Футбольные фанаты – Футбольные хулиганы — Википедия

Новости

Содержание

Футбольные фанаты Википедия

Футбо́льные хулига́ны — лица, нарушающие общественный порядок, связывая свои действия с футбольными пристрастиями и обосновывая их ими. Сами футбольные хулиганы расценивают своё движение как субкультуру[1]. Как правило, различные действия на почве футбольного хулиганства совершаются до или после футбольных матчей, а также в местах больших скоплений футбольных болельщиков.

История развития движения в Англии

Зарождение

Как и сам футбол, истоки околофутбольного насилия берут своё начало в Британии. Английский футбол знаком с инцидентами, связанными с футбольными беспорядками, начиная с XIX века[2]. Уже в те времена поклонники команд и сами игроки нередко сходились «стенка на стенку» после окончания игры. Однако, футбольное хулиганство в том виде, в котором оно существует по сей день, начало зарождаться в Великобритании в конце 1950-х годов[3].

Развитие

Рабочая молодёжь окраин больших городов Англии, не имея средств на дорогие развлечения, выбрала вполне доступный — футбол. Постепенно им стало недостаточно поддержки команды на домашних матчах, а с началом поддержки своих клубов на гостевых поединках возникли первые проблемы.

В середине 1960-х годов трибуны английских стадионов примерно на 70 % состояли из тех, кто отождествлял себя с футбольным насилием. Каждый второй матч заканчивался серьёзными потасовками, некоторые районы городов на время матчей превращались в запретные зоны. Из одного города в другой выезжало от 400 до 7000 человек с чётко определённой целью «выявить сильнейшего»[3]. Вследствие этого, тысячи обычных поклонников игры стали держаться подальше от стадионов, а телетрансляции стали для них практически единственной альтернативой посещению матчей.

Ситуация не улучшилась, когда телевидение, помимо самой игры, стало демонстрировать массовые драки с участием болельщиков. Это не только воодушевляло хулиганов, но и являлось новым средством общественной огласки и саморекламы. Аналогичная ситуация наблюдалась и в прессе — коллекционирование газетных заметок о своих «подвигах» стало настоящим увлечением для многих фанатов[3].

Ситуация требовала вмешательства властей, и реакция последовала. Были значительно ужесточены законы, регулирующие правопорядок[3]; на самых отъявленных и опасных для общества хулиганов заводились специальные картотеки. Многие из хулиганов оказались за решёткой, другие отделались пожизненными запретами на посещение футбольных матчей. Полиция внедряла своих людей в фанатскую среду, выявляя лидеров и предотвращая возможные пересечения враждующих группировок на корню. Наконец, развивающиеся технологии позволили оборудовать стадионы и прилежащие к ним территории камерами видеонаблюдения, что в значительной степени повышало для хулиганов вероятность быть опознанными — и, впоследствии, арестованными.

В конце 1970-х — начале 1980-х годов внутренняя проблема Англии переступила границы и приняла общеевропейский масштаб[3]. Довольно успешная игра английских клубов в Еврокубковых турнирах раз за разом привлекала все большее и большее количество британцев, желавших посмотреть игру своих земляков на выезде. Флагманами английского выездного движения стали фанаты «Ливерпуля»[3], которые постепенно стали прививать европейцам свой «стиль поддержки клуба», включая побоища и погромы во всех городах, где волей жребия выпадало играть их клубу.

Эйзельская трагедия

Дело дошло до трагедии, в которой погибли невинные. В 1985 году на бельгийском стадионе «Эйзель» на финальном матче Кубка европейских чемпионов между итальянским «Ювентусом» и английским «Ливерпулем» из-за неорганизованной продажи билетов рядом оказались преданные фанаты тех и других. Оказавшиеся в меньшинстве болельщики «Ювентуса» полезли на стену, та обрушилась, погибло 39 человек, преимущественно итальянцев; сотни людей были ранены[4][5]; УЕФА отстранила на 5 лет все английские клубы от участия в еврокубках, а «Ливерпуль» был отстранён на год сверх этого срока.

Так как игра транслировалась в прямом эфире, картина разыгравшейся трагедии обошла практически весь мир. В результате жесточайших мер, принятых властями Англии, многие хулиганские группы прекратили своё существование, другие же, придя в шок от увиденного на экранах, сами вернулись к нормальной жизни[3]. Постепенно движение затухало, и причин этому было несколько. Первой и, наверное, самой главной[3] являлась социальная переориентация молодёжи. В начале 1990-х годов Британию захватила танцевальная рейв-культура с обилием наркотиков, которая вывела хулиганское движение из моды.

Трагедия на Хиллсборо

Немаловажную роль в постепенном остывании движения сыграла и трагедия, произошедшая на шеффилдском стадионе «Хиллсборо» 15 апреля 1989 года, где в результате давки погибло 96 ливерпульских болельщиков[6]. Англия пережила шок, некоторое время люди попросту боялись ходить на стадионы.

Современный этап

На современном этапе английский «околофутбол» приобрёл отчётливые черты так называемого стиля «Casuals» (то есть обычный). Основным принципом любого английского фаната является незаметность, отсутствие клубных цветов в одежде, символики, выделяющейся из общей массы внешности[источник не указан 3112 дней].

Пересечения враждующих группировок проходят, как правило, вдали от стадионов и в большинстве случаев заранее оговариваются в Интернете или же по телефону. Фанаты стали мобильнее и бдительнее. Изменения в структуре английского общества привели в движение большее количество довольно состоятельных и образованных молодых людей, которые придали ему большую закрытость и расчётливость. Проводимые акции планируются неделями и просчитываются до каждой детали, ведутся информационные войны, проводятся отвлекающие манёвры. Учитывая современные технические возможности английской полиции, до сих пор считающей одним из приоритетных направлений своей деятельности борьбу с околофутбольным насилием, эти меры в какой-то степени просто помогают английским хулиганам выжить[2].

Единственной «отдушиной» для англичан являются выездные матчи в Европе, однако и там после нашумевшей высылки в 1993 году из Нидерландов 1100 английских фанатов представители Туманного Альбиона (а именно Англии) стали вести себя более сдержанно.

История развития движения в СССР и на постсоветском пространстве

Зарождение

Процесс зарождения новой для страны субкультуры напрямую связан с началом выездной деятельности определённой части поклонников советских клубов. Первыми посещать гостевые игры своего клуба в начале 1970-х начали поклонники «Спартака»[2], вскоре к ним присоединились фанаты и других московских команд. Не отстали и фанаты киевского «Динамо», и ленинградского «Зенита».

К концу 1970-х движение набирало силу, ряды поклонников расширялись, и на фанатов обратила внимание власть. КГБ негативно отнёсся к новому веянию молодёжи, охарактеризовав его как антисоветское[2]. В результате многие замеченные в секторе молодые люди исключались из вузов, теряли работу[2]. Но, даже несмотря на это, фанаты московского «Спартака» продолжали выезжать в другие города в количестве 300—400 человек[3].

В середине 1980-х годов обстановка изменилась кардинально. После прихода к власти Михаила Горбачёва и объявления курса на перестройку, фанаты получили гораздо больше свободы, — и клубы, оценив эффективность их поддержки во время выездных матчей, стали активно поощрять присутствие своих поклонников на гостевых играх[2].

Движение начало набирать массовость, и взгляды новой волны устремились в сторону Англии. Во многом благодаря английскому влиянию[2], на трибунах советских стадионов стали появляться футбольные песни, речовки и сленг, но, что ещё более важно, вместе с ними пришла и хулиганская ментальность, отличающая английский «околофутбол». Одним из основных последствий английского влияния стал резкий рост насилия среди болельщиков.

Уже в 1987 году произошла одна из крупнейших массовых драк в истории советского футбола. На игру Чемпионата СССР по футболу между киевским «Динамо» и московским «Спартаком» отправилось примерно 450 московских фанатов, сумевших вовлечь болельщиков «Динамо» в грандиозную битву, вспыхнувшую в самом центре Киева[7]. В 1990 году советские фанаты впервые заявили о себе за границей, когда около 150 фанатов московского «Спартака», вслед за своей командой съездили в Прагу на матч 1/16 финала Кубка чемпионов с местной «Спартой»[8].

Развитие

Распад Советского Союза в 1991 году, помимо прочего, привёл к развалу прежней инфраструктуры советской футбольной лиги, что в значительной степени отразилось на развитии зарождавшейся фанатской культуры. За пределами внутреннего первенства оказались такие привлекательные для выездов клубы, как «Динамо» (Киев), «Динамо» (Тбилиси), «Динамо» (Минск), «Жальгирис» (Вильнюс). На смену же им пришли середняки из российской провинции, и посещаемость футбольных матчей в стране упала.

Тишина на футбольных стадионах России продолжалась до середины 1990-х годов и могла затянуться на более долгий срок, если бы не фанаты двух московских клубов: ПФК ЦСКА и ФК «Спартак». Ещё до распада СССР болельщики этих клубов были самыми активными участниками хулиганских столкновений. Поддержка, оказываемая ими, где бы они ни появлялись, практически всегда вызывала проблемы.[2] И именно эти клубы делегировали на российскую авансцену первые хулиганские группировки европейского масштаба: «Red-Blue Warriors» у ЦСКА и «Flint’s Crew» у «Спартака». На фоне противостояния этих двух банд начал постепенно возрождаться интерес к фан-культуре среди остальных российских болельщиков.[2]

К началу чемпионата 1994 года практически у каждого крупного футбольного клуба России появились свои группировки, однако столкновения между ними имели нечастый и скоротечный характер[2].

Движение продолжило развитие и после событий 1995 года, когда на столичном дерби ЦСКА — «Спартак» более 200 хулиганов перед матчем учинили грандиозную драку.[3] Тогда на происходящее обратили внимание силовые структуры, последовали аресты, милиция заняла крайне жёсткую позицию, и фанаты, дабы оградить себя от лишнего внимания, стали скрытными и осторожными, переняв тактику, характерную для британских «Кэжуалс». Движение вскоре стало модным, спровоцировав быстрый рост числа футбольных группировок как в столице, так и по всей России[источник не указан 3112 дней]. Но при этом следует отметить, что основные околофутбольные события проходили в Москве[источник не указан 3112 дней].

1997 год ознаменовался новой вспышкой насилия — московское дерби ЦСКА — «Спартак», проходившее на стадионе «Динамо» 23 августа, завершилось дракой, в которой полную и безоговорочную победу одержали фанаты ЦСКА.[2] После этих событий спартаковским хулиганам не оставалось ничего иного, как восстанавливать свою пошатнувшуюся репутацию и серьёзно готовиться к визиту другого клуба, с фанатами которого их связывало не менее принципиальное и жестокое соперничество, — питерского «Зенита». Целью москвичей была главная ударная сила «Зенита», группировка «Невский фронт», которая наводила ужас[2] на гостей в Санкт-Петербурге, но никак не проявляла себя во время выездов. Примерно 500 её представителей высадились на автовокзале около станции метро Щелковская и, растянувшись колонной, выдвинулись в направлении стадиона Локомотив. Информация о передвижении гостей быстро дошла до спартаковцев, и приблизительно в километре от стадиона около 200 московских хулиганов атаковали своих оппонентов. Драка была в полном разгаре, когда на место событий прибыла милиция, которой для охлаждения пыла участвующих пришлось применить огнестрельное оружие. По окончании драки милицией были задержаны 170 москвичей.[3]

Драка болельщиков московского «Спартака» с милицией

Этот инцидент получил серьёзный отклик в СМИ, которые назвали его «Щёлковской битвой». Месяц спустя фанаты «Спартака» и ЦСКА вновь оказались на первых полосах газет благодаря грандиозной драке, устроенной ими перед хоккейным дерби своих команд (это неправильная информация из книги Д. Бримсона. На самом деле эта драка произошла годом позже, в конце сентября 1998 года перед матчем, в котором ЦСКА обыграл «Спартак» 4:0). После этого инцидента власти перешли к самым решительным действиям.

Во время серьёзных игр милиция, усиленная конными отрядами и ОМОНом, контролировала все передвижения на подступах к стадионам, создавались специальные оцепления, сопровождающие приезжих фанатов до железнодорожных станций или автобусов. Любое сосредоточение фанатов моментально разгонялось, по периметру поля стояли сотни милиционеров, бдительно наблюдавших за всем, что происходит на трибунах, любого рода пиротехника была запрещена. Представители закона не церемонились, и нередко под резиновые дубинки ОМОНа попадали ни в чём не повинные поклонники игры. Ненависть же хулиганов к милиции росла изо дня в день[источник не указан 3112 дней]. Ситуация достигла своего апогея в сентябре (на самом деле в июне) 1999 года, когда на выездной игре московского «Спартака» с раменским «Сатурном» в гостевом секторе вспыхнула 15-минутная драка между фанатами и подмосковным ОМОНом, принявшая настолько ожесточённый характер, что впервые в истории российского футбола игру пришлось прервать. Инфраструктура стадиона довольно сильно пострадала.[2]

В 1998 году российские хулиганы «отметились» и за пределами России. В рамках отборочного цикла к Чемпионату Европы 2000 сборной России предстояло встретиться с одним из своих принципиальных соперников — сборной Украины. Выезду около 2000 хулиганов со всей страны на матч в Киев предшествовала встреча лидеров московских банд, на которой было принято решение о заключении временного нейтралитета в целях объединения усилий «пред лицом общего врага». Беспорядки в Киеве начались уже за два дня до игры и завершились беспрецедентной массовой дракой у стадиона «Олимпийский».[9]

Другой инцидент имел место в Белоруссии. Несмотря на то, что белорусы воспринимаются большинством русских как братский народ, группа хулиганов из различных российских группировок, приехавших в Минск на товарищескую встречу, стала объектом националистических и антирусских выпадов со стороны местных фанатов.[2] Возникла драка, в разгоне которой приняли участие специальные подразделения милиции.

Таким образом, события вокруг сборной команды России привлекли внимание мировой общественности к стремительно развивающемуся хулиганскому движению в стране.

Следующей страницей российской околофутбольной истории стали события 9 июня 2002 года, когда после поражения российской команды на чемпионате мира от команды Японии разъярённые молодые люди учинили массовые погромы в центре Москвы.[10] На фоне исключительно мирно прошедшего турнира, это происшествие вызвало широчайший резонанс.

Современный этап

В настоящее время российский «околофутбол» можно назвать сформировавшимся социальным явлением с ярко выраженными чертами английского стиля поддержки клуба как на домашних, так и на гостевых поединках.[2] Свои банды (на сленге — «фирмы») имеют практически все клубы российского национального футбольного первенства вплоть до команд второй лиги[11]. Движение носит ярко выраженный характер направления «Кэжуал», но со своими национальными особенностями. В среде российских хулиганов очень сильны идеи русского национализма[12]. В этом смысле, российское хулиганское сообщество отличается от современного движения в Великобритании, где национализм по сравнению с 70-ми — 80-ми отошёл на второй план. Помимо этого, национальной чертой российского околофутбола является достойная поддержка команды на домашних матчах.

Однако беспорядки болельщиков сборной России не прекращаются. Так, особо известны скандалы на матчах с балканскими командами. Осенью 2006 года на матче с командой Македонии в Скопье россияне устроили драку, поддавшись на антирусские и антисербские лозунги. В драку вмешались македонские силы правопорядка. Летом 2007 года в Загребе перед матчем с Хорватией кто-то из болельщиков России сорвал хорватский флаг со здания мэрии и повесил туда российский. Виновника не удалось найти, а хорватский флаг вернули на место. В том же году перед матчем с Англией произошли несколько мелких стычек с англичанами, однако ничего серьёзного и опасного ни во время игры, ни после не случилось. 18 ноября 2009 года до и после матча Словения-Россия (1:0) произошли несколько крупных стычек между фанатами России и Словении[13], а во время проведения группового этапа Евро-2012 в Варшаве произошли также стычки между польскими и российскими фанатами.

Евро-2016 был омрачён массовой дракой английских и российских фанатов в Марселе, вследствие чего России пригрозили серьёзными мерами вплоть до дисквалификации сборной в случае повторения беспорядков, и хотя РФС предпринял все меры, вплоть до Кубка конфедераций 2017 и чемпионата мира 2018 года в британских СМИ (государственных и частных) то и дело появлялись публикации о возможных провокациях со стороны российских болельщиков в отношении иностранцев. В феврале 2017 года телеканал BBC выпустил в эфир документальный фильм «Армия хулиганов России» о российских ультрас, которые якобы готовились к возможным дракам с англичанами на чемпионате мира. В ответ на это на матче «Спартак» — «Локомотив» российские ультрас вывесили баннер с ироничной надписью «Blah Blah Channel» в адрес BBC, выразив своё недоверие к фактам из фильма[14].

Несмотря на опасение мирового сообщества в преддверии Чемпионата мира по футболу в России в 2018 году полиции удалось пресечь возможные массовые беспорядки с участием российских и иностранных футбольных хулиганов.[15]

В массовой культуре

Культовые книги

Культовые фильмы

Инциденты, связанные с околофутбольным насилием

См. также

Примечания

  1. ↑ Футбольные хулиганы. Статья на сайте Championat.ru
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Пьер Ланфранши, Критсиана Айзенберг, Тони Мейсон, Альфред Валь. FIFA 100 лет. Век футбола. — Москва: Махаон, 2005. — С. 14. — ISBN 5-18-000705-4.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Дуги Бримсон. Фанаты (Eurotreshed. the Rise and Rise of Europs Football Hooligans). — Санкт-Петербург: Амфора, 2005. — С. 17. — ISBN 5-483-00023-4.
  4. ↑ Alessandro Del Piero ‘turned down Liverpool move due to Heysel’ | Metro News (неопр.). Проверено 13 апреля 2013. Архивировано 17 апреля 2013 года.
  5. ↑ Статья, посвящённая Эйзельской трагедии, сайт Би-би-си
  6. ↑ Сайт-мемориал, посвящённый трагедии на стадионе «Хиллсборо»
  7. ↑ Статья, посвящённая драке в Киеве, на электронной версии одного из фанзинов ФК «Спартак»
  8. ↑ Ultras News: «Выезд: Спарта (Прага) — Спартак(Москва) 19.09.1990 год». 26.03.2012
  9. ↑ Отчёт о матче на электронной версии одного из Фанзинов ФК «Спартак»
  10. ↑ Статья на информационной ленте сайта Би-Би-Си о событиях на Манежной площади в июне 2002 года
  11. ↑ В Ульяновске обезвредили футбольных хулиганов
  12. ↑ Тарасов А. Н. Субкультура футбольных фанатов в России и правый радикализм (на Сен-Жюсте, в «Скепсисе») // Русский национализм между властью и оппозицией. Сборник статей. — М.: Центр «Панорама», 2010. — ISBN 978-5-94420-039-6
  13. ↑ Статья об инциденте
  14. ↑ Blah Blah Channel: фанаты «Спартака» высмеяли фильм BBC (рус.)
  15. ↑ ЧМ-2018: российских футбольных хулиганов отдали на откуп силовикам (неопр.).

Ссылки

wikiredia.ru

кто они на самом деле?

Совсем скоро в одиннадцати городах России пройдет Чемпионат мира по футболу FIFA™. Чаще всего футбольные болельщики — это молодые мужчины, а иногда подростки. Они идут небольшими группами или целой толпой, поражение или победа команды для них — важное событие как в личной жизни каждого, так и в жизни их сплоченного сообщества, и даже те из нас, кто равнодушен к футболу, чувствуют их возбуждение. Они вызывают у нас разные переживания: мы опасаемся их агрессивности, восхищаемся эмоциональностью, а иногда завидуем тому ощущению единства, которое от них исходит. А как они сами оценивают себя? Каковы их отношения со своей командой и друг с другом?

Заглянуть за кулисы этого закрытого мира нам помог 40-летний Александр Шпрыгин. В фанатских кругах он хорошо известен, а два года назад его имя было во всех СМИ: его обвиняли в том, что он был зачинщиком массовой драки с англичанами, которую российские болельщики устроили в Марселе на чемпионате Европы 2016 года. Александр Шпрыгин 10 лет возглавляет созданное им общественное движение «Всероссийское объединение болельщиков», действие которого в настоящее время приостановлено из-за разногласий с правоохранительными огранами.

Команда отстаивает свою честь на поле, фанаты — за его пределами

«Я пришел в фанатизм подростком в 1989 году, — рассказывает он. — Тогда, чтобы стать фанатом, нужно было посетить хотя бы один выездной матч. После нескольких выездов ты оказываешься в тусовке, тебя начинают узнавать, принимать. Хочешь быть фанатом — будь готов изменить жизнь, предупреждай маму, что в следующие выходные едешь в Тюмень или во Владивосток со своей командой. И тебе обязательно придется драться». Неужели нельзя без драк? «А иначе зачем идти в фанаты?» — искренне удивляется Александр Шпрыгин.

Он считает драки проявлением мужественности. А вот пить во время матча сегодняшнему настоящему фанату не положено — надо быть в форме. «Официального запрета нет, но если ты отправляешься на выезд, два-три дня в поезде, все кругом трезвые, а ты выпил, тебе самому будет неуютно», — поясняет Александр.

«Ездить за любимой командой — сродни наркотику» 

Георгий, 46 лет, дизайнер, бартендер

Британский тренер Билл Шенкли сказал: «Некоторые думают, что футбол — это дело жизни и смерти. Готов уверить вас в том, что футбол намного важнее». Вот и для меня футбол важнее многих вещей. Я стал сознательно болеть за «Зенит» после знаменательного матча 1984 года, когда он выиграл у «Спартака» со счетом 2:3. Мне просто понравилась команда, так бывает. Сначала ходил на игры в Москве, потом стал летать в Петербург, позже — в другие города. Несколько лет не пропускал почти ни одного матча «Зенита».

Ездить за командой стало для меня наркотиком. Узнаешь о предстоящей игре — и на физическом уровне возникает желание участвовать. Как это — все знакомые обсуждают в соцсетях поездку, а я останусь? Однажды мне предложили работу в Петербурге, и это стало поводом для переезда. Жена и дочь остались в Москве, мне пока не удалось их перевезти, живем на два города. Любое увлечение требует жертв, будь то деньги или время, которое мог бы провести с родными.

Из-за матчей я совершал поступки, которые не нравились семье, уезжал, когда не нужно было, и так далее. Ценю и поддерживаю многие футбольные традиции. Одна из них — когда болельщики собираются перед игрой в баре, общаются, идут на стадион, а после игры возвращаются, чтобы обменяться мнениями. Причем миллионер и автослесарь равны в своем увлечении. Футбол объединяет людей из разных социальных слоев, стирает границы, для меня это важно.

«Бьются» фанаты — и на стадионе, и за его пределами — не за конкретных игроков (их болельщики частенько ставят на место, если слишком «звездят», — могут прокричать что-то «отрезвляющее» или потом на встрече с командой высказать претензии в лицо), а за клуб. Здесь можно провести такую параллель: команда отстаивает свою честь на поле, фанаты — за его пределами. Но не все уверены в необходимости таких драк.

Особая субкультура футбольных фанатов

Елена Еркина изучает феномен футбольного фанатизма много лет — как социолог, как спортивный психолог и футбольный менеджер, и на общественных началах возглавляет «Фан-посольство России» — член европейской сети болельщиков. «Драться, устраивать погромы и разборки во всем мире считается плохим тоном. Это категория футбольных хулиганов, которых не приветствуют во всем мире», — поясняет социолог. Хотя именно они и причисляют себя к истинным фанатам, остальных — к болельщикам. Тут необходимо небольшое пояснение: слово «фанат» пришло из английского языка, и во всем мире болельщик и фанат — это одно и то же. И только в России есть деление на болельщиков и фанатов. И если болельщик — это просто тот, кто интересуется спортом, то фанат — это гораздо серьезнее.

«Это значит принадлежать к субкультуре и обозначать эту принадлежность через определенные символы», — подчеркивает Елена Еркина. Например, придерживаться цветов клуба, одеваться в стиле спортивного casual (иногда это одежда определенных марок, связанных с футболом), носить клубную символику — майку, кепку, шарф, значки. Цветовой гаммы придерживаются все — от болельщиков до тренерского состава.

«Моя жизнь сама выстроилась вокруг футбола» 

Инна, 30 лет, IT-специалист

Ни за что бы не подумала 16 лет назад, что футбол станет для меня чем-то значимым: я тогда ненавидела смотреть любой спорт. А потом что-то щелкнуло: увлекло фигурное катание, затем хоккей, а вскоре стартовал футбольный чемпионат мира — 2002, и я целыми днями смотрела матчи. Впечатлили накал событий, яркая игра Японии, слезы наших игроков.

А потом я… решила болеть за «Локомотив». Это был рациональный выбор, я не влюблялась, не искала кумиров, просто заинтересовала работа тренера, тактика игры. Со временем стала лучше понимать, что происходит на поле. Безумно любопытно наблюдать за тем, как игроки перестраиваются в зависимости от ситуаций, как пытаются предугадать действия соперников. Я начала общаться с болельщиками в чате, мы стали встречаться на выездных матчах.

Позже перебралась из Тольятти в Москву, причем искала жилье недалеко от стадиона. Вот так делаешь шаг в сторону футбола, и жизнь вокруг него начинает строиться сама по себе. Сейчас я помогаю вести сайт для болельщиков «Локо», слежу за игрой от кромки поля через объектив фотоаппарата. Мои планы зависят от графика игр или клубных мероприятий. Стараюсь не брать отпуск на время, когда команда играет дома. Футбол — это интересные знакомства, личные отношения, близкие друзья. Мы отмечаем свадьбы и дни рождения, это мой круг. Мой личный, выбранный мир. Из которого я возвращаюсь в мир реальный с новыми силами.

«На стадионе «Зенита» вы не увидите ничего другого цвета, даже клумбы будут командных тонов», — говорит Елена. Приверженность выбранным цветам может показаться странной тому, кто сам не принадлежит к кругу посвященных. «Бывает, что фанат сине-белых отказывается заправляться на заправке «Лукойла», даже если бензин на нуле, только потому, что цвета компании — красно-белые, как у «Спартака», а это враги», — рассказывает Александр Шпрыгин.

Фанаты и говорят на особом языке: это сленг, который непонятен другим и служит способом отличить своего от чужого. Но не только особый язык и атрибутика отличают фанатов: у большинства из них есть особенности характера, особый тип реакции. «Фанаты одержимы, в их эмоциональном мире очень тонка грань между эйфорией и яростью, между радостью и отчаянием. Его команда выиграла — он счастлив и готов одарить любовью жену и детей. Проиграла — два дня будет мрачнее тучи», — убеждена Елена Еркина.

Группа — это я

Фанатам свойственны резкие перепады настроений. «Такие эмоциональные «качели» типичны для погра­ничного расстройства личности, — поясняет психоте­рапевт Антон Ежов. — Проблема не только во внеш­них проявлениях, а прежде всего в диффузии идентично­сти — люди с таким расстройством имеют размытое представление, кто они, утрачивают личные границы, бессознательно отождествляют себя с чем-то общим. Они опираются на идеологию группы, на групповые атрибуты, напоминающие фетиш». Позиция «я в группе» за счет механизмов слияния, интроекции и идентификации подменяется тезисом «группа — это я». Нечто похожее происходит и с фанатами: идеология группы заменяет им собственное представление о ценностях и взглядах.

Это естественное состояние в подростковом возрасте, часть свойственного этому периоду бунта, когда юноша противопоставляет себя ценностям родителей и общества в целом. Подростки нуждаются в идентификации с лидерами и группой в рамках сепарации и дальнейшей идентификации себя. Но для взрослых людей такое состояние не вполне обычно.

«Часто во главе фанатских агрессивных групп встают люди пограничные и асоциальные, — продолжает Антон Ежов. — Это, безусловно, лидеры, у которых много природной агрессии. У них есть абсолютная жажда власти и контроля. Они реализуют свои психологические потребности во власти и разрядке агрессии, собирая вокруг себя людей инфантильных, с незрелой психикой и порушенной идентичностью, идеализирующих своих лидеров. Это люди с высоким порогом страха, не реагирующие на административные и другие социальные воздействия. Они редко испытывают чувство стыда и вины за действия».

«Единственные мои слезы радости — футбольные» 

Константин, 21 год, студент

Удивительно, но я не знаю, когда стал болельщиком. Смотрю футбол и переживаю все то время, что помню себя. Вот мне 6 лет, и я расстраиваюсь оттого, что ЦСКА упустил чемпионство. Вот мне 7, и я увлеченно изучаю газетный разворот с составом нашей сборной на чемпионат Европы — 2004. Вот я 8-летний бегу рано утром к телевизору и ликую: ЦСКА выиграл Кубок УЕФА.

Единственные мои слезы радости — это слезы футбольные, слезы от гола на последней минуте в ворота главного оппонента. А в обычной-то жизни я очень сдержан. Футбол — это интрига и напряжение: каждый гол может оказаться решающим. И высокое искусство — от умелых передач, финтов, отборов (не говоря уже о голах) я получаю эстетическое удовольствие! На стадионе эмоции, конечно, зашкаливают: где еще тысячи взрослых людей будут прыгать и обниматься с соседями, которых видят впервые? Но лично я и дома перед телевизором переживаю не меньше.

Очевидно, что на исход матча я повлиять не могу никак, но я настолько погружен в процесс, что создаю себе иллюзию соучастия — рисую тактические схемы, подбираю оптимальный состав. Получается такая Mind Game, игра в голове. На поле тоже играю — но как любитель. Это необязательно, чтобы болеть. Но мне помогает лучше чувствовать игру. На что я готов ради футбола? Я готов посвятить ему свою профессиональную жизнь: сейчас вот изучаю спортивное право. Хочется реального соучастия.

Фанатизм большинства болельщиков со временем снижает градус и переходит в категорию хобби, а на первое место выходят отношения и семья, групповая идеология сдает позиции в пользу ценностей пары. Но всегда остаются те, кто «застревает» в групповых ценностях: они строят жизнь согласно графику игр команды, планируют отпуск в зависимости от выездов.

При этом все болельщики — и преданные фанаты, и те, кто следит за играми от случая к случаю — знают, что такое заряд трибун. «Каждый раз удивляюсь, когда трибуна, минуту назад совершенно спокойная, вдруг начинает петь или скандировать что-то в унисон, — признается Елена Еркина. — Заражение энергетикой толпы — мне кажется, хотя бы ради этого стоит приходить на стадион. Для многих это компенсация того, чего им не хватает в других сферах жизни. Здесь не смотрят на твой кошелек или внешность, тебя здесь принимают, поддерживают. Кроме того, спортивное боление — это легальный и цивилизованный способ выплеснуть агрессию».

В Европе девиантных подростков социализируют с помощью футбольной субкультуры

А можно ли направить энергию фанатов в мирное русло? «Личности с антисоциальным расстройством в этом не нуждаются, а то, что предлагает общество, для них малоценно. Все попытки сублимировать их агрессию в какую-то пользу бесперспективны», — убежден Антон Ежов. Но Елена Еркина с этим не согласна: «В целом футбольный фанатизм как явление — это огромный мощный социальный пласт, пространство для идей и самовыражения. В Европе это активно проявляется и развивается — проводятся масштабные конференции по фан-культуре, чтобы болеющая публика не просто приходила на стадион поесть чипсов и покричать, но и приносила пользу обществу. Девиантных подростков социализируют с помощью футбольной субкультуры. Хочется привнести эти тренды в Россию».

Среди европейских фанатов процветает помощь беженцам, бездомным, больным детям, сбор пожертвований больницам и фондам, социальным учреждениям. Потому что болельщики — это в первую очередь неравнодушные люди. У спорта важная социальная функция — давать цивилизованный выход агрессии, напоминает Елена Еркина. Но в нем есть и другое — объединяющее и созидающее начало.

Какой вы болельщик?

Футбольная субкультура неоднородна, в ней есть разные группировки и течения со сложными внутренними отношениями. Социолог Елена Еркина приводит 5 типов болельщиков.

1. Телевизионные болельщики — самая многочисленная группа — наблюдают за любимой командой по телевизору, редко посещая стадион. Иногда фанаты в шутку называют их «телепузики» за любовь к пиву и пивной животик.

2. Взрослые люди со сформированной вне футбола системой ценностей, которые постоянно или время от времени ходят на стадион поддержать команду, приятно провести вечер в кругу людей с общими интересами. Они могут приехать в другой город, сходить на экскурсию в музей, заглянуть на футбол, закончив вечер в ресторане. Как правило, они не связаны нормами субкультуры, хотя иногда носят клубную атрибутику. Их можно заметить в толпе кричащих или случайно дерущихся, но степень их вовлеченности и агрессии мала. В околофутбольной молодежной среде им дали ироничное прозвище «Кузьмичи».

3. Несовершеннолетние, использующие футбол как предлог для драк. В фанатской среде их пренебрежительно зовут «карликами» и «фантомасами» и относятся к ним негативно, считают массой, не имеющей индивидуальности, на самом деле равнодушной к команде, за которую болеют.

4. Футбольные хулиганы. Наиболее агрессивные представители околофутбольной среды. Ездят на выезды, ходят на матчи, активно поддерживая свою команду. Охотятся на атрибутику «противника», считая отнятые предметы боевыми трофеями. Между хулиганскими группировками ведутся серьезные войны. За ними пристально следят в силовых ведомствах России и других стран.

5. Фанаты. Средний возраст 21 год. Они осознанно принимают культуру футбольного фанатизма и его правила: активное посещение домашних матчей команды; несколько ежегодных выездов в другие города.

Читайте также

www.psychologies.ru

Футбольные фанаты- вгляд изнутри. | sport-peoples.com

Футбольные фанаты стали неотъемлемой частью нашей жизни. Так как футбол это увлечение миллионов людей, он смог объединить их вокруг себя, создавая субкультуру. Современный футбол не мыслим без болельщиков и фанатов.

Чем отличаются фанат от болельщика.

Существует определенное различие между понятиями «фанат» и «болельщик». На наш взгляд фанат, это доведенная до крайности преданность команде. Фанат всегда посещает все домашние матчи и старается выезжать с командой в другие города. Большая часть болельщиков предпочитает посещать матчи вместе с людьми, с которыми находятся дружеских отношениях. В основном, болельщики это люди старшего возраста, имеющие семью и постоянную работу. Для них футбол не смысл жизни, а вид времяпрепровождения. Основная масса фанатов – подростки из крайне неблагополучных семей, из обездоленной части общества, но конечно есть и исключения.

Среди фанатов существует особая часть, вызывающая неоднозначное мнение общества – футбольные хулиганы. Их действия носят специфический характер. Их изучение привлекают не только социологов, но и психологов, политологов. Например, особое место в жизни хулиганов занимает охота на атрибутику противника. Отнятый стяг или другой атрибут становится настоящим боевым трофеем в руках фанатов. Это не только доставляет им удовольствие, но повышает их авторитет среди группы.

Футбольный фанатизм.

Футбольный фанатизм, явление интернациональное. Оно объединяет людей имеющих разные взгляды на мир и политику, систему ценностей и мораль. Футбольный шарфик одного клуба носят люди разных национальностей и вероисповеданий, с разных городов и стран. Футбол может стать той силой способной объединить народы и поколения. Ежегодно проводятся множество благотворительных и товарищеских матчей.

Футбольные фанаты постепенно становятся все более многочисленной силой. Поэтому обществу приходится считаться с ними. В том, что определенная группа людей «больна фанатизмом» общество не усматривало бы опасности, если бы не хулиганская сторона субкультуры. Конфликты затрагивают не только членов движения, но систему охраны правопорядка и простых граждан. Боязнь перерастания околофутбольных событий в настоящие фанатские войны, заставляет государство пресекать любые активные действия субкультуры.
Нельзя утверждать, что девиантные действия членов любых субкультур могут иметь место только в социально неблагополучных странах и городах. Уровень жизни английских фанатов «Челси» значительно выше, чем, например, фанов питерского «Зенита». Состав фанатских групп весьма разнообразен. Существуют фан-группы как из рабочих слоев общества, так и из весьма состоятельных.

Профилактика расизма и ксенофобии в футболе.

Особое внимание сейчас уделяют проблеме расизма и ксенофобии в футболе. Не имея политической окраски, футбол привлекает людей тем, что на стадионе обычные люди могут выплеснуть свои эмоции и хорошо отдохнуть. Молодежь эта субкультура объединяет, дает очень важное – общение.
В некоторых странах, таких как Англия и Голландия, проводятся различные мероприятия с целью профилактики непристойных инцидентов. В других наоборот, существуют политики, оказывающие всестороннюю поддержку фанатским группировкам неонацистского и фашистского толка. Например, «Republikaner и Deutche Volksunion» в Германии или лидер «Народного Фронта» Франции Жан Мари Лэ Пен. Но фанаты, на наш взгляд руководствуются не попыткой достижения националистических идей, а своеобразной попыткой участия в жизни общества. Поэтому фанатов нельзя назвать неофашистами или экстремистами.

Европа, испытывающая на себе футбольный фанатизм последние 50 лет, принялась проводить серьезные меры. За футбольных фанатов серьезно взялись во Франции. Теперь до двух лет тюрьмы может получить тот, кто захочет освистать государственный гимн – Марсельезу. Эта норма содержится в принятом Национальным собранием законе по борьбе с футбольным хулиганством.

Мы считаем, что для решения всех проблем связанных с футбольным фанатизмом требуется время и определенные усилия. Обычным запретом фан-формирований достигнуть целей невозможно. Во-первых, необходимо воспитывать подрастающее поколение, ведь оно будет являться наследником субкультуры. Во-вторых, следует организовать союзы и объединения фанатов и болельщиков, тем самым поставить под контроль их действия. Но не в плане корректировки развития движения, а в плане пресечения антиобщественных действий, способствующих дезорганизации общества.

Российские фанаты.

Гипотезы работы о том, что российский фанатам присущ «английский» тип футбольного фанатизма и что российский футбольный фанатизм переживает значительный рост своего движения, подтвердились.

Агрессивный тип фанатизма стал нормой для российских фанатов. На наш взгляд это стало следствием подражания более взрослым группировкам фанатов, преимущественно московским.

Тот факт, что за поведением фанатов все пристальнее начинает наблюдение правоохранительные органы говорит о том, что власти обеспокоены ростом популярности этой субкультуры в нашем городе и стараются как-то повлиять на ситуацию. В привычной для себя манере, они делают это по большей части репрессивно, выявляя лидеров движения и пытаясь их всячески изолировать от остальных.

Для решения проблем связанных с взаимодействием фанатского движения и общества мы предлагаем следующие шаги:

  • наладить контакт клуба с лидерами фанатского движениями;
  • четко определить права и обязанности фанатов и правоохранительных органов;
  • проводить встречи между заинтересованными сторонами для решения проблем на ранней стадии.

Уже и в России футбол начинает ассоциироваться именно с футбольными хулиганами. Поэтому на всех людей, кто ходит на стадион поболеть за любимый клуб, общество может поставить определенное клеймо. На наш взгляд это большое заблуждение. Из-за того, что маленькая группа этой субкультуры привлекает всеобщее внимание на себя хулиганскими выходками, презрение падает на всю субкультуру. Проблемы девиантного поведения фанатов, по нашему мнению, не являются только их проблемами, это проблема всего общества. Решать которую, надо не только методами запретов на что-либо, но и улучшением качества жизни всего общества.

sport-peoples.com

Футбольные фанаты — Sports.ru

Подпишитесь
на новости по теме

Я подписан на тег
Подписаться на тег

382

Показывать 

Новости

Материалы

Записи в блогах

Фото

Видео

Евгений Марков – с места, где нам когда-то сделали больно.

Рейтинг
+190


Все это на диком концерте в Дублине.

Рейтинг
+11


4 февраля 17:48|Блог GOALoWIN

Есть первая важная победа

Рейтинг
+118


Как уже стало известно из опубликованного ранее РФС футбольного календаря, первый выезд 2019 года наша команда проведет в Туле!

Рейтинг
+8


Блог «100% фанатский стиль!» рассказывает о вчерашнем матче между «Ромой» и «Миланом».

Рейтинг
+13


Большое интервью Дмитрия Зеленова с защитником «Ростова» Сергеем Паршивлюком.

Рейтинг
+43


Кто следующий?

Рейтинг
+386


Респект.

Рейтинг
+342


1998 — 2019 © Sports.ru18+

www.sports.ru

Футбольные фанаты

Популярность
футбола в нашей стране сегодня мало
связана с увлечением спортом. Футбол –
скорее, массовое зрелище, шоу. Так же,
как и фанатское движение – это не
спортивная субкультура.

Футбольные фанаты
– это субкультура, объединяющая молодых
людей, активно болеющих за «свою»
команду. Принадлежность к этой субкультуре
включает в себя поддержку любимой
команды на матче (а вне игры фанаты
изучают всю информацию, объединяются
в фан-клубы, следят за жизнью «своих»
игроков), стиль одежды, особенности
мировоззрения.

Фанаты отличают
себя от других активных почитателей
футбола, которых они называют «кузьмичи»
или «животы» – тех, кто активно болеет
на стадионе, может даже поехать в другую
страну посмотреть игру, но не относится
к субкультуре. Внутри самого фанатского
движения выделяются различные группы,
в основном деление осуществляется по
таким признакам: дерутся за свою команду
или просто болеют на стадионе («хулиганы»
и «скаферы»), также встречается деление
на «ultras»
и «lads».

Ultras
– это радикальная часть фанатского
общества, любители подраться, группа,
отчасти близкая к националистическим
кругам. Lads
отличаются большей респектабельностью
– если это слово вообще может быть
применимо к двадцатилетним. Они, как
правило, одеты в стиле «casual»
– внешне скромно, но те, кто в этом
разбирается, поймут и увидят «своего».

Правда, эти понятия
(«ultras»
и «lads»,
«хулиганы» и «скаферы») все время
изменяются, и среди самих фанатов нет
единого понимания, что они означают.
Друг друга фанаты называют «парни».

Как правило, внешние
характеристики фанатов – это полуспортивный
стиль, традиционно – голубые джинсы и
кроссовки.

Поскольку фанаты
– публика разношерстная, то в одежде,
обуви и прическах можно увидеть черты
стиля различных и даже, кажется,
несовместимых субкультур – клабберов,
неформалов, скинов.

Как ни странно, но
субкультура футбольных фанатов в России
идеологически близка к националистическому
движению. На сайте болельщиков Спартака
проводили опрос об отношении к скинхедам.
Были получены такие данные:

Таблица 4.1.

Ответ на вопрос «Как вы относитесь к скинхедам?»

Плохо

13,73%

Удовлетворительно

26,47%

Поддерживаю

54,90%

А
кто это такие?

4,90%

Взаимосвязь этих
субкультур – скинхедов и фанатов –
несомненна. Правда, в нашем исследовании
томские фанаты (то есть фанаты команды
«Томь») говорят, что в нашем городе
ситуация немного иная.

Фанаты известны
обывателям как инициаторы драк и
погромов. Сами фанаты зачастую говорят,
что на них списывают противоправные
действия любых болельщиков и даже лиц,
далеких от футбола.

В интервью, которое
мы проводили с томскими фанатами, они
утверждали следующее. Во-первых, настоящие
фанаты дерутся только с себе подобными,
не затрагивая обычных людей и не повреждая
их имущество. Во-вторых, драки, как
правило, осуществляются по договоренности
и взаимному согласию. В-третьих, в
последние годы существует запрет не
только на использование бит, арматуры,
кастетов и прочих подручных средств,
но также не приветствуется обувь типа
«камелотов» или «гриндерсов», т.к. она
тяжелая и имеет металлические вставки.
В-четвертых, существуют правила, которые
регламентируют «боевые действия» –
например, не добивать тех, кто упал,
заранее оговаривать количество дерущихся
и т.п. Драки не свидетельствуют о ненависти
друг к другу, и фанаты различных команд
могут быть друзьями.

Антифа

Антифа (от
Антифашизм) – это современное молодежное
движение, ставящее целью борьбу с
фашизмом. Термин «антифашистское
движение» имеет долгую историю. Еще со
времен Муссолини в Италии начинает
распространяться движение борцов против
фашистской диктатуры. Современная
субкультура «антифа» возникает как
протест, с одной стороны, против действий
нацистских объединений, в частности,
тех, кто сегодня именует себя скинхедами,
а с другой стороны, против бездействия
властей. Особенностью этого движения,
отличающего его от ряда других молодежных
субкультур, также оппозиционных фашизму,
является активное сопротивление –
включая уничтожения символики, предметов
поклонения, а также избиения профашистски
ориентированной молодежи. Эту субкультуру
условно можно подразделить на группы
по степени радикальности ее сторонников.
Более либеральные антифа организуют
митинги, акции протеста. Их методы – в
рамках закона. Примером проводимых ими
акций является «день памяти и скорби».
Призыв к действию, осуществляемый через
Интернет и другие СМИ, а также листовки
и т.п. выглядит вполне миролюбиво: «…Мы
предлагаем вам совершить в этот день
одно несложное действие – побыть 5 минут
в тишине и вспомнить обо всем этом –
вместе с нами, и вместе со всеми теми в
десятках городов и стран, кто к нам
присоединится. 22 июня в 22 часа выключите
свет, громкую музыку и развлекательные
телевизионные программы, чтобы остаться
в тишине на 5 минут в знак Памяти и
Скорби…»
[
http://afa-unity.clan.su/forum/].

Известными
организациями являются «Молодежное
правозащитное движение«,
«Сеть против расизма и нетерпимости»,
«Мемориал» и др. Это толерантная и
миролюбивая ветвь антифашистского
движения.

Радикальные антифа
считают, что либеральные методы борьбы
с фашизмом – закон, просвещение,
антифашистская пропаганда и т.п. – не
дают никаких результатов. «Непротивление
злу насилием» – не их метод. Радикалы-антифа
предполагают, что перевоспитание или
переубеждение скинхедов практически
бесполезно, да и ненужно – достаточно
того, чтобы они начали бояться возмездия
за свои акции (нападения на представителей
других рас, национальностей, субкультур).
Символом «боевой» части антифа стал
платок, завязанный таким образом, чтобы
скрыть лицо. Идеология радикальных
антифа проявляется в таких призывах:
«…Радикальный
антифашизм это когда ты в борьбе с
фашизмом в состоянии переступить через
«порядок» (кто сказал, что нельзя писать
на стенах? кто сказал, что нельзя бить
морду бонам? кто сказал, что нельзя
бросать камни в наци-митинги? кто сказал,
что нельзя взламывать наци-сайты? кто
сказал, что нельзя бить стёкла или вообще
поджигать штабы нацистов? если нужно
для борьбы, то можно!!!). Иначе говоря
антифашизм становится радикальным
тогда, когда человек, называющий себя
антифашистом не ограничивается только
разговорами, митингами и антифа-маршами,
а начинает делать то, что может принести
реальный ущерб фашистам (а также нацистам,
националистам, расистам, шовинистам)
самим или их «популярности». Слова типа
«если кто-то начинает бить бонов, то он
становится таким же как они», выгодны
прежде всего тем, кто хочет, чтобы
антифашисты терпели беспредел или
ограничивались только митингами,
маршами, разговорами. Все антифа-акции
радикального характера – это именно
ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ на то, что делают
фашисты, нацисты, националисты, расисты
и им подобные…»
[http://radikal-antifa.anho.org/what.html]

studfiles.net

Футбольные фанаты – молодежная субкультура. Зарождение и генезис

Актуальность проблемы.

Предмет нашего аналитического исследования: одна из старейших молодежных субкультур – футбольные фанаты. Эта молодежная субкультура представляет собой сегмент мировой массовой культуры, выступает как глобальный наднациональный проект и является сетевой структурой по типу транснационального картеля представленного по всему миру. Футбол – это не только популярный вид спорта, но, прежде всего, целая локальная цивилизация не признающая государственных границ, проникшая на все континенты и играющая свою роль в жизни многих стран и народов. Она имеет культовое ядро – спортивная игра под названием футбол; сердцевину, включающую в себя футбольный бизнес и СМИ, футбольные клубы и национальные сборные, а также всевозможные чемпионаты, ФИФА и УЕФА; внешней оболочкой служит футбольная мода и фанаты. Именно армии фанатов, как зеркалу всей субкультуры, и посвящена большая часть материала нашей статьи.

По теории гегемонии Антонио Грамши, которая является основным фундаментом теории манипуляции сознанием человека (для читателя напомню, что сайты работ Грамши, а так же научные исследования по этим работам закрыты для пользователя Интернет) – стандартизация и сегментация – важнейшее условие для гегемонии и управления массами людей в гражданском обществе. Потому что для управления социальной системой постмодернистского общества является требование сохранять «атоминизацию» и индивидуализацию людей. Но в то же время надо соединять сегментарные образования такими связями, которые не приводят к органическому единству людей, другими словами являются безопасными для гегемонии правящей верхушки. Как показали исследования по методологии Грамши, наиболее эффективным средством для этого может выступать футбол. Таким примером стала Великобритания. Именно футбол порождает такие символы и образы, которые связывают людей мягкими, ни к какому социальному единству не ведущими связями. Причём спорт объединяет самые разные сегменты общества – от эмигрантского негритянского «дна» до самой высокопоставленной элиты. Он создаёт иллюзию некого равенства людей. С другой стороны, пользуясь категориями психоанализа можно заметить, что футбол в значительной мере канализирует внутреннюю агрессию человека, переводя её в относительно социально-приемлемые формы. Вместе с тем, случаются и сбои, но они как правило возникают из-за амплификации субкультур и вполне исправимы или же инспирируются преднамеренно. Именно спорт создал особый срез массовой культуры и обыденного сознания, который мы называем футбольной субкультурой. По нашему убеждению молодежная субкультура фанатов представляет собой глобальный проект по бесструктурному способу управления сознанием и поведением молодежи, из числа активных футбольных болельщиков, в условиях процесса глобализации и сформировавшегося информационного общества.

Методология исследования.

Анализ литературы и интернет-ресурсов. При исследовании субкультура рассматривалась ее как аффенированное общество III типа. Примером такого общества является цивилизация майя. Использован историософский метод развития подобного рода локальных исторических образований предложенный А. Тойнби и модифицированный С. Хантингтоном. Вместе с тем, из-за сложности семантического восприятия исследуемого материала мы отказались от методов интерполяции и экстраполяции. Взамен использован метод научных аналогий, что позволил нам изложить проблему доступно даже для студентов младших курсов институтов. При создании социо-психологического профиля субкультуры мы использовали модель психодинамической теории личности

Зарождение субкультуры. Британские истоки.

Как и сам футбол, так и молодежная субкультура футбольных фанатов, а так же характерные для них истоки около футбольного насилия берут своё начало в Великобритании. В английском футболе случаи, связанные с футбольными беспорядками, прослеживаются с начала Х1Х века. Уже в те времена поклонники команд и сами игроки нередко сходились «стенка на стенку» после окончания игры. Однако футбольное хулиганство современного типа, носителем которого стала эта зарождавшаяся молодежная субкультура, появляется в Великобритании только к концу 50-х годов ХХ века.

В конце 50-х годов английское общество переживало сложный период своего развития. Страну поразил системный кризис, и особенно в тяжелом положении оказалась молодежь. В среде молодежи большой популярностью стали пользоваться радикальные коммунистические идеи. Идеи имели успех, прежде всего, среди рабочей молодежи. Молодёжь окраин крупных городов Англии, не имела работы, достаточного образования, средств на проведения досуга, а главное – она была лишена жизненных перспектив. Все это грозило мощным социальным взрывом. Революционная энергия молодежи нарастала, создавая реальную угрозу такого взрыва. Британская правящая элита, имевшая огромный опыт разрешения социальных конфликтов, быстро нашла выход из ситуации. Она обеспечила молодежь, пособием по безработице, а в виде досуга предложила доступный и зрелищный — футбол. Футбол — это динамичная и зрелищная игра, имеющая свою энергетику и наполненная глубоким символическим и сакральным содержанием. Магия такой игры при высоком уровне игроков способна зачаровывать зрителя и давать выход энергии эмоций. Игроки на поле — это жрецы, совершающие священнодействие. Они подлинные кумиры молодежи. Кудесники мяча.

Футбол давал еще одну прекрасную возможность – он разделил молодежное движение на приверженцев клубов и разводил их по разные стороны баррикад. Имперские принципы «Хлеба и зрелищ» и «Разделяй и властвуй» были успешно внедрены в плебейскую молодежную среду.

Этап дальнейшего развития.

Постепенно азарт болельщиков рос, и им стало недостаточно поддержки команды на домашних матчах. Но с началом поддержки своих клубов на гостевых поединках возникли первые проблемы с местечковым клубным патриотизмом и порождаемой им агрессией. Процесс ее роста принял лавинообразный характер. Таким образом, родилась новая молодежная субкультура. Для подогрева интереса общества к футболу очередной чемпионат мира, по решению ФИФА, проводится в Англии. И вдобавок – Англия чемпион мира 1966года. Команда во главе с капитаном — Бобби Чарльтоном была приглашена на званый ужин к королеве Елизавете II. Футболисты стали национальными героями. И уже в середине 60-х годов трибуны английских стадионов примерно на 60-70 % состояли из тех, кто отождествлял себя с футбольным насилием. Ситуация ухудшилась, когда телевидение, помимо самой игры, стало демонстрировать массовые драки с участием болельщиков. Это не только воодушевляло хулиганов, но и являлось средством общественной огласки и рекламы. Аналогичная ситуация наблюдалась и в прессе — коллекционирование газетных заметок стало настоящим увлечением для многих фанатов. Пиар-акция была проведена с большим размахом. И никто ни о каких социальных правах молодежи больше и не вспоминал. В обществе нарастали анархо-радикальные тенденции. Теперь конфликт необходимо было сделать управляемым.

Потому следующим этапом стала силовая акция. Теперь акция выглядела очень пристойно в глазах обывателя, ведь боролись с хулиганами, а не с борцами за права человека. Ситуация требовала вмешательства силовых структур. Реакция правительства последовала незамедлительно. Были значительно ужесточены законы; на самых отъявленных и опасных для общества хулиганов заводились специальные картотеки. Многие из хулиганов оказались в тюрьме, другие отделались пожизненными запретами на посещение футбольных матчей. Полиция внедряла информаторов в группировки фанатов, выявляя лидеров и предотвращая возможные пересечения враждующих группировок на корню. Наконец стадионы были оборудованы камерами видеонаблюдения. Поэтому английские фанаты вынуждены были все чаще проявлять себя за пределами Британии.

Фаза экспансивного роста.

Любая субкультура растет и развивается подобно злокачественной опухоли и легко образует «метастазы». Поэтому вскоре начался успешный экспорт молодежной субкультуры футбольных фанатов и рожденной ей агрессии в континентальную Европу, а затем и в СССР. В начале 80-х проблема футбольного насилия приняла общеевропейский масштаб. Дело дошло до того, что после трагических событий, произошедших в 1985 году в Бельгии, где в финальном матче Кубка Европейских Чемпионов между клубами «Ювентус» и «Ливерпуль» в результате футбольных беспорядков погибло 39 болельщиков. Так как игра транслировалась в прямом эфире, картина разыгравшейся трагедии обошла практически весь мир. В результате жесточайших мер, принятых властями Англии, многие хулиганские группы прекратили своё существование, другие же, понимая неизбежность наказания, сами вернулись к нормальной жизни. Движение фанатов внутри Британии стало затухать. Причин этому было несколько. Первой и самой главной – мода на экстравагантные выходки футбольных хулиганов прошла и началась социальная переориентация молодёжи на другую разновидность молодежной субкультуры, по принципу клин клином вышибают. В начале 1990-х годов Британию захватила танцевальная рейв-культура с обилием наркотиков, которая вывела хулиганское движение из моды. Немаловажную роль в постепенном остывании движения сыграла и трагедия, произошедшая на стадионе «Хиллсборо» 1989 году, где в результате давки погибло 96 ливерпульских болельщиков. Такая кровавая жертва вызвала психологический шок в общественном сознании. Люди попросту боялись ходить на стадионы. Изменился архетип Героя, и фанат попросту лишился ореола героя и, превратился в банального хулигана со всеми вытекающими из этого последствиями

Британия. Современный этап

На современном этапе английский «около футбол» приобрёл отчётливые черты так называемого стиля «Casuals» (то есть обычный). Основным принципом любого английского фаната является незаметность, отсутствие клубных цветов в одежде, символики.

Пересечения враждующих группировок проходят вдали от стадионов и в большинстве случаев заранее оговариваются в Интернете или же мобильному телефону. Фанаты стали мобильнее и бдительнее. Они превратились закрытую сетевую структуру бесструктурной формы управления.

Изменения в структуре английского общества привели в движение большее количество довольно состоятельных и образованных молодых людей, которые придали ему большую закрытость и расчётливость. Проводимые акции планируются неделями и просчитываются до каждой детали, ведутся информационные войны, проводятся отвлекающие манёвры. Эти меры просто помогают английским хулиганам выжить. Единственной отдушиной для англичан являются выездные матчи. Но и там они находятся под бдительным оком местной полиции.

История развития движения в СССР и на постсоветском пространстве
Зарождение

Процесс зарождения новой для страны субкультуры напрямую связан с вестернизированной Москвой. В среде московской интеллигенции особенно почитался «Спартак». Именно в этой среде процветал культ всего западного и особенно британского. Поэтому вопрос о копировании британского фаната на русской земле был лишь вопросом времени. Он совпал с началом выездной деятельности определённой части поклонников советских клубов. Первыми посещать гостевые игры своего клуба в начале 1970-х начали фанаты «Спартака», отдавая дань моде, вскоре к ним присоединились поклонники и других московских команд. Не отстали и новоявленные фанаты киевского «Динамо», и ленинградского «Зенита».

К концу 1970-х движение набирало силу, ряды поклонников расширялись, и на фанатов обратила внимание власть. КГБ негативно отнёсся к новому веянию молодёжи, охарактеризовав его как антисоветскую деятельность. В результате многие замеченные в секторе молодые люди исключались из ВУЗов, теряли работу. Но, несмотря на это, «героические» фанаты московского «Спартака» продолжали выезжать в другие города в количестве 300—400 человек.

В середине 1980-х годов обстановка и условия развития субкультуры стали благоприятными. После прихода к власти М. С. Горбачёва и объявления курса на гласность и перестройку, фанаты получили гораздо больше свободы, и клубы, оценив эффективность их поддержки во время выездных матчей, стали активно поощрять присутствие своих поклонников на гостевых играх.

Движение начало набирать массовость, и взгляды новой волны вожделенно устремились в сторону старушки Англии. Благодаря английскому влиянию, на трибунах советских стадионов стали появляться футбольные песни, слоганы и особый сленг. Вместе с ними пришла и хулиганская ментальность. Одним из основных последствий английского влияния стал резкий рост насилия среди болельщиков. Британский след не заставил себя долго ждать.

В 1987 году произошла одна из крупнейших массовых драк в истории советского футбола. На игру чемпионата Советского Союза по футболу между киевским «Динамо» и московским «Спартаком» отправилось примерно 450 московских фанатов, сумевших вовлечь болельщиков «Динамо» в грандиозную битву, вспыхнувшую в самом центре Киева. Трещина в монументе «Дружбы народов» на бытовом уровне получилась изрядная. И от этого нелюбовь к заносчивым москвичам заметно усилилась. Другими словами, успешно заработал механизм молекулярной агрессии по теории Грамши. А спартаковские фанаты, по своей природной глупости, стали агентами влияния враждебного государства. Вот как реально выглядели грубые промахи грозного КГБ.

Развитие в постсоветский период.

Распад СССР, в 1991 году, помимо прочего, привёл к развалу прежней инфраструктуры Высшей футбольной лиги. Это в значительной степени отразилось на развитии незрелой субкультуры. За пределами внутреннего первенства России оказались такие привлекательные для выездов клубы, как «Динамо» (Киев), «Динамо» (Тбилиси), «Динамо» (Минск), «Жальгирис» (Вильнюс). На смену же им пришли середняки из российской провинции. Уровень футбола и посещаемость футбольных матчей в стране снизилась до минимальных значений. Необходимы решительные действия и в дело вступили новоиспеченные олигархи. Началась интенсивная финансовая накачка ядра субкультуры. Курировал этим процессом на Украине Леонид Кравчук. Партия сказало надо – комсомол ответил есть. Россия тут же скопировала процесс. И провинциальные стали насыщаться дорогими легионерами. Качество игры начало быстро прогрессировать. Болельщики вернулись на стадионы. Таким образом, ядро субкультуры было быстро реанимировано за счет высококлассных футболистов из Европы и Латинской Америки. Особенно преуспели Абрамович в России, а также Коломойский и Ахметов на украинской земле.

Тишина на футбольных стадионах России продолжалась не долго — до середины 90-х годов. Но в этой тишине кровь молодой субкультуры наполнялась гормонами агрессии: адреналином и тестостероном. Агрессия выплеснула среди фанатов двух московских клубов: ПФК ЦСКА и ФК «Спартак». Ещё до распада Советского Союза болельщики этих клубов были самыми активными участниками хулиганских столкновений. Колоссальная поддержка, оказываемая ими, где бы они ни появлялись, практически всегда вызывала проблемы. И именно эти клубы делегировали на российскую авансцену первые хулиганские группировки европейского масштаба: «Red-Blue Warriors» у ЦСКА и «Flint’s Crew» у «Спартака». На фоне противостояния этих двух банд начал возрождаться интерес к субкультуре фанатов среди остальных российских болельщиков.

К началу чемпионата 1994 года, практически у каждого крупного футбольного клуба России появились свои группировки, однако столкновения между ними имели нечастый и скоротечный характер.

Движение продолжило развитие и после событий 1995, когда на столичном дерби ЦСКА — «Спартак» более 200 хулиганов перед матчем учинили грандиозную драку. Тогда на происходящее обратили внимание силовые структуры, последовали аресты, милиция заняла крайне жёсткую позицию, и фанаты, дабы оградить себя от лишнего внимания, стали скрытными и осторожными, переняв тактику, характерную для британских «Кэзуалс». Движение вскоре стало модным, спровоцировав быстрый рост числа футбольных группировок.

1997 год – очередная вспышка насилия. Московское дерби ЦСКА — «Спартак», завершилось дракой, в которой полную и безоговорочную победу одержали фанаты ЦСКА. Затем была грандиозная драка с фанатами питерского «Зенита» Драка была в полном разгаре, когда на место событий прибыла милиция, которой для охлаждения пыла участвующих пришлось применить огнестрельное оружие. По окончании драки милицией были задержаны 170 москвичей. Этот резонансный инцидент получил широкое освещение в СМИ. Они назвали его «Щёлковской битвой». Месяц спустя фанаты «Спартака» и ЦСКА участвовали в грандиозной драке, устроенной ими перед хоккейным поединком, своих команд. После этого инцидента власти перешли к самым решительным действиям.

В 1998 году российские хулиганы успешно «отметились» и за пределами Российской Федерации. Беспорядки в Киеве начались уже за два дня до игры и завершились беспрецедентной массовой дракой возле стадиона «Олимпийский».

Другой инцидент произошел в Белоруссии. Группа хулиганов из различных российских группировок, приехавших в Минск на товарищескую встречу, стала объектом нападок со стороны местных фанатов. Произошла драка, в разгоне которой приняли участие специальные подразделения милиции.

Таким образом, череда событий вокруг сборной команды России привлекли внимание мировой футбольной общественности к стремительно развивающемуся хулиганскому движению в стране.

Следующей страницей российской около футбольной истории стали события лета 2002 года, когда после поражения российской команды на чемпионате мира разъярённые молодые люди учинили массовые погромы в Москве.

Современный этап

В настоящее время российский «около футбол» можно назвать сформировавшимся социальным явлением с ярко выраженными чертами английского стиля поддержки клубов, как на домашних та и на гостевых поединках. Свои банды (на футбольном сленге – «фирмы») имеют практически все клубы российского футбольного первенства. Появился особый сленг. Например, банду фанатов «Спартака» называют «Мясом», приверженцев ЦСКА – «Кони», а Питерского «Зенита» — «Бомжи». Таким сленгом пользуются и на территории Украины. Фанатов клуба донецкого «Шахтера» называют «Кротами», а харьковского «Металлиста» – «Хорьками».

Культурное ядро. Краткая характеристика.

Несмотря на сакральный характер, футбол не само достаточен и нуждается в энергетической подпитке своего ядра от других субкультур. В 60-десятые он получал энергию от протестной субкультуры хиппи, в 70-е от панков и это выплескивалось в агрессию футбольного хулиганства. Сейчас ядром субкультуры правит гламур. И футболисты стали ее богемной частью вместе с рок-звездами и топ-моделями. Они же и активные приверженцы гедонизма и политических мифов субкультуры гламур, то есть активные проповедники ее идеологии среди болельщиков и фанатов. Таким способом они внедряют в широкие массы идеологию правящей элиты, выполняя их социальный заказ, от которого в действительности и зависят их гонорары.

Социо-психологический профиль.

Для молодежной субкультуры фанатов характерен свой тип ментальности. О ее архаичности свидетельствуют: языковая лексика, наличие тотемических прозвищ и кличек, особый тип общения внутри группы и следование модели перенесенной агрессии. Психология и формы поведения достаточно близка к психологии и типам поведения туземных племен каннибалов Папуа Новой Гвинеи. Особенно это касается татуажа и боевой раскраски. Правда, нет еще ритуального каннибализма. Такой характер и форма поведения свидетельствуют о включении защитного психического механизма – регрессии. А ментальность опирается на особый тип нравственности и готтентотский тип морали. Вместе с тем, идеология собственного превосходства присуща большинству членов фанатских группировок. На людей, не принадлежащих к субкультуре, смотрят как на что-то отсталое и не продвинутое. Их называют «Кузьмичами».

В середине ХХ века основатель гуманистического психоанализа Фромм выделил пять основных экзистенциальных потребностей, cоставляющих основу психического и социального здоровья человека:

  • 1. Потребность в установлении связей;
  • 2. Потребность в преодолении;
  • 3. Потребность в корнях;
  • 4. Потребность в идентичности;
  • 5. Потребность в системе взглядов и преданности.

Субкультура в определенной степени создает иллюзию удовлетворения этих потребности, но в реальности дает лишь их суррогат. Тем самым она дает возможность манипуляции сознанием и возможность гегемонии.

В целом по оценкам специалистов эта молодежная субкультура носит характер британского стиля «Кэзуалс», но со своими национальными особенностями. Украинские фанаты, в основном, следуют моде северных соседей.

Можно утверждать, что сегодня на территории СНГ сформировалась молодежная субкультура фанатов. Значительное количество фанатов, сгруппированных в «фирмы» присутствуют во всех крупных городах, покрывая невидимой сетью всю бывшую великую страну. И ключевые элементы этой сети мобильны, четко координированы и готовы к сетевой войне. Представленные бандами сеть фанатов содержит только в одной Москве около 50 тыс. закаленных бойцов, которые имеют опыт противостояния ОМОНу и полиции. Они закалены в схватках с силовыми структурами. В декабре 2010 года субкультура в течение нескольких дней контролировала Москву. И власти выполнили все ее требования.

О количестве и возможностях фанатов на территории Украины практически ничего не известно. Вместе с тем, беспорядки, организованные фанатами Днепропетровского «Днепра» и Харьковского «Металлиста» в 2012 году дают некоторое представление о скрытых возможностях сети.

Украинские футбольные фанаты, следуя примеру иностранных коллег, превращаются в боевые дружины ультраправых организаций, пишет еженедельный журнал Корреспондент.

По словам Марины Остапенко, пресс-секретаря СБУ, сейчас только в Киеве функционирует более десяти автономных ультраправых организаций, нигде официально не зарегистрированных и имеющих поддержку в лице футбольных хулиганов.

Резюме.

В нашей статье мы проанализировали основные вехи развития молодежной субкультуры фанатов. И пришли к заключению, это во многом уникальное явление жизни современного общества нуждается в более детальном системном научном исследовании. Во-вторых – исследуемая нами субкультура была создана по матричному принципу, и экспериментально отработана как эффективное средство воспитания и овладения умами молодежи методом бесструктурного управления. В-третьих – украинский сегмент – это незначительная часть глобального проекта. В-пятых — реальный центр управления субкультурой находится далеко за пределами Украины или любой другой страны Восточной Европы. Действенных механизмов влияния на состояние ментальности субкультуры нет. Вместе с тем, на первом этапе необходимо первоочередное внимание сосредоточить на снижение уровня агрессии у представителей субкультуры. Для этого можно использовать и положительный британский опыт.

Список литературы.

    • 1.Боголюбов Н. Тайные общества ХХ века. Второе изд. (исправленное и дополненное). Изд-во Вера. Санкт-Петербург. 2011. – 239 с.
    • 2.Вехи Интеллигенция в России: Сб. ст. 1909-1910 / Сост., коммент.
    • 3.Воробьевский Ю. Ю. Шаг змеи. Издание 2-е дополненное – М: 000 «Палитра – статус», 2002 528 с.
    • 4. Волков Ю.Г. Социология. – М.: Гардарики, 2000.
    • 5.Духовный кризис: Когда преображение личности становится кризисом (Под. ред. Станислава и Кристины Гроф / Пер. с англ. А.С.Ригина – М. Независимая фирма «Класс, Изд-во Трансперсонального института, 2000 –23, 105-106 с. – (Библиотека психологии и психотерапии).
    • 6. Жуховицкий Л. Что же делать с этой молодежью?// Юность, 1988, №9.
    • 7.Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. – М.: Алгоритм, -2000
    • 8. Кравченко А.И. Введение в социологию: учебное пособие для 10-11 кл. общеобразовательных учреждений. – М.: Просвещение, 1997.- 190 с.
    • 9.Кассирер Э. Техника современных политических мифов // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. 1990, № 2, 54.
    • 10. Косарецкая С.В. О неформальных объединениях молодежи / С.В. Косарецкая, Н.Ю. Синягина. – М.: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 2004. – 159 с.
    • 11. Лисичкин В.А., Шелепин А.А. Третья мировая информационно-психологическая война. – М.: Академия социальных наук, -1999.
    • 12. Лисовский В.Т. Советское студенчество: соц. очерки. – М.: Высшая школа, 1990. – 304 с.
    • 13.Платонов О.А. Терновый венец России. История русского народа в ХХ веке. – Т.2. –М.: «Родник», -1997. –896 с.
    • 14. Российская социологическая энциклопедия. Под общей редакцией академика РАН Г.В.Осипова. – М.: издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. – 672 с.
    • 15. «Real Экстрим» журнал об экстремальном спорте и развлечениях. Пилотный выпуск. Август 2004.
    • 16. Сергеев С.А. Молодежные субкультуры в республике Татарстан. // Социс 11/98
    • 17.Тойнби А.Дж. Постижение истории.:Пер. с англ. /Сост. Огурцов А.П. Вступ. ст. Уколовой В.И. Закл. ст. Рамковского Е.Б. –М.: «Прогресс», -1991. –736 с.
    • 18. Харчева В.Г. Основы социологии: учеб. – М.: Логос, 1997.
    • 19.Хьел Л., Зиглер Д. Теория личности: Основные положения, исследование, применение. Сер. «Мастера психологии». – СПб.: «Питер Кош», -1998.
    • 20.Уолш Р. Дух Шаманизма.:Пер. с англ. –М.: Изд-во Трансперсонального института, -1996. –288 с.
    • 21. Журнал «Социс», выпуски за 1998, 2003 гг.
    • 22.Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии.: Пер. с англ. – М.: ООО «Издательство АСТ, -1998. –784 с.
    • 23.Энциклопедия символов, знаков, эмблем / Сост. В.Андреева и др. – М.: Локид-Миф, -576.
    • 24.Юнг К.Г. Психологические типы. Пер. с нем. Перевод Софии Лорке, пер. и доп. В. Зеленским. – СПб.: «Ювента». – М.: «Прогресс-Универс», -1995. –765 с.
    • 25.Юнг Карл Густав, фон Франц Н-А., Хендерсон Дж., Якоби И., Яффе А. Человек и его символы. – М.: «Серебряные нити», -1997. –386 с.
    • 26.Ялом И. Теория и практика групповой психотерапии. –СПб.:Изд-во «Питер», -2000. –640 с.
    • 27. Еrikson EH (1963a) Childhood and society (2 end ed), New York: Norton.
    • 28.Erikson EH (1958) Youngman Suther: Astudy in psychoanalysis and histori. New York: Norton.
    • 29.La Rouche Lyndon H. “Jesus Christand Civilization” //EIR, October 6, 2000, Vol. № 39, p.22.

Николай Головачев, Зорин И.В. г. Днепропетровск. Январь 2013г.

lfk.biz

Футбольные фанаты в России как субкультура — КиберПедия

Футбольные фанаты в России как субкультура

Курсовая работа

 

 

Исполнитель:

Студент группы № 203
отделения очного обучения

Савинков Артём Алексеевич

 

Научный руководитель:

Старший преподаватель

Гулаенко Наталья Алексеевна

 

Екатеринбург, 2013

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение. 3

Глава 1. Футбольные фанаты как проблема в России. 6

1.1 Фанатское движение в России. 6

1.2 Фан-группы (фирмы, банды) 13

1.3 История фанатизма. 16

1.4 Символика и атрибутика фан-движения. 18

Глава 2. Футбольные фанаты как субкультура. 22

2.1 Общие замечания о субкультуре футбольных фанатов. 22

2.2 Коллективные действия. 24

2.3 Футбольные хулиганы.. 29

2.4 Фанатские войны.. 30

Заключение. 35

Список использованной литературы.. 38

Введение

Проблема футбольного фанатизма в современном мире сегодня актуальна как никогда. После 140 лет увлечения футболом, мировая спортивная общественность начала изучать сам факт футбольного фанатизма как бы изнутри. Почему же миллионы людей на всей планете любят и уважают футбол? Президент Румынской федерации футбола Карстен Линдхольм сказал, что в Румынии футбол — это спорт номер один, а спорт номер два это тоже футбол, а на третьем месте опять же футбол и так до, примерно, 10-го места. Эта тема интригует и не дает покоя многим психологам мира: как же так футбол удерживается на первой позиции во всем мире (кроме США, где больше всего смотрят баскетбол).

Некоторые родители задаются вопросом: как футбольный фанатизм влияет на развитие ребенка, поскольку один из наиболее ярких феноменов в подростковом возрасте — феномен подросткового фанатизма. Футбольный фанатизм довольно бурно развивается в России. Однако этот объект не вызвал серьезного научного интереса со стороны российских социологов. Возможно, это объясняется тем, что в европейских странах фан-движение приняло значительно большие масштабы, задействовало значительно большие ресурсы и вызвало больше проблем, чем в России. Однако разумнее учиться на чужих ошибках, чтобы не совершать своих. Поэтому было бы логично проявить интерес к этому социальному явлению до того, как оно начнет приносить обществу серьезные проблемы. Все это и предопределило мое желание выбрать тему футбольного фанатизма с надеждой спровоцировать повышение интереса к данной тематике.

Прежде всего, необходимо прояснить вопрос о том, кого считать футбольным фанатом, а кого просто болельщиком. Этот вопрос весьма спорен и окончательно не прояснен даже у самих фанатов. Тем не менее, существует несколько критериев отнесения болельщика к числу фанатов. Во-первых, активное посещение домашних матчей команды. Во-вторых, ежегодное совершение нескольких выездов в другие города. В-третьих, знание и принятие субкультуры футбольных фанатов. На основании этих критериев и совершается разделение между фанатами и простыми болельщиками.


Далее, следует определить, что именно понимается под футбольным фан-движением и футбольными фанатами. Было бы ошибкой считать футбольными фанатами, только так называемые группы футбольных хулиганов, это означало бы значительно сузить изучаемое явление и сразу пометить его отрицательным ярлыком. Футбольными фанатами в данном исследовании предлагаю называть ту часть футбольных болельщиков, которая придерживается определенной специфической субкультуры (нормы и ценности, специфические практики и символика и т.д.) и действует в соответствии с ней. Следовательно, в таком случае фан-движение это среда, в рамках которой воспроизводится специфическая субкультура.

Термин «фан-движение» употребляется в двух смыслах. Во-первых, при обозначении общественного движения, поддерживающего какой-либо конкретный футбольный клуб. А, во-вторых, при обозначении общего фан-движения конкретной страны, объединяющего в себе всех фанатов, вне зависимости от того, какой клуб они поддерживают и в каких отношениях с фанатами остальных клубов находятся.

Каждое фан-движение состоит из определенного числа сформировавшихся групп (в дальнейшем я буду их называть фан-группами, либо фан-группировками) и значительного числа неорганизованных фанатов. Фан-группы, как правило, состоят из 15-30 человек, выполняющих определенный набор ролей и подчиняющихся определенным нормам.

Подавляющее большинство групп имеет так называемый «устав», в котором определены обязанности члена фан-группы, при несоблюдении которых он из этой группы исключается. Впрочем, пока эти требования не слишком жесткие, и даже если фанат нарушает эти правила, но находится в хороших отношениях с остальными членами этой фан-группы, то санкции по отношению к нему вряд ли будут применены. Неорганизованные фанаты ни в каких группировках внутри движения не состоят, но тем не менее, оказываются охваченными социальными сетями, участвуют в значительной части репертуара коллективных действий и, таким образом, не выпадают из движения. И, наконец, существует общая для всех российских фан-движений субкультура. Ее центральным компонентом, на мой взгляд, служат специфические практики, но об этом речь пойдет чуть позже. Безусловно, существует определенная специфика у каждого конкретного фан-движения, поддерживающего тот или иной футбольный клуб, но все они укладываются в рамки общей субкультуры футбольного фанатизма. Кстати, именно субкультура и стала основной причиной появления фан-движения в России, которое возникло именно для того, чтобы воспроизводить данную культурную традицию. Поэтому можно сказать, что субкультура ключевой момент, основание такого явления как футбольный фанатизм.


Целью моей курсовой работы – изучить историю футбольного фанатизма, выяснить что является фан-движениями и что такое Субкультура фанатов.

 

 

Фанатское движение в России

Прежде всего, следует определить, что именно понимается под футбольным фан-движением и футбольными фанатами. Было бы ошибкой считать футбольными фанатами, только так называемые группы футбольных хулиганов, это означало бы значительно сузить изучаемое явление и сразу пометить его отрицательным ярлыком.

Футбольными фанатами в данном исследовании предлагаю называть ту часть футбольных болельщиков, которая придерживается определенной специфической субкультуры (нормы и ценности, специфические практики и символика и т.д.) и действует в соответствии с ней. Следовательно, в таком случае фан-движение — это среда, в рамках которой воспроизводится специфическая субкультура.

Реально о существования фан-движения в России, которое являлось бы носителем определенной субкультуры, можно говорить с 70-х годов 20 века. В то время появились первые фан-группы, постоянно совершающие определенный набор практик: выезды на матчи, специфическое поведение на стадионе и прочее. Они использовали специальную символику, появился сленг и другие атрибуты субкультуры. Правда, фан-движение не стало массовым, из-за сильного сопротивления со стороны традиционной культуры общества, которая, в силу своей моностилистичности, не принимала отклонений от традиционных практик, ценностей и т.д. Активное противодействие этому явлению со стороны социальных институтов советского общества, из-за его несоответствия традиционным культурным стереотипам, локализовало новое социальное образование и численно, и территориально. Территориально фан-движение ограничилось рядом крупных городов: Москва, Ленинград, Киев и др., а численно не превышало нескольких сотен человек. Однако надо отметить, что все лидеры современного фан-движения начинали именно в это время, что и создало им авторитет в фан-движении.

Новое молодежное увлечение коммунистические власти сочли “чуждым советскому обществу”. Реакция их была соответствующей — “Запретить!”. Фанатов целыми секторами удаляли со стадионов не только за речевки, но даже за хлопки (!) в поддержку своей команды, а зрителям разрешалось вскакивать со своих мест только после забитых голов. На вокзалах милиционеры отнимали у едущих на футбол в другой город молодых людей билеты на поезда. Фанатов исключали из комсомола и из институтов, таким образом, ставя крест на их дальнейшей карьере. Наконец, после “Хаарлема” название этого голландского клуба стало для нас символом трагедии, произошедшей 20 октября 1982 года, когда на матче Кубка УЕФА с участием “Спартака” погибло по официальным данным 60, а по неофициальным около 300 болельщиков. Но это отдельная скорбная тема. Милицейские репрессии достигли своего пика. Значок на куртке мог стать причиной недопущения на стадион, не говоря уже о “совершенно криминальном” шарфе. И такие абсурдно-драконовские меры дали свои плоды — на трибунах советских стадионов воцарилась тишина. Но и в условиях тотального пресса советские фанаты продолжали существовать, хотя и в значительно поредевшем составе.

После распада советского общества фан-движение стало расширяться. Связано это с целым рядом факторов. Во-первых, переход от моностилистического типа культуры к полистилистическому. Общество стало более терпимо к отклонениям от традиционных ценностей и практик, что создало российскому фан-движению новые возможности. Во-вторых, информационная открытость российского общества. На Западе фан-движение развивалось чрезвычайно бурно, но в советский период истории нашего общества, граждане практически ничего об этом не знали, фанаты западных клубов остерегались поездок в Советский Союз, поэтому фан-движение развивалось в информационном вакууме. По мере демократизации общества российское фан-движение получало все больше информации о фан-движении в других странах, и значительно возросло количество контактов с фанатами других стран. Все это способствовало повышению интереса к новому социальному явлению, и, следовательно, сделало его более популярным и массовым.

И, в-третьих, развитию фан-движения способствовало развитие других общественных движений и субкультур, представители которых впоследствии включались в фан-движение. В постсоветском этапе развития фан-движения следует выделить 2 этапа. Первый охватил временной этап с конца 80-х годов по 1994-1995 годы.2

В это время рекрутирование ресурсов происходит непосредственно в рамках фан-движения. Все они пытаются издавать собственную фан-литературу, но поскольку в этот период они практически не имеют финансовых ресурсов, то эти издания быстро закрываются. В это же время происходит адаптация западной субкультуры фанатизма к российским условиям, интериоризация культурных норм и стереотипов. Несмотря на то, что фан-движение по-прежнему остается территориально локализованным по сути лишь в 2 городах (Москва и Санкт-Петербург), оно прибавляет численно. Численность фанатов стала измеряться несколькими тысячами человек (пожалуй, около 5-7 тысяч), наиболее крупные фан-группы были у московских команд: «Спартак», «ЦСКА», «Динамо».

Второй этап начался после 1995 года и продолжается до сих пор. Фан-движение столкнулось с тем, что возникают проблемы с мобилизацией ресурсов, прежде всего людских. Происходит реструктуризация фан-движения. Помимо рекрутирования в рамках фан-движения начинается процесс создания фан-групп и рекрутирования в рамках фан-групп. Преимущество создания малочисленных группировок в том, что в таких группах значительно теснее коммуникации, потому подобные образования более жизнеспособны. Кроме того, члены фан-групп, чувствуют себя более защищенными от нападок со стороны представителей враждебных фан-движений, милиции или «дедовщины» собственных «соратников». У фан-движения появляются определенные финансовые ресурсы, так как многие фан-движения находят поддержку у руководства клубов, а также формируется система членских взносов в рамках фан-групп.

Однако подавляющее большинство фанатов не входят в фан-группы. Поскольку субкультура к этому времени уже достаточно развита, то это не составляет для них особой проблемы — они могут быть в курсе всех событий, происходящих в фан-движении, благодаря развитой системе коммуникаций (периодические СМИ фан-движений, Интернет и т.д.), участвовать практически во всех коллективных практиках и не чувствовать себя ущемленными. Если говорить о лидерстве и авторитете в среде футбольных фанатов, то авторитет фаната зависит, прежде всего, от числа совершенных «выездов». Существует специальная иерархия выездов — чем дальше, тем почетнее — кроме того, существуют еще «двойники», «тройники» (выезд в 2 или 3 города подряд без заезда домой). Если на выезд едет мало фанатов, то это также повышает их авторитет. Например, общефанатскую известность получили фанаты Крис и Зигзаг, которые вдвоем добрались до Владикавказа и, вдобавок, умудрились попасть в сюжет НТВ. Лидер фанатов «Динамо» Команча совершил 107 выездов, а у болельщика с огромным стажем Жени Нечая около 170. Таких кто накатал более 100 выездов единицы. Также на авторитет фаната влияют и некоторые другие факторы, о которых речь пойдет позже. Фан-движение в настоящий момент расширилось и численно, и территориально. Практически во всех городах, имеющих свои клубы в высшем футбольном дивизионе и у ряда клубов первого дивизиона, появляются фан-движения, исключением стоит «Алания» из Владикавказа, это обусловлено менталитетом жителей Кавказа. Наиболее крупные региональные фан-группы находятся в Волгограде, Ярославле, Самаре и т.д. Правда, крупными их можно назвать только относительно прочих региональных фан-групп, так как их численность не превышает нескольких сотен человек.

Если попытаться оценить численность общероссийского фан-движения, то она составляет примерно 45-50 тысяч человек. По конкретным командам это распределено так: «Спартак» (Москва) — около 15 тысяч, «ЦСКА» (Москва) — около 10 тысяч, «Динамо» (Москва), «Зенит» (Санкт-Петербург) — 6-8 тысяч, «Торпедо», «Локомотив» (Москва) — 2-3 тысячи. Кроме того, у фан-движения существует огромный резерв в лице тех, кто в данный момент не является фанатом, но является активным болельщиком. В качестве иллюстрации — ведущие российские футбольные команды ежегодно продают десятки тысяч клубных шарфов и множество другой клубной атрибутики. Таким образом, фан-движение этих команд ежегодно будет увеличиваться на несколько сотен человек, так как определенный процент из тех людей, кто покупает фанатскую атрибутику, рано или поздно станет футбольным фанатом.

Кроме того, фан-движение может резко увеличить свою численность в случае какого-то чисто футбольного успеха: выход в высшую лигу, победа в чемпионате, успешная игра в еврокубках и т.д. Наиболее характерные примеры такого рода московский «Локомотив» и Санкт-Петербургский «Зенит».

Московский «Локомотив» традиционно был наименее популярной московской командой, но удачные выступления в российском первенстве и европейских кубках существенно увеличили число его болельщиков и фанатов. То же самое и с «Зенитом». В то время когда «Зенит» выступал в первой лиге численность его фан-движения составляла всего несколько сотен человек, но как только он вышел в высшую лигу число фанатов сразу увеличилось в несколько раз и с тех пор постоянно растет. Таким образом, к настоящему времени фан-движение стало по-настоящему массовым явлением, которое не ограничилось несколькими крупными городами, а постепенно распространяется по всей стране.

На более детальном примере разберем фанатское движение московского Динамо.

История бело-голубого фанатизма покрыта мраком. Практически нет очевидцев, способных ее пересказать. Надеемся, что выражение «Кто не помнит своего прошлого, у того нет будущего» не относятся к динамовскому фан-движению.

Доподлинно известно немного. Вот некоторые страницы истории динамовского фанатизма.

Его начало было положено в далеком 1976 году. Именно тогда впервые были замечены молодые люди в бело-голубых шарфах на Западной трибуне «Динамо». Тогда же были пробиты первые выезды. Считается, что именно бело-голубые стали первыми, кто сопровождал свою команду в другие города. Как и у любых московских фанатов, у них были благополучные для посещения города и города проблемные. К последним относились Вильнюс, Днепропетровск и традиционно враждебный к москвичам Киев. В Москве враждовали со спартаковцами. Их взаимная ненависть дожила и до наших дней. В то время динамовская «торсида» была немногочисленной. На Западной трибуне собиралось до ста человек. На выезды выбиралось около десятка. Тогда не существовало понятий «банда». Были просто группы, объединенные любовью к футболу и к своему клубу. Молодежь традиционно болела за «Спартак» или ЦСКА, не жалуя «Динамо». Болельщиков «Динамо» в те годы неофициально называли «КЛН», что означало «клуб любителей напиться». Была у них и эмблема: пивная кружка на фоне динамовского значка. Пили действительно много. Но никто по этому поводу не расстраивался. Западная трибуна представляла собой сплоченный, стабильный коллектив, десять лет не знавший ни спадов, ни подъемов. Первый подъем произошел в 1986 году, когда динамовская футбольная команда завоевала серебряные медали первенства СССР. Но продлился он недолго. Уже в 1988 году начался серьезный спад, затянувшийся до 1994 года. Его причины, видимо, кроются в том, что у динамовских фанатов отсутствовала связь поколений. Кто-то вырос, кто-то устал, многих забрали в армию. Не осталось смены. Конечно, трибуны не пустовали. Но по сравнению со спартаковскими фанатами они проигрывали на порядок прежде всего тем, что у бело-голубых не было сплоченной старой гвардии. Не оказалось и ярко выраженного лидера, который смог бы возродить движение. Так, в «Торпедо» в тот момент появился В. Петраков, поднявший буквально с самого дна черно-белый фанатизм.

Подъем же начался примерно в 1994 году. Возможно, повлияли победы хоккейного клуба в российском чемпионате, а возможно, и общий подъем фанатизма в стране. Постепенно народ стал возвращаться на сектора стадиона. Распад СССР привел к тому, что весь отечественный фанатизм оказался в глубоком кризисе. Армейские фанаты первыми вышли из него, явив тем самым пример другим. 9 сентября 1994 года они развесили на трибуне свой транспарант “RED-BLUE WARRIORS”(красно- синие воины). У динамовцев в тот момент ничего не было: ни группировки, ни, как сами понимаете, толкового названия. Поступок “армейцев” послужил своеобразным импульсом для динамовских болельщиков, он пробудил их ото сна и заставил действовать. После того матча группа активных молодых людей собралась, посовещалась и решила дать нашей зарождающейся бригаде подходящее название, то есть такое, которое во всех отношениях ассоциируется со славным именем “Динамо”. Так и подобрался небольшой ряд созвучных друг другу слов: “Динамо”- Динамит- Dynamite. BLUE-WHITE DYNAMITE(сине- белый динамит) — Данная организация объединяет в своих рядах горячих поклонников московского “Динамо”, которые страстно поддерживают свой клуб, как в России, так и за рубежом. Руководитель Клуба болельщиков «Динамо» является Александр Шпрыгин по прозвищу Команча. Прозвище Команча получил по фильму «Вождь краснокожих» Первый выезд у него был в 1993-м году в Волгоград.

Затем путь «динамиков» лежал в Финляндию. В небольшом городе Пори динамовцы встречались с малоизвестной командой «Джаз». Там возник конфликт — приехавшие из России фанаты развернули свой транспарант «WHITE POWER» и предъявили публике свои кельтские кресты. В Финляндии все это считается проявлением нацизма, вследствие чего к динамовскому сектору подошли полицейские и представители местной антифашистской организации. В результате после продолжительных переговоров скандал был замят.

Фанатов московского «Динамо» мирными не назовешь никак. Они любят повторять: «Мальчиками для битья быть ни для кого не собираемся». Хотя сами кого-нибудь побить, в принципе, не против. Традиционными врагами бело-голубых всегда были спартаковские и торпедовские фаны и в 1999 году к ним добавились еще и питерцы, после того, как они у нас выиграли финал Кубка. Ну, с красно- белыми все понятно. Тут действует принцип: твой враг, мой враг. Ведь ни для кого не секрет, что динамики всегда тяготели к армейцам. Вместе участвовали в битвах, не раз поддерживая друг друга. Но в последние время отношения между болельщиками Динамо и ЦСКА холодеют, после того как в ЦСКА из Динамо перешло несколько ключевых игроков. Спартаковская “народность” нас просто раздражает. Каждый политик, каждая поп- «звезда» считают своим долгом заявить, что “Спартак” — венец творения. Эта реклама сделала свое дело, и теперь в глазах рябит от обилия красно-белого цвета. Но мы-то болеем не числом, а умением. Динамовские болельщики всегда были более интеллигентными, культурными и спокойными, чем поклонники так называемой “народной команды”. И уже в этом заключается элитность клуба.

Фан-группы (фирмы, банды)

Когда фан-движение становится по-настоящему массовым и достигает численности в несколько сотен или даже тысяч человек, то оно сталкивается с тем, что одинаковое общение между всеми фанатами становится невозможным просто физически. В это время происходит своеобразный распад фан-движения на фан-группы (банды, фирмы), куда входят наиболее активные фанаты. Однако большая часть фанатов не входит в эти группы, предпочитает, например, совершать выезды вместе с теми людьми, с которыми находятся в приятельских или дружеских отношениях. Таким образом, фан-движение оказывается принципиально неоднородным по своему составу и состоит из разных групп. Можно выделить 3 принципиально разные группы участников:

Во-первых, hooligan’s. Так называемые hooligan’s, или футбольные хулиганы — это наиболее активные и агрессивные члены фан-движения. Их численность невелика, по 20-30, реже 50, человек в фан-группе. В фан-движении может быть несколько таких банд. Они пытаются претендовать на роль своеобразной элиты фан-движения (основы). Это находит отражение даже в специальной символике. Вся их символика, как правило, именная, точнее номерная. Каждый фанат получает символику с определенным номером. В случае потери этой символики он подвергается санкциям, вплоть до исключения из своей фан-группы. У подобных фан-групп наиболее жесткие требования. Hooligan’s обязаны ежегодно совершать большинство выездов, особенно в те города, фан-движения которых враждебны по отношению к ним и участвовать во всех драках.В то же время, если кому-то из фанатов удается добыть атрибутику hooligan’s враждебного фан-движения, то это резко повышает его престиж в собственном фан-движении. Такая символика (добытая в драках), принадлежащая вражеской фан-группе может носиться фанатом, добывшим ее. Сейчас в драках стараются отбить вражеский баннер(большое полотно с названием банды.

Например- Gladiators, RBW, BWD, Capitals…).Следом по иерархии располагаются члены фан-групп. Они также немногочисленны (20-40 человек) и обычно объединены по территориальному принципу: один населенный пункт или один район города (или микрорайон). Такие фан-группы обычно заказывают специальную символику и атрибутику, отражающие не только поддержку определенного клуба, но и принадлежность к данной фан-группе.

Чаще всего образование таких групп происходит по территориальному принципу, что естественно наиболее удобно в плане коммуникаций между фанатами. Например, фан-группу могут образовать жители пригородного поселка, поддерживающие команду «большого города», или жители городского микрорайона. Как правило, это те микрорайоны, которые достаточно автономны и ощущают свою «отдельность» от остального города. А на нижней ступени располагаются так называемые «кузьмичи» или неорганизованные фанаты, не принадлежащие к фан-группам, но участвующие в деятельности фан-движения. Отношение к ним со стороны членов фан-групп отражает чувство превосходства. Но таких фанатов подавляющее большинство в любом фан-движении. Эти фанаты пользуются обычной клубной символикой, находящейся в открытой продаже. Обычно они менее активны, чем фанаты, вступившие в группировки. У них нет никаких жестких обязательств относительно того, какие выезды и когда совершать, как поступать в тех или иных ситуациях. В тоже время они наиболее уязвимы, в разных конфликтных ситуациях, например, во время выезда, когда они не могут рассчитывать на поддержку своей группы. В результате молодые фанаты почти всегда становятся жертвами «дедовщины» со стороны некоторых фанатов из группировок, как правило, hooligan’s. Правда, обычно это ограничивается сбором определенной денежной «дани». Рассмотрев вопрос иерархии членов разных фан-групп в фан-движении, следует затронуть вопрос о том, что собой представляют фан-группы, и как они функционируют.

Фан-группа обычно состоит из 20-30 человек, объединенных по принципу территориальной близости. Однако это отнюдь не исключает того, что в данной фан-группе может оказаться человек, живущий, например, на другом краю города. Для того чтобы попасть в фан-группу, необходимо получить рекомендацию от одного или двух (в разных группировках по-разному) членов группировки или фанатов, пользующихся авторитетом в фан-движении, но не являющихся членами данной группировки. Потом тебя и других новичков просматривают в «деле», а после этого могут взять в состав банды.

Большинство фан-групп имеют свой устав, частично регламентирующий действия фаната. Обычно уставом предписывается то, какое количество выездов в другие города должен совершить фанат, принадлежащий данной группировке. Иногда выезды подразделяются на «ближние» и «дальние», в таких случаях предписывается минимально обязательное количество «дальних» выездов. Как правило, за каждым фанатом в группировке закрепляется своя социальная роль, так чтобы осуществлялись все необходимые для существования и развития группировки функции: организаторская, информационная, управление финансами группировки и т.д. Иногда это принимает комические формы, когда выдумываются совершенно нелепые функции только для того, чтобы каждому участнику было чем заняться.

Периодически устраиваются собрания членов группировки для обсуждения каких-либо актуальных вопросов, стоящих перед данной группой или всем фан-движением. В некоторых группировках существует практика регулярных членских взносов, в других же постоянных выплат не существует, деньги собираются под целевые проекты: заказать для группировки специальную атрибутику, сделать транспарант и т.д. Таким образом, фан-группа — это достаточно автономное образование внутри фан-движения и многие люди приходят не столько в фан-движение, сколько именно в фан-группу. Существует даже такая фанатская байка, что однажды к старому фанату пришел человек и говорит, что он с приятелями хочет создать фан-группу. На вопрос фаната, сколько же их человек, он отвечает, что около 20, правда, 15 из них не знают футбольных правил и футболом, в общем-то, не интересуются. Это, конечно, всего лишь байка, но она имеет под собой определенные основания. Действительно, одно время существовала заметная тенденция, что к фанатам пыталась прибиться обыкновенная городская шпана, которую прельщала возможность выйти на «качественно новый» уровень, формально став фанатом, реально не меняя своих привычек. Правда, такие люди либо отсеивались, либо действительно меняли свои привычки. Но чаще таких людей гнали подальше от своей Фан-группы, т.к. такие люди сегодня бьются за тебя, а завтра перейдут в стан врага.

История фанатизма

В СССР первые футбольные фанаты появились в начале 1970-х. От обычных болельщиков они отличались только более организованной поддержкой своих команд, например «кричалками». Чуть позже появилась атрибутика — полосатые шарфы, шапки, флаги. «Пионером» советского фанатизма стал московский «Спартак». Принято считать, что «спартаковское» движение существует с 1972 года — именно тогда на трибуне в первый раз появился человек с красно-белым шарфом. «Армейское» и «динамовское» движения чуть моложе — они существуют с 1976 года, хотя иногда называют и другие даты. Сейчас все эти цифры трудно проверить, ведь тогда никто тогда не задумывался о том, чтобы как-то зафиксировать появление фанатов. У некоторых клубов свои методы отсчета. Например, у питерского «Зенита» точной датой начала движения принято считать первый массовый организованный выезд на матч в Москву, хотя фанаты на трибунах появились раньше и единичные выезды были и до этого.[3]

Фанатское движение быстро превратилось в неформальное объединение молодежи в противовес формальному ВЛКСМ. Под воздействием идеологии нового западного течения у молодых людей развивается повышенная физическая, психофизиологическая и психическая активация, которая приходит на смену подавлению и типологии подчинения. Однако, типология подчинения уже сформирована фан-течением, и российские болельщики перешли из одной формы социальной организации в другую.

В любом спорте (либо виде деятельности) соперничество имеет главенствующее значение для самореализации личности. В результате развития в фанатском движении образована собственная иерархия. Можно провести аналогию с финансовой пирамидой: кто пришел первый и организовал работу системы, тот распоряжается банком. Фанаты, стоявшие у истоков групп, разделились на «правых» и «левых». Критерии, по которым фаната считали «правым» или «левым», в разных движениях отличались в незначительной степени, однако привилегированное положение занимал только «правый» фанат. Авторитет «правого» необходимо было заслужить конкретными поступками на стадионе, в драке и на выезде. Внутри одного движения при разделении на «правых» и «левых» имела место так называемая «дедовщина»: авторитетные — «правые» — фанаты требовали с «левых» денег на водку, издевались над ними. Бывалые фанаты рассказывают, что особенно ожесточенно дедовщина проявлялась во время выездов, поэтому молодые фанаты, не сделавшие еще положенных десять выездов, старались не попасть в один вагон с «правыми».

Сегодня лидерство в среде фанатов зависит от числа совершенных «выездов». Существует специальная иерархия выездов — чем дальше, тем почетнее — кроме того, существуют еще всякие «двойники», «тройники» (выезд в 2 или 3 города подряд без заезда домой). Если на выезд едет мало фанатов, то это также повышает их авторитет.[3]

Коллективные действия

Коллективных действия футбольных фанатов настолько разнообразны, что описать их все в этой статье достаточно затруднительно. Вполне уверенно можно говорить о том, что это ключевой компонент всей фанатской субкультуры. Сленг и атрибутика служат лишь вспомогательным средством для осуществления действия. Выполнение определенного набора действий – главное и необходимое условие для того, чтобы человек мог считать себя принадлежащим к фан-движению. Прежде всего, это «выезды». Если фанат перестает ездить вместе в командой в другие города, он перестает быть фанатом и каким бы интенсивным не было бы его домашних матчей – это не оправдание. Также фанат должен уметь совершать коллективное действия, популярные в фан-движении. Разумеется, не существует какой-либо «школы», тренеровок и чего-либо подобного, где фанаты тренеруют выполнение коллективных действий. И когда наши «профессионалы»- комментаторы заявляют, что фанаты собрались за 2 часа до начала матча на стадионе, чтобы «распеться» или потренировать свое взаимодействие, то это не соответствует действительности. То, что фанаты за час до начала матча начинают осуществлять какие-то действия, связано или с тем, что они поддерживают свою команду, которая вышла на разминку, или им просто стало скучно.
Вообще же, смысл приходить на стадион за час или два до начала матча, во-первых, в том, чтобы иметь возможность встретить команду, приезжающую на стадион. Во-вторых, чтобы в очередной раз продемонстрировать свое отличие от остальных болельщиков. А, в-третьих, в том, что если прийти на ажиотажный матч, например, «Зенит» — «Спартак» на фан-сектор стадиона даже за час, можно просто не попасть на стадион. Фанаты – мастера проходить на стадионы «на халяву», а вместимость фан-секторов стадиона значительно меньше числа желающих на нем побывать. Коллективные действия отрабатываются непосредственно во время матчей. Обычно репертуар действий ограничен, поэтому фанаты, постоянно приходящие на стадион, его быстро разучивают. В то же время когда появляется какая-то новое действие, то это легко заметить, потому что первое время ее выполнение получается не слишком удачно. Действия обычно состоят из определенного набора движений, осуществляемого под ритм, который задается фанатскими песнями или так называемыми «кричалками». Их главное отличие друг от друга — длительность. Песня состоит из нескольких куплетов, положенных на мотив какой-нибудь известной песни. В репертуаре фан-групп, как правило, всего 4-5 настоящие песни. А «кричалка» – это просто один (реже 2-3) куплета, рифмованных ритмом или словами. Их можно разделить на хвалебные (в адрес своей команды, какому-либо ее игроку в отдельности или тренеру) и ругательные (в адрес судьи, команды-противника и т.д.).

В отличие от России на Западе просто не умеют, что-то кричать, они всем стадионом поют! У англичан нет кричалок из 2-3 куплетов, которые сначала орет (именно орет, как это происходит на наших стадионах) один сектор, а потом другой(чаше бывает, что один сектор «заводит» одно, а соседний другое). Там все настолько слажено, что наши приезжая в Европу сильно удивляются, как 20-30 тысяч человек поет(!) одну песню, ни кто не лезет в перед и ни кто не отстает. Конечно, некоторые песни не очень понятны русскому уху. Например в Англии популярно петь счет в матче (назло приезжим болельщикам) или у фанатов лондонского Челси гимном фанатов является песня с названием «Blue Boys» (голубые парни, голубой — цвета команды). Вообще, с футбольным фанатизмом связан определенный стиль жизни, привлекательность которого оказывается для многих одним из главных стимулов к вступлению в фан-движение. Наиболее ярко этот стиль жизни проявляется во время поездок в другие города.

Вот некоторые песни фанатов одной известной команды:

Гимн

Ничего на свете лучше нету

Чем бродить бомжам по белу свету.

Нам бы видеть двери гастронома

И ДИНАМО в ранге ЧЕМПИОНА !!!

 

Мы свое призванье не забудем,

За ДИНАМО фанатеть мы будем.

Нам ни водка, ни чужие жены

Не заменят сектор стадиона.

 

Наш ковер — футбольная поляна,

Наши стены — стадион Динамо,

Наша крыша едет год от года,

И в крезе всегда полно народа.

 

И мы верим свято и упрямо

В наш московский СУПЕРКЛУБ ДИНАМО,

В то, что знамя БЕЛО-ГОЛУБОЕ

Будет развиваться над Землею!!!
***

Мы в такие шагали дали,

Что не очень то и дойдешь.

Мясников по Москве гоняли

Невзирая на снег и дождь.

Мы в руках у ментов не плачем,

В КПЗ почти не сидим —

Мы динамовские фанаты

Цвета белого с голубым.

Мы динамовские фанаты

Цвета белого с голубым.

 

Говорят, что в последнее время

Бело-синих пропал и след,

Что почти по всей Ярославке

Бело-синих в помине нет.

Говорят, на далекий остров

Подались они навсегда

Только я заявляю прямо —

Это полная ерунда.

Только я заявляю прямо —

Это полная ерунда.

 

Бело-синих не стало меньше,

Просто в гвалте последних мод

Слишком многие позабыли

О походах былых времен.

И они поснимали розы,

И укрылись в домах своих —

И вот теперь почти невозможно

С ними встретиться на пути.

И вот теперь почти невозможно

С ними встретиться на пути.

 

Но однажды все будет иначе —

Мы вернемся на горе врагов.

На трибунах заплещет море

Бело-синих родных цветов

Мы приедем в ваш жалкий город

За победой не раз и не два —

Мы охотники за удачей,

Мы фанаты Динамо Москва.

Мы охотники за удачей,

Мы фанаты Динамо Москва.

Мы-мы-мы-мы охотн




cyberpedia.su

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о