Финансовый фэйр плей – fair play

Новости

Что такое финансовый фэйр-плей? | MilanAC.ру

Предлагаем ознакомиться с материалом обозревателя ESPN Габриэле Маркотти, который пытается разобраться в тонкостях нового проекта УЕФА.

На прошлой неделе у меня возникла возможность провести немного времени в Монако с Мишелем Платини и другими топ-менеджерами УЕФА. Финансовый фэйр-плей (ФФП) был одной из главных тем разговоров, и это неудивительно. Очевидно, что ФФП — одно из самых важных нововведений Платини в роли президента УЕФА. От успеха проекта во многом зависит, будут ли у француза шансы возглавить ФИФА либо же он исчезнет со сцены, когда истечет срок его мандата.

Основная задача ФФП — уменьшить убытки клубов. Если вы из тех интеллектуалов, которые зачитываются юридической литературой, то можете попытаться разобраться в тонкостях новой системы на официальном сайте УЕФА. Несоблюдение ФФП может повлечь за собой лимит на состав команды при участии в Лиге чемпионов и Лиге Европы, штрафы, изъятие призовых денег и, в конце концов, дисквалификацию.

Ключевые моменты ФФП до сих пор вызывают много вопросов. В некоторых разобраться довольно легко, другие требуют предположений и умозаключений. Вот моя попытка немного прояснить ситуацию.

Вопрос. Что помешает богатому владельцу попросту заключить фиктивную сделку между одной из своих компаний и своим клубом, чтобы завышать доходы? К примеру, владелец может подписать спонсорский договор на 200 миллионов долларов между своими фирмой и клубом, получив большое количество денег на трансферы.

Ответ. Многие говорят об очень выгодной спонсорской сделке, которую Ман Сити подписал с Etihad, авиакомпанией, которая принадлежит Шейху Мансуру, как и сам клуб. УЕФА пристально следит за подобными договорами. В правилах говорится, что такие сделки будут регулироваться, учитывая контракты других клубов. Например, если у Барселоны есть спонсорская поддержка в размере 50-ти миллионов евро, то клуб, который имеет намного меньший доход, чем каталонцы, может рассчитывать на сделку в размере 200 млн. Скорее всего УЕФА подсчитает необходимую пропорцию, которая будет применима для всех.

Представители УЕФА четко дают понять, что лазеек, по которым можно обойти ФФП, не существует. Никаких транзакций между клубами и «сторонними» компаниями. Вновь приводя в пример Ман Сити — клуб не может продать условную ручку другой компании Мансура или ему самому за сто миллионов долларов. А если и может, то лишь за цену, которая будет подсчитана согласно правилам ФФП.

Вопрос. Вы действительно думаете, что УЕФА сможет добиться выполнения этих правил? Не дойдет ли до судебных процессов?

Ответ. В УЕФА убеждены, что ФФП будет работать. В правилах четко расписано, какие действия являются законопослушными, а какие нет. Недовольный клуб может подать прошение в Арбитражный суд по делам спорта, но не более. Никаких апелляций.

Я не юрист, но могу представить лишь один судебный процесс — против легальности ФФП как такового, а не конкретных его моментов. Думаю, все возможно, но, учитывая, что и клубы, и Европейская комиссия поддерживают ФФП, УЕФА уверен в своих начинаниях. Впрочем, даже если до суда и дойдет, то дело будут рассматривать на протяжении нескольких лет.

Вопрос. Учитывая скорое введение ФФП и тот факт, что владельцы клубов не смогут покрывать серьезные финансовые потери, как объяснить траты Челси, Ман Сити, ПСЖ и, к примеру, Зенита, выложившего 100 миллионов евро за Халка и Акселя Витселя?

Ответ. Это довольно сложно объяснить. Видимо, у руководства этих клубов есть план, согласно которому резко возрастут доходы. Этот момент многие упускают. В Дополнении XI официальных правил ФФП предполагается, что у клубов, имеющих четкие проекты по достижению уровня безубыточности, проблем не возникнет. Тем более, все трансферы совершаются с одобрения УЕФА.

Вопрос. А никого не волнует, что Зенит поддерживается Газпромом, который также спонсирует УЕФА? А ПСЖ из Франции — родины Платини, потому будет иметь поблажки со стороны президента…

Ответ. Честно говоря, я не понимаю этих аргументов. Платини уже не раз говорил, что правила ФФП применимы к ПСЖ точно так же, как и ко всем остальным клубам. В авторитете Мишеля и достоверности его слов сомнений нет, тем более, не забывайте, что его амбиции идут далеко за пределы кабинета президента УЕФА. Что касается Газпрома, это большая компания, спонсирующая множество проектов. Но ведь она не владеет УЕФА, да и спонсорство россиян не выглядит определяющим. К примеру, такое же соглашение с УЕФА заключил и Unicredit, который, по сути, владеет половиной акций Ромы. Но почему-то римский клуб никаких подозрений не вызывает.

Вопрос. Но Платини ведь не хватит смелости исключить из Лиги чемпионов клубы с такой солидной базой фанов как Ман Сити, Челси и ПСЖ, не так ли? Спонсоры и ТВ-компании, платящие большие деньги за права на показ матчей, устроят настоящий скандал.

Ответ. Думаю, все забыли, что правила ФФП обсуждались и утверждались при поддержке Европейской ассоциации клубов. Главными активистами в этой организации являются большие прибыльные клубы — например, Бавария и МЮ. Конечно, у них есть свои причины поддерживать ФФП — им ничего не грозит, а у конкурентов могут возникнуть проблемы.

Но если Платини каким-то образом пойдет на уступки, то те влиятельные клубы, с чьими финансами все в порядке, естественно выступят против. Представьте угрозу игнорировать ЛЧ из уст представителей Баварии и МЮ! Это ударит по прибыли ТВ-компаний и спонсоров куда больше, чем отсутствие в турнире условных ПСЖ и Ман Сити.

К тому же, исключение из Лиги чемпионов — последняя, самая жесткая санкция. Это не только снижение престижа клуба, но и огромный удар по его бюджету. Скорее всего, до этого дойдет только в крайней ситуации. УЕФА даст клубам большие шансы оставаться на плаву. Честно говоря, я думаю, если кто-то продолжит сорить деньгами из года в год, найдутся другие способы остановить его.

Вопрос. И какие же?

Ответ. Штрафы. Скорее всего, в этом направлении и будут действовать. Нечто вроде «налога на роскошь», который существует в NBA и MLB. Допустим, убытки клуба составляют 50 миллионов евро, а ФФП позволяет потерять лишь 20. В такой ситуации логичным было бы, к примеру, выплатить по доллару за каждый доллар «за лимитом». 30 миллионов долларов в пользу УЕФА как «налог на роскошь». Эти деньги могут пойти на благотворительные инициативы, на помощь другим клубам, в призовые фонды турниров.

Таким образом, богатые владельцы клубов, вроде Шейха Мансура и Романа Абрамовича, могут продолжить тратить, сколько захотят, но будут действовать куда осторожнее.

Конечно, это только один из возможных сценариев. Представители УЕФА ведут себя очень уклончиво и лишь утверждают, что никаких проблем с введение ФФП не возникнет. То есть, нет даже смысла столь пристально пытаться разобраться в его правилах. Но не стоит верить им на слово. Все-таки мы хотим понять, как изменится футбольный мир в ближайшие годы.

Материал Габриэле Маркотти, soccernet.espn.go.com

Перевод и адаптация Юрий Шевченко

milanac.ru

Что такое финансовый Fair Play и как ПСЖ его обманул? — Real-Madrid.ru

«ПСЖ» вчера вечером закрыл вопрос о трансфере Килиана Мбаппе, 18-летнего нападающего «Монако», который стал вторым самым дорогим трансфером в истории после Неймара. Парижский клуб, которым руководит катарец Нассер аль-Хелаифи, потратил более 400 млн на бразильца и француза (222 за Неймара, 180 за Мбаппе). И это только на трансферы, не считая окладов игроков и других переменных. Как «ПСЖ» сумел перевернуть вверх дном футбольный трансферный рынок? Сколько французский клуб может тратить? Каков предел?

В 2011 году УЕФА создала правило финансового Fair Play, чтобы «поправить экономическое здоровье европейских клубов». Что это значит? Согласно правилу ни один клуб не может тратить больше, чем зарабатывает. Последнее издание правил честной финансовой игры было напечатано в июне 2015 года, по нему клубы могут тратить больше, чем заработали, если их доход в течение трех последующих лет превысит отметку 5 млн. А именно, «ПСЖ» должет выставить свои счета (402 млн евро за трансферы Неймара и Мбаппе, зарплатная ведомость всей команды, тренеров, работников клуба, все типы затрат) и гарантировать, что его доход в следующие три года преодолеет отметку 5 млн. Также запрещено получать доход (спонсорство, аудио-визуальные права), которые бы убивали конкуренцию и были выше рыночных. Вложения в развитие спортивной инфраструктуры и развитие юношеского и женского футбола исключены из раздела платежей.

У клубов могут быть долги? Финансовый Fair Play также ограничивает сумму долга, которая может быть у клуба. Максимум, позволенный для сезона 2017/18 — 30 млн. На 15 млн меньше, чем был установлен в сезонах 2013/14 и 2014/15. Ни у одного клуба не должно быть висящих долгов другим клубам, своим игрокам или налоговым своих стран. УЕФА не допускает к соревнованиям те команды, которые не выполнили эти обязательства.

Каковы санкции? Различные дисциплинарные средства, которые зависят от того, как сильно нарушено правило Fair Play, — следующие:

1) предупреждение,
2) извещение,
3) штраф,
4) лишение очков,
5) задержание дохода, полученного в соревнованиях под эгидой УЕФА,
6) запрет регистрировать новых игроков в соревнованиях под эгидой УЕФА,
7) ограничение числа игроков, которых клуб может регистрировать, чтобы участвовать в соревнованиях под эгидой УЕФА, включая установление предела в зарплатной ведомости игроков, зарегистрированных в списке A.
8) дисквалификация из текущих соревнований и(или) будущих соревнований
и, в конце концов,
9) лишение титула или премии.

Был ли кто-то уже наказан в Европе за нарушение правила Fair Play?

Да. С момента вступления в силу этого правила, его нарушили семь клубов. Самые памятные случаи: «Малага» в 2012 осталась без еврокубков; турецкий «Бурсаспор» был исключен из соревнований в сезоне 2015/16. Другие: «Галатасарай», «Хайдук», «Осиек», «Рапид» Бухарест и «Динамо» Бухарест, «Партизан».

Что сделали «ПСЖ», чтобы избежать наказания за нарушение правила? Для этого они перехитрили нормы ФИФА по трансферу игроков — они взяли Мбаппе в рамках аренды. Взамен, они обязались выплатить «Монако» 150 млн + 30 млн на следующий год, когда будет осуществлен полноценный трансфер. Благодаря этой юридической уловке парижский клуб избежит того, чтобы, после трансферов Неймара и Мбаппе, его затраты были выше дохода, и нарушили правила финансового Fair Play.

real-madrid.ru

Финансовый фэйр-плей по-русски — Чемпионат

Сегодня мы завершаем цикл статей, рассказывающих о таком явлении в мировом футболе, как финансовый фэйр-плей. Ранее мы рассказали, что в целом значит это понятие, а также пояснили, какие уловки могут использовать клубы, чтобы обойти границы финансового фэйр-плей. Теперь пришла пора поговорить о том, какие последствия для российских клубов будет иметь финансовый фэйр-плей, который в скором времени будет введён.

Из тех заявлений, что делали руководители отечественных клубов относительно появления финансового фэйр-плей, можно сделать вывод – российские гранды не шибко-то опасаются этого «зверя».

«Нам было дано множество разъяснений на этот счёт. Регулирование там очень серьёзное. Спрашиваете, как у «Локомотива» дела с финансовым фэйр-плей? А у нас всё хорошо«, — так комментировала своё отношение к новому явлению Ольга Смородская, президент «Локомотива».

Ольга Смородская

«Новая концепция введённого УЕФА финансового фэйр-плей не только ограничивает клубы, но и защищает их интересы. Предложение УЕФА направлено на защиту больших клубов от банкротства из-за неподъемных кредитов, а маленьких – от неконтролируемой потери ведущих игроков. Оно стимулирует клубы развивать собственные спортивные школы, инфраструктуру, строить стадионы и получать доход, чтобы вкладывать деньги в приобретение новых игроков. Очевидно, что речь будет идти об ограничении средств, получаемых клубами по банковским кредитам. «Зенит» намерен выручать от трансферов больше, чем тратить«, — отметил генеральный директор «Зенита» Максим Митрофанов.

Максим Митрофанов

«Данный проект был давно известен, так что для клубов Премьер-Лиги новых факторов открыто не было. Безусловно, здравое зерно в этом проекте есть, но в то же время он немного наивен. С другой стороны, не предпринимать ничего тоже неправильно, ведь участились случаи банкротства клубов. Очень велика пропасть между обеспеченными клубами и менее обеспеченными, так что УЕФА таким неоднозначным способом пытается повлиять на сложившуюся ситуацию. На мой взгляд, наши клубы вполне могут более внимательно относиться к своим расходам, в первую очередь речь идёт о затратах на трансферы и зарплаты игроков. Это 70 процентов расходной части бюджета любого клуба, а то и больше. Если клубы сочтут возможным немного более аккуратно относиться к своим тратам, то вполне можно вписаться. Не забывайте, что за первые три года можно допустить дефицит бюджета в 45 млн евро, то есть по 15 млн за сезон. Для российского чемпионата это большие деньги, для кого-то это размер годового бюджета. Требование вполне разумное. Правда, иногда случаются траты на трансферы, которые могут всё перекрыть, но тут нужно будет дисциплинированно отнестись к тратам… «, — такова позиция генерального директора ЦСКА Романа Бабаева.

Максим Митрофанов и Роман Бабаев

Что же заставляет руководителей наших ведущих клубов так оптимистично смотреть в будущее? На самом деле, Роман Бабаев описал всё очень чётко. Если клуб хотя бы попадает в групповую стадию Лиги чемпионов, ему и море по колено. Правила финансового фэйр-плей он при таком раскладе может нарушить, если только совершит несколько сумасшедших трансферных сделок. Наши клубы постепенно учатся зарабатывать – это не пустые слова, доходы ведущих клубов растут за счёт выстраивания маркетинговой политики. Но, конечно, главным остаётся вопрос с телеправами. Если из телевидения удастся выжать приличный контракт, то часть проблем решится сама собой. Однако в этом направлении нужно работать — российские телекомпании пока не намерены платить более 60 млн долларов за сезон. А нужна сумма, которая хотя бы в 2,5-3 раза превышала эти 60 млн.

Естественно, новая система заставит клубы сократить контракты звёздным игрокам. Это касается и иностранцев, и россиян. Платить 5,5 млн евро Кевину Кураньи — для «Динамо» это будет чересчур, если команда не пробьётся в Лигу чемпионов. С другой стороны, при финансовом фэйр-плей зарплаты игроков по всей Европы значительно снизятся. Возможно, и трёх миллионов для звёзд масштаба Кураньи будет достаточно. К тому же у того же «Динамо» отношения с ВТБ обставлены таким образом, что банк вполне может оказывать клубу спонсорскую помощь, которая не будет учитываться как средства, получаемые от владельца… Но это уже частности, возможно, уход от системы и не понадобится. Вероятно, финансовый фэйр-плей вынудит РФС отменить лимит на легионеров. Всем известно, что введённое ограничение взвинтило цены на российских игроков и значительно подняло их зарплаты. В условиях новой жизни с этим мириться никто не будет.

Кевин Кураньи

«Зенит», «Спартак» и ЦСКА зарабатывают вполне достаточно, чтобы не бояться финансового фэйр-плей. Армейский клуб к тому же и тратит с умом. Про «Локомотив» пока сложно что-то сказать, но и там варианты найдутся. Как будет вписываться во всю эту систему «Анжи» – вот это непонятно. Видимо, придётся использовать те самые методы ухода от зоркого ока надсмотрщиков из УЕФА. Уровень зарплат в махачкалинском клубе непомерный, естественно, речь о контрактах тех игроков, которые пришли в команду по ходу нынешнего сезона. Трансферы также серьёзные, и сбавлять обороты «Анжи» вроде бы не собирается. Видимо, в Махачкале пока не думают о финансовом фэйр-плей – какое-то время у них ещё есть в запасе, но не так много, как кажется.

А вот по региональным клубам, находящимся на балансе областного бюджета, финансовый фэйр-плей может ударить очень больно. Зарабатывать такие клубы фактически не умеют, они привыкли осваивать бюджеты. При новой системе они либо будут учиться работать по-новому, либо погибнут. Иного пути нет. Правда, первое время за счёт того, что можно допускать дефицит бюджета в 15 млн. евро в год, такие клубы будут держаться на плаву. Но ведь дефицит будет снижаться – всё сложнее будет укладываться в рамки. Потихоньку начнёт сбываться мечта Евгения Гинера, он уже долгие годы твердит, что клубы должны быть частными. Другое дело, сколько наберётся таких вот частных клубов? С десяток… Не более. Но, возможно, в ближайшее время в этом вопросе произойдёт прорыв, спрогнозировать его на данный момент очень сложно.

Звёзды «Анжи» Юрий Жирков и Самуэль Это’О

Кстати, в Украине не так оптимистично настроены на введение финансового фэйр-плей. «Я думаю, на Украине на сегодняшний день это практически нереальный подход. Инструменты, которые используются для привлечения финансовых средств в западные клубы, не работают на Украине по многим причинам, и в этой ситуации УЕФА нельзя подходить одинаково ко всем странам«, — заметил председатель федерации футбола Днепропетровской области Андрей Павелко.

Велика доля истины в этих словах – уж слишком много стали тратить украинские клубы, причём не только «Шахтёр» и «Динамо». При этом зарабатывают украинские клубы крайне мало, да и команда в Лиге чемпионов в последнее время только одна. С другой стороны, число частных клубов на Украине возрастает, а это огромный плюс, который поможет приспособиться к новой системе.

www.championat.com

Как обходить финансовый Fair play. Руководство к действию

Футбол29 сентября 2014 08:59Автор: Ивашкин Кирилл

В пятницу УЕФА открыл дело в отношении российского «Краснодара» в связи с возможным нарушением правил финансового фэйр-плей. Sovsport.ru на примере одной команды показывает, как превратить запреты в преимущество.

В пятницу УЕФА открылдело в отношении российского «Краснодара» в связи с возможнымнарушением правил финансового фэйр-плей. Sovsport.ru на примере одной командыпоказывает, как превратить запреты в преимущество.

Почти сразу после введения в действие правила финансового Fair play УЕФА дисквалифицировалтаких грандов мирового футбола, как «Малагу», «Парму» и«Црвену Звезду». Помимо них штрафы наложили на польский«Рух», черногорский «Рудах» и румынский «Васлуй».Как видим, санкциям подверглись те, кого не назовешь главными растратчикамимирового футбола и нарушителями общественного спокойствия.

Когда показалось, что УЕФА придумал финансовую ловушку, чтобы заманить тудабелградскую «Црвену Звезду», чиновники приступили к более решительнымдействиям в отношении топ-клубов. Под санкциями, кто не знает, сейчас живут иарабские владельцы «Манчестер Сити» со своими бездоннымиоттопыривающимися карманами, а штрафам подвергались «Фенербахче» и«ПСЖ». Российским клубам тоже попали под раздачу – оштрафованы «Зенит»,«Рубин» и «Анжи». Но все же, большинству грандов не стоитстесняться своего богатства.

Возвращаемся к методике ведения дел в клубе Романа Абрамовича. Вот короткиеправила их менеджмента.

Ни в чем себе не отказывать

Образцовым клубом, который с легкостью обошел финансовыекапканы Платини, стал лондонский «Челси». «Челси», который,например, несколько лет назад побил рекорд среди английских клубов по суммепотраченных денег в межсезонье. Да что копаться в истории — в минувшее летнеетрансферное окно клуб отстегнул 90 миллионов евро, забрав у«Атлетико» двух ведущих футболистов (Косту и Фелипе Луиса) и добавивк ним Фабрегаса и Реми.

Самое смешное, что «Атлетико», несмотря на это,был вынужден оправдываться за свою расточительность перед испанскимифутбольными властями. В частности, из-за неравного распределения средств оттелевидения — тема для испанского чемпионата давняя и больная — клубнедосчитался в бюджете несколько миллионов евро, из-за чего, например, вынужденбыл продать бельгийца Альдерверельда.

Продавать, когда продается

«Челси» никогда не сталкивался с такой проблемой.И причина не только в более сбалансированном распределении доходов в АПЛ. Какойболельщик «Челси» хотя бы раз не взывал к Моуриньо, чтобы тотпопробовал в деле Ромелу Лукаку, Кевина де Брюйне или Хуана Мату? А между тем,эти игроки, пусть и играли мало, на троих принесли команде Абромовича 114миллионов евро.

Да, играли они мало, и мы с трудом найдем множество ихфотографий в футболке «аристократов». Причем первые двоя, судя повсему, и вовсе не рассматривались тренерским штабом «синих» какусиление состава. Они выступали, в первую очередь, в качестве усилениефинансовых позиций клуба. Все трое были проданы, когда находились на пике своейтрансферной стоимости.

Зарабатывать на молодых

Не так давно «Челси» согласовал переход 17-летнегорумынского защитника Кристиана Мани, и сразу же отдал его в аренду в«Витесс». За игрока лондонцы выложили менее трех миллионов евро, а восколько раз возрастет цена румына через пару лет, можно представить, посмотревна трансферы Лукаку и де Брюйне. 20-летний Уоллас, 18-летний Траоре, 21-летнийДжош Макирхан — можете внести эти фамилии в список будущих звезд — все этиигроки выступают в «Витессе» и принадлежат лондонцам.

Хитрость «Челси» заключается еще и в том, что FFPне распространяется на несовершеннолетних игроков. Но по законам природы все насвете взрослеют, и тогда, когда молодым исполнится 18, их можно выгоднопродать, вписать средства в столбик «прибыль» и продемонстрировать еепытливым футбольным чиновникам.

«Челси» демонстрирует один из самых изящныхспособов обойти правила fair play, при этом ни на шаг не выходя за границыновых футбольных законов. Если вы ищете, что можно позаимствовать в менеджментесовременного спортивного клуба в первую очередь, устремите взор на западную часть Лондона. Тампридумали кое-что очень эффективное.

www.sovsport.ru

Что такое финансовый «фэйр-плей»? — ПРЕССИНГ

Вопросы и ответы: пояснение к финансовому «фэйр-плей»

1) Как объяснить суть финансового «фэйр-плей» одним предложением?
Финансовый «фэйр-плей» направлен на улучшение общей финансовой стабильности европейского клубного футбола.

2
) Когда возник финансовый «фэйр-плей»?

Финансовый «фэйр-плей» действует с 2011 года. С тех пор клубы, которые получают право на участие в турнирах УЕФА, должны доказывать, что не имеют никаких просроченных финансовых обязательств на текущий сезон перед другими клубами, своими игроками и социальными/налоговыми службами. Иными словами, они должны подтвердить, что у них оплачены все счета.

С этого сезона (2013/14) клубы также должны подтверждать свою безубыточность – то есть, что они не тратят больше, чем зарабатывают. Кроме того, УЕФА создал Инстанцию по финансовому контролю клубов (ИФКК), которая каждый год проверяет показатели всех клубов за последние два года. Со следующего сезона ИФКК будет изучать данные за последние три года.

Первые санкции в отношении клубов, не выполнивших требований по безубыточности, будут применены после первой оценки финансовых показателей в апреле или мае 2014 года. Первые санкции, вызванные нарушением правил финансового «фэйр-плей», вступят в силу с сезона 2014/15.

3) Клубам больше не позволяется иметь долги?

Клубам разрешено тратить в год на пять миллионов евро больше, чем они зарабатывают. Впрочем, в определенной степени они могут тратить даже больше этого лимита, если только все траты полностью покрываются вложениями/платежами владельца (или владельцев) клубов или иных сторон.

Пока существует следующие лимиты:
• 45 миллионов в сезонах 2013/14 и 2014/15
• 30 миллионов в сезона 2015/16, 2016/17 и 2017/18

В последующие годы эти лимиты будут снижены. Конкретные величины будут установлены позже.
Для стимуляции инвестиций в стадионы, тренировочные базы и развитие детско-юношеского футбола траты в этих сферах не учитываются при подсчетах безубыточности.

4) Будет ли несоответствие критериям финансового «фэйр-плей» означать автоматическое исключение клуба? Какие клубы подвергаются опасности?

УЕФА соблюдает конфиденциальность, поэтому до принятия официальных решений информация о конкретных клубах распространяться не будет.

Если клуб не соответствует критериям, решение о санкциях принимает Инстанция УЕФА по финансовому контролю клубов.

Нарушение критериев не означает автоматическое исключение клуба, но санкции будут применяться ко всем. В зависимости от различных факторов, в том числе положительной динамики выравнивания расходов и доходов, к нарушителям будут применяться конкретные дисциплинарные меры. Ниже приведен список возможных санкций:

a) предупреждение
b) выговор
c) штраф
d) снятие очков
e) лишение призовых в турнирах УЕФА
f) запрет на регистрацию новичков в турнирах УЕФА
g) ограничение количества игроков в заявке на турниры УЕФА, в том числе ограничение общих расходов на игроков в заявочном списке А
h) исключение из текущих и/или будущих турниров
i) лишение завоеванных трофеев и наград

5) Могут ли владельцы инвестировать в клуб на свое усмотрение или посредством спонсорских контрактов?

Если владелец клуба делает инвестиции посредством спонсорского соглашения со своей компанией, компетентные органы УЕФА проведут проверку и, если это необходимо, сравнят соотношение расходов и доходов от данного соглашения с рыночными ценами.

6) Кто выдает лицензии, разрешающие клубам выступать в турнирах УЕФА?

Каждому клубу, попавшему в Лигу чемпионов УЕФА или Лигу Европы УЕФА, требуется лицензия, выданная национальной ассоциацией (либо в некоторых случаях – лигой). Такой порядок установлен Правилами УЕФА по лицензированию клубов и финансовому «фэйр-плей». Затем УЕФА проверяет документы и показатели всех клубов, зарегистрированных в том или ином турнире УЕФА.

7) Некоторые клубы имеют огромные долги, другие не могут расплатиться с задолженностью. Могут ли такие клубы, несмотря на это, соответствовать принципам финансового «фэйр-плей»?

Клубы должны оплачивать счета и расплачиваться с долгами вовремя. Это означает, что клубы обязаны платить зарплаты футболистам или отступные за трансферы согласно контрактам. Иначе соответствующие инстанции УЕФА могут наложить на них санкции.

8) Уже были случаи, когда клубу отказывали в участии в турнире УЕФА из-за несоблюдения принципов финансового «фэйр-плей»?

Система клубного лицензирования была введена в сезоне 2003/04. С того момента 44 клубам, получившим путевки в Лигу чемпионов УЕФА или Лигу Европы УЕФА согласно спортивным принципам, было отказано в участии в связи с тем, что они не соответствовали критериям лицензирования. Финансовый «фэйр-плей» был введен и добавлен в качестве критерия лицензирования в 2011 году. С того момента нескольким клубам было отказано в участии в турнирах УЕФА из-за того, что они не заплатили своим игрокам или же другим клубам за трансферы.

9) Укладывается ли финансовый «фэйр-плей» в европейское законодательство?

УЕФА ведет непрерывный диалог с Европейской комиссией о финансовом «фэйр-плей» и ощущает с ее стороны постоянную поддержку в этом вопросе. Президент УЕФА и комиссар ЕС по вопросам конкуренции выступили с совместным заявлением, подчеркивающим соответствие между правилами и целями финансового «фэйр-плей» и политикой Еврокомиссии в области государственной поддержки

10) Не приведет ли финансовый «фэйр-плей» к тому, что малые клубы будут не в состоянии соперничать с большими в плане финансов?

Существуют огромные различия между благосостоянием различных клубов и государств. Такое положение дел сложилось ранее и не зависит от финансового «фэйр-плей», цель которого не в том, чтобы усреднить все клубы в размерах и достатке, но стимулировать их к планомерному развитию для достижения успеха вместо постоянного поиска «быстрых решений». Футбольные клубы нуждаются в условиях, в которых имеют больше уверенности в отдаче долгосрочных инвестиционных проектов и в которых инвестиции в будущее дают более плодотворны.

Система оценки безубыточности выстроена так, что для клубов малых и средних размеров, та имеет меньшие ограничительные условия, ибо поощряет инвестиции в юношеский футбол и развитие инфраструктуры, а также устанавливает объем допустимого дефицита бюджета в абсолютных показателях (миллионах евро), нежели в относительных (процентах). Со временем для все большего числа клубов малых и средних размеров откроется потенциал роста.

11) Некоторые игроки принадлежат инвесторам и агентам, а не клубам, за которые выступают. Как согласуется эта ситуация с правилами финансового «фэйр-плей»?

Это называется владение правами на футболистов третьими лицами, и на данный момент оно ведется в соответствии с правилами ФИФА. Однако финансовый «фейр-плей» УЕФА требует раскрытия информации о сделках по владению правами на футболистов третьими лицами. Вдобавок, любой доход от подобных сделок замораживается до момента продажи футболиста.

УЕФА попросил ФИФА запретить подобную практику во всем мире. Если ФИФА не предпримет необходимые для этого шаги, УЕФА будет готов ввести собственные правила для запрета на владение правами на футболистов третьими лицами по крайней мере в турнирах УЕФА.

uefa.com

pressing.net.ua

Как работает финансовый фэйр-плей? — football.ua

В рамках нового раздела «Футбольный бизнес» на нашем сайте предлагаем материал обозревателя ESPN Габриэле Маркотти, который пытается разобраться в тонкостях нового проекта УЕФА.

На прошлой неделе у меня возникла возможность провести немного времени в Монако с Мишелем Платини и другими топ-менеджерами УЕФА. Финансовый фэйр-плей (ФФП) был одной из главных тем разговоров, и это неудивительно. Очевидно, что ФФП — одно из самых важных нововведений Платини в роли президента УЕФА. От успеха проекта во многом зависит, будут ли у француза шансы возглавить ФИФА либо же он исчезнет со сцены, когда истечет срок его мандата.

Основная задача ФФП — уменьшить убытки клубов. Если вы из тех интеллектуалов, которые зачитываются юридической литературой, то можете попытаться разобраться в тонкостях новой системы на официальном сайте УЕФА. Несоблюдение ФФП может повлечь за собой лимит на состав команды при участии в Лиге чемпионов и Лиге Европы, штрафы, изъятие призовых денег и, в конце концов, дисквалификацию.

Ключевые моменты ФФП до сих пор вызывают много вопросов. В некоторых разобраться довольно легко, другие требуют предположений и умозаключений. Вот моя попытка немного прояснить ситуацию.

Вопрос. Что помешает богатому владельцу попросту заключить фиктивную сделку между одной из своих компаний и своим клубом, чтобы завышать доходы? К примеру, владелец может подписать спонсорский договор на 200 миллионов долларов между своими фирмой и клубом, получив большое количество денег на трансферы.

Ответ. Многие говорят об очень выгодной спонсорской сделке, которую Ман Сити подписал с Etihad, авиакомпанией, которая принадлежит Шейху Мансуру, как и сам клуб. УЕФА пристально следит за подобными договорами. В правилах говорится, что такие сделки будут регулироваться, учитывая контракты других клубов. Например, если у Барселоны есть спонсорская поддержка в размере 50-ти миллионов евро, то клуб, который имеет намного меньший доход, чем каталонцы, может рассчитывать на сделку в размере 200 млн. Скорее всего УЕФА подсчитает необходимую пропорцию, которая будет применима для всех.

Представители УЕФА четко дают понять, что лазеек, по которым можно обойти ФФП, не существует. Никаких транзакций между клубами и «сторонними» компаниями. Вновь приводя в пример Ман Сити — клуб не может продать условную ручку другой компании Мансура или ему самому за сто миллионов долларов. А если и может, то лишь за цену, которая будет подсчитана согласно правилам ФФП.

Вопрос. Вы действительно думаете, что УЕФА сможет добиться выполнения этих правил? Не дойдет ли до судебных процессов?

Ответ. В УЕФА убеждены, что ФФП будет работать. В правилах четко расписано, какие действия являются законопослушными, а какие нет. Недовольный клуб может подать прошение в Арбитражный суд по делам спорта, но не более. Никаких апелляций.

Я не юрист, но могу представить лишь один судебный процесс — против легальности ФФП как такового, а не конкретных его моментов. Думаю, все возможно, но, учитывая, что и клубы, и Европейская комиссия поддерживают ФФП, УЕФА уверен в своих начинаниях. Впрочем, даже если до суда и дойдет, то дело будут рассматривать на протяжении нескольких лет.

Вопрос. Учитывая скорое введение ФФП и тот факт, что владельцы клубов не смогут покрывать серьезные финансовые потери, как объяснить траты Челси, Ман Сити, ПСЖ и, к примеру, Зенита, выложившего 100 миллионов евро за Халка и Акселя Витселя?

Ответ. Это довольно сложно объяснить. Видимо, у руководства этих клубов есть план, согласно которому резко возрастут доходы. Этот момент многие упускают. В Дополнении XI официальных правил ФФП предполагается, что у клубов, имеющих четкие проекты по достижению уровня безубыточности, проблем не возникнет. Тем более, все трансферы совершаются с одобрения УЕФА.

Вопрос. А никого не волнует, что Зенит поддерживается Газпромом, который также спонсирует УЕФА? А ПСЖ из Франции — родины Платини, потому будет иметь поблажки со стороны президента…

Ответ. Честно говоря, я не понимаю этих аргументов. Платини уже не раз говорил, что правила ФФП применимы к ПСЖ точно так же, как и ко всем остальным клубам. В авторитете Мишеля и достоверности его слов сомнений нет, тем более, не забывайте, что его амбиции идут далеко за пределы кабинета президента УЕФА. Что касается Газпрома, это большая компания, спонсирующая множество проектов.  Но ведь она не владеет УЕФА, да и спонсорство россиян не выглядит определяющим. К примеру, такое же соглашение с УЕФА заключил и Unicredit, который, по сути, владеет половиной акций Ромы. Но почему-то римский клуб никаких подозрений не вызывает.

Вопрос. Но Платини ведь не хватит смелости исключить из Лиги чемпионов клубы с такой солидной базой фанов как Ман Сити, Челси и ПСЖ, не так ли? Спонсоры и ТВ-компании, платящие большие деньги за права на показ матчей, устроят настоящий скандал.

Ответ. Думаю, все забыли, что правила ФФП обсуждались и утверждались при поддержке Европейской ассоциации клубов. Главными активистами в этой организации являются большие прибыльные клубы — например, Бавария и МЮ. Конечно, у них есть свои причины поддерживать ФФП — им ничего не грозит, а у конкурентов могут возникнуть проблемы.

Но если Платини каким-то образом пойдет на уступки, то те влиятельные клубы, с чьими финансами все в порядке, естественно выступят против. Представьте угрозу игнорировать ЛЧ из уст представителей Баварии и МЮ! Это ударит по прибыли ТВ-компаний и спонсоров куда больше, чем отсутствие в турнире условных ПСЖ и Ман Сити.

К тому же, исключение из Лиги чемпионов — последняя, самая жесткая санкция. Это не только снижение престижа клуба, но и огромный удар по его бюджету. Скорее всего, до этого дойдет только в крайней ситуации. УЕФА даст клубам большие шансы оставаться на плаву. Честно говоря, я думаю, если кто-то продолжит сорить деньгами из года в год, найдутся другие способы остановить его.

Вопрос. И какие же?

Ответ. Штрафы. Скорее всего, в этом направлении и будут действовать. Нечто вроде «налога на роскошь», который существует в NBA и MLB. Допустим, убытки клуба составляют 50 миллионов евро, а ФФП позволяет потерять лишь 20. В такой ситуации логичным было бы, к примеру, выплатить по доллару за каждый доллар «за лимитом». 30 миллионов долларов в пользу УЕФА как «налог на роскошь». Эти деньги могут пойти на благотворительные инициативы, на помощь другим клубам, в призовые фонды турниров.

Таким образом, богатые владельцы клубов, вроде Шейха Мансура и Романа Абрамовича, могут продолжить тратить, сколько захотят, но будут действовать куда осторожнее.

Конечно, это только один из возможных сценариев. Представители УЕФА ведут себя очень уклончиво и лишь утверждают, что никаких проблем с введение ФФП не возникнет. То есть, нет даже смысла столь пристально пытаться разобраться в его правилах. Но не стоит верить им на слово. Все-таки мы хотим понять, как изменится футбольный мир в ближайшие годы.

Материал Габриэле Маркотти, soccernet.espn.go.com

Перевод и адаптация Юрий Шевченко, специально для «Футбольный бизнес» на Football.ua

football.ua

Почему финансовый фэйр-плей делает футбол лучше

Футбольный юрист Дэниэл Гий – об очищении индустрии

В последнее время я часто слышу скептические мнения о финансовом фэйр-плей (FFP). Главная претензия: правило не уравнивает возможности команд, а только увеличивает финансовый разрыв между топ-клубами и середняками. Для начала я предлагаю вспомнить главную цель FFP – оздоровление всей футбольной системы, которая к концу нулевых погрязла в убытках – и посмотреть на объективные цифры.

В 2011 году у команд, игравших в Лиге чемпионов и Лиге Европы, были просроченные задолженности на сумму 57 миллионов евро. Сейчас этот показатель уменьшился на 91 процент.

Такая же динамика – с чистым убытком, который в 2011 году суммарно составлял 1,7 миллиарда евро, но всего за несколько лет снизился до 300 миллионов.

Главная причина резкого улучшения – именно финансовый фэйр-плей. Клубам дали толчок, чтобы они активнее искали возможности для заработка: подписывали дополнительные коммерческие соглашения, продавали права на название стадиона, выходили на новые рынки.

Фэйр-плей не дарит топ-клубам преимущество в поиске спонсоров и не дает им никаких льгот – он просто ускорил глобальное продвижение брендов, которое мы в любом случае увидели бы позже. «Челси», «Арсенал», «Манчестер Сити», «Реал Мадрид» и «Барселона» все мощнее монетизируют глобальную аудиторию: в этом им помогают звездные игроки, рост диджитал-платформ и предсезоннные туры.

Согласно последним данным, 15 крупнейших клубов Европы начиная с 2009 года суммарно увеличили доходы от спонсорских и коммерческих сделок на 1,5 миллиарда евро. В то время как остальные 700 европейских команд стали получать только на 500 миллионов евро больше. Динамика в пользу топ-клубов очевидна, но это законы рынка.

И вот тут приходит время главной претензии к FFP – о неравных возможностях клубов. Требования УЕФА к командам едины – что для российской команды, которая, условно, получает по ТВ-контракту 5 миллионов евро, что для английской, которой медиаправа приносят более 100 миллионов в год. Да, по сути, финансовый фэйр-плей ограничивает возможности скромных клубов на трансферном рынке, не позволяет им расти взрывными темпами за счет владельцев – и если российская команда хочет играть в Европе, она обязана оглядываться на собственные доходы.

Пунктов о неравенстве можно найти много – например, в АПЛ на зарплаты тратят примерно вдвое больше, чем в любой другой серьезной лиге. Проблема в том, что никто не сможет разработать правило, которое устроит всех и будет по-разному учитывать финансовые показатели разных лиг. Нынешняя система в целом справедлива, потому что все расходы должны быть пропорциональны доходам. Это бизнес, а не искусственное раздувание рынка, которое было около 10 лет назад. Если кто-то сам зарабатывает мало – значит, и тратить должен мало. Тот, кто создал сильный бренд, получает намного больше.

Это честно и правильно.
Автор: Дэниэл Гий

sport-connect.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.