Павел яковлев спартак – Яковлев, Павел Владимирович — Википедия

Новости

Павел Яковлев – о «Спартаке» и жизни в Подмосковье

«Ночью залезли на деревообрабатывающий завод – искали перекладину»

— О вашей футбольной географии мы ещё поговорим, а пока гастрономический вопрос: заказов на сыры и шоколад в Москве много получили?
— Прилично. В основном просили привезти шоколад. Хотя под сыр место в сумке тоже придётся освобождать, никуда не денешься.

— Место для сбора в «Спартаке» выбрали впечатляющее: луга, горы, речка. Не появилось желания как-нибудь выбраться сюда в отпуск?
— Ну, в Абтвиле мы уже не в первый раз – год назад сборы проходили здесь же. Но вообще места в Швейцарии впечатляющие. Горы, свежий воздух, тишина – я всё это люблю. Отдохнуть здесь действительно можно здорово, но только когда буду постарше. В ближайшие дни хочу в Цюрих съездить – интересно посмотреть, что там. Уже договорились с ребятами, что как только выходной – обязательно выберемся.

— В 30-градусную жару тренироваться неприятно? Или уже привычно?
— Привычно, но тяжело, не буду врать. Жара стоит, а ветра нет – из-за этого очень душно. Но когда через «не могу» работаешь – свои плюсы в этом есть. Должны хорошо подготовиться к сезону.

— На днях вы всю тренировку бегали с ускорением. После было взвешивание – сколько килограммов сбросили?
— Два с небольшим. Но это у всех так. Глушаков, по-моему, два с половиной килограмма потерял. В среднем за одну тренировку меньше килограмма не уходит. Главное при этом – пить много воды. Жидкости из организма выходит много, и для восстановления нужно её восполнять.

— Из Швейцарии перенесёмся в Россию. Переезд в этом году у вас вышел суровым: из Люберец в Саранск.
(смеётся) Хорошие города, между прочим! Люберцы сейчас как застроят – от Лос-Анджелеса не отличишь! Да и в Саранске хорошо. Сам город небольшой, но мест, где можно прогуляться, очень много: парки, скверы, зоопарк даже есть. Семейный город – я бы описал его так. Хотя уровень жизни там, прямо скажем, довольно средний. Да и зимой особо делать нечего: всё в снегу, парки не работают, и весь город становится серым.

— Зато с Витьком на трибуне не соскучишься.
— Это точно! Футбольный антураж там специфический. Например, поле было не зелёное, а чёрное. Ну а Витёк, конечно, добавлял контраста. Неважно, метель на улице или жара – он всегда поддерживает команду. А вот трубач лично мне не нравился. Точнее, ничего против я не имею, но лично мне такая поддержка немного мешала.

— Красная карточка в матче с ЦСКА – что это было? Отголоски спартаковского настоящего?
— Меня тогда многие подкалывали: «Только приехал, и сразу на два матча вылетел». Я сам очень расстроился: дисквалификация меня выбила из игрового ритма, но, несмотря на это, я получил игровую практику, выступая за дубль. Хотя, не скрою, после молодёжного чемпионата перестроиться на Премьер-Лигу было тяжело. Впрочем, постепенно это сделать удалось. Самое главное, что мы начали набирать необходимые очки для выполнения задачи.

— Во дворе после таких фолов, бывает, вспыхивают драки. В люберецком детстве часто приходилось постоять за себя?
— Бывало, что скрывать. Но у нас обычно район на район дрались – это где-то 30 на 30 человек, хотя всегда по-разному было. Не каждый ведь драться может, кто-то маленький слишком… Я вот, например, в детстве чаще смотрел со стороны, чем дрался. Но постоять за себя иной раз приходилось.

Так что детство действительно было непростым. Единственное, что приносило удовольствие, – это футбол. Помню, выходишь на улицу с мячом, а все дворы заняты. Чаще всего играли возле моего дома – там четыре дерева как раз стояли на нужном расстоянии и напоминали ворота. Единственное, не было перекладин – из-за этого постоянно спорили, залетел мяч в сетку или прошёл выше. Но мы нашли выход. Думаю, сейчас об этом уже можно рассказать (смеётся).

— Определённо.
— Ну, я сразу скажу, что это всё-таки во благо нашего здоровья было сделано, без какого-либо злого умысла! В общем, в Люберцах есть деревообрабатывающий завод… Ну и пришлось ребятам ночью туда лезть, чтобы взять две перекладины. На следующий день прибили их к воротам и играли. Можно сказать, вышли на новый уровень – почти Премьер-Лига у нас во дворе получилась.

«2,5 часа в один конец – и ты в Тарасовке»

— А в «Спартак»-то вы как пробились?
— Сначала я пришёл в детскую школу «Торгмаш», где в то время были приличный условия. Стадион хороший, а команда как-то даже в Кубке России выступала. Но потом приехали какие-то люди, которые выкупили землю и запретили нам тренироваться. Пришлось переехать и играть в «Городке А» – это военный гарнизон, где раньше была военная часть. С тех времён там осталось футбольное поле, которое мы собственными руками начали приводить в порядок, чтобы на нём можно было тренироваться. Затем участвовали в первенстве Подмосковья, откуда я и наш вратарь получили приглашение в сборную московской области на региональный чемпионат России. Заняли там второе место, а через три или четыре месяца агент Михаил Череповский сообщил, что мной интересуется «Спартак».

— Долго раздумывали?
— Да вы что, это же мечта! Согласился сразу, несмотря ни на что.

— А с логистикой как было? Люберцы и Тарасовка – два противоположных конца Москвы.
— Сначала я тренировался в академии в Сокольниках и на Преображенской площади. Просыпался в шесть утра, на автобусе доезжал до метро и бежал на тренировку. После неё все шли в школу: четыре-пять уроков отсидишь, садишься на трамвай и едешь на вечернее занятие. Если на дворе зима – тренировка проходила в манеже, до него всего одну станцию надо проехать.

В таком ритме я жил года два, после чего меня стали привлекать к работе с основным составом. Маршрут тоже немного изменился: сначала на маршрутке до метро, потом по подземке до вокзала и уже оттуда на электричке до Тарасовки. 2-2,5 часа дорога занимала.

— Крышу поначалу не сносило? «Спартак» – это всё-таки покруче, чем перекладины к воротам во дворе прибивать.
— Понимаю, о чём вы. На самом деле всё зависит от воспитания. По крайней мере, мне так кажется. Если тебе в детстве зарубили на носу, что при отсутствии старания ты можешь завтра лишиться всего, к чему изначально шёл, значит, должно быть всё нормально. А соблазны появляются у всех. Но и здесь нужно уметь их отложить на такой момент, когда ими можно воспользоваться. Выходные, отпуск – пожалуйста, в это время можно выплеснуть накопившиеся эмоции. Но когда идут тренировки или игры – ни в коем случае. Хотя даже в отпуске голову выключать нельзя. Перед тем как что-то сделать, всегда нужно десять раз подумать. Вообще времени погулять и отдохнуть ещё будет много, но потом. А пока только работать, трудиться и стараться чего-то в этой жизни достичь.

— Когда возвращались из «Мордовии» в «Спартак», было ли принципиально, кого назначат тренером?
— Не подумайте, что я сейчас попытаюсь заработать себе какие-то плюсы, но кандидатура Дмитрия Анатольевича, по-моему, изначально была самой подходящей как для нас, футболистов, так и для болельщиков, которые соскучились по спартаковскому футболу. И кому, как не Аленичеву, его возрождать?

— То есть на Якина обиды не осталось?
— Абсолютно. Я ведь ушёл в аренду без каких-либо претензий. Я вообще благодарен, что меня без проблем отпустили и дали возможность играть и развиваться. К тому же определённый опыт я у Мурата приобрёл. Так что никаких проблем.

— На вопрос «Что изменилось в Тарасовке за время вашего отсутствия?» Сальваторе Боккетти мне неожиданно сказал: «Воздух стал чище»…
— Я читал, да. Каждый вправе понимать эту фразу по-своему. Может, действительно деревья подросли – и сразу посвежело. Но вообще в Тарасовке всегда пахнет футболом.

Санкт-Галлен

www.championat.com

Нападающий «Спартака» Павел Яковлев: Каждая тренировка для меня – счастье

Разве не странно, что нападающий Павел Яковлев, без которого с трудом уже представляешь основной состав московского «Спартака», еще ни разу в своей жизни не рассказывал о себе в прессе? Первое в своей жизни большое интервью 18-летний игрок дал «Советскому спорту».

ФУТБОЛ. ПРЕМЬЕР-ЛИГА
СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ

Разве не странно, что нападающий Павел Яковлев, без которого с трудом уже представляешь основной состав московского «Спартака», еще ни разу в своей жизни не рассказывал о себе в прессе? Первое в своей жизни большое интервью 18-летний игрок дал «Советскому спорту».

Нередко бывает: молодой игрок на первых порах своей карьеры поражает даже видавших виды специалистов. И техника при нем, и видение поля, и удар, и все остальное! Минует несколько лет, а парень по-прежнему ходит в подающих надежды. Почему-то верится, что с форвардом «Спартака» Павлом Яковлевым такое не случится. Уж больно серьезно он относится к футболу. За все время беседы, которая длилась без малого час, я не нащупал ни одной причины, способной помешать Яковлеву наслаждаться любимой работой.

«КУМИР – ТЬЕРРИ АНРИ»

– Не видели моих интервью? – вроде бы даже удивляется Павел первому моему вопросу. – Ну да, я же их не давал. Перед играми не люблю, когда дергают звонками, – отвлекает, мешает настраиваться. После матча, бывает, поспрашивают о чем-нибудь, и все. На радио как-то приглашали, еще весной… А больших интервью газетам не давал. Что я сделал, чтобы их у меня брать?

– Играете в основном составе команды, претендующей на чемпионство. Уже два гола забили. И это в 18 лет!

– Ну и что? Разве это достижение?

– Зарубежные скауты и обозреватели считают, что да. Сам Пит де Фиссер, селекционер «Челси», вас несколько раз просматривал.

– Стараюсь не относиться к таким разговорам серьезно. У меня сейчас простая задача – слушать объяснения тренеров и выполнять это. Играть, как играю, и даже лучше. На газеты, разговоры стараюсь не отвлекаться. Это в детстве я обожал спортивную прессу изучать. Помню, собирал статьи в нашей люберецкой газете о наших победах на турнирах в Сочи, Минске, Курске…

– С какой командой побеждали?

– «Звезда» из моих родных Люберец. Я туда лет в восемь пришел. И лет до пятнадцати играл.

– Как в «Спартаке» оказались?

– Меня пригласили выступать за сборную Московской области моего возраста на чемпионате России среди регионов. В Ярославле он проходил. А готовились мы на базе «Мастера-Сатурна» в Егорьевске. Месяц целый. Выступил я неплохо. И вроде бы в «Сатурне» замаячили какие-то перспективы, я продолжал тренироваться в Егорьевске… Но потом последовал звонок из «Спартака», который все и решил.

– Не подумали, что это розыгрыш?

– Нет, мне уже сказали: жди звонка. Звонил Евгений Смоленцев. То есть человек, который работал не просто с молодежью, а с основной командой. Это, честно говоря, подкупило. Маму даже уговаривать не пришлось – она целиком и полностью поддержала мой переход в «Спартак».

– Мама, выходит, у вас болельщица?

– Можно сказать и так. В футболе она разбирается. Мы с ней в детстве вместе садились у телевизора и смотрели трансляции. Болели, естественно, за «Спартак», который тогда постоянно выступал в Лиге чемпионов.

– Кумиры у вас были?

– Тьерри Анри. То, что француз показывал в «Арсенале», – это просто космос! Мало того, что забивал, он был настоящим лидером, капитаном. Сейчас нравится, как играет Фернандо Торрес из «Ливерпуля».

– У вас, я смотрю, особое отношение к английской премьер-лиге.

– Считаю это первенство сильнейшим в мире. Очень нравится, что там все команды борются от первой до последней минуты, не глядя на счет и положение в турнирной таблице.

«ПОСЛЕДНЕЕ, ЧТО КУПИЛ, – ТЕЛЕВИЗОР»

– Вы бьете с обеих ног. Какую пришлось больше тренировать?

– Вообще я правша, как и большинство. Но с детства тренеры мне говорили: двуногим игрокам проще. Вот я и тренировал обе ноги.

– На какой позиции вам комфортнее?

– Я часто менял позиции. Был и левым защитником, и правым, и в полузащите поиграл, и в нападении… Наверное, в центре атаки привык чаще всего оказываться. Но сейчас играю слева и нахожу в этом свои плюсы. Тут почти всегда принимаешь мяч лицом к воротам. Это легче.

– Ваш партнер Алекс рассказывал: был период, когда он хотел бросить футбол. Команда его прозябала в низших лигах, постоянно проигрывала, денег не было и не предвиделось… Вас подобные настроения миновали?

– Слава богу, да. Надеюсь, их не будет. Я, кстати, очень рад, что Алекс не бросил футбол и приехал в «Спартак». Считаю его сильнейшим полузащитником в нашем чемпионате. Что же касается меня, то не представляю себя вне футбола. Возможно, это покажется кому-то громкими словами, но для меня каждая тренировка – счастье. Не говоря уж об официальных матчах.

– Карпин как-то отметил: работать с Паршивлюком, Макеевым, Яковлевым приятно. А многие их сверстники развращены деньгами. Подписывая летом новый долгосрочный контракт со «Спартаком», не думали, что через пару лет могли получить гораздо лучшие условия?

– Сколько себя помню – всегда играл в футбол ради удовольствия, а не ради денег. Мне не 30 лет, чтобы думать о том, что будет на пенсии. Считаю так: если работать – все придет. Я и сейчас все деньги, которые получаю в «Спартаке», отдаю родителям. Что-то и себе оставляю, но не много. На самое необходимое.

– Что из необходимого приобрели в последнее время?

– Телевизор домой купил, – смеется Яковлев. – Большой. Диагональ 50 дюймов.

– Живете с родителями?

– Да, в Люберцах. Впрочем, дорога из Тарасовки долгой получается – часа полтора, а то и больше. Поэтому часто ночую на базе. Чтобы выспаться, сил меньше тратить.

«ПОМНЮ ГОЛ КАРПИНА ФРАНЦУЗАМ»

– Владимир Быстров, который недавно ушел из «Спартака», был фанатом компьютерных приставок и нередко устраивал турниры среди партнеров. Вам это интересно?

– Могу поиграть. Но немного. Помню, в детстве обожал это занятие. А теперь отдаю себе отчет, насколько оно затягивает. Так что форму я потерял, есть виртуальные игроки гораздо лучше меня.

– Как еще досуг проводите?

– Иногда читаю. Сейчас увлекает Пауло Коэльо. Люблю в кино сходить. Недавно «Каникулы строгого режима» посмотрел с Безруковым и Дюжевым. Веселый фильм. Теперь хочу «Пункт назначения-4» увидеть.

– Учитесь?

– В РГУФКе. На втором курсе. Специальность… Надо же, забыл! В общем, с игровыми видами связана. Буду по образованию тренером или учителем физкультуры.

– С кем из ребят общаетесь чаще других?

– С Жано, с которым в одной комнате живем, Макеевым, Паршивлюком… Но вообще в «Спартаке» нет людей, с которыми мне неприятно общаться. Так что – со всеми.

– У вас были шансы заиграть при Лаудрупе?

– Я с Лаудрупом даже не знаком, поэтому судить не буду. При нем я играл в дубле и лишь мечтал об основе. А Карпин в меня поверил.

– Сослан Джанаев, которого Карпин тоже привлек к основе, говорил, что тренерская установка была простой: «Не парься, все у тебя получится». А вы слова Карпина, сказанные при вашем дебюте в игре с «Химками», помните?

– Примерно так: «Играй, как умеешь». Потом еще Денис Бояринцев подошел, совет дал: «Бегай без остановок, не береги силы на отпуск». Это ведь как раз последний тур перед летним перерывом был. Так что я его понял.

– Интересно, вы Карпина-игрока помните?

– А как же! Его гол французам на «Стад де Франс» в 1999 году до сих пор перед глазами. Россия выиграла 3:2, и я уснул счастливым. И представить тогда не мог, что буду работать под его руководством. Я вообще в то время не мечтал о том, что попаду в «Спартак».

– Сейчас мечта стала реальностью. А о сборной России не грезите?

– Мне пока еще рано! Есть много игроков сильнее меня. А в будущем – почему нет?

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Павел ЯКОВЛЕВ

Родился 7 апреля 1991 года в Люберцах (Московская область).

Рост 180 см. Вес 72 кг.

Амплуа: нападающий, полузащитник.

Карьера: воспитанник СДЮШОР «Спартак» (Москва). Дебют в основной команде – 13 июня 2009 года в матче с «Химками» (1:0). В премьер-лиге провел 8 матчей, забил 2 гола. Игрок молодежной сборной России.

www.sovsport.ru

Павел Яковлев — российский футболист, игрок московского «спартака»

На базе вице-чемпионов России вчера царил позитив: ни понурых лиц, ни недовольных реплик. Даже обычный гол в двусторонке давал игрокам новый положительный заряд.

Вы сколько раз отличились?

— Парочку. Каждое занятие надо использовать как шанс доказать, что достоин играть в основном составе. Здесь необходимо проявить себя по максимуму, не боясь ошибиться в такой степени, как в официальной встрече. Но и совсем уж авантюрно играть не стоит. А позитивный настрой помогает получать удовольствие от тренировок. Еще бы от игр его почаще получать.

Когда в последний раз по-настоящему наслаждались футболом?

— Наверное, в матче молодежных составов с «Динамо», выигранном 7:0.

А в играх за основной состав?

— В матче с «Зенитом» у нас время от времени получалась хорошая игра. Жаль только, очки все равно потеряли. Но рано вешать нос. Еще все впереди.

Перед началом чемпионата Валерий Карпин в интервью «СЭ» сказал: в 11 турах до перерыва на чемпионат мира вполне реально набрать 33 очка. Почему этому не суждено было сбыться?

— У нас пока на поле получается далеко не все, что мы хотим. Все-таки команда молодая.

Когда что-то не получается, не стесняетесь подойти с вопросом к ветеранам?

— Нет, это не проблема. Часто советуемся с более опытными партнерами по разным моментам.

Против таких соперников, как «Динамо», «Зенит» и «Локомотив», начинать чемпионат нежелательно?

— Да нет. Вполне нормально. Даже интереснее. Тем более что с этими командами все равно рано или поздно придется сыграть.

Но на российских летних полях можно показать все-таки другой футбол, чем на весенних?

— Да, сейчас на первое место выходит «физика». Тяжело разыгрывать мяч. Хотя в целом газоны вполне пригодны для начала весны. Не то что в дворовом футболе.

Самое ужасное поле, на котором вы играли?

— Когда выступал за «Звезду» из Люберец, как-то приехали играть в Туапсе. Там была такая грязь, что до смешного доходило: человек разбегается, бьет пенальти, а мяч остается на месте крутиться в луже.

Верно впечатление, что после межсезонья куда увереннее стал Джанаев?

— Сослан в Питере нас много раз выручил. Он не просто обрел уверенность, но и становится одним из лидеров «Спартака». Продолжит в том же духе — будет вновь вызван в сборную России.

Ваше нынешнее место — левый фланг полузащиты. А каково вам играть справа?

— Большой разницы нет. Да и чуть лучше у меня как раз правая нога.

Спрашиваю потому, что в связи с возможным приходом Риеры вас могут передвинуть на другую бровку. Готовы к такому развитию событий?

— Конечно. Главное — приносить пользу команде, куда бы ни поставили. К слову, особого внимания на информацию о Риере не обращаю.

Против «Локомотива» играли на компьютере?

— Не раз. И в футбольный менеджер, и в «Рro evolution soccer», и в «FIFA».

Кто обычно выигрывал?

— Как правило, я.

Это хобби многих футболистов. В «Спартаке» вы наверняка тоже не единственный?

— Да, другие тоже увлекаются. У нас на базе есть приставка. Но в последнее время мы до нее редко добираемся: времени не хватает.

С крупным счетом доводилось выигрывать?

— Бывало и 5:0, и 6:0.

Если вернуться к реальному футболу, «Локомотив» последний матч с «Крыльями» тоже выиграл с неплохим счетом.

— Да, 3:0 — хороший результат. Но давать оценку игре воскресного соперника не хотел бы. Не настолько хорошо знаком с железнодорожниками.

А если говорить персонально о Торбинском, которому вам, вероятно, предстоит противостоять?

— Тут все проще. Игрок сборной не может быть легким оппонентом.

Вы из Люберец. Много ездите по железной дороге?

— До 18 лет часто ездил на электричке. Сейчас уже получил права, но все равно, бывает, пользуюсь общественным транспортом. В последний раз в метро спустился в прошедшую субботу, перед вылетом в Санкт-Петербург.

Узнавали?

— Нет. Сел, надел наушники и ехал себе. Никому до меня дела не было. Сколько таких, как я, в метро.

Из тех, кто пришел в «Спартак» в межсезонье, с кем быстрее всего нашли общий язык?

— У нас все общительные. Особенно Сухи, который вообще уже по-русски пытается говорить. Мы его поначалу немного подкалывали. Марек все время вместо «что» произносил «как», но мы его быстро отучили — теперь он так не ошибается.

biozvezd.ru

Павел Яковлев: За «Спартак» болеет полстраны — и они заслужили чемпионство!

Яковлева называли юным дарованием «Спартака». Не сумев закрепиться в составе, полузащитник отправился по арендам, а полгода назад подписал контракт с «Анжи». Перед началом весенней стадии сезона в интервью «ССФ» 25-летний футболист поведал о спокойном Валерии Карпине, профессионале Алексе и объяснил, почему не в обиде на красно-белых.

— Со стороны новый главный тренер «Анжи» Александр Григорян кажется очень необычным тренером. Чем-то удивил?
— Могу сказать о нем только хорошее — по той работе, которую мы проделываем на сборах, по тому, как он все объясняет. Самое главное – это выполнять его требования. Он сильный мотиватор и, уверен, сможет сплотить команду, сделать из коллектива семью. Чувствую, как мы потихонечку становимся единым целым.

— Александр Витальевич в прежних командах для разрядки иногда проводил занятия под музыку или с элементами бокса.
— Бокса пока не было. А под музыку мы разминаемся. Это добавляет настроения перед тренировкой, дает заряд. Музыку выбираем обыкновенную. Те хиты, что по радио крутятся, играют и у нас.

— Как оцените для себя 2016 год?
— Скомканный получился. Сначала тяжелые переговоры со «Спартаком» о расторжении контракта. Вроде перешел в «Анжи», все стало хорошо, но во второй игре получил травму, пропустил два месяца. Только вышел на поле – снова травма. Но нужно пройти через все это, чтобы стать сильнее. Поставил себе цель – вернуться на свой уровень и, конечно, помочь «Анжи» достойно выступить весной.

— Если бы не футбол, чем бы занимались?
— Очень люблю хоккей. Постоянно слежу за матчами, смотрю трансляции. Но в Люберцах, где я вырос, с хоккеем было не очень. Да и футбол у меня в крови.

— Вы как-то сказали, что футбол помог вам пойти правильной дорогой. Хулиганом росли?
— Нет, просто футбол – это моя жизнь. Мы с ребятами играли в него, не думая о больших командах, о далеком будущем. Футбол – это лучше, чем курить, пить.

— В детстве курили?
— Никогда. Может, и странно. Родился в таком районе, где каждый все попробовал. Но мы с друзьями, с которыми и сейчас общаемся, этим не занимались. Другие интересы были — выйти поиграть в футбол пока не стемнело на улице.

— Зато дрались.
— Думаю, так в каждом районе Московской области было. Сходились человек 30 на 30, двор на двор. Я был маленьким, но понимал все, что происходило. Был горд, что мы могли постоять за себя, за честь двора. В то время даже не думал о том, что мне в драках могли нанести травму, которая поставила бы крест на карьере.

— Было страшно?
— Нет, конечно. Выйти за друзей, за двор — это было важно. Честь, романтика! А самое страшное для меня – высота. Все остальное терпимо.

— Во дворе вас и нашел футбольный агент.
— Мы играли небольшой турнир в Люберцах, после которого ко мне подошел Миша Череповский. Он познакомился с моими родителями, объяснил, что есть способности, которые нужно направить в правильное русло. У нас с мамой тогда не было ни каких-либо ресурсов, ни виденья, что дальше делать. Я просто играл в футбол, а она радовалась, что я занят спортом, а не разборками. Она ведь меня с 9 лет одна растила, работала сутками. Ей было очень тяжело. Поэтому Миша сильно помог в то время. Рассказал, что мной интересуются «Мастер-Сатурн», и «Спартак», правда, без конкретики. Мы выступали командой на первенство Московской области. Еще там меня приметил «Мастер-Сатурн». В итоге перешел туда. Попал в интернат и увидел подготовку с другой стороны, более профессионально. Понял, в чем надо прибавлять.

— И совсем скоро перешли в «Спартак», в клуб, за который болели с детства. Эйфория?
— Конечно. У меня дома плакаты Тихонова и Цымбаларя висели, с братом и с друзьями часто выбирались на стадион. Поэтому, попав в «Спартак», понял, что я счастлив. По-детски. Не замечал, что далеко и тяжело добираться до тренировок – около 2 часов в одну сторону. Просто плеер в уши — и на метро, маршрутках, пешком. Главное быть частью команды. 

Павел ЯКОВЛЕВ

Родился 7 апреля 1991 года в Люберцах (Московская область). Нападающий.

КАРЬЕРА: воспитанник люберецкой ДЮСШ «Звезда» и СДЮШОР «Спартак». Выступал за московский «Спартак» (2009–2016 с перерывами), «Крылья Советов» (2010, 2011–2012, 2015–2016), «Мордовию» (2015), в «Анжи» с сентября 2016 года. В премьер-лиге сыграл 138 матчей, забил 20 мячей.

ДОСТИЖЕНИЯ: серебряный призер чемпионата России (2009, 2011/12). Лауреат премии «Первая пятерка» – лучшему молодому футболисту чемпионата (2010).

— В первую команду «Спартака» вас пригласил Валерий Карпин.
— Благодарен ему за все, что сделал для меня. Валерий Георгиевич очень многому научил.

— Карпин – жесткий наставник. Молодые не боялись его?
 Каждый тренер, если ты не понимаешь его требования на поле и вне его, может жестко отреагировать. Карпин объяснял спокойно. Если ты раз не понимал, второй, это его, конечно, злило. Но со мной резких разговоров не было. Старался всегда выполнять то, что говорят.

— Унаи Эмери – странный специалист?
— Сильный. Фанатик! Все знали, что за футбол он мог жизнь отдать. И тренировочный процесс у него был отличный. Очень много нового. Реально можно было прибавлять, прогрессировать. Но, возможно, испанца подвела разница в менталитете.

— Не хватало штрафов?
— Этого всегда хватает. В каждом профессиональном клубе есть штрафы, дисциплина должна быть на первом месте!

— Кто из тех, с кем вы играли, произвел самое сильное впечатление?
— Алекс (полузащитник «Спартака» в 2009 – 2011 годах. – Прим. ред.). Он не был типичным бразильцем. Не было той вальяжности, присущей им. Алекс – профессионал, выполняющий все от и до. Плюс он обладал сумасшедшими данными – удар, передачи, виденье поля. Он знал все наперед, делал такие передачи, которые никто не делал. Мы, кстати, как-то делили номер на сборах. Тогда я узнал, что он безумно любит Формулу-1. Когда мы попадали на какой-то Гран-при, он каждый день смотрел гонки. Еще запомнилось, что он очень рано ложился. Чтобы ни случилось, в десять вечера включал на телефоне успокаивающую музыку и засыпал под нее.

— Вам не мешало?
— Он на английском спросил меня, не мешает ли мне? Сказал, что нет. И я тоже вместе с ним убирал ноутбук и ложился спать. И, кстати, спалось и игралось тогда хорошо!

— Чем запомнился Кариока? Об этом бразильце есть разные мнения.
— Если он был собран и мотивирован, то это очень сильный футболист – с техникой, с передачей. Он в жизни, как и на поле, не излучал активность. Из него порой даже слова не вытянуть было. Такое ощущение, что сонный ходил, всегда недовольный. Казалось, он был излишне спокоен, вальяжен. Но, может, это ему помогает. Он, как говорят, на провода не садился, не суетился на поле. Все держал под контролем и мог любые вещи сделать. Читал, что в Бразилии у него все здорово складывается. Наверное, в России ему просто не хватало родины. 

— Многие спартаковцы уходят из клуба с обидой. Вы же, что и повторяли в своих интервью, — с благодарностью. Почему?
— Всегда нужно искать ошибки в первую очередь в себе. Так делают сильные люди. «Спартак» навсегда в моей душе. Искренне переживаю за команду – и не важно, кто в ней играет. Всегда буду любить и болеть за «Спартак».

— Только себя вините в том, что не все получилось?
— Конечно, не все от футболистов зависит. Но отвечаю я, прежде всего, за свои действия. Значит — того, что я сделал, было недостаточно, чтобы продолжить играть за «Спартак». Не считаю правильным ворошить прошлое. Главное знать, чего ты хочешь в данный момент.

— Самокритично.
— После каждой игры разбираю свои плюсы, минусы, прокручиваю в голове моменты. Нет такого, что сразу после игры забыл обо всем. Я начинаю анализировать, обдумывать, порой зацикливаюсь. Возможно, это лишнее. И мешало полностью раскрыться – уверенность теряется, появляется зажатость. Но сейчас чувствую себя абсолютно спокойно, наверное, это с опытом приходит. Игры по-прежнему разбираю, но, делая выводы, иду дальше, не зацикливаюсь.

— В «Крыльях», куда вы дважды очень продуктивно уходили в аренду, игралось проще в плане психологии?
— Не сказал бы, что проще. Да, за золото бороться тяжелее, но когда твоя ошибка может привести к вылету клуба, это тоже давит. Тем более, в Самаре очень любят футбол. В «Крыльях» я не боялся потерять мяч, допустить ошибку – чувствовал, что в меня верят. Команда вообще отличная тогда подобралась – вместе проводили время, на поле бились друг за друга.

— В «Спартаке» страх ошибки присутствовал? Второго шанса в нем могло и не быть.
— Если ты ошибался, то не играл. Все просто. Конечно, на молодых это давит. В первом сезоне я практически не ошибался, приносил пользу, мы боролись за чемпионство. Потом стало сложнее. Но такое отношение было ко всем – и к молодым, и к опытным игрокам. Все были равны. Дали шанс? Используй. Если нет, то жди день, неделю, месяц, год. Тяжело, но твоя задача сделать все от тебя зависящее, а дальше уже решал тренер. Чисто психологически приходилось непросто. Но как иначе может быть в «Спартаке»? Это команда всегда должна бороться за медали.

— Может, в команде психолог нужен?
— Считаю, каждый тренер, в первую очередь, должен быть психологом. Другому человеку футболист вряд ли откроется. А тренер видит тебя и на поле, и в жизни. Может подсказать, что ты не так делаешь.

— Кто для вас подходят под подобное описание?
— Карпин, например. С ним все было четко и понятно. Еще Тарханов, который очень помог мне в «Крыльях», когда я совсем молодым приехал в опытный коллектив. И сразу почувствовал себя как дома. После окончания сезона во многом благодаря ребятам и тренерскому штабу получил награду лучшего молодого футболиста года.

— Самый счастливый момент в карьере?
— Первый гол за «Спартак» — в ворота «Москвы». Эмоции захлестнули. Еще недавно сидел на трибуне, кричалки скандировал, а теперь забиваю важный гол за «Спартак» сильной команде. Мы до того матча достаточно долго не могли обыграть «Москву».

— А самый грустный?
— Когда проиграли «Санкт-Галлену» в Лиге Европы. Был просто опустошен. Два дня не мог на улицу выйти, общаться с друзьями, даже говорить о том матче, что-то объяснять. До сих пор не понимаю, что произошло. У нас команда сильнее, в гостях сыграли 1:1, при этом Валерий Георгиевич тогда дал шанс другим футболистам, в том числе молодым. А потом… Ту игру я остался в резерве, начало матча получилось хорошим, мы забили быстрый гол, но постепенно отдали инициативу, и что то пошло не так — какое-то опустошение. Ничего не получалось. То поражение стало уроком, что легких матчей не бывает.

— Последний шанс заиграть в «Спартаке» вы получили при Аленичеве. Сразу поняли, что на вас не рассчитывают?
— Надежда на то, что нужен, была. Я только вернулся из аренды в Саранске. В команду пришел Дмитрий Аленичев, который в футболе добился много как футболист, наверное, даже всего. Во время сборов все было хорошо, в товарищеских матчах играл постоянно. В каждой игре имел момент, чтобы забить, но никак не получалось. Дмитрий Анатольевич подходил, говорил: «Ты все делаешь хорошо. Но надо забивать – без голов нельзя».

— А дальше?
— После окончания сборов нам дали пару выходных. И мне позвонил администратор «Спартака-2», сказал, что завтра играю за вторую команду. Тогда стало понятно, что на меня не рассчитывают, потому что матч основной команды был на второй день после игры «Спартака-2». В сезоне за основную команду так и не вышел ни разу, даже на минуту.

— Аленичев объяснял, почему так решил?
— Никто ничего не говорил. Не знаю, почему не было общения. Но обид не держу. Просто понимал, что тренер не видит меня в своей команде.

— И вы уехали в третий раз в Самару. На этот раз к Веркаутерену.
— Тяжелый тренер.

— Почему?
— Расскажу по порядку. Когда появился вариант с Самарой, мне говорили, что тренер очень хочет меня видеть. В клубе меня все любили, уважали, поэтому без сомнений отправился в аренду. Однако, первая встреча с тренером в столовой удивила. Мы поздоровались, но по всему понял, что он вряд ли знает, как меня зовут, и, наверное, думает, что я из самарского дубля. Понимаю, человек во мне не был заинтересован.

— Вот как.
— Начинаются тренировки – в основном по работе с защитой. Обычно, когда приезжаешь в команду, тренер вызывает на разговор и объясняет, что он хочет видеть от футболиста. А мы месяца два не разговаривали, и я в это время почти не играл. Спрашивать, почему, не решался, но полностью выполнял свою работу на тренировках. Затем после одного из матчей читаю интервью Веркаутерена, где его спросили и о том, почему я не играю. Он ответил, что я якобы не понимаю в тренировочном процессе его требования, не готов играть. Это, конечно, сильно обидело. Решил, надо подойти, поговорить по-человечески. Но получил отказ. «Почему?», — спрашиваю. «Я тебе сказал «нет». Спросил, когда можно поговорить. Он сказал: «Я тебя вызову через 2 дня». В итоге только через месяц пообщались.

— И как?
— Сказал, что хорошо тренируюсь, но менять ребят из основного состава не видит смысла. Хотя на тот момент у нас была неудачная серия. Он часто повторял свою любимую фразу: «Find a solution». Найди решение. Сам. Причем это касалось и игры в атаке. Если обычно есть какая-то договоренность о том, куда кто-то забегает при том или ином открывании партнера, то у бельгийца нам предлагалось самим решать, как действовать. А потом он скажет, правильно или нет.

— Но в концовке сезона вам выпал шанс сыграть?
— Из-за травмы выбыл Жора Габулов, потребовался русский игрок. Веркаутерен этого не скрывал и сказал: «Это твой шанс, возьми его». Именно так. Он часто говорил, что игрок должен не просто получить шанс, а взять его. В итоге он поставил меня на игру, и мы победили в ближайшем матче – против «Терека» в Грозном, провели хороший отрезок в концовке сезона. Потом он позвал к себе в кабинет: «Не могу объяснить, почему не ставил тебя. Ты хороший футболист. Извини». В общем, тяжелый тренер. Именно в коммуникации.

— Вы же еще одну или две тренировки с Каррерой успели провести.
— Да. Очень много тактики. Все продуманно до мозга костей. Наверное, типичный итальянец — поставил игру в обороне, сплотил команду. И вот результат.

— Верите, что «Спартак» может стать чемпионами?
— Конечно. Хотя в прошлые сезоны уже были неплохие заходы, но весной каждый раз что-то ломалось, рушился баланс. Сейчас к такому предпосылок нет. Думаю, каждый из ребят в «Спартаке» понимает, что такой шанс упускать нельзя. И болельщики ждут этого уже очень давно! Полстраны болеет за команду. И никто другой этого не заслуживает так, как они. Надеюсь, ребята соберутся и выиграют это долгожданное золото для «Спартака» и болельщиков.

— Вы говорили, что мечтаете сходить на матч НХЛ. Исполнили мечту?
— В этот отпуск сходил, наконец — на «Рейнджерс»- «Баффало». Это было нечто! Даже сейчас не про матч говорю – он, кстати, не особо интересным вышел. Впечатлила сама атмосфера на стадионе. Ты приходишь и видишь бабушек, дедушек в майках со здоровенными надувными пальцами на руках. Все сидят и реально переживают. Никого не видел сидящим в телефоне. Причем, «Рейнджерс» проигрывал уверенно, но люди все равно болели, переживали.

Читатели «Nova Sport» могут бесплатно скачать pdf-версию нового номера здесь

nova-sport.ru

Павел Яковлев: За «Спартак» болеет полстраны – и они заслужили чемпионство!

Футбол05 апреля 2017 17:00Источник: «Советский спорт»Автор: Терентьев Артем

В интервью «ССФ» футболист поведал о спокойном Валерии Карпине, профессионале Алексе и объяснил, почему не в обиде на красно-белых.

Яковлеваназывали юным дарованием «Спартака».Не сумев закрепиться в составе,полузащитник отправился по арендам,а полгода назад подписал контрактс «Анжи». Перед началом весенней стадии сезона в интервью «ССФ» 25-летнийфутболист поведал о спокойном ВалерииКарпине, профессионале Алексе и объяснил,почему не в обиде на красно-белых.

«РАЗМИНАЕМСЯ ПОД МУЗЫКУ»

— Со стороны новый главный тренер «Анжи» Александр Григорян кажется очень необычным тренером. Чем-то удивил?
— Могу сказать о нем только хорошее — по той работе, которую мы проделываем на сборах, по тому, как он все объясняет. Самое главное – это выполнять его требования. Он сильный мотиватор и, уверен, сможет сплотить команду, сделать из коллектива семью. Чувствую, как мы потихонечку становимся единым целым.

— Александр Витальевич в прежних командах для разрядки иногда проводил занятия под музыку или с элементами бокса.
— Бокса пока не было. А под музыку мы разминаемся. Это добавляет настроения перед тренировкой, дает заряд. Музыку выбираем обыкновенную. Те хиты, что по радио крутятся, играют и у нас.

— Как оцените для себя 2016 год?
— Скомканный получился. Сначала тяжелые переговоры со «Спартаком» о расторжении контракта. Вроде перешел в «Анжи», все стало хорошо, но во второй игре получил травму, пропустил два месяца. Только вышел на поле – снова травма. Но нужно пройти через все это, чтобы стать сильнее. Поставил себе цель – вернуться на свой уровень и, конечно, помочь «Анжи» достойно выступить весной.

«ДРАЛИСЬ 30 НА 30. РОМАНТИКА»

— Если бы не футбол, чем бы занимались?
— Очень люблю хоккей. Постоянно слежу за матчами, смотрю трансляции. Но в Люберцах, где я вырос, с хоккеем было не очень. Да и футбол у меня в крови.

— Вы как-то сказали, что футбол помог вам пойти правильной дорогой. Хулиганом росли?
— Нет, просто футбол – это моя жизнь. Мы с ребятами играли в него, не думая о больших командах, о далеком будущем. Футбол – это лучше, чем курить, пить.

— В детстве курили?
— Никогда. Может, и странно. Родился в таком районе, где каждый все попробовал. Но мы с друзьями, с которыми и сейчас общаемся, этим не занимались. Другие интересы были — выйти поиграть в футбол пока не стемнело на улице.

— Зато дрались.
— Думаю, так в каждом районе Московской области было. Сходились человек 30 на 30, двор на двор. Я был маленьким, но понимал все, что происходило. Был горд, что мы могли постоять за себя, за честь двора. В то время даже не думал о том, что мне в драках могли нанести травму, которая поставила бы крест на карьере.

— Было страшно?
— Нет, конечно. Выйти за друзей, за двор — это было важно. Честь, романтика! А самое страшное для меня – высота. Все остальное терпимо.

— Во дворе вас и нашел футбольный агент.
— Мы играли небольшой турнир в Люберцах, после которого ко мне подошел Миша Череповский. Он познакомился с моими родителями, объяснил, что есть способности, которые нужно направить в правильное русло. У нас с мамой тогда не было ни каких-либо ресурсов, ни виденья, что дальше делать. Я просто играл в футбол, а она радовалась, что я занят спортом, а не разборками. Она ведь меня с 9 лет одна растила, работала сутками. Ей было очень тяжело. Поэтому Миша сильно помог в то время. Рассказал, что мной интересуются «Мастер-Сатурн», и «Спартак», правда, без конкретики. Мы выступали командой на первенство Московской области. Еще там меня приметил «Мастер-Сатурн». В итоге перешел туда. Попал в интернат и увидел подготовку с другой стороны, более профессионально. Понял, в чем надо прибавлять.

— И совсем скоро перешли в «Спартак», в клуб, за который болели с детства. Эйфория?
— Конечно. У меня дома плакаты Тихонова и Цымбаларя висели, с братом и с друзьями часто выбирались на стадион. Поэтому, попав в «Спартак», понял, что я счастлив. По-детски. Не замечал, что далеко и тяжело добираться до тренировок – около 2 часов в одну сторону. Просто плеер в уши — и на метро, маршрутках, пешком. Главное быть частью команды.

«АЛЕКС ОБОЖАЛ ФОРМУЛУ-1»

— В первую команду«Спартака» вас пригласил Валерий Карпин.
— Благодарен емуза все, что сделал для меня. ВалерийГеоргиевич очень многому научил.

— Карпин – жесткийнаставник. Молодые не боялись его?
Каждый тренер, еслиты не понимаешь его требованияна поле и вне его, может жесткоотреагировать. Карпин объяснял спокойно.Если ты раз не понимал, второй, этоего, конечно, злило. Но со мнойрезких разговоров не было. Старалсявсегда выполнять то, что говорят.

— Унаи Эмери –странный специалист?
— Сильный. Фанатик!Все знали, что за футбол он могжизнь отдать. И тренировочный процессу него был отличный. Очень многонового. Реально можно было прибавлять,прогрессировать. Но, возможно, испанцаподвела разница в менталитете.

— Не хватало штрафов?
— Этого всегда хватает. В каждом профессиональном клубе есть штрафы, дисциплина должна быть на первом месте!

— Кто из тех, с кем вы играли, произвел самое сильное впечатление?
Алекс (полузащитник «Спартака» в 2009 – 2011 годах. – Прим. ред.). Он не был типичным бразильцем. Не было той вальяжности, присущей им. Алекс – профессионал, выполняющий все от и до. Плюс он обладал сумасшедшими данными – удар, передачи, виденье поля. Он знал все наперед, делал такие передачи, которые никто не делал. Мы, кстати, как-то делили номер на сборах. Тогда я узнал, что он безумно любит Формулу-1. Когда мы попадали на какой-то Гран-при, он каждый день смотрел гонки. Еще запомнилось, что он очень рано ложился. Чтобы ни случилось, в десять вечера включал на телефоне успокаивающую музыку и засыпал под нее.

— Вам не мешало?
— Он на английском спросил меня, не мешает ли мне? Сказал, что нет. И я тоже вместе с ним убирал ноутбук и ложился спать. И, кстати, спалось и игралось тогда хорошо!

— Чем запомнился Кариока? Об этом бразильце есть разные мнения.
— Если он был собран и мотивирован, то это очень сильный футболист – с техникой, с передачей. Он в жизни, как и на поле, не излучал активность. Из него порой даже слова не вытянуть было. Такое ощущение, что сонный ходил, всегда недовольный. Казалось, он был излишне спокоен, вальяжен. Но, может, это ему помогает. Он, как говорят, на провода не садился, не суетился на поле. Все держал под контролем и мог любые вещи сделать. Читал, что в Бразилии у него все здорово складывается. Наверное, в России ему просто не хватало родины.

«ПЕРЕСТАЛ ЗАЦИКЛИВАТЬСЯ»

— Многие спартаковцы уходят из клуба с обидой. Вы же, что и повторяли в своих интервью, — с благодарностью. Почему?
— Всегда нужно искать ошибки в первую очередь в себе. Так делают сильные люди. «Спартак» навсегда в моей душе. Искренне переживаю за команду – и не важно, кто в ней играет. Всегда буду любить и болеть за «Спартак».

— Только себя вините в том, что не все получилось?
— Конечно, не все от футболистов зависит. Но отвечаю я, прежде всего, за свои действия. Значит — того, что я сделал, было недостаточно, чтобы продолжить играть за «Спартак». Не считаю правильным ворошить прошлое. Главное знать, чего ты хочешь в данный момент.

— Самокритично.
— После каждой игры разбираю свои плюсы, минусы, прокручиваю в голове моменты. Нет такого, что сразу после игры забыл обо всем. Я начинаю анализировать, обдумывать, порой зацикливаюсь. Возможно, это лишнее. И мешало полностью раскрыться – уверенность теряется, появляется зажатость. Но сейчас чувствую себя абсолютно спокойно, наверное, это с опытом приходит. Игры по-прежнему разбираю, но, делая выводы, иду дальше, не зацикливаюсь.

— В «Крыльях», куда вы дважды очень продуктивно уходили в аренду, игралось проще в плане психологии?
— Не сказал бы, что проще. Да, за золото бороться тяжелее, но когда твоя ошибка может привести к вылету клуба, это тоже давит. Тем более, в Самаре очень любят футбол. В «Крыльях» я не боялся потерять мяч, допустить ошибку – чувствовал, что в меня верят. Команда вообще отличная тогда подобралась – вместе проводили время, на поле бились друг за друга.

— В «Спартаке» страх ошибки присутствовал? Второго шанса в нем могло и не быть.
— Если ты ошибался, то не играл. Все просто. Конечно, на молодых это давит. В первом сезоне я практически не ошибался, приносил пользу, мы боролись за чемпионство. Потом стало сложнее. Но такое отношение было ко всем – и к молодым, и к опытным игрокам. Все были равны. Дали шанс? Используй. Если нет, то жди день, неделю, месяц, год. Тяжело, но твоя задача сделать все от тебя зависящее, а дальше уже решал тренер. Чисто психологически приходилось непросто. Но как иначе может быть в «Спартаке»? Это команда всегда должна бороться за медали.

— Может, в команде психолог нужен?
— Считаю, каждый тренер, в первую очередь, должен быть психологом. Другому человеку футболист вряд ли откроется. А тренер видит тебя и на поле, и в жизни. Может подсказать, что ты не так делаешь.

— Кто для вас подходят под подобное описание?
— Карпин, например. С ним все было четко и понятно. Еще Тарханов, который очень помог мне в «Крыльях», когда я совсем молодым приехал в опытный коллектив. И сразу почувствовал себя как дома. После окончания сезона во многом благодаря ребятам и тренерскому штабу получил награду лучшего молодого футболиста года.

«С АЛЕНИЧЕВЫМ ТАК И НЕ ПОГОВОРИЛИ»

— Самый счастливый момент в карьере?
— Первый гол за «Спартак» — в ворота «Москвы». Эмоции захлестнули. Еще недавно сидел на трибуне, кричалки скандировал, а теперь забиваю важный гол за «Спартак» сильной команде. Мы до того матча достаточно долго не могли обыграть «Москву».

— А самый грустный?
— Когда проиграли «Санкт-Галлену» в Лиге Европы. Был просто опустошен. Два дня не мог на улицу выйти, общаться с друзьями, даже говорить о том матче, что-то объяснять. До сих пор не понимаю, что произошло. У нас команда сильнее, в гостях сыграли 1:1, при этом Валерий Георгиевич тогда дал шанс другим футболистам, в том числе молодым. А потом… Ту игру я остался в резерве, начало матча получилось хорошим, мы забили быстрый гол, но постепенно отдали инициативу, и что то пошло не так — какое-то опустошение. Ничего не получалось. То поражение стало уроком, что легких матчей не бывает.

— Последний шанс заиграть в «Спартаке» вы получили при Аленичеве. Сразу поняли, что на вас не рассчитывают?
— Надежда на то, что нужен, была. Я только вернулся из аренды в Саранске. В команду пришел Дмитрий Аленичев, который в футболе добился много как футболист, наверное, даже всего. Во время сборов все было хорошо, в товарищеских матчах играл постоянно. В каждой игре имел момент, чтобы забить, но никак не получалось. Дмитрий Анатольевич подходил, говорил: «Ты все делаешь хорошо. Но надо забивать – без голов нельзя».

— А дальше?
— После окончания сборов нам дали пару выходных. И мне позвонил администратор «Спартака-2», сказал, что завтра играю за вторую команду. Тогда стало понятно, что на меня не рассчитывают, потому что матч основной команды был на второй день после игры «Спартака-2». В сезоне за основную команду так и не вышел ни разу, даже на минуту.

— Аленичев объяснял, почему так решил?
— Никто ничего не говорил. Не знаю, почему не было общения. Но обид не держу. Просто понимал, что тренер не видит меня в своей команде.

«ВЕРКАУТЕРЕН – ТЯЖЕЛЫЙ ТРЕНЕР»

— И вы уехали в третий раз в Самару. На этот раз к Веркаутерену.
— Тяжелый тренер.

— Почему?
— Расскажу по порядку. Когда появился вариант с Самарой, мне говорили, что тренер очень хочет меня видеть. В клубе меня все любили, уважали, поэтому без сомнений отправился в аренду. Однако, первая встреча с тренером в столовой удивила. Мы поздоровались, но по всему понял, что он вряд ли знает, как меня зовут, и, наверное, думает, что я из самарского дубля. Понимаю, человек во мне не был заинтересован.

— Вот как.
— Начинаются тренировки – в основном по работе с защитой. Обычно, когда приезжаешь в команду, тренер вызывает на разговор и объясняет, что он хочет видеть от футболиста. А мы месяца два не разговаривали, и я в это время почти не играл. Спрашивать, почему, не решался, но полностью выполнял свою работу на тренировках. Затем после одного из матчей читаю интервью Веркаутерена, где его спросили и о том, почему я не играю. Он ответил, что я якобы не понимаю в тренировочном процессе его требования, не готов играть. Это, конечно, сильно обидело. Решил, надо подойти, поговорить по-человечески. Но получил отказ. «Почему?», — спрашиваю. «Я тебе сказал «нет». Спросил, когда можно поговорить. Он сказал: «Я тебя вызову через 2 дня». В итоге только через месяц пообщались.

— И как?
— Сказал, что хорошо тренируюсь, но менять ребят из основного состава не видит смысла. Хотя на тот момент у нас была неудачная серия. Он часто повторял свою любимую фразу: «Find a solution». Найди решение. Сам. Причем это касалось и игры в атаке. Если обычно есть какая-то договоренность о том, куда кто-то забегает при том или ином открывании партнера, то у бельгийца нам предлагалось самим решать, как действовать. А потом он скажет, правильно или нет.

— Но в концовке сезона вам выпал шанс сыграть?
— Из-за травмы выбыл Жора Габулов, потребовался русский игрок. Веркаутерен этого не скрывал и сказал: «Это твой шанс, возьми его». Именно так. Он часто говорил, что игрок должен не просто получить шанс, а взять его. В итоге он поставил меня на игру, и мы победили в ближайшем матче – против «Терека» в Грозном, провели хороший отрезок в концовке сезона. Потом он позвал к себе в кабинет: «Не могу объяснить, почему не ставил тебя. Ты хороший футболист. Извини». В общем, тяжелый тренер. Именно в коммуникации.

«КАРРЕРА – ТИПИЧНЫЙ ИТАЛЬЯНЕЦ»

— Вы же еще одну или две тренировки с Каррерой успели провести.
— Да. Очень много тактики. Все продуманно до мозга костей. Наверное, типичный итальянец — поставил игру в обороне, сплотил команду. И вот результат.

— Верите, что «Спартак» может стать чемпионами?
— Конечно. Хотя в прошлые сезоны уже были неплохие заходы, но весной каждый раз что-то ломалось, рушился баланс. Сейчас к такому предпосылок нет. Думаю, каждый из ребят в «Спартаке» понимает, что такой шанс упускать нельзя. И болельщики ждут этого уже очень давно! Полстраны болеет за команду. И никто другой этого не заслуживает так, как они. Надеюсь, ребята соберутся и выиграют это долгожданное золото для «Спартака» и болельщиков.

— Вы говорили, что мечтаете сходить на матч НХЛ. Исполнили мечту?
— В этот отпуск сходил, наконец — на «Рейнджерс»- «Баффало». Это было нечто! Даже сейчас не про матч говорю – он, кстати, не особо интересным вышел. Впечатлила сама атмосфера на стадионе. Ты приходишь и видишь бабушек, дедушек в майках со здоровенными надувными пальцами на руках. Все сидят и реально переживают. Никого не видел сидящим в телефоне. Причем, «Рейнджерс» проигрывал уверенно, но люди все равно болели, переживали.


Читатели «Советского спорта» могут бесплатно скачать pdf-версию нового номера здесь

www.sovsport.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о