История русского футбола – Футбол в России — Википедия

Новости

Содержание

История русского футбола, все разделы

В 2011 году футбол на Кавказе становится еще одним признаком статусности – наравне с золотым Vertu, белым Porsche Cayenne и синей мигалкой. Рамзан Кадыров выписывает в Грозный Рууда Гуллита, сборную Бразилии-2002 и Диего Марадону (двух последних – на товарищеский матч). Сулейман Керимов вкладывает деньги в клуб из Махачкалы, куда приезжают Роберто Карлос, Самюэль Это’О и Гус Хиддинк. «Терек» и «Анжи» как будто пытаются встроиться в мировой контекст, минуя российский, – и пока что оставляют у свидетелей этого процесса разные впечатления. Валентин Илиев, игрок «Терека» в 2008-2009 годах В...

Бурная деятельность президента РФС Мутко приносит Москве финал Лиги чемпионов, куда выходят «Манчестер Юнайтед» и «Челси». Англичане приходят в ужас от перспективы играть на синтетическом газоне «Лужников», но ради одного матча поверх него стелют настоящую траву. Тем не менее, нога капитана «Челси» Джона Терри предательски скользит во время исполнения послематчевого 11-метрового, и Роман Абрамович упускает возможность выиграть вожделенный трофей в России. Фото: Fotobank/Getty Images/Christof Koepsel Эндрю Гаффс, болельщик «Манчестер Юнайтед» Я приехал в Москву за день до матча и весь первый...

На триумфальном Евро-2008 в составе сборной был один легионер; через год их становится четверо. Жирков, Павлюченко, Аршавин и Билялетдинов уезжают играть в Англию и поначалу даже впечатляют, но постепенно сталкиваются с незнакомой им прежде проблемой – несмотря на солидный трансферный ценник, место в основном составе им никто не гарантирует. В итоге продукт российской премьер-лиги не проходит проверку на конкурентоспособность: все четверо возвращаются в Россию, чтобы гарантировать себе место в сборной перед следующим чемпионатом Европы. Фото: Fotobank/Getty Images/Victor Fraile Тимур...

Из ВИП-ложи стадиона «Олд Траффорд» было отлично видно, как Роналдо забивает три мяча, а Бекхэм – два, но «Манчестер Юнайтед» обыгрывает «Реал» со счетом 4:3. Посетив один из самых драматичных матчей в истории Лиги чемпионов, Роман Абрамович купил себе английский «Челси» – чтобы эту Лигу выиграть. Для победы потребовалось 9 лет, 820 миллионов фунтов, лучший тренер мира, несколько очень дорогих игроков и 11 других трофеев; попутно Абрамович вкладывал деньги в «Национальную академию футбола», московский ЦСКА и контракт Гуса Хиддинка – короче говоря, главным и в английском, и в российском...

Бумага со словами «Должны быть изменены условия материального вознаграждения…» – важнейший документ в истории российского футбола, первая попытка уехавших на Запад игроков установить европейские порядки по эту сторону не так давно поднятого занавеса. Шум поднялся потому, что анекдот «Сборная России собрала 10 крышечек и поехала на чемпионат мира» был не так уж далек от правды с точки зрения материального обеспечения команды. Попытка, правда, обернулась провалом – что на Чемпионате мира-94 (не вышли из группы), что в долгосрочной перспективе (см. Евро-96). Анатолий Бышовец, главный тренер...

В 90-х на восточной окраине Москвы на деньги РЖД делают футбольный клуб по европейской системе. Тренер Семин и президент Филатов поднимают «Локомотив» из первой лиги, тюнингуют своих воспитанников до уровня сборной России, завоевывают расположение нейтральных болельщиков, строят первый чисто футбольный стадион в столице – и им воздается: два чемпионства, четыре Кубка России, выход в плей-офф Лиги чемпионов и навсегда забытая фраза «пятое колесо в телеге московского футбола». Одна из самых трогательных историй местного футбола. Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко Юрий Семин, главный тренер...

15 июня 1997 года недалеко от города Петушки звучат выстрелы: стреляли в Ларису Нечаеву, генерального директора футбольного клуба «Спартак». Тремя годами ранее убили бизнесмена Отари Квантришвили, тесно общавшегося с президентом РФС Вячеславом Колосковом. До 2001 года президентом футбольного ЦСКА был Шамруди Дадаханов, про которого куда чаще писали в газете «Версия», чем в «Спорт-Экспрессе». В 90-е российский футбол не всегда стремился вырваться из-под опеки криминальных структур: существовать по-другому иногда было просто невозможно. С каждым годом об этом смутном времени известно все...

31 октября 1992 года за взрослый «Спартак» впервые сыграл коренастый, совершенно невзрачный на первый взгляд атакующий полузащитник – и сразу забил гол в ворота «Динамо». В прошлом у него была работа грузчиком, служба в армии и должность начальника караула в красноярской тюрьме, в будущем – золотой гол в ворота «Алании» с любимого острого угла, героическое стояние в воротах в матче с «Силькеборгом», капитанство, не самый красивый уход из родной команды, Самара, Химки, Астана и снова «Спартак». У Тихонова не было каких-то сверхвыдающихся футбольных талантов, зато была сила воли, крепкий...

www.sports.ru

История отечественного футбола: 5 лучших моментов

Футбол считается самым популярным видом спортивных игр в мире. Эта игра – многогранная, и любят её не только за спорт, но и за остроту соперничества. Наблюдая за действиями футболистов с трибун стадионов, болельщики восхищаются не только красотой и размахом этой игры, но и  получают удовольствие от напряженной борьбы с соперниками, от удачного взаимодействия с партнерами. С 10 июня по 10 июля 2016 проходит Чемпионат Европы по футболу, это 15-й футбольный турнир для сборных европейских стран, проводящийся под эгидой УЕФА. И сегодня мы подготовили для вас 5 настоящих историй побед и триумфов русского футбола.


Победа на первом чемпионате Европы по футболу

Главный успех сборной СССР по футболу датируется далеким 1960-м годом, что, конечно, не умаляет достижения наших футболистов. Первым чемпионом Европы является именно наша сборная. Первый Чемпионат Европы проводился без групповой стадии по олимпийской системе. В 1/8 и 1/4 финала команды играли по два матча – дома и на выезде. Советские футболисты сначала два раза обыграли Венгрию (3:1 дома и 1:0 в гостях), а в четвертьфинале попали на Испанию. Испанское правительство запретило своим футболистам играть с нашей сборной, поэтому испанцам было засчитано техническое поражение в обоих матчах, а сборная СССР вышла в полуфинал первенства, который проходил во Франции.

Во Францию пробились сразу три восточноевропейские сборные – СССР, Чехословакия, Югославия. Четвертым участником полуфинала стала хозяйка турнира Франция. В то время хозяева Чемпионата не освобождались от отборочных игр, и Франции пришлось пройти Грецию и Австрию. В первом полуфинале сборная СССР легко разобралась с Чехословакией – 3:0. Два гола забил Валентин Иванов, и еще один добавил Виктор Понедельник. Помимо авторов голов лестную оценку за свою игру заслужил легендарный вратарь Лев Яшин. Во втором полуфинале в упорной борьбе Югославия вырвала победу у французов со счетом 5:4.

Решающий матч СССР – Югославия проходил 10 июля на парижском стадионе “Парк де Пренс”. Югославская команда была в те годы одной из сильнейших не только в Европе, но и в мире. Обе сборные играли с полной отдачей, – шанс стать первым чемпионом Европы выпадает лишь раз в жизни. Первый тайм катился к закономерной ничье, но югославам помог счастливый случай. Еркович на правом фланге оказался быстрее Анатолия Масленкина. Выиграв забег, Еркович прострелил в штрафную: на мяч бросились Игорь Нетто и Галич, в итоге снаряд попал нашему капитану в бедро, затем Галичу в голову, и от нее – уже в сетку ворот мимо опешившего Яшина. Второй тайм начался в быстром темпе, особенно прибавила сборная СССР. Югославы оказались прижатыми к воротам и, не выдержав натиска, пропустили гол. Валентин Бубукин подобрал мяч в районе центрального круга, приблизился к штрафной соперника и мощно пробил метров с 25-ти. Удар пришелся точно во вратаря Видинича, однако зафиксировать мокрый мяч ему не удалось, а подоспевший на добивание Слава Метревели второй попытки голкиперу не дал.

Советские футболисты, воодушевленные успехом, уже не выпускали инициативы из рук. До конца основного времени сборная СССР имела для взятия ворот два отличных момента, но ни одним так и не воспользовалась. В дополнительное время продолжалась жесткая борьба на поле, и за семь минут до конца игры футболисты полностью измотались. На 113-й минуте наступила развязка: Месхи на скорости прорвался по левому флангу и сделал навес в штрафную, где Понедельник пробил головой в противоход вратарю.

Трудно описать, что творилось на поле, когда прозвучал финальный свисток. Советские футболисты от восторга устроили настоящую свалку, а югославские игроки плакали от обиды. А уже через 15 минут победители передавали из рук в руки новенький трофей. Сделав круг почета вдоль трибун, советские игроки ушли в раздевалки под овации болельщиков.

До сих пор та победа остается одним из главных достижений советской сборной по футболу.


Победа на Олимпиаде в Сеуле

Путь к финалу Олимпийских игр в Сеуле был непростым. Группа советской сборной досталась сложная: действующий Чемпион Мира Аргентина, хозяева турнира корейцы и главные идеологические враги – сборная США. В матче с корейцами пришлось довольствоваться нулевой ничьей. Победить Аргентину помогли два быстрых гола уже к середине первого тайма (итоговый счет – 2:1). И только игра с США стала легкой прогулкой для советских футболистов: к 50-й минуте мы вели 4:0, и только затем, расслабившись, позволили американцам отыграть два гола.

В четвертьфинале сборная СССР встретилась с неожиданным соперником – Австралией. Не самая футбольная страна была обыграна со счетом 3:0. А вот в полуфинале нас ждали итальянцы. Поведя в счете в начале второго тайма, Италия постаралась «засушить» игру, но на 78-й минуте матча Юрий Савичев сравнял-таки счет. Пришлось играть дополнительное время, где удача улыбнулась советским футболистам. Сначала Нарбековас вывел сборную СССР вперед, а во второй пятнадцатиминутке соперники обменялись голами. Советский Союз – в финале, где его ждала звездная сборная Бразилии с Таффарелом, Бебето и Ромарио.

Перед финалом Анатолий Федорович Бышовец произнес крылатую фразу, которую потом вспоминали все футболисты без исключения: “Серебро – это хорошо. Но по-настоящему блестит только золото…”

Вопреки всем прогнозам матч начался с атак нашей сборной. Но счет неожиданно открыли бразильцы. При подаче углового ошибся вратарь Харин, и Ромарио забил свой седьмой мяч на турнире, в итоге став лучшим бомбардиром Олимпиады. Наши не раскисли и продолжили давить бразильцев. Великолепен был вратарь бразильцев Таффарел, отразивший опаснейшие удары Лютого и Татарчука перед самым перерывом. Но во втором тайме Алексей Михайличенко зарабатывает пенальти, который реализует Игорь Добровольский, и Таффарел оказался бессилен. Остаток основного времени проходит в неистовых атаках сборной Бразилии, но мы выстояли, переведя матч в овертайм. На последней минуте первого тайма дополнительного времени скидка Лютого на Савичева приводит к тому, что последний выходит один на один с Таффарелом и перебрасывает мяч через вратаря. 2:1!

Вскоре судья дает свисток на перерыв. «Ура! Мы — чемпионы!», – кричит Гела Кеташвили и устало падает на газон. «Гела, ты с ума сошел, еще второй тайм играть», – возвращают грузина в реальность партнеры. Фальстарт! Свою роль сыграло чудовищное напряжение финальной игры. До победы нужно вытерпеть еще пятнадцать минут. Напряжение и усталость выливаются в форме грубости на поле. За десять минут до конца матча арбитр удаляет с поля Татарчука, а вскоре уравнивает составы, удалив Эдмара. Звучит долгожданный свисток, и сборная СССР завоевывает золото Олимпиады, побеждая команду, львиная доля игроков которой через шесть лет станет чемпионами Мира…


Камбек с Югославией

Относительно недавно на Чемпионате Мира в Бразилии мы стали свидетелями уникального матча. В полуфинале уже в первом тайме Бразилия проигрывала Германии со счетом 5:0. Матч закончился самым крупным поражением пентакампеонов – 7:1. Не хватило бразильцам силы воли, духа, закалки. Да и где их взять, если играть в футбол на песчаных пляжах под ласковым солнцем. То ли дело – русский характер, закаленный суровыми условиями страны. «Русские не сдаются!» – прекрасной иллюстрацией тому является матч СССР – Югославия в рамках 1/8 финала Олимпийских Игр 1952 года в Хельсинки.

В первом тайме у югославов получалось на поле почти все. Комбинации, удары, а главное – голы. 3:0 к перерыву без всякой надежды для нашей сборной. На второй тайм советские футболисты выходили уже обреченными. Если у кого и теплились призрачные надежды, соперник развеял их в считанные минуты. 47-я минута и 4:0! Отыграв один мяч усилиями Всеволода Боброва, сборная СССР тут же восстановила статус-кво – 5:1. Шла 60-я минута матча, вряд ли хоть один человек на стадионе верил в тот момент, что мы можем переломить ход встречи.

А дальше произошло настоящее футбольное чудо. Дело не в том, что у футболистов открылось второе дыхание, – какое уж тут дыхание при счете 1:5! И не в том, что нам было нечего терять… Наши игроки заиграли так, как никогда не играли ни до того, ни потом много-много лет. Перелом наступил в последние 15 минут, после гола Трофимова. Он стал началом паники, которая охватила югославов. Футболисты выпустили инициативу из рук и отошли в оборону. Физически сильные и хорошо подготовленные, подстегиваемые ощущением, что терять им нечего, а можно лишь приобрести, советские футболисты бросились в неудержимое наступление, тон в котором задавал незабываемый Бобров.

75-я минута. Трофимов. 2:5!

77-я минута. Бобров. 3:5!!

87-я минута. Бобров. 4:5!!!

90-я минута. Угловой. До конца матча оставалось 29 секунд. Подавать со своего правого фланга побежал Трофимов. Но его остановил Бесков и попросил разрешения подать. Двадцать один игрок в штрафной площадке югославов. Нет там только Бескова. Подача! И мощный гул голосов потрясает стадион. Полузащитник Петров на последней секунде головой сравнивает счет!

Чудес не бывает? Не верьте! Его видели в Тампере тысячи зрителей. На их глазах в течение последних 15 минут советская сборная ликвидировала дефицит в четыре гола. Ничего подобного в истории мирового футбола не было. По крайней мере, в турнирах континентального и мирового уровня. И уже не будет…


Серебро Чемпионата Европы 1988

В Германии во время чемпионата Европы сборная СССР поселилась в спортивной школе в Руйте под Штутгартом. На матч команда добиралась либо в автобусе, либо вертолетами, а после игры возвращалась на базу. Общение с прессой было сведено до минимума. Одна из советских газет, посчитав, что выигрыш первого матча в финальной стадии у голландцев (1:0, гол забил Василий Рац) и ничья с ирландцами (1:1, ответный мяч на счету Олега Протасова) – результаты слабые, вынесла в заголовок к репортажу из Германии вопрос: «По своему ли билету приехала сборная СССР на чемпионат Европы?».

В групповой встрече с голландцами советская команда отдала инициативу соперникам и отвечала скоростными контратаками, одна из которых привела к голу. В игре с неуступчивыми ирландцами борьба шла за каждый сантиметр поля. Ронни Уилан забил сумасшедший гол: Майк Маккарти бросил мяч из аута на 35 метров, и Уилан с лета отправил его в ворота Рината Дасаева, – вряд ли вратарь мог что-то поделать.

Если в первых матчах была заметна некоторая натужность в игре сборной СССР, которая подготовку свою к чемпионату строила с учетом участия во всем турнире вплоть до финала, то уже во встрече с англичанами было видно: эту команду остановить очень сложно. Не удалось и английской сборной, проигравшей 1:3 (голы забивали в порядке очередности Сергей Алейников, Тони Адамс, Алексей Михайличенко и Виктор Пасулько).

Весьма показательным с точки зрения дальнейшего совершенствования футбольной игры был полуфинальный матч чемпионата СССР – Италия. В лагере советской команды после совещаний тренеров и обсуждений плана на игру с футболистами было принято решение применять прессинг по всему полю. Он отнимает исключительно много сил, но уровень готовности команды на тот момент позволял пустить в ход это действенное оружие.

Прессинг начисто лишил преимущества итальянцев в технике. Форварды сборной Италии Виалли и Манчини оказались отрезанными от полузащитников, и советская команда уверенно извлекла выгоды из сложившейся на поле ситуации, выдав потрясающий матч. Геннадий Литовченко и Олег Протасов с интервалом в две минуты забили спустя некоторое время после перерыва два гола – 2:0 – и обеспечили выход в финал.

Увы, в финале сборная СССР уступила со счетом 2:0 голландцам, в составе которых блистали Гуллит, Райкаард, Куман и, конечно, Ван Бастен, забивший гол и отдавший голевую передачу. Советские футболисты боролись до конца, даже заработали на 68-й минуте пенальти, но, увы, Игорь Беланов переиграть вратаря ван Брекелена не сумел.

Сборная СССР довольствовалась серебром, но этот турнир стал одним из лучших в нашей истории. Никогда до этого и никогда после наша сборная не обыгрывала так много на одном финальном турнире (будь то Чемпионат мира или Европы) чемпионов мира или вице-чемпионов. В Германии это произошло: СССР-Нидерланды 1:0 (на групповой стадии), СССР-Англия 3:1, СССР-Италия 2:0.


Бронза Чемпионата Европы 2008

В новейшей истории сборной России тоже есть чем похвастаться. В нашей копилке – бронза Чемпионата Европы 2008 года. А начиналось все очень грустно – с разгромного поражения от сборной Испании (4:1). Но наши ребята не опустили руки, проявили характер и, обыграв Грецию (1:0) и Швецию (2:0), вышли в плей-офф со второго места. В соперники нам досталась грозная сборная Нидерландов. По всем предматчевым раскладам голландцы считались фаворитами. И звезд в их составе больше, и дополнительный день отдыха они имели, и поддержка болельщиков на стадионе им была обеспечена – все-таки из Голландии в Бельгию приехать намного проще, чем из России.

Вопреки предматчевым прогнозам инициативой сразу завладела наша сборная. Весь первый тайм футболисты обменивались опасными ударами, но счет так и не был открыт. А в начале второго тайма Россия вышла вперед. Это Павлюченко замкнул прострел Семака, удачно сыграв на опережение. Голландцы взвинтили темп, моменты стали возникать у наших ворот, и за четыре минуты до конца основного времени сборная Нидерландов отыгралась. Снейдер навесил со штрафного, Рууд ванн Нистелроой выиграл верх у Игнашевича, и счет стал 1:1. В дополнительное время солировал Аршавин. Сначала отдал голевой пас на Торбинского после флангового прохода, а затем и сам отличился. Россия победила 3:1, и в России прошли массовые празднования выхода сборной в полуфинал Чемпионата Европы.

Увы, из-за изменений регламента (раньше команды из одной группы могли встретиться повторно лишь в финале), в полуфинале мы вновь встретились с Испанией. Испанцам в то время не было равных, что подтвердили победы на ЧЕ-2008 и ЧМ-2010. Как и на групповой стадии, сборная Испании не оставила нашим футболистам никаких шансов, повторно разгромив нашу сборную со счетом 3:0. А по старому регламенту, глядишь, и в финал могли бы выйти.

Матч за третье место на Чемпионате Европы не проводился, так что мы вместе с Турцией стали обладателями бронзовых наград, что на данный момент является самым высочайшим достижением сборной России. Будем надеяться, не последнее.

porusski.me

История русского футбола. Рождение сборной России - История русского футбола - Блоги

В 1988 году сборная СССР играла в финале чемпионата Европы, а через четыре года оказалась вынуждена менять название, состав – и судьбу. Под флагом России оказались грузин Тетрадзе и украинец Канчельскис, а ее первый гол забил эстонец Карпин; но сумма этих частей уже не равнялась былому целому. Во время первых больших турниров футболисты конфликтовали с тренерами и начальством подчеркнуто открыто, будто отыгрываясь за советский дисциплинарный период, – и, пожалуй, упустили шансов больше, чем им было предоставлено. В любом случае это было рождение по-настоящему новой сборной.

Предпоследний матч в истории сборной СССР. 12 октября 1991 года. Отбор к Евро-1992, СССР – Италия – 0:0. Фото: РИА Новости/Владимир Родионов

Анатолий Бышовец, главный тренер сборных СССР и СНГ (1990-1992)

Переход от сборной СССР к сборной России лишний раз показал, что футбол является отображением того, что происходит в стране. Естественно, что тот коллапс, который произошел в государстве, коснулся и нашей команды, повлиял на отношения внутри сборной, отношения с руководством. Все мы находились в подвешенном состоянии, и это не объединяло игроков.

В 1991 году меня, тренера сборной, зачислили чуть ли не в политические борцы, о которых говорили все – от Гавриила Попова, первого мэра Москвы, и до всех других демократов. В день путча наша команда улетала в Испанию. Мы выехали на взлетную полосу в Шереметьево за тридцать-сорок минут до того, как в Москву вошли танки, – это был ранний рейс в Мадрид. Сборная летела на товарищеский матч в Валенсию с одноименным клубом – рядовая игра, которая не привлекала никакого внимания. Поэтому когда мы вышли в аэропорту Мадрида, я не поверил своим глазам – нашу команду встречало огромнейшее количество журналистов, которые наперебой кричали: «Как вы оцениваете то, что произошло?» Я стоял в недоумении. Мы летели четыре часа, и я и представить не мог, что стряслось за такое короткое время. Когда мне объяснили, о чем идет речь, разумеется, я сказал, что случившееся – противозаконно, выразил какое-то возмущение. Потом это интервью пошло на Европу.

Почти сразу нам предложили в Испании политическое убежище, и несколько дней мы провели в Валенсии. Помню, только-только заселившись в гостиницу, позвонил жене. И первое, что она мне сказала: «Ты такой молодец, в Испании так горячо выступаешь». И тут все прервалось. Никакой связи с родиной в течение тех трех дней больше не было. Уже потом, вернувшись Москву, мы часто вспоминали эту историю: как я возмущался на камеру и совершенно забыл о семье.

Со сборной СНГ в 1992 году мы неожиданно для всех вышли в финальную часть чемпионата Европы в Швеции – из группы, в которой с нами боролись Италия, бронзовый призер чемпионата мира, сильные команды Венгрии и Норвегии. Средний возраст сборной был 23-24 года, а мы не только вышли на чемпионат, но сделали это с первого места, не проиграв ни одного матча. Для общества это был шок.

В финальной части мы заняли последнее место в группе, хотя и проиграли лишь один матч из трех – уже ничего не решавшую игру с Шотландией. Там была околофутбольная интрига, игроки были не виноваты. Рассказать, что именно там было, я не могу. Я не хочу говорить плохо о людях, даже о врагах. Скажу только, что это был единственный вариант, который спасал сборную Германии, не проходящую дальше. И это был единственный случай, после которого я сам ушел из сборной. На совещании после финала, когда главные тренеры сборных докладывали о своих успехах, я рассказал, в какой ситуации мы находились. У нас не было ни флага, ни гимна – по сути, у нас не было родины. Все эти вещи оправдали бы даже самое плохое выступление сборной.

Вячеслав Колосков, президент Российского футбольного союза (1992-2005)

В 1991 году сборная Союза выиграла отборочный турнир и получила право участвовать в чемпионате Европы 1992 года. Но после того как СССР распался, возникла необходимость каким-то образом нашу команду легализовать. Мне удалось договориться с руководством ФИФА и УЕФА, чтобы в Швецию поехала команда Содружества Независимых Государств. Сложно было и привлечь в команду футболистов: грузинская федерация, скажем, к тому времени совсем развалилась, многие другие – тоже. В итоге команду мы все-таки собрали, но сам турнир провели неубедительно, сыграли два матча вничью, проиграли Шотландии и не вышли из группы. На этом бесславная история сборной СНГ закончилась. Бышовец говорил что-то о нечестном матче с Шотландией? Я об этом ничего не знаю. Мы плохо играли, шотландцы нас просто смяли. Я думаю, что мы просто психологически были не готовы.

Разумеется, в то время у нас были колоссальные проблемы с финансами, как и во всей стране. Все развалилось, полностью. Раньше у нас было бюджетное финансирование, которое позволяло проводить сборы, содержать команду. Потом все это закончилось. В бюджете не было ни копейки, спонсоров не было. Мы тогда и не знали, что это такое. Но за счет того, что у нас были хорошие отношения с Олимпийским комитетом, нам удалось выйти на компанию Reebok и подписать хороший контракт на экипировку всех сборных команд России. Плюс мы получали неплохие деньги за рекламу компании. Если бы этого контракта не было, у нас не было бы вообще ничего. Хотя и тех денег, что мы получали от Reebok, не хватало даже на содержание первой сборной. Так что мы начали активный поиск спонсоров – и благодаря хорошим отношениям и связям подписали контракт с «Газпромом», «Старым мельником», что дало нам возможность финансировать подготовку команды к следующему чемпионату. Финансовой помощи у правительства я никогда не просил, никаких встреч у меня не было. Я всегда был категорически против того, чтобы нами кто-то командовал, это было моим кредо. Со всем мы справлялись ­сами. Тяжелые времена, что сказать.

Андрей Канчельскис, футболист сборной России (1992-1998)

За ту сборную России мы играли на автомате, не особо еще понимая, какую именно команду мы представляем. Но играть за сборную необходимо в любом случае, и нет особой разницы, какое название она носит. Единственное серьезное изменение – появление гимна. Когда мы играли за СНГ, играла не совсем понятная музыка. А так – обстановка была нормальной, даже дружелюбной. После Евро-1992, в котором мы вполне могли выйти даже в полуфинал, хотели продолжить в том же духе, надеялись, что главным тренером останется Анатолий Бышовец. Но получилось иначе, и возникло недовольство решением руководства. Было непонятно, за что уволили тренера. Через год эта непонятная ситуация усугубилась, возник настоящий конфликт, и куча игроков не поехала на чемпионат мира. Садырин, тренировавший нас в 1992-м, ни в чем не виноват. Он замечательный человек и просто попал под раздачу. Оказался в неприятной ситуации, когда ­игроки перестали понимать руководство.

Сергей Кирьяков, футболист сборной России (1992-1998)

В 1992 году было еще не очень понятно, за какую страну мы играли. Были довольно простые вопросы: кто мы? для кого играем? Ситуация осложнялась еще и тем, что ФИФА сказала, что все ребята из бывшей сборной СССР могут выбирать из нескольких вариантов: кому-то предлагали играть за Литву, кому-то – за Украину, кому-то – за Белоруссию. В такой непонятной атмосфере мы провели примерно год, потом все встало на свои места. Каких-то радикальных перемен я не заметил. Политические изменения – это важно, но в футбол как играли, так и будут играть. А все проблемы остались еще со времен Валерия Лобановского, который работал в команде до 1990 года. Самый хрестоматийный пример – это организация рабочего процесса. Ни для кого не секрет, что мы сами чистили бутсы и стирали форму, сами покупали билеты на самолет, потом нас не встречали в аэропортах…

Выплат премиальных приходилось добиваться разными путями, пару раз даже устраивались маленькие забастовки. Игроки просто отказывались разъезжаться по домам и требовали моментального погашения долгов. Это ­работало. Мелкие конфликты в те времена были нормой, но руководство РФС не делало ничего, чтобы сгладить обстановку. Даже со стороны главы союза Вячеслава Колоскова мы никогда не чувствовали желания сесть за стол переговоров. Все работало по какой-то непонятной схеме: Колосков просто приезжал в расположение команды, быстро что-то говорил, но по всему было видно, что он говорил неправду. У нас все-таки не дураки были в команде, все прекрасно различали искреннюю речь и откровенную фальшь. Чувствовали, что на нас было наплевать. Доходило до того, что мы жили на базе в Новогорске без воды и каких бы то ни было человеческих условий. Именно из-за такого психологического пресса мы и не достигли серьезных успехов. А ведь могли.

«История русского футбола» – совместный проект Sports.ru и «Афиши».

История русского футбола. Как Россия провалила Евро-96

История русского футбола. Португальцы в «Динамо»

Евгений Гинер: «Мне жаль,что Рома Широков всю свою карьеру не провел в ЦСКА»

www.sports.ru

История русского футбола. Футбольный криминал - История русского футбола - Блоги

15 июня 1997 года недалеко от города Петушки звучат выстрелы: стреляли в Ларису Нечаеву, генерального директора футбольного клуба «Спартак». Тремя годами ранее убили бизнесмена Отари Квантришвили, тесно общавшегося с президентом РФС Вячеславом Колосковом. До 2001 года президентом футбольного ЦСКА был Шамруди Дадаханов, про которого куда чаще писали в газете «Версия», чем в «Спорт-Экспрессе». В 90-е российский футбол не всегда стремился вырваться из-под опеки криминальных структур: существовать по-другому иногда было просто невозможно. С каждым годом об этом смутном времени известно все меньше.

Алексей Матвеев, журналист, автор книг «Криминальный футбол. От Колоскова до Мутко. Расследование с риском для жизни», а также «Договорняк» и «Договорняк-2»

«Я работал журналистом и в какой-то момент понял, что начинаю повторяться и постоянно пишу о том, что Колосков плохой. Решил, что нужно работать поинтересней, иметь какие-то документы. Я стал ходить на пресс-конференции представителей правопорядка, прежде всего налоговиков; люди обратили внимание, что у меня не праздный интерес, а желание разобраться. Сначала меня снабжали устной информацией, потом поняли, что я не болтун и умею хранить секреты, и начали предоставлять документы. Появились публикации о тотальном воровстве чиновников РФС, в частности, его экс-главы Вячеслава Колоскова, о неуплате налогов игроками сборной России. Для чиновников это стало если не шоком, то откровением.

Ко мне в 1994 году после пресс-конференции Павла Садырина подошел Отари Квантришвили. Мне говорили, что под ним вся столичная милиция, что с ним лучше не связываться, что меня раздавят. Я все о нем прекрасно знал. И вот он меня тогда начал воспитывать при всех, в открытую спросил: «Зачем пишешь о договорных матчах? Зачем ругаешь Колоскова?» Я ему ответил, что если ругаю, значит, есть за что. После этого я опубликовал о нем материал, в котором рассказывал, что он мафиози, участвовал в групповом изнасиловании в свое время, что он просто вор. И через месяц с небольшим меня средь бела дня по дороге на работу порезали. Никакого страха я внутри себя в тот момент не обнаружил. Понятно, что так не каждый сможет. Я не осуждаю тех, кто до сих пор не пишет об этом так откровенно, как я. Но если занимаешься этой темой, то надо заниматься ею глубоко. Я подробно изучал махинации в «Спартаке», моем любимом клубе детства. Там в свое время убили гендиректора Ларису Нечаеву, разворовали клубные деньги. Нечаеву, конечно, не стоит идеализировать. Она в свое время была пациенткой психушки — достаточно экзальтированная дама, в общем. Но получилось так, что она встала на пути.

В советское время было много заявлений о сдаче матчей. Тот же Олег Блохин говорил, что договорняки они катали неоднократно. И сейчас то же самое. На словах у них честная борьба, а когда приходит время делить очки, места в таблице и медали, то о чести никто и не вспоминает. Это всем очень выгодно и удобно, я в первую очередь имею в виду игроков и тренеров. Экспертный совет (Экспертный комитет при президенте в РФС по выявлению договорных матчей, существует последний год. — Прим. ред.) во главе с Кавазашвили просто смешон, болельщики вовсю издеваются над ними и правильно делают. Это самые настоящие клоуны. А я ведь уже размышлял, как это можно сделать и как с проблемой бороться. Есть же простые спортивные методы: не начисляйте им очки — и все! Скандальный матч в 2009 году был, во втором круге, «Терек» — «Крылья Советов». Ну совершенно безобразная штука, противная. И что? Все эти Кавазашвили, которые мне говорили: «Я приду, я на телевидении возмущусь, я подниму проблему», приходили на телевидение и молчали. А можно же просто обратить внимание на чисто футбольные моменты: как защитник в одном эпизоде сыграл, как вратарь махнул рукой и мяч себе за спину пустил, а там нападающий подправил его в пустые ворота. Мне говорят: «Как можно очки отобрать? Они же пойдут в суд». Да никуда они не пойдут! ФИФА и УЕФА не рекоменду­ют и даже запрещают клубам судиться со своими национальными федерациями. «А доказательств нет». А какие нужны доказательства? Они все налицо! Надо просто создать прецедент такой, и все! Сажать никого не надо. Сгоняли договорняк — очки не начислять. А если установили факт сговора позже, то очки снять задним числом, как в Италии делают.

«Отари Квантришвили начал воспитывать меня при всех, в открытую спросил: «Зачем пишешь о договорных матчах? Зачем ругаешь Колоскова?»

До меня доходит информация от футбольных людей, что на черном тотализаторе перед каждым туром делаются ставки и счастливчик за один тур может выиграть до 300 тысяч долларов. Этих тотализаторов множество, особенно в городах Премьер-лиги. Околофутбольные жучки, которые крутятся рядом с клубами и рядом с игроками в клубе обрабатывают своих знакомых на предмет сдачи матча. Часть из них — это агенты футболистов. Тот же Бышовец, когда тренировал «Локомотив», в приватной беседе мне сказал, что эти агенты его игроков просто затерзали. Он их буквально прогонял с базы, но они, естественно, находили возможность встретиться. И так получилось, что футболисты не в футбол играли, а занимались этими делами. «Локомотив» претендовал на тройку, а оказался в заднице, на шестом месте.

Турецкая полиция, когда обвинила «Фенербахче» в покупке матчей, на чиновников не оглядывалась. Премьер-министр Турции Эрдоган вообще входил в попечительский совет клуба, и никого это не испугало. Там люди свободны, полиция в таких случаях вольна делать то, что ей предписано. А в этой стране у гребаных чиновников такой менталитет, что они без указки сверху ничего сделать не могут. Я больше хочу сказать: коррумпированная власть покрывает футбольных преступников. Она покрывает их своим равнодушием и безучастием к тем проблемам, которые есть в нашем футболе. В какие-то ключевые моменты, конечно, они приходят в ВИП-ложи, показывают свой интерес. А на то, что чемпионат страны разлагается, им наплевать. Наверное, до них какая-то информация доходит, не в розовых очках они все время ходят. Вы поймите, там страшный криминал. Человек, который туда сунется, — его могут просто убить, могут покалечить, могут наехать как угодно».

Фото: Коммерсантъ/Сергей Михеев

«История русского футбола» – совместный проект Sports.ru и «Афиши».

Андрей Тихонов: «Мы просто хорошо зарабатывали, а нынешние футболисты получают сумасшедшие деньги»

История русского футбола. Первые бразильцы

История русского футбола. Олег Романцев

www.sports.ru

История русского футбола. Триумф и трагедия 99-го - История русского футбола - Блоги

Возможно, самый драматичный год в истории российского футбола. Пятого июня вернувшийся в сборную Олег Романцев выпускает на матч с французами юркого нападающего Александра Панова по прозвищу Колпинская ракета, а тот забивает чемпионам мира два гола – и дарит стране четыре месяца счастья, которые заканчиваются ударом Андрея Шевченко с вымокшей бровки поля «Лужников». Вратарь Александр Филимонов оступается, роняет мяч в свои ворота – и сборная России не едет на Евро-2000, а страна спустя год после финансового кризиса погружается в кризис психологический.

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

Александр Панов, игрок сборной России в 1998-2004 годах, автор двух голов в ворота сборной Франции

Я вообще не был уверен, что попаду в стартовый состав. Проводил всего второй официальный матч за сборную, сидел на лавочке после тренировки с парнями, посмеивался и ничего не особо не ждал. Спасибо Романцеву – он же действительно великий тактик; решил, что с чемпионами мира надо сыграть по старинке, с последним защитником. Олег Иваныч напихал игроков в полузащиту, а вперед решил отправить одного быстрого нападающего. Самым быстрым как раз был я.

Сколько раз меня спрашивали, столько отвечал: про сам матч не помню почти ничего. Кроме того, как забивал. Вот голы свои хоть ночью вспомню, даже если в дверь чекисты постучат. Первый я забил после рикошета от руки француза – повезло, что я маленький, успел вывернуться и ногу подставить, а эти двое громил, центральные защитники Блан и Десайи, пролетели мимо мяча. Честно говоря, я ни до, ни после не играл против таких сильных футболистов. Как вышло так, что из-под таких монстров положил два, до сих пор не понимаю.

Ну а второй мяч, конечно, был красавец. Я на жизнь свою не жалуюсь, хотя всякое бывало – как говорится, рос в Колпино, начинал с алкашки, а заканчивал наркотой. Вернее, закончил бы, если бы не футбол. Ужасное было время, конечно. Это футбол меня сделал человеком, а ему, считаю, отплатил голами в финале Кубка России и вот этим дублем на «Стад де Франс». Так вот, второй гол: Хлестов отдает мне пас из центра поля, я его принимаю как бразилец какой-нибудь, мяч откатывается мне ровно под удар – ну я и бью в ближнюю девятку. Помню, что потом даже закричать не было сил, дыхание как будто перехватило и только в висках стучало. Кстати, потом я на повторе увидел, что Хлестов после своего паса как будто за голову схватился. Мы потом над ним смеялись, что он такой передачи больше ни разу в жизни отдаст. Да и я, честно говоря, не верил, что забью второй такой гол. Можно сказать, что и не забил – но мне и одного хватило.

Как только матч закончился, ко мне подошел Бартез, пожал руку, сказал что-то по-французски. Я тогда по-китайски больше знал слов, чем по-французски, так что ничего не понял, но на всякий случай ответил – мол, это футбол, не расстраивайся. А про себя тогда думал: надо же, чемпион мира, а так переживает из-за поражения в отборочном турнире, которое для них особо ни на что не влияло. Настоящий профессионал. В общем, не случайно французы тогда и чемпионат Европы выиграли – команда у них была великолепная. Если бы тогда против нас играл Зидан, то вы бы сейчас не с Пановым разговаривали, а с каким-нибудь французским запасным. О нас бы и вспомнил никто. Тем ценнее эта победа сейчас.

После того матча на улицах ко мне подходили вообще все. Самое удивительное, что тогда футболом как-то заинтересовались женщины. Раньше вроде такого не было, а в какой-то момент они просто пошли косяками: ой, Александр, вы их так обыграли, что я теперь футбол смотрю чаще, чем мой муж. Приятно было. В песне про меня пели. В Колпине хотели моим именем школу назвать. Я сразу понял, что тот матч действительно был особенным. Вот прошло уже 13 лет, а нам не нужно его сейчас как-то рекламировать, напоминать о себе – и так вся страна помнит. Спасибо вам, ребята, что помните.

Александр Филимонов, вратарь сборной России в 1998-2002 годах

Вообще я всегда специально благодарю журналистов, которые не задают мне вопроса о матче с Украиной. Но все-таки большинство из них звонит исключительно с этим вопросом, так что ничего не поделать. Ну слушайте: это была обычная вратарская ошибка. Я знаю, чего она стоила всей стране, слышал тысячу историй о том, как кто-то после этого разочаровался в футболе навсегда, и хочу всем этим людям сказать одно – почему же я в нем не разочаровался?

Вскоре после этого матча я выиграл со «Спартаком» чемпионат России, через несколько лет поехал на чемпионат мира – в общем, я не то что вернулся в колею, я из нее и не выпадал. Причем удивительно, что сразу после того гола, особенно в зимнее межсезонье 1999-2000, меня как подорванные звали на телешоу, выстраивались в очередь на интервью, в какой-то передаче даже решили переснять эпизод в «Лужниках» – ну и я ходил по полю, показывал, как все было. Мне-то что? Я знал, что на моем уровне эта ошибка никак не отразится. Она и не отразилась.

Удивительнее было, когда через несколько лет знак этой истории поменялся с плюса на минус. Вы знаете, я люблю читать исторические книги, Солженицына вот люблю, Гумилева – и у многих авторов есть такая мысль, что со временем, а также в зависимости от текущей эпохи, люди могут воспринимать одно и то же событие совершенно по-разному. Так вот в какой-то момент я стал злодеем, черной меткой для сборной и для всего российского футбола. Мне припоминали, что я не пошел перед матчем к священнику, а также разводился с женой. Говорили, что я продал матч или что это большие люди сверху приказали мне его проиграть. Чего только не было.

Ну а я сам могу сказать одно. Из-за меня сборная России не вышла на чемпионат Европы, это правда. Но совершенно ясно, что ни на мою карьеру, ни на судьбу нашей сборной эта ошибка в перспективе не повлияла. Знаете, как в хронике происшествий: несчастный случай, жертв нет.

Владимир Бесчастных, футболист сборной России в 1992-2003 годах

Я стараюсь не вспоминать тот матч, как, наверное, и все, кто участвовал в нем или смотрел по телевизору. Если судить по тому, что творилось в газетах, это была общенациональная трагедия. Мы провели отличную игру! Вспомните, как мощно смотрелись в атаке Карпин и Аленичев, какие были моменты, чего стоит только удар Панова… Я большую часть игры провел за воротами, где разминался для выхода на замену, – от трибун исходила такая энергетика, что ноги сами несли вперед. А после финального свистка в голове не было ни одной мысли. Не знаю, приходилось ли мне еще когда-нибудь испытывать такое опустошение. Не хотелось ничего. В раздевалке царила мертвая тишина, все сидели с опущенными головами. Такие моменты нужно переживать в одиночку. А в раздевалку все равно заходили люди, которые пытались нас подбодрить. Например, Пал Палыч Бородин рассказал пару анекдотов. Но как мы могли смеяться?

Помню, как на пресс-конференции Олег Иванович Романцев сказал, что после финального свистка он задумался об уходе из футбола. В раздевалке он был другим: не стал кричать, спокойно поблагодарил всех за игру и ушел. Так и надо было. Говорят, кого-то не устраивала манера работы Романцева, то, что он много времени проводил в своем номере. Мол, если он не так много вре­мени уделял индивидуальным беседам, значит, он виноват в неудачном результате. Но это же бред, он всегда свою работу выполнял от и до. Не в клоунский же костюм ему наряжаться, чтобы налаживать состояние игроков.

Сейчас я, конечно, особенно ясно осознаю важность того матча. Когда Романцев стал главным тренером, нам для выхода на Евро нужно было одержать семь побед подряд. И вот мы выиграли шесть игр, сделали даже французов на их поле, и тут… Было дико обидно: сделали все возможное – и ради чего? Нереально курьезный гол за две минуты до конца – и мы пролетаем мимо Евро. Никому не пожелаю испытать такие ощущения.

«История русского футбола» – совместный проект Sports.ru и «Афиши».

www.sports.ru

История русского футбола. «Спорт-Экспресс» - История русского футбола - Блоги

В апреле 2006 года капитан «Спартака» Дмитрий Аленичев приезжает в редакцию газеты «Спорт-Экспресс» и рассказывает журналистам о том, как тренер Старков губит народную команду России. После выхода интервью Аленичева отчисляют, одноклубники встают на защиту игрока, а «СЭ» продолжает взывать к справедливости, через некоторое время добиваясь-таки отставки Старкова. Это апогей влиятельности самого заметного спортивного издания страны, которое с 1991 года существенно поменяло стандарты и принципы работы российской футбольной прессы, – и лучшее признание его роли в истории.

Фото: afisha.ru/

Игорь Рабинер, обозреватель «Спорт-Экспресса»

Когда «Спорт-Экспресс» появился, мне было 18 лет. У меня даже нулевой номер до сих пор хранится. Там есть вступительное слово Кучмия, где он говорит, что это будет газета без политических и кулинарных рецептов. Я увлекся сразу – это было офигительно интересно. По сравнению с тем, что было в советской прессе, по сравнению с этим зожевским «Советским спортом», который невыносимо было читать, это был обалденный прорыв.

Все это я наблюдал как читатель. В «Спорт-Экспресс» я пришел только в 1994 году, из газеты «Футбольный курьер». Когда «СЭ» только появился, туда пришла группа звезд, а молодых набирали с нуля или почти с нуля. Отчасти это было связано с финансовыми мотивами. Но в большей степени – с желанием руководства вылепить молодых журналистов под себя. Пока мы еще были никем, пока мы росли, к нам, полагаю, было вполне применимо фирменное выражение Кучмия о людях нашей профессии, которые толком еще ничего не умеют: «Этот пишет х… с твердым знаком». Пока мы учились писать это слово правильно, «СЭ» был информационной газетой, делал упор на новости. А когда Кучмий увидел, что дети стали взрослыми, что на их фамилии стали обращать внимание, он постепенно стал делать сдвиг от информационной газеты к газете авторской.

Кучмий считал, что мы должны не только отражать действительность, но и сами ее менять. Например, начиная с чемпионата мира-98 он нашими устами (а мы были с ним полностью согласны) методично внушал читателям, в том числе и высокопоставленным, что сборную России по футболу должен возглавить иностранный тренер – независимый и неангажированный в своих решениях.

Когда только-только зарождался чемпионат России, среди журналистов старого поколения модно было писать о нем исключительно плохо или писать по две-три строки. Из ностальгии по чемпионату СССР. Кучмий решил: если многие считают, что у нас футбола нет, мы его создадим. После этого отчеты о матчах из 30-строчных превратились в громадные. Помню, находясь в отпуске, я поехал в Сочи: «Жемчужина» играла то ли со «Спартаком», то ли с «Динамо». Я страниц восемь написал – и все пошло. Глобальная идея была такая: пусть они того и не заслуживают, их надо раскрутить, им нужно уделять внимание. Чтобы футбол в стране кому-то был нужен.

Помню, как меня распирало от гордости в первые пару лет работы, когда я видел в метро, что человек держит в руках «Спорт-Экспресс» и читает мою заметку. Бли-и-и-н! Разрывало изнутри от желания сказать: это я, я автор. В итоге я так, конечно, ни разу не сделал.

«Деньги в нашей профессии предлагают многим, может даже, практически всем. Мне вот Володя Шевченко предлагал встать на зарплату в «Спартаке»

Суперзвездой был Сергей Микулик. Глубоко внутри себя я мечтал бы быть для молодого по­коления журналистов тем, кем Микулик был для нас. Мы даже копировали его стиль! В первой половине 90-х, когда он еще работал на полную, ему равных не было вообще, просто №1. Довлатова все учили наизусть – так и с Микуликом: все пытались писать так же, как и он.

Свой первый год в редакции – 94-й – я провел, не вылезая из конторы. У меня вообще не было времени на личную жизнь – а пацану в 21 год это достаточно важно. В конце года это так достало, что я решил уйти. Я стал распространять слухи по пресс-центрам. Причем говорил, заранее зная, что до Кучмия это дойдет. Дошло. Он вызвал: «Действительно уходить надумал?» Я объяснил, что не могу так, что мне нужен какой-то баланс работы и личной жизни. Есть знаменитая история, почему Владислав Третьяк ушел из хоккея в 32 года. Потому что он пришел к Виктору Тихонову с просьбой, чтобы ему разрешили готовиться к матчам дома, не заезжая на базу. Тихонов сказал: если я тебе это разрешу, дисциплина в команде разрушится, у меня не будет рычагов управления. Третьяк закончил, потому что ему было невмоготу.

Кучмий меня, тем не менее, послушал. Сказал: у тебя будет свободный график, но вот такая норма. Качество буду оценивать по высшим стандартам. Если будет все хорошо – будет хорошо. Нехорошо – пеняй на себя. А нехорошо у него – это серьезно. Он очень строгий человек, нагоняи устраивал страшнейшие. Когда ты сидел на своем месте, а на телефоне загоралось 101, тебя не то чтобы трясло от страха, но вопрос «Что? Что такое?» – возникал. Мне он несколько раз устраивал выволочки. «Ты не тем путем идешь!» «Твои последние заметки – полная белиберда!» «Ты зазнался, у тебя звездняк!» Полчаса он выворачивал меня наизнанку, я выходил из кабинета с дичайшей обидой. Но спустя полчаса, когда вместо эмоций оставалась только суть, понимал: он прав.

Деньги в нашей профессии предлагают многим, может даже, практически всем. Мне вот Володя Шевченко (бывший пресс-атташе «Спартака». – Прим. ред.) предлагал встать на зарплату в «Спартаке». Я приехал брать интервью у Первака (гендиректора «Спартака». – Прим. ред.), а он на него не явился. Первак тогда руководил еще и челябинским «Спартаком», который был в первом дивизионе, и за день до того они обыграли «Химки», что особенно принципиально, Андрея Червиченко. По такому поводу Первак остался в Челябинске и на обещанное интервью не добрался – причем дозвониться до него было невозможно. Я приехал, Володя встретил, провел в кабинет и открытым текстом предложил встать на зарплату. Что это значит? Оставаться в газете, но фактически работать не на газету, а на клуб. Разумеется, Шевченко был послан.

А я не считаю, что 90-е – это жуть. Для меня, молодого, не несущего ответственность за семью, – отличные времена! Может, будь я зрелым человеком, относился бы к ним по-другому. Но тогда я видел только одно – что они веселые и свободные. Понятно, что бандитов хватало, но руководили всем футбольные люди. С каждым новым руководителем РФС Вячеслав Колосков возносится на все больший пьедестал: на фоне Сергея Александровича Фурсенко он – это Уинстон Черчилль, мать Тереза и много кто еще.

Фото: vk.com/matveitch

Пять самых важных материалов «Спорт-Экспресса»

«Бромантановый «Спартак», Игорь Рабинер. 29.04.2005

Весной 2005 года «Спорт-Экспресс» публикует расследование ведущего журналиста газеты Игоря Рабинера под названием «Бромантановый «Спартак». В статье подробно освещается, возможно, самый крупный скандал в российском футболе нулевых: годовая дисквалификация одного из лучших футболистов страны Егора Титова за употребление запрещенных препаратов. Рабинер берет интервью сразу у нескольких игроков «Спартака», общается с медиками и независимыми экспертами, а затем первым публично рассказывает о том, как врачи московского «Спартака» вводили бромантан внутривенно и кормили футболистов допингом прямо перед выходом на поле.

Сразу после выхода текста в газете Виталий Мутко, только-только вступивший на должность президента российского футбольного союза, лично звонит в редакцию СЭ и клянется провести собственное расследование. Годы спустя сам Рабинер напишет: «Виталий Мутко весь последующий год грозно предупреждал, что оно вот-вот завершится. Правда, это «вот-вот» продолжается до сих пор».

«Старков – тупик для «Спартака», интервью Дмитрия Аленичева. 08.04.2006

Спустя месяц после старта чемпионата России-2006 в офис «Спорт-Экспресса» звонит Дмитрий Аленичев – легендарный футболист московского «Спартака», вернувшийся в клуб в июне 2004-го после шестилетней карьеры за рубежом. Аленичев сам просит журналистов о встрече – как выяснится позже, для того чтобы дать одно из самых скандальных интервью в истории российского спорта. В разговоре, опубликованном на следующий день, футболист называет Александра Старкова – на тот момент главного тренера красно-белых – человеком, который не отвечает за свои слова и поступки, «а во многих случаях, по сути, пудрит мозги». Ближе к концу интервью Аленичев признается: игра сегодняшнего «Спартака» – это позор, а Старков – тупик для московского клуба.

Через несколько дней руководство спартаковцев отчисляет нападающего из основного состава, а летом того же года Дмитрий Аленичев принимает решение завершить карьеру игрока. В том же году «Спартак» покинет и сам Александр Старков.

Интервью Гуса Хиддинка, Игорь Рабинер. 27.10.2006

В августе 2006-го года голландец Гус Хиддинк прилетает в Москву и становится первым иностранным тренером в истории сборной России. Спустя несколько месяцев, осенью того же года, Хиддинк встречается с корреспондентом СЭ и дает большое интервью, в котором предъявляет многочисленные претензии президенту РФС Виталию Мутко. В числе прочих – несоблюдение договоренностей относительно статуса помощника Хиддинка Александра Бородюка, излишние визиты в раздевалку национальной команды и неуважение к самому тренеру, проявленное после ничейного матча со сборной Израиля, когда Мутко произнес фразу: «А вы, Гус, не волшебник, как я думал».

Громкое интервью моментально разлетается по всем средствам массовой информации, но сам Мутко не демонстрирует никакого недовольства в ответ и продолжает работу с голландцем. В российском футболе начинается эра господства иностранных тренеров. «То интервью было бомбой, – скажет позже автор нашумевшего интервью Хиддинка, Игорь Рабинер. – Помню, мы закончили разговор, и Хиддинк, выходя из гостиницы, повернулся ко мне и вскинул вверх кулак со словами: «We will fight!» Вышло все слово в слово, как он сказал. За такое интервью любого российского тренера уволили бы в тот же день, но тут Виталий Леонтьевич хоть и был сильно недоволен, но... прогнулся. И стал делать так, как хотел Гус».

«Прошу наказать Коштинью», Игорь Рабинер. 30.08.2005

За несколько месяцев до окончания сезона-2005 газета публикует колонку Игоря Рабинера, которую журналист призывает рассматривать как официальный запрос о дисквалификации португальского футболиста «Динамо» Коштиньи – за умышленную грубость с попыткой нанесения травмы. В статье подробно рассматривается один из эпизодов матча чемпионата России «Динамо» – «Спартак», в котором португалец ударил по ногам спартаковца Владимира Быстрова, но не дождался наказания от арбитра встречи и продолжил игру. Рабинер приводит пример Англии, где существует специальный орган, отслеживающий выступления СМИ и увеличивающий сроки наказаний, и объявляет: «Назрела необходимость создать прецедент и в России».

Вскоре после публикации материала, члены контрольно-дисциплинарного комитета РФС принимают решению дисквалифицировать Коштинью на три матча, а сам Рабинер получает многочисленные угрозы от фанатов «Динамо» и улетает в срочный отпуск в Америку. Статья «Прошу наказать Коштинью» становится первым случаем в истории российского спорта, когда журналист смог повлиять на решение КДК.

«Прогулка по РФС», Евгений Дзичковский. 13.11.2010

На финише 2010 года постоянный автор СЭ Евгений Дзичковский публикует на сайте газеты крайне любопытный материал об окружении нового президента РФС Сергея Фурсенко под названием «Прогулка по РФС». Дзичковский подробно останавливается на каждом чиновнике, заседающем в Доме Футбола, и среди прочих, рассказывает о тех, кто до того времени был практически не известен публике. Каринэ Гюльазизовой – генеральном директоре Центра аналитической психологии «Ось Времени» и старшем научном сотруднике лаборатории развития человека, которую сам Фурсенко называет «специалистом в области гуманитарных технологий и общественной связности»; Андрее Кнутове – пресс-секретаре компании «Росукрэнерго», занимающейся перепродажей природного газа на территории Украины, а также спичрайтере и, по слухам, зяте президента, официальная должность которого звучит как «советник президента РФС по информационной политике; и прочих людях, имеющим весьма посредственное отношение к футболу.

Спустя несколько часов после выхода текста, статья снимается с сайта «Спорт-Экспресса» по звонку из РФС, но остается в других открытых источниках: интернет-портале Sports.ru и в блоге самого автора. Редакция СЭ не дает никаких комментариев по этому поводу, а сам Дзичковский лишь разводит руками: «Спасибо всем, кто прочитал. Рискую? Вряд ли больше, чем Кашин».

«История русского футбола» – совместный проект Sports.ru и «Афиши».

История русского футбола. Первый частный клуб

История русского футбола. Новые комментаторы

История русского футбола. Рождение сборной России

www.sports.ru

История русского футбола. Новый кавказский футбол - История русского футбола - Блоги

В 2011 году футбол на Кавказе становится еще одним признаком статусности – наравне с золотым Vertu, белым Porsche Cayenne и синей мигалкой. Рамзан Кадыров выписывает в Грозный Рууда Гуллита, сборную Бразилии-2002 и Диего Марадону (двух последних – на товарищеский матч). Сулейман Керимов вкладывает деньги в клуб из Махачкалы, куда приезжают Роберто Карлос, Самюэль Это’О и Гус Хиддинк. «Терек» и «Анжи» как будто пытаются встроиться в мировой контекст, минуя российский, – и пока что оставляют у свидетелей этого процесса разные впечатления.

Валентин Илиев, игрок «Терека» в 2008-2009 годах

В Грозном прошло лучшее время в моей карьере! Честно говоря, я не считаю себя выдающимся футболистом. Многие играют куда лучше меня. Но мне как-то повезло оказаться в клубе, где на фоне других я был королем. А королям в Чечне, знаете ли, неплохо живется. Нам часто выдавали премиальные наличными прямо в пачках, которые надо было потом как-то везти в гостиницу. Я однажды специально потратил свой выходной на то, чтобы купить на одном из городских рынков черную непрозрачную сумку с надежной молнией. А куда мне было класть эти деньги – вместе с бутсами?

Очень много в клубе было завязано на президенте Кадырове. Президент не только понимал, кто как играет, но и знал, кто хорошо или плохо работает на тренировке. Мог заехать, сказать что-нибудь. Это действовало куда эффективнее любой тренерской установки. В одном из сезонов, когда мы почти не проигрывали дома, президент часто говорил хорошие слова и щедро платил, и понемногу команда прониклась к нему симпатией. Тем или иным способом ему удавалось делать так, чтобы люди чувствовали себя вознагражденными за свою работу, а это удается далеко не каждому начальнику. Помню, однажды я забил гол «Зениту» на последней минуте матча и побежал к ложе президента, чтобы посвятить ему победу. Газеты в России и Болгарии тогда хором писали что-то вроде «сколько ему за это заплатили?», но я хорошо помню – в тот момент я сделал это совершенно искренне, без всякой меркантильной мысли. Просто в Грозном была такая атмосфера. А сколько нам тогда заплатили за ту победу, я уже не помню.

Балаж Джуджак, игрок «Анжи» в 2010 году

У команды «Анжи» нет прошлого. Это не упрек, в мире вообще много команд, которые ничего собой не представляли до прихода инвесторов с деньгами – взять хотя бы «Челси» или «Манчестер Сити». Просто еще не все вопросы в «Анжи» решены на уровне действительного серьезного клуба. Скажем, почти никто не говорит по-английски. А ведь это главное для сотрудника «Анжи»! Надо же всем объяснять, почему мы тренируемся в Подмосковье, проводим свободное время в Москве, а на домашние матчи летим в Дагестан и сталкиваемся там с реальностью, которую очень сложно понять неподготовленному человеку.

Я не имею в виду безопасность, с этим-то как раз все было в порядке, но вот все эти танцы, наряды из шерсти, холодное оружие – я так и не понял, какое все это имеет значение для местного народа, и никто не попытался мне это внятно растолковать. Просто говорили – надень это, встань сюда, мы будем делать фото. Если клуб хочет ассоциироваться с местными традициями, то должен уделять этому больше внимания. Я обижался, когда друзья из Венгрии и Голландии говорили мне, что я уехал в «Анжи» исключительно из-за денег, но не мог переубедить их каким-то примером, потому что во всех статьях об этом клубе постоянно мелькает только это слово: деньги, деньги, деньги. А как только я ушел в «Динамо», все сразу сказали – о, теперь-то ты будешь решать футбольные задачи.

Дайджест иностранной прессы

Рууд Гуллит, экс-тренер «Терека»

«Поначалу я даже не думал соглашаться. А потом мы все обсудили, я хорошенько подумал, встретился с Кадыровым в Женеве. Мой друг, московский издатель (Дерк Сауэр, владелец издательского дома Independent Media – прим.), приставил ко мне своего сына в качестве переводчика. В этот момент я понял: раз уж он готов отправить туда собственного сына, значит, я буду в безопасности. Деньги мне предложили хорошие, врать не стану. Ради них и ради приключений я, собственно, и согласился. Собственной базы у нас нет, тренируемся на чужих полях или на двух ужасных газонах. Гимнастический зал еще только строится. Нехватка всего необходимого поначалу шокировала, но со временем я привык. А руководство оценило тот факт, что я не начал ныть».

Эстель Гуллит, жена Рууда Гуллита

«Нет, мы с детьми в Чечню не поедем: там нет английских школ, и вообще это слишком опасно».

Рональд ван Никерк, ассистент Руда Гуллита в «Тереке»

«Всё равно каждый день вспоминаю, как хорошо было в Чечне. До сих пор скучаю по Грозному. Странно, да? Я вам одно скажу: когда я в Грозном шёл по улице, мне встречались только счастливые лица. Расправы без суда? Послушайте, ну я же был там. И ничего такого не заметил. Так кто из нас больше в этом понимает: все эти люди, которые никогда в Чечне не бывали, или тот, кто там работал? У меня есть один знакомый бельгиец, он в Чечню ездит в отпуск каждый год. Так вот он сказал: «Люди там живут прекрасно». У меня было точно такое же впечатление. Мы тут в Голландии все такие умные. Если в Грозном взрывается бомба, сразу начинаем пальцем грозить свысока. Но ведь и здесь случаются ужасные вещи. Можно подумать, у нас так уж безопасно. Зарплату мне всегда платили вовремя. Но на данный момент я еще жду часть зарплаты и премиальных. Их мне до сих пор не перечислили».

Виктор Муньос, несостоявшийся главный тренер «Терека»

«До Нового года речь шла об одних условиях, а когда дело дошло уже до подписания контракта, они вдруг изменились. Почему-то в декабре пункт о неустойке в случае моего увольнения никого не смущал, а в январе его вдруг тихонько поправили. Если работа начинается с такого рода недопониманий, ничего хорошего из нее не выйдет».

Клебер Гуэдес, экс-защитник «Терека»

«Кадыров, когда был в настроении, мог выдать деньги за ничью с клубом из числа лидеров, а если мы играли хорошо – то и за поражение. Однажды он вошел раздевалку и сказал: «Всем премия, а Клеберу – вот это». И вручил мне ключи от «лендровера». Мой одноклубник, камерунец Эссаме сразу подсказал: «Ты лучше их на деньги поменяй, зачем тебе тут машина? Прямо сейчас, пока он не ушел». Я протянул Кадырову ключи и показал пальцами, что хочу денег. Он взглянул на меня, взял ключи и вышел из раздевалки. Вернулся через пять минут и протянул мне две пачки банкнот. В одной было 60 тысяч евро, в другой – 60 тысяч долларов. Я спрятал их под футболкой, а потом в номере гостиницы рассовал по шкафчикам».

Эвертон, экс-нападающий «Терека»

«В «Тереке» случалось сталкиваться с неожиданными вещами, особенно вне поля. С некоторыми из них было трудно смириться, и я решил уйти. Как-то раз, например, тренер ударил по лицу одного из футболистов. В другой раз президент зашел в раздевалку и потребовал, чтобы на поле вышли только игроки из Чечни. Президент сам чеченец, он руководит клубом, что я ему могу сказать? Это был интересный опыт, но в профессиональном плане далекий от того, на что я рассчитывал».

Жонатан Лежар, полузащитник «Терека»

«Тут водят как сумасшедшие, ездят по любой полосе. Дорожная полиция тут тоже иначе работает. Как-то раз меня остановили за то, что я случайно заехал на улицу с односторонним движением. Полицейский хотел забрать у меня права, но я дал ему 25 евро, и все уладил. Такая вот система. Ну а если кто выпил бокал спиртного, с того 50 евро».

Жоао Карлос, защитник «Анжи»

«Поначалу организация дел в «Анжи» оставляла желать лучшего, курьёзы случались тут и там. Мне, например, сказали написать свою фамилию шариковой ручкой на этикетке футболки – чтобы знать, где чья, когда их все из стирки принесут. С приездом Роберто Карлоса всё стало куда профессиональнее, теперь мы уже ничуть не уступаем другим клубам. Живём в Москве, тут у нас тренировочная база, в Дагестан летаем только на игры чемпионата и кубка страны».

Роберто Карлос, тренер и экс-игрок «Анжи»

«Анжи» – это проект будущего. Сулейман Керимов предложил мне поучаствовать в нем, и я согласился. Адаптировался я очень легко, меня приняли с распростертыми объятиями болельщики всех российских клубов. Не считая того инцидента с брошенным в меня бананом – но без сумасшедших нигде не обходится.

Керимов составил список из трех кандидатур: Неймара, Месси и Это’О. Идея заполучить Месси – сумасшедшая? Да, но вы просто плохо знаете Керимова. А Самюэль перезвонил мне, я объяснил ему, что к чему и какую роль он будет играть в нашем клубе – куда более важную, чем в «Интере». Сам я никого не подписываю – просто предлагаю руководству свои идеи насчёт того, кого стоит пригласить.

Возможно, я стану президентом клуба. Планирую остаться в России надолго, чтобы сделать из «Анжи» по-настоящему сильный клуб, где будут играть многие мои соотечественники».

Самюэль Это’О, нападающий «Анжи»

«Не проходит и дня, чтобы я не получил сообщение или звонок от известного игрока с вопросом, нет ли для него места в «Анжи», – потому что будущее футбола здесь, в России».

Флоран Малуда, полузащитник «Челси»

«Анжи» Махачкала? Да я даже не смогу выговорить название этого клуба!»

«История русского футбола» – совместный проект Sports.ru и «Афиши».

Фото: РИА Новости/Роман Вахаев.

Фото: РИА Новости/Антон Денисов

www.sports.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о