Футболист виталий шевченко – «Онищенко не переносил Блохина» / Новости / Разговор по пятницам / Наши рубрики / Спорт-Экспресс в Украине

Новости

Шевченко, Виталий Викторович — WiKi

Окончил Киевский институт физкультуры и Высшую школу тренеров в Москве.

Клубная

С 1975 по 1982 год защищал цвета одесского «Черноморца», проведя 192 официальных матча и забив 38 мячей. Играя за одесскую команду, в 1977 году вошёл в список лучших футболистов УССР (укр.)русск.. Кроме «Черноморца» выступал за команды: «Нефтчи» (Баку) (1968—1971), «Динамо» (Киев) (1972—1975), «Локомотив» (Москва) (1982-83).

В 1972 году с интервалом в месяц два раза травмировал одну ногу, в результате получил повреждение боковой связки и надрыв мениска. Затем перенёс аппендицит, что из-за врачебной ошибки привело к тромбозу подвздошной вены. В результате за 3,5 сезона в «Динамо» Шевченко провёл только семь матчей.[1]

В сборной

В составе сборной СССР провёл 13 матчей, в которых забил 4 мяча.

Тренерская

Был начальником команды в московском «Локомотиве» (1985-92). По собственному признанию, был больше тренером-помощником Юрия Сёмина, чем администратором[2].

В 1992 отправился продолжать тренерскую карьеру в Боливию, куда его пригласил президент одного из ведущих клубов страны «Боливара» Марио Меркадо. Последний приметил Шевченко, когда тот в 1990 выступал с лекциями и показательными тренировками в США (Шевченко был вместе с «Локомотивом» в турне по США). Через сезон вместе с командой стал чемпионом Боливии.

В 1994 переехал в Израиль, где принял местную команду «Хапоэль» (Беэр-Шева). Вместе с командой завоевал бронзовые медали чемпионата, вышел в Кубок УЕФА.

В следующем сезоне у Шевченко возникли разногласия с новым президентом клуба, из-за чего он подписал контракт с другой командой из Израиля — с «Ирони» (Ришон-ле-Цион). Проработал в новой команде недолго и спустя некоторое время под давлением мэрии города Беэр-Шевы и за счёт приличной неустойки «Ирони» вернулся в «Хапоэль».

В 1996 вернулся в Россию, где принял в мае «Уралмаш». Команда перед вторым кругом оказалась в зоне вылета, но при этом участвовала в Кубке Интертото. Игры на 2 направления команда не выдержала и по итогам сезона вылетела в 1-й дивизион.

В 1997 продолжил карьеру тоже в 1-й лиге, приняв команду «Газовик-Газпром» из Ижевска. В команде по сути проработал полгода, так как в середине сезона оказался на больничной койке.

Сезон 1998 провёл на тренерском мостике команды «Уралан». Вместе с командой выступил неплохо (7-е место), но из-за разногласий с новым президентом команды покинул Элисту.

В 1999 занял пост главного тренера «Торпедо» (Москва). В команде провёл 4 сезона. За это время Шевченко удалось создать самобытный коллектив, который на рубеже 1990—2000-х демонстрировал достаточно яркий футбол и регулярно претендовал на призовые места в чемпионате России. Во главе «Торпедо» Шевченко стал бронзовым призёром чемпионата России 2000 года. С 2002 года в лужниковском клубе начались финансовые трудности, и летом того же года Шевченко покинул «Торпедо».

Затем работал главным тренером в командах: «Сатурн» Раменское (2002-03), ФК «Ростов» Ростов-на-Дону (2004), «Металлург» Донецк (2005), «Терек» Грозный (2006).

27 июня 2010 года был назначен главным тренером волгоградского «Ротора»[3]. В декабре 2010 года покинул пост"[4]. С тех пор находится без работы.

ru-wiki.org

Шевченко, Виталий Викторович Википедия

Вита́лий Ви́кторович Шевче́нко (2 октября 1951, Баку, Азербайджанская ССР, СССР) — советский футболист, российский футбольный тренер.

Отец — Виктор Шевченко.

Карьера

Окончил Киевский институт физкультуры и Высшую школу тренеров в Москве.

Клубная

С 1975 по 1982 год защищал цвета одесского «Черноморца», проведя 192 официальных матча и забив 38 мячей. Играя за одесскую команду, в 1977 году вошёл в список лучших футболистов УССР (укр.)русск.. Кроме «Черноморца» выступал за команды: «Нефтчи» (Баку) (1968—1971), «Динамо» (Киев) (1972—1975), «Локомотив» (Москва) (1982-83).

В 1972 году с интервалом в месяц два раза травмировал одну ногу, в результате получил повреждение боковой связки и надрыв мениска. Затем перенёс аппендицит, что из-за врачебной ошибки привело к тромбозу подвздошной вены. В результате за 3,5 сезона в «Динамо» Шевченко провёл только семь матчей.[1]

В сборной

В составе сборной СССР провёл 13 матчей, в которых забил 4 мяча.

Тренерская

Был начальником команды в московском «Локомотиве» (1985-92). По собственному признанию, был больше тренером-помощником Юрия Сёмина, чем администратором

[2].

В 1992 отправился продолжать тренерскую карьеру в Боливию, куда его пригласил президент одного из ведущих клубов страны «Боливара» Марио Меркадо. Последний приметил Шевченко, когда тот в 1990 выступал с лекциями и показательными тренировками в США (Шевченко был вместе с «Локомотивом» в турне по США). Через сезон вместе с командой стал чемпионом Боливии.

В 1994 переехал в Израиль, где принял местную команду «Хапоэль» (Беэр-Шева). Вместе с командой завоевал бронзовые медали чемпионата, вышел в Кубок УЕФА.

В следующем сезоне у Шевченко возникли разногласия с новым президентом клуба, из-за чего он подписал контракт с другой командой из Израиля — с «Ирони» (Ришон-ле-Цион). Проработал в новой команде недолго и спустя некоторое время под давлением мэрии города Беэр-Шевы и за счёт приличной неустойки «Ирони» вернулся в «Хапоэль».

В 1996 вернулся в Россию, где принял в мае «Уралмаш». Команда перед вторым кругом оказалась в зоне вылета, но при этом участвовала в Кубке Интертото. Игры на 2 направления команда не выдержала и по итогам сезона вылетела в 1-й дивизион.

В 1997 продолжил карьеру тоже в 1-й лиге, приняв команду «Газовик-Газпром» из Ижевска. В команде по сути проработал полгода, так как в середине сезона оказался на больничной койке.

Сезон 1998 провёл на тренерском мостике команды «Уралан». Вместе с командой выступил неплохо (7-е место), но из-за разногласий с новым президентом команды покинул Элисту.

В 1999 занял пост главного тренера «Торпедо» (Москва). В команде провёл 4 сезона. За это время Шевченко удалось создать самобытный коллектив, который на рубеже 1990—2000-х демонстрировал достаточно яркий футбол и регулярно претендовал на призовые места в чемпионате России. Во главе «Торпедо» Шевченко стал бронзовым призёром чемпионата России 2000 года. С 2002 года в лужниковском клубе начались финансовые трудности, и летом того же года Шевченко покинул «Торпедо».

Затем работал главным тренером в командах: «Сатурн» Раменское (2002-03), ФК «Ростов» Ростов-на-Дону (2004), «Металлург» Донецк (2005), «Терек» Грозный (2006).

27 июня 2010 года был назначен главным тренером волгоградского «Ротора»[3]. В декабре 2010 года покинул пост"[4]. С тех пор находится без работы.

Достижения

В карьере игрока
В карьере тренера
  • Чемпион Боливии (2): 1992,1994
  • Финалист Кубка Боливии (1): 1992[en]
  • Обладатель Кубка Тото (1): 1995-96
  • Бронзовый призёр Чемпионата России (1): 2000
  • Финалист Кубка Интертото (1): 2007
  • Бронзовый призёр Чемпионата Израиля (1): 1994

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Шевченко, Виталий Викторович - это... Что такое Шевченко, Виталий Викторович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Шевченко.

Вита́лий Ви́кторович Шевче́нко (2 октября 1951, Баку, Азербайджанская ССР, СССР) — советский футболист, российский футбольный тренер.

Окончил Киевский институт физкультуры и Высшую школу тренеров в Москве.

Карьера

Клубная

С 1975 по 1982 год защищал цвета «Черноморца», проведя 192 официальных матча и забив 38 мячей. Кроме «Черноморца» выступал за команды: Нефтчи (Баку) (1968-71), Динамо (Киев) (1972-75), Локомотив (Москва) (1982-83).

В сборной

В составе сборной СССР провёл 13 матчей, в которых забил 4 мяча.

Тренерская

Был начальником команды в московском «Локомотиве» (1985-92). По собственному признанию, был больше тренером-помощником Юрия Сёмина, чем администратором[1].

В 1992 отправился продолжать тренерскую карьеру в Боливию, куда его пригласил президент одного из ведущих клубов страны «Боливара» Марио Меркадо. Последний приметил Шевченко, когда тот в 1990 выступал с лекциями и показательными тренировками в США (Шевченко был вместе с «Локомотивом» в турне по США). Через сезон вместе с командой стал чемпионом Боливии.

В 1994 переехал в Израиль, где принял местную команду «Хапоэль» (Беэр-Шева). Вместе с командой завоевал бронзовые медали чемпионата, вышел в Кубок УЕФА.

В следующем сезоне у Шевченко возникли разногласия с новым президентом клуба, из-за чего он подписал контракт с другой командой из Израиля — с «Ирони» (Ришон-ле-Цион). Проработал в новой команде недолго и спустя некоторое время под давлением мэрии города Беэр-Шевы и за счёт приличной неустойки «Ирони» вернулся в «Хапоэль».

В 1996 вернулся в Россию, где принял в мае «Уралмаш». Команда в перед вторым кругом оказалась в зоне вылета, но при этом участвовала в Кубке Интертото. Игры на 2 направления команда не выдержала и по итогам сезона вылетела в 1-й дивизион.

В 1997 продолжил карьеру тоже в 1-й лиге, приняв команду «Газовик-Газпром» из Ижевска. В команде по сути проработал полгода, так как в середине сезона оказался на больничной койке.

Сезон 1998 провёл на тренерском мостике команды «Уралан». Вместе с командой выступил неплохо (7-е место), но из-за разногласий с новым президентом команды покинул Элисту.

В 1999 занял пост главного тренера «Торпедо» (Москва). В команде провёл 4 сезона. За это время Шевченко удалось создать самобытный коллектив, который на рубеже 90-2000-х демонстрировал достаточно яркий футбол и регулярно претендовал на призовые места в чемпионате России. Во главе «Торпедо» Шевченко стал бронзовым призёром чемпионата России 2000 года. С 2002 года в лужниковском клубе начались финансовые трудности, и летом того же года Шевченко покинул «Торпедо».

Затем работал главным тренером в командах: «Сатурн» Раменское (2002-03), ФК «Ростов» Ростов-на-Дону (2004), «Металлург» Донецк (2005), «Терек» Грозный (2006). 27 июня 2010 года был назначен главным тренером волгоградского «Ротора»

[2]. В декабре 2010 года покинул пост главного тренера «Ротора»[3].

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Реферат Шевченко Виталий Викторович

скачать

Реферат на тему:

Вита́лий Ви́кторович Шевче́нко (2 октября 1951, Баку, Азербайджанская ССР, СССР) — советский футболист, российский футбольный тренер.

Окончил Киевский институт физкультуры и Высшую школу тренеров в Москве.


Биография

С 1975 по 1982 год защищал цвета «Черноморца», проведя 192 официальных матча и забив 38 мячей. Кроме «Черноморца» выступал за команды: Нефтчи (Баку) (1968-71), Динамо (Киев) (1972-75), Локомотив (Москва) (1982-83).

В составе сборной СССР провёл 13 матчей, в которых забил 4 мяча.

Был начальником команды в московском «Локомотиве» (1985-92). По собственному признанию, был больше тренером-помощником Юрия Сёмина, чем администратором.[1]

В 1992 отправился продолжать тренерскую карьеру в Боливию, куда его пригласил президент одного из ведущих клубов страны «Боливара» Марио Меркадо. Последний приметил Шевченко, когда тот в 1990 выступал с лекциями и показательными тренировками в США (Шевченко был вместе с «Локомотивом» в турне по США). Через сезон вместе с командой стал чемпионом Боливии.

В 1994 переехал в Израиль, где принял местную команду «Хапоэль» (Беэр-Шева). Вместе с командой завоевал бронзовые медали чемпионата, вышел в Кубок УЕФА.

В следующем сезоне у Шевченко возникли разногласия с новым президентом клуба, из-за чего он подписал контракт с другой командой из Израиля — с «Ирони» (Ришон-ле-Цион). Проработал в новой команде недолго и спустя некоторое время под давлением мэрии города Беэр-Шевы и за счёт приличной неустойки «Ирони» вернулся в «Хапоэль».

В 1996 вернулся в Россию, где принял в мае «Уралмаш». Команда в перед вторым кругом оказалась в зоне вылета, но при этом участвовала в Кубке Интертото. Игры на 2 направления команда не выдержала и по итогам сезона вылетела в 1-й дивизион.

В 1997 продолжил карьеру тоже в 1-й лиге, приняв команду «Газовик-Газпром» из Ижевска. В команде по сути проработал полгода, так как в середине сезона оказался на больничной койке.

Сезон 1998 провёл на тренерском мостике команды «Уралан». Вместе с командой выступил неплохо (7-е место), но из-за разногласий с новым президентом команды покинул Элисту.

В 1999 занял пост главного тренера «Торпедо» (Москва). В команде провёл 4 сезона. За это время Шевченко удалось создать самобытный коллектив, который на рубеже 90-2000-х демонстрировал достаточно яркий футбол и регулярно претендовал на призовые места в чемпионате России. Во главе «Торпедо» Шевченко стал бронзовым призёром чемпионата России 2000 года. С 2002 года в лужниковском клубе начались финансовые трудности, и летом того же года Шевченко покинул «Торпедо».

Затем работал главным тренером в командах: «Сатурн» Раменское (2002-03), ФК «Ростов» Ростов-на-Дону (2004), «Металлург» Донецк (2005), «Терек» Грозный (2006).

27 июня 2010 года назначен главным тренером волгоградского «Ротора»[2]. В декабре 2010 года покинул пост главного тренера «Ротора»[3].


Примечания

  1. Павел Алешин. Торпедовский вариант // Спорт-Экспресс Футбол (журнал). — № 3. — 1999.
  2. В "Роторе" новый главный тренер - www.rotor-fc.com/v-rotore-novyjj-glavnyjj-trener/. Официальный сайт ФК "Ротор" (28.06.2010).
  3. Шевченко покинул "Ротор" - news.sport-express.ru/2010-12-13/406236/. Спорт-экспресс (13.12.2010).

wreferat.baza-referat.ru

Шевченко, Виталий Викторович — Википедия (с комментариями)

Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Шевченко.

Вита́лий Ви́кторович Шевче́нко (2 октября 1951, Баку, Азербайджанская ССР, СССР) — советский футболист, российский футбольный тренер.

Окончил Киевский институт физкультуры и Высшую школу тренеров в Москве.

Карьера

Клубная

С 1975 по 1982 год защищал цвета одесского «Черноморца», проведя 192 официальных матча и забив 38 мячей. Играя за одесскую команду, в 1977 году вошёл в список лучших футболистов УССР (укр.)русск.. Кроме «Черноморца» выступал за команды: «Нефтчи» (Баку) (1968-71), «Динамо» (Киев) (1972-75), «Локомотив» (Москва) (1982-83).

В 1972 году с интервалом в месяц два раза травмировал одну ногу, в результате получил повреждение боковой связки и надрыв мениска. Затем перенёс аппендицит, что из-за врачебной ошибки привело к тромбозу подвздошной вены. В результате за 3,5 сезона в «Динамо» Шевченко провёл только семь матчей.[1]

В сборной

В составе сборной СССР провёл 13 матчей, в которых забил 4 мяча.

Тренерская

Был начальником команды в московском «Локомотиве» (1985-92). По собственному признанию, был больше тренером-помощником Юрия Сёмина, чем администратором[2].

В 1992 отправился продолжать тренерскую карьеру в Боливию, куда его пригласил президент одного из ведущих клубов страны «Боливара» Марио Меркадо. Последний приметил Шевченко, когда тот в 1990 выступал с лекциями и показательными тренировками в США (Шевченко был вместе с «Локомотивом» в турне по США). Через сезон вместе с командой стал чемпионом Боливии.

В 1994 переехал в Израиль, где принял местную команду «Хапоэль» (Беэр-Шева). Вместе с командой завоевал бронзовые медали чемпионата, вышел в Кубок УЕФА.

В следующем сезоне у Шевченко возникли разногласия с новым президентом клуба, из-за чего он подписал контракт с другой командой из Израиля — с «Ирони» (Ришон-ле-Цион). Проработал в новой команде недолго и спустя некоторое время под давлением мэрии города Беэр-Шевы и за счёт приличной неустойки «Ирони» вернулся в «Хапоэль».

В 1996 вернулся в Россию, где принял в мае «Уралмаш». Команда перед вторым кругом оказалась в зоне вылета, но при этом участвовала в Кубке Интертото. Игры на 2 направления команда не выдержала и по итогам сезона вылетела в 1-й дивизион.

В 1997 продолжил карьеру тоже в 1-й лиге, приняв команду «Газовик-Газпром» из Ижевска. В команде по сути проработал полгода, так как в середине сезона оказался на больничной койке.

Сезон 1998 провёл на тренерском мостике команды «Уралан». Вместе с командой выступил неплохо (7-е место), но из-за разногласий с новым президентом команды покинул Элисту.

В 1999 занял пост главного тренера «Торпедо» (Москва). В команде провёл 4 сезона. За это время Шевченко удалось создать самобытный коллектив, который на рубеже 90-2000-х демонстрировал достаточно яркий футбол и регулярно претендовал на призовые места в чемпионате России. Во главе «Торпедо» Шевченко стал бронзовым призёром чемпионата России 2000 года. С 2002 года в лужниковском клубе начались финансовые трудности, и летом того же года Шевченко покинул «Торпедо».

Затем работал главным тренером в командах: «Сатурн» Раменское (2002-03), ФК «Ростов» Ростов-на-Дону (2004), «Металлург» Донецк (2005), «Терек» Грозный (2006).

27 июня 2010 года был назначен главным тренером волгоградского «Ротора»[3]. В декабре 2010 года покинул пост"[4]. С тех пор находится без работы.

Достижения

В карьере игрока

В карьере тренера

Чемпион Боливии (2): 1992,1994

Финалист Кубка Боливии (1): 1992

Обладатель Кубка Тото (1): 1995-96

Бронзовый призёр Чемпионата России (1): 2000

Финалист Кубка Интертото (1): 2007

Бронзовый призёр Чемпионата Израиля (1): 1994

Напишите отзыв о статье "Шевченко, Виталий Викторович"

Примечания

  1. [www.sport-express.ru/newspaper/2014-09-26/12_1/ ФУТБОЛ. РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ. Виталий ШЕВЧЕНКО: «И ТУТ ЗАХОДИТ ГАВРИЛОВ. В КИТЕЛЕ ГЕНЕРАЛА КГБ»]
  2. Павел Алешин. Торпедовский вариант // Спорт-Экспресс Футбол (журнал). — № 3. — 1999.
  3. [www.rotor-fc.com/v-rotore-novyjj-glavnyjj-trener/ В "Роторе" новый главный тренер]. Официальный сайт ФК "Ротор" (28.06.2010). Проверено 28 июня 2010. [www.webcitation.org/65ptfsI2B Архивировано из первоисточника 1 марта 2012].
  4. [news.sport-express.ru/2010-12-13/406236/ Шевченко покинул "Ротор"]. Спорт-экспресс (13.12.2010). Проверено 13 декабря 2010. [www.webcitation.org/65ptiI6MX Архивировано из первоисточника 1 марта 2012].

Ссылки

  • [rusteam.permian.ru/players/shevchenko.html На сайте «Сборная России по футболу»]. [www.webcitation.org/6Cb7oqbTd Архивировано из первоисточника 2 декабря 2012].
  • [www.sportsdaily.ru/articles/vitaliy-shevchenko-otstupnyih-ne-poluchal-ni-razu-35679 Интервью]. [www.webcitation.org/6CfksUqn3 Архивировано из первоисточника 5 декабря 2012].

Отрывок, характеризующий Шевченко, Виталий Викторович

Он хотел уйти.
– Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… [Раз он перейдет в гвардию…] – Она замялась: – Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
Князь Василий улыбнулся.
– Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
– Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
– Папа! – опять тем же тоном повторила красавица, – мы опоздаем.
– Ну, au revoir, [до свиданья,] прощайте. Видите?
– Так завтра вы доложите государю?
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, [Василий,] – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? [миланского помазания?] – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c'est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete. [И вот новая комедия: народы Генуи и Лукки изъявляют свои желания господину Бонапарте. И господин Бонапарте сидит на троне и исполняет желания народов. 0! это восхитительно! Нет, от этого можно с ума сойти. Подумаешь, что весь свет потерял голову.]
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu'il a ete tres beau en prononcant ces paroles, [Бог мне дал корону. Беда тому, кто ее тронет. – Говорят, он был очень хорош, произнося эти слова,] – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».
– J'espere enfin, – продолжала Анна Павловна, – que ca a ete la goutte d'eau qui fera deborder le verre. Les souverains ne peuvent plus supporter cet homme, qui menace tout. [Надеюсь, что это была, наконец, та капля, которая переполнит стакан. Государи не могут более терпеть этого человека, который угрожает всему.]
– Les souverains? Je ne parle pas de la Russie, – сказал виконт учтиво и безнадежно: – Les souverains, madame! Qu'ont ils fait pour Louis XVII, pour la reine, pour madame Elisabeth? Rien, – продолжал он одушевляясь. – Et croyez moi, ils subissent la punition pour leur trahison de la cause des Bourbons. Les souverains? Ils envoient des ambassadeurs complimenter l'usurpateur. [Государи! Я не говорю о России. Государи! Но что они сделали для Людовика XVII, для королевы, для Елизаветы? Ничего. И, поверьте мне, они несут наказание за свою измену делу Бурбонов. Государи! Они шлют послов приветствовать похитителя престола.]
И он, презрительно вздохнув, опять переменил положение. Князь Ипполит, долго смотревший в лорнет на виконта, вдруг при этих словах повернулся всем телом к маленькой княгине и, попросив у нее иголку, стал показывать ей, рисуя иголкой на столе, герб Конде. Он растолковывал ей этот герб с таким значительным видом, как будто княгиня просила его об этом.
– Baton de gueules, engrele de gueules d'azur – maison Conde, [Фраза, не переводимая буквально, так как состоит из условных геральдических терминов, не вполне точно употребленных. Общий смысл такой : Герб Конде представляет щит с красными и синими узкими зазубренными полосами,] – говорил он.
Княгиня, улыбаясь, слушала.
– Ежели еще год Бонапарте останется на престоле Франции, – продолжал виконт начатый разговор, с видом человека не слушающего других, но в деле, лучше всех ему известном, следящего только за ходом своих мыслей, – то дела пойдут слишком далеко. Интригой, насилием, изгнаниями, казнями общество, я разумею хорошее общество, французское, навсегда будет уничтожено, и тогда…
Он пожал плечами и развел руками. Пьер хотел было сказать что то: разговор интересовал его, но Анна Павловна, караулившая его, перебила.
– Император Александр, – сказала она с грустью, сопутствовавшей всегда ее речам об императорской фамилии, – объявил, что он предоставит самим французам выбрать образ правления. И я думаю, нет сомнения, что вся нация, освободившись от узурпатора, бросится в руки законного короля, – сказала Анна Павловна, стараясь быть любезной с эмигрантом и роялистом.
– Это сомнительно, – сказал князь Андрей. – Monsieur le vicomte [Господин виконт] совершенно справедливо полагает, что дела зашли уже слишком далеко. Я думаю, что трудно будет возвратиться к старому.
– Сколько я слышал, – краснея, опять вмешался в разговор Пьер, – почти всё дворянство перешло уже на сторону Бонапарта.
– Это говорят бонапартисты, – сказал виконт, не глядя на Пьера. – Теперь трудно узнать общественное мнение Франции.
– Bonaparte l'a dit, [Это сказал Бонапарт,] – сказал князь Андрей с усмешкой.
(Видно было, что виконт ему не нравился, и что он, хотя и не смотрел на него, против него обращал свои речи.)
– «Je leur ai montre le chemin de la gloire» – сказал он после недолгого молчания, опять повторяя слова Наполеона: – «ils n'en ont pas voulu; je leur ai ouvert mes antichambres, ils se sont precipites en foule»… Je ne sais pas a quel point il a eu le droit de le dire. [Я показал им путь славы: они не хотели; я открыл им мои передние: они бросились толпой… Не знаю, до какой степени имел он право так говорить.]
– Aucun, [Никакого,] – возразил виконт. – После убийства герцога даже самые пристрастные люди перестали видеть в нем героя. Si meme ca a ete un heros pour certaines gens, – сказал виконт, обращаясь к Анне Павловне, – depuis l'assassinat du duc il y a un Marietyr de plus dans le ciel, un heros de moins sur la terre. [Если он и был героем для некоторых людей, то после убиения герцога одним мучеником стало больше на небесах и одним героем меньше на земле.]
Не успели еще Анна Павловна и другие улыбкой оценить этих слов виконта, как Пьер опять ворвался в разговор, и Анна Павловна, хотя и предчувствовавшая, что он скажет что нибудь неприличное, уже не могла остановить его.
– Казнь герцога Энгиенского, – сказал мсье Пьер, – была государственная необходимость; и я именно вижу величие души в том, что Наполеон не побоялся принять на себя одного ответственность в этом поступке.
– Dieul mon Dieu! [Боже! мой Боже!] – страшным шопотом проговорила Анна Павловна.
– Comment, M. Pierre, vous trouvez que l'assassinat est grandeur d'ame, [Как, мсье Пьер, вы видите в убийстве величие души,] – сказала маленькая княгиня, улыбаясь и придвигая к себе работу.
– Ah! Oh! – сказали разные голоса.
– Capital! [Превосходно!] – по английски сказал князь Ипполит и принялся бить себя ладонью по коленке.
Виконт только пожал плечами. Пьер торжественно посмотрел поверх очков на слушателей.
– Я потому так говорю, – продолжал он с отчаянностью, – что Бурбоны бежали от революции, предоставив народ анархии; а один Наполеон умел понять революцию, победить ее, и потому для общего блага он не мог остановиться перед жизнью одного человека.

wiki-org.ru

«Кадыров прислал старейшин. Старейшины тренировку одобрили»

Советский футболист и российский тренер - о вкусе ламы, 51-летнем форварде и жизни вне футбола.

2018-09-06T09:55:11+03:00

Советский футболист и российский тренер - о вкусе ламы, 51-летнем форварде и жизни вне футбола.

Общаться с безработными тренерами – особенное занятие. Не любят они это слово – «безработный». И состояние свое норовят классифицировать иначе. Один переосмысливает пройденный этап, другой систематизирует багаж, третий отвергает предложения одно за другим.

Виталий Шевченко, с которым не виделись много лет, все так же прям, как когда-то. Внешне и внутренне.

– Уже на пенсии, чего там. Приезжай, поговорим.

Приехал. Застал пенсионера крепким, здравым, бросившим курить.

– Какое место занимает сейчас футбол в вашей жизни?

– Остался интерес. Что-то смотришь, анализируешь. На «Матч Премьер» пару раз звали. После 2010-го, когда закончил тренировать, два года ездил в Боливию, консультировал «Боливар». Теперь шестой год дома. Футбол по-прежнему один из главных приоритетов в жизни.

– Весь сезон консультировали в Ла-Пасе? 

– Приезжал на три-четыре месяца. Подсказывал, советовал. Без контракта, на дружеской основе. Там помнили меня по 1992–1994 годам, когда выиграл с «Боливаром» чемпионат страны и еще раз стал вторым.

– Платили?

– Тоже по-дружески, не особо. Но тогда и не нужно было. Только закончил тренировать, хватало. Хотя и сейчас хватает.

– С тех пор бывали в Боливии?

– Регулярно бываю. Дочь, зять, все там. Внучке двадцать, в Америке учится. Внук школу заканчивает.

– Футболист?

– Была у меня такая мечта. Вроде с задатками, резкий. Начал заниматься, потом учеба перебила. Может, если бы я рядом был, довел бы парня до какого-то уровня.

– Семья дочери по боливийским меркам – элита?

– Средний класс, может, чуть выше. Страна не проблемная, к нам хорошо относятся, экономика стабильная. Немножко инфляция, но скачков резких нет.

– К высоте Ла-Паса, 3600 метров над уровнем моря, быстро привыкаете?

– Адаптация требуется. Поначалу дышать тяжело, потом легче. Сюда возвращаешься, сдаешь кровь – не хватает красных кровяных телец, организм вынужден дополнительно вырабатывать. Но если там жить постоянно, проблем нет. Кухня любая, с упором на мясо, ламу едят.

– Пробовали?

– Вкусная. Страус и лама, особенно высокогорная, считаются диетическим продуктом.

– Если еще позовут в Ла-Пас работать, готовы?

– Готов, но вряд ли позовут. Много времени прошло.

– А в России?

– То же самое. Поначалу думал: как хорошо, передохну пару лет. Но выбыл из обоймы, и все, затишье. А самому влезать во что-то, начиная с низов, уже не хочется, неинтересно. Так что особо не надеюсь.

– Сколько у вас пенсия, если не секрет?

– 18-20 тысяч, как у многих. Что-то осталось, накопилось. Живу.

– Неужели за шесть последних лет ни разу никуда не звали?

– Шла речь о Казахстане, клубе и сборной. В Баку звали. С Израилем был вариант. С ФНЛ тоже, уровня «Шинника». Такого, чтобы хотел и сорвалось, не было. Обжегся на «Роторе», повторения не хотелось.

– Кто вас там обжег?

– Встречался с губернатором, он обещал помочь. Но ничего своего не было, ни базы, ни структуры. Тренировались в одном месте, обедали в другом, баня в третьем. Владимир Горюнов, бывший хозяин «Ротора», звал на клубную базу, которая осталась за ним после развода с клубом. Процентов тридцать скидку давал за аренду. Но у властей с Горюновым отношения не сложились, команда скиталась тут и там. Я должен был спасти – не вышло, вылетел «Ротор». Хотя обещания сверху давались под возвращение, еврокубки и титулы. Так обещаниями и остались.

– Вы ведь не только в «Роторе» обжигались. В «Ростове» и «Тереке» тоже.

– Характер такой. Несдержанный немножко, взрывной. В «Ростове» шло нормально, игра была. Но Иван Саввиди требовал выиграть Кубок, потому что в предыдущий год «Ростов» играл в финале. А мы из Кубка вылетели, и началось: не выполнил задачу. В чемпионате шли так же, как до меня, ни провала, ни всплеска. Но команда потихоньку строилась.

– И как проявилась ваша несдержанность?

– Саввиди упрекнул за невыигрыш Кубка: обещал, мол. Хотя я не обещал, а говорил, что постараюсь. Он резкий в эмоциях, я тоже. Отстаивал свое мнение. Некоторые отступают, я не хотел. Так и разошлись. Потом где-то промелькнуло, что Саввиди вроде бы жалел об уходе Шевченко.

– В раздевалку приходил?

– Нет, потому что это специально оговаривалось перед моим приходом. Поставил условие: владелец не приходит в раздевалку. Он говорит: а мне и не надо, по-другому решу вопрос. Вызову игроков к себе и скажу, что хочу.

– Зачем же в «Терек» пошли? Начальство там даже в сравнении с Саввиди - не флегматики.

– По результатам в «Тереке» хорошо шли. И играли неплохо. Но они не платили четыре-пять месяцев, с деньгами почему-то тяжело было. Меня спросили на пресс-конференции после матча, думаю ли выходить в премьер-лигу. Какая, отвечаю, премьер-лига, если команде не платят? Опять несдержанность. Промолчал бы – мог работать дальше. А так, конфликтная ситуация. Начальник команды довел: пора уходить.

– В Грозном вы вряд ли могли ставить условие насчет неприхода владельца в раздевалку.

– Там нет. Но с Рамзаном нормальные отношения были. Кадыров понимал, что нужно для футбола. Может, стоило прямой диалог с ним наладить, но при первой встрече договорились общаться через Хайдара Алханова, министра спорта, который меня приглашал. Напрямую, наверное, было бы правильнее.

– В «Тереке» – и не было денег?

– Так сложилось на тот момент. Играли в Пятигорске, тренировались в Кисловодске, в Грозном я вообще ни разу не был с командой, всей ситуации не знаю.

– При Александре Тарханове «хаммер» главы республики, говорят, въезжал прямо на футбольное поле, если ему вдруг требовалось общение.

– При мне не въезжал. Но на тренировках Кадыров бывал, общались. После матчей заходил в раздевалку. Старейшин присылал. Старейшины тренировки одобрили.

– Это как?

– Привезли в Кисловодск уважаемых людей в национальных одеждах. Они посмотрели тренировку. Сказали – понравилось, доверяем, все делаете правильно, продолжайте. И уехали.

– А вы, значит, не оправдали их доверия, когда публично рассказали про долги?  

– Я привел с собой игроков – Малая, Варламова, Крамаренко, Корытько, Корнаухова. Надо было за них бороться, потому и сказал.

– Как рассчитывались при расставании Саввиди и Кадыров? Отдали положенное по контракту?

– Не требовал этого. Все на личных договоренностях. Не сложилось? Заплатите за отработанное, на остальное не претендую. Наверное, неправильно, но я так считал. Может, потому и увольняли? (Смеется.) Из «Торпедо» так же ушел. Старался, чтобы был нормальный контакт. А начнешь требовать все по контракту – не уволят, но и работы не будет.

– В последние годы к агентам за трудоустройством не обращались?

– Да как-то нет. Сейчас поздно, мне почти 67. А раньше стоило бы. Но мы же из Советского Союза, по-другому устроены. Нужен – позовут, самому набиваться неловко. Да и поработал достаточно, в 61 закончил.

– Семину 71 – работает.

– А кто еще? Тарханов, который чуть моложе меня, и все. Газзаев, Гаджиев, Игнатьев – уже нет.

– С кем из мира футбола общаетесь сегодня?

– Игроки звонят иногда. Женька Корнюхин, Кормильцев, врачи, персонал. Редко, но бывает. А я и не жду особо. Мы прожили вместе хорошее время, подлостей друг другу не делали, говорили все в глаза. Дальше у них своя жизнь, у меня своя. Если встречаемся с теми же Казаковым, Вязьмикиным, Петраковым – всегда привет, как дела. Взрослые мужики делали и обсуждали общее дело. А звонить, чтобы полялякать, – зачем? Вот с Сашкой Ярдошвили, доктором, дружим. Я еще играл, когда Симонян позвал его в одесский «Черноморец». С Никитой Палычем, кстати, тоже всегда рад увидеться. 

– Остались футболисты, обиженные на вас?

– Не знаю. Старался по справедливости поступать, любимчиков не было, но всем не угодишь.

– Судьбу Бугаева знаете?

– Про пьянство знаю. Еще когда играл, с трудом справлялся. Мог пивом похмелиться, заснуть, пропустить тренировку. Гены, думаю, от отца. В «Томи» полгода поиграл у Петракова, вроде бы что-то наладилось, потом опять.

– «Торпедо» – главная команда в вашем тренерстве?

– В России – да. В Боливии и Израиле свои истории, тоже добивался чего-то. А в «Торпедо» было время, чтобы делать хорошую команду. И отношения с владельцем позволяли. Владимир Алешин поверил, предоставил возможность. Дважды четвертые, бронза – тогда выше все равно не подняться было, не тот бюджет. Как на Украине – сколько ни работай, а Киев и Донецк все равно не обыграешь.

– В 2005-м вы возглавляли донецкий «Металлург». Правда, что у «Шахтера» еще до начала сезона было от вас 6 гарантированных очков?

– Имелось подозрение. И слухи шли. В какой-то момент команда раскололась на этой почве, я принял сторону иностранцев, ставил больше их, чем украинцев. Как раз после матча с «Шахтером».

– Установка шла через игроков? 

– Думаю, да, причем давно. На меня никто не давил. А иностранцы хорошие в «Металлурге» подобрались. Тот же Яя Туре начинал там в 20 лет, Деметрадзе…

– Хорошо, проиграли вы «Шахтеру». Крик в раздевалке, открытый конфликт?

– Были догадки – не было доказательств. Перестал доверять трем-четырем, вот и все.

– С Владимиром Алешиным хорошо расстались?

– Проиграли два-три матча, он собрал команду. Критиковал футболистов, кого-то справедливо, кого-то нет, на мой взгляд. Я встрял, начал защищать. «А вы помолчите», – сказал Алешин. Тогда я развернулся и ушел. Как тренер может руководить командой, если ему такое при футболистах говорят? Расстались. Но потом, когда встречались, общались по-доброму. Алешин с теплотой вспоминал те времена.

– Знаю, что он обещал вам квартиру. Купил?

– Действительно, был уговор. «Два-три года поработаешь – квартира». Обещание Алешин сдержал. По деньгам у него всегда было четко: на звезд не хватало и зарплаты не заоблачные, но без задержек. 

– Вы работали в четырех странах: Россия, Боливия, Израиль, Украина. Где правильнее устроен футбол?

– Забыли пятую страну – Советский Союз. Мне кажется, правильнее всего футбол был устроен в СССР. И результаты были мирового уровня, и игроки. Сейчас, после чемпионата мира, самое время сделать что-то для будущих поколений. Чтобы дети даже из бедных семей могли заниматься по всей стране. Удобный момент.

– Сборная Россия на ЧМ вас убедила?

– Результатом – да, игрой нет. Хотя Черчесов извлек из команды максимум. Особенно в старании и самоотдаче.

– Вы в «Торпедо» тоже начинали с обороны. И футбол поначалу показывали не слишком красивый.

– Не знаю тренеров, которые бы начинали строить команду с атаки. Сначала фундамент, потом стены.

– В вашей тренерской карьере девять российских клубов. С теневыми футбольными персонажами пересекались?

– Общался, конечно. Некоторые футбол понимали и любили, охотно о нем говорили. Проблем никогда не было.

– Серьезные люди из Раменского были против вашего ухода из «Сатурна» за пять туров до конца сезона-2003. Почему не отстояли?

– Может, не смогли, решение принималось в других сферах. Потом у меня была встреча, где услышал: ошибка, не переживай, начнем по новой. Не вышло. А шел тогда «Саутрн» хорошо, думаю, могли финишировать в тройке. В итоге – 7 место.

– При увольнении звучали намеки на некоторую вашу хандру в тот период. И вытекающее бытовое поведение.

– Уже говорил как-то: уволили алкоголика Шевченко, позвали трезвенника Романцева. Удачный ход.

– Причину-то вам озвучили?

– Сказали что-то вроде «так сложилось», ни слова ни про какую хандру. Хотя дело в том, я думаю, что у них возник момент взять Романцева. Только что из «Спартака», великий, авторитетный. Боялись, что перехватят, хотели опередить. Кстати, Романцева убрали из «Спартака» после поражения от «Сатурна». 1:0 мы их обыграли, Павлович забил.

– Когда были игроком – зажигали?

– Пьяницей не был. После игры могли собраться, выпить шампанского. Один раз написали про меня что-то такое, когда сбежал из московской больницы. Сделал операцию, месяц, два – никаких улучшений. Взял и уехал в Киев, где мне быстро все залечили. Но появилась статья: напился, скрылся. Не было ничего такого. Жара, рана не зарастала, устал ждать.

– Операция помогла?

– Играл потом, но уже не на таком уровне.

– Сами чувствовали или вам говорили?

– Сам – нога не сгибалась как надо. Потом аппендицит, тромбоз, три года пропустил, скорость ушла. В 75-м вернулся на приличный уровень. Много забивал в Одессе, город, говорят, восхищался.

– 1997 год, Ижевск, «Газовик-Газпром». Ваш руководитель – играющий президент клуба Владимир Тумаев, 51 год, около центнера весом. Могли тогда представить, что 20 лет спустя он будет обвиняться в заказном убийстве?

– Общались семьями, ни разу не видел ни малейших признаков. Тумаев был по-детски влюблен в футбол. Просил выпускать в конце, когда счет позволяет. Или в начале, чтобы на совещание успеть. Искренне верил, что хороший футболист. Кстати, действительно неплохой, но не на шестом же десятке в профессиональной лиге.

– Хозяин клуба – и просил тренера?

– Так было заведено. Да и не мог он сам себя выпустить. Я шутил в ответ: «По премиальным рассчитаешься – сыграешь». Как-то звонит: «Только что перечислил команде долги – выпускай сегодня». Сильная личность, поднял футбол в Ижевске в тот период.

– Кто в вашей игроцкой жизни самый главный тренер?

– Все понемногу. Алескеров, поставивший меня в 16 лет в основу «Нефтчи». Мамедов. Лобановский. Николаев в сборной. Симонян в Одессе.

– А кто в вашей тренерской карьере самый главный игрок?

– Даже тройкой не обойдусь. По значимости, таланту, отношению к делу – Зырянов, Даев, Семшов, Кормильцев, Смертин. В Боливии – Эчеверри.

– 18 лет собираюсь спросить. У вас есть объяснение тому, что судья Ключников отработал первый и второй тайм «бронзового» матча «Торпедо» – «Анжи» в сезоне-2000 совершенно по-разному?

– Нет. Да и потом, пенальти в добавленное время был, я считаю. Второй тайм провели здорово, пошли ва-банк. В четыре нападающих заканчивали, не давая «Анжи» бегать в контратаки. Сейчас уже и не вспомнить деталей, давно было.

– Где жарче – в Израиле или Элисте?

– В Израиле, конечно. Не всегда был свет на стадионах, приходилось играть днем, а там хамсин, невероятно душный ветер с Африки. Тренировались рано утром или в сумерках. Страшное пекло.

– Арабо-израильским конфликтом не зацепило?

– Один раз только. Отчасти. Поехали с женой в Тель-Авив, решили заглянуть к знакомым. Сейчас позвоним, думаем, если их дома нет, в кафе посидим. Оказались дома, мы к ним. А в том кафе - теракт.

– Где чаще бываете - в Москве или на даче?

– Дачи нет у меня. Всю жизнь на сборах, насмотрелся на безлюдье, в город тянет. Тут мое место.

– Будь возможность поменять что-то в жизни, что поменяли бы?

– У каждого человека, думаю, есть не один ответ на этот вопрос. Бросишь взгляд назад – многое видится иначе. Однако я хорошо поиграл в футбол, хорошо поработал тренером, повидал мир. Мог взлететь выше, взять больше титулов. Но не жалею. Я прожил хорошую жизнь. 

Виталий Викторович Шевченко

Родился 2 октября 1951 года в Баку. Советский нападающий, российский тренер.

С 1968 по 1983 год выступал за «Нефтчи» (Баку), «Динамо» (Киев) «Черноморец» (Одесса), «Локомотив» (Москва). Провел 298 матчей, забил 63 мяча. 

С 1970 по 1972 год провел 13 матчей за сборную СССР (4 гола). 

Чемпион СССР (1975), обладатель Кубка обладателей кубков (1975), Суперкубка УЕФА (1975). 

С 1986 по 2010 год тренировал «Локомотив» (Москва) (начальник команды), «Боливар» (Боливия), «Хапоэль» (Беэр-Шева), «Ирони» (Ришон-ле-Цион), «Уралмаш», «Газовик-Газпром», «Уралан», «Торпедо» (Москва), «Сатурн-Ren TV», «Ростов», «Металлург» (Донецк), «Терек», «Черноморец» (Одесса), «Ротор». 

Чемпион Боливии (1992), бронзовый призер чемпионата России (2000), финалист Кубка Интертото (2007), бронзовый призер чемпионата Израиля (1994). 

Фото: РИА Новости/Владимир Родионов, globallookpress.com, РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Виталий Белоусов, РИА Новости/Алекс Аминев, РИА Новости/Владимир Федоренко

Еще больше про футбол здесь:

5 надежд сборной России. Возможно, именно они станут новыми героями страны

Джон Терри – в «Спартаке»? Вряд ли. Надо искать другие варианты

Где хранятся усы надежды и кто придумал их носить? Отвечает сборная России

matchtv.ru

Виталий Викторович Шевченко Википедия

Вита́лий Ви́кторович Шевче́нко (2 октября 1951, Баку, Азербайджанская ССР, СССР) — советский футболист, российский футбольный тренер.

Отец — Виктор Шевченко.

Карьера

Окончил Киевский институт физкультуры и Высшую школу тренеров в Москве.

Клубная

С 1975 по 1982 год защищал цвета одесского «Черноморца», проведя 192 официальных матча и забив 38 мячей. Играя за одесскую команду, в 1977 году вошёл в список лучших футболистов УССР (укр.)русск.. Кроме «Черноморца» выступал за команды: «Нефтчи» (Баку) (1968—1971), «Динамо» (Киев) (1972—1975), «Локомотив» (Москва) (1982-83).

В 1972 году с интервалом в месяц два раза травмировал одну ногу, в результате получил повреждение боковой связки и надрыв мениска. Затем перенёс аппендицит, что из-за врачебной ошибки привело к тромбозу подвздошной вены. В результате за 3,5 сезона в «Динамо» Шевченко провёл только семь матчей.[1]

В сборной

В составе сборной СССР провёл 13 матчей, в которых забил 4 мяча.

Тренерская

Был начальником команды в московском «Локомотиве» (1985-92). По собственному признанию, был больше тренером-помощником Юрия Сёмина, чем администратором[2].

В 1992 отправился продолжать тренерскую карьеру в Боливию, куда его пригласил президент одного из ведущих клубов страны «Боливара» Марио Меркадо. Последний приметил Шевченко, когда тот в 1990 выступал с лекциями и показательными тренировками в США (Шевченко был вместе с «Локомотивом» в турне по США). Через сезон вместе с командой стал чемпионом Боливии.

В 1994 переехал в Израиль, где принял местную команду «Хапоэль» (Беэр-Шева). Вместе с командой завоевал бронзовые медали чемпионата, вышел в Кубок УЕФА.

В следующем сезоне у Шевченко возникли разногласия с новым президентом клуба, из-за чего он подписал контракт с другой командой из Израиля — с «Ирони» (Ришон-ле-Цион). Проработал в новой команде недолго и спустя некоторое время под давлением мэрии города Беэр-Шевы и за счёт приличной неустойки «Ирони» вернулся в «Хапоэль».

В 1996 вернулся в Россию, где принял в мае «Уралмаш». Команда перед вторым кругом оказалась в зоне вылета, но при этом участвовала в Кубке Интертото. Игры на 2 направления команда не выдержала и по итогам сезона вылетела в 1-й дивизион.

В 1997 продолжил карьеру тоже в 1-й лиге, приняв команду «Газовик-Газпром» из Ижевска. В команде по сути проработал полгода, так как в середине сезона оказался на больничной койке.

Сезон 1998 провёл на тренерском мостике команды «Уралан». Вместе с командой выступил неплохо (7-е место), но из-за разногласий с новым президентом команды покинул Элисту.

В 1999 занял пост главного тренера «Торпедо» (Москва). В команде провёл 4 сезона. За это время Шевченко удалось создать самобытный коллектив, который на рубеже 1990—2000-х демонстрировал достаточно яркий футбол и регулярно претендовал на призовые места в чемпионате России. Во главе «Торпедо» Шевченко стал бронзовым призёром чемпионата России 2000 года. С 2002 года в лужниковском клубе начались финансовые трудности, и летом того же года Шевченко покинул «Торпедо».

Затем работал главным тренером в командах: «Сатурн» Раменское (2002-03), ФК «Ростов» Ростов-на-Дону (2004), «Металлург» Донецк (2005), «Терек» Грозный (2006).

27 июня 2010 года был назначен главным тренером волгоградского «Ротора»[3]. В декабре 2010 года покинул пост"[4]. С тех пор находится без работы.

Достижения

В карьере игрока
В карьере тренера
  • Чемпион Боливии (2): 1992,1994
  • Финалист Кубка Боливии (1): 1992[en]
  • Обладатель Кубка Тото (1): 1995-96
  • Бронзовый призёр Чемпионата России (1): 2000
  • Финалист Кубка Интертото (1): 2007
  • Бронзовый призёр Чемпионата Израиля (1): 1994

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о