Мигель орехуэло – Miguel rodríguez orejuela — Wikipedia

Новости

Содержание

Наркокартель Кали | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |

Хильберто Родригес после выхода из тюрьмы в ноябре 2002 года

Картель Кали – был основан в 70-е годы прошлого века, братьями Хильберто Родригесом и Хосе Мигелем Орехуэло, а также Хосе Сантакрус Лондоньо по прозвищу «Chepe». Мозгом компании, был старший Орехуэло – Хильберто Родригес, за аналитический ум и скурпулезное продумывание всех операций, прозванный «шахматистом». И вообще, учитывая, что братья Орехуэло и Хосе Сантакрус были из богатых и образованных семей, имели высшее образование, первоначально банда называлась «Джентельмены из Кали».

Объединившись с группой Фернандо Тамайо Гарсии под названием «Las Chemas» (монеты), они занялись похищениями иностранцев с целью получения выкупа. Одним из самых удачных мероприятий (700 000 долларов США), был выкуп за двух похищенных швейцарских граждан, дипломата Германа Буффа и студента Зака Милиса.

Заработав первоначальный капитал, братья не стали тратить его на особняки и авто, а вложили в прибыльный по тем временам бизнес – контрабанду наркотиков в США. Начали они с марихуаны, но вскоре переключились на более прибыльный кокаин. Тогда еще, американские правоохранительные органы с кокаином боролись не так настойчиво, как с более опасным героином. Бытовало даже мнение ученных мужей о том, что кокаин, в отличии от героина, не вызывает эффекта привыкания и употребление его, не приводит к серьезным последствиям. В начале 1970-х годов, картелем в Нью-Йорк был послан Хелмер «Пачо» Эррера, который организовал и наладил массовые поставки кокаина в США.

Хосе Мигель Орехуэло

Деньги, полученные от продажи кокаина в США, картель вкладывал в производство наркотиков не только в Колумбии, но и в Перу и Боливии, а также в организацию маршрутов доставки продукции в США. Кроме того, если медельинский картель, занимался исключительно наркотиками, то картель Кали, сочетал незаконный бизнес с легальным. Так семейный концерн, включал в себя сеть магазинов и фармацевтические лаборатории.

Появление такой мощной организации, не могло не вызвать недовольство Дона Пабло Эмилио Эскобара, лидера медельинцев. А конкуренция в сфере рынков сбыта США, привела к войне, которая то разгораясь, то затухая, протекала на протяжении всего существования этих двух картелей. Так однажды, убийца посланный Пабло Эскобаром, убить «Пачо» Эрреру, находившегося в тот момент на стадионе, открыл огонь по трибуне где сидел Елмер, используя пулемет, и убил 19 человек. Однако в самого Пачо не попал.

Пабло Эмилио Эскобар

В ответ на покушение, картель Кали ответил похищением и убийством Густаво Гавирии, двоюродного брата Пабло Эскобара. В дальнейшем, Эррера считался одним из основателей Los Pepes, группы, которая вместе с властями ставила своей целью убийство или захват Пабло Эскобара. И хоть победить картель у медельинцев не получилось, но до ликвидации самого медельинского картеля, картель Кали всегда уступал оппонентам.

Будучи по сути своей ультра правыми, картель постоянно воевал с левыми повстанческими партизанскими формированиями Колумбии. Так в 1992 году, вооруженные силы партизанского фракции FARC, похитили Кристину Сантакрус — дочь лидера картеля Хосе Сантакруса Лондоньо, и потребовали в обмен на безопасное возвращение Кристины выкуп, в размере $ 10 миллионов. В ответ, члены картеля Кали, похитили 20 или более членов колумбийской коммунистической партии Патриотический союз, Союз объединенной рабочей партии и партии Симона Боливара. В конце концов, после переговоров, Кристина была освобождена.

Кроме этого, картель Кали принимал участие в социальных чистках тысяч discardables, «социального мусора» — проституток, беспризорных детей, мелких воришек, гомосексуалистов и бездомных. Группы, названные social limpieza (социальные группы чистки), просто убивали людей, сотнями скидывая их в реку Каука и часто оставляя записку: «Cali limpia, Cali linda» (чистое Кали, красивое Кали).

Позже, эта река стала известна под названием река смерт и в конце концов, муниципалитет чуть не разорился на стоимости очистки реки от трупов и восстановления санитарного состояния.
В 1984 году, правительство начало «Крестовый поход» против медельинского картеля. Медельинцы подняли брошенную им перчатку, развернув настоящий террор против сил правопорядка и политических лидеров. Калийцы выступили на стороне правительства, всячески помогая уничтожать конкурентов. Так Эррера создал организацию Los PEPES, ставившую своей целью поимку или уничтожение Пабло Эскобара, а также лидеров медельинского картеля. За все время, боевики обученные инструкторами американского подразделения Delta, убили около 60 лидеров медельинцев.

Колумбийская «кокаиновая война» закончилась в начале 1990-х, относительной победой сил правопорядка. Медельинский наркокартель допустил две серьезные ошибки: бросил политический вызов властям, объявив войну правительству, и одновременно наращивал производство и экспорт кокаина. В результате все главари медельинского картеля были либо убиты, либо арестованы, а сам картель резко снизил объем своих операций.

Место медельинского картеля занял картель Кали, который сразу стали называть самой крупной транснациональной корпорацией мира. В период своего максимального расцвета, картель контролировал около 90% мирового рынка кокаина. К середине 1990-х годов, картель Кали оперировал миллиардами долларов. А учтя печальный опыт предшественников, вместо запугивания правительства стал щедро жертвовать средства легальным политикам.

Одно время, очень хорошо прослеживались связи картеля Кали с Россией. Санкт-Петербургская Immobilien und Beteiligungs AG или SPAG, компания по недвижимости, зарегистрированная в Германии в 1992 году, проходила в расследованиях немецкой полиции как кампания отмывавшая деньги колумбийских наркобаронов. Интересно, что до момента своего избрания президентом, консультантом у этой фирмы, был не кто иной, как Владимир Путин. А сооснователь кампании – Рудольф Риттер, был арестован в Лихтенштейне, за участие в отмывании денег картеля Кали.

Структурно картель делился на отделы, каждый из которых занимался своей задачей:

1) Нарко-отдел, занимался производством наркотиков и способами их доставки в США.
2) Воен-отдел, занимался обеспечением безопасности, контролем трафика и наказанием предателей, конкурентов и чиновников правительства.
3) Полит-отдел, обеспечивал подкуп чиновников и лоббирование интересов картеля политиками.
4) Финн-отдел, контролировал денежные потоки, их отмывание и дальнейшие вкладывание в легальный бизнес.

В области контрразведки, картель тоже применил своеобразное ноу-хау, используя таксистов. Организовав таксопарки и взяв на работу более 5000 тысяч таксистов, купив такое же количество машин, картель добился того, что приезд любого незнакомца в город, его перемещения и т.д., были ему известны. А также, картель был в состоянии контролировать движения чиновников и высокопоставленных лиц.

«Миролюбие» нового лидера кокаинового бизнеса, однако, не спасло его от силовых акций властей. Летом 1995 года, по картелю Кали был нанесен удар – все его главари арестованы, ставшие достоянием общественности материалы о связи наркокартеля с правительством вызвали в Колумбии громкий политический скандал.

Сантакрус Лондоньо был арестован 4 июля 1995 года. Тем не менее, он бежал11 января 1996 года, из тюрьмы La Picota в Боготе, но уже в марте, полиция выследила его в Медельине (возможно не без помощи конкурентов) и он был убит при попытке к бегству.

А вот братья Орехуэло, никуда бежать не спешили и находясь в тюрьме, продолжали спокойно руководить делами картеля, поставив во главе его, сына одного из них — Уильяма Родригеса Абадия. Так продолжалось до ареста последнего в США. Попав в тюрьму, Уильям был приговорен судом Майами к более чем 20 годам тюрьмы. Решение суда было вынесено после того, как он согласился дать показания против своего отца и дяди.

Хильберто Родригес во время экстрадиции в США в 2005 году

После этого, вначале 67-ми летний Хильберто, а через три месяца и 63-летний Мигель, были экстрадированы в марте 2006 года в США. Братьев обвиняли в том, что находясь в колумбийской тюрьме, где они содержались с 1995 года, они организовывали поставки наркотиков в США, а также занимались отмыванием денег. Первоначально и Мигель, и Хильберто отказывались признать свою вину, но несколько позже, признали ее и согласились на конфискацию 2,1 млрд. долларов в обмен на то, что с их родственников будут сняты обвинения в отмывании денег и других незаконных действиях.

Суд Майами признал Хильберто и Мигеля Орихуэла виновными во вступлении в сговор с целью провоза в США 200 тонн кокаина и приговорил их к 30 годам заключения. Приговор был вынесен после того, как сторонам удалось договориться о признании подсудимыми своей вины. Так закончилась история второго по своей мощности колумбийского наркосиндиката, легендарные колумбийские кокаиновые короли, уходили в прошлое, освобождая место для наркобаронов Мексики.

www.mzk1.ru

Наркокартель Кали

Картель Кали (исп. Cartel de

Cali) – был основан в 70-е годы прошлого века, братьями Хильберто Родригесом и Хосе Мигелем Орехуэло (исп. Jilberto Rodríguez Orejuelo y Jose Miguel Orejuelo) а также Хосе Сантакрус Лондоньо (исп. Jose Santacruz Londoñо) по прозвищу "Chepe". Мозгом компании, был старший Орехуэло – Хильберто Родригес, за аналитический ум и скурпулезное продумывание всех операций, прозванный «шахматистом». И вообще, учитывая, что братья Орехуэло и Хосе Сантакрус были из богатых и образованных семей, имели высшее образование, первоначально банда называлась «Джентельмены из Кали».

Объединившись с группой Фернандо Тамайо Гарсии (исп. Fernando Tamayo Garcia) под названием "Las Chemas" (монеты), они занялись похищениями иностранцев с целью получения выкупа. Одним из самых удачных мероприятий (700 000 долларов США), был выкуп за двух похищенных швейцарских граждан, дипломата Германа Буффа (анг. Herman Buff) и студента Зака Милиса (анг. Zack Jazz Milis Martin).

Заработав первоначальный капитал, братья не стали тратить его на особняки и авто, а вложили в прибыльный по тем временам бизнес – контрабанду наркотиков в США. Начали они с марихуаны, но вскоре переключились на более прибыльный кокаин. Тогда еще, американские правоохранительные органы с кокаином боролись не так настойчиво, как с более опасным героином. Бытовало даже мнение ученных мужей о том, что кокаин, в отличии от героина, не вызывает эффекта привыкания и употребление его, не приводит к серьезным последствиям. В начале 1970-х годов, картелем в Нью-Йорк был послан Хелмер «Пачо» Эррера (исп.

Helmer "Pacho" Herrera), который организовал и наладил массовые поставки кокаина в США.

Деньги, полученные от продажи кокаина в США, картель вкладывал в производство наркотиков не только в Колумбии, но и в Перу и Боливии, а также в организацию маршрутов доставки продукции в США. Кроме того, если медельинский картель, занимался исключительно наркотиками, то картель Кали, сочетал незаконный бизнес с легальным. Так семейный концерн, включал в себя сеть магазинов и фармацевтические лаборатории.

Появление такой мощной организации, не могло не вызвать недовольство Дона Пабло Эмилио Эскобара, лидера медельинцев. А конкуренция в сфере рынков сбыта США, привела  к войне, которая то разгораясь, то затухая, протекала на протяжении всего существования этих двух картелей. Так однажды, убийца посланный Пабло Эскобаром, убить «Пачо» Эрреру, находившегося в тот момент на стадионе, открыл огонь по трибуне где сидел Елмер, используя пулемет, и убил 19 человек. Однако в самого Пачо не попал.

В ответ на покушение, картель Кали ответил похищением и убийством Густаво Гавирии, двоюродного брата Пабло Эскобара. В дальнейшем, Эррера считался одним из основателей Los Pepes, группы, которая вместе с властями ставила своей целью убийство или захват Пабло Эскобара. И хоть победить картель у медельинцев не получилось, но до ликвидации самого медельинского картеля, картель Кали всегда уступал оппонентам.

Будучи по сути своей ультра правыми, картель постоянно воевал с левыми повстанческими партизанскими формированиями Колумбии. Так в 1992 году, вооруженные силы партизанского фракции FARC, похитили Кристину Сантакрус - дочь лидера картеля Хосе Сантакруса Лондоньо, и потребовали в обмен на безопасное возвращение Кристины выкуп, в размере $ 10 миллионов. В ответ, члены картеля Кали, похитили 20 или более членов колумбийской коммунистической партии Патриотический союз, Союз объединенной рабочей партии и партии  Симона Боливара. В конце концов, после переговоров, Кристина была освобождена.

Кроме этого, картель Кали принимал участие в социальных чистках тысяч discardables, «социального мусора» - проституток, беспризорных детей, мелких воришек, гомосексуалистов и бездомных. Группы, названные social limpieza (социальные группы чистки), просто убивали людей, сотнями скидывая их в реку Каука и часто оставляя записку: "Cali limpia, Cali linda" (чистое Кали, красивое Кали). Позже, эта река стала известна под названием река смерти (исп. río de la muerte) и в конце концов, муниципалитет чуть не разорился на стоимости очистки реки от трупов и восстановления санитарного состояния.

В 1984 году, правительство начало «Крестовый поход» против медельинского картеля. Медельинцы подняли брошенную им перчатку, развернув настоящий террор против сил правопорядка и политических лидеров. Калийцы выступили на стороне правительства, всячески помогая уничтожать конкурентов. Так Эррера создал организацию Los PEPES, ставившую своей целью поимку или уничтожение Пабло Эскобара, а также лидеров медельинского картеля. За все время, боевики обученные инструкторами американского подразделения Delta, убили около 60 лидеров медельинцев.

Колумбийская «кокаиновая война» закончилась в начале 1990-х, относительной победой сил правопорядка. Медельинский наркокартель допустил две серьезные ошибки: бросил политический вызов властям, объявив войну правительству, и одновременно наращивал производство и экспорт кокаина. В результате все главари медельинского картеля были либо убиты, либо арестованы, а сам картель резко снизил объем своих операций.

Место медельинского картеля занял картель Кали, который сразу стали называть самой крупной транснациональной корпорацией мира. В период своего максимального расцвета, картель контролировал около 90% мирового рынка кокаина. К середине 1990-х годов, картель Кали оперировал миллиардами долларов. А учтя печальный опыт предшественников, вместо запугивания правительства стал щедро жертвовать средства легальным политикам.

Одно время, очень хорошо прослеживались связи картеля Кали с Россией. Санкт-Петербургская Immobilien und Beteiligungs AG или SPAG, компания по недвижимости, зарегистрированная в Германии в 1992 году, проходила в расследованиях немецкой полиции как кампания отмывавшая деньги колумбийских наркобаронов. Интересно, что до момента своего избрания президентом, консультантом у этой фирмы, был не кто иной, как Владимир Путин. А сооснователь кампании – Рудольф Риттер, был арестован в Лихтенштейне, за участие в отмывании денег картеля Кали.

Структурно картель делился на отделы, каждый из которых занимался своей задачей:

1) Нарко-отдел, занимался производством наркотиков и способами их доставки в США.
2) Воен-отдел, занимался обеспечением безопасности, контролем трафика и наказанием предателей, конкурентов и чиновников правительства.
3) Полит-отдел, обеспечивал подкуп чиновников и лоббирование интересов картеля политиками.
4) Финн-отдел, контролировал денежные потоки, их отмывание и дальнейшие вкладывание в легальный бизнес.

В области контрразведки, картель тоже применил своеобразное ноу-хау, используя таксистов. Организовав таксопарки и взяв на работу более 5000 тысяч таксистов, купив такое же количество машин, картель добился того, что приезд любого незнакомца в город, его перемещения и т.д., были ему известны. А также, картель был в состоянии контролировать движения чиновников и высокопоставленных лиц.

«Миролюбие» нового лидера кокаинового бизнеса, однако, не спасло его от силовых акций властей. Летом 1995 года, по картелю Кали был нанесен удар – все его главари арестованы, ставшие достоянием общественности материалы о связи наркокартеля с правительством вызвали в Колумбии громкий политический скандал.

Сантакрус Лондоньо был арестован 4 июля 1995 года. Тем не менее, он бежал11 января 1996 года, из тюрьмы  La Picota в Боготе, но уже в марте, полиция выследила его в Медельине (возможно не без помощи конкурентов) и он был убит при попытке к бегству.

А вот братья Орехуэло, никуда бежать не спешили и находясь в тюрьме, продолжали спокойно руководить делами картеля, поставив во главе его, сына одного из них - Уильяма Родригеса Абадия. Так продолжалось до ареста последнего в США. Попав в тюрьму, Уильям был приговорен судом Майами к более чем 20 годам тюрьмы. Решение суда было вынесено после того, как он согласился дать показания против своего отца и дяди.

После этого, вначале 67-ми летний Хильберто, а через три месяца и 63-летний Мигель, были экстрадированы в марте 2006 года в США. Братьев обвиняли в том, что находясь в колумбийской тюрьме, где они содержались с 1995 года, они организовывали поставки наркотиков в США, а также занимались отмыванием денег. Первоначально и Мигель, и Хильберто отказывались признать свою вину, но несколько позже, признали ее и согласились на конфискацию 2,1 млрд. долларов в обмен на то, что с их родственников будут сняты обвинения в отмывании денег и других незаконных действиях.

Суд Майами признал Хильберто и Мигеля Орихуэла виновными во вступлении в сговор с целью провоза в США 200 тонн кокаина и приговорил их к 30 годам заключения. Приговор был вынесен после того, как сторонам удалось договориться о признании подсудимыми своей вины. Так закончилась история второго по своей мощности колумбийского наркосиндиката, легендарные колумбийские кокаиновые короли, уходили в прошлое, освобождая место для наркобаронов Мексики.

latino-america.ru

Наркокартель Кали Википедия

Наркокартель Кали («Джентльмены из Кали»
Основана 1977
Место базирования Кали, Валье-дель-Каука (Колумбия)
Основатели Хильберто Родригес Орехуэло, Хосе Мигель Орехуэло, Хосе Сантакрус Лондоньо
Годы активности 1977—1998
Территория Колумбия, Соединенные Штаты Америки, Центральная Америка, Мексика, Испания, Аргентина, Венесуэла, Эквадор, Боливия, Перу, Панама
Криминальная деятельность Незаконный оборот наркотиков, вымогательство, отмывание денег, похищения людей, незаконный оборот оружия, убийства
Союзники Лос Пепес, Картель Синалоа, Тихуанский картель, Картель Хуареса, Картель Гольфо, Картель Гвадалахары, 400 (преступная группировка)
Противники Медельинский кокаиновый картель
 Наркокартель Кали на Викискладе

Наркокартель Кали — колумбийский наркокартель, существовавший с 1977 года по 1998 год и занимавшийся незаконным оборотом наркотиков, вымогательством, отмыванием денег, похищениями людей, убийствами и незаконным оборотом оружия.

История создания картеля

Хильберто Родригес Орехуэло

Картель Кали был основан в 1970-е годы братьями Хильберто Родригесом и Хосе Мигелем Орехуэло, а также Хосе Сантакрусом Лондоньо по прозвищу Чепе. Мозговым центром картеля был старший Орехуэло — Хильберто Родригес, за аналитический ум и скрупулёзное продумывание всех операций прозванный «шахматистом». Из-за того, что братья Орехуэло и Хосе Сантакрус были из богатых и образованных семей, имели высшее образование, первоначально их группировка называлась «Джентльмены из Кали».

Среди более поздних руководителей картеля Кали были Эльмер Эррера, Хайро Иван Урдинола Грахалес, Хулио Фабио Урдинола Грахалес, Генри Лоайса Себальос, Виктор Пэтино-Фомек, Рауль Грахалес Лемос, Луис Грахалес Поссо, Бернардо Саэнс, Хуан Карлос Ортис Эскобар, Хавьер Марлин Рохас и Джеймс Андре.

Объединившись с группой Фернандо Тамайо Гарсии под названием «Las Chemas» (монеты), участники группировки братьев Орехуэло занялись похищениями иностранцев с целью получения выкупа. Они совершили множество похищений людей, одним из самых удачных дел, принесшее им 700 000 долларов США, был выкуп за двух похищенных швейцарских граждан, дипломата Германа Буффа и студента Зака Милиса.

Хосе Сантакрус Лондоньо

Структура и преступная деятельность

Заработав первоначальный капитал, братья вложили деньги в прибыльный по тем временам бизнес — контрабанду наркотиков в США. Группа начала заниматься торговлей марихуаной. Из-за низкой прибыли продукта участники картеля решили торговать более выгодным наркотиком — кокаином. В начале 1970-х картель отправил Эльмера «Пачо» Эрреру в Нью-Йорк, чтобы основать там центр распределения наркотиков. Эррера организовал и наладил массовые поставки кокаина в США. Это было в то время, когда служба по контролю за применением законов о наркотиках (DEA) Соединенных Штатов не сильно преследовала кокаиновых дельцов и рассматривала этот наркотик как менее опасный, чем героин. Тогда бытовало ошибочное мнение ученых о том, что кокаин, в отличие от героина, не вызывает эффекта привыкания и употребление его не приводит к серьёзным последствиям.

Считается, что такое отношение DEA к кокаину — то, что позволило картелю Кали процветать, развивать и организовывать многочисленные «бригады», которые, казалось, работали независимо, но вместе с тем менеджеры («celeno») отчитывались перед Кали. Независимая структура «бригад» — то, что отличало картель Кали от Медельинского картеля. Картель Кали действовал как группа организаций, в противоположность Медельинскому картелю — организации центрального лидера (Пабло Эскобара).

В середине 1980-х годов Хорхе сформировал независимую группировку под названием «400», которая впоследствии контролировала все поставки и распределение наркотиков, импортируемых в Соединенные Штаты картелем Кали.

Деньги, полученные от продажи кокаина в США, картель вкладывал в производство наркотиков не только в Колумбии, но и в Перу и Боливии, а также в организацию маршрутов доставки продукции в США. Также участники картеля использовали маршруты торговли через Панаму. Картель занимался и торговлей опиумом.

Картель базировался в южной Колумбии в районе города Кали и департамента Валле-дель-Каука. Эта преступная организация действовала в Колумбии, Соединенных Штатах, Центральной Америке, Мексике, Испании, Франции, Италии, Германии, Нидерландах, России, Аргентине, Венесуэле, Эквадоре, Боливии, Перу, Панаме, Японии. В то время как главный конкурент картеля Кали — Медельинский картель — занимался исключительно наркотиками, картель Кали сочетал незаконный бизнес с легальным. Так, семейный концерн включал в себя сеть магазинов и фармацевтические лаборатории.

Считалось, что каждая «бригада» картеля отчитывалась перед более многочисленной группой, а та, в свою очередь — перед лидерами картеля. В картеле Кали, по словам его бывшего бухгалтера Гильермо Пальомари, существовали следующие группы:

  • Наркоторговля: Контроль над работой лабораторий, способов доставки и маршрутами.
  • Вооруженные силы: Контроль над безопасностью, дисциплиной, наказанием и взяточничеством относительно военных или полицейских чиновников.
  • Политический: Ответственный за правительственные связи, связи с конгрессменами, федеральными чиновниками и местными властями.
  • Финансовый: Контроль над отмыванием денег, основными фирмами и законными деловыми предприятиями.
  • Законный: Ответственный за помощь задержанным наркоторговцам, наём лоббистов и зарубежных представителей.

По словам известного в то время руководителя DEA Томаса Константина, картель Кали — «крупнейший, самый влиятельный преступный синдикат, который мы когда-либо знали». Согласно отчетам Константина к Конгрессу США, Кали был доминирующей группировкой в торговле южноамериканским героином из-за доступа картеля к опийным областям Колумбии.

Финансовые операции

Схема отмывания денег картелем Кали

Чтобы отмыть деньги, вырученные от наркоторговли, картель Кали в больших количествах инвестировал свои средства в законные деловые предприятия, в том числе в передовые компании. В 1996 считалось, что картель из одних только США получал $7 миллиардов в год.

Одна из первых таких операций была совершена, когда Хильберто Родригес Орехуэла стал председателем правления банка «Де Трабахадорес». Считается, что этот банк использовался, чтобы отмыть средства для картеля Кали, также как и картеля Пабло Эскобара. Участникам картеля разрешили получать кредиты без выплаты.

В интервью Хильберто Родригес Орехуела признался в том, что деньги были отмыты через Межамериканский банк в Панаме. Отмывание денег, о котором говорил Орехуела, было совершено «в соответствии с панамскими законами». Орехуела позже создал «Радиальную Группу Колумбии», сеть более чем 30 радиостанций и фармацевтическую сеть под названием Drogas la Rebaja, которая составляла 400 магазинов в 28 городах. Стоимость фармацевтической сети была оценена в $216 миллионов.

Война с Медельинским картелем и другими организациями

Появление такой мощной организации, как картель Кали, не могло не вызвать недовольства Пабло Эскобара, лидера Медельинского картеля. А конкуренция в сфере рынков сбыта США привела к войне между двумя картелями, которая, то разгораясь, то затихая, протекала на протяжении всего существования этих двух картелей. Так, однажды убийца, посланный Пабло Эскобаром, чтобы убить «Пачо» Эрреру, находившегося в тот момент на стадионе, открыл огонь из пулемета по трибуне, где сидел Эррера, и убил 19 человек, но в самого Пачо не попал.

В ответ на покушение, картель Кали ответил похищением и убийством Густаво Гавирии, двоюродного брата Пабло Эскобара. И хотя победить картель Кали у медельинцев не получилось, до самой ликвидации картеля Пабло Эскобара Кали всегда уступал своим конкурентам.

Будучи по сути своей ультраправыми, картель Кали постоянно воевал с левыми повстанческими партизанскими формированиями Колумбии. Так, в 1992 году, вооруженные силы партизанской фракции ФАРК похитили Кристину Сантакрус — дочь лидера картеля Хосе Сантакруса Лондоньо, и потребовали в обмен на безопасное возвращение Кристины выкуп в размере 10 миллионов долларов. В ответ участники картеля Кали похитили 20 или более человек из колумбийской коммунистической партии «Патриотический союз», «Союз объединенной рабочей партии» и партии Симона Боливара. В конце концов, после переговоров, Кристина была освобождена.

Кроме этого, картель Кали принимал участие в «чистках», по словам участников картеля, «социального мусора» — тысяч проституток, беспризорных детей, мелких воров, гомосексуалистов и бездомных. Группы, названные «social limpieza» (социальные группы чистки), просто убивали этих людей, сотнями скидывая их в реку Каука и часто оставляя записку: «Cali limpia, Cali linda» (чистое Кали, красивое Кали). Позже эта река стала известна под названием «река смерти», и муниципалитет чуть не разорился на оплате затрат по очистке реки от трупов и восстановлению санитарного состояния.

Расцвет картеля

В 1984 году правительство Колумбии начало «крестовый поход» против Медельинского картеля. Медельинцы ответили властям, развернув настоящий террор против сил правопорядка и политических лидеров. Участники Картеля Кали выступили на стороне правительства, всячески помогая уничтожать конкурентов. Эррера был одним из основателей организации «Лос Пепес», ставившей своей целью поимку или уничтожение Пабло Эскобара, а также лидеров медельинского картеля. За всё время боевики, обученные инструкторами американского подразделения Дельта, убили около 60 лидеров медельинцев.

Колумбийская «кокаиновая война» закончилась в начале 1990-х относительной победой сил правопорядка. Медельинский наркокартель допустил две серьёзные ошибки: бросил политический вызов властям, объявив войну правительству, и одновременно наращивал производство и экспорт кокаина. В результате все главари медельинского картеля были либо убиты, либо арестованы, а сам картель резко снизил объём своих операций.

Место Медельинского картеля занял картель Кали, который стали называть самой крупной транснациональной корпорацией мира. В период своего максимального расцвета картель контролировал около 90 % мирового рынка кокаина. К середине 1990-х годов картель Кали оперировал миллиардами долларов. А учтя печальный опыт медельинцев, вместо запугивания правительства картель стал щедро жертвовать средства лояльным политикам.

Конец картеля

В 1991 правоохранительные органы конфисковали 67 тонн кокаина, 75 % которого было произведено картелем Кали. В том же году в морском порту Майами была пресечена отгрузка кокаина картеля. Были конфискованы 12 тонн кокаина и арестованы несколько человек. Год спустя USCS (американская таможенная служба) конфисковала 6 тонн кокаина, скрытого в грузе брокколи, при этом арестовав семерых человек.

Американской таможенной службе удалось при арестах захватить бухгалтерские документы картеля, которые позволили узнать об отгрузке кокаина в Панаме. Эта информация была передана панамским властям, и им удалось конфисковать 5 тонн кокаина картеля.

В 1993 году американская таможенная служба, преследуя участника ячейки картеля в Майами Рауля Марти, конфисковала 5 тонн кокаина. Считается, что эти последовательные операции вынудили картель направить свои поставки через Мексику, однако это не остановило американскую таможенную службу. В 1993 году были перехвачены три морских судна с 17 тоннами наркотиков.

Всего одна только американская таможенная служба за 13 лет борьбы с Кали захватила 50 тонн кокаина и 15 миллионов долларов в активах.

Миролюбие картеля не спасло его от силовых акций властей. Летом 1995 года по картелю Кали был нанесен удар — все его главари были арестованы. Ставшие достоянием общественности материалы о связи наркокартеля с правительством вызвали в Колумбии громкий политический скандал.

Сантакрус Лондоньо был арестован 4 июля 1995 года. Тем не менее, 11 января 1996 года он бежал из тюрьмы La Picota в Боготе, но уже в марте полиция выследила его в Медельине (возможно не без помощи конкурентов), и он был убит при попытке к бегству.

Братья Орехуэло бежать не пытались и, находясь в тюрьме, продолжали руководить делами картеля, поставив во главе группировки сына одного из них — Уильяма Родригеса Абадия. Так продолжалось до ареста последнего в США. Попав в тюрьму, Уильям был приговорен судом Майами к более чем 20 годам тюрьмы. Решение суда было вынесено после того, как он согласился дать показания против своего отца и дяди.

После этого сначала шестидесятисемилетний Хильберто, а через три месяца и шестидесятитрехлетний Мигель были экстрадированы в марте 2006 года в США. Братьев обвиняли в том, что, находясь в колумбийской тюрьме, где они содержались с 1995 года, они организовывали поставки наркотиков в США, а также занимались отмыванием денег. Первоначально и Мигель, и Хильберто отказывались признать свою вину, но несколько позже признали её и согласились на конфискацию 2,1 млрд долларов в обмен на то, что с их родственников будут сняты обвинения в отмывании денег и других незаконных действиях.

Суд Майами признал Хильберто и Мигеля Орихуэла виновными в сговоре с целью провоза в США 200 тонн кокаина и приговорил их к 30 годам заключения. Приговор был вынесен после того, как сторонам удалось договориться о признании подсудимыми своей вины. Наркокартель Кали прекратил своё существование.

См. также

Ссылки

wikiredia.ru

Наркокартель Кали — Википедия

Наркокартель Кали («Джентльмены из Кали»
Основана 1977
Место базирования Кали, Валье-дель-Каука (Колумбия)
Основатели Хильберто Родригес Орехуэло, Хосе Мигель Орехуэло, Хосе Сантакрус Лондоньо
Годы активности 1977—1998
Территория Колумбия, Соединенные Штаты Америки, Центральная Америка, Мексика, Испания, Аргентина, Венесуэла, Эквадор, Боливия, Перу, Панама
Криминальная деятельность Незаконный оборот наркотиков, вымогательство, отмывание денег, похищения людей, незаконный оборот оружия, убийства
Союзники Лос Пепес, Картель Синалоа, Тихуанский картель, Картель Хуареса, Картель Гольфо, Картель Гвадалахары, 400 (преступная группировка)
Противники Медельинский кокаиновый картель
 Наркокартель Кали на Викискладе

Наркокартель Кали — колумбийский наркокартель, существовавший с 1977 года по 1998 год и занимавшийся незаконным оборотом наркотиков, вымогательством, отмыванием денег, похищениями людей, убийствами и незаконным оборотом оружия.

История создания картеля

Хильберто Родригес Орехуэло

Картель Кали был основан в 1970-е годы братьями Хильберто Родригесом и Хосе Мигелем Орехуэло, а также Хосе Сантакрусом Лондоньо по прозвищу Чепе. Мозговым центром картеля был старший Орехуэло — Хильберто Родригес, за аналитический ум и скрупулёзное продумывание всех операций прозванный «шахматистом». Из-за того, что братья Орехуэло и Хосе Сантакрус были из богатых и образованных семей, имели высшее образование, первоначально их группировка называлась «Джентльмены из Кали».

Среди более поздних руководителей картеля Кали были Эльмер Эррера, Хайро Иван Урдинола Грахалес, Хулио Фабио Урдинола Грахалес, Генри Лоайса Себальос, Виктор Пэтино-Фомек, Рауль Грахалес Лемос, Луис Грахалес Поссо, Бернардо Саэнс, Хуан Карлос Ортис Эскобар, Хавьер Марлин Рохас и Джеймс Андре.

Объединившись с группой Фернандо Тамайо Гарсии под названием «Las Chemas» (монеты), участники группировки братьев Орехуэло занялись похищениями иностранцев с целью получения выкупа. Они совершили множество похищений людей, одним из самых удачных дел, принесшее им 700 000 долларов США, был выкуп за двух похищенных швейцарских граждан, дипломата Германа Буффа и студента Зака Милиса.

Хосе Сантакрус Лондоньо

Видео по теме

Структура и преступная деятельность

Заработав первоначальный капитал, братья вложили деньги в прибыльный по тем временам бизнес — контрабанду наркотиков в США. Группа начала заниматься торговлей марихуаной. Из-за низкой прибыли продукта участники картеля решили торговать более выгодным наркотиком — кокаином. В начале 1970-х картель отправил Эльмера «Пачо» Эрреру в Нью-Йорк, чтобы основать там центр распределения наркотиков. Эррера организовал и наладил массовые поставки кокаина в США. Это было в то время, когда служба по контролю за применением законов о наркотиках (DEA) Соединенных Штатов не сильно преследовала кокаиновых дельцов и рассматривала этот наркотик как менее опасный, чем героин. Тогда бытовало ошибочное мнение ученых о том, что кокаин, в отличие от героина, не вызывает эффекта привыкания и употребление его не приводит к серьёзным последствиям.

Считается, что такое отношение DEA к кокаину — то, что позволило картелю Кали процветать, развивать и организовывать многочисленные «бригады», которые, казалось, работали независимо, но вместе с тем менеджеры («celeno») отчитывались перед Кали. Независимая структура «бригад» — то, что отличало картель Кали от Медельинского картеля. Картель Кали действовал как группа организаций, в противоположность Медельинскому картелю — организации центрального лидера (Пабло Эскобара).

В середине 1980-х годов Хорхе сформировал независимую группировку под названием «400», которая впоследствии контролировала все поставки и распределение наркотиков, импортируемых в Соединенные Штаты картелем Кали.

Деньги, полученные от продажи кокаина в США, картель вкладывал в производство наркотиков не только в Колумбии, но и в Перу и Боливии, а также в организацию маршрутов доставки продукции в США. Также участники картеля использовали маршруты торговли через Панаму. Картель занимался и торговлей опиумом.

Картель базировался в южной Колумбии в районе города Кали и департамента Валле-дель-Каука. Эта преступная организация действовала в Колумбии, Соединенных Штатах, Центральной Америке, Мексике, Испании, Франции, Италии, Германии, Нидерландах, России, Аргентине, Венесуэле, Эквадоре, Боливии, Перу, Панаме, Японии. В то время как главный конкурент картеля Кали — Медельинский картель — занимался исключительно наркотиками, картель Кали сочетал незаконный бизнес с легальным. Так, семейный концерн включал в себя сеть магазинов и фармацевтические лаборатории.

Считалось, что каждая «бригада» картеля отчитывалась перед более многочисленной группой, а та, в свою очередь — перед лидерами картеля. В картеле Кали, по словам его бывшего бухгалтера Гильермо Пальомари, существовали следующие группы:

  • Наркоторговля: Контроль над работой лабораторий, способов доставки и маршрутами.
  • Вооруженные силы: Контроль над безопасностью, дисциплиной, наказанием и взяточничеством относительно военных или полицейских чиновников.
  • Политический: Ответственный за правительственные связи, связи с конгрессменами, федеральными чиновниками и местными властями.
  • Финансовый: Контроль над отмыванием денег, основными фирмами и законными деловыми предприятиями.
  • Законный: Ответственный за помощь задержанным наркоторговцам, наём лоббистов и зарубежных представителей.

По словам известного в то время руководителя DEA Томаса Константина, картель Кали — «крупнейший, самый влиятельный преступный синдикат, который мы когда-либо знали». Согласно отчетам Константина к Конгрессу США, Кали был доминирующей группировкой в торговле южноамериканским героином из-за доступа картеля к опийным областям Колумбии.

Финансовые операции

Схема отмывания денег картелем Кали

Чтобы отмыть деньги, вырученные от наркоторговли, картель Кали в больших количествах инвестировал свои средства в законные деловые предприятия, в том числе в передовые компании. В 1996 считалось, что картель из одних только США получал $7 миллиардов в год.

Одна из первых таких операций была совершена, когда Хильберто Родригес Орехуэла стал председателем правления банка «Де Трабахадорес». Считается, что этот банк использовался, чтобы отмыть средства для картеля Кали, также как и картеля Пабло Эскобара. Участникам картеля разрешили получать кредиты без выплаты.

В интервью Хильберто Родригес Орехуела признался в том, что деньги были отмыты через Межамериканский банк в Панаме. Отмывание денег, о котором говорил Орехуела, было совершено «в соответствии с панамскими законами». Орехуела позже создал «Радиальную Группу Колумбии», сеть более чем 30 радиостанций и фармацевтическую сеть под названием Drogas la Rebaja, которая составляла 400 магазинов в 28 городах. Стоимость фармацевтической сети была оценена в $216 миллионов.

Война с Медельинским картелем и другими организациями

Появление такой мощной организации, как картель Кали, не могло не вызвать недовольства Пабло Эскобара, лидера Медельинского картеля. А конкуренция в сфере рынков сбыта США привела к войне между двумя картелями, которая, то разгораясь, то затихая, протекала на протяжении всего существования этих двух картелей. Так, однажды убийца, посланный Пабло Эскобаром, чтобы убить «Пачо» Эрреру, находившегося в тот момент на стадионе, открыл огонь из пулемета по трибуне, где сидел Эррера, и убил 19 человек, но в самого Пачо не попал.

В ответ на покушение, картель Кали ответил похищением и убийством Густаво Гавирии, двоюродного брата Пабло Эскобара. И хотя победить картель Кали у медельинцев не получилось, до самой ликвидации картеля Пабло Эскобара Кали всегда уступал своим конкурентам.

Будучи по сути своей ультраправыми, картель Кали постоянно воевал с левыми повстанческими партизанскими формированиями Колумбии. Так, в 1992 году, вооруженные силы партизанской фракции ФАРК похитили Кристину Сантакрус — дочь лидера картеля Хосе Сантакруса Лондоньо, и потребовали в обмен на безопасное возвращение Кристины выкуп в размере 10 миллионов долларов. В ответ участники картеля Кали похитили 20 или более человек из колумбийской коммунистической партии «Патриотический союз», «Союз объединенной рабочей партии» и партии Симона Боливара. В конце концов, после переговоров, Кристина была освобождена.

Кроме этого, картель Кали принимал участие в «чистках», по словам участников картеля, «социального мусора» — тысяч проституток, беспризорных детей, мелких воров, гомосексуалистов и бездомных. Группы, названные «social limpieza» (социальные группы чистки), просто убивали этих людей, сотнями скидывая их в реку Каука и часто оставляя записку: «Cali limpia, Cali linda» (чистое Кали, красивое Кали). Позже эта река стала известна под названием «река смерти», и муниципалитет чуть не разорился на оплате затрат по очистке реки от трупов и восстановлению санитарного состояния.

Расцвет картеля

В 1984 году правительство Колумбии начало «крестовый поход» против Медельинского картеля. Медельинцы ответили властям, развернув настоящий террор против сил правопорядка и политических лидеров. Участники Картеля Кали выступили на стороне правительства, всячески помогая уничтожать конкурентов. Эррера был одним из основателей организации «Лос Пепес», ставившей своей целью поимку или уничтожение Пабло Эскобара, а также лидеров медельинского картеля. За всё время боевики, обученные инструкторами американского подразделения Дельта, убили около 60 лидеров медельинцев.

Колумбийская «кокаиновая война» закончилась в начале 1990-х относительной победой сил правопорядка. Медельинский наркокартель допустил две серьёзные ошибки: бросил политический вызов властям, объявив войну правительству, и одновременно наращивал производство и экспорт кокаина. В результате все главари медельинского картеля были либо убиты, либо арестованы, а сам картель резко снизил объём своих операций.

Место Медельинского картеля занял картель Кали, который стали называть самой крупной транснациональной корпорацией мира. В период своего максимального расцвета картель контролировал около 90 % мирового рынка кокаина. К середине 1990-х годов картель Кали оперировал миллиардами долларов. А учтя печальный опыт медельинцев, вместо запугивания правительства картель стал щедро жертвовать средства лояльным политикам.

Конец картеля

В 1991 правоохранительные органы конфисковали 67 тонн кокаина, 75 % которого было произведено картелем Кали. В том же году в морском порту Майами была пресечена отгрузка кокаина картеля. Были конфискованы 12 тонн кокаина и арестованы несколько человек. Год спустя USCS (американская таможенная служба) конфисковала 6 тонн кокаина, скрытого в грузе брокколи, при этом арестовав семерых человек.

Американской таможенной службе удалось при арестах захватить бухгалтерские документы картеля, которые позволили узнать об отгрузке кокаина в Панаме. Эта информация была передана панамским властям, и им удалось конфисковать 5 тонн кокаина картеля.

В 1993 году американская таможенная служба, преследуя участника ячейки картеля в Майами Рауля Марти, конфисковала 5 тонн кокаина. Считается, что эти последовательные операции вынудили картель направить свои поставки через Мексику, однако это не остановило американскую таможенную службу. В 1993 году были перехвачены три морских судна с 17 тоннами наркотиков.

Всего одна только американская таможенная служба за 13 лет борьбы с Кали захватила 50 тонн кокаина и 15 миллионов долларов в активах.

Миролюбие картеля не спасло его от силовых акций властей. Летом 1995 года по картелю Кали был нанесен удар — все его главари были арестованы. Ставшие достоянием общественности материалы о связи наркокартеля с правительством вызвали в Колумбии громкий политический скандал.

Сантакрус Лондоньо был арестован 4 июля 1995 года. Тем не менее, 11 января 1996 года он бежал из тюрьмы La Picota в Боготе, но уже в марте полиция выследила его в Медельине (возможно не без помощи конкурентов), и он был убит при попытке к бегству.

Братья Орехуэло бежать не пытались и, находясь в тюрьме, продолжали руководить делами картеля, поставив во главе группировки сына одного из них — Уильяма Родригеса Абадия. Так продолжалось до ареста последнего в США. Попав в тюрьму, Уильям был приговорен судом Майами к более чем 20 годам тюрьмы. Решение суда было вынесено после того, как он согласился дать показания против своего отца и дяди.

После этого сначала шестидесятисемилетний Хильберто, а через три месяца и шестидесятитрехлетний Мигель были экстрадированы в марте 2006 года в США. Братьев обвиняли в том, что, находясь в колумбийской тюрьме, где они содержались с 1995 года, они организовывали поставки наркотиков в США, а также занимались отмыванием денег. Первоначально и Мигель, и Хильберто отказывались признать свою вину, но несколько позже признали её и согласились на конфискацию 2,1 млрд долларов в обмен на то, что с их родственников будут сняты обвинения в отмывании денег и других незаконных действиях.

Суд Майами признал Хильберто и Мигеля Орихуэла виновными в сговоре с целью провоза в США 200 тонн кокаина и приговорил их к 30 годам заключения. Приговор был вынесен после того, как сторонам удалось договориться о признании подсудимыми своей вины. Наркокартель Кали прекратил своё существование.

См. также

Ссылки

wiki2.red

Уроки Эскобара: Чему наркобарон научил колумбийский картель Кали | Аналитика

Расцвет картеля Кали пришелся на середину 1990-х, как раз после убийства Пабло Эскобара. Они контролировали около 80% мирового рынка кокаина и отмывали миллиарды долларов.

Пабло Эскобар, глава Медельинского картеля, умер 2 декабря 1993 года, но слава, которую завоевал этот жестокий и умелый наркоторговец, надолго его пережила.

Много лет он был главной фигурой колумбийского преступного мира — но не единственной. Его главным конкурентом считался картель Кали из одноименного города к юго-западу от Медельина, штаб-квартиры Эскобара, возглавляемый двумя братьями, Мигелем и Хильберто Родригесом Орехуэло.

1/5

Пабло Эскобар с сыном перед Белым домом США

Предполагается, что в 1980-х два картеля в какой-то степени сотрудничали, ведя вооруженную борьбу с похитителями людей, пытаясь стабилизировать рынок наркотиков и поделить рынки сбыта в США. Медельинский картель занял Майами и Южную Флориду, а братьям Орехуэло достался Нью-Йорк и часть северо-востока страны.

Тем не менее они оставались соперниками и вели на территории Колумбии ожесточенную борьбу — даже тогда, когда когда Эскобар и его партнеры начали войну против правительства, чтобы избежать экстрадиции наркобарона в США.

Лидеры картеля Кали даже безуспешно попытались убить Эскобара в 1980 году, и, как сообщается, позже, в начале 1990-х годов поддерживали военизированную группу, которая положил конец Медельинскому картелю.

1/5

Убитый в Медельине Пабло Эскобар. Колумбия, 2 декабря 1993 года

Как и Эскобар, наркоторговцы из Кали начали свою деятельность в 1970-х годах, но расцвета их организация достигла только после смерти могущественного конкурента. В свои лучшие годы они отправляли в США кокаин сотнями тонн и отмывали миллиарды долларов — считается, что в какой-то момент они контролировали около 80% мировой торговли кокаином.

Как это бывает в любой области, руководство картеля Кали многому научилось у своего главного конкурента — Эскобара.

Абсурдное богатство наркобарона Пабло Эскобара

Хавьер Пенья, агент Управления по борьбе с наркотиками США, работал над делами обоих картелей. Он рассказал об этом в подкасте The Cipher Brief: «Мы заметили, что картель Кали изучил ошибки Медельинского картеля и старался их не повторять».

«Например, если Медельинский картель действовал совершенно как на Диком Западе, в картеле Кали практиковали более деловой подход. Они были лучше организованы и подкованы в бизнесе, у них была более сложная бухгалтерия».

1/5

Лидер картеля Кали Хильберто Родригес Орехуэло в окружении колумбийских полицейских и тюремных охранников покидает здание Федеральной прокуратуры в Боготе, Колумбия. 6 февраля 1996 года

В частности, Хильберто Родригес Орехуэло по прозвищу «Шахматист» заслужил это звание благодаря репутации делового человека — было известно, что он предпочитал насилию подкуп.

Братья Родригес Орехуэло и их партнеры внешне старались выглядеть как бизнесмены, и даже снискали общественное уважение, инвестируя в колумбийские и американские компании (при этом они всегда были готовы прибегнуть к насилию). Хильберто назвал себя «честным аптечным магнатом», имея в виду принадлежавшую его семье сеть аптек.

Майк Виджил, бывший глава международных операций по борьбе с наркотиками, в начале этого года дал интервью Business Insider, рассказав об эволюции колумбийских преступных организаций:

«Мне кажется, что картели извлекли ценный урок из волны террора, развернутого Эскобаром.

Им стало ясно: чем больше насилия нацелено на правительство и гражданское население, тем более четко у вас на спине проявляется мишень — за вами начинают охотиться все, и власти страны, и международное сообщество».

1/5

Мигель Родригес Орехуэло, один из лидеров наркокартеля Кали, в окружении колумбийских полицейских в федеральной прокуратуре в Боготе, Колумбия. Сентябрь 1996 года

Пенья рассказывает: «За картелем Кали было сложнее следить, у них была более отлаженная сеть, более опытные бухгалтеры с американским образованием и более изощренные методы контрабанды».

Он добавляет: «В то время как Медельинский картель не церемонился — они возили кокаин во Флориду самолетами, — Кали прятали наркотики в грузовые контейнеры, в массу цемента или внутрь тяжелой техники — такое очень тяжело отследить». Эти методы и по сей день используются для переправки наркотиков — в Колумбии и других странах.

Известно, что у Кали были собственные ячейки в разных городах США, в частности, в Майами, Нью-Йорке и Хьюстоне, особенно в конце 1990-х годов. Каждую ячейку возглавлял региональный менеджер, нанимавший исполнителей для транспортировки, хранения и распространения наркотиков, а также для сбора денег.

Но картель рос, росла и самоуверенность его лидеров, что привлекало внимание правительств США и Колумбии.

Вашингтон оказал давление на колумбийское правительство, которое в начале и середине 1990-х сумело справиться с братьями Родригес Орехуэло и их партнерами, несмотря на то, что в предыдущие годы никакой открытой борьбы с их деятельностью не велось.

Дело в том, что как раз в 1990-х активность Кали в США стала особенно заметной, поскольку для защиты своих интересов на американской земле наркобароны перешли к насилию.

1/5

Полицейский пробирается между коробок с кокаином в международном аэропорту Боготы, Колумбия. Полиция обнаружила в них 300 кг кокаина, который должен был быть погружен на рейс авиакомпании Avianca, направляющийся в Мексику. 26 августа 1999 года

Соучредитель картеля Хосе Сантакрус Лондоньо был обвинен в организации убийства на почве неудавшейся коммерческой сделки летом 1991 года. В том же году он, как сообщалось, приказал убить нью-йоркского журналиста кубинского происхождения, поскольку его статьи затрагивали интересы картеля.

В начале 1995 года глава Управления по борьбе с наркотиками США Томас Константин заявил: «Они пытаются вести себя у нас так же, как привыкли в Колумбии».

Особенно американские чиновники были обеспокоены в 1994−1995 годах, когда появились записи людей, идентифицированных как организаторы Кали, которые обсуждали миллионные взносы на президентскую кампанию Эрнесто Сампера. Эти записи испортили отношения между США и Колумбией и привели к тому, что Вашингтон аннулировал американскую визу Сампера.

1/5

Богота. Колумбийские рабочие из компаний, принадлежащих наркокартелю Кали, протестуют против американских санкций — колумбийские банки закрыли счета подозрительных компаний, опасаясь ограничительных мер США. 21 ноября 1995 года

В 2000 году появилось письмо, предположительно написанное Хильберто и Мигелем, где они признавались, что действительно перечисляли организаторам кампании миллионы долларов. В итоге участники избирательного штаба Сампера пошли под суд за отношения с наркоторговцами, но сам президент, возглавлявший страну с 1994 по 1998 год, был амнистирован Конгрессом Колумбии.

1/5

Кандидат от Либеральной партии Эрнесто Сампер (в центре) отмечает победу на президентских выборах. 29 мая 1994 года

В 1995 году были арестованы главные члены картеля. В марте Хильберто Родригес Орехуэло был пойман в тайном помещении роскошного здания, принадлежавшего наркоторговцам. Президент Эрнесто Сампер назвал назвал этот арест «началом конца картеля Кали». В июле арестовали и Хосе Сантакруса Лондоньо.

Когда спустя два месяца был арестован и Мигель — его поймали прямо в нижнем белье, он не успел спрятаться в тайнике, — глава национальной полиции Хосе Серрано заявил: «Сегодня картель Кали умер».

На самом деле и Медельинский картель, и Кали продолжали существовать и без своих лидеров, но под действием изменений на рынке наркотиков и под постоянным давлением властей им пришлось измениться. В частности, если верить американским чиновникам, в 1997 году в Южной Флориде было больше участников картелей, чем когда бы то ни было. То же можно сказать про объемы кокаина, поставляемого в этот регион, — они измерялись тоннами.

В начале 1997 года пресс-секретарь Управления по борьбе с наркотиками США назвала Майами «североамериканской штаб-квартирой южноамериканских картелей».

Она добавила: «Они не ушли, они просто изменили методы работы».

1/5

Кокаин, захваченный Береговой охраной США в Майами

В самой Колумбии господство крупных иерархических картелей уступило место военизированным группам, которых, в свою очередь, сменили более разрозненные и автономные преступные группы.

Как сказал Майк Виджил, «преступный мир Колумбии стал похож на традиционную организованную преступность — теперь они пытаются быть невидимыми».

Подготовила Евгения Сидорова

ru.ihodl.com

Наркокартель Кали — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Наркокартель Кали
Место базирования

Кали, Валье-дель-Каука (Колумбия)

Основана

Хильберто Родригес Орехуэло, Хосе Мигель Орехуэло, Хосе Сантакрус Лондоньо

Годы активности

1977 – 1998 годы

Территория

Колумбия, Соединенные Штаты Америки, Центральная Америка, Мексика, Испания, Аргентина, Венесуэла, Эквадор, Боливия, Перу, Панама

Криминальная деятельность

Незаконный оборот наркотиков, вымогательство, отмывание денег, похищения людей, незаконный оборот оружия, убийства

Союзники

Лос Пепес, Картель Синалоа, Тихуанский картель, Картель Хуареса, Картель Гольфо, Картель Гвадалахары, 400 (преступная группировка)

Противники

Медельинский кокаиновый картель

Наркокартель Кали — колумбийский наркокартель, существовавший с 1977 года по 1998 год и занимавшийся незаконным оборотом наркотиков, вымогательством, отмыванием денег, похищениями людей, убийствами и незаконным оборотом оружия.

История создания картеля

Картель Кали был основан в 1970-е годы братьями Хильберто Родригесом и Хосе Мигелем Орехуэло, а также Хосе Сантакрусом Лондоньо по прозвищу Чепе. Мозговым центром картеля был старший Орехуэло — Хильберто Родригес, за аналитический ум и скрупулёзное продумывание всех операций прозванный «шахматистом». Из-за того, что братья Орехуэло и Хосе Сантакрус были из богатых и образованных семей, имели высшее образование, первоначально их группировка называлась «Джентльмены из Кали».

Среди более поздних руководителей картеля Кали были Эльмер Эррера, Хайро Иван Урдинола Грахалес, Хулио Фабио Урдинола Грахалес, Генри Лоайса Себальос, Виктор Пэтино-Фомек, Рауль Грахалес Лемос, Луис Грахалес Поссо, Бернардо Саэнс, Хуан Карлос Ортис Эскобар, Хавьер Марлин Рохас и Джеймс Андре.

Объединившись с группой Фернандо Тамайо Гарсии под названием «Las Chemas» (монеты), участники группировки братьев Орехуэло занялись похищениями иностранцев с целью получения выкупа. Они совершили множество похищений людей, одним из самых удачных дел, принесшее им 700 000 долларов США, был выкуп за двух похищенных швейцарских граждан, дипломата Германа Буффа и студента Зака Милиса.

Структура и преступная деятельность

Заработав первоначальный капитал, братья вложили деньги в прибыльный по тем временам бизнес — контрабанду наркотиков в США. Группа начала заниматься торговлей марихуаной. Из-за низкой прибыли продукта участники картеля решили торговать более выгодным наркотиком — кокаином. В начале 1970-х картель отправил Эльмера «Пачо» Эрреру в Нью-Йорк, чтобы основать там центр распределения наркотиков. Эррера организовал и наладил массовые поставки кокаина в США. Это было в то время, когда служба по контролю за применением законов о наркотиках (DEA) Соединенных Штатов не сильно преследовала кокаиновых дельцов и рассматривала этот наркотик как менее опасный, чем героин. Тогда бытовало ошибочное мнение ученых о том, что кокаин, в отличие от героина, не вызывает эффекта привыкания и употребление его не приводит к серьёзным последствиям.

Считается, что такое отношение DEA к кокаину — то, что позволило картелю Кали процветать, развивать и организовывать многочисленные «бригады», которые, казалось, работали независимо, но вместе с тем менеджеры («celeno») отчитывались перед Кали. Независимая структура «бригад» — то, что отличало картель Кали от Медельинского картеля. Картель Кали действовал как группа организаций, в противоположность Медельинскому картелю — организации центрального лидера (Пабло Эскобара).

В середине 1980-х годов Хорхе сформировал независимую группировку под названием «400», которая впоследствии контролировала все поставки и распределение наркотиков, импортируемых в Соединенные Штаты картелем Кали.

Деньги, полученные от продажи кокаина в США, картель вкладывал в производство наркотиков не только в Колумбии, но и в Перу и Боливии, а также в организацию маршрутов доставки продукции в США. Также участники картеля использовали маршруты торговли через Панаму. Картель занимался и торговлей опиумом.

Картель базировался в южной Колумбии в районе города Кали и департамента Валле-дель-Каука. Эта преступная организация действовала в Колумбии, Соединенных Штатах, Центральной Америке, Мексике, Испании, Франции, Италии, Германии, Нидерландах, России, Аргентине, Венесуэле, Эквадоре, Боливии, Перу, Панаме, Японии. В то время как главный конкурент картеля Кали — Медельинский картель — занимался исключительно наркотиками, картель Кали сочетал незаконный бизнес с легальным. Так, семейный концерн включал в себя сеть магазинов и фармацевтические лаборатории.

Считалось, что каждая «бригада» картеля отчитывалась перед более многочисленной группой, а та, в свою очередь — перед лидерами картеля. В картеле Кали, по словам его бывшего бухгалтера Гильермо Пальомари, существовали следующие группы:

  • Наркоторговля: Контроль над работой лабораторий, способов доставки и маршрутами.
  • Вооруженные силы: Контроль над безопасностью, дисциплиной, наказанием и взяточничеством относительно военных или полицейских чиновников.
  • Политический: Ответственный за правительственные связи, связи с конгрессменами, федеральными чиновниками и местными властями.
  • Финансовый: Контроль над отмыванием денег, основными фирмами и законными деловыми предприятиями.
  • Законный: Ответственный за помощь задержанным наркоторговцам, наём лоббистов и зарубежных представителей.

По словам известного в то время руководителя DEA Томаса Константина, картель Кали — «крупнейший, самый влиятельный преступный синдикат, который мы когда-либо знали». Согласно отчетам Константина к Конгрессу США, Кали был доминирующей группировкой в торговле южноамериканским героином из-за доступа картеля к опийным областям Колумбии.

Финансовые операции

Чтобы отмыть деньги, вырученные от наркоторговли, картель Кали в больших количествах инвестировал свои средства в законные деловые предприятия, в том числе в передовые компании. В 1996 считалось, что картель из одних только США получал $7 миллиардов грязных денег в год.

Одна из первых таких операций была совершена, когда Хильберто Родригес Орехуэла стал председателем правления банка «Де Трабажадора». Считается, что этот банк использовался, чтобы отмыть средства для картеля Кали, также как и картеля Пабло Эскобара. Участникам картеля разрешили получать кредиты без выплаты.

В интервью Хильберто Родригес Орехуела признался в том, что деньги были отмыты через Межамериканский банк в Панаме. Отмывание денег, о котором говорил Орехуела, было совершено «в соответствии с панамскими законами». Орехуела позже создал "Радиальную Группу Колумбии", сеть более чем 30 радиостанций и фармацевтическую сеть под названием Drogas la Rebaja, которая составляла 400 магазинов в 28 городах. Стоимость фармацевтической сети была оценена в $216 миллионов.

Война с Медельинским картелем и другими организациями

Появление такой мощной организации, как картель Кали, не могло не вызвать недовольства Пабло Эскобара, лидера Медельинского картеля. А конкуренция в сфере рынков сбыта США привела к войне между двумя картелями, которая, то разгораясь, то затихая, протекала на протяжении всего существования этих двух картелей. Так однажды, убийца посланный Пабло Эскобаром, чтобы убить «Пачо» Эрреру, находившегося в тот момент на стадионе, открыл огонь из пулемета по трибуне, где сидел Эррера, и убил 19 человек, но в самого Пачо не попал.

В ответ на покушение, картель Кали ответил похищением и убийством Густаво Гавирии, двоюродного брата Пабло Эскобара. И хотя победить картель Кали у медельинцев не получилось, но, до самой ликвидации картеля Пабло Эскобара, Кали всегда уступал своим конкурентам.

Будучи по сути своей ультраправыми, картель Кали постоянно воевал с левыми повстанческими партизанскими формированиями Колумбии. Так, в 1992 году, вооруженные силы партизанского фракции ФАРК похитили Кристину Сантакрус — дочь лидера картеля Хосе Сантакруса Лондоньо, и потребовали в обмен на безопасное возвращение Кристины выкуп в размере 10 миллионов долларов. В ответ участники картеля Кали похитили 20 или более человек из колумбийской коммунистической партии «Патриотический союз», «Союз объединенной рабочей партии» и партии Симона Боливара. В конце концов, после переговоров, Кристина была освобождена.

Кроме этого, картель Кали принимал участие в «чистках» тысяч, по словам участников картеля, «социального мусора» — проституток, беспризорных детей, мелких воров, гомосексуалистов и бездомных. Группы, названные «social limpieza» (социальные группы чистки), просто убивали этих людей, сотнями скидывая их в реку Каука и часто оставляя записку: «Cali limpia, Cali linda» (чистое Кали, красивое Кали). Позже, эта река стала известна под названием «река смерти» и в конце концов, муниципалитет чуть не разорился на стоимости очистки реки от трупов и восстановления санитарного состояния.

Расцвет картеля

В 1984 году правительство Колумбии начало «крестовый поход» против Медельинского картеля. Медельинцы ответили властям, развернув настоящий террор против сил правопорядка и политических лидеров. Участники Картеля Кали выступили на стороне правительства, всячески помогая уничтожать конкурентов. Эррера был одним из основателей организации «Лос Пепес», ставившую своей целью поимку или уничтожение Пабло Эскобара, а также лидеров медельинского картеля. За все время боевики, обученные инструкторами американского подразделения Дельта, убили около 60 лидеров медельинцев.

Колумбийская «кокаиновая война» закончилась в начале 1990-х относительной победой сил правопорядка. Медельинский наркокартель допустил две серьёзные ошибки: бросил политический вызов властям, объявив войну правительству, и одновременно наращивал производство и экспорт кокаина. В результате все главари медельинского картеля были либо убиты, либо арестованы, а сам картель резко снизил объём своих операций.

Место Медельинского картеля занял картель Кали, который стали называть самой крупной транснациональной корпорацией мира. В период своего максимального расцвета, картель контролировал около 90 % мирового рынка кокаина. К середине 1990-х годов, картель Кали оперировал миллиардами долларов. А учтя печальный опыт медельинцев, вместо запугивания правительства картель стал щедро жертвовать средства легальным политикам.

Конец картеля

В 1991 правоохранительные органы конфисковали 67 тонн кокаина, 75 % которого было произведено картелем Кали. В том же году в морском порту Майами была пресечена отгрузка кокаина картеля. Были конфискованы 12 тонн кокаина и арестованы несколько человек. Год спустя USCS (американская таможенная служба) конфисковала 6 тонн кокаина, скрытого в грузе брокколи, при этом арестовав семерых человек.

Американской таможенной службе удалось при арестах захватить бухгалтерские документы картеля, которые позволили узнать об отгрузке кокаина в Панаме. Эта информация была передана панамским властям, и им удалось конфисковать 5 тонн кокаина картеля.

В 1993 году американская таможенная служба, преследуя участника ячейки картеля в Майами Рауля Марти, конфисковала 5 тонн кокаина. Считается, что эти последовательные операции вынудили картель направить свои поставки через Мексику, однако это не остановило американскую таможенную службу. В 1993 году были перехвачены три морских судна с 17 тоннами наркотиков.

Всего одна только американская таможенная служба за 13 лет борьбы с Кали захватила 50 тонн кокаина и 15 миллионов долларов в активах.

Миролюбие картеля не спасло его от силовых акций властей. Летом 1995 года по картелю Кали был нанесен удар — все его главари были арестованы. Ставшие достоянием общественности материалы о связи наркокартеля с правительством вызвали в Колумбии громкий политический скандал.

Сантакрус Лондоньо был арестован 4 июля 1995 года. Тем не менее, 11 января 1996 года он бежал из тюрьмы La Picota в Боготе, но уже в марте полиция выследила его в Медельине (возможно не без помощи конкурентов), и он был убит при попытке к бегству.

Братья Орехуэло бежать не пытались и, находясь в тюрьме, продолжали руководить делами картеля, поставив во главе группировки сына одного из них — Уильяма Родригеса Абадия. Так продолжалось до ареста последнего в США. Попав в тюрьму, Уильям был приговорен судом Майами к более чем 20 годам тюрьмы. Решение суда было вынесено после того, как он согласился дать показания против своего отца и дяди.

После этого сначала шестидесятисемилетний Хильберто, а через три месяца и шестидесятитрехлетний Мигель были экстрадированы в марте 2006 года в США. Братьев обвиняли в том, что, находясь в колумбийской тюрьме, где они содержались с 1995 года, они организовывали поставки наркотиков в США, а также занимались отмыванием денег. Первоначально и Мигель, и Хильберто отказывались признать свою вину, но несколько позже признали её и согласились на конфискацию 2,1 млрд долларов в обмен на то, что с их родственников будут сняты обвинения в отмывании денег и других незаконных действиях.

Суд Майами признал Хильберто и Мигеля Орихуэла виновными в сговоре с целью провоза в США 200 тонн кокаина и приговорил их к 30 годам заключения. Приговор был вынесен после того, как сторонам удалось договориться о признании подсудимыми своей вины. Наркокартель Кали прекратил своё существование.

См. также

Напишите отзыв о статье "Наркокартель Кали"

Ссылки

  • [latino-america.ru/south_america/colombia/cali_cartel.html Сайт «Латинская Америка» — Картель Кали]
  • [www.druglibrary.org/schaffer/dea/pubs/briefing/2_8.htm «DEA — Publications — Major Traffickers and Their Organizations»]

Отрывок, характеризующий Наркокартель Кали

Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.
Бойко отскочил 1 й номер. Металлически, оглушая, зазвенело орудие, и через головы всех наших под горой, свистя, пролетела граната и, далеко не долетев до неприятеля, дымком показала место своего падения и лопнула.
Лица солдат и офицеров повеселели при этом звуке; все поднялись и занялись наблюдениями над видными, как на ладони, движениями внизу наших войск и впереди – движениями приближавшегося неприятеля. Солнце в ту же минуту совсем вышло из за туч, и этот красивый звук одинокого выстрела и блеск яркого солнца слились в одно бодрое и веселое впечатление.

Над мостом уже пролетели два неприятельские ядра, и на мосту была давка. В средине моста, слезши с лошади, прижатый своим толстым телом к перилам, стоял князь Несвицкий.
Он, смеючись, оглядывался назад на своего казака, который с двумя лошадьми в поводу стоял несколько шагов позади его.
Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.

Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.

wiki-org.ru

Наркокартель Кали Вики

Наркокартель Кали («Джентльмены из Кали»
Основана 1977
Место базирования Кали, Валье-дель-Каука (Колумбия)
Основатели Хильберто Родригес Орехуэло, Хосе Мигель Орехуэло, Хосе Сантакрус Лондоньо
Годы активности 1977—1998
Территория Колумбия, Соединенные Штаты Америки, Центральная Америка, Мексика, Испания, Аргентина, Венесуэла, Эквадор, Боливия, Перу, Панама
Криминальная деятельность Незаконный оборот наркотиков, вымогательство, отмывание денег, похищения людей, незаконный оборот оружия, убийства
Союзники Лос Пепес, Картель Синалоа, Тихуанский картель, Картель Хуареса, Картель Гольфо, Картель Гвадалахары, 400 (преступная группировка)
Противники Медельинский кокаиновый картель
 Наркокартель Кали на Викискладе

Наркокартель Кали — колумбийский наркокартель, существовавший с 1977 года по 1998 год и занимавшийся незаконным оборотом наркотиков, вымогательством, отмыванием денег, похищениями людей, убийствами и незаконным оборотом оружия.

История создания картеля[ | код]

Хильберто Родригес Орехуэло

Картель Кали был основан в 1970-е годы братьями Хильберто Родригесом и Хосе Мигелем Орехуэло, а также Хосе Сантакрусом Лондоньо по прозвищу Чепе. Мозговым центром картеля был старший Орехуэло — Хильберто Родригес, за аналитический ум и скрупулёзное продумывание всех операций прозванный «шахматистом». Из-за того, что братья Орехуэло и Хосе Сантакрус были из богатых и образованных семей, имели высшее образование, первоначально их группировка называлась «Джентльмены из Кали».

Среди более поздних руководителей картеля Кали были Эльмер Эррера, Хайро Иван Урдинола Грахалес, Хулио Фабио Урдинола Грахалес, Генри Лоайса Себальос, Виктор Пэтино-Фомек, Рауль Грахалес Лемос, Луис Грахалес Поссо, Бернардо Саэнс, Хуан Карлос Ортис Эскобар, Хавьер Марлин Рохас и Джеймс Андре.

Объединившись с группой Фернандо Тамайо Гарсии под названием «Las Chemas» (монеты), участники группировки братьев Орехуэло занялись похищениями иностранцев с целью получения выкупа. Они совершили множество похищений людей, одним из самых удачных дел, принесшее им 700 000 долларов США, был выкуп за двух похищенных швейцарских граждан, дипломата Германа Буффа и студента Зака Милиса.

Хосе Сантакрус Лондоньо

Структура и преступная деятельность[ | код]

Заработав первоначальный капитал, братья вложили деньги в прибыльный по тем временам бизнес — контрабанду наркотиков в США. Группа начала заниматься торговлей марихуаной. Из-за низкой прибыли продукта участники картеля решили торговать более выгодным наркотиком — кокаином. В начале 1970-х картель отправил Эльмера «Пачо» Эрреру в Нью-Йорк, чтобы основать там центр распределения наркотиков. Эррера организовал и наладил массовые поставки кокаина в США. Это было в то время, когда служба по контролю за применением законов о наркотиках (DEA) Соединенных Штатов не сильно преследовала кокаиновых дельцов и рассматривала этот наркотик как менее опасный, чем героин. Тогда бытовало ошибочное мнение ученых о том, что кокаин, в отличие от героина, не вызывает эффекта привыкания и употребление его не приводит к серьёзным последствиям.

Считается, что такое отношение DEA к кокаину — то, что позволило картелю Кали процветать, развивать и организовывать многочисленные «бригады», которые, казалось, работали независимо, но вместе с тем менеджеры («celeno») отчитывались перед Кали. Независимая структура «бригад» — то, что отличало картель Кали от Медельинского картеля. Картель Кали действовал как группа организаций, в противоположность Медельинскому картелю — организации центрального лидера (Пабло Эскобара).

В середине 1980-х годов Хорхе сформировал независимую группировку под названием «400», которая впоследствии контролировала все поставки и распределение наркотиков, импортируемых в Соединенные Штаты картелем Кали.

Деньги, полученные от продажи кокаина в США, картель вкладывал в производство наркотиков не только в Колумбии, но и в Перу и Боливии, а также в организацию маршрутов доставки продукции в США. Также участники картеля использовали маршруты торговли через Панаму. Картель занимался и торговлей опиумом.

Картель базировался в южной Колумбии в районе города Кали и департамента Валле-дель-Каука. Эта преступная организация действовала в Колумбии, Соединенных Штатах, Центральной Америке, Мексике, Испании, Франции, Италии, Германии, Нидерландах, России, Аргентине, Венесуэле, Эквадоре, Боливии, Перу, Панаме, Японии. В то время как главный конкурент картеля Кали — Медельинский картель — занимался исключительно наркотиками, картель Кали сочетал незаконный бизнес с легальным. Так, семейный концерн включал в себя сеть магазинов и фармацевтические лаборатории.

Считалось, что каждая «бригада» картеля отчитывалась перед более многочисленной группой, а та, в свою очередь — перед лидерами картеля. В картеле Кали, по словам его бывшего бухгалтера Гильермо Пальомари, существовали следующие группы:

  • Наркоторговля: Контроль над работой лабораторий, способов доставки и маршрутами.
  • Вооруженные силы: Контроль над безопасностью, дисциплиной, наказанием и взяточничеством относительно военных или полицейских чиновников.
  • Политический: Ответственный за правительственные связи, связи с конгрессменами, федеральными чиновниками и местными властями.
  • Финансовый: Контроль над отмыванием денег, основными фирмами и законными деловыми предприятиями.
  • Законный: Ответственный за помощь задержанным наркоторговцам, наём лоббистов и зарубежных представителей.

По словам известного в то время руководителя DEA Томаса Константина, картель Кали — «крупнейший, самый влиятельный преступный синдикат, который мы когда-либо знали». Согласно отчетам Константина к Конгрессу США, Кали был доминирующей группировкой в торговле южноамериканским героином из-за доступа картеля к опийным областям Колумбии.

Финансовые операции[ | код]

Схема отмывания денег картелем Кали

Чтобы отмыть деньги, вырученные от наркоторговли, картель Кали в больших количествах инвестировал свои средства в законные деловые предприятия, в том числе в передовые компании. В 1996 считалось, что картель из одних только США получал $7 миллиардов в год.

Одна из первых таких операций была совершена, когда Хильберто Родригес Орехуэла стал председателем правления банка «Де Трабахадорес». Считается, что этот банк использовался, чтобы отмыть средства для картеля Кали, также как и картеля Пабло Эскобара. Участникам картеля разрешили получать кредиты без выплаты.

В интервью Хильберто Родригес Орехуела признался в том, что деньги были отмыты через Межамериканский банк в Панаме. Отмывание денег, о котором говорил Орехуела, было совершено «в соответствии с панамскими законами». Орехуела позже создал «Радиальную Группу Колумбии», сеть более чем 30 радиостанций и фармацевтическую сеть под названием Drogas la Rebaja, которая составляла 400 магазинов в 28 городах. Стоимость фармацевтической сети была оценена в $216 миллионов.

Война с Медельинским картелем и другими организациями[ | код]

Появление такой мощной организации, как картель Кали, не могло не вызвать недовольства Пабло Эскобара, лидера Медельинского картеля. А конкуренция в сфере рынков сбыта США привела к войне между двумя картелями, которая, то разгораясь, то затихая, протекала на протяжении всего существования этих двух картелей. Так, однажды убийца, посланный Пабло Эскобаром, чтобы убить «Пачо» Эрреру, находившегося в тот момент на стадионе, открыл огонь из пулемета по трибуне, где сидел Эррера, и убил 19 человек, но в самого Пачо не попал.

В ответ на покушение, картель Кали ответил похищением и убийством Густаво Гавирии, двоюродного брата Пабло Эскобара. И хотя победить картель Кали у медельинцев не получилось, до самой ликвидации картеля Пабло Эскобара Кали всегда уступал своим конкурентам.

Будучи по сути своей ультраправыми, картель Кали постоянно воевал с левыми повстанческими партизанскими формированиями Колумбии. Так, в 1992 году, вооруженные силы партизанской фракции ФАРК похитили Кристину Сантакрус — дочь лидера картеля Хосе Сантакруса Лондоньо, и потребовали в обмен на безопасное возвращение Кристины выкуп в размере 10 миллионов долларов. В ответ участники картеля Кали похитили 20 или более человек из колумбийской коммунистической партии «Патриотический союз», «Союз объединенной рабочей партии» и партии Симона Боливара. В конце концов, после переговоров, Кристина была освобождена.

Кроме этого, картель Кали принимал участие в «чистках», по словам участников картеля, «социального мусора» — тысяч проституток, беспризорных детей, мелких воров, гомосексуалистов и бездомных. Группы, названные «social limpieza» (социальные группы чистки), просто убивали этих людей, сотнями скидывая их в реку Каука и часто оставляя записку: «Cali limpia, Cali linda» (чистое Кали, красивое Кали). Позже эта река стала известна под названием «река смерти», и муниципалитет чуть не разорился на оплате затрат по очистке реки от трупов и восстановлению санитарного состояния.

Расцвет картеля[ | код]

В 1984 году правительство Колумбии начало «крестовый поход» против Медельинского картеля. Медельинцы ответили властям, развернув настоящий террор против сил правопорядка и политических лидеров. Участники Картеля Кали выступили на стороне правительства, всячески помогая уничтожать конкурентов. Эррера был одним из основателей организации «Лос Пепес», ставившей своей целью поимку или уничтожение Пабло Эскобара, а также лидеров медельинского картеля. За всё время боевики, обученные инструкторами американского подразделения Дельта, убили около 60 лидеров медельинцев.

Колумбийская «кокаиновая война» закончилась в начале 1990-х относительной победой сил правопорядка. Медельинский наркокартель допустил две серьёзные ошибки: бросил политический вызов властям, объявив войну правительству, и одновременно наращивал производство и экспорт кокаина. В результате все главари медельинского картеля были либо убиты, либо арестованы, а сам картель резко снизил объём своих операций.

Место Медельинского картеля занял картель Кали, который стали называть самой крупной транснациональной корпорацией мира. В период своего максимального расцвета картель контролировал около 90 % мирового рынка кокаина. К середине 1990-х годов картель Кали оперировал миллиардами долларов. А учтя печальный опыт медельинцев, вместо запугивания правительства картель стал щедро жертвовать средства лояльным политикам.

Конец картеля[ | код]

В 1991 правоохранительные органы конфисковали 67 тонн кокаина, 75 % которого было произведено картелем Кали. В том же году в морском порту Майами была пресечена отгрузка кокаина картеля. Были конфискованы 12 тонн кокаина и арестованы несколько человек. Год спустя USCS (американская таможенная служба) конфисковала 6 тонн кокаина, скрытого в грузе брокколи, при этом арестовав семерых человек.

Американской таможенной службе удалось при арестах захватить бухгалтерские документы картеля, которые позволили узнать об отгрузке кокаина в Панаме. Эта информация была передана панамским властям, и им удалось конфисковать 5 тонн кокаина картеля.

В 1993 году американская таможенная служба, преследуя участника ячейки картеля в Майами Рауля Марти, конфисковала 5 тонн кокаина. Считается, что эти последовательные операции вынудили картель на свои поставки через Мексику, однако это не остановило американскую таможенную службу. В 1993 году были перехвачены три морских судна с 17 тоннами наркотиков.

Всего одна только американская таможенная служба за 13 лет борьбы с Кали захватила 50 тонн кокаина и 15 миллионов долларов в активах.

Миролюбие картеля не спасло его от силовых акций властей. Летом 1995 года по картелю Кали был нанесен удар — все его главари были арестованы. Ставшие достоянием общественности материалы о связи наркокартеля с правительством вызвали в Колумбии громкий политический скандал.

Сантакрус Лондоньо был арестован 4 июля 1995 года. Тем не менее, 11 января 1996 года он бежал из тюрьмы La Picota в Боготе, но уже в марте полиция выследила его в Медельине (возможно не без помощи конкурентов), и он был убит при попытке к бегству.

Братья Орехуэло бежать не пытались и, находясь в тюрьме, продолжали руководить делами картеля, поставив во главе группировки сына одного из них — Уильяма Родригеса Абадия. Так продолжалось до ареста последнего в США. Попав в тюрьму, Уильям был приговорен судом Майами к более чем 20 годам тюрьмы. Решение суда было вынесено после того, как он согласился дать показания против своего отца и дяди.

После этого сначала шестидесятисемилетний Хильберто, а через три месяца и шестидесятитрехлетний Мигель были экстрадированы в марте 2006 года в США. Братьев обвиняли в том, что, находясь в колумбийской тюрьме, где они содержались с 1995 года, они организовывали поставки наркотиков в США, а также занимались отмыванием денег. Первоначально и Мигель, и Хильберто отказывались признать свою вину, но несколько позже признали её и согласились на конфискацию 2,1 млрд долларов в обмен на то, что с их родственников будут сняты обвинения в отмывании денег и других незаконных действиях.

Суд Майами признал Хильберто и Мигеля Орихуэла виновными в сговоре с целью провоза в США 200 тонн кокаина и приговорил их к 30 годам заключения. Приговор был вынесен после того, как сторонам удалось договориться о признании подсудимыми своей вины. Наркокартель Кали прекратил своё существование.

См. также[ | код]

Ссылки[ | код]

ru.wikibedia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *