Футболист юрий морозов – Отец всех зенитовских побед. Ко дню рождения Юрия Морозова — СБГ-блог — Блоги

Новости

Содержание

Морозов Юрий Андреевич Википедия

Ю́рий Андре́евич Моро́зов (13 мая 1934, Синявино, Ленинградская область — 15 февраля 2005, Санкт-Петербург) — советский футболист и российский футбольный тренер. Заслуженный тренер СССР (1989).

Биография

Родился в 1934 году в посёлке Синявино Мгинского района[1]Ленинградской области. Начал играть в 1948 году в Ленинграде в футбольной школе гороно.

В «Зените» (Ленинград) — 1954, 1957—58 (по май), «Адмиралтейце» (Ленинград) — 1958 (с июня) — 61, «Динамо» (Ленинград) — 1962—64.

В чемпионатах СССР 153 матча, 9 голов («Адмиралтеец» — 70, 5; «Динамо» — 68, 3; «Зенит» — 15, 1).

Капитан «Адмиралтейца» и «Динамо». Физически сильный, трудолюбивый, смелый в единоборствах футболист.

Во 2-й сборной СССР — 1960.

В середине 1977 года инкогнито возглавил ленинградское «Динамо».[2] Главный тренер (1978—82, 1991—92, по март) и спортивный директор «Зенита» (Ленинград) — с 1995, главный тренер «Динамо» (Киев) — 1983, ЦСКА — 1984—87. Тренер сборной СССР — 1974—76 (по июль), 1983, 1986 (с мая) — 90 (по июнь). Главный тренер сборной Ирака — 1990 (июль—октябрь), «Шарджа» (ОАЭ) — 1992 (с мая), тренер сборной и главный тренер олимпийской сборной Кувейта — 1994. Тренер школы «Зенита» — 1965, старший преподаватель и доцент кафедры футбола ГДОИФКа им. П. Ф. Лесгафта — 1970—73, гостренер Спорткомитета СССР по Ленинграду — 1976 (с августа)—77. Под руководством Морозова «Зенит» (Ленинград) стал 3-м призёром чемпионата СССР 1980 года (впервые в своей истории).

В 1986 ведомый им ЦСКА выиграл турнир первой лиги и вышел в высшую. При участии Морозова сборная СССР была 2-м призёром ЧЕ-88, 3-м призёром ОИ-76, выступала на ЧМ-86 и ЧМ-90.

В командах Морозова впервые заявили о себе Владимир Клементьев, Николай Ларионов, Михаил Бирюков, Юрий Желудков, Юрий Герасимов, Алексей Степанов, Валерий Брошин, Владимир Долгополов, Андрей Аршавин, Александр Кержаков, Павел Яковенко, Олег Кузнецов, Дмитрий Кузнецов, Андрей Мох, Андрей Афанасьев, Владимир Татарчук, Сергей Колотовкин, Игорь Корнеев, Вячеслав Малафеев, Владимир Быстров, Игорь Денисов.

Многолетний соратник и последователь Валерия Лобановского. Учитель Павла Садырина. Один из лучших специалистов в советском футболе по организации учебно-тренировочного процесса, использованию достижений спортивной науки в подготовке футболистов. Жёсткий и требовательный, умел подобрать в команду и довести до высоких кондиций молодых футболистов, но решение больших турнирных задач ему не всегда удавалось.

Ушёл из жизни 15 февраля 2005 года. Похоронен на Сестрорецком кладбище.

Достижения

В качестве игрока

  • В высшей лиге чемпионатов СССР провёл 153 матча, забил 9 голов («Адмиралтеец» — 70, 5; «Динамо» — 68, 3; «Зенит» — 15, 1).

В качестве тренера

В «Зените»
В ЦСКА

Тренерская статистика

Прозвища

Болельщиками «Зенита» Ю. А. Морозову за тренерские заслуги были даны уважительные прозвища Дед и Отец всех наших побед (ОВНП).[источник не указан 2808 дней]

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Морозов, Юрий Андреевич — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ю́рий Андре́евич Моро́зов (13 мая 1934, Синявино, Ленинградская область — 15 февраля 2005, Санкт-Петербург) — советский футболист и российский футбольный тренер. Заслуженный тренер СССР (1989).

Биография

Родился в 1934 году в посёлке Синявино Мгинского района[1]Ленинградской области. Начал играть в 1948 году в Ленинграде в футбольной школе гороно.

В «Зените» (Ленинград) — 1954, 1957—58 (по май), «Адмиралтейце» (Ленинград) — 1958 (с июня) — 61, «Динамо» (Ленинград) — 1962—64.

В чемпионатах СССР 153 матча, 9 голов («Адмиралтеец» — 70, 5; «Динамо» — 68, 3; «Зенит» — 15, 1).

Капитан «Адмиралтейца» и «Динамо». Физически сильный, трудолюбивый, смелый в единоборствах футболист.

Во 2-й сборной СССР — 1960.

В середине 1977 года инкогнито возглавил ленинградское «Динамо».[2] Главный тренер (1978—82, 1991—92, по март) и спортивный директор «Зенита» (Ленинград) — с 1995, главный тренер «Динамо» (Киев) — 1983, ЦСКА — 1984—87. Тренер сборной СССР — 1974—76 (по июль), 1983, 1986 (с мая) — 90 (по июнь). Главный тренер сборной Ирака — 1990 (июль—октябрь), «Шарджа» (ОАЭ) — 1992 (с мая), тренер сборной и главный тренер олимпийской сборной Кувейта — 1994. Тренер школы «Зенита» — 1965, старший преподаватель и доцент кафедры футбола ГДОИФКа им. П. Ф. Лесгафта — 1970—73, гостренер Спорткомитета СССР по Ленинграду — 1976 (с августа)—77. Под руководством Морозова «Зенит» (Ленинград) стал 3-м призёром чемпионата СССР 1980 года (впервые в своей истории).

В 1986 ведомый им ЦСКА выиграл турнир первой лиги и вышел в высшую. При участии Морозова сборная СССР была 2-м призёром ЧЕ-88, 3-м призёром ОИ-76, выступала на ЧМ-86 и ЧМ-90.

В командах Морозова впервые заявили о себе Владимир Клементьев, Николай Ларионов, Михаил Бирюков, Юрий Желудков, Юрий Герасимов, Алексей Степанов, Валерий Брошин, Владимир Долгополов, Андрей Аршавин, Александр Кержаков, Павел Яковенко, Олег Кузнецов, Дмитрий Кузнецов, Андрей Мох, Андрей Афанасьев, Владимир Татарчук, Сергей Колотовкин, Игорь Корнеев, Вячеслав Малафеев, Владимир Быстров, Игорь Денисов.

Многолетний соратник и последователь Валерия Лобановского. Учитель Павла Садырина. Один из лучших специалистов в советском футболе по организации учебно-тренировочного процесса, использованию достижений спортивной науки в подготовке футболистов. Жёсткий и требовательный, умел подобрать в команду и довести до высоких кондиций молодых футболистов, но решение больших турнирных задач ему не всегда удавалось.

Ушёл из жизни 15 февраля 2005 года. Похоронен на Сестрорецком кладбище.

Видео по теме

Достижения

В качестве игрока

  • В высшей лиге чемпионатов СССР провёл 153 матча, забил 9 голов («Адмиралтеец» — 70, 5; «Динамо» — 68, 3; «Зенит» — 15, 1).

В качестве тренера

В «Зените»
В ЦСКА

Тренерская статистика

Прозвища

Болельщиками «Зенита» Ю. А. Морозову за тренерские заслуги были даны уважительные прозвища Дед и Отец всех наших побед (ОВНП).[источник не указан 2804 дня]

Примечания

Ссылки

www.wikipedia.green

Морозов, Юрий Андреевич — это… Что такое Морозов, Юрий Андреевич?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Морозов.

Ю́рий Андре́евич Моро́зов (13 мая 1934, Синявино, Мгинский район, Ленинградская область, РСФСР, СССР — 15 февраля 2005, Санкт-Петербург, Россия) — советский футболист и российский футбольный тренер. Заслуженный тренер СССР (1989).

Биография

Родился в 1934 году в посёлке Синявино Мгинского района[1]Ленинградской области. Начал играть в 1948 году в Ленинграде в футбольной школе гороно.

В «Зените» (Ленинград) — 1954, 1957—58 (по май), «Адмиралтейце» (Ленинград) — 1958 (с июня) — 61, «Динамо» (Ленинград) — 1962—64.

В чемпионатах СССР 153 матча, 9 голов («Адмиралтеец» — 70, 5; «Динамо» — 68, 3; «Зенит» — 15, 1).

Капитан «Адмиралтейца» и «Динамо». Физически сильный, трудолюбивый, смелый в единоборствах футболист.

Во 2-й сборной СССР — 1960.

Главный тренер (1978—82, 1991—92, по март) и спортивный директор «Зенита» (Ленинград) — с 1995, главный тренер «Динамо» (Киев) — 1983, ЦСКА — 1984—87. Тренер сборной СССР — 1974—76 (по июль), 1983, 1986 (с мая) — 90 (по июнь). Главный тренер сборной Ирака — 1990 (июль—октябрь), «Шарджа» (ОАЭ) — 1992 (с мая), тренер сборной и главный тренер олимпийской сборной Кувейта — 1994. Тренер школы «Зенита» — 1965, старший преподаватель и доцент кафедры футбола ГДОИФКа им. П. Ф. Лесгафта — 1970—73, гостренер Спорткомитета СССР по Ленинграду — 1976 (с августа)—77. Под руководством Морозова «Зенит» (Ленинград) стал 3-м призёром чемпионата СССР 1980 года (впервые в своей истории).

В 1986 ведомый им ЦСКА выиграл турнир первой лиги и вышел в высшую. При участии Морозова сборная СССР была 2-м призёром ЧЕ-88, 3-м призёром ОИ-76, выступала на ЧМ-86 и ЧМ-90.

В командах Морозова впервые заявили о себе Владимир Клементьев, Николай Ларионов, Михаил Бирюков, Юрий Желудков, Юрий Герасимов, Алексей Степанов, Валерий Брошин, Владимир Долгополов, Андрей Аршавин, Александр Кержаков, Павел Яковенко, Олег Кузнецов, Дмитрий Кузнецов, Андрей Мох, Андрей Афанасьев, Владимир Татарчук, Сергей Колотовкин, Игорь Корнеев, Вячеслав Малафеев, Владимир Быстров, Игорь Денисов.

Многолетний соратник и последователь Валерия Лобановского. Учитель Павла Садырина. Один из лучших специалистов в советском футболе по организации учебно-тренировочного процесса, использованию достижений спортивной науки в подготовке футболистов. Жёсткий и требовательный, умел подобрать в команду и довести до высоких кондиций молодых футболистов, но решение больших турнирных задач ему не всегда удавалось.

Ушёл из жизни 15 февраля 2005 года. Похоронен на Сестрорецком кладбище.

Достижения

В качестве игрока

  • В высшей лиге чемпионатов СССР провёл 153 матча, забил 9 голов («Адмиралтеец» — 70, 5; «Динамо» — 68, 3; «Зенит» — 15, 1).

В качестве тренера

В «Зените»
В ЦСКА

Прозвища

Болельщиками «Зенита» Ю. А. Морозову за тренерские заслуги были даны уважительные прозвища Дед и Отец всех наших побед (ОВНП).[источник не указан 669 дней]

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Морозов, Юрий Андреевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Морозов.

Ю́рий Андре́евич Моро́зов (13 мая 1934, Синявино, Мгинский район, Ленинградская область, РСФСР, СССР — 15 февраля 2005, Санкт-Петербург, Россия) — советский футболист и российский футбольный тренер. Заслуженный тренер СССР (1989).

Биография

Родился в 1934 году в посёлке Синявино Мгинского района[1]Ленинградской области. Начал играть в 1948 году в Ленинграде в футбольной школе гороно.

В «Зените» (Ленинград) — 1954, 1957—58 (по май), «Адмиралтейце» (Ленинград) — 1958 (с июня) — 61, «Динамо» (Ленинград) — 1962—64.

В чемпионатах СССР 153 матча, 9 голов («Адмиралтеец» — 70, 5; «Динамо» — 68, 3; «Зенит» — 15, 1).

Капитан «Адмиралтейца» и «Динамо». Физически сильный, трудолюбивый, смелый в единоборствах футболист.

Во 2-й сборной СССР — 1960.

Главный тренер (1978—82, 1991—92, по март) и спортивный директор «Зенита» (Ленинград) — с 1995, главный тренер «Динамо» (Киев) — 1983, ЦСКА — 1984—87. Тренер сборной СССР — 1974—76 (по июль), 1983, 1986 (с мая) — 90 (по июнь). Главный тренер сборной Ирака — 1990 (июль—октябрь), «Шарджа» (ОАЭ) — 1992 (с мая), тренер сборной и главный тренер олимпийской сборной Кувейта — 1994. Тренер школы «Зенита» — 1965, старший преподаватель и доцент кафедры футбола ГДОИФКа им. П. Ф. Лесгафта — 1970—73, гостренер Спорткомитета СССР по Ленинграду — 1976 (с августа)—77. Под руководством Морозова «Зенит» (Ленинград) стал 3-м призёром чемпионата СССР 1980 года (впервые в своей истории).

В 1986 ведомый им ЦСКА выиграл турнир первой лиги и вышел в высшую. При участии Морозова сборная СССР была 2-м призёром ЧЕ-88, 3-м призёром ОИ-76, выступала на ЧМ-86 и ЧМ-90.

В командах Морозова впервые заявили о себе Владимир Клементьев, Николай Ларионов, Михаил Бирюков, Юрий Желудков, Юрий Герасимов, Алексей Степанов, Валерий Брошин, Владимир Долгополов, Андрей Аршавин, Александр Кержаков, Павел Яковенко, Олег Кузнецов, Дмитрий Кузнецов, Андрей Мох, Андрей Афанасьев, Владимир Татарчук, Сергей Колотовкин, Игорь Корнеев, Вячеслав Малафеев, Владимир Быстров, Игорь Денисов.

Многолетний соратник и последователь Валерия Лобановского. Учитель Павла Садырина. Один из лучших специалистов в советском футболе по организации учебно-тренировочного процесса, использованию достижений спортивной науки в подготовке футболистов. Жёсткий и требовательный, умел подобрать в команду и довести до высоких кондиций молодых футболистов, но решение больших турнирных задач ему не всегда удавалось.

Ушёл из жизни 15 февраля 2005 года. Похоронен на Сестрорецком кладбище.

Достижения

В качестве игрока

  • В высшей лиге чемпионатов СССР провёл 153 матча, забил 9 голов («Адмиралтеец» — 70, 5; «Динамо» — 68, 3; «Зенит» — 15, 1).

В качестве тренера

В «Зените»
В ЦСКА

Тренерская статистика

Прозвища

Болельщиками «Зенита» Ю. А. Морозову за тренерские заслуги были даны уважительные прозвища Дед и Отец всех наших побед (ОВНП).К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2808 дней]

Напишите отзыв о статье «Морозов, Юрий Андреевич»

Примечания

  1. Ныне посёлок Синявино находится в Кировском районе Ленинградской области
  2. [www.sport-express.ru/newspaper/2000-04-26/1_5/ «ЗЕНИТ» ВОЗГЛАВИЛ 65-летний Юрий МОРОЗОВ]
  3. [www.sport-express.ru/newspaper/2000-06-01/1_5/ ГЛАВНЫМ ТРЕНЕРОМ «ЗЕНИТА» СТАЛ Юрий МОРОЗОВ]
  4. [www.sport-express.ru/newspaper/2002-07-06/1_3/ МОРОЗОВ ПОКИНУЛ ПОСТ ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА «ЗЕНИТА»]

Ссылки

  • [www.pfc-cska.com/content.php?id=74&lg=ru История ПФК ЦСКА. Вниз по лестнице, ведущей вверх. 1984—1988]
  • [www.5-tv.ru/programs/broadcast/502735/ Культурный слой. Юрий Морозов]
  • [zenit-history.ru/sezony/57-igroki-m/364-morozov-yurij-andreevich Профиль на сайте zenit-history.ru]
  • [zenit-history.ru/statistika/222-main-coaches/1000-vse-trenery Тренерская статистика в Зените]

Отрывок, характеризующий Морозов, Юрий Андреевич

«Как легко, как мало усилия нужно, чтобы сделать так много добра, думал Пьер, и как мало мы об этом заботимся!»
Он счастлив был выказываемой ему благодарностью, но стыдился, принимая ее. Эта благодарность напоминала ему, на сколько он еще больше бы был в состоянии сделать для этих простых, добрых людей.
Главноуправляющий, весьма глупый и хитрый человек, совершенно понимая умного и наивного графа, и играя им, как игрушкой, увидав действие, произведенное на Пьера приготовленными приемами, решительнее обратился к нему с доводами о невозможности и, главное, ненужности освобождения крестьян, которые и без того были совершенно счастливы.
Пьер втайне своей души соглашался с управляющим в том, что трудно было представить себе людей, более счастливых, и что Бог знает, что ожидало их на воле; но Пьер, хотя и неохотно, настаивал на том, что он считал справедливым. Управляющий обещал употребить все силы для исполнения воли графа, ясно понимая, что граф никогда не будет в состоянии поверить его не только в том, употреблены ли все меры для продажи лесов и имений, для выкупа из Совета, но и никогда вероятно не спросит и не узнает о том, как построенные здания стоят пустыми и крестьяне продолжают давать работой и деньгами всё то, что они дают у других, т. е. всё, что они могут давать.

В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.

Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.

Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.

Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.

– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.

– Гость, – отвечал Антон.

– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.

– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.

При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.

– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.

– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.

– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?

– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…

Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.

– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, – но князь Андрей перебил его:

– Да что про меня говорить…. расскажи же, расскажи про свое путешествие, про всё, что ты там наделал в своих именьях?

Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.

Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.

– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.

– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.

Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:

– Я вам расскажу когда нибудь, как это всё случилось. Но вы знаете, что всё это кончено и навсегда.

– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.

– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?

– Да, ты прошел и через это.

– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.

– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.

– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…

– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.

– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.

– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.

– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.

– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c’est le remord et la maladie. II n’est de bien que l’absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.

wiki-org.ru

История «Зенита» — Морозов Юрий Андреевич

Морозов Юрий Андреевич

 

Годы жизни: 13.05.1934 — 15.02.2005

Место рождения:
 Синявино (Ленинградская область)Достижения с «Зенитом»:
Бронзовый призер чемпионата СССР (1980)
Бронзовый призер чемпионата России (2001)
финалист Кубка Интертото (2000)
финалист Кубка России (2002)

Карьера главного тренера: 
«Зенит» (1977-1982, 1991, 2000-2002)
«Динамо» Киев (1983)
ЦСКА Москва (1984-1987)
«Петротрест» Санкт-Петербург (2003)

 

















СезоныВсегоЧемпионат СССР/РоссииКубок СССР/РоссииЕврокубки
ИВНПМОИВНПМОИВНПМОИВНПМО
197741126-537,541126-537,500000-00,000000-00,0
19783610121436-5144,430981331-4643,361415-550,000000-00,0
19793913101643-5046,1341191441-4545,552122-550,000000-00,0
1980391713956-4560,2341610851-4261,751315-350,000000-00,0
19814212111953-6041,6349101533-4341,1631218-1158,320022-60,0
19823914111452-4450,0341291344-4148,552218-360,000000-00,0
1991 (ПД)4311141846-5341,84211141744-5042,810012-30,000000-00,0
200034179853-3063,225118635-2160,010011-20,0861117-781,2
200132188658-3768,730168652-3566,622006-2100,000000-00,0
20021583417-1363,31263315-1162,532012-266,600000-00,0
Всего32312192110420-38851,72791028097352-33950,83413111049-3654,41061319-1365,0
                         
«И» — игры, «В» — победы, «Н» — ничьи, «П» — поражения, «М» — голы
«О» — процент набранных очков (исходя из расчета 2 очка за победу)

 

www.zenit-history.ru

Отец всех зенитовских побед. Ко дню рождения Юрия Морозова — СБГ-блог — Блоги

13 мая Юрию Андреевичу Морозову исполнилось бы 82 года.

«Зенит» для Петербурга – не простой родной футбольный клуб. Стрелка «Зенита» — такой же бренд всего города, как Дворцовая площадь или разведенные мосты. Тренерский штаб команды еще с союзных времен находился под острыми взглядами требовательных ленинградских болельщиков. И именно Юрий Андреевич Морозов сумел стать самым любимым и уважаемым наставником главной команды города. Наставником, который сам не пожинал плоды своей работы: титулы за него выигрывали другие. Морозов строил фундамент команд, которые в будущем становились чемпионами. Перед триумфами, в силу разных обстоятельств, тренер уходил. Уходил тренером, ставшим благодаря своему авторитарному характеру настоящим футбольным отцом для игроков. Для болельщиков – дедом. Это прозвище появилось у Морозова в конце девяностых, в последний приход в «Зенит». Но в начале 50-х до этого момента было бесконечно далеко.

После войны каждый второй юный ленинградец после школы шел или на военный завод, или в один из институтов, где готовили военных инженеров. Юный Юрий Морозов, поступает на физико-химический факультет Технологического института. Параллельно новоиспеченный студент продолжает играть в футбол. Со студенческой скамьи попасть в команду профессионалов было почти невозможно, но уроженец Синявино такого слова просто не знал. Морозова. При этом Юрий очень поздно пришел в футбол – в 15 лет. Конечно, это было следствием войны: отец будущего тренера «Зенита» был одним из руководителей на торфоразработках и с первых дней войны ушёл на фронт, а мать с двумя сыновьями на руках — семилетним Юрой и четырёхлетним Олегом в самый последний момент выскочить за пределы блокадного кольца. Потом они долго на перекладных добирались до Фрунзе, где жили родители матери.

Тем не менее, в 1954 году Морозова пригласили в «Зенит». Вадим Храповицкий, пришедший в команду через три года, вспоминал, что Юрий выделялся своей нечеловеческим трудолюбием. Трудолюбие Морозова проявлялось не только на футбольном поле. В те годы совмещать профессиональную игру в футбол с учебой в одном из лучших учебных заведений города было сложно. Некоторые однокурсники Юрия либо совсем бросали учебу, либо переводились в спортивный институт имени Лесгафта. Морозов же сумел не только закончить Техноложку, но и поступить в аспирантуру. Диссертацию футболист написал точно в срок, но защищаться не стал: откровенно заявил начальству, что видит себя только в футболе. Забрал документы и поступил в аспирантуру Физкультурного института имени Лесгафта. Впоследствии там и прошла защита аспиранта Морозова.

В 58-м Морозов покидает «Зенит» и переходит в другую ленинградскую команду – «Адмиралтеец». Новая команда Юрия проводила свои матчи на стадионе имени Кирова и нередко собирала аншлаги. Морозов довольно быстро заслужил капитанскую повязку, но уже в 62-м уходит из «Адмиралтейца» и пополняет состав местного «Динамо», в составе которого и заканчивает игровую карьеру в 1964-м.

После завершения карьеры Морозов идет работать в институт имени Лесгафта. Защитив дессертацию на тему «Предыгровая разминка как форма готовности футболиста к игре», Юрий стал тренировать институтскую команду и воплощать свою теоретические идеи в жизнь.

Морозов стал не первым тренером в Ленинграде, который пытался применить к футболу научный подход. Первопроходцем стал тренер послевоенного «Зенита» Николай Люкшинов, организовавший в середине 60-х кафедру футбола в институте Лесгафта. На этой кафедре были впервые сделаны попытки проследить зависимость между тренировочным процессом и игрой, там впервые начали вести статистику технико-тактических действий. Однако на практике эти методы стал применять первым именно Морозов. Весь тренировочный процесс был строго рассчитан – сколько необходимо пробежать, сколько прыгать, на какой ноге и на какую высоту. Молва о молодом тренере-экспериментаторе быстро разошлась по всему Ленинграду.

В начале 70-х  Морозов вошел в научную бригаду, созданную в «Зените», а в 72-м на одном из сборов команды уже Юрий Андреевич знакомится с Константином Бесковым, тренировавшим тогда национальную сборную. Именно у Бескова в 1974-м году Морозов начнет профессиональную тренерскую карьеру.  

Инициатором вступления в тренерский штаб сборной выступил сам Морозов. Герман Зонин позже вспоминал, что однажды Бесков, с которым у него были прекрасные отношения, спросил: «Герман, вот ко мне просится  в помощники Морозов Юра, как ты думаешь?». Зонин ответил: «Константин Иванович, берите, парень умный. Он подходит к тренировке с научной точки зрения, он вам поможет во всем». 

Следующим тренером сборной становится еще не очень известный в то время Валерий Лобановский. Тренеру «Динамо» и Морозову было суждено стать друзьями на всю жизнь. Познакомились два молодых специалиста в Голландии перед чемпионатом мира-1974. Морозов и Лобановский проходили стажировку на базе голландской сборной, делили одну комнату и бесконечно спорили о футболе. Они оба закончили технические институты и смотрели на спорт сквозь науку. Только вот игровая философия у двух тренеров не совпала.

Киевское «Динамо» обладало хорошим составом, позволяющим контролировать мяч, а при возможности сушить игру. Не зря Лобановскому принадлежит высказывание о «победе дома, ничье на выезде». Морозов из поездки в Голландию вынес другие ценности, и стал их применять уже в 78-м, когда ему доверили встать у руля «Зенита». «Зенит» конца 70-х – середняк без особых претензий на высокие места. Состав состоял в основном из иногородних футболистов, а сама игра была нестабильна, что не могло привлечь большого количества болельщиков. Приход Морозова изменил все. 

В то время Ленинград как никогда осознавал свою вторичность по отношению к столице. В городе на Неве родился своеобразный бунт периферии. В 71-м бронзу хоккейного чемпионата СССР взял СКА, в 75-м медали завоевал баскетбольный «Автомобилист», а баскетбольный «Спартак» во главе с Владимиром Кондрашиным и Александром Беловым и вовсе стал чемпионом страны. Не хватало только успеха «Зенита».

В первые два сезона работы в «Зените» Морозов не произвел значительных изменений: основу команды переполняли приезжие игроки, в большинстве своем с четким футбольным «потолком». Сами результаты ленинградского клуба также не изменились — дважды 10-е место. Поняв, что дальше перспектив нет никаких, Юрий Андреевич взялся за перестройку как состава команды, так и самой игры.

Команду пополнил десяток молодых воспитанников ленинградских футбольных школ: нападающий Юрий Герасимов, полузащитники Юрий Желудков, Валерий Брошин, защитники Алексей Степанов и Владимир Долгополов и другие. Вернулись в «Зенит» полузащитник Николай Ларионов и форвард Владимир Казачёнок, опытный Александр Ткаченко и перспективный Михаил Бирюков составили дуэт вратарей. Чуть позже в команде Морозова закрепились следующая волна молодых ленинградцев: нападающие Борис Чухлов и Сергей Дмитриев, полузащитники Сергей Веденеев и Дмитрий Баранник, защитники Сергей Кузнецов и Геннадий Тимофеев. 

22 ноября 1980 года в СКК имени Ленина «Зенит» обыграл «Кайрат» и впервые в истории стал бронзовым призером чемпионата СССР. Игроки бронзового состава вспоминали, что, в первую очередь, залогом успеха стала высокая требовательность главного тренера. Владимир Казаченок вспоминал, что футболисты любили задавать вопросы о пользе большого количества бега и прыжков и на каждый вопрос Морозов имел научное объяснение, стимулирующее игроков на работу. Кроме упора на физику, в «Зените» начала 80-х было огромное количество тактических занятий. «Я хочу, чтобы если вас ночью разбудил и спросил: «В этой ситуации, что ты будешь делать?», вы бы сразу ответили мне четко», — так Морозов объяснял игрокам необходимость тактического обучения.

Физическая готовность команды позволяла зенитовцам как использовать высокий прессинг, так и убегать в быстрые контратаки. Вернулись на стадион имени Кирова и в СКК и зрители. Домашние матчи «Зенита» проходили с неизменным аншлагом. Ленинградцы ходили посмотреть на финты Казаченка, забеги Брошина, штрафные Желудкова.

Следующий год вышел для основного состава неудачным. Лишь 15-е место. Однако было и светлое пятно: 3-е место в турнире дублеров заняла команда Павла Садырина. В 72-м «Зенит» вновь не поднялся выше середины таблицы – 7-е место. А в конце года из команды ушел Морозов. Из киевского «Динамо» в сборную СССР перебрался Лобановский, а Юрий Андреевич поехал в Киев продолжать дело своего друга.

В «Динамо» у Морозова не получилось совсем: все тоже 7-е место, которое он занимал и с куда более скромным в те годы «Зенитом». Чемпионат выиграл «Днепр», а ленинградская команда под руководством Садырина стала четвертой. В конце сезона Лобановский объявил о возвращении в Киев, а Морозов принял предложение ЦСКА.

Сезон-84 для Морозова и его родного «Зенита» сложился полярно. Ленинградцы, в составе которых играло множество футболистов, введенных в состав Морозовым, впервые в истории стали чемпионами СССР, а ЦСКА стал последним и вылетел в Первую союзную лигу. Там команда пробыла два сезона, вернувшись в элитный дивизион в 1987-м.

Несмотря на то, что побед в «Динамо» и ЦСКА Морозов не добился, в обеих командах тренер раскрыл множество футболистов. В Киеве под руководством Морозова начинали Павел Яковенко, Олег Кузнецов, Василий Евсеев, в ЦСКА – Дмитрий Кузнецов, Владимир Татарчук, Игорь Корнеев, Сергей Колотовкин. 

Пока ЦСКА вставал на ноги в Первой лиге, киевляне выигрывали Кубок обладателей Кубков. Сам Лобановский в своей книге «Бесконечный матч» отмечал, что роль Юрия Андреевича в том триумфе очень велика: «именно он ввел в основной состав некоторых из тех, кто в 86-м дошел до Лиона».

1990-й год. Никита Симонян, Валерий Лобановский и Юрий Морозов во главе сборной СССР.

В 88-м Морозов возвращается в сборную СССР, становясь помощником Лобановского. Вместе они проработали до июня 90-го. Главный тренер по болезни иногда пропускал игры – тогда сборной руководил Морозов. Так произошло в начале 88-го на турнире в Западном Берлине, где сборная СССР победила сборную Аргентины — чемпионов мира во главе с Марадоной. Летом того же года весь Союз ждал крупнейший успех в те времена: серебро Евро-88. За второе место Морозову было присвоено звание заслуженного тренера СССР.

После итальянского чемпионата мира Юрий Андреевич отправился тренировать сборную Ирака, но в связи с американской агрессией в Персидском заливе советский специалист уже через 4 месяца возвратился в Ленинград. 

В начале 1991-го вернулся в вылетевший в первую лигу «Зенит». У команды были огромные проблемы с финансами, город практически не принимал участия в жизни клуба. Если бы не случилось распада СССР, «Зенит» в сезоне-1992 выступал бы не Высшей лиге, а во второй. В марте  Морозов подает в отставку, не согласившись сотрудничать с президентом Владиславом Гусевым, который не сумел самостоятельно решить финансовые проблемы и не убедил городские власти в необходимости помочь клубу.

Однако спустя три года Морозов вновь пришел в «Зенит», на этот раз в новом качестве. В 95-м Юрий Андреевич был назначен спортивным директором клуба, на должности которого проработал два года. В 96-м руководство «Зенита» не продлило контракт с  главным тренером Павлом Садыриным, и вакантный пост был предложен учителю экс-главного тренера – Юрию Морозову. Весь Петербург выступал против ухода Садырина. Юрию Андреевичу даже пришлось звонить Геннадию Орлову, уже тогда освещавшего матчи петербургской команды. «Юрий Андреевич позвонил мне, меня не было дома, он моей жене Наталье сказал: «Передайте Геннадию, что я отказывался быть главным тренером вместо Садырина». Не пошел на место Садырина, на место своего коллеги, на живое место, это, конечно, дорогого стоит», — так вспоминает Геннадий Сергеевич события тех дней.

В конце прошлого века казалось, что именитый специалист уже отошел от тренерской деятельности, сосредоточившись на функционерской работе в Петербургской федерации футбола. Тем удивительнее для всех стало предложение Морозову от нового президента «Зенита» Виталия Мутко – стать вторым тренером главной команды города. Морозов к тому моменту вел переговоры с волгоградским «Ротором», но родному клубу отказать не смог – 65-летний тренер стал помощником 46-летнего Анатолия Давыдова. Давыдов хорошо себя зарекомендовал, в отличном стиле выиграв Кубок России, но стабильности команде не хватало. Начало чемпионата-2000 «Зенит» провалил, и на пост главного тренера был назначен Морозов. 

Третье пришествие тренера Морозова в «Зенит» длилось чуть больше двух лет — с мая 2000-го по июль 2002-го. Искрометная игра, о которой до 2000 года болельщики только мечтали, стала реальностью. Морозов, как и конце 70-х, взял курс на омоложение состава. В команду влилась большая группа питерской молодежи и в 2001-м году «Зенит» завоевал бронзовые медали, впервые за последние четыре сезона потеснив на нем столичные команды.

В 2000-м году «Зенит» покинул лучший бомбардир Александр Панова, и, казалось, что эту потерю восполнить не удастся. Однако уже совсем скоро на «Петровском» зажглись звездочки юных Андрея Аршавина и Александра Кержакова.

Будущий лучший бомбардир в истории «Зенита» и сборной России не мог поразить ворота соперников на протяжении всего первого круга сезона-2001. Лишь в матче 15-го тура против «Спартака» Кержаков забил свой первый мяч на взрослом уровне, осчастливив миллионы петербуржцев. 15 матчей потребовалось Кержакову. Но тренер продолжал верить в молодого нападающего. И был вознагражден.

30 июня 2001 года. Кержаков и Аршавин празднуют дебютный гол Александра в Премьер-лиге.

Вновь, как и во времена советской бронзы, Морозов сделал ставку на физику. Чуть позже Андрей Аршавин отмечал, что за одну предсезонку у Морозова футболисты пробегали больше, чем за все сборы у Властимила Петржелы и Дика Адвоката вместе взятых. Но это дало свои плоды. На краях полузащиты питерцев раз за разом оставляли своих оппонентов в дурах Аршавин и Спивак, форвард-таран Геннадий Попович и быстрый Кержаков составили идеальную для того «Зенита» пару нападающих (7 и 6 забитых мячей за сезон), а в центре поля игрой дирижировал Андрей Кобелев. Рядом с капитаном того «Зенита» уверенно Алексей Катульский, зарекомендовавший себя как исключительный универсал. Денис Угаров, Александр Горшков, Максим Деменко, Борис Горовой – в центре поля у Морозова был широкий выбор исполнителей. Оборона действовала не так надежно, но игра Алексея Игонина и вратаря Вячеслава Малафеева привлекла внимание скаутов московских клубов и тренеров сборной России.

Петербург исторически существовал за счет привлечения талантов со всего света. Морозов делал ставку на своих, как их назовут позже «ребят с нашего двора». В Петербурге, где творили Трезини, Росси, Растрелли, Монферран, привлечь качественных легионеров в футбол у Морозова не получилось. Перед началом чемпионата-2002 «Зенит» пополнили сербы Вьештица, Мудринич и Ранджелович. Задержаться в городе на Неве больше, чем на сезон удалось только защитнику Вьештице. Да и сам Морозов покинул команду уже в середине сезона.

Весной 2002 года у Морозова случился сердечный приступ, он провел две недели в больнице. Перед финалом Кубка против ЦСКА Юрий Андреевич самовольно покинул больницу и отправился на тренерскую скамейку. Морозову казалось, что если он вернется в команду, «Зениту» удастся обыграть ЦСКА, который тогда уже начал превращаться в гранда РФПЛ под руководством Евгения Гинера. Увы, выиграть не удалось – 0:2.

Морозов окончательно покинул «Зенит» в июле 2002. Формулировка «по состоянию здоровья» и перевод в помощники президента Мутко очень не понравился супруге тренера, Галине Дмитриевне, которая в выражениях не стеснялась: «Выперли Юру, выперли. Если б на самом деле о здоровье заботились, разве дали бы пинка под зад?». 

«Зениту» предстояли выезде во Владикавказ и Элисту, и врачи говорили, что Морозов может умереть прямо в самолете. Перед глазами у всех стоял пример верного друга тренера «Зенита» — Валерия Лобановского, прямо во время матча «Динамо» получившего инсульт, а впоследствии скончавшегося в больнице в день рождения Морозова. К моменту ухода Морозова «Зенит» делил третье место со «Спартаком». На финише чемпионата петербуржцы были уже десятыми. Анализируя причины такого выступления бронзового призера-2001, все специалисты отмечали отход уход Морозова как главную причину зенитовского провала.

Почти год Морозов провел дома, не выходя никуда дальше магазина. Последним клубом в карьере и в жизни уже больного Морозова стал «Петротрест». Юрий Андреевич и его помощник чемпион СССР 1984 года Михаил Бирюков приняли команду в феврале 2003 года, и под их руководством «Петротрест» занял 3-е место в зоне «Запад» Второго дивизиона.

Юрий Андреевич Морозов скончался после тяжелой и длительной болезни, на 71-м году жизни, 16 февраля 2005 года. По инициативе болельщиков «Зенита», сразу после похорон тренера, был начат сбор средств на установление мемориального знака на «Петровском». Денег было собрано значительно больше, чем требовалось, поэтому было решено передать оставшиеся деньги семье Морозова для сооружения памятника на его могиле. 13 мая 2005 года, в день рождения тренера, на стадионе установили памятный знак Морозову. Он размещен перед входом в первый сектор и представляет собой гранитную доску с барельефным изображением тренера и надписью «Памяти Юрия Андреевича Морозова. От болельщиков».

В конце сентября 2006 года памятник Юрию Морозову был открыт на его могиле на Сестрорецком кладбище. Той же осенью в Санкт-Петербурге прошел первый юношеский турнир памяти Ю.А. Морозова. В нем приняли участие бывшие клубы тренера — питерские «Зенит» и «Локомотив», киевское «Динамо», московский ЦСКА. Со временем в турнире стали принимать и команды, к которым Юрий Андреевич не имел отношения. Последние два победителя – мадридский «Атлетико» и лиссабонская «Бенфика».

Юрий Морозов не стал с «Зенитом» чемпионом. Но без него не мыслимы ни чемпионство-84, ни успехи клуба в эпоху «Газпрома». Внес свой вклад Юрий Андреевич и в последние успехи национальной сборной. В 88-м  — в качестве помощника Лобановского, а в 2008-м Андрей Аршавин, путь которого в большой футбол начался при Морозове, стал одним из лучших игроков Евро. Также бронзовыми призерами континентального первенства стали Вячеслав Малафеев и Владимир Быстров. Мог им стать и Игорь Денисов, которого Морозов называл «толстозадым» и хотел выгнать из дубля сине-бело-голубых. 

Юрий Андреевич Морозов. Дед. Отец всех зенитовских побед.

Фото: fc-zenit.ru / Вячеслав Евдокимов, Спорт-Экспресс / Александр Федоров, личный архив семьи Морозовых

«СБГ-спасибо» тем, кто подписался на блог и поставил «+».

Последние материалы блога:

Один Халк — воин. «Зенит» остается в чемпионской гонке

Каким должен быть состав сборной России на Евро-2016?

Кавказское похмелье. Как «Зенит» победил «Анжи»

www.sports.ru

МОРОЗОВ Юрий Андреевич (1934-2005)

МОРОЗОВ Юрий Андреевич (1934-2005)

Выдающийся советский футболист и российский футбольный тренер Ю.А. Морозов родился 13 мая 1934 года в поселке Синявино Мгинского (ныне — Кировского) района Ленинградской области. По нынешним меркам в организованный футбол Юрий Морозов пришёл довольно поздно — в пятнадцать лет. И виновата в этом война. Его отец был одним из руководителей на торфоразработках и с первых дней войны ушёл на фронт, а мать с двумя сыновьями на руках — семилетним Юрой и четырёхлетним Олегом, да впопыхах собранным незатейливым скарбом успела в самый последний момент выскочить за пределы блокадного кольца. Потом они долго на перекладных добирались до города Фрунзе (ныне — Бишкек), где жили родители матери.

Спортивную закалку Юрий приобретал, сражаясь со сверстниками в лапту, казаков-разбойников и другие игры на свежем воздухе. В 1945 году отец, вернувшийся с войны, стал учиться в военной академии и перевёз семью в Подмосковье. Сначала жили в Загорске, а чуть позже — в Мытищах. Именно там Юрий впервые ударил по мячу — с носка босиком. «Чуть пальцы не сломал», — вспоминал Юрий Андреевич о своём первом футбольном опыте. Игра пришлась по душе, и вместе с такими же энтузиастами он гонял дотемна мяч на пустырях и улицах, а зимой — в валенках на льду пруда.

В 1948 году после окончания военной академии отец Юрия получил назначение в Ленинград, и семья после долгих лет скитаний вернулась в родные места. Первое жильё получили на Малой Охте, где и продолжились «дворовые университеты» футбола. Осенью 1949 года настырного юнца в одном из дворовых сражений заметил большой энтузиаст футбола, бывший игрок «Зенита», участник блокадного матча Анатолий Васильевич Мишук. Юрий стал играть в команде футбольной школы гороно Калининского района, впервые надев настоящие бутсы и футбольную форму. Год спустя Юрия Морозова пригласил играть за коллектив ЛОМО мэтр юношеского футбола Ленинграда, заслуженный мастер спорта Владимир Аполлонович Кусков. Тогда же молодой игрок впервые был приглашён в юношескую сборную города, вместе с которой стал серебряным призёром юношеского первенства СССР-1952. До конца жизни максималист Морозов считал тот успех провалом, поскольку в последнем матче ленинградцы не по делу проиграли грузинским сверстникам и пропустили на первое место москвичей.

Если во времена становления Пеки Дементьева господствовало мнение, что образование мешает росту мастерства, то в послевоенные годы уже все футболисты стремились получить высшее образование. В федерации футбола Ленинграда работал в ту пору проректор Технологического института Иван Иванович Синдер, который и предложил всей сборной города учиться и играть в «техноложке». Юрий Морозов поступил на самый престижный физико-химический факультет Технологического института, где готовили специалистов в области атомной химии.

Всё было хорошо, однако, когда в 1953 году Морозова впервые пригласили в «Зенит», выяснилось, что «совмещать» учёбу на закрытом факультете с игрой в команде мастеров не получается, и поэтому до 1957 года, когда факультет «рассекретили», Юрий летом играл за дубль «Зенита» (в 1954-м один раз за основу), а зимой учился. Отыграв сезон 1955-1956 года в ФШМ (Ленинград), в 1957 году он впервые поехал на сборы с «Зенитом». В том сезоне Аркадий Иванович Алов ввёл в состав много молодых игроков, в том числе и Морозова, который провёл 15 матчей, забив 1 гол. В 1957-1958 годах Юрий Морозов выступал за «Зенит» вместе со своим младшим братом Олегом, игравшим в центре нападения. Однако с уходом Алова молодой полузащитник перестал попадать в основу и в мае 1958 года перешёл в «Адмиралтеец». В этом клубе Юрий Морозов сыграл за 3 сезона 70 матчей, забив 5 голов, стал мастером спорта, капитаном команды. Капитанскую повязку он надел и во второй сборной Советского Союза в 1960 году.

Вот как характеризовал своего товарища и по Технологическому институту и по «Адмиралтейцу» его многолетний партнёр Анатолий Васильев: «Юрия на футбольном поле отличали, прежде всего, преданность футболу и колоссальная самоотдача. Он настоящий спортсмен, боец, очень самолюбив, всегда и во всём старался быть первым, вёл ребят за собой. И ещё его отличала надёжность. Мы всегда были уверены — не подведёт». В 1962 году место «Адмиралтейца» в высшей лиге по решению ленинградских властей было передано «Динамо», и Юрий Морозов вслед за главным тренером Николаем Люкшиновым и большой группой игроков перебрался в стан бело-голубых, где выступал ещё три сезона (68 игр, 3 забитых мяча), будучи, как и в предыдущем коллективе, капитаном команды. Только в высшей лиге чемпионата СССР Юрий Морозов провёл 153 матча, в которых забил 9 мячей.

В 1959 году окончив Технологический институт имени Ленсовета, Юрий Морозов всю оставшуюся жизнь продолжал учиться и обучать. И на поле и вне его этого футболиста всегда отличала основательность. Заканчивая свою спортивную карьеру, в 1965 году он получил ещё один диплом — выпускника Института физкультуры им. П.Ф. Лесгафта, в котором учился заочно. В 1968 году Морозов окончил аспирантуру Института физкультуры. Затем, защитив кандидатскую диссертацию на тему «Предыгровая разминка как форма формирования готовности футболистов к игре» и получив степень доцента, в течение шести лет преподавал на кафедре футбола и хоккея Института физической культуры имени П.Ф. Лесгафта.

Тренерскую карьеру Ю.А. Морозов начал в 1965 году, поработав некоторое время тренером футбольной школы «Зенита». В 1970 году Юрию Морозову была присвоена степень кандидата педагогических наук, и он приступил к работе старшего преподавателя и доцента кафедры футбола и хоккея Института физической культуры имени П.Ф. Лесгафта. В эти годы Юрия Андреевича почти всегда можно было встретить на любом, даже городском матче, где он на магнитофон наговаривал стенограмму игры. Так в соавторстве с заведующим кафедрой Николаем Люкшиновым рождалась методика записи игровой деятельности, получившая сейчас широкое применение в работе комплексных научных групп. Также вместе с Люкшиновым была разработана «Методика экспресс-контроля соревновательной и специфической тренировочной деятельности». Именно эти работы в первую очередь открыли широкую дорогу прихода науки в большой футбол.

На тренерской скамейке Морозов, увлеченно занимавшийся научной работой, в некоторой степени оказался случайно. В 1972 году Юрий Морозов в составе научной бригады оказался вместе с «Зенитом» на предсезонном сборе в Самарканде и там познакомился с Константином Бесковым. Они много беседовали, обсуждали пути развития футбола. Когда два года спустя, в 1974-м, Бесков принял сборную Советского Союза, то он пригласил в помощники Юрия Морозова. Так началась тренерская карьера Морозова в сборной. Но уже осенью после поражения от Ирландии со счётом 0:3 главный тренер подал в отставку, и Морозов собирался уйти из сборной. Однако в январе 1975-го у первой команды СССР была запланирована поездка в Югославию (пять матчей с лучшими клубами страны), и новый наставник национальной команды Валерий Васильевич Лобановский, чтобы не переоформлять документы (что было весьма непростым делом), попросил ленинградца провести это турне. За две недели постоянного общения Лобановский и Морозов убедились, что в их взглядах на футбол много общего, что они могут обогащать друг друга новыми идеями. Юрию Андреевичу понравились формы и методы работы Валерия Лобановского и Олега Базилевича и он остался в сборной, став отныне не только помощником, но и большим другом Валерия Васильевича.

В 1976 году на Олимпийских играх в Монреале сборная СССР проиграла в полуфинале команде ГДР 1:2. Победив затем в матче за 3-е место сборную Бразилии 2:0, наша команда завоевала лишь «бронзу», что было расценено как неудача, и все руководители национальной команды в июле 1976-го ушли в отставку. Но Юрию Андреевичу уже было мало только создавать научное обеспечение тренерской деятельности, он уже был готов к самостоятельной работе.

В августе 1976 года Юрий Морозов занял пост государственного тренера сборной СССР по Ленинграду и Ленинградской области. Он занимался юношескими командами города, помогал ленинградскому «Динамо» выступать в первой лиге, а в конце года сменил Германа Зонина на посту наставника «Зенита». Практическую деятельность тренера Юрий Андреевич начал с того, что не на словах, а на деле стал создавать истинно ленинградскую команду. Возглавив в конце 1977-го «Зенит», он сделал ставку на воспитанников ленинградского футбола. Первый успех пришёл уже в 1979 году, когда сборная Ленинграда на основе «Зенита» заняла 5-е место на Спартакиаде народов СССР. Талантом предвидения Морозова можно было только восхищаться. Он всегда верил в молодых ленинградских игроков и строил игру «Зенита», опираясь именно на них. Собственно благодаря Морозову и появился принцип, гласящий, что в составе «сине-бело-голубых» должны играть по большей части местные воспитанники. Вот как, к примеру, выглядит список игроков, приглашённых в 1980 году: Алексей Степанов, Юрий Желудков, Юрий Герасимов, Валерий Брошин, Владимир Долгополов, Михаил Бирюков, Сергей Веденеев, Александр Захариков. Именно эти молодые ребята (лишь шесть игроков того состава перешли 25-летний рубеж) привели «Зенит» к первому серьезному успеху в послевоенной истории клуба — бронзовым наградам в чемпионате СССР. Это были первые в истории команды медали чемпионата страны! И именно эти футболисты, которым дверь в большой футбол открыл Морозов, стали символами «Зенита» в 1980-х.

Четыре года (1978-1982) Морозов был главным тренером «Зенита», но потом ему пришлось уехать из Ленинграда. В конце 1982 года Лобановский вновь принимает главную команду страны с непременным условием — не совмещать работу в сборной с работой в клубе. «Единственный человек, на которого я могу оставить киевское «Динамо», — заявил тогда Лобановский, — это Юрий Морозов». Отказываться от такого лестного предложения было просто несерьёзно. Свой «Зенит» Юрий Андреевич передал в надёжные руки Павла Садырина, а сам отправился тренировать киевское «Динамо». Чемпионат 1983 года выиграл днепропетровский «Днепр», а киевское «Динамо» в итоге оказалось лишь на 7-м месте. Интересно, что «Зенит», созданный по сути Юрием Морозовым, в том чемпионате финишировал четвертым!

В конце 1983-го Лобановский вернулся в Киев, и Морозов принял переживавший трудные времена ЦСКА. Его работу с московскими армейцами вроде бы нельзя назвать успешной. Команда рассталась с высшей лигой в 1984-м, два сезона провела в первой лиге, вернувшись в элиту в 1986 году, не сумела в ней закрепиться, провалив сезон-1987. Под знамена ЦСКА, пользуясь «административным ресурсом» Министерства обороны, была призвана почти вся молодежная сборная СССР тех лет, но игроки раскрыли свой потенциал лишь через несколько лет под руководством Павла Садырина, волею судеб второй раз добившегося триумфальной победы с коллективом, созданным Морозовым. Ведь до этого, в 1984 году, ленинградский «Зенит» под руководством ученика Юрия Андреевича — Павла Садырина — впервые в истории клуба стал чемпионом страны!

Морозов возглавлял ЦСКА четыре года (1984-1987). В обеих командах, и в киевском «Динамо» и в ЦСКА, тренер спокойно вводил в игру молодых, тогда неизвестных, а сегодня заслуженных мастеров футбола, таких как Павел Яковенко, Олег Кузнецов, Василий Евсеев (все — Киев), Дмитрий Кузнецов, Владимир Татарчук, Игорь Корнеев, Сергей Колотовкин, Андрей Мох, Михаил Колесников, Андрей Афанасьев (все — ЦСКА).

В 1988 году Морозов вновь вернулся в сборную СССР, где работал до июня 1990 года. Юрий Андреевич был правой рукой Лобановского в сборной страны, заменяя его в случае болезни. Так, под началом Морозова советская команда выступала весной 1988-го на турнире в Западном Берлине, победив 4:2 сборную Аргентины — чемпионов мира во главе с Марадоной. На Евро-88, проиграв в финале 25 июня голландцам 0:2, наша сборная стала серебряным призером, добившись наибольшего успеха в последней четверти ХХ века. За второе место команды на чемпионате Европы Морозову было присвоено звание заслуженного тренера СССР. После итальянского чемпионата мира летом 1990-го Юрий Андреевич отправился в загранкомандировку — он стал главным тренером сборной Ирака, но в связи с американской агрессией в Персидском заливе советский специалист вынужден был уже через 4 месяца покинуть эту страну.

Морозов вернулся в Ленинград и в начале 1991-го рискнул взяться за опустившийся в первую лигу, всеми брошенный «Зенит». Отцы города обещали любую поддержку, но дальше погашения долгов за прошлый период дело не двинулось. Тот сезон стал одним из самых неудачных в истории клуба — если бы не политические катаклизмы, приведшие СССР к распаду, выступать ленинградцам не в высшей, а во второй лиге. Морозов готовил команду к новому сезону, но работать в таких же условиях, как и год назад, он не смог. Накануне старта первого чемпионата России в марте 1992 года Морозов подал в отставку, не согласившись сотрудничать с президентом только что образованного ФК «Зенит» телекомментатором Владиславом Гусевым, который не сумел самостоятельно решить финансовые проблемы и не убедил городские власти в необходимости помочь клубу. Руководители «Зенита» приняли отставку, но команду удержать в российской футбольной элите без опытного наставника не смогли — три года (1993-1995) ведущий питерский клуб прозябал в первой лиге.

С мая 1992 года Юрий Морозов тренировал команду «Шарджа» (Объединённые Арабские Эмираты), в 1994 году был главным тренером олимпийской сборной Кувейта, затем немного поработал на кафедре Академии физкультуры. Очередное возвращение Юрия Андреевича в «Зенит» произошло в 1995-м. Он занял пост спортивного директора клуба и оставил его только после сезона-1997. Кстати, тогда же, в 1997 году, Ю.Морозов был награжден орденом Дружбы.

В конце девяностых казалось, что Морозов уже окончательно отошел от тренерской деятельности, сосредоточившись на работе в Городской федерации футбола. Но поздней осенью 1999-го родилась сенсация — президент ФК «Зенит» Виталий Мутко предложил ему стать старшим тренером, то есть вторым. Морозов, к тому моменту уже проведший переговоры со звавшим его на пост главного тренера волгоградским «Ротором», согласился стать помощником своего бывшего подопечного Анатолия Давыдова. Как все и предполагали, через несколько месяцев произошла неизбежная рокировка — Морозов поднялся на капитанский мостик.

Говорят, что согласие тренировать «Зенит» Морозов дал не в последнюю очередь для того, чтобы не допустить возвращения в команду Анатолия Бышовца, с которым у Морозова отношения, мягко говоря, не сложились. Так или иначе, в 2000 году Юрий Морозов снова возглавил главную команду города с тем, чтобы уже в следующем сезоне еще раз привести её к бронзовым наградам чемпионата. Вместе с наставником успех разделили никому тогда неизвестные футболисты Александр Кержаков, Андрей Аршавин, Константин Коноплёв, Вячеслав Малафеев, Максим Астафьев. Год-два спустя о себе заявили Владимир Быстров, Игорь Денисов, Дмитрий Макаров, Валентин Филатов, Андрей Николаев, которые в чемпионате-2003 под руководством чешского специалиста Властимила Петржелы стали серебряными призёрами чемпионата России.

Третье пришествие Морозова в «Зенит» длилось чуть больше двух лет — с мая 2000-го по июль 2002-го. Тренеру и его команде потребовалось всего полтора сезона, чтобы вырваться из трясины посредственности. Яркая, искрометная игра команды, которая до 2000 года лишь только грезилась самым неисправимым оптимистам, стала реальностью. Морозов, казалось, в беспросветной ситуации рискнул взять на себя ответственность за барахтающуюся чуть ли не в подвалах турнирной таблицы команду. В те дни 2000 года Морозов сказал: «Ждите сюрпризов!» И взял резкий курс на омоложение состава. В команду влилась большая группа питерской молодежи, акцент был сделан на остроатакующую игру флангами. Невероятно, но «Зенит» вдруг стал применять прессинг, являющийся фирменным знаком европейских грандов. Очень быстро скептики, а оснований для пессимизма у них хватало (возраст Морозова, значительный перерыв в практике), убедились в своей неправоте. В 2001 году, спустя 17 лет после чемпионского золота 1984 года, «Зенит» вновь поднялся на пьедестал почета, завоевав бронзовые медали и впервые за последние четыре года потеснив на нем столичные команды. К долгожданному триумфу привел «сине-бело-голубых» один из патриархов отечественного футбола, заслуженный тренер СССР Юрий Морозов.

В это же время команду покинул, отправившись искать французского счастья, ее главный бомбардир Александр Панов. Казалось, Нева потечет вспять: «Зенит» без Панова! Но вот дебютирует в составе «сине-бело-голубых» 19-летний Андрей Аршавин — и не где-нибудь, а в Англии, и родоначальники футбола, команда знаменитой английской премьер-лиги, разгромлена питерцами в Кубке Интертото — 3:0. Уже тогда специалисты в один голос заговорили, что Морозов где-то «откопал талантливого мальчишку». Спустя три недели в Москве был повержен чемпион страны «Спартак»! Первый зам Олега Романцева Вячеслав Грозный на пресс-конференции растерянно произнес: «Мы сегодня были хуже «Зенита».

Так начинался путь к победе. Минуло межсезонье, стартовал чемпионат 2001 года, и в передовых порядках «Зенита» мы увидели еще одного «птенца» Морозова: на поле вышел 18-летний Александр Кержаков. Мог ли кто-либо себе представить в начале сезона, что этот грозный атакующий тандем — Аршавин и Кержаков — начнет наводить ужас на соперников, проникая как нож сквозь масло, через самые эшелонированные оборонительные редуты, ставя в тупик бывалых защитников. Вот это был настоящий сюрприз Морозова. Первый, но не последний.

В новом составе «Зенит» принялся диктовать оппонентам свою волю, искать счастья у чужих ворот. Впервые за последние годы в атаку отряжались значительные силы, на полную мощь заработали фланги. На правом краю сводил с ума защитников своими непредсказуемыми финтами Аршавин, на левом мощно таранил чужую защиту Александр Спивак. Наконечником разящего копья питерцев стал дуэт форвардов, в котором опытный Геннадий Попович (7 забитых мячей) и юный Кержаков (6) на удивление легко нашли общий язык. В центре поля уверенно дирижировал игрой партнеров «умница» (цитата из Морозова) Андрей Кобелев, зачинатель множества голевых комбинаций, чьи изящные, выверенные передачи не единожды приводили в смятение его визави. Кобелев задавал темп и ритм всех наступательных замыслов «Зенита», наполняя их интеллектуальной начинкой. Рядом блистал Алексей Катульский, который одинаково надежно действовал на любой позиции, куда бы его ни забрасывала необходимость выручать команду, сыграть за травмированного товарища. Его потрясающий гол в обвод «стенки» со штрафного еще долго, наверное, будет сниться московским динамовцам. Вся средняя линия «Зенита» — внешне неприметный Денис Угаров, Александр Горшков («Крутой у вас блондин, — говорили после матча волгоградские журналисты, — накручивает по полкоманды, как пацанов»), фактурный Максим Деменко, непревзойденный персональщик Борис Горовой, — все они квалифицированно выполняли свою работу, доминируя в центре поля.

Строго, надежно и эффективно действовала оборона. Валерий Цветков не давал свободно вздохнуть в штрафной форвардам соперника, Константин Лепехин удачно играл на опережение. Мощным волнорезом, подчищая огрехи партнеров, стоял на пути противника Саркис Овсепян, доводивший своей обводной до экстаза публику на «Петровском». Великолепен был в защитных порядках капитан команды Алексей Игонин. Ключ от ворот «Зенита» хранил в своих руках голкипер Вячеслав Малафеев. Сколько раз спас он команду от неприятностей, отражая мертвые мячи, посланные с убойных позиций, знают, наверное, только статистики. Недаром страж ворот питерцев был вызван на матчи сборной России.

Команда заиграла так, что болельщики хлынули на «Петровский», где в течение всего сезона на матчи не собиралось меньше 21 тысячи зрителей. В городе был только один дефицит — на билеты, продававшиеся накануне матчей предприимчивыми дельцами по цене в три-четыре раза выше номинала. Очереди к кассам вырастали накануне дня продажи еще с вечера, стояли всю ночь, и счастливые обладатели билетов ощущали на себе завистливый взгляд неудачливых конкурентов. Многотысячная питерская торсида неистово поддерживала своих, стадион, бывало, тонул в дыму от петард, а соперник «Зенита» глох и терялся под яростным ревом трибун. Болельщик, а такого больше нигде не встретишь в России, по праву стал двенадцатым игроком команды. И в этом тоже один из секретов ее успеха. Создав по сути новую команду, всего за полтора года Морозов довел ее до медалей чемпионата России-2001.

Бронзовые медали «Зенит» завоевал еще 4 ноября, когда последний претендент на бронзу — московское «Торпедо» — потеряло очередные два очка. Но до последнего тура чемпионата сохранялась интрига, и всех волновал один вопрос: возьмут ли «сине-бело-голубые» серебро? Шанс был, но не все уже зависело от подопечных Юрия Морозова. Они одолели новороссийский «Черноморец», однако в Москве уже в добавленное время «Локомотив» вырвал победу у «Спартака» и сохранил за собой второе место, набрав столько же очков, сколько и «Зенит». «Жаль, но ведь и бронзовые медали — замечательное достижение команды и Юрия Андреевича Морозова, — сказал неизменный поклонник «Зенита», народный артист СССР, главный режиссер БДТ Кирилл Лавров. — Вы вспомните, с чего мы начинали. А нынче команда молодая, мальчишкам пока не хватает опыта, но они окрепнут, возмужают и в следующем сезоне возьмут свое. Главное, что все наши футболисты — индивидуальности, а не какой-то там серийный продукт. Поэтому и показывают на поле настоящий футбольный спектакль. Я горжусь такой командой».

После вручения Юрию Морозову премии «Стрелец» как лучшему российскому тренеру 2001 года, в купе «Красной стрелы» тренер московского «Локомотива» Юрий Семин, углядев прошмыгнувших по вагонному коридору Александра Кержакова и Андрея Аршавина (они на «Стрельце» номинировались по классу «надежд»), попросил полушутя-полусерьезно: «Андреич, отдай хотя бы одного». — «Даже и не думай, — моментально ответил Морозов. — Они основа будущей команды. У нас еще молодых и способных знаешь сколько? Только работай». По сути, именно тогда в Петербурге родилась команда, способная уже в ближайшее время стать законодательницей мод в российском футболе. В следующем году «Зенит», как обладатель бронзовых медалей, стартовал в розыгрыше Кубка УЕФА. А самое главное — команда играла в динамичный, скоростной, агрессивный футбол, с которым было бы не стыдно в Европе показаться. Болельщики любовно прозвали тренера Дедом Морозом.

С должности 68-летнего Юрия Морозова, признанного Российским футбольным союзом лучшим тренером чемпионата страны, сняли неожиданно — для болельщиков, футболистов и для него самого. Весной 2002 года старейшину российского тренерского корпуса свалил сердечный приступ, он провел две недели в больнице. Оформить отставку по состоянию здоровья «Зенит» мог и на майском совете директоров, и на состоявшемся в конце июня совете акционеров, но дотянул до июля, и теперь вышла нелепица. Морозов уже чувствовал себя нормально, вернулся к работе, выиграл первый после каникул матч у «Алании»… и через три дня после победы оказался не у дел.

Официально считается, что клуб прислушался к рекомендациям медиков и потому «по состоянию здоровья» перевел Морозова в советники президента «Зенита» Виталия Мутко. Однако еще в мае в «Зенит» пришло письмо из санатория для сердечников. Главврач жаловался, что Морозов самовольно покинул лечебное учреждение (дело было перед финалом Кубка России), утверждал, что пациент с таким «мотором» может отдать Богу душу в любую минуту, и перекладывал всю ответственность с себя на руководство клуба. «Вы знаете, какие у нас впереди перелеты? Владикавказ, Элиста… А Андреич умереть может на любом наборе высоты», — объясняли врачи. Морозов, правда, потом рассказывал близким, что никто его в санатории не лечил — только давление мерили утром и вечером. Но документ есть документ. И вот, имея на руках такую бумагу, а перед глазами пример умершего чуть ли не во время матча Валерия Лобановского, друга и единомышленника Юрия Морозова, Виталий Мутко предпочел выжидать почти полтора месяца.

К моменту ухода Морозова зенитовцы в чемпионате России делили третье место со «Спартаком». А закончили сезон лишь на 10-м месте, растеряв все свое преимущество над другими соперниками, еще дважды до конца чемпионата сменив главного тренера. Анализируя причины провала команды в сезоне-2002, признавали все — главную роль сыграл отход от дел авторитетного специалиста. Почти год Морозов провел дома, не выходя никуда дальше магазина. Супруга, Галина Дмитриевна, с которой Морозов прожил почти 50 лет, в выражениях не стеснялась: «Выперли Юру, выперли. Если б на самом деле о здоровье заботились, разве дали бы пинка под зад?»

Но он не мог без футбола, он казался вечным. Последним клубом в карьере и в жизни уже больного Ю.А. Морозова стал ФК «Петротрест» (Санкт-Петербург), представляющий одноименную петербургскую строительную компанию. Юрий Андреевич и его помощник чемпион СССР 1984 года Михаил Бирюков приняли эту команду в феврале 2003 года. Под их руководством «Петротрест» занял 3-е место в зоне «Запад» во втором дивизионе.

Кроме проявлений футбольного таланта, Юрию Андреевичу были присущи многие высокие человеческие качества. Он умел дружить, и его одаряли настоящей дружбой Валерий Лобановский и Олег Борисов, Никита Симонян и Кирилл Лавров, Анатолий Васильев и Всеволод Кузнецов, и многие другие. Он всегда был готов прийти на помощь всем, кому нужна была его поддержка. Он любил жизнь во всех её проявлениях. Последние несколько лет Морозов был тяжело болен. Трудолюбивый и смелый футболист, один из любимейших и самых уважаемых в российском футболе тренеров, многолетний соратник и последователь Валерия Лобановского, Ю.А. Морозов скончался после тяжелой и длительной болезни, на 71-м году жизни. Это произошло в Санкт-Петербурге в ночь на 16 февраля 2005 года.

Болельщики «Зенита» свято чтут память Юрия Андреевича. По их инициативе, сразу после похорон тренера, был начат сбор средств на установление мемориального знака на стадионе «Петровский». Руководство клуба «Зенит» поддержало эту инициативу. Денег было собрано значительно больше, чем требовалось, поэтому было решено передать оставшиеся деньги семье Юрия Андреевича для сооружения памятника на его могиле. 13 мая 2005 года, в день рождения тренера, на стадионе «Петровский» в Санкт-Петербурге установили памятный знак Морозову. Он размещен перед входом в первый сектор и представляет собой гранитную доску с барельефным изображением тренера и надписью «Памяти Юрия Андреевича Морозова. От болельщиков». А в конце сентября 2006 года памятник Юрию Морозову был открыт на его могиле на Сестрорецком кладбище. Тогда же, осенью 2006 года, в Санкт-Петербурге прошел первый юношеский турнир памяти Ю.А. Морозова. В нем приняли участие бывшие клубы тренера — питерские «Зенит» и «Локомотив», киевское «Динамо», московский ЦСКА.

В футболе Ленинграда — Санкт-Петербурга, пожалуй, нет другой такой яркой личности, влияние которой на развитие этой игры на невских берегах было бы столь же значимо и всеобъемлюще. Юрий Андреевич Морозов был неординарным футболистом, лидером команды. Он был выдающимся тренером, умелым воспитателем молодёжи. Его главное отличие от многих коллег — он не только умел ставить команде игру, он умел, а главное, любил работать с молодежью. Списки тех, кого «вылепил» Морозов, и тех, в ком он раскрыл ранее незамеченные таланты, сняв ярлык «бесперспективных», будут длинными. Многие из футболистов «Зенита», ставших чемпионами России в 2007 году, обязаны своими успехами Юрию Морозову. Один из лучших специалистов в советском футболе по организации учебно-тренировочного процесса, использованию достижений спортивной науки в подготовке футболистов, он добился огромных успехов и в сборной СССР. А для Петербурга Дед, как уважительно называли Морозова футболисты и болельщики, — личность даже не историческая, а эпохальная.

На памятнике его другу и единомышленнику Валерию Лобановскому на киевском Байковом кладбище начертано: «Мы живы до тех пор, пока нас помнят». Андреича помнят…

Моя первая встреча с Морозовым состоялась 16 декабря 2002 года, когда я только принял команду. В этот день было организовано нечто вроде совещания со всеми тренерами «Зенита», возглавлявшими команду в последние годы, — Бирюковым, Рапопортом, Морозовым. Так получилось, что с каждым из них разговор шел с глазу на глаз. И уже потом в ходе сезона 2003 года я не раз убеждался, что честнее всех оказался Юрий Андреевич. Причем это касалось не только мастерства того или иного футболиста, но и обстановки в команде, человеческих качеств ребят. Морозов был очень сильным человеком.

Властимил Петржела, тренер «Зенита» (2002-2006)

funeral-spb.narod.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о