20 октября 1982 года на стадионе лужники что произошло – . 20 1982

Разное

Давка в «Лужниках» — Википедия

Трагедия в «Лужниках»

Памятник погибшим болельщикам в «Лужниках»
Тип Давка
Причина Несчастный случай
Страна СССР
Место Москва
Дата 20 октября 1982 года
Время 20:45 (московское летнее время, UTC+4)
Погибших 66
Пострадавших 61

Москва

Давка в «Лужниках» произошла на Большой спортивной арене Центрального стадиона им. В. И. Ленина (сейчас — стадион «Лужники») в Москве в конце первого матча 1/16 розыгрыша Кубка УЕФА между футбольными клубами «

ru.wikipedia.org

Трагедия в «Лужниках»: что на самом деле случилось 20 октября 1982 года на футболе

Одни из причин – плохая подготовка и никудышная организация

Как вспоминал руководитель фанклуба ФК «Спартак» в 2003 – 2013 годах Владимир Гришин, в день матча «Спартак»-« Харлем» в 1/16 матча Кубка УЕФА было около 15 градусов мороза, выпало много снега. Участник того рокового матча, сегодня – гендиректор ФК «Спартак» Сергей Родионов также говорил об аномально морозной для октября погоде. Пострадавший тогда болельщик спартаковской команды Михаил Кузенков впоследствии рассказывал, что холода не остановили поклонников отечественного футбола. Большинство зрителей матча были школьниками и студентами.

Как обычно, за два дня до игры «Спартак» приехал на сборы в Тарасовку. В день матча стали готовить стадион, 80-тысячную арену предстояло очистить от снега. По воспоминаниям Сергея Родионова, если поле от снега очистили, то на трибунах он оставался – все 4 трибуны до прихода зрителей расчистить не успели. Обычно стадион в хорошую погоду заполняли 50 – 60 тысяч болельщиков. В тот день билеты купили около 16 тысяч человек. Как рассказывают очевидцы того матча, рассредоточением зрителей по трибунам никто не занимался, люди были сгруппированы «в кучу».

Около 4 тысяч зрителей заполнили трибуну «А», на трибуне «С», ближней к центральному входу на стадион, вместилось примерно 12 тысяч человек. Другие секторы стадиона пустовали, поскольку не были очищены от снега. Как рассказывают «спартаковцы»-участники того матча, на промерзшей почве неровного поля игралось тяжело. Матч для «Спартака» шел трудно, футболисты долго не могли открыть счет. Сергей Родионов говорит, что «Харлем» оказался достойным соперником, голландцы неоднократно предпринимали контратаки, советские футболисты до конца матча не могли забить второй гол (первый был забит ими на 16-й минуте).

Милиция в 80-е годы строго следила за поведением болельщиков «Спартака». Нельзя было кричать и скандировать речевки, вставать с мест… Активно болеющих фанатов нашей команды 20 октября также пытались задерживать и выводить со стадиона. Милиционеров начали закидывать снежками. Свыше 100 болельщиков были задержаны и доставлены в милицию за хулиганство.

russian7.ru

Давка в Лужниках. Самая страшная трагедия в истории советского спорта — ЖЖ

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

www.livejournal.com

Тридцать лет трагедии на матче в "Лужниках": никто не был виноват

Обьчный матч

Участники событий Светлана и Олег рассказали агентству "Р-Спорт", что ничего в тот день не предвещало трагедии, все шло своим обычным чередом.

"Одни собирались на станции Кунцевская, подходили ребята с Кутузовского, одинцовские. Другие были на варшавском направлении, с Бирюлево ребята. Ездили на электричках до метро, а там уже пересаживались. Компания могла быть от пятидесяти до трехсот человек. Просто все жили в одном районе, встречались, ездили вместе", - рассказала Светлана.

 

Точное количество зрителей назвать участники событий затруднились. Но было их не меньше десяти тысяч.

"В тот день была очень холодная для такого времени года погода, выпал снег. Посадили нас на трибуну С, билеты у нас были на В. Была еще открыта трибуна А, но проще всем было сесть на С - метро-то ближе. На других трибунах лежал снег. Наверное, не захотели очищать другие трибуны, вот всех посадили на С, хотя некоторые сидели и на А. На трибунах - снег и ледышки. Милиционеры тогда выводили: увидели розу (клубный шарф), похлопал в ладошки, покричал - под руки и в участок. Мы их закидывали снежками и ледышками", - поделился Олег.

Лавина из людей

По их словам, оставалось не так много времени до окончания матча, когда часть зрителей потянулась на выход.

"Выходим в коридор. Льда там не было. Идем. Начинает тебя сдавливать. А мы тогда иногда забавлялись, когда так было: поджимали ноги, и толпа тебя несет. А тут - где мои ноги? Они уже уехал за спину. Тогда было уже не смешно. Начали орать: "Назад! Назад! Назад!". А масса людей начала буквально течь вниз по лестнице, как принцип домино. Орать невозможно, очень сильно сдавило грудную клетку, нечем было дышать. Видел только решетку и небольшой проход с двумя ментами-юнцами. Сколько времени прошло, не помню, 30, 20, 10 минут", - вспоминает Олег.

"Только кругом смотришь, - продолжает он. - Справа от меня у парня рука попала в решетку. Рука у него сломалась, а он потерял сознание. Я лежу - подо мной несколько рядов людей. И надо мной несколько. Кто-то впереди уже пробегает. Я ему кричу: "Тащи!". Он меня оттуда буквально выкрутил. Мне повезло".

По словам Светланы, милиционеров в тот день было немного, по краям узкого выхода стояли двое. Гол спартаковца Сергея Швецова на 90-й минуте игры, после которого счет стал 2:0 в пользу "Спартака", никак не повлиял на развитие событий.

"Гол Швецова был ни при чем. Это миф. Я читал потом, Швецов говорит, лучше бы он не забивал тот гол. Но это все ерунда. Когда он забивал, я уже был в толпе падающих", - рассказал Олег.

Под давлением толпы перила с одной стороны лестницы рухнули, что, по словам очевидцев, спасло многим жизнь. "Потом сами начали вытаскивать. Тела, дипломаты, шарфы. Все смешалось. Просто вытаскиваешь что-то", - добавляет Олег.

"Когда шел обратно домой, ни о чем не думал. В метро встретил друга - сидит на лавке. Когда приехал, главная мысль была, как бы не узнали родители. Узнали они только лет через двадцать", - признался он.

По словам Олега, в последующие дни участники событий старались не обсуждать произошедшее. "Но по университетам ходили менты, искали участников событий. Мы писали: что, когда, какие травмы получил", - уточняет Светлана.

Случившееся в тот день, считает Олег, может произойти когда и где угодно. "В толпе нет разума. Ничего нет тупее, когда люди сами себя задавили. Ты виноват и нет одновременно. Просто так случилось", - полагает он.

Как вспоминают футболисты "Спартака" Сергей Шавло и Юрий Гаврилов, принимавшие участие в матче с "Харлемом", о произошедшем спортсмены узнали на следующий день.

"После игры мы помылись и, когда выезжали уже на автобусе со стадиона, видели, что в район "Лужников" одна за другой летят "Скорые помощи". Мы тогда и подумать не могли, что случилось. А потом на следующий день нам сказали, что такое случилось", - рассказал Сергей Шавло.
Информация о трагедии скрывалась, но спартаковцы все-равно были в курсе произошедшего и обсуждали между собой случившееся.

"Я уже не помню, кто сказал, но информация была, что погибли болельщики. В советское время информация, связанная с жертвами, особо не распространялась. Поэтому, конечно, информация была закрытая, но мы-то знали, потому что это были наши болельщики. Между собой об этом разговаривали. Болельщики приходили к нам, в том числе и на базу. В частных беседах обсуждали случившееся. У многих погибли и друзья, и знакомые. Сейчас встречаю до сих пор матерей, которые похоронили своих детей", - рассказал Шавло.

Памятник жертвам на футбольных стадионах, по мнению Шавло, служит напоминанием всем болельщикам. "Будьте толерантнее и поспокойнее в болении. Не дай бог, чтобы такое еще раз повторилось!" - сказал он, добавив, что в 2007 году "Спартак" сыграл с "Харлемом" в память о 25-летий этой даты и "все сборы от этой игры пожертвовали семьям погибших".

По словам Гаврилова, футболисты "Спартака", участвовавшие в том матче, узнали о трагедии на следующий день.

"Мы сначала и не поняли, что произошло. Мы видели, когда со стадиона уезжал наш автобус, что идут "скорые"... А что случилось, не знали. А на следующий день уже руководство - Николай Петрович Старостин, Константин Иванович (Бесков), другие руководители стали рассказывать нам, что случилось", - рассказал он.

"Но те, кто знал больше, чем мы, они постепенно рассказывали нам, - поясняет Гаврилов. - В основном информация шла от самих болельщиков. Мы уже потом, по прошествии долгого времени, вспоминали эту игру, трагедию. Даже, как я помню, где-то на Украине мы играли, то ли в Днепропетровске, то ли в Харькове, ребята-болельщики приезжали, рассказывали... Стали вспоминать - кто-то из их товарищей погиб. Такая, рассказывали, жуткая была картина. Один из болельщиков нам рассказывал, что сам чудом не погиб. Сказал: "Я освободился, вылез из-под кучи людей, и такое жуткое чувство было: задыхался, кислороду не хватало. Такие рассказы мы не раз от болельщиков слышали".

Крупное объединение болельщиков "красно-белых" "Фратрия" планирует 20 октября возложить цветы к памятнику в "Лужниках", встречу с участниками тех событий, родителями погибших и футболистами, принимавшими участие в том матче. Также "Фратрия" намеревается в пятый раз провести футбольный турнир с участием болельщиков - сперва 20 октября на стадионе имени Нетто, а затем, финальный - 28 октября на стадионах академии имени Черенкова. "Лужники", на полях которых первоначально планировалось провести турнир, ответил на просьбу организаторов отказом.

ria.ru

знаете что случилось 20 октября 1982 года

Трагедия в Лужниках (на Большой спортивной арене) , массовая давка с человеческими жертвами, произошла в среду 20 октября 1982 года в конце матча кубка УЕФА «Спартак Москва» — «ФК Хаарлем» .

События
При счёте 1:0 в пользу «Спартака» (первый мяч забил Эдгар Гесс) за несколько минут до финального свистка часть болельщиков стала покидать трибуны. В этот момент Сергей Швецов забил в ворота «Хаарлема» второй мяч, и многие болельщики повернули обратно. Для болельщиков в этот день была открыта только одна — восточная — трибуна, и все ворота, которые вели с неё на улицу, кроме одних, были закрыты милицией во избежание беспорядков; это и подтолкнуло многих болельщиков к тому, чтобы досрочно покинуть стадион, а не дожидаться возможности выйти долгое время после игры на холодном воздухе. В этих-то единственных открытых воротах и столкнулись два потока людей — покидавших трибуну и возвращавшихся на неё.

Матч был доигран до конца и закончился победой «Спартака» 2:0. Узнав о случившемся, Швецов заявил, что сожалеет о забитом им голе.

Единственное сообщение, появившееся в печати (газета «Вечерняя Москва») , выглядело так:

«Вчера в „Лужниках“ после окончания футбольного матча произошёл несчастный случай. Среди болельщиков имеются пострадавшие»

Расследования
1982
Расследование катастрофы произведено по распоряжению Ю. В. Андропова (через три недели после события ставшего Генеральным секретарём ЦК КПСС) в предельно сжатые сроки. По официальным данным, погибло 66 человек; по неофициальным, только количество серьёзно раненных превышало 300. Виновным было признано руководство Большой спортивной арены. Болельщики считают основной причиной событий действия милиции; есть старая фанатская песня, стихи к которой написаны через несколько дней после трагедии:

Двадцатое число — кровавая среда;
Мы этот страшный день запомним навсегда.
Заканчивался матч на кубок УЕФА.
Играли «Хаарлем» и наш «Спартак» (Москва) .

Не упуская шанс реальный, Швецов забил красивый мяч,
И прозвучал свисток финальный — закончился предсмертный матч.
И очень рады все мы были, ведь мы сегодня победили.
Не знали мы ещё тогда про пакость подлого мента

Нас всех в один проход пустили,
Пятнадцать тысяч — это сила,
А там во льду ступеньки были,
И поломались все перила.
Там жалобно тянули руки,
Там не один погиб фанат,
И из толпы раздались звуки:
«Назад, ребята, все назад! »

Когда толпа там расступилась,
Там были крики, была кровь,
И столько крови там пролилось;
И кто ответит за эту кровь?
Кто виноват? С кого все спросы?
Я отвечать уже не в силах.
Менты замяли все вопросы,
И лишь друзья лежат в могилах.

И искорёженные лица
Мы не забудем, хоть убей.
Фанат легавых не боится
И рьяно мстит за смерть друзей.
Я фанат и фанатом останусь,
Буду вечно болеть за Спартак.
А когда я умру, мне поставят
На могиле Спартаковский флаг.

Я еще и еще раз увижу,
Как играет любимый Спартач,
Посмотрю, как Спартак забивает
Московской конюшне Спартаковский мяч.

1992
Спустя десять лет после трагедии газета «Советский Спорт» пыталась вести журналистское расследование, но натолкнулась на полное молчание правоохранительных органов. Но таким образом и пошла всеми западными агенствами перепечатанная байка о 340 погибших (сами сотрудники «Советского Спорта» говорили, что эта цифра непроверенная) , но эта цифра вошла во многие западные журналы. В реальности непрофессионал никогда не оценит число погибших правильно, а «Cоветский Спорт» исходил из мнения случайных очевидцев трагедии (до того, как милиция всё-таки рассекретила данные) .

otvet.mail.ru

Смертельная давка в «Лужниках» - Мослента

Первый мяч на 16-й минуте вкатил в ворота голландцев Эдгар Гесс, второй, решающий, за 20 секунд до финального свистка арбитра забил головой Сергей Швецов . Именно в эти минуты на выходе с трибуны «С» происходила самая страшная трагедия за всю историю отечественного спорта.

Давка

Большая часть болельщиков — порядка 14 тысяч человек, расположились на ближайшей к метро трибуне «С». За игру все сильно замерзли, и многие стали уходить с трибун еще до ее окончания. По воспоминаниям очевидцев, давка началась, когда на нижних ступеньках лестницы, ведущей к выходу, упала девушка. Те, кто шел впереди, остановились, чтобы поднять ее, но плотный поток спускавшихся продолжал напирать.

Люди на нижних ступенях оказались сбиты и подмяты. Внизу лестницы стала образовываться гора из человеческих тел, цепная реакция падений пошла наверх, а ничего не подозревающие болельщики продолжали выходить с трибун, давя тех, кто уже был на лестнице. Перила не выдержали: погнулись и местами отвалились, с верхних ярусов лестницы люди стали падать вниз на бетонный пол.

Выжившие участники событий, оказавшиеся подмятыми под толпу, вспоминают, что теряли сознание оттого, что нечем было дышать: вес напирающих тел настолько сдавливал грудную клетку. Живые люди и уже безжизненные тела лежали в 8-10 слоев.

Тем временем футболисты, иностранные болельщики и журналисты покидали стадион через другой выход. Первые машины скорой помощи прибыли к стадиону через час после начала трагедии. К тому времени сотрудники милиции уже вывели большинство болельщиков с арены. Тела 64 погибших сложили у памятника Ленину, трупы накрывали флагами.

Последствия

Публикации в спортивных изданиях на следующий день были посвящены деталям игры и победе «Спартака». Информация о трагедии в прессе не появилась. Только в «Вечерней Москве» на последней полосе в рубрике «Происшествия» вышла короткая заметка о случившемся, в которой ни слова не говорилось о жертвах. Вот текст той публикации:

«20 октября 1982 г. после футбольного матча на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В.И. Ленина при выходе зрителей в результате нарушения порядка движения людей произошел несчастный случай. Имеются пострадавшие. Проводится расследование обстоятельств происшедшего».

Расследование дела попало под особый контроль Юрия Андропова, возглавлявшего тогда КГБ. Уже через три месяца материалы дела передали в суд. Было установлено, что на выходе с трибуны «С» «Лужников» погибли 66 человек, в большинстве своем подростки. Самой распространенной причиной смерти была компрессионная асфиксия — люди задыхались под весом тел, сдавливавших и ломавших грудные клетки.

Причиной трагедии был назван несчастный случай. На скамье подсудимых оказались директор «Лужников», его заместитель, главный комендант стадиона и командир милицейского подразделения, дежурившего на трибунах. Директор и комендант получили трехлетние сроки по статье за халатность и тотчас попали под амнистию, приуроченную к 60-летию образования СССР.

Подробно говорить о трагедии стали только в перестройку. В июле 1989 года в «Советском спорте» вышла статья «Черная тайна Лужников», в которой, в частности, утверждалось, что 20 октября 1982 года на выходе с трибуны «С» погибли 340 человек. Никаких доказательств такой статистики в ней не приводилось. Информацию перепечатали ведущие западные СМИ, и именно из этих публикаций о трагедии узнали футболисты «Харлема».

К дню десятилетия трагедии у западной трибуны «Лужников» открылся памятник «Погибшим на стадионах мира». Встречи участников тех событий у этого монумента стали ежегодными. Именно после событий 20 октября 1982 года к официальным цветам символики «Спартака» добавился черный.

moslenta.ru

20 октября 1982 года в Лужниках произошла трагедия, вошедшая в список самых кошмарных катастроф на стадионах мира

20 октября 1982 года в Лужниках произошла трагедия, вошедшая в список самых кошмарных катастроф на стадионах мира. В ужасной давке после матча Кубка УЕФА "Спартак" – "Харлем" произошла трагедия: погибли, по официальным данным, 66 человек. 

В числе зрителей того матча был и Александр Просветов, ныне – обозреватель "СЭ". Несколько лет назад он рассказал правду о той истории, поговорив с родителями погибших.

Мы вполне могли бы быть на их месте. Мы – это трое 26-летних друзей, которые пошли 20 октября 1982 года на матч "Спартак" – "Харлем". 1 ноября автор этих строк улетал на работу корреспондентом ТАСС в Бенин, и это был прощальный для меня поход на футбол вместе с Артемом и Михаилом. Человеческая память хранит не все детали. Но многое из того вечера запало в нее навсегда.

Почти всех зрителей разместили на Восточной трибуне, которая впоследствии стала трибуной С. Сидеть было тесновато, зато милиции не надо было распылять силы. Раздвижные решетки при входе на сектор вдруг закрыли, оставив небольшой проем размером с калитку. Это "рационализаторство" облегчало блюстителям порядка проверку паспортов у молодых людей. Несовершеннолетних без сопровождения взрослых тогда на вечерние мероприятия не допускали, а в такую щель разве что мышь проскочит. Кричать на стадионе возбранялось. С трибуны за всякие возгласы выводили то одного, то другого. В ответ, благо как раз выпал мокрый снег, в милиционеров полетели снежки. Сначала были робкие одиночные попытки, но постепенно обстрел усилился. Милиция еще не перешла на зимнюю форму одежды, так что ее служащие были в фуражках. После метких бросков с разных сторон они слетали с голов под радостный смех.

– Милиция по-настоящему растерялась – и произошло немыслимое: она ретировалась с трибуны, – уточнил Артем Петров, работающий в Америке ученый. – Народ принялся праздновать победу над тиранами. Но главное, помню, что после финального свистка я убеждал вас с Мишей: "Не надо спешить, пусть толпа рассосется". Когда мы в конце концов спустились в подтрибунный коридор, ты возмутился, что милиционер схватил за шарф подростка. Он в ответ: "Да вы посмотрите, что там творится!" А пацана почему-то отпустил. 

Этого я, честно говоря, не помню. Зато не забыл, как два милиционера несли солдата, который безжизненно провис в шинели, как в гамаке.

– Погода была мерзкой, а игра в целом понурой, – сказал Михаил Снятковский, бизнесмен. – Все замерзли. Некоторые зрители тайком выпивали – тогда пронести с собой было гораздо проще, чем теперь. В милиционеров швыряли даже ледышками. Второй гол в ворота "Харлема", забитый на последней минуте Швецовым, вызвал неимоверное ликование. Всех охватила эйфория. Люди, уже покинувшие сектор, кинулись назад, чтобы узнать, что произошло, а, может быть, если повезет, то и посмотреть повтор на световом табло.

Сергей Швецов рассказал мне, что узнал о трагедии на следующий день после матча от Николая Петровича Старостина. Вместе с тем автор знаменитой фразы: "Лучше бы я тот гол не забивал", – признался, что возвращаться мысленно к тому дню ему неприятно.

– Почему не спрашивают, как я четыре гола "Нефтчи" забил? Нет, всех интересует "роковой гол". У меня такая работа была – голы забивать. А осадок тем не менее на всю жизнь остался.

– Выйдя со стадиона, мы увидели кошмарное зрелище: на перилах висели бездыханные тела, а рядом была только одна карета "Скорой помощи", – уточнил Снятковский.

– Потом по дороге к "Спортивной" мы встретили целую колонну медицинских машин...

– Вот этого я не помню. Но мы точно были потрясены. Ехали в метро молча – про матч вообще забыли. А приехав домой, стали созваниваться и спрашивать: "Ну ты как, отошел?" Состояние было жуткое. До сих пор страшно вспоминать. А ведь мы, собственно, и не попали в тот ад.

Я изложил наши впечатления, право, не из хвастовства. Это не заслуга – оказаться в эпицентре землетрясения и уцелеть, потому что тяжелые балки и плиты свалились не на тебя. Но перед глазами до сих пор стоит картина: на лестнице лежит груда тел, головами вниз. Некоторые люди с огромным трудом поднимаются и ковыляют, прихрамывая, подальше от этого ужаса...

КОМЕНДАНТ В РОЛИ СТРЕЛОЧНИКА

... Михаила Зазуленко после матча "Спартак" – "Харлем" ждал дома накрытый стол – парню исполнилось восемнадцать.

– В гибели наших детей однозначно повинна милиция, – сказал мне его отец Юрий Леонидович Зазуленко. – Я тогда сам работал в КГБ и имел возможность очень подробно ознакомиться с обстоятельствами дела, видел фотографии с места события. Ключ от решетчатых ворот был у майора, который их запер и ушел. Остался маленький проем. А толпа напирала, да так, что перила толщиной 20 миллиметров под давлением развернулись. Люди буквально спрессовывались. У всех же одинаковый диагноз – асфиксия, то есть удушье. Конечно, 200 – 300 жертв, о которых доводилось слышать, и тогда скрыть было невозможно, но в цифре "66 погибших" я сомневаюсь.

Столько трупов было в трех моргах, а возили их в четыре. Даже если в четвертый попал кто-то один, то уже 67. На суде нашли стрелочника, а милицию обелили. Еще в силе был министр внутренних дел Щелоков. Когда к власти пришел Андропов (ярый противник Щелокова, он был избран генеральным секретарем ЦК 12 ноября 1982 года. – Прим. А.П.), я надеялся, что он раскрутит это дело. Но Андропову было не до нас. С другой стороны, нам надо было написать ему, в этом случае он, может, и занялся бы вплотную нашим делом, но мы не сообразили.

Вопросы остались. Одни говорят о двух столкнувшихся людских потоках, а Владимир Алешин, например, возглавивший споткомплекс "Лужники" в декабре 1982-го, на встрече с журналистами "СЭ" сказал, что милиция хотела вытащить из толпы злоумышленников, швырявшихся снежками, но болельщики крепко взялись за руки. Кто-то на обледеневшей лестнице поскользнулся... Показательно между тем, что все сегодня винят правоохранительные органы, те же остались как бы и ни при чем.

На скамье подсудимых оказались руководители стадиона: директор, его заместитель и комендант. Первые двое приговора избежали (по словам Алешина, заму, ветерану Великой Отечественной, помогли, в частности, боевые награды). За всех отдувался комендант, осужденный на три года, но в связи с амнистией отбывший половину срока.

Этого человека я встретил на приеме в посольстве Нидерландов. Мы побеседовали, хотя он и заметил, что с журналистами-соотечественниками вот уже 25 лет не общался. В разговор решительно вмешалась супруга: "Не хочу, чтобы внуки это читали. Мы и без того настрадались. С отметкой о судимости в паспорте ни на одну ответственную работу не брали". Я обещал фамилию в газете не называть.

– Когда произошла трагедия, милиции на месте не было: ее направили к автобусу голландцев, – сказала жена экс-коменданта. – А козлом отпущения сделали моего мужа, как самого молодого – ему тогда немного за тридцать было.

– Мне предъявили смехотворные обвинения, – подчеркнул бывший комендант. – Один из пунктов гласил, что я не смог установить правильных отношений с правоохранительными органами. На самом деле беда случилась из-за того, что милиция с самого начала нагнетала обстановку, ее сотрудники вели себя нетактично по отношению к болельщикам. Трудовой коллектив был готов взять меня, как тогда было принято, на поруки, но Алешин отказался подписать письмо.

ЖИЗНЬ ЗА "СПАРТАК"

Примечательно, что родственники погибших не держат зла на коменданта. "Мы, родители, его не виним", – прямо заявила мне Раиса Михайловна Викторова, потерявшая в 1982-м единственного сына и возглавившая неформальный комитет отцов и матерей.

– Когда в первый раз в прокуратуру вызвали, у нас образовалось ядро активистов из пяти человек, – рассказала она. – Позже присоединились другие – стало человек двадцать. Среди пострадавших ведь не только москвичи были, но и жители Куйбышева, Тамбова, Рязани, подмосковных Чехова, Серпухова.

– После того матча я всю ночь искала своего Олега, студента 3-го курса Московского института радиотехники, электроники и автоматики. Ему в августе 20 лет исполнилось. Звонила в больницы, обратилась в милицию. "Да он с какой-нибудь девочкой, а вы волнуетесь", – сказали мне. В морг Олег поступил в шесть утра. Значит, всю ночь пролежал возле памятника Ленину, где трупы сложили штабелями. Я это из материалов дела узнала, с которыми следователь предложил ознакомиться.

– Моего Володю на футбол одного не пускали – он еще в 8-м классе учился, – поделилась воспоминаниями Светлана Григорьевна Аникина. – Так ему друзья посоветовали: попроси кого-нибудь из взрослых сказать при входе, что ты с ним. Утром я помчалась в "Склиф" и вдруг встретила там Андропова (к тому моменту он был секретарем ЦК КПСС, руководство КГБ Андропов оставил в мае 1982 года. – прим. автора). Он в коридоре с главврачом беседовал. Спросил, что я здесь делаю. Ответила, что слышала, будто сюда привезли погибших детей. Андропов отдал указание помочь. И бросил фразу: "Там очень много трупов".

– Муж, уходя, сказал: "За "Спартак" я жизнь отдам", – поведала Гузель Талиповна Абдулина. – Кто бы мог подумать, что его слова окажутся пророческими. Я осталась с сы

www.redwhite.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *