Дело босмана в футболе – Человек, который изменил всё. Как Жан-Марк Босман совершил революцию в футболе — Красным по чёрному — Блоги

Новости

Содержание

Дело Босмана в футболе

История знает несколько случаев, когда последствия поступка рядового человека изменяют давно сложившийся порядок вещей. К числу таких неординарных личностей относится Жан-Марк Босман. Сегодня немногие смогут вспомнить, каким он был игроком. Однако в мире футбола каждый слышал о деле Босмана.

Начало профессиональной биографии

Одна из причин судебного разбирательства, известного как дело Босмана, — судьба футболиста, точнее, превратности его карьеры в европейских клубах.

Представим биографию спортсмена в двух словах. Итак, Жан-Марк Босман родился в 1964 году в Льеже. Свою «взрослую» футбольную карьеру он начал в 1983 году в одном из ФК родного города, в «Стандарде». В этом клубе он провел 5 сезонов, приняв участие в 86 матчах. Его выступления в этот период сложно назвать удачными, так как Босман забил всего 3 гола. Тем не менее вместе со своим клубом в сезоне 1985/86 годов футболист занял 3-е место в чемпионате Бельгии, а в 1984-м и 1988-м стал финалистом Кубка Бельгии. Параллельно он был членом молодежной сборной этой страны и ее капитаном.

Конфликт

В 1988 году Жана-Марка Босмана приобрел клуб «Льеж», который заплатил за него 66 000 фунтов. С ним был подписан контракт с зарплатой в 120 000 бельгийских франков сроком на 2 года. Когда они истекли, футболист захотел перейти в клуб «Дюнкерк». Этот французский клуб предложил ему договор на 1 год и с заработной платой в 100 000 бельгийских франков. Однако ФК «Льеж», предложил продление договора со снижением зарплаты на 60%, а позже — на 75%, т. е. с минимальным вознаграждением для чемпионата Бельгии на тот период времени. Это было вполне законно и находилось в соответствии с законодательством, которое действовало в европейском футболе. Босман отказался. Тогда ФК «Льеж» выставил футболиста на трансфер, запросив за его переход 11 743 миллионов бельгийских франков, т. е. примерно 1 млн долларов.

Дело Босмана: суть

В августе 1990 года Жан-Марк решил нанять адвоката и попробовать отстоять свои права в суде. Защищать интересы футболиста взялся никому не известный начинающий юрист Жан-Луи Дюпон. Вместе с последним он желал изменить законодательство, по которому клуб получал денежные средства за переход футболиста, имея завершившийся контракт. Через некоторое время требования Босмана изменились и затронули ситуацию с трансферами в клубном футболе в целом. Они коснулись и квот УЕФА, согласно которым клуб мог заявлять на игру не более 3 иностранных игроков + 2, отыгравших в конкретной стране более 5 лет.

Сначала ФИФА и УЕФА посчитали дело Босмана несерьезным, так как были уверены в несокрушимости своей системы. Позже их представители даже предлагали футболисту отступные.

Исход дела

Вердикт был вынесен 15 декабря 1995 года. Во всех спортивных газетах сразу же появились статьи про дело Босмана. Текст судебного решения представлял 29-страничный документ. Его опубликовали в суде Европейского сообщества в Люксембурге. Тринадцать членов этого важного органа ЕС согласились, что плата за футболистов, чьи контракты уже истекли, а также ограничение количества легионеров, являющихся выходцами из стран Евросоюза и имеющих право одновременно находиться на поле, противоречит 48 статье Римского договора, декларирующего свободу перемещения рабочей силы внутри ЕС.

Дело Симутенкова

Согласно вердикту Евросуда «иностранными» игроками, подпадающими под действие правила «3+2», стали считать только граждан государств, не являющихся членами ЕС. Позже и это футбольное требование было пересмотрено. Причиной стало дело Симутенкова. Ответчиком по нему выступило Министерство образования и культуры, а также футбольная федерация Испании.

Российский футболист Игорь Симутенков выступал за клуб «Тенерифе», в котором кроме него было еще несколько легионеров. Из-за правила «3+2» он нечасто появлялся на поле. Тогда футболист и его адвокаты решили, что такая ситуация противоречит соглашению, подписанному между ЕС и РФ, согласно которому запрещена дискриминация россиян, которые законно работают в любой стране Евросоюза.

В 2005 году суд ЕС вынес вердикт в пользу Симутенков, что позволило россиянам выступать в европейских ФК, не подпадая под правило «3+2».

Дело Босмана: последствия

Победа в суде бывшего полузащитника «Льеж» принесла выгоду в первую очередь футболистам. Их зарплаты с тех пор существенно увеличились, и растут и по сей день, хотя многие из них даже не знают, кому обязаны своими многомиллионными контрактами. Однако после вынесения вердикта по делу Босмана под ударом оказались детские спортшколы, занимающиеся подготовкой будущих мастеров кожаного мяча. Изначально было очевидно, что клубам дешевле и выгоднее покупать «готовых» успешных игроков-иностранцев, чем заниматься выращиванием своих. Что мы видим в результате? Возьмем для примера «Арсенал». Уже давно никого не удивляет, когда этот клуб заявляет на игру основной состав из 10-11 легионеров. Не лучше ситуация и в «Челси». От них не отстают и другие европейские клубы, которые бросились в погоню за выгодой. Если дело Босмана повысило доходы одних клубов, другие, наоборот, оказались в аутсайдерах. В частности, серьезно пострадал нидерландский «Аякс», который традиционно жил за счет доходов от продажи своих воспитанников. Были и такие клубы, которые разорились. Например, такова участь одного из самых известных бельгийских клубов — «Антверпена».

Кроме того, решение по делу Босмана взорвало трансферный рынок. С момента опубликования вердикта Евросуда клубам приходится заранее заботиться о том, чтобы не потерять футболиста, не получив за него солидную компенсацию.

Что получил Босман

Пока длилось судебное разбирательство, футболист был безработным. Поддерживающие коллегу игроки голландских и бельгийских клубов собрали для него 70 000 долларов. Все были уверены, что в случае успешного завершения судебной тяжбы Босман разбогатеет, так как суммарная величина иска к «Льежу», федерации футбола Бельгии и УЕФА составляла более десяти миллионов. Однако в действительности Босман получил по своим искам лишь 500 000 долларов компенсации. При этом большая часть этой суммы ушла на оплату услуг адвокатов и долгов, накопленных футболистом за время вынужденной безработицы. Еще 3 года Босману пришлось подождать, пока бельгийская футбольная федерация выплатила ему причитающиеся деньги.

Дальнейшая карьера

Несмотря на положительный вердикт по делу Босмана, этот футболист больше не смог найти такой авторитетный клуб, который бы захотел заключить с ним контракт. В дальнейшем он выступал за малоизвестные команды бельгийских и французских низших дивизионов, таких как «Олимпик», «Сен-Дени» (региональная лига), «Олимпик» (Шарлеруа), клуб «Визе» в любительской лиге бельгийского чемпионата.

Как обстоит вопрос с лимитом легионеров сегодня

Хотя дело Босмана в футболе произвело революцию, со временем многие страны постарались обеспечить баланс «своих» и «чужих» игроков. В частности, в Португалии, хотя нет никаких квот, необходимо иметь в команде 8 воспитанников. Похожее правило действует и в Бельгии, где требуется в заявке на матч указать 6 юношей, которые являются воспитанниками бельгийских спортшкол.

Очень строго относятся к легионерам в Испании и Франции. Так, в Ла Лиге запрещено выпускать на поле одновременно 3 футболистов без гражданства Евросоюза, а во Франции — 4.

Неурядицы в личной жизни

До начала проблем в карьере Босман был женат, и у него родилась дочь. Однако после отказа ФК «Льеж» продать игрока спортсмен остался без средств к существованию. Ему даже нечем было платить за квартиру. Как часто бывает в подобных ситуациях, супруга сообщила о своем желании развестись. Тогда Босман оставил им с дочерью все, что имел, и переехал к родителям. Чтобы не стеснять отца и мать, он ночевал в гараже. Так футболист прожил почти 2,5 года, в течение которых практически в одиночку сражался с системой.

Карьера Жана-Луи Дюпона

Молодой адвокат, взявшийся за практически безнадежное дело отдельного спортсмена, вознамерившегося изменить систему мирового футбола, сделал на нем карьеру. После победы своего клиента он стал знаменитым и востребованным юристом, не знающим недостатка в богатых клиентах.

Эпилог

Во время своих немногочисленных интервью, данных в последнее время, Босман заявлял, что поддерживает намерение УЕФА ввести лимит на зарубежных легионеров. При этом он считает, что следует изменить систему таким образом, чтобы футболисты были обязаны выступать за свой первый клуб в течение конкретного промежутка времени.

Теперь вы знаете, что собой представляло дело Босмана. 20 лет назад этот футболист завершил свою не самую успешную карьеру в клубном футболе. Однако сегодня его имя знают все, кто имеет отношение к этому виду спорта.

fb.ru

Как бельгиец отомстил УЕФА за жену, или дело Босмана — Знаете ли Вы, что — Блоги

Правило Босмана — закон, действующий в странах ЕС, разрешающий игрокам, у которых истёк срок контракта с клубом, перейти в другой клуб без денежной компенсации. До введения правила клуб в течение двух с половиной лет сохранял права на компенсацию за игрока.

Предыстория

В 1990 году бельгийский клуб высшего дивизиона «Льеж» предложил своему футболисту Жану-Марку Босману продлить завершающийся контракт, однако с 75-процентным уменьшением зарплаты. Босман имел хорошее предложение от французского «Дюнкерка», который предложил более выгодные условия. «Льеж» попытался остановить переход игрока используя ограничения в правилах трансграничных переходов. Это правило в то время означало, что перед совершением перехода стороны (клубы) должны были обговорить сумму компенсации. «Льеж» запросил за игрока около миллиона долларов отступных. Руководство «Дюнкерка» платить не пожелало. Компромисс так и не был достигнут, Босман остался без работы. Бывший футболист жил в гараже и еле сводил концы с концами. Позже от него ушла жена.

 

Босман сделал то, чего боялись футболисты сделать до него. Он подал в суд сразу на три организации — УЕФА, Бельгийская футбольная ассоциация и клуб «Льеж». От «Льежа» он, в частности, требовал компенсацию в размере 16 миллионов бельгийских франков.

Решение суда

После 5-летних тяжб, 15 декабря 1995 года суд признал, что принятое Европейским Союзом законодательство запрещает ограничивать право человека на свободу перемещения по окончании действия контракта и требование компенсации является незаконным. Вся существовавшая европейская трансферная система была признана нелегитимной. В результате этого «Европейский Союз потребовал внести незамедлительные изменения в футбольные регламенты, связанные с трансферами и ограничениями иностранных футболистов».

Параллельное дело Босмана против УЕФА тоже закончилось его победой. Он требовал признать незаконным лимит на иностранцев, который используется УЕФА «3+2» (3 иностранца плюс 2 «натурализованных» игрока, то есть выступающих в стране более пяти лет). Этот иск также был удовлетворён.

Согласно вышеуказанному решению Европейского суда профессиональный игрок, чей контракт с прежним клубом закончен, волен перейти в клуб другой страны, и при этом он не обязан выплачивать отступные своему прежнему клубу. Суд также постановил, что клубы стран, входящих в Европейское сообщество, не имеют права ставить какие-либо трансферные ограничения для игроков-граждан ЕС на том основании, что такие ограничения, приравненные к ограничениям на торговлю, запрещены Римским договором. Решение суда касается исключительно стран-членов Европейского сообщества. Однако надо учесть, что Европа ‑ финансовое ядро футбола, причем не только европейского, но и мирового.

Кому стало легче от «правоты» Босмана?

Топ-футболисты. Получив свободу действий после истечения своего контракта, футболисты уже сами могут вести переговоры с потенциальными клубами. Чем знаменитее и квалифицированнее футболист, тем больше он вправе «заряжать» свои условия по личному контракту. Клубы идут на значительное увеличение зарплаты ввиду отсутствия «трансферной суммы». Вспомните, как пользуясь такой «свободой действия»,

Стив МакМанаман в 1999 году сумел увеличить в пять раз (с 12 тыс. до 60 тыс. фунтов в неделю) свою зарплату, перейдя из «Ливерпуля» в мадридский «Реал». Вспомните про «бесплатный» переход Сол Кэмпбеллаиз «Тоттенхэма» в «Арсенал» — этот переход просто разорвал на части устойчивую и скромную структуру зарплат «канониров». В эти дни Джо Коул показал, как надо договариваться с новым клубом на правах свободного агента: 90 тысяч фунтов в неделю!

Все футбольные клубы. Какой клуб не хочет получить футболиста «бесплатно»? Только нужно обговорить личную зарплату футболиста и всего-то делов.

Футбольные клубы с ограниченным бюджетом. У этих клубов появился шанс подписывать по «бесплатным» трансферам высококачественных, более классных, а также молодых перспективных игроков на долгий срок. Ведь, если кто-нибудь из этих молодых покажет себя, есть шанс перепродать их с «наваром». Сейчас все клубы стараются подписать 16- 17-ти летних футболистов на срок от семи до восьми лет. Остается только «откормить» их и прибыльно продать.

Продающие клубы. Новая система переходов теперь позволяет клубам, откуда уходят футболисты, зарабатывать приличные деньги на молодых футболистов. Покупатели должны в контрактах предусматривать компенсации старым клубам за подготовку и (или) совершенствование мастерства футболиста.

Кто пострадал в итоге из-за Босмана?

Игра. В широком смысле этого слова сама игра в футбол пострадала от бесплатных трансферных переходов. Понимаете, трансферные деньги поступали в кассу клуба. Прямиком в сам клуб. Эти средства затем можно было реинвестировать в различные сферы развития самого клуба. Например, на улучшение или ремонт стадиона, подготовку играющей молодежи, и т.д. Это всем известно: инвестиции в молодых футболистов означают инвестицию в футбол. Средства циркулируют между клубами и таким образом способствуют содержанию и поддержанию спортивной инфраструктуры. А по новым условиям, эти трансферные средства трансформируются в зарплату футболистов и комиссионные агентам и оседают в их карманах. С таким успехом можно смело утверждать, что большая часть поступлений от продажи телевизионных прав уходит не клубу, а самим футболистам.

Все футбольные клубы. Началась гонка увеличения зарплат. Сейчас топ-футболист в неделю зарабатывает столько, сколько в начале 1990-х зарабатывал средний топ-футболист в год! Ниже я привел таблицу самых высокооплачиваемых футболистов (сезона 2009/10). Там приведен список всего 50 футболистов, а мы то знаем, что футболистов-миллионеров на порядок больше.

Малые клубы. Если выше я аргументировал пользу для бедных и малых клубов в виде поступлений от компенсации за подготовку молодых футболистов, то здесь мы сталкиваемся с оборотной стороной медали. Дело Босмана разрушило все границы и ограничения для футболистов. Теперь «большие» клубы смотрят не под ноги (т.е. в своей стране), а бросают взгляд на дальние дали. Везут молодых футболистов из-за рубежа тоннами и охапкой.

Детские футбольные школы пришли в упадок. Молодые игроки уходили бесплатно, и клубы, жившие за счёт продажи своих талантов, были на грани банкротства. Некоторые клубы полностью состояли из легионеров, обходясь без своих воспитанников

Молодые футболисты. Из-за притока новых молодых игроков пострадают местные ребятишки. Ведь теперь для местных конкуренция высокая, а клубы норовят подписать зарубежных ребят. Почему всем кажется, что импортное всегда вкуснее и слаще!?

Южноамериканский футбол. Молодые игроки в ведущих клубах континента, едва отметившись на международной арене, сразу получают предложения от более богатых европейских команд. Поэтому в южноамериканских клубах до сих пор наблюдается довольно высокая текучка кадров и нестабильное выступление команд (хотя общий уровень футбола остаётся высоким, за счёт чрезвычайно высокой производительности футбольных школ).

 

Если у вас есть, что добавить в текст, то буду только рад.

Завтра: О трансферах с юмором и удивлением

Чтобы не пропустить очередные статьи по этой теме, нажмите на любимый мячик внизу:

 

www.sports.ru

Правило Босмана: 20 лет современного футбола — Спорт

Европейский суд (European Court of Justice) 15 декабря 1995 года принял судьбоносное для футбольной трансферной системы решение, признав, что игроки, у которых истек срок контракта, вправе перейти в другой клуб без денежной компенсации бывшему работодателю. Этот вердикт не только полностью перевернул футбольный мир, но и стал личной победой футболиста бельгийского «Льежа» Жана-Марка Босмана, который поставил на кон карьеру, семью и личное благосостояние.

Европейская трансферная система до 1995 года

Футболисты, сроки контрактов которых истекли, не имели права переходить в другой клуб до того момента, пока его бывший работодатель не получал компенсацию или не отказывался от нее.

Жан-Марк Босман

© AP Photo

Как пояснил ТАСС спортивный юрист Михаил Прокопец, даже после окончания контракта футболист не мог стать свободным агентом. Само понятие «свободный агент» возникло после дела Босмана. До 1995 года клуб в течение двух лет имел право на получение денежной компенсации за игрока. Легко могла возникнуть ситуация, при которой клуб ждал, когда появится желающий отдать за футболиста такую сумму. Игрок тем временем не мог продолжить карьеру.

В то же время в Европе действовал достаточно жесткий лимит на легионеров, согласно которому одновременно на поле могли находиться максимум три иностранца и два натурализованных игрока, которые прожили на территории одной страны не менее пяти лет. Это правило ставило в неравные условия футболистов из стран ЕС и игроков из стран, не входящих. 

Суть дела

Изменившее в корне трансферную систему Европы дело начиналось банально. Срок действия контракта Босмана с «Льежом» завершился, и клуб предложил футболисту новое соглашение, с  существенным понижением зарплаты. Игрок получил другое, более выгодное предложение от французского «Дюнкерка» и намеревался продолжить карьеру там. Но «Льеж» потребовал от французов выплатить в качестве компенсации $1 млн. Французский клуб от футболиста отказался, в результате чего Босман потерял и работу, и семью, которую тот не мог обеспечить.

Но бельгиец пошел до конца: отдал жилье бывшей супруге, сам стал жить в родительском гараже и все время посвятил борьбе с несправедливой системой. Впоследствии к требованию об изменении трансферного правила добавился вопрос об отмене существовавшего лимита на легионеров. В результате 15 декабря 1995 года суд вынес решение, полностью удовлетворяющее требования Босмана. Правило о компенсации после окончания контракта, а также европейский лимит на легионеров  (3 иностранца + 2 натурализованных игрока) были отменены. Европейским лигам пришлось заново выстраивать трансферную систему.

Специалисты о влиянии «дела Босмана» на мировой футбол

Михаил Прокопец, спортивный юрист: «Дело Босмана» изменило лицо футбола, клубы вынуждены руководствоваться другой тактикой. Почему сейчас контракты игроков переподписывают за два года до окончания? Дело в том, что клубы вынуждены следить за условиями договора, в частности, за исполнением пункта о компенсации. Если хочешь удержать игрока, то ты должен предлагать новые условия. Даже если у футболиста пятилетний контракт, есть правило «защищенного периода» — он имеет право за 2 года до окончания расторгнуть его, есть оговорка о возможности вступления в переговоры и подписывать контракты за полгода до истечения срока.   Клубы вынуждены предлагать все большие и большие средства футболистом, вынуждены конкурировать друг с другом, устанавливать огромные отступные. Это все привело к росту стоимости игроков, что в корне изменило трансферную систему».

Самым дорогим трансфером в истории считается переход Гарета Бэйла из «Тоттенхэма» в «Реал» — €100 млн

© EPA/MARC MUELLER

Константин Сарсания, футбольный агент: «Этот закон упростил жизнь, прежде всего, самим игрокам, дала больше возможности при поиске работы. У игроков стало больше прав. И, конечно, это повлияло и на агентскую деятельность. Если игрок становится свободным агентом по окончании контракта, агентам это выгоднее. Игрок может требовать заработную плату побольше и соответственно комиссионные агента будут больше. Все-таки обычно агенты получают определенный процент».

Александр Тарханов, советник президента ФК «Урал» по спортивным вопросам: «Конечно, после такого решения в европейском футболе стало намного больше легионеров, особенно из Южной Америки, в частности бразильцев, и европейский футбол в целом стал более техничным. в английской премьер-лиге многие команды, особенно из первой пятерки, демонстрируют теперь комбинационный стиль, потому что появилось много легионеров да к тому же и иностранных тренеров. Это касается и «Арсенала», и «Манчестер Сити», и «Челси», и «Манчестер Юнайтед». 

Стили футбола, тем не менее, остались. Испанцы как играли в техничный футбол, так и играют. Традиционная немецкая дисициплина осталась. У итальянцев как было катеначчо (в переводе с итальянского «дверной замок», схема с акцентом на оборону — Прим. ТАСС), так и осталось. В Англии в низших дивизионах остается типичный британский стиль: длинные фланговые передачи, борьба, игра головой. Да и в некоторых клубов премьер-лиги, где уровень игроков не такой высокий, как у лидеров».

 

Материал подготовили Елена Полякова и Антон Рассказов.

tass.ru

Дело Босмана в футболе

История знает несколько случаев, когда последствия поступка рядового человека изменяют давно сложившийся порядок вещей. К числу таких неординарных личностей относится Жан-Марк Босман. Сегодня немногие смогут вспомнить, каким он был игроком. Однако в мире футбола каждый слышал о деле Босмана.

Начало профессиональной биографии

Одна из причин судебного разбирательства, известного как дело Босмана, — судьба футболиста, точнее, превратности его карьеры в европейских клубах.

Представим биографию спортсмена в двух словах. Итак, Жан-Марк Босман родился в 1964 году в Льеже. Свою «взрослую» футбольную карьеру он начал в 1983 году в одном из ФК родного города, в «Стандарде». В этом клубе он провел 5 сезонов, приняв участие в 86 матчах. Его выступления в этот период сложно назвать удачными, так как Босман забил всего 3 гола. Тем не менее вместе со своим клубом в сезоне 1985/86 годов футболист занял 3-е место в чемпионате Бельгии, а в 1984-м и 1988-м стал финалистом Кубка Бельгии. Параллельно он был членом молодежной сборной этой страны и ее капитаном.

Дело Босмана: суть

В августе 1990 года Жан-Марк решил нанять адвоката и попробовать отстоять свои права в суде. Защищать интересы футболиста взялся никому не известный начинающий юрист Жан-Луи Дюпон. Вместе с последним он желал изменить законодательство, по которому клуб получал денежные средства за переход футболиста, имея завершившийся контракт. Через некоторое время требования Босмана изменились и затронули ситуацию с трансферами в клубном футболе в целом. Они коснулись и квот УЕФА, согласно которым клуб мог заявлять на игру не более 3 иностранных игроков + 2, отыгравших в конкретной стране более 5 лет.

Сначала ФИФА и УЕФА посчитали дело Босмана несерьезным, так как были уверены в несокрушимости своей системы. Позже их представители даже предлагали футболисту отступные.

Исход дела

Вердикт был вынесен 15 декабря 1995 года. Во всех спортивных газетах сразу же появились статьи про дело Босмана. Текст судебного решения представлял 29-страничный документ. Его опубликовали в суде Европейского сообщества в Люксембурге. Тринадцать членов этого важного органа ЕС согласились, что плата за футболистов, чьи контракты уже истекли, а также ограничение количества легионеров, являющихся выходцами из стран Евросоюза и имеющих право одновременно находиться на поле, противоречит 48 статье Римского договора, декларирующего свободу перемещения рабочей силы внутри ЕС.

Дело Симутенкова

Согласно вердикту Евросуда «иностранными» игроками, подпадающими под действие правила «3+2», стали считать только граждан государств, не являющихся членами ЕС. Позже и это футбольное требование было пересмотрено. Причиной стало дело Симутенкова. Ответчиком по нему выступило Министерство образования и культуры, а также футбольная федерация Испании.

Российский футболист Игорь Симутенков выступал за клуб «Тенерифе», в котором кроме него было еще несколько легионеров. Из-за правила «3+2» он нечасто появлялся на поле. Тогда футболист и его адвокаты решили, что такая ситуация противоречит соглашению, подписанному между ЕС и РФ, согласно которому запрещена дискриминация россиян, которые законно работают в любой стране Евросоюза.

В 2005 году суд ЕС вынес вердикт в пользу Симутенков, что позволило россиянам выступать в европейских ФК, не подпадая под правило «3+2».

Дело Босмана: последствия

Победа в суде бывшего полузащитника «Льеж» принесла выгоду в первую очередь футболистам. Их зарплаты с тех пор существенно увеличились, и растут и по сей день, хотя многие из них даже не знают, кому обязаны своими многомиллионными контрактами. Однако после вынесения вердикта по делу Босмана под ударом оказались детские спортшколы, занимающиеся подготовкой будущих мастеров кожаного мяча. Изначально было очевидно, что клубам дешевле и выгоднее покупать «готовых» успешных игроков-иностранцев, чем заниматься выращиванием своих. Что мы видим в результате? Возьмем для примера «Арсенал». Уже давно никого не удивляет, когда этот клуб заявляет на игру основной состав из 10-11 легионеров. Не лучше ситуация и в «Челси». От них не отстают и другие европейские клубы, которые бросились в погоню за выгодой. Если дело Босмана повысило доходы одних клубов, другие, наоборот, оказались в аутсайдерах. В частности, серьезно пострадал нидерландский «Аякс», который традиционно жил за счет доходов от продажи своих воспитанников. Были и такие клубы, которые разорились. Например, такова участь одного из самых известных бельгийских клубов — «Антверпена».

Кроме того, решение по делу Босмана взорвало трансферный рынок. С момента опубликования вердикта Евросуда клубам приходится заранее заботиться о том, чтобы не потерять футболиста, не получив за него солидную компенсацию.

Что получил Босман

Пока длилось судебное разбирательство, футболист был безработным. Поддерживающие коллегу игроки голландских и бельгийских клубов собрали для него 70 000 долларов. Все были уверены, что в случае успешного завершения судебной тяжбы Босман разбогатеет, так как суммарная величина иска к «Льежу», федерации футбола Бельгии и УЕФА составляла более десяти миллионов. Однако в действительности Босман получил по своим искам лишь 500 000 долларов компенсации. При этом большая часть этой суммы ушла на оплату услуг адвокатов и долгов, накопленных футболистом за время вынужденной безработицы. Еще 3 года Босману пришлось подождать, пока бельгийская футбольная федерация выплатила ему причитающиеся деньги.

Дальнейшая карьера

Несмотря на положительный вердикт по делу Босмана, этот футболист больше не смог найти такой авторитетный клуб, который бы захотел заключить с ним контракт. В дальнейшем он выступал за малоизвестные команды бельгийских и французских низших дивизионов, таких как «Олимпик», «Сен-Дени» (региональная лига), «Олимпик» (Шарлеруа), клуб «Визе» в любительской лиге бельгийского чемпионата.

Как обстоит вопрос с лимитом легионеров сегодня

Хотя дело Босмана в футболе произвело революцию, со временем многие страны постарались обеспечить баланс «своих» и «чужих» игроков. В частности, в Португалии, хотя нет никаких квот, необходимо иметь в команде 8 воспитанников. Похожее правило действует и в Бельгии, где требуется в заявке на матч указать 6 юношей, которые являются воспитанниками бельгийских спортшкол.

Очень строго относятся к легионерам в Испании и Франции. Так, в Ла Лиге запрещено выпускать на поле одновременно 3 футболистов без гражданства Евросоюза, а во Франции — 4.

Неурядицы в личной жизни

До начала проблем в карьере Босман был женат, и у него родилась дочь. Однако после отказа ФК «Льеж» продать игрока спортсмен остался без средств к существованию. Ему даже нечем было платить за квартиру. Как часто бывает в подобных ситуациях, супруга сообщила о своем желании развестись. Тогда Босман оставил им с дочерью все, что имел, и переехал к родителям. Чтобы не стеснять отца и мать, он ночевал в гараже. Так футболист прожил почти 2,5 года, в течение которых практически в одиночку сражался с системой.

Карьера Жана-Луи Дюпона

Молодой адвокат, взявшийся за практически безнадежное дело отдельного спортсмена, вознамерившегося изменить систему мирового футбола, сделал на нем карьеру. После победы своего клиента он стал знаменитым и востребованным юристом, не знающим недостатка в богатых клиентах.

Эпилог

Во время своих немногочисленных интервью, данных в последнее время, Босман заявлял, что поддерживает намерение УЕФА ввести лимит на зарубежных легионеров. При этом он считает, что следует изменить систему таким образом, чтобы футболисты были обязаны выступать за свой первый клуб в течение конкретного промежутка времени.

Теперь вы знаете, что собой представляло дело Босмана. 20 лет назад этот футболист завершил свою не самую успешную карьеру в клубном футболе. Однако сегодня его имя знают все, кто имеет отношение к этому виду спорта.

autogear.ru

Человек, который изменил всё. Как Жан-Марк Босман совершил революцию в футболе — Красным по чёрному — Блоги

Блог «Красным по чёрному» вспоминает знаменитое «дело Босмана», раз и навсегда изменившее мировой футбол, и анализирует его последствия.

Кто такой Босман?

Не будучи особо выдающимся футболистом, Жан-Марк Босман, тем не менее, навсегда оставил свой след в истории. Он не забивал красивейших мячей в финале Лиги Чемпионов, не ставил бомбардирских рекордов и не писал скандальных автобиографий. Босман прославился иначе, сделав то, о чём думали многие, но не решался сделать никто. Босман восстал против системы. Но что важнее: Босман эту систему победил.

Нельзя сказать, что бельгийский полузащитник был самоотверженным революционером, желавшим справедливости для всех и каждого. Естественно, у него были свои корыстные мотивы. У Босмана закончился контракт с «Льежем», но по действующим тогда правилам игрок продолжал принадлежать клубу даже по истечении срока соглашения. Босман хотел перейти во французский «Дюнкерк», клуб пусть и не такой сильный, но зато гарантировавший игроку место в основе и стабильную зарплату, но «Льеж» назвал такую цену, которую французы были не в состоянии заплатить. «Льеж» предлагал игроку новый контракт с меньшим почти в два раза жалованием, на что Босман, которому нужно было элементарно кормить семью, согласиться не мог. И пошел в суд.

Процесс

Босман решил найти адвоката. Отправился в ближайшую конторку и договорился с Жаном-Луи Дюпоном, молодым практикантом, о сотрудничестве. Дюпона заинтересовали идеи Босмана, он взялся за дело в большим энтузиазмом, несмотря на то, что это был первый процесс для неопытного юриста. Сначала они подали в суд на сам клуб, а немногим позже дело дошло и до высших футбольных структур. ФИФА и УЕФА поначалу несерьезно восприняли претензии никому не известного полузащитника, веря в нерушимость собственной системы. Но к середине процесса, когда дело уже слишком затянулось, начали предлагать Босману деньги, только бы он снял свои обвинения. Но Босман взялся за это дело не ради денег, а ради справедливости. И спустя 5 лет этой справедливости добился. Все эти годы не только футбольная, но и мировая общественность с большим интересом следила за битвой человека и системы. Чиновники, с усмешкой относившиеся к Босману, после огромного общественного резонанса, уже начали побаиваться, что дело может быть проиграно. Глупо было угрожать Босману, ведь он был словно под микроскопом, и если бы с ним что-то случилось, то удар по авторитету высших футбольных организаций был бы гораздо сильнее. Но, тем не менее, этот удар все равно состоялся. Босман выиграл суд, продолжавшийся с 1990 по 1995, — долгих 5 лет. Но эту победу иначе как пирровой и не назовешь.

Последствия для футбола

  • Было введено, так называемое, «правило Босмана», согласно которому клуб сразу после истечения контракта с игроком автоматически теряет на него права (ранее сохранял еще в течение 2,5 лет).
  • Выигранное Босманом дело стало залогом космическими темпами возраставших зарплат футболистов, многие из которых сейчас даже и не знают, кому они обязаны своими многомиллионными контрактами.
  • Легионеры стали обладать гораздо большими правами: теперь в Европе было разрешено иметь в команде и выпускать на поле неограниченное количество иностранных игроков, а не 3-х, как было до этого.
  • Не в лучшем положении оказались команды, делающие ставку на своих воспитанников («Аякс» в 1995-м в последний раз на данный момент выиграл Лигу Чемпионов), либо же представителей одного этноса («Атлетик» из Бильбао последний раз попадал в тройку призерев Чемпионата Испании в 1998-м).
  • Понятия «английский», «итальянский», «немецкий» футбол стали отходить на второй план ввиду большого количества в клубах футболистов из других стран.
  • Футбольные академии клубов стали нести большие потери, поскольку теперь иметь в команде плодовитую академию переставало становиться необходимостью: можно было беспрепятственно приобретать игроков на стороне. Плюс к этому, можно было заполучить игрока из юниорской академии другой команды сразу по окончании контракта.
  • Трансферный рынок был взорван: стоимости игроков росли и растут до сих пор космическими темпами, что обусловлено пунктами в контрактах, ведь теперь клубам нужно заранее заботиться о том, чтобы не потерять игрока, не получив за это солидную компенсацию.

Последствия для Босмана

  • Несмотря на то, что суммарная стоимость иска Босмана к «Льежу», федерации футбола Бельгии и УЕФА переваливала за 10 миллионов долларов, выиграв процесс, игрок получил лишь 500 тысяч, большая часть из которых пошла на оплату адвокатов и накопленных за время суда долгов.
  • За время процесса от Босмана отвернулись буквально все: экс-партнеры по команде, друзья, родственники. От него ушла жена, забрав с собой дочь. Босману приходилось жить у мамы в гараже. Он запил.
  • Адвокат Босмана Жан-Луи Дюпон сделал себе имя на выигранном процессе, постоянно повторяя, что это именно настоял на том, чтобы рискнуть и подать иск, а Босмана же постоянно просил не давать никаких комментариев, мотивируя это тем, что «сам все уладит». В этом году Дюпон начал вести еще одно дело, обещающее стать крупным — его новый клиент Даниэль Стриани подал иск в Европейскую комиссию на правила финансового fair play. «Он просто ищет новый способ подзаработать», — пренебрежительно отреагировал президент УЕФА Мишель Платини. Но и в успех дела Босмана поначалу никто не верил, а Дюпон его выиграл. 

  • Французский футбольный телеканал Canal + организовал в честь Босмана матч поддержки, но не отдал футболисту ни одной обещанной копейки.
  • Выиграв дело, Босман стал нежелательным лицом номер один, и не мог устроиться ни в один клуб, хотя всё ещё хотел продолжать карьеру.
  • Никто из бывших друзей и партнеров Босмана, кроме Ван Боммела и Дегрисе, публично ему не помогал. Многие выражали свое уважение в темных коридорах, но, выходя в свет, отводили от бельгийца взгляд.

  • Свою нынешнюю семью Босман вынужден кормить на социальное пособие в 715 евро, т.к. репутация и отсутствие образования мешают Жану-Марку найти достойную работу. «Лучше буду бедным, но гордым», — заявляет обсмеянный судьбой бельгиец.
  • Сейчас 49-тилетний бельгиец не работает. Любимое занятие — считать чужие деньги. Не такой справедливости он хотел. «Революционеры либо рано умирают, либо живут в бедности.Так, видимо, принято». 

текст написан специально для offside.by

www.sports.ru

Жан-Марк Босман, Бельгия — биография Дело Босмана

Правило Босмана — закон, действующий в странах ЕС, разрешающий игрокам, у которых истёк срок контракта с клубом, перейти в другой клуб без денежной компенсации. До введения правила клуб в течение двух с половиной лет сохранял права на компенсацию за игрока.

Предыстория

В 1990 году бельгийский клуб высшего дивизиона «Льеж» предложил своему футболисту Жану-Марку Босману продлить завершающийся контракт, однако с 75-процентным уменьшением зарплаты. Босман имел хорошее предложение от французского «Дюнкерка», который предложил более выгодные условия. «Льеж» попытался остановить переход игрока используя ограничения в правилах трансграничных переходов. Это правило в то время означало, что перед совершением перехода стороны (клубы) должны были обговорить сумму компенсации. «Льеж» запросил за игрока около миллиона долларов отступных. Руководство «Дюнкерка» платить не пожелало. Компромисс так и не был достигнут, Босман остался без работы. Бывший футболист жил в гараже и еле сводил концы с концами. Позже от него ушла жена.

Босман сделал то, чего боялись футболисты сделать до него. Он подал в суд сразу на три организации — УЕФА, Бельгийская футбольная ассоциация и клуб «Льеж». От «Льежа» он, в частности, требовал компенсацию в размере 16 миллионов бельгийских франков.

Решение суда

После 5-летних тяжб, 15 декабря 1995 года суд признал, что принятое Европейским Союзом законодательство запрещает ограничивать право человека на свободу перемещения по окончании действия контракта и требование компенсации является незаконным. Вся существовавшая европейская трансферная система была признана нелегитимной. В результате этого «Европейский Союз потребовал внести незамедлительные изменения в футбольные регламенты, связанные с трансферами и ограничениями иностранных футболистов».

Параллельное дело Босмана против УЕФА тоже закончилось его победой. Он требовал признать незаконным лимит на иностранцев, который используется УЕФА «3+2» (3 иностранца плюс 2 «натурализованных» игрока, то есть выступающих в стране более пяти лет). Этот иск также был удовлетворён.

Согласно вышеуказанному решению Европейского суда профессиональный игрок, чей контракт с прежним клубом закончен, волен перейти в клуб другой страны, и при этом он не обязан выплачивать отступные своему прежнему клубу. Суд также постановил, что клубы стран, входящих в Европейское сообщество, не имеют права ставить какие-либо трансферные ограничения для игроков-граждан ЕС на том основании, что такие ограничения, приравненные к ограничениям на торговлю, запрещены Римским договором. Решение суда касается исключительно стран-членов Европейского сообщества. Однако надо учесть, что Европа ‑ финансовое ядро футбола, причем не только европейского, но и мирового.

Кому стало легче от «правоты» Босмана?

Топ-футболисты. Получив свободу действий после истечения своего контракта, футболисты уже сами могут вести переговоры с потенциальными клубами. Чем знаменитее и квалифицированнее футболист, тем больше он вправе «заряжать» свои условия по личному контракту. Клубы идут на значительное увеличение зарплаты ввиду отсутствия «трансферной суммы». Вспомните, как пользуясь такой «свободой действия», Стив МакМанаман в 1999 году сумел увеличить в пять раз (с 12 тыс. до 60 тыс. фунтов в неделю) свою зарплату, перейдя из «Ливерпуля» в мадридский «Реал». Вспомните про «бесплатный» переход Сол Кэмпбеллаиз «Тоттенхэма» в «Арсенал» — этот переход просто разорвал на части устойчивую и скромную структуру зарплат «канониров». В эти дни Джо Коул показал, как надо договариваться с новым клубом на правах свободного агента: 90 тысяч фунтов в неделю!

Все футбольные клубы. Какой клуб не хочет получить футболиста «бесплатно»? Только нужно обговорить личную зарплату футболиста и всего-то делов.

Футбольные клубы с ограниченным бюджетом. У этих клубов появился шанс подписывать по «бесплатным» трансферам высококачественных, более классных, а также молодых перспективных игроков на долгий срок. Ведь, если кто-нибудь из этих молодых покажет себя, есть шанс перепродать их с «наваром». Сейчас все клубы стараются подписать 16- 17-ти летних футболистов на срок от семи до восьми лет. Остается только «откормить» их и прибыльно продать.

Продающие клубы. Новая система переходов теперь позволяет клубам, откуда уходят футболисты, зарабатывать приличные деньги на молодых футболистов. Покупатели должны в контрактах предусматривать компенсации старым клубам за подготовку и (или) совершенствование мастерства футболиста.

Кто пострадал в итоге из-за Босмана?

Игра. В широком смысле этого слова сама игра в футбол пострадала от бесплатных трансферных переходов. Понимаете, трансферные деньги поступали в кассу клуба. Прямиком в сам клуб. Эти средства затем можно было реинвестировать в различные сферы развития самого клуба. Например, на улучшение или ремонт стадиона, подготовку играющей молодежи, и т.д. Это всем известно: инвестиции в молодых футболистов означают инвестицию в футбол. Средства циркулируют между клубами и таким образом способствуют содержанию и поддержанию спортивной инфраструктуры. А по новым условиям, эти трансферные средства трансформируются в зарплату футболистов и комиссионные агентам и оседают в их карманах. С таким успехом можно смело утверждать, что большая часть поступлений от продажи телевизионных прав уходит не клубу, а самим футболистам.

Все футбольные клубы. Началась гонка увеличения зарплат. Сейчас топ-футболист в неделю зарабатывает столько, сколько в начале 1990-х зарабатывал средний топ-футболист в год! Ниже я привел таблицу самых высокооплачиваемых футболистов (сезона 2009/10). Там приведен список всего 50 футболистов, а мы то знаем, что футболистов-миллионеров на порядок больше.

Малые клубы. Если выше я аргументировал пользу для бедных и малых клубов в виде поступлений от компенсации за подготовку молодых футболистов, то здесь мы сталкиваемся с оборотной стороной медали. Дело Босмана разрушило все границы и ограничения для футболистов. Теперь «большие» клубы смотрят не под ноги (т.е. в своей стране), а бросают взгляд на дальние дали. Везут молодых футболистов из-за рубежа тоннами и охапкой.

Детские футбольные школы пришли в упадок. Молодые игроки уходили бесплатно, и клубы, жившие за счёт продажи своих талантов, были на грани банкротства. Некоторые клубы полностью состояли из легионеров, обходясь без своих воспитанников

Молодые футболисты. Из-за притока новых молодых игроков пострадают местные ребятишки. Ведь теперь для местных конкуренция высокая, а клубы норовят подписать зарубежных ребят. Почему всем кажется, что импортное всегда вкуснее и слаще!?

Южноамериканский футбол. Молодые игроки в ведущих клубах континента, едва отметившись на международной арене, сразу получают предложения от более богатых европейских команд. Поэтому в южноамериканских клубах до сих пор наблюдается довольно высокая текучка кадров и нестабильное выступление команд (хотя общий уровень футбола остаётся высоким, за счёт чрезвычайно высокой производительности футбольных школ).

Знаешь больше или имеешь точку зрения, отличную от автора? Тогда пиши свой отчет тут.

fannet.org

1995. Начало новой эпохи. «Дело Босмана»

Сегодняшний выпуск блога «Хронограф» будет не совсем обычным. Дело в том, что событие, о котором пойдёт речь, к «Барселоне» имеет лишь косвенное отношение. Впрочем, оно оказало колоссальное влияние на европейский (да и весь мировой, если смотреть шире) футбол, а значит и на «Барсу», поэтому рассказать о нём всё же необходимо.

————————————————————————————————

15 декабря 1995 года в Люксембурге произошло событие, совершившее переворот в европейском футболе. Европейский суд признал правоту бельгийца Жана-Марка Босмана, требовавшего отменить существовавшую почти сто лет трансферную систему и действовавшие тридцать лет ограничения на количество иностранцев в клубах. Босман считает, что восторжествовала справедливость, футбольные руководители – что наступил хаос, суд же, угрожая санкциями, требует немедленного выполнения своих решений. Очевидно одно: история европейского футбола разделилась на два периода ­­­­­­- до «дела Босмана» и после него.

О «деле Босмана» написаны тома, но его суть можно было бы выразить в ответах на несколько главных вопросов. Вот они:

Что такое решение суда по «делу Босмана»?

Это 29-страничный документ, обнародованный 15 декабря прошлого года Судом Европейского сообщества в Люксембурге. Решение стало итогом пятилетнего судебного марафона и обжалованию не подлежит.

Почему решение по «делу Босмана» вызвало такую бурную реакцию футбольной Европы?

Потому что 13 членов Европейского суда однозначно дали понять, что плата за игроков, чьи контракты истекли, а также ограничение количества легионеров — выходцев из стран ЕС, имеющих право одновременно выходить на поле, противоречит статье 48 Римского договора о свободном перемещении рабочей силы.

Каких стран касается это решение?

Пятнадцати стран ЕС — Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Голландии, Греции, Дании, Ирландии, Испании, Италии, Люксембурга, Португалии, Финляндии, Франции и Швеции, а также стран, входящих в экономическую зону ЕС, — Исландии, Норвегии и Лихтенштейна.

Ко всем ли трансферам относится решение суда?

Нет, только к тем, которые совершаются между странами ЕС и в которых участвуют игроки, чьи контракты истекли. Если же переход происходит внутри одной и той же страны ЕС, если контракт футболиста еще действует или если легионер уезжает в страну, не входящую в ЕС (приезжает из страны, не входящей в ЕС), сохраняется прежняя система трансферных выплат.

Как отреагировало руководство УЕФА и ФИФА на решение Европейского суда?

УЕФА сделал все возможное, чтобы отложить исполнение вердикта, но был вынужден под угрозой экономических санкций отменить систему «3 + 2» и трансферные выплаты. ФИФА заявила о том, что решение Европейского суда касается только 18 государств и потому она намерена сохранить в других странах прежнюю систему (в УЕФА входят 50 федераций, в ФИФА — 193).

Может ли клуб бесплатно пригласить из другой страны ЕС молодого игрока, только закончившего футбольную школу?

Окончательного решения по этому вопросу пока нет, но УЕФА склонен принять французскую систему, в соответствии с которой молодые футболисты свой первый контракт подписывают с клубом, в котором прошли начальную подготовку.

Кто получит наибольшую выгоду в связи с решением Европейского суда?

Прежде всего — богатые клубы, чьи возможности и выбор при приобретении новых игроков заметно расширяются. Значительно усилят свои позиции профсоюзы футболистов, и прежде всего маловлиятельный до последнего времени ФИФПРО — международный профсоюз футболистов-профессионалов, созданный… 15 декабря — в день вынесения судебного решения по «делу Босмана», но только 30 лет назад.

———————————————————————————————————-

Кто же он все-таки такой, этот Жан-Марк Босман, пять лет боровшийся за то, что считал справедливым и чье имя войдет теперь в пособия по юриспруденции для студентов?

Жан-Марк БОСМАН

Родился в Льеже в 1964 году. В 11 лет начал играть в детской команде «Стандарда». По окончании футбольной школы попал в первую команду. Считался одним из самых талантливых молодых полузащитников страны.

В 1988 году перешел в «Льеж», в составе которого провел несколько встреч в Кубке УЕФА. В 1990 году в межсезонье «Льеж» принял решение расстаться с Босманом. Готовность подписать с ни контракт выразил «Дюнкерк», выступавший тогда во втором дивизионе чемпионата Франции, но вынужден был отказаться из-за слишком высокой трансферной суммы, которую потребовал «Льеж». Футболист, не имевший возможности играть, обратился в суд. С этого и началось «дело Босмана

С 1990 года он выступал сначала за «Сен –Кентен” (Д2), затем за «Сен-Дени» с острова Реюньон. В 1993-1994 гг. защищал цвета «Шарлеруа” в третьем дивизионе бельгийского чемпионата. С осени 1994-го играет ради собственного удовольствия за бельгийский клуб. «Визе» (Д4).

————————————————————————————————————

ЮРИСТ-САМОУЧКА

Бывший игрок юни­орской сборной Бельгии (по­коление Дегриза и Верворта), ныне футболист-любитель, юрист-самоучка и человек, встречи с которым ищут жур­налисты десятков изданий, сегодня наслаждается жизнью. Два раза в неделю тренируется вместе с партне­рами по «Виде» — маленькому валлонскому клубу, а в суб­боту выходит на поле в офи­циальных матчах. После игр — поход в бар, где каждый считает за честь угостить героя пивом или чем-нибудь более крепким. Героя пото­му, что его… показывают по телевизору. Ведь появление на экране в каждом доме — очевидное свидетельство героизма и популярности, а в остальном жители Визе не разбираются, да особо и не стремятся разобраться.

«Я — не герой. Я — человек, который долго боролся за свою свободу. После пяти лет мучений я выиграл дело благо­даря тому, что судьи строго следовали букве закона. Я не стремился совершить переворот, я только хотел, чтобы были признаны мои права. Когда тебя считают винти­ком огромной машины, нет иного выхода, кроме как идти до конца», — утверждает се­годня Босман.

О последствиях решимос­ти бельгийца идти до конца с середины декабря говорит вся футбольная, да и нефутболь­ная Европа от Милана до Ман­честера, от Барселоны до Кельна, а Швейцария, где размещаются штаб-кварти­ры УЕФА и ФИФА, стала местом чуть ли не ежене­дельного паломничества ру­ководителей самого высокого уровня. Свобода перемеще­ния футболистов возведена в ранг закона, ограничении на количество иностранцев от­менены, положения уставов и регламентов национальных федераций уже не кажутся непреложно обязательными для исполнения, игроки по­лучили новые права. Жан-Марк Босман утверждает, что добивался именно этого: «Футбол начинает новую жизнь. До сих пор он был далек от новых реалий Европейского сообщества. Отныне УЕФА и, следовательно, на­циональные федерации ли­шились права на диктат. Кар­точный домик рухнул, пото­му что стоял па фундаменте беззакония».

БЕЗРАБОТНЫЙ ФУТБОЛИСТ

По словам Босмана, в то время, когда обсуждалось его дело, в кулуарах европейско­го парламента нередко появ­лялись эмиссары ведущих клубов континента, всеми возможными путями стре­мившиеся получить инфор­мацию о развитии событий. Быстрее всех поняли, куда дует ветер, похоже, в «Мила­не», чье руководство подо­зрительно своевременно за­ключило предварительные контракты сразу с тремя фут­болистами «Аякса» — Давидсом, Клюйвертом и Райцигером. «До вынесения решения по моему делу великие клубы не могли или не хотели всту­пать в конфликт с УЕФА. Сегодня они могут перейти в наступление, не опасаясь за последствия. Л ведь им этого хотелось уже многие годы! Теперь они будут вознаграж­дены за терпение, потому что футбол начинает жить по за­конам рынка, на котором вра­щаются миллиарды фран­ков», — считает бывший по­лузащитник льежского «Стандарда».

Звучит цинично, но впол­не справедливо. Дело Босма­на принесет новые миллионы богатым и станет причиной разорения десятков, читай, сотен, маленьких клубов. Впрочем, для виновника пе­реворота, победившего в пя­тилетней судебной битве, важнее всего, что в наиболь­шем выигрыше окажутся все же сами футболисты: «По окончании контракта каж­дый будет иметь право от­правиться туда, куда хочет. Перед любым игроком будет весь футбольный рынок ЕС».

Главный аргумент в поль­зу своей правоты Босман по­лучил еще в 1990 году, ког­да по истечении контракта с «Льежем» он не смог перей­ти в «Дюнкерк» из-за того, что руководство бельгийско­го клуба потребовало чрез­мерную трансферную сумму — 2 миллиона франков. «Вместо того чтобы стать счастливым обладателем контракта с «Дюнкерком», по которому я получил бы при подписании 150 тысяч, а затем каждый месяц — по 20 тысяч, я в 26 лет превратился в безработного, не имеющего права даже на пособие. Я стал человеком бел будущего! Отныне ничего по­добного ни с кем из футболистов произойти не может», — считает Босман. Иными словами, теперь клубы не вправе требовать ни санти­ма за игроков, у которых истекли контракты. До де­кабря прошлого года из ве­дущих футбольных держав лишь Франция была в этом отношении счастливым ис­ключением, если речь шла о переходах внутри страны.

МЕНЯ НАПРАСНО СЧИТАЛИ ПРОХОДИМЦЕМ

Восстановленный в правах, сделавший себе имя на защи­те интересов футболистов, Босман, однако, мало похож на Робина Гуда. «В опреде­ленном смысле я вошел в историю: «дело Босмана» будут изучать в институтах и писать на его основе диссертации. Ничего подобного я и предположить не мог! Но если бы меня самого сначала счи­тали за человека, думаю, взрыва бы не произошло», — признается бельгиец.

Кто же основные виновники случив­шегося? Бельгийская федера­ция и УЕФА: «Их руководи­тели не могли даже предпо­ложить, что средний игрок первого бельгийского дивизиона окажет им сопротивле­ние. Ослепленные собствен­ной некомпетентностью, они попытались меня очернить. Они считали, что я всего лишь проходимец, который хочет получить незаработанные деньги».

После того как Босман по­дал в суд, в бельгийской пе­чати стали появляться наме­ки на то, что клубам не стоит проявлять к нему интереса. Национальный футбольный союз не скрывал, что намерен создать прецедент, после ко­торого у любого пропадет желание доводить дело до суда. «Я оказался вне игры, и хотя некоторые футболисты выражали мне поддержку, никто их них не решался от­крыто выступить перед теле­камерой», — вспоминает Бос­ман. Все, что ему оставалось в те дни, — это совершать пробежки по парку неподалеку от дома родителей, куда он был вынужден перебраться из-за нехватки денег, и за­ниматься разводом с же­ной. «Иногда я просыпался утром, чувствуя в себе силы бороться до конца, а иногда готов был выть от отчаяния. Мало того, что меня лишили средств к существованию, — не было никаких надежд на продолжение карьеры фут­болиста. Чем дольше я бо­ролся против этой машины, тем отчетливее понимал, что как игрок никому уже не ну­жен. И тогда я решил, что действовать нужно иначе, без страха перед противостоящей мне силой. Терять мне все равно было нечего», — гово­рит Босман.

Чем больше ошибок до­пускал противник, тем уве­реннее себя чувствовал фут­болист: «Они даже не скры­вали своего презрения. Они считали меня ничтожеством и не могли предположить, что я способен больно укусить».

8 МИЛЛИОНОВ ОКАЗАЛОСЬ МАЛО

По его словам, и конце 1993 — начале 1994 годов жесткая позиция УЕФА н федерации вдруг стала смягчаться, как будто бы футбольные руко­водители почувствовали, что дело оборачивается против них. Потом пошли слухи о том, что суд принимает сто­рону Босмана, а когда бельгийцу предложили отступно­го, тот понял, что победа, на которую он в глубине души не надеялся, вполне достижима. «Они попытались ку­пить мое молчание. Если бы я захотел, то получил бы 7-8 миллионом франков. Тогда я действительно колебался, но сегодня горжусь тем, что не поддался соблазну», — утвер­ждает Босман.

Зима 19941995 годов на­чалась с того, что его дело вышло за границы Бельгии льежский суд передал доку­менты в Европейский суд в Люксембурге. «Это была первая победа, потому что мной занялась более высокая ин­станция», — вспоминает бель­гиец. К тому времени он уже не чувствовал себя нищим, потому что ему начал оказы­вать денежную помощь меж­дународный профсоюз фут­болистов — ФИФИРО. Он же взял на себя часть судебных издержек. Начал Босман и понемногу выходить на поле — два раза в неделю вместе с любителями из «Визе».

«В 1995 году стало проще. У меня появились работа и надежда на победу. Правда, осенью УЕФА начал новые ма­невры, пытаясь лоббировать свои интересы через прави­тельства некоторых стран. Слышал, что оп стремился за­ручиться поддержкой премь­ер-министра Бельгии и кан­цлера ФРГ, но было поздно», — рассказывает Босман. Дей­ствительно, адвокат Европей­ского суда Карл-Отто Ленц к этому времени представил до­клад о несовместимости зако­нов УЕФА с некоторыми по­ложениями Римского догово­ра. В середине декабря суд вынес свое решение.

—————————————————————————————————

По словам генерального секретаря УЕФА Герхардта Айгнера, Европейский футбольный союз не испытывал давления со стороны богатых клубов в связи с «делом Босмана»

Герхардт АЙГНЕР

УЕФА ПО-ПРЕЖНЕМУ У РУЛЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ФУТБОЛА

— В последнее время со­здается впечатление, что ру­ководство европейским фут­болом постепенно переходит к национальным ассоциациям.

— Очевидно, что УЕФА не может проводить соревнова­ния без национальных ассо­циаций и клубов. Но мы не обособленная организация. УЕФА создан самими феде­рациями и ведет с каждой из них диалог для того, чтобы в европейском футболе не было разнобоя.

— Тем не менее богатые клу­бы все настойчивее требуют, чтобы их интересы учитыва­лись в первую очередь.

— То, что происходит в футболе, — повторение пути, пройденного Европой, в ко­торой сегодня существует свободный рынок. Однако пять ведущих стран имеют решающий вес в экономике — у любого поезда должен быть локомотив. УЕФА же следит за тем, чтобы сцепка между вагонами была на­дежной.

— Тем не менее в дискуссии по «делу Босмана” принимали участие не все страны, входя­щие в УЕФА (речь идет о сове­щании представителей 12 веду­щих европейских федераций и 36 клубов, состоявшемся в начале февраля)

— Это были предваритель­ные консультации, на кото­рых были выработаны идеи для обсуждения сначала на комитетах УЕФА, а затем на его исполкоме. Там пред­ставлены уже все страны.

— Следовательно, УЕФА по-прежнему уверенно руководит европейским футболом?

— Конечно! У нас есть про­блемы, связанные с вмеша­тельством в футбол полити­ки, но они не только наши. С ними рано или поздно столкнутся другие виды спорта и все олимпийское движение.

— Какова ваша реакция на «дело Босмана» и каким вы видите будущее?

— Я хотел бы, чтобы пра­вительства и ЕС пришли к общему мнению. Исчезнет ли в Европе понятие наци­ональность и его заменит понятие европейская об­щность или все-таки наци­ональные особенности бу­дут сохранены? В послед­нем случае спорт — лучшее средство для поддержания гармонии.

— Вы по-прежнему придер­живаетесь мнения, что спорт и культуре — явления исключи­тельные?

— Мы готовы его отстаи­вать. Футболист — не рабо­чий, и футбол — не профес­сия, а искусство. К тому же из 25 миллионов игроков только 5 тысяч живут за счет доходов от футбола. То же самое относится к клу­бам. Клубы — не предпри­ятия: сколько из них получают прибыли?..

— Что можно ответить лю­дям, которые обвиняют вас в том, что вы пустили дела на самотек?

— Мы постоянно вели пе­реговоры с ЕС, и их итоги пересматривались каждые четыре года. Следующий раунд должен был состо­яться в 1997 году, и никто не ожидал, что от нас потре­буют принимать серьезные решения до этого срока. Нам не в чем себя упре­кать. До сих пор удавалось поддерживать в Европе единство. Сегодня его уже не существует. Но завтра, если понадобится, мы да­дим федерациям стран, не входящих в ЕС, те же пра­ва, что и федерациям Со­общества. Однако мы не со­бираемся принимать воле­вых решений. Все будет сделано с согласия федера­ций.

—————————————————————————————————

«Дело Босмана» не может не вызывать беспокойства ФИФА. Ее генеральный секретарь Йозеф Блаттер считает, что необходимо принимать срочные меры

Йозеф БЛАТТЕР

ВО ФРАНЦУЗСКОМ КЛУБЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ 11 НЕМЦЕВ

— На мой взгляд, изна­чально в оценке «дела Бос­мана» была сделана ошибка. Босман был недоволен пра­вилами в организации, в ко­торую он вступил по своей воле. Если вы приняли за­коны этой организации, то не можете требовать, чтобы она жила по другим, это от­носится и к футболу. Игроки должны соблю­дать законы, принятые в Бельгии, в УЕФА или в ФИФА. Если они считают, что с ними поступают несправедливо, то должны об­ращаться в соответствующие органы своей федерации, а не в гражданские инстан­ции. Как только футболист обращается в обычный суд, он автоматически исключа­ется из нашей организации.

Перед чемпионатом мира 1990 года уже был такой слу­чай, когда дисквалифициро­ванный игрок из Арабских Эмиратов подал сначала жа­лобу в цюрихский суд, а ког­да тот отказался ее рассмат­ривать, — в суд в Гааге, который взял сторону футболис­та. Тогда мы объявили феде­рации ОАЭ, что она вправе отменить дисквалификацию, но самому игроку не разре­шили участвовать в чемпио­нате мира. Шума вокруг это­го почти не было, потому что дело касалось не слишком известного футболиста.

Футбол не стоит над за­конами, но он живет по спе­цифическим правилам, при­нятым всеми. Если Босман поставил под сомнение сис­тему переходов игроков, то что ж нам теперь — менять уставы и регламенты только потому, что 18 ассоциаций решили жить иначе, чем 193, образующие ФИФА?

Принимая во внимание решение Европейского суда, ФИФА не боится, что его последствия окажутся дра­матичными. В принципе правило «3 + 2 исполь­зуется многими федерация­ми, но есть чемпионаты, где ограничения на легионеров иные, как, например, в Пор­тугалии. Есть, однако, вещи, кото­рые вызывают наш протест: не могут 11 немцев играть за французский клуб. Если же буквально выполнять реше­ние Европейского суда, то подобную ситуацию нельзя исключить. Клуб может иметь столько иностранцев, сколько хочет, но на поле одновременно должно нахо­диться не больше трех!

ФИФА сознает сложность обстановки и изучает послед­ствия «дела Босмана». Оста­ется только найти защиту.

————————————————————————————————

ИГРА ПО НОВЫМ ПРАВИЛАМ

ИТАЛИЯ

«Милан», похоже, первым извлек выгоды из новой си­туации. Трижды обыгранный в прошлом сезоне «Аяксом», он решил укрепиться за счет… голландского клуба. Еще год-другой назад на это ушло бы немало времени и денег, да и вряд ли «Милан» решился бы купить сразу троих игроков. Но после «дела Босмана» все оказа­лось намного проще. С нового сезона за клуб из Лом­бардии, кстати, не один год боровшийся за «четвертого иностранца» в первенстве Италии, будут выступать 22-летние Михаэль Райцигер и Эдгар Давидс, а в 1997-м к ним присоединится Патрик Клюйверт. Так что через полтора года в составе «Ми­лана» может оказаться сра­зу 9 иностранцев: в атаке — Веа, Клюйверт и Футре, в полузащите — Савичевич, Бобан и Давидc, в обороне -Десайи, Райцигер и Виера. И только на двух пози­циях итальянцы вне конку­ренции — Росси в воротах и Мальдини на левом фланге защиты.

Чтобы никто не смог об­винить их в «каннибализ­ме», руководители «Мила­на» уже сегодня объявили себя первыми пострадав­шими из-за решения Евро­пейского суда: за перешедшего в английский «Болтон» защитника Энцо Гамбаро (до этого он на какое-то время был одолжен «Напо­ли») они не получили ниче­го, а могли — больше мил­лиона долларов. И как быть с Луиджи Лентини, за кото­рого в 1992 году было уп­лачено 20 миллионов долларов и контракт которого подходит к концу?

Однако «Милан», скорее всего, внакладе не останет­ся. А до конца этого сезона в Италии было решено со­блюдать прежний регла­мент. «Но если «Интер» вы­ставит против нас четвер­того иностранца, мы, не ко­леблясь, сделаем то же са­мое, — пообещал правая рука Сильвио Берлускони Адриано Галлиани. — Это отно­сится и к Лиге чемпионов».

Что же касается будуще­го сезона, то пока ясности нет. Как вариант предложе­но увеличить квоту иностранцев до пяти. «Тогда в командах останется по шесть итальянцев, что позволит нам сохранить националь­ную специфику, — считает Галлиани. — В 50-е годы в клубах уже играло по пять легионеров, но тифоэи все равно продолжали болеть за свои команды».

АНГЛИЯ

Англичане быстрее всех начали выполнять решение Европейского суда. 22 де­кабря один из руководите­лей премьер-лиги (первого дивизиона) Рик Пэрри за­явил, что отменяются лю­бые ограничения на коли­чество иностранцев: «Коман­ды могут выставлять столь­ко легионеров, сколько хо­тят». Впрочем, это не про­тиворечило традициям ан­глийского футбола, в кото­ром свободное перемеще­ние игроков уже давно ста­ло традицией. Так, «Ливер­пуль», победивший в Кубке чемпионов 1984 года, имел в своем составе четырех шотландцев, трех ирландцев, австралийца, валлий­ца и зимбабвийца. В пос­ледние годы такая свобода на европейской арене ни­чего хорошего англичанам не принесла: свидетельст­во тому — неудачи «Манчес­тер Юнайтед». У единствен­ного же четвертьфиналиста еврокубков этого сезона -«Ноттингема» — в составе было, как и положено, три иностранца (норвежец Ха­ланд, голландец Рой и итальянец Силенци) и два ассимилированных игрока (валлиец Филлипс и шот­ландец Джеммил].

В будущем сезоне англи­чане наверняка продолжат поиск талантов в странах Африки, Америки и Восточ­ной Европы. Внутри Англии будет сохранена прежняя трансферная система.

БЕЛЬГИЯ

Федерация страны, кото­рая дала Европе Жана-Мар­ка Босмана, объявила, что в этом сезоне не собирается создавать привилегии для богатых клубов — чемпионат будет доигран в соответст­вии с прежним регламен­том. Сами клубы заключили между собой джентльменс­кое соглашение, за наруше­ние которого не предусмот­рено, впрочем, никаких сан­кций. Они сохраняют право иметь в командах столько иностранцев, сколько хотят, но на поле одновременно могут появляться только трое. Футболисты, попавшие в клуб в возрасте до 17 лет или выступавшие в чемпио­нате страны не менее пяти лет, иностранцами не счи­таются.

ГЕРМАНИЯ

У немцев, чей чемпионат возобновился после зимне­го перерыва только 10 фев­раля, было время на раз­думья . Однако президенты 36 профессиональных клу­бов, собравшиеся во Франк­фурте, не стали выдвигать конкретных предложений, а ограничились, как и бель­гийцы, джентльменским со­глашением. Подписывая его, президент «Баварии» Франц Беккенбауэр заме­тил, что не питает иллюзий: «Боюсь, что в конце сезона, когда пойдет серьезная борьба за титул, за места в еврокубках или за право ос­таться в бундеслиге, о со­лидарности будет забыто». Как и в Бельгии, наказаний за нарушение конвенции не предусмотрено.

Немецкие игроки высту­пили за отмену квот для ле­гионеров не только в стра­нах ЕС. «Не должно быть двух категорий иностран­цев. Нужно отменить огра­ничения для хорватов, че­хов, бразильцев или афри­канцев», — заявил нападаю­щий «Баварии» Юрген Клинсманн.

Одной из главных про­блем, связанных с «делом Босмана», станет, по мне­нию большинства руково­дителей клубов, резкое снижение будущих доходов от продажи игроков за гра­ницу, под которые были взя­ты кредиты, и если банки откажутся рассматривать предстоящие контракты в качестве надежных гаран­тий, многие клубы, особен­но малые и средние, ждет банкротство. Даже богатые, но не имеющие в собственности стадионов и спортив­ных баз, окажутся в сложнейшем положении. Пока же вице-президент «Баварии» Фриц Шерер предложил воздержаться от перевода испытывающих денежные затруднения клубов в низ­шие дивизионы.

ИСПАНИЯ

На первый взгляд испан­цев меньше, чем остальных, касается сегодня «дело Бос­мана». В их первом дивизи­оне выступает едва ли де­сяток футболистов из стран ЕС. Тем не менее федера­ция после некоторых коле­баний решила сохранить до конца сезона статус-кво, что устроило всех, кроме президента «Компостелы» Хосе Марии Канеды, пообещав­шего выставить сразу четы­рех иностранцев. Президент федерации Мигель Анхель Вильяр сумел его переубе­дить, пригрозив в случае чего не допустить команду к еврокубкам, но окончатель­но от своего намерения Канеда так и не отказался.

Пока же клубы готовятся к изменению в регламенте, считая, что не должны быть ущемлены интересы тех, кто активно покупал футболис­тов в Южной Америке или Восточной Европе. Богатые же клубы постепенно пере­ориентируются на ЕС, а параллельно идет процесс по­лучения испанского граждан­ства теми, кто имеет на это право, — уругвайцем Саласаром, чилийцем Саморано, аргентинцем Эснайдером и другими. Миланский «Интер» даже потребовал от Самора­но сделать это как можно быстрее, чтобы получить его уже в качестве игрока ЕС.

Источник: «СЭ-ФУТБОЛ», 1995

www.barcamania.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.