игрок с большой буквы. Но зачем привозить посредственных? У нас своих игроков хорошего класса достаточно.


facecollection.ru

Андрей Сметанин Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сметанин.

Андрей Сметанин

Общая информация
Полное имя Андрей Русланович Сметанин
Родился 21 июня 1969(1969-06-21) (49 лет)
  • Пермь, СССР
Гражданство
  •  СССР
  •  Россия
Рост 190 см
Позиция вратарь
Клубная карьера[* 1]
1986—1987 Звезда (Пермь) 20 (?)
1987—1991 Динамо (Москва) 13 (−24)
1992—1998 Динамо (Москва) 107 (−104)
1993—1998
→  Динамо-2
14 (−21)
1998—2001 Спартак (Москва) 14 (−11)
1998—2000 →  Спартак-2 22 (−21)
2001—2002 Сокол 19 (−24)
2002 Волгарь-Газпром 14 (−19)
2003 Титан (Москва) 13 (−11)
2003—2005 Урал 47 (−40)
2005 Газовик-Газпром 25 (−25)
2006 Лобня-Алла 20 (−17)
Тренерская карьера
2017 Арарат (Москва) тр. вр.
  1. ↑ Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

Андре́й Русла́нович Смета́нин (21 июня 1969, Пермь) — советский и российский футболист, вратарь.

Большую часть карьеры на высшем уровне провёл в московском «Динамо», где за 11 сезонов сыграл 156 матчей и пропустил 169 голов во всех турнирах.

Занимал пост генерального директора мини-футбольного клуба «Динамо-2»[1] до расформирования команды в 2010 году. Работал в СДЮСШОР Юность Москвы «Спартак-2» по футболу[2].

Достижения

  • 2-кратный чемпион России по футболу 1999, 2000
  • Обладатель Кубка России 1995 года
  • Серебряный призёр чемпионата России 1994 года.
  • Бронзовый призёр чемпионата России 1992, 1993, 1997 годов
  • Обладатель Кубка РСФСР (для команд 2-й лиги) 1987 года
  • В Списке 33 лучших футболистов чемпионата России: № 2 (1996), № 3 (1995).

Примечания

  1. ↑ Страница на сайте «Динамо-2» Архивировано 30 июля 2012 года.
  2. ↑ Sports.ru: «Лихие в 90-е. Лучшие российские футболисты конца века. Часть 2». 29.07.2013

Ссылки

  • Профиль на сайте FootballFacts.ru
Это заготовка статьи о футболисте СССР. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
Это заготовка статьи о футболисте России. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

wikiredia.ru

«Реальный пацан. Ошибок по жизни не совершаю»

Советский Спорт, 1 ноября 2014 года
Количество просмотров: 1238

Кто не помнит его, богатыря земли русской? Как забыть эту мощь, умноженную на 190 сантиметров роста и сдобренную обаятельной улыбкой? В лихие 1990‑е – титан вратарского цеха, человек-глыба! А еще он потрясающий собеседник – словами играет, будто мячами жонглирует.

«ЧТО ЖИЗНЬ ДАЕТ, ТО И НАДО ДЕЛАТЬ»

– Вы раньше говорили: «Тренерское дело – не мое. Не вижу себя тренером – ни с командами, ни с вратарями. Не тянет». А сейчас тренируете.

– Это я говорил, когда мне в мини-футбольном «Динамо-2» предложили пост генерального директора. Естественно, тогда тренировать не хотелось. Занимался другими делами – организационными.
Думал – серьезный проект, клуб будет только расти. А получилось, как обычно – калиф на час. Сыграли три сезона, вышли в суперлигу, заняли там восьмое место, и деньги закончились. В 2010 году команда приказала долго жить.

Я два года работу искал, ничего не получалось. Пока не предложили место в Мос-комспорте – в системе «Юность Москвы». Команда называется «Спартак-2». Занимаюсь с вратарями. У нас все возрасты с 1997 по 2009 год – больше 20 человек. И уже хотим посмотреть 2010‑й. Саша Ширко позвонил: «Глянешь моего?». Как другу откажешь?

– Новых Митрюшкиных ждать?

– Не знаю, как Митрюшкины, но Сметанины должны быть.

– Нравится тренировать?

– Если бы не нравилось – не работал бы. Что жизнь дает, то и надо делать. Поработать во взрослом футболе? Опять же можно сказать: нет желания, не хочу. Зачем? Если поступит предложение – рассмотрю. Но сейчас не до этого. Целый день с ребятами отзанимаюсь, приду домой полдесятого – и больше ничего не надо. Поспать бы – а с утра по новой.

Андрей Сметанин — с Кубком России. Фото Игоря Уткина

«КРАСНОПУЗЫЙ»

– Сами как отвечаете на вопрос – вы динамовец или спартаковец?

– Я советский, российский вратарь, который родился в Перми и играл за местную «Звезду».

– Ушли от ответа.

– А я на него никогда и не отвечал.

– Разве? Было несколько любопытных цитат по этому поводу. Например: «Даже когда я был в «Спартаке», всегда оставался динамовцем».

– Это когда я в «Динамо-2» работал. Все мои интервью президент клуба проверял – он и подкорректировал.

– Другой факт: «Когда я был маленький, наклеивал в тетрадку разные вырезки из газет. И, открыв тетрадь, увидел, что все они посвящены только «Спартаку».

– Ехал на интервью и думал – спросите или нет?

– Считайте, спросили.

 

Андрей СМЕТАНИН

Родился 21 июня 1969 года в Перми.

Вратарь.

Карьера: выступал за пермскую «Звезду» (1986–1987), московские «Динамо» (1987–1991) и «Спартак» (1998–2001), «Сокол» (2001–2002), «Волгарь-Газпром» (2002), московский «Титан» (2003), «Урал» (2003–2005), «Газовик-Газпром» (2005), «Лобню-Алла» (2006). В чемпионатах СССР и России сыграл 162 матча (пропустил 163 мяча).

Достижения: обладатель Кубка России (1995), чемпион России (1998–2000).

Сейчас – тренер вратарей в «Спартаке-2».

 

– Я в 2012 году дома был, маму хоронил, царствие ей небесное. И решил эту тетрадку найти. Не нашел. Но помню, там действительно в основном спартаковские вырезки были. Просто в Перми в то время одна газета была – «Звезда». И чаще всего там про «Спартак» писали. Не то что бы я болел за красно-белых. Мне все команды в чемпионате СССР нравились. И «Памир», и «Пахтакор»…

– Как вас болельщики между собой делят?

– Нормально. Подходит динамовец, говорит: «Андрей, спасибо, что играли за «Динамо». Спартаковец: «Андрей, спасибо, что играли за «Спартак». Был один интересный момент с гаишником. Останавливает: «Ваши документы». – «Я – Сметанин, вратарь «Динамо». – «Знаю. Но я болельщик «Спартака». Заплатил ему какие-то бабки. Проходит год-два – я уже в «Спартаке». Опять тот же гаишник тормозит. Говорю: «Слушай, я уже за «Спартак» играю». – «Да ты что? А я за «Динамо» стал болеть…»

– Сами рассказывали, когда перешли в «Спартак», динамовцы стали подкалывать: краснопузый…

– Да это свои подкалывали. И не футболисты, а болельщики. У меня просто хорошие отношения с фанатами – с Каманчей, с другими ребятами. Нам есть что вспомнить. И денег давал, и заступался.

– Переход в «Спартак». Вы были не в курсе.

 

 

Не знаю, как Митрюшкины, но Сметанины должны быть.

 

– Вообще не в курсе. Позвонил Есауленко: «Андрей, что думаешь?» – «Я в принципе не против, но все вопросы решайте с Толстых». – «С ним уже все решено». – «А чего тогда спрашиваете?»
Обидно было, что за меня все решили. Но еще обидней, что полгода не играл. Команда валилась, была внизу. А мне даже выйти не давали.

– Вы были третьим вратарем после Тяпушкина и Крамаренко.

– Я думаю, что это они были вторым и третьим вратарями, а я – первым.

– Вы потом за «Спартак» против «Динамо» не играли. Специально?

– Случайно получилось. Хотя был один матч – мог выйти. Филимонов травму получил. Но у меня как раз неприятность произошла – квартиру выставили. Игра – на следующий день. Олег Иванович решил, что после такой встряски лучше будет, если сыграет Саша.

Главная российская победа «Динамо»: бело-голубые — обладатели Кубка страны 1995 года.

«ТИКАЙ ОТТУДА!»

– Квартиру выставили…

– 1999 год, жена приехала в Тарасовку. У нас зарплата была, говорю: «Приезжай на базу, забери деньги». Уехала, минут через сорок звонок: «Я домой попасть не могу, щеколда изнутри закрылась». А мы знаем, что никого дома быть не должно. Она начала ручку дергать… Я все понял, перезваниваю: «Тикай оттуда, вызывай милицию!». Я эту щеколду еле-еле двумя руками закрывал.
У нас квартира – пентхаус на последнем этаже. Между крышей и квартирой – технический этаж. Там стояла неприваренная штука, рабочие не додумались приварить. Грабители ее скинули и залезли в квартиру. Все, что нужно было, – достали и обратно таким же макаром ушли.

Когда жена в квартиру зашла – на люстре золотая медаль висела. Ее повесили и качнули: типа это тебе на черный день.

– Знали, к кому лезут?

– Скорее всего.

– «Динамо», такие связи… Почему грабителей не нашли?

– Я уже был в «Спартаке».

– Но связи-то остались.

– Остались. Но кому это нужно было? Хотя столько ментов в квартиру понаехало… Помню, сидит тетка жирная – следак, пишет. «Что у вас украли? Жена: «Шесть шуб». – «Шесть?! А зачем вам столько?» Жена начала объяснять: «В этой я в магазин хожу, в этой…». Я вскипел: «Слышь, твое какое дело? Чего ты вопросы задаешь? Пиши и ищи».
Потом версию слышал, что воров нашли: они все деньги ментам отдали – и их отпустили.

Решающий момент финала. 118-я минута, полузащитник «Ротора» Олег Веретенников с пенальти попадает в штангу

«РЭКЕТ МНЕ БЛИЖЕ»

– Ваше первое воспоминание о «Динамо»: «В Петровском парке был манеж с беговыми дорожками, где ковер прямо на асфальте лежал. Пару раз упал – все себе отбил». Представляем, что будет, если сейчас игроков на такой ковер выпустить.

– Поэтому и не играют ни фига! А мы на асфальте тренировались – налокотники хоккейные брали, шлемы. Из поролона трусы вырезали. Самое главное было – бока не отбить. Но все равно отбивали.
Для меня самое чудное было – когда вратари у Голодца 12 минут вместе со всеми бегали, а Газзаев нам фартлек давал. 200, 400, 600, 800 метров и обратно. Я все время думал: вратарю-то зачем? Но нам говорили: «Надо! Все бегут». Как в том фильме.

– 0:6 от «Айнтрахта» или 1:7 от «Спартака» – что тяжелее переживали?

– И то, и другое неприятно. Как говорится, пока вратарь семь мячей не пропустит, он не вратарь.

Со «Спартаком», помню, мы повели. А потом 1:1, 1:2, 1:3, 1:4… Кобелев подбегает: «Андрей, ребята, давайте соберемся! Четыре – не пять». Потом: пять – не шесть, шесть – не десять…

– Почему вас Газзаев в тех матчах не менял?

– Не знаю. Может, хотел, чтобы я всю эту прелесть прочувствовал.

– Так и сломаться можно.

– Но я ведь не сломался. А кто-то может и после одного гола себя потерять. Помните, «Локомотив» с «Зенитом» играл – Левенец Аршавину мяч кинул. И где теперь Левенец?

– Филимонов после Украины не сломался?

– Нет. Я точно знаю. Ко мне на тренировке «Спартака» тренер вратарей Дарвин подошел: «Андрей, давай с Сашей об этом матче говорить не будем». Отвечаю: «Юрий Иванович, я уже не маленький, знаю, где и что говорить». Так спокойно все и прошло – не обсуждали ни моментов, ничего. Саша как был, так и остается моим другом.

– Много версий есть, почему с ним это случилось. Кто-то говорит – в церковь не пошел, кто-то – с женщинами не разобрался.

– Версий может быть много. Он решил сделать как лучше, а получилось как всегда. Чисто игровой момент – случайность.

– Вы где матч смотрели?

– Дома, по телевизору.

– Первая мысль после гола.

– Сердце остановилось. Подумал: «Ой, Саня, что теперь с тобой будет…».

– Газзаев после «Айнтрахта» в отставку ушел. Что сказал в раздевалке?

– Ничего. Его там не было. Мы сами с собой постояли, покурили… И на следующий день сами на тренировку вышли, разделились, в футбол по-играли и домой поехали.

– Правда, что после 1:7 хотели бросить футбол?

– После семи пропущенных мячей, думаю, у всех вратарей такие мысли возникают.

– И куда бы пошли? В бизнес, реслинг, рэкет?

– Рэкет мне ближе.

Вратарю, поигравшему за «Динамо» и «Спартак», есть что вспомнить

«И ЗАВТРАКАЛ, И УЖИНАЛ, И ПИВО ПИЛ»

– Вы с «Динамо» в еврокубках по континенту поездили – Венгрия, Финляндия, Фареры…

– Фареры – это уже без меня. Я в 1998‑м в середине года ушел.

– Что из поездок запомнилось?

– Болгария. Поля – неимоверные. Перед нами реально коровы ходили!

Еще в памяти отложилось, как в Карлсруэ на сборы приехали. Снега по колено! Бесков по полю идет, за ним Голодец. «Константин Иванович, давайте выйдем, потренируемся, пробежечку сделаем!». Бесков: «Адамас, ты что, с ума сошел? Мы зачем сюда приехали – работать? Отдыхать! Вот и отдыхай!». А Голодцу только этого и хотелось – пробежаться, загнать нас…

– Про Бескова рассказывали, как он с «Мерседеса» значок откручивал.

– При мне было. Тренировка в Новогорске. Стоим с ребятами, общаемся, Константин Иванович подъезжает. Вышел из машины, значок открутил – и в карман. Я говорю: «Константин Иванович, ну здесь-то у вас не своруют». Посмотрел на меня из-под бровей и дальше пошел. Может, у него около дома эти значки снимали – вот он и прятал.

– Шутки прощал?

– Мне – прощал. Я старался так пошутить, чтобы не обидно было.

– А Газзаев?

– С ним мы не шутили.

– Валерий Георгиевич известен своими эмоциями. Что вспоминается?

– Играем в гостях с «Канном». Хорошая команда – за них еще молодой Зидан бегал. В середине первого тайма – штрафной в наши ворота. Судья подбегает, руку поднял. Свободный. Но этого никто, кроме меня и самого судьи, не увидел. Ни стенка, ни стадион, ни Газзаев. Француз разбегается, бьет прямо в меня, мяч летит еле-еле. Я беру и… отворачиваюсь. Мяч в сетке. Все – за голову! Стадион ничего понять не может – то ли орать, то ли аплодировать. Газзаев с лавки как подскочит! Я спокойно подхожу, беру мяч, ставлю на линию. Судья подтверждает – от ворот, поехали! Только тогда до всех дошло… В раздевалку захожу, Газзаев руку жмет: «Ну у тебя и нервы! Я из-за тебя поседел». Мы тогда 1:0 выиграли.

– Сергей Гришин в интервью «ССФ» рассказывал: «Есть в Газзаеве такие моменты, которые я просто не приемлю. Например, подчинить себе человека беспрекословно, задавить. В том «Динамо» ему многие в рот смотрели».

– В ЦСКА уже по-другому стало. Я и представить не мог, чтобы игрок, которого заменили, подошел к Газзаеву и по щеке похлопал. А Вагнер Лав это сделал. В «Динамо» бы за такую вольность поотрывали все! Даже мыслей таких не возникало. Причем видно было, что Валерий Георгиевич сам в шоке – стоит и не знает, как реагировать…

– Говорят, он в «Динамо» любил вес контролировать.

– Да это все тренеры любят.

– У вас были проблемы с лишними кило?

– Когда из отпуска приходил – «десятка» прилипала. Но слетала уже за неделю. В манеже у Адамаса Соломоновича – попробуй не скинь! Воздух – дышать нечем. Еще болоньевую крутку надевал…

– Не завтракали?

– И завтракал, и ужинал, и пиво пил. В «Спартаке» с этим попроще было. Это сейчас игроки на базу приезжают, там уже доктора сидят – смотрят, взвешивают. А у нас – в два часа обед, в час сбор. Мы, у кого лишний вес, к 12 подъезжали и сами взвешивались. Тетрадка лежала – запишешь себя, распишешься… Нормально.

– Штрафовали за вес?

– Чисто символически. Сто долларов. Хотя Витя Леоненко из-за этого в Киев свалил. У него денег не было – собрал вещи и уехал.

– Лучшие финансовые условия в «Динамо» при Бышовце были?

– Нет. Это ж советские времена – какие там условия… Евро, долларов по определению не было. Премиальные получали, но не такие большие, как в других клубах. Анатолий Федорович брал другим – выбивал квартиры, машины. Приехал Сережа Деркач. То ли не захотел что-то на тренировке сделать, то ли еще что. Бышовец рукой махнул: «Х… тебе квартира, х… тебе машина. Иди отсюда!». Но вообще он интеллигентный, начитанный.

«Я всегда играл правильно». Фото Игоря Уткина

«ВИЖУ ТОЛСТЫХ – МАЛЕНЬКИЙ, РЫЖЕНЬКИЙ…»

– В «Динамо» вас из Перми Толстых забирал?

– Да, в 87‑м году. Там два варианта было – ЦСКА или «Динамо». Знаю, что главный тренер «Звезды» Виктор Ефимович Слесарев по поводу меня с Садыриным разговаривал. А тут сидим на базе – последние игры чемпионата. Хотя уже все выиграли – и первенство, и Кубок, и пульку, в первую лигу вышли. Слесарев звонит в номер: «Андрей, ты за какую команду болеешь?». – «За «Динамо». – «Тогда давай ко мне, за тобой приехали». Захожу – Толстых сидит. Ну, я тогда еще не знал, что это он. Вижу – маленький, рыженький… «В «Динамо» хочешь?» – «Да». – «Все, мы тебя забираем». Мне 18 лет было.

– Когда отношения испортились?

– Да нормальные у нас отношения! Особо и не менялись никогда. Все наши разговоры проходили так: «Николай Александрович, можно зайти?» – «Андрей, времени нет. Давай, но только на минутку». И монолог на час…

– Его главная черта.

– Подозрительность. Был у нас один момент… В 1996 году в предпоследнем туре проиграли в Набережных Челнах – 2:3. Мы в том сезоне могли чемпионами стать, если бы в двух последних матчах обыгрывали «КАМАЗ» и Нижний Новгород. И не было бы никакой переигровки за первое место «Спартак» – «Алания».

Но проиграли. После игры сидим в гостинице, ждем самолета. Мне передают – Толстых зовет. Причем с сумкой. Прихожу: сидят Толстых, Голодец, Николай Палыч Гонтарь… Константина Ивановича не было. Палыч сразу глаза отвел – понимал, какая чушь происходить будет. Говорят: «Давай сумку». – «Зачем? Там все сырое, грязное». – «Давай!». Начали что-то искать. Я говорю: «А что вы ищете-то?». Нет ответа. Переворошили все: «Собирайся». – «А зачем звали?» Потом понял – деньги искали…

– У «Динамо» перед вами долги оставались.

– До сих пор должны. Сумму не буду озвучивать. Деньги за три-четыре месяца – с начала года и до того момента, как меня в «Спартак» продали. Первый раз эта тема поднялась, когда мы с Есауленко сидели в кабинете у Толстых. Говорю: «Нам бы по деньгам решить». – «Конечно. Завтра позвони». Это «завтра» уже 16 лет тянется.

– Вы рассказывали: «Одного человека Толстых из квартиры выгнал».

– Виталика Сафронова. Ему Бесков квартиру дал. А Толстых, как показала практика, Виталик был не нужен. Когда Константин Иванович ушел, квартиру сразу забрали. Дали Ковтуну. А Виталик там ремонт сделал, мебель поставил…

– Толстых с годами меняется?

– Нет. Каким был, таким и остался. Мы нормально общаемся. Когда я ему о долге не напоминаю.

– Когда он судью Чеботарева после матча с «Аланией» в раздевалку привел, так и сказал: «Посмотри в глаза ребятам»?

– Ну да, доктор из-за угла выбежал, навернул Чеботареву и убежал.

«Если кто под руку или ногу попадался — не жалел»

«А ПО НАШЕЙ ПОЛОСЕ ТЕЛЕГА…»

– Почему «Динамо» в 1996 году чемпионом не стало?

– Говорю же – проиграли в Набережных Челнах. Все конкуренты «КАМАЗ» зарядили. И «Спартак», и ЦСКА. А потом в Нижнем Новгороде с «Локомотивом» не справились. Там Борман только сидел и ждал, когда ему бабки принесут.

«Динамо» же никогда ни к кому не обращалось. Я ни разу слышал, что мы кому-то деньги давали или купили кого-то.

– Защита «Динамо» середины 1990‑х – классика футбольной жесткости. Ковтун, Яхимович, Островский, Штанюк… Тот же Гришин про Ковтуна рассказывал: «Юра один раз так шестишиповой бутсой наступил Аленичеву на ногу, что у того трусы сползли. А они в сборной вместе играли. Алень поворачивается: «Юр, ты чего? Ты ж меня знаешь!». Юра – в ответ: «Вот именно, что знаю. Не знал бы – вообще закопал».

– Ну так было у кого учиться – Новиков, Никулин… Мне с такими защитниками спокойно игралось. Такая стена стояла! Мяч до меня или не докатывался, или рваный и весь в крови.

– Что за история, когда вы с Яхимовичем телегу с лошадью протаранили?

– Зима, после тренировки поехали с Эриком в Новогорск на его «Опеле Фронтера» – у него он один из первых в России появился. Едет Юра Ковтун на своей синей «четверке». Эрик: «Давай обгоним?» – «Давай». Начали в гору подниматься. По нашей полосе телега. За «рулем» дед в ушанке, с козьей ножкой. Навстречу рафик. Пришлось дать по тормозам. Правым крылом въехали в телегу. Лошадь испугалась, дед – сальто. Летит – кричит: «Тпру!». Упал в сугроб, ничего понять не может. Я из машины вышел, напихал ему: «Ты чего, чудак на букву «м», ездить не умеешь?». А лошадь потом месяц искали…

– Весело.

– В «Динамо» всегда весело было. Костяк – Добровольский, Ковтун, Эрик, Сережа Некрасов…

– Ночные клубы?

– Их в то время было не так много. Мы чаще всего ходили в «Север» на Тверской. После игры могли компанией собраться. Но – без злоупотреблений. Как алкаш в анекдоте: «Я пью каждый день, но иногда могу уйти в запой».

– При вас в «Динамо» появились первые иностранцы. Лаки Изибор…

– Деревяшка приличная. Не знаю, кто его привез. Взяли, наверное, потому что здоровый.

– Травили африканца?

– Он сам себя травил. Любил говорит: «Ноу мани – ноу футбол». Я ему свои ботинки дал на шипах. Пришел, у него бутс не было. А размер как у меня. Может, чуть меньше. Никто не давал, я решил помочь: «На, играй!». До сих пор возвращает.

– Робсон и Тчуйсе в «Спартаке» – другие были?

– Конечно, обрусевшие. Романцев рассказывал историю про Робсона и Мухамадиева. Говорит, стою на базе, курю, они на базу приехали. Мухамадиев подходит к Робсону: «Я – черный!». Робсон: «Нет, я – черный!».

– Вы в «Спартаке» еще в начале 1990‑х могли оказаться.

– Да, с Тархановым встретились, но что-то не срослось. А в 1998‑м запомнился первый разговор с Романцевым. «Андрей, ну чего?» – «Хочу вам помочь Лигу чемпионов выиграть». – «Иди, переодевайся».

В то время Олег Иванович держался от команды в стороне. Сейчас же на матчах ветеранов встречаемся – совсем другой человек. И разговорчивый, и общительный, и пошутить, и посмеяться. Они своей компанией садятся и всю ночь напролет в карты играют. Романцев, Ярцев, Дасаев, Хиддиятуллин…
Случай вспомнил. Тренировка 1 апреля. А у Романцева самое тяжелое упражнение – «максималка». Построил команду: «Ребята, сегодня первое занятие после выходного, поэтому две «максималки». Все за голову схватились. Валерка Кечинов начал с себя болонь снимать, штаны, куртку… Все снял! Олег Иванович: «Чего такие кислые? Сегодня ж 1 апреля! Побежали по кругу».

– Матч в Лидсе – главный для вас в «Спартаке»?

– Да. Вышел на замену, отыграл. Правда, на уколах. Пахи отваливались, ничего сделать не мог. Но надо было выходить – Саша травму получил. Два укола поставили… Думаю, в концовке, когда гол пропустил, – это сказалось. Начал прыгать и на месте остался. Я этот мяч до сих пор вспоминаю. Наверное, самый неприятный момент в карьере.

Октябрь 2014 года. Москва. Андрей Сметанин — тренер вратарей

МОЛИТВА

– Ваши слова: «Я всегда играю правильно». Неужели не было ошибок?

– Не было. Могу повторить – всегда играл и играю правильно. И по жизни тоже.

– Раскройте секрет – как пенальти брали?

– Да не так много я и взял. Просто в нужный момент. Три с «Градец-Кралове», в финале Кубка с «Ротором»… Но там Веретенников бил – мы оба с Урала.

Секрет? Чисто случайно получалось. С теми же чехами играли – я чуть раньше на поле вышел, мальчишки пенальти били. Загадал: куда они будут бить, туда и буду падать. Три раза упал – три раза поймал.

– После этого матча вам можно было Героя России давать.

– А дали пиво «Будвайзер» в самолете. Ну и премиальные всем – за выход в следующий круг. Около тысячи долларов.

– Говорили, вам молитва помогает.

– И молитва была, и амулет с собой. Молитву сначала читал, когда с утра просыпался, а потом когда к воротам шел.

– «Отче наш»?

– Другая, известная. Не хочу говорить.

– А что за амулет?

– Просто на бумажке записали молитву и закатали в целлофан. Она у меня в воротах лежала. Сначала в сумочке, потом без нее. Вместе со святой водой.

– Откуда такая религиозность?

– Я всегда верующим был. А потом на базе в Новогорске бабушка подошла, она там уборщицей работала. «Андрей, возьми, прочитай». Один раз прочитал и запомнил. Считаю – помогало.

«НА ДОПИНГ-КОНТРОЛЬ ВЫЗВАЛИ. Я У НИХ ВСЕ ПИВО ВЫПИЛ»

– Финал Кубка-1995, пенальти на 118‑й минуте… Судья Синер много о себе теплых слов услышал?

– Ну да, все его оплевали.

– И вы?

– У меня другая история была. В финале 1997 года, когда Овчинников судил, я сзади на него прыгнул. Он себя еле руками поймал, чтобы не упасть. Ребята оттащили: «Андрей, ты чего?!». Мы тогда «Локомотиву» 0:2 проиграли.

– Так из себя вывел?

– Не то чтобы вывел… Четыре момента было, когда мог свистнуть и не свистнул. А еще спорный гол засчитал. У меня в концовке планка опустилась. Потом на допинг-контроль вызвали. Я у них все пиво выпил.

– Возвращаясь к пенальти Веретенникова.

– Перед ударом всегда ощущение есть, что ты должен взять. Тем более там несправедливость была. Кривов свалился, и Синер свистнул. Мы с ним потом встретились, я говорю: «Скажи, они тебе денег дали?» – «Андрей, ну чего я тебе говорить буду». Дал понять, что да, получил. «Ротор» с собой ансамбль привез, пятилитровые бутылки шампанского, людей из федерации в «Метрополь» позвали… Все были готовы к празднику. Кроме «Динамо».

– Вас после матча болельщики на руках несли.

– От раздевалки до автобуса. Это сейчас я 120 кг вешу, тогда меньше было. 95 где-то.

– Как победу отметили?

– У нас ни ресторана не было заказано, ничего. Просто принесли две бутылки шампанского в раздевалку, налили в кубок… Я глоток сделал – все обратно вылилось. Обезвоживание организма. Хорошо, у жены Сережи Некрасова день рождения был. Она стол заказала. Решила: проиграем не проиграем – все равно отмечать. Мы и отметили.

Сами. Клуб так и не проставился. И я серьезно считаю, что именно поэтому «Динамо» до сих пор не может чемпионство выиграть. Я сразу сказал: пока «Динамо» не проставится – ничего не выиграет. 10 лет – нет, 15 лет – нет… В следующем году 20 лет будет. Когда клуб нашу победу отметит – только тогда смогут что-то выиграть.

– Кто раньше чемпионом станет – «Спартак» или «Динамо»?

– Судя по стадиону, «Спартак». Своя арена должна помочь.

«ЛУЧШЕ СЕЙФ ОТКРЫВАЙТЕ»

– За что вас в Саратове алкоголиком выставили?

– Это они меня так убрать хотели. Вызывает генеральный директор, хотя трудно его директором назвать: лысая башка, три волосинки и тапочки на босу ногу. В спортивных штанах, коленочки вытянутые. Такой чисто саратовский. Говорит: «Андрей, вот тебе бумага, давай подписывай – и по-хорошему разойдемся». Отвечаю: «Нет, лучше сейф открывайте». – «Зачем?» – «До конца года мне зарплату выдайте, и я все подпишу».

Отказался, конечно. Началось разбирательство. КДК, Толстых… На заседании мой адвокат спрашивает: «А где у вас факты, что Андрей пьяный был?». Директор мяться стал: «Ну, вот, вы знаете…». «Так мы можем сейчас сказать, что вы – алкаш! И сдать вас в вытрезвитель». А у них на меня ни бумаг, ничего не было. КДК мне все присудил, но «Сокол» ничего не отдал.

– Во второй лиге заканчивали – много приключений было?

– Да там каждая поездка – приключение. 22 часа из Саранска на автобусе ехали. Не спеша. Нам сразу суточные выдали, и мы в первом же супермаркете купили все, что нужно. Потом никуда не торопились.

– Гостиницы.

– «Пятизвездочные». Когда в Астрахани у Овчинникова играл, селились в его родную «Камелию». Я-то в «Динамо» и «Спартаке» успел забыть, что такое стирать за собой форму, а тут вспомнил. Отопления не было. По стенам тараканы ползали. Питания никакого. Экзотика!

– В футболе с криминалом сталкивались?

– Нет.

– И в раздевалку никто не заходил?

– С Николаем Александровичем не зайдешь. А в других командах все это уже закончилось.

– Ваша фраза: «Не боюсь никого и ничего».

– Так и есть. Самый страшный момент в жизни – с ограблением. Боялся, не дай бог, жена в квартиру зайдет. Еще страшно было – когда ребенка машина сбила. Мама жива была – они с отчимом с дачи приехали. Дочка около дома оторвалась от руки – и на дорогу. Ей годика четыре было. А рядом джип проезжал, задел. Я на балконе стоял, все видел.

– Реакция?

– С 22‑го этажа вниз за джипом побежал. Мама с женой остановили.

– Драться часто приходилось?

– Только в детстве.

– А на футболе?

– Не было. Я побольше стал – никто уже не подходил.

– А в 90‑е, в клубе «Север»? Наверняка ведь братва гуляла.

– Так и мы без пистолетов не ходили.

– Газовых?

– Лично у меня дробовик был. В машине лежал постоянно.

– Стреляли?

– Нет.

«ПРОТИВНЫЕ, КОЛЮЧИЕ И ВОНЮЧИЕ»

– Джанашия про вас говорил: «Мощнее в чемпионате России никого не было. Когда он выходил из ворот с криком «я!», старался пригибаться. Убить мог».

– Зачем ему с таким ростом пригибаться?

– Могли убить?

– Если кто под руку или ногу попадался – не жалел. Убить – нет, но травму нанести мог, даже не задумываясь. Инстинктивно.

– Мстили нападающим?

– В юности был момент. Зимнее первенство, один игрок под нашего подкатился. Я подошел, спрашиваю: «Все нормально?». А он взял и ударил меня по прессу. Я запомнил. Стою, жду. Он один на один выбегает – я двумя ногами лечу. «Скорая помощь» забрала.

– Шутка: «Когда на «Динамо» Сметанин кричал «я!», в области было слышно».

– Мне рассказывали, над стадионом красные вороны летали. Почему красные? Потому что Сметанин командой руководил.

– А вам от нападающих доставалось?

– Посмотрите на голову. Шрамы видите? Если обрить, как футбольный мяч будет.

– Где заработали?

– В России в основном. Или головами сталкивались, или ловил мяч, а нападающий ногу не успевал убрать… С Тюменью играли – Малафеев чуть в обморок не упал, когда увидел, как у меня из головы кровь хлещет. Сильно рассекли.

– Самый неудобный нападающий?

– Они все неприятные, когда голы забивают. Противные, колючие и вонючие.

– Чьи действия нельзя было предсказать, спрогнозировать?

– Не было такого.

– А молодой Зидан?

– Тоже не запомнился. Только потом узнал, что он против нас играл.

– Самые близкие друзья с игровых времен?

– Колотовкин, Сергей Некрасов…

– С Андреем Ивановым близко дружили?

– Мы жили рядом, я его часто видел. Ему многие пытались помочь. И Коля Писарев куда-то отвозил, и жена. Бесполезно. Если человек алкоголик – это все. Он ведь запойный был и закодированный. А когда сначала раскодируют, а потом опять кодируют – только хуже становится.

– За сколько дней до смерти виделись?

– Где-то за неделю. Валялся около палатки, такая борода… К нему невозможно было подойти – чистый бомж.

– Узнал вас?

– Узнал. «Андрей, привет, дай на пиво…» Я когда еще в «Динамо» работал, предлагал ему с детьми заниматься: «Только неделю не пей». Куда там… Жалко, конечно, но было видно – человека не спасти.

«НЕТ ПРОБЛЕМ. СКУЧНО»

– Цитата из вашего интервью «Советскому спорту» 10‑летней давности: «Мне нравится метро. Я за свою жизнь уже на машине наездился».

– Я и сейчас на метро езжу. В «Динамо-2» был свой водитель, пока все не закрылось. Но мне так удобней. Выхожу из дома – доезжаю до работы за час пятнадцать. А на машине в пробках переплюешься весь.

– В метро узнают?

– Бывает. Подходят, автографы просят.

– Еще цитата: «Мне нравится жить с проблемами».

– Ну да, у меня по жизни так получается. Когда все гладко, как-то неинтересно.

– Сейчас есть проблемы?

– Нет. Скучно. Вот заняли первое место, стали чемпионами Москвы за четыре тура до конца…

– Так вы – счастливый человек!

– Да, у меня и семья замечательная. Старшая дочка в прошлом году замуж вышла. Вторая учится в институте, на третьем курсе. Работает.

– Вы дедушка уже?

– Нет пока. Хотя пора бы.

– В Перми часто бываете?

– Как маму похоронил, стараюсь каждый год приезжать. Хотя связи с городом практически не осталось. Мама на кладбище да пара-тройка друзей… Если честно, и не тянет особо в родные места.

– Пермь – столица реальных пацанов.

– Хороший сериал.

– Много там сейчас таких?

– С каждым годом все больше.

– Вы Пермь в этом сериале узнаете?

– (Пародирует.) Так-то чего, нормально все… Узнаю, да.

– Андрей Сметанин – реальный пацан?

– Я же сказал – ошибок по жизни не совершаю.

Кстати

Сейчас Андрей Сметанин работает тренером вратарей в спортивной школе олимпийского резерва «Юность Москвы» по футболу «Спартак-2». Досрочно, за пять туров до конца чемпионата, она стала чемпионом Москвы. В школу идет набор мальчиков 2008/09 годов рождения. Ребята постарше тоже могут приехать на просмотр.
 

Николай Роганов

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/755979

www.spartakmoskva.ru

Сметанин, Андрей Русланович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сметанин.

Андре́й Русла́нович Смета́нин (21 июня 1969, Пермь) — советский и российский футболист, вратарь.

Большую часть карьеры на высшем уровне провёл в московском «Динамо», где за 11 сезонов сыграл 120 матчей и пропустил 128 голов.

Занимал пост генерального директора мини-футбольного клуба «Динамо-2»[1] до расформирования команды в 2010 году. Работает в СДЮСШОР Юность Москвы «Спартак-2» по футболу.[2]

Достижения

  • Обладатель Кубка России 1995 года
  • Серебряный призер чемпионата России 1994 года.
  • Бронзовый призер чемпионата России 1992, 1993, 1997 годов
  • Обладатель Кубка РСФСР (для команд 2-й лиги) 1987 года
  • В Списке 33 лучших футболистов чемпионата России: № 2 (1996), № 3 (1995).
  • 2 -кратный чемпион России по футболу 1999, 2000

Напишите отзыв о статье «Сметанин, Андрей Русланович»

Примечания

  1. [www.futsaldinamo2.ru/team/rukovodstvo/?person=6 Страница на сайте «Динамо-2»]
  2. Sports.ru: [www.sports.ru/football/151632530.html «Лихие в 90-е. Лучшие российские футболисты конца века. Часть 2»]. 29.07.2013

Ссылки

  • [spartak.com/main/team/first/1923 Профиль на официальном сайте ФК «Спартак» (Москва)] (рус.)
  • [footballfacts.ru/players/27379 Профиль на сайте FootballFacts.ru]

Отрывок, характеризующий Сметанин, Андрей Русланович

«Что же это? я не подвигаюсь? – Я упал, я убит…» в одно мгновение спросил и ответил Ростов. Он был уже один посреди поля. Вместо двигавшихся лошадей и гусарских спин он видел вокруг себя неподвижную землю и жнивье. Теплая кровь была под ним. «Нет, я ранен, и лошадь убита». Грачик поднялся было на передние ноги, но упал, придавив седоку ногу. Из головы лошади текла кровь. Лошадь билась и не могла встать. Ростов хотел подняться и упал тоже: ташка зацепилась за седло. Где были наши, где были французы – он не знал. Никого не было кругом.
Высвободив ногу, он поднялся. «Где, с какой стороны была теперь та черта, которая так резко отделяла два войска?» – он спрашивал себя и не мог ответить. «Уже не дурное ли что нибудь случилось со мной? Бывают ли такие случаи, и что надо делать в таких случаях?» – спросил он сам себя вставая; и в это время почувствовал, что что то лишнее висит на его левой онемевшей руке. Кисть ее была, как чужая. Он оглядывал руку, тщетно отыскивая на ней кровь. «Ну, вот и люди, – подумал он радостно, увидав несколько человек, бежавших к нему. – Они мне помогут!» Впереди этих людей бежал один в странном кивере и в синей шинели, черный, загорелый, с горбатым носом. Еще два и еще много бежало сзади. Один из них проговорил что то странное, нерусское. Между задними такими же людьми, в таких же киверах, стоял один русский гусар. Его держали за руки; позади его держали его лошадь.
«Верно, наш пленный… Да. Неужели и меня возьмут? Что это за люди?» всё думал Ростов, не веря своим глазам. «Неужели французы?» Он смотрел на приближавшихся французов, и, несмотря на то, что за секунду скакал только затем, чтобы настигнуть этих французов и изрубить их, близость их казалась ему теперь так ужасна, что он не верил своим глазам. «Кто они? Зачем они бегут? Неужели ко мне? Неужели ко мне они бегут? И зачем? Убить меня? Меня, кого так любят все?» – Ему вспомнилась любовь к нему его матери, семьи, друзей, и намерение неприятелей убить его показалось невозможно. «А может, – и убить!» Он более десяти секунд стоял, не двигаясь с места и не понимая своего положения. Передний француз с горбатым носом подбежал так близко, что уже видно было выражение его лица. И разгоряченная чуждая физиономия этого человека, который со штыком на перевес, сдерживая дыханье, легко подбегал к нему, испугала Ростова. Он схватил пистолет и, вместо того чтобы стрелять из него, бросил им в француза и побежал к кустам что было силы. Не с тем чувством сомнения и борьбы, с каким он ходил на Энский мост, бежал он, а с чувством зайца, убегающего от собак. Одно нераздельное чувство страха за свою молодую, счастливую жизнь владело всем его существом. Быстро перепрыгивая через межи, с тою стремительностью, с которою он бегал, играя в горелки, он летел по полю, изредка оборачивая свое бледное, доброе, молодое лицо, и холод ужаса пробегал по его спине. «Нет, лучше не смотреть», подумал он, но, подбежав к кустам, оглянулся еще раз. Французы отстали, и даже в ту минуту как он оглянулся, передний только что переменил рысь на шаг и, обернувшись, что то сильно кричал заднему товарищу. Ростов остановился. «Что нибудь не так, – подумал он, – не может быть, чтоб они хотели убить меня». А между тем левая рука его была так тяжела, как будто двухпудовая гиря была привешана к ней. Он не мог бежать дальше. Француз остановился тоже и прицелился. Ростов зажмурился и нагнулся. Одна, другая пуля пролетела, жужжа, мимо него. Он собрал последние силы, взял левую руку в правую и побежал до кустов. В кустах были русские стрелки.

wiki-org.ru

Андрей Сметанин: Для меня Андрей Лунев – основной голкипер сборной России

Футбол23 августа 2017 08:25Автор: Горсков Анатолий

Андрей Сметанин о ситуации с вратарями в чемпионате России и сборной.

Накануне матча 1/32 финала Кубка России по футболу между командами «Арарат»-»Балтика» мы поговорили с тренером вратарей московской команды Андреем Сметаниным.

— Андрей Русланович, как получилось, что Вы оказались в московском «Арарате»?
— Очень просто. Я готовил вратарей в «Юность Москвы «Спартак-2». Мы были давно знакомы с президентом клуба Валерием Оганесяном. По выходным идет первенство Москвы, мы встретились с ним, пообщались, он предложил мне работать с вратарями «Арарата».

— Это был один из громких трансферов команды.
— На бумаге если только (смеется).

— Расскажите про Ваших подопечных в «Арарате».
— У нас дружный коллектив вратарей. Практически с первого дня вместе в клубе. У нас нет разделения на первого, второго, третьего. У каждого есть шанс проявить себя. Самый старший – Сергей Ревякин, которого многие знают. Сейчас из-за лимита, действующего во втором дивизионе (на поле одновременно должно находиться два игрока не старше 21 года), вратарская позиция у нас получается, закреплена за молодым игроком. Но у Сергея есть шансы проявить себя в Кубке России, где он является основным голкипером. В среду он будет играть против «Балтики». Володя Сугробов был заявлен перед самым стартом чемпионата. А самый молодой мой подопечный Антон Шитов: ему всего 17 лет, но он уже играет за юниорскую сборную России, где является основным стражем ворот. Всем нашим вратарям мы даем шанс. Ну а работа на тренировках с такими мастерами, как Павлюченко, Измайлов, Ребко, Лебеденко и остальными ребятами дает им такой необходимый опыт.

— Вы в свое время тоже из второй лиги пробились в Высшую лигу Советского Союза. Говорите об этом ребятам?
— Они об этом знают. А Володя Сугробов, когда нас познакомили, сказал, что у него дома лежит футболка саратовского «Сокола» с моим автографом, с тех времен, когда я там играл.

— Андрей Русланович, если бы Вам предложили собрать вратарскую бригаду для сборной России, кого бы Вы взяли?
— Я бы взял только своих парней: Ревякина, Сугробова и Шитова.

— Хорошо. С какой линией обороны Вам было проще всего защищать свои ворота?
— Когда я играл в «Динамо» и «Спартаке» и там и там была шикарная линия защиты. Я не могу даже их сравнить, все защитники были великолепны.

— А если взять тех, кто играет сейчас в российском чемпионате, за чьей спиной Вам было бы спокойней играть?
— Затрудняюсь ответить. Слежу и за сборной, и за РФПЛ, но никого назвать не могу. Кроме Джикии. Он, и все… С остальными неспокойно (смеется).

— Два клуба, где Вы выигрывали медали и кубки в прошлом сезоне, стали чемпионами: «Спартак» выиграл РФПЛ, «Динамо» ФНЛ. Следили за командами? За кого переживали?
— На «Спартак» я даже ходил на стадион – я живу рядом с ним. Смотрел, переживал. За «Динамо» следил и переживал, но в силу загруженности не смог попасть на стадион, но за парней очень рад. Очень надеюсь, что в команде начался период стабильности. У «Спартака» же сейчас опять что-то не клеится. Вратари не спасают, защита ошибается. Но надо быть в коллективе, чтобы понять, что происходит, что случилось после чемпионского сезона.

— В «Динамо», кого бы Вы выбрали первым номером? Шунина?
— Нет. Себя (смеется). Скажу и по «Динамо», и по «Спартаку». В обоих клубах в этом сезоне нет крепкого «первого номера». Просто нет. А в «Динамо» первым номером всегда будет Лев Иванович Яшин. Когда я играл, в каждой команде были отличные вратари. Всегда было ясно, кто первый, кто запасной. А сейчас даже стали привозить вратарей из-за границы, делать им гражданство, в сборную тащить. Зачем это? У нас есть отличные молодые вратари – тот же Лунев. Парень отлично проявил себя в «Уфе», шикарно играет в «Зените». Про Селихова я не могу так сказать. Когда его брали в «Спартак», я думал, что это готовый первый номер для «красно-белых», но что-то случилось с ним. Видимо, пересидел на скамейке парень. Сейчас он просто не готов к играм такого накала.

— Если все-таки вернуться к вратарской бригаде сборной, Лунев в ней был бы точно…
— Он был бы первым номером сборной. Лунев, Акинфеев, Беленов. Именно в такой последовательности. Пора давать дорогу молодым. Для меня Андрей Лунев – основной голкипер сборной России на данный момент.

— Андрей Русланович, Вы много раз называли своим лучшим матчем победный финал Кубка России, когда был выигран последний трофей московского «Динамо», а самый худший матч, который резанул по памяти?
— Их было два, и оба за «Динамо». Они обидны по счету, но не по игре. 1:7 от «Спартака» еще в чемпионате СССР. Много лет считал, что там все мячи мои, а тут впервые пересмотрел. Да там нет моей вины ни в одном из пропущенных мячей! А тогда… Молодой, голову пеплом посыпаю, чуть ли не каюсь на поле. Смотрю, вся команда на меня переключилась и давай мне одному за голы «пихать». Я не выдержал и говорю: «Да пошли вы все! Вы из меня козла отпущения не сделаете!» После этого все успокоились. А вторая игра – это матч с «Айнтрахтом» 0:6, когда Газзаев ушел в отставку. Но там тоже такое залетало, что в любом другом матче пролетело бы мимо.

Четыре тренера: Бесков, Газзаев, Романцев, Бышовец, можете их сравнить?
— С Константином Ивановичем мы за два года выиграли серебро и взяли Кубок России, а звон штанги после удара Веретенникова с пенальти слышали даже в Волгограде. Бесков – это глыба! А Газзаев, Романцев и Бышовец и сейчас могут на хорошем уровне руководить командами, которые у них будут занимать высокие места.

www.sovsport.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *