Футболист гарринча биография – биография и голы, фото и видео » Последние новости российского и мирового футбола на сегодня, футбол онлайн – портал GoalBox.ru

Спортивные биографии

Гарринча, Бразилия — биография Вехи карьеры Гарринчи

Настоящее имя Гарринчи – Маноэл Франсиско дос Сантос. В архивах Бразильской конфедерации спорта хранится такая запись: «Гарринча родился 18 октября 1933 года в Пау‑Гранде. Мальчика зарегистрировали лишь десять дней спустя. Пьяный писарь поставил дату рождения 28 октября. Он же забыл записать и обязательное второе имя, что обнаружилось только спустя пятнадцать лет, когда Маноэл стал работать на фабрике "Америка фабрил" помощником прядильщика. Чтобы отличаться от остальных Маноэлов дос Сантос, Гарринча сам присвоил себе имя Франсиско».

   Не так уж много в истории футбола игроков, ставших футбольными звездами первой величины, вопреки своим физическим недостаткам. А Гарринча в детстве перенес болезнь, которая жестоко искривила его ноги. Вдобавок после этого одна нога росла медленнее, и к юности была на несколько сантиметров короче другой.

   Крошечный поселок Пау‑Гранде, где родился Гарринча, расположен близ города Петрополиса, от которого не больше сотни километров до Рио‑де‑Жанейро. Семья Маноэла была нищей, и до того как наняться на текстильную фабрику помощником прядильщика, будущий великий футболист помогал родителям, чем мог, – скажем, собирал в лесу дикие фрукты, которые в конце недели отвозил на рынок. Само собой разумеется, как все мальчишки Бразилии, он чуть ли не с пеленок играл в футбол, несмотря на то, что при ходьбе из‑за увечья ему приходилось особым образом подгибать более длинную ногу, приспосабливая ее к короткой. Но судьба, наградившая его увечьем, подарила Маноэлу и огромный футбольный талант, проявившийся очень быстро и очень ярко.

   При текстильной фабрике был стадион. По воскресеньям здесь в очередь играли все команды Пау‑Гранде, в том числе и детская, где Гарринча блистал в нападении. Уже тогда к восторгу зрителей он умел на большой скорости неподражаемыми финтами обыграть сразу нескольких защитников, чтобы потом точно выложить пас под удар партнеру или забить гол самому. В конце концов он сам определил для себя наиболее подходящее амплуа на футбольном поле – правый крайний нападающий.

   Кстати, уже в детстве Маноэл получил прозвище, которому суждено было стать знаменитым, – Гарринча. Так называется птичка, в изобилии населяющая окрестные леса Пау‑Гранде. Маноэл столь ловко научился воспроизводить ее щебет, что в конце концов и его самого прозвали Гарринчей.

   Уже к 13 годам Маноэл Гарринча слыл лучшим футболистом всего округа. В 16 лет он стал выступать за основную мужскую команду любительского клуба «Пау‑Гранде». Зрители ходили на стадион специально для того, чтобы посмотреть, как хрупкий подросток легко «накручивает» высокорослых взрослых защитников.

   В это же время Гарринчу стали приглашать и в Петрополис – играть за самые знаменитые команды этого города «Крузейро‑ду‑Сул» и «Серрано». Игры проходили в воскресные дни, по утрам, а вернувшись домой в Пау‑Гранде, Маноэл успевал сыграть и в команде своего родного города.

   Однако в Бразилии буквально тысячи ребятишек к юности становятся непревзойденными мастерами, настоящими виртуозами в обращении с мячом. А попасть в профессиональные футбольные клубы удается считанным единицам. Для этого, помимо таланта, необходимо исключительное везение, какой‑то счастливый случай.

   Для Гарринчи таким счастливым случаем стал приезд в Пау‑Гранде бывшего вратаря запасного состава столичного футбольного клуба «Ботафого» Арати. Тот навещал своих друзей, а заодно был приглашен судить воскресный матч, в котором принимал участие Гарринча. Увидев, как играет Маноэл, Арати немедленно повез того в Рио‑де‑Жанейро. Не случись этого, возможно, Гарринча так и работал бы на текстильной фабрике, оставаясь футболистом‑любителем, звездой местного масштаба. Арати же купил подростку первые в его жизни настоящие футбольные трусы и бутсы.

   То, что произошло при первом появлении юного Гарринчи на тренировке «Ботафого», давно уже стало одной из самых замечательных футбольных легенд мира. На тренировках бразильских клубов не возбраняется присутствовать и болельщикам, которые разразились дружным смехом, когда на поле вышел Маноэл. Сам же тренер Жентил Кардоза, едва взглянув на 19‑летнего мулата с кривыми ногами, одна из которых к тому же была заметно короче другой, изрек: «Меньше всего он пригоден для футбола». Тем не менее тренер не мог не уважить Арати.

   Маноэл встал на привычном ему правом краю. Не в силах сдержать улыбку, тренер попросил показать, сможет ли он обыграть защитника. Этим защитником был не кто иной, как знаменитый Нилтон Сантос, один из ведущих игроков не только «Ботафого», но и сборной Бразилии. Но Гарринча, ничуть не смущаясь, сделал пару неожиданных финтов и вдруг легко прокинул мяч между ног опешившего Сантоса. Сам же Маноэл легко обошел защитника и догнал мяч. Неловко развернувшись, знаменитый защитник попытался было догнать дерзкого новичка, но потерял равновесие и упал. На трибунах болельщики вновь разразились смехом, но теперь уже по другой причине.

   Раздосадованный Сантос потребовал повторения. И Гарринча еще дважды с легкостью обыграл защитника сборной Бразилии. Как выяснилось после тренировки, Маноэл даже не подозревал, что имеет дело с прославленным Нилтоном Сантосом. По счастью, тот оказался не из обидчивых и первым потребовал, чтобы Гарринчу тут же зачислили в клуб.

Это случилось 29 июня 1953 года. С тех пор Маноэл больше не ходил на текстильную фабрику. Через несколько дней он уже провел первый матч за команду дублеров «Ботафого» и забил три гола. 19 июля он первый раз вышел на поле с основной командой. После первого же матча болельщики воспылали к худенькому кривоногому пареньку пламенной любовью. Игра закончилась со счетом 6:3 в пользу «Ботафого», и Маноэл забил три гола, в том числе один с пенальти. Но дело было даже не в голах – новобранец клуба демонстрировал такие неожиданные финты, каких не умел делать никто другой.

   Вскоре Гарринча стал самым популярным футболистом «Ботафого». Именно Гарринчей его и стали все называть. Настоящего имени своего кумира многие и не знали.

   Заключая с Гарринчей контракт, хозяева «Ботафого» были не слишком щедры, да и вообще о нынешних баснословных футбольных гонорарах тогдашние игроки и мечтать не могли. Владельцы клуба прекрасно понимали, что для паренька из нищей семьи даже регулярное питание и возможность купить себе брюки и рубашку уже были счастьем, не говоря о том, что он стал игроком знаменитого профессионального клуба.

   И Гарринча в самом деле чувствовал себя на вершине счастья. Маститые игроки основного состава не слишком утруждали себя тренировками, а Гарринча себя не щадил, правда, внешне это было не слишком заметно. Он буквально купался в футболе: без устали, играючи обводил не только противостоящих игроков, но и своих собственных, бил по воротам из любых положений. Все действия Гарринчи были настолько яркими и зрелищными, что на тренировки с его участием, словно в театр, стало приходить великое множество народа.

   На поле же в официальных матчах он блистал все ярче и ярче. Казалось, он имеет абсолютную власть над мячом. Не раз ему случалось забивать голы, которых просто быть не могло. Так, например, однажды он послал мяч в сетку почти с линии ворот.

   В 1955 году Гарринча впервые вышел на поле в составе сборной команды Бразилии против сборной Чили. Матч закончился вничью – 1:1. Два года спустя команда «Ботафого» впервые с 1948 года стала чемпионом своего штата, победив в финале команду «Флуминенсе». Но истинный звездный час Гарринчи пробил в 1958 году, когда сборная Бразилии отправилась в Швецию, на VI чемпионат мира.

   Чемпионами мира до этого по два раза становились уругвайцы (на I и IV чемпионатах) и итальянцы (II и III). V чемпионат, проходивший в 1954 году в Швейцарии, выиграла сборная ФРГ, одолевшая в финальном матче блиставшую в те годы великолепную команду Венгрии.

   Успехи бразильцев были пока скромнее. Бразильские футболисты участвовали во всех предыдущих чемпионатах, но лишь однажды, в 1950 году, были близки к успеху. Тот чемпионат проходил в самой Бразилии, но сборная хозяев уступила в решающем матче сборной Уругвая. А на следующем первенстве мира, в Швейцарии, бразильцы в четвертьфинале проиграли венграм.

   Главным недостатком сборной Бразилии считалось слабое командное взаимодействие. Каждый из игроков владел великолепной техникой и в первую очередь старался играть сам, показывая чудеса обращения с мячом и вызывая восторг зрителей. Бразильские поклонники футбола издавна любили именно такую игру, но во встречах с сильными соперниками, отличавшимися сыгранностью и взаимопониманием, она не приносила успеха. В 1958 году выдающийся бразильский тренер Висенте Феола сумел, образно говоря, «впрячь всех в одну упряжку». Однако Гарринче он поначалу не очень доверял именно из‑за его ярчайшей индивидуальности, и первые два матча тот провел на скамейке запасных.

   Впервые Гарринча вышел на поле в третьей игре против сборной команды СССР. На первой же минуте, пройдя по своему правому краю, он обыграл троих игроков защиты, но мяч после его мощного удара попал в штангу. Тут же после навеса Гарринчи с правого фланга в штангу угодил Пеле. На третьей минуте игры опять же после подачи Гарринчи центральный нападающий бразильцев Вава открыл счет. В середине тайма он же забил второй гол. И снова мяч ему точно выложил под удар Гарринча, серией завораживающих финтов обыгравший сразу нескольких защитников сборной СССР.

   Команда Бразилии продолжала победный путь. В полуфинале была обыграна команда Франции 5:2. В финальном матче бразильцам противостояли хозяева чемпионата – шведы. Уже на четвертой минуте они открыли счет, но через шесть минут Гарринча прошел по правому краю и сделал точную передачу на Вава, который забил ответный гол. В том матче Вава забил еще один гол, два гола забил юный, семнадцатилетний Пеле и еще один – Загало. И почти все атаки начинались с правого края, на котором творил чудеса Гарринча. Лишь в самом конце матча шведы смогли забить еще один гол.

   Сборная Бразилии впервые увозила на родину «Золотую богиню», высшую футбольную награду. А Гарринча был признан лучшим правым крайним нападающим.

   В 1962 году, на следующем чемпионате мира, проходившем в Чили, сборная Бразилии повторила свой успех. Признанный лидер команды Пеле в одном из матчей группового турнира получил травму и больше не играл, но Гарринча достойно его заменил, став героем бразильской сборной Он творил чудеса в четвертьфинальном матче со сборной Англии, выигранном со счетом 3:1, и в полуфинале со сборной Чили – 4:2.

   В финале бразильцы встретились с сильной командой Чехословакии. Повторялся «шведский сценарий» – сборная Бразилии первой пропустила мяч. Но затем забила три и стала чемпионом мира во второй раз. На этом чемпионате 28‑летний Гарринча был не только организатором атак, но и сам забивал голы. С четырьмя мячами он вошел в шестерку лучших бомбардиров чемпионата. Столько же было на счету его партнера по сборной Вава, а также четырех футболистов других стран.

   Главным же качеством Гарринчи была, как единодушно отмечали журналисты и специалисты футбола, его неповторимая индивидуальность и непредсказуемость. Игра великого мастера не укладывалась в обычные футбольные рамки, он был способен на любые сюрпризы. Тренер Висенте Феола, когда‑то державший его на скамейке запасных, теперь утверждал: решения Гарринчи «всегда неожиданны, ошеломляющи и потрясающе результативны». А один из журналистов восхищенно написал, что мяч после его ударов летит по линиям, «неизвестным геометрии».

   После чилийского чемпионата мира Гарринчу стали приглашать лучшие европейские клубы, обещая очень высокие гонорары. Но великий футболист был собственностью «Ботафого», и владельцы клуба не желали отпускать игрока, который приносил им немало доходов. Самому же Гарринче платили лишь малую часть того, что он стоил. Увы, став прославленным футболистом, он по‑прежнему был полуграмотным пареньком из нищей семьи, довольствовавшимся малым и начисто лишенным практической деловой сметки. Он подписывал контракты, не особо вникая в их суть и не требуя увеличения своих гонораров.

   Только в 1963 году, уже будучи дважды чемпионом мира, Гарринча впервые заговорил о новом контракте с более высокой ставкой – по совету своей жены Элзы Суарес, модной певицы, исполнительницы бразильской самбы. С этого и начались все его дальнейшие злоключения.

   Переговоры с прижимистым руководством клуба «Ботафого» затянулись на четыре месяца. Новый контракт был подписан лишь после того, как в тяжбу вмешался влиятельный банкир Жозе Линс, восхищавшийся талантом Гарринчи.

   В следующем году Гарринча получил тяжелую травму колена. Однако «Ботафого» предстояло выгодное коммерческое турне по Европе. Руководство клуба поставило своему лучшему игроку условие: если он не поедет в турне, то будет изгнан из команды. Гарринча поехал, играл на обезболивающих уколах, но вскоре перестали помогать и они. Пришлось делать операцию и долго лечиться.

   В то время бразильские газеты писали, что Гарринча, сделав операцию без ведома руководства клуба, осложнил турнирное положение «Ботафого», и без того очень шаткое. Вся вина за поражения команды была возложена на него. В следующем, 1965 году тридцатидвухлетний Гарринча был практически отстранен от игр. К тому же это был уже не прежний мастер с взрывной скоростью и непредсказуемыми финтами, тяжелая травма сделала свое дело.

   В 1966 году «Ботафого» продал Гарринчу клубу «Коринтианс». В новом клубе надеялись, что великий футболист поможет ему выиграть чемпионат своего штата, но дела у Гарринчи тут не заладились. Однако в том же году он еще поехал на чемпионат мира в Англию вместе со сборной Бразилии.

   Увы, бразильцам пришлось возвращаться домой досрочно, сразу же после группового турнира. Они одержали только одну победу над сборной Болгарии – 2:0. и с одинаковым счетом 1:3 проиграли командам Венгрии и Португалии.

   В матче с Венгрией Гарринча сыграл за сборную Бразилии в последний раз.

   Вскоре он ушел и из «Коринтианса» и с тех пор играл во второразрядных бразильских командах. Начались личные невзгоды – так, например, в 1969 году, находясь за рулем автомобиля, Гарринча попал в аварию, в которой погибла мать его жены. Поскольку он был не совсем трезв, его признали виновным и приговорили к двум годам тюремного заключения условно.

   Житейские невзгоды ожесточили Гарринчу, он всерьез пристрастился к спиртному. Начались нелады в семье, постепенно о нем забыли все его бывшие горячие поклонники. И все‑таки в 1973 году, когда ему исполнилось сорок лет, на стадионе «Маракана» был устроен прощальный матч Гарринчи, где вместе с ним на поле вышли Пеле, Жаирзиньо, Ривелино, Клодоалдо. За три года до этого эти футболисты выиграли для Бразилии третий титул чемпионов мира. Уже без Гарринчи…

   Последние десять лет жизни великого правого крайнего нападающего были очень невеселыми. Он развелся с женой Элзой Суарес, частенько оказывался в больницах, просто бедствовал. 20 января 1983 года он умер в возрасте пятидесяти лет. Врач установил, что причина смерти – расстройство нервной системы и алкоголизм.

   Только после смерти Гарринчи Бразилия вспомнила о своем кумире. Весть о его кончине потрясла страну. Гроб с телом великого футболиста стоял в центральном вестибюле стадиона «Маракана» в течение суток, и все это время к нему шли и шли люди – сотни тысяч тех, кого он так радовал своей необычной, непредсказуемой игрой. Похоронили его в родном Пау‑Гранде.

   Ровно через год старому стадиону «Ботафого» было присвоено имя Гарринчи. А на знаменитом стадионе «Маракана», главной футбольной арене Бразилии, в том же 1984 году установили бюст Маноэла Франсиско дос Сантоса, которого весь мир знал под именем Гарринчи.

   Международная федерация футбольной истории и статистики (IFFHS) включила Гарринчу в десятку лучших полевых игроков XX столетия.

 

Достижения:

 

  • Чемпион мира 1958, 1962
  • Финалист Кубок Америки: 1957, 1959
  • Чемпион штата Рио-де-Жанейро: 1957, 1961, 1962
  • Победитель турнира Рио — Сан-Паулу: 1962, 1964, 1966
  • Лучший бомбардир ЧМ-1962

Источник: http://www.footballstory.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=93%3A2009-11-08-17-14-45&catid=1%3A2009-02-07-20-16-49&Itemid=3&limitstart=1

Знаешь больше или имеешь точку зрения, отличную от автора? Тогда пиши свой отчет тут.

fannet.org

Гарринча - биография и семья

Гарринча

"Возможно, когда-то он играл лучше Пеле", - говорят болельщики футбола со стажем. И это правда. Можно вспомнить и товарищеский матч сборной Бразилии и клуба "Фиорентина" перед чемпионатом мира 1958 года. Или чемпионат мира 1962 года в Чили и еще многое, многое другое.


Начало пути.

"Возможно, когда-то он играл лучше Пеле", - говорят болельщики футбола со стажем. И это правда. Можно вспомнить и товарищеский матч сборной Бразилии и клуба "Фиорентина" перед чемпионатом мира 1958 года. Или чемпионат мира 1962 года в Чили и еще многое, многое другое. Но начну по порядку...

Родился Гарринча в 1933 году в пригороде Рио-де-Жанейро, поселке, под названием Пау-Гранде. С детства мальчишка любил футбол и играл в городской команде. Вместе с друзьями Свинге и Пилсе он играл в нападении команды. Блестящее трио творило чудеса. Больше всего на поле был заметен Гарринча. На правом краю он обыгрывал по несколько защитников и делал прострельную передачу в центр, где один из форвардов подставлял ногу. Гол! Но футбол не был основным занятием. В то время он и не помышлял о профессиональных занятиях футболом и работал на фабрике. Там на фабрике и обнаружилось, что у него нет второго имени.

Дело в том, что в Бразилии Маноэлов до Сантосов было наверно несколько десятков тысяч, в том числе были они и на фабрике Гарринчи. Чтобы отличиться он придумал себе второе имя: красивое итальянское Франциско. Вскоре он получил приглашение играть в команде соседнего городка, но не согласился. Он подумал, что это был бы обмен "шила на мыло" и остался в Пау-Гранде. И был прав. Вскоре к друзьям в этот городок приехал игрок запасного состава столичного клуба "Ботафого" Арати. Его пригласили судить воскресный матч двух футбольных команд, в котором участвовал Гарринча. Игра молодого форварда так впечатлила бывалого футболиста, что он немедленно повез Маноэля в столицу. Там Арати занял у друзей денег, купил Гарринче бутсы, форму и повел на тренировку. Ее проводил известный футбольный специалист Жентил Кардозо. Тренировка уже подходила к концу, когда он вспомнил о парне.

- Давай его сюда! - крикнул он Арати. Когда Мане вышел на поле трибуны болельщиков (на тренировках крупных клубов в Бразилии всегда присутствуют болельщики) разразились гомерическим хохотом. Да и сам тренер отвернулся, пряча улыбку. Этот провинциальный увалень напоминал кого угодно, но только не футболиста. Одна нога у него была сантиметров на 20 короче другой и чтобы удержаться на ходу, он должен был выгибать более длинную ногу вперед.

Чтобы раз и навсегда покончить с этой клоунадой, Жентил, нахмурившись, спросил парня:

- Ты где привык играть?

- Где угодно, но только не в воротах. Но вообще-то люблю на правом краю: Тренер сощурился, подумал немного, а потом сказал:

- Поверь-ка его, Нилтон!

Слова Жентила означали смертный приговор. "Проверять" Гарринчу должен был штатный левый защитник сборной страны, лидер "Ботафого", Нилтон Сантос. Впрочем, Мане это особенно не взволновало. Он не знал этого игрока в лицо, потому что сборная страны, по правде говоря, в Пау-Гранде не заглядывала. Дойдя до правого фланга команды запасных Гарринча вздохнул и вдруг увидел летящий к нему мяч и выбежавшего игрока. То, что случилось дальше все, кто находился на стадионе в тот день запомнили на всю жизнь.

Гарринча получил мяч, сделал пару обманных движений и послал мяч между ног опешившему Нилтону. Известный защитник попытался преследовать игрока противника, но потерял равновесие и упал. Все, кто находился на стадионе, разразились гомерическим хохотом. Но только Гарринча продолжал вытворять с защитниками противника черт знает что.

Вслед за этим вся команда запасных стала играть на новичка. А он продолжал творить чудеса, несколько раз обвел Нилтона Сантоса, умудрялся накручивать защитников оптом и в розницу, а потом после каскада финтов забил неотразимый гол.

После тренировки в раздевалке все шутили и смеялись, вспоминая Нилтона Сантоса с адранными ногами. А массажист шепнул смущенному Маноэлю:

- Да ты хоть знаешь, кого ты превратил в клоуна? Это же Нилтон! Ты понимаешь, Нил-тон! Да если он на тебя обиделся, можешь спокойно идти домой: без его согласия в клуб даже прачку не возьмут. Не говоря уже об игроке:

Маноэль пожал плечами: - Разве я знал? Там, в Пау-Гранде, я всегда мотаю одного Жоана, и он никогда не обижается:

Но Нилтон Сантос не обиделся. Наоборот он потребовал от руководства клуба взять этого игрока в команду. Тогда к его слову прислушивались и Гарринчу в команду взяли. По сей день Нилтон гордится тем, что стал первым официальным Жоаном Гарринчи. Так началась футбольная карьера "Радости Народа", игрока, который проводил в неистовство ведущие стадионы мира и на 15 лет стал горем тех, кому случалось выходить на левом краю обороны против Гарринчи.

Да, его взлет не был также стремителен как у Пеле. Тот в 17 лет стал чемпионом мира, а Гарринча только в 24 попал на ее скамейку. Первые два матча чемпионата мира в Швеции Мане просидел на скамейке запасных. И только в третьем матче против команды СССР под давлением лидеров команды тренер сборной Висенте Фиола уступил: на поле вышли два негра, два самых талантливых игрока Бразилии за всю историю Гарринча и Пеле. Противника бразильцы опасались. Они знали, что Гавриил Дмитриевич Качалин привил нашей сборной тех времен строгий, академичный стиль игры. В нашей команде были блестящие исполнители: Нетто, Яшин, Иванов, Войнов и другие. Через 2 года эта команда станет первым чемпионом Европы. Но тогда, в 1958 году Гарринча в первые три минуты матча разорвал оборону противника. На 15 секунде Диди посылает мяч Гарринче, тот на правом фланге атаки дважды подряд обыгрывает несчастного левого защитника Кузнецова, затем еще двоих: Войнова и Крижевского, которые бросились на помощь, и пушечным ударом попал в штангу. Спустя всего несколько секунд Гарринча вторично проходит по краю, навешивает в штрафную и Пеле попадает в штангу! Но правый край нападения бразильцев не отчаялся, даже наоборот: на 3 минуте матча в ворота Яшина влетает мяч, который забит с новой подачи Гарринчи.

Этот чемпионат мира так и закончился на мажорной для бразильцев ноте. Они выиграли мундиаль, а молодые Гарринча и Пеле стали одними из лучших в составе чемпионов.

Часть вторая

Расцвет таланта.

Четыре года с чемпионата мира 1958 года и до чемпионата 1962 года прошли для Гарринчи неплохо как с футбольной стороны жизни, так и в личной жизни. Именно в этот отрезок он познакомился со своей второй женой: Элзой Суарес. В шестидесятых годах, когда Гарринча был уже очень популярным футболистом, на подмостках бразильской эстрады расцвела слава молодой певицы, мулатки, исполнительницы бразильской самбы Элзы Суарес. На карнавалах известная школа самбы "Мангейра" с Элзой во главе выигрывала немало призов. Ее песни "Красавица кариока", "Независимая молодежь" и другие любили все. Они звучали с пластинок, их исполняли по радио. Их пели на улицах, на пляжах, в ресторанах и кафе.

На чемпионат мира 1962 года 28-летний Гарринча приехал игроком, который считался вторым лидером команды после Пеле. Но так сложилось, что Пеле так на чемпионате по существу и не сыграл: В самом начале чемпионата Пеле получил травму. Специалисты тут же решили, что для бразильцев все кончено. Но это было не так. Сборную за собой повели Гарринча и Амарилдо. Первый пасовал, а второй забивал. Эта команда показывала фантастический футбол и в финале камня на камне не оставили от сильной сборной Чехословакии. Счет 4:1 в финале с этой командой доказывал, что бразильцы и правда сильнейшая команда мира и по игре завоевала вторично золотую богиню Нике. Много дней в Бразилии шли празднества по этому поводу.

Но не все так безоблачно было для Гарринчи. Стоит сказать, что руководство клуба платило ему лишь одну пятую цены этого футболиста. Руководители простоприходили в хибару к футболисту, дарили его семье подарки и подписывали новый контракт. Гарринча никогда не требовал больше, чем было указано в документе.

Первый раз Гарринча изменил этому порядку в 1963 году. Вот что рассказывает об этом бразильский журнал "Плакар". "1963 год. Уже, будучи дважды чемпионом мира, Гарринча, следуя советам Элзы Суарес, впервые при возобновлении контракта с "Ботафого" попросил более высокую зарплату. Раньше он всегда подписывал чистый бланк контракта, получая затем лишь половину среднего заработка футболистов "остальных баранов", как говорил Гарринча" "Ботафого". Патронат клуба с раздражением встретил справедливое требование популярного футболиста по достоинству оценить его мастерство. Новый контракт, подписанный спустя 4 месяца, составили при непосредственном вмешательстве банкира Жозе Магальяэса Линса, ценившего талант Гарринчи и изредка покровительствовавшего ему.

Гарринча в душе всегда оставался мальчишкой. И порой повторял на поле тоже, что делал на пустырях в Пау-Гранде. Можно вспомнить случай, который произошел во время товарищеского матча со сборной Коста-Рики. Матч завершался, а все еще держался счет 1:1. И тут Гарринча подбирает мяч на своей половине поля и начинает сольный проход. По пути к воротам он обыграл всех игроков противника, вышел один на один с вратарем: и замер с мячом. После этого он снова обыграл защитников и снова не ударил. Еще серия финтов, около кромки поля бушует тренер сборной, а Гарринча еще раз всех обыгрывает и снова не бьет. И лишь с четвертого раза он посылает мяч между ног вратаря. После игры на вопрос, почему он сразу не бил, Гарринча ответил очень просто: "А просто вратарь не хотел хоть чуть-чуть расставить ноги".

Но после первенства мира начались первые проблемы. Мане должен был ехать в турне своего клуба по Европе, но врачи категорически запрещали ему это делать. "У тебя больное колено, если ты сыграешь, то загубишь свое здоровье и карьеру",- говорили они. Но великий игрок не послушал. Во многом этот переломный момент его карьеры, который сменил мажор на минор вина руководства клуба. Оно поставило руководство: или ты поедешь в турне, или уйдешь из клуба. Гарринча не смог расстаться с клубом, который подстроил ему столько подлостей в нелегкой судьбе этого игрока.

Часть 3

Уход из "Ботафого". Конец.

После этого турне колено Гарринчи разболелось не на шутку. Он и во время поездки играл на одних обезболивающих, но после него не помогали даже они. Пол-года он не играл футбол, а только лечился. Отношения Гарринчи с руководством клуба резко ухудшились и вскоре он перешел в другой клуб. Руководство команды надеялось, что приход би-кампеона поможет команде выиграть чемпионат своего штата, но эти надежды не оправдались. Гарринча так и не смог заиграть в этой команде и его снова продали.

Долго скитался Мане по футбольной переферии Бразилии. Играл даже в 3 дивизионе. Ездил в Колумбию, но нигде не задерживался. Он считал, что вскоре он снова вернется на Маракану. И это наконец произошло. Гарринчу взяли в команду "Фламенго"! 100 тысяч болельщиков приветствовали его на первой игре в новой команде. Но опять он не смог показать достойной игры. Еще в первом тайме его заменили, и больше в составе клуба он на поле не появлялся. Он стал тренером одной из команд, но не задержался и тут. Его хитроумные финты не мог повторить не один бразильский пацан, а учить командной игре он не умел. Опять он ушел и снова стал искать место работы. К сожалению он не мог ничего делать, кроме как играть в футбол. Семью тянула на себе его жена Эльза Суарес, которая в то время стала очень известной исполнительницей самбы. Гарринча начал пить:

Умер великий футболист в 1983 году в нищите от проблем с печенью, связанных с алкоголизмом. Сразу после объявления о его смерти миллионы фанатов его таланта стали скорбеть о потери самого яркого правого края нападения за все историю футбола.


facecollection.ru

Гарринча - История футбола

Настоящее имя Гарринчи – Маноэл Франсиско дос Сантос. В архивах Бразильской конфедерации спорта хранится такая запись: "Гарринча родился 18 октября 1933 года в Пау Гранде. Мальчика зарегистрировали лишь десять дней спустя. Пьяный писарь поставил дату рождения 28 октября. Он же забыл записать и обязательное второе имя, что обнаружилось только спустя пятнадцать лет, когда Маноэл стал работать на фабрике "Америка фабрил" помощником прядильщика. Чтобы отличаться от остальных Маноэлов дос Сантос, Гарринча сам присвоил себе имя Франсиско".

Не так уж много в истории футбола игроков, ставших футбольными звездами первой величины, вопреки своим физическим недостаткам. А Гарринча в детстве перенес болезнь, которая жестоко искривила его ноги. Вдобавок после этого одна нога росла медленнее, и к юности была на несколько сантиметров короче другой.

 

Крошечный поселок Пау Гранде, где родился Гарринча, расположен близ города Петрополиса, от которого не больше сотни километров до Рио-де-Жанейро. Семья Маноэла была нищей, и до того как наняться на текстильную фабрику помощником прядильщика, будущий великий футболист помогал родителям, чем мог, – скажем, собирал в лесу дикие фрукты, которые в конце недели отвозил на рынок. Само собой разумеется, как все мальчишки Бразилии, он чуть ли не с пеленок играл в футбол, несмотря на то, что при ходьбе из-за увечья ему приходилось особым образом подгибать более длинную ногу, приспосабливая её к короткой. Но судьба, наградившая его увечьем, подарила Маноэлу и огромный футбольный талант, проявившийся очень быстро и очень ярко.

 

При текстильной фабрике был стадион. По воскресеньям здесь в очередь играли все команды Пау Гранде, в том числе и детская, где Гарринча блистал в нападении. Уже тогда к восторгу зрителей он умел на большой скорости неподражаемыми финтами обыграть сразу нескольких защитников, чтобы потом точно выложить пас под удар партнеру или забить гол самому. В конце концов он сам определил для себя наиболее подходящее амплуа на футбольном поле – правый крайний нападающий.

Кстати, уже в детстве Маноэл получил прозвище, которому суждено было стать знаменитым, – Гарринча. Так называется птичка, в изобилии населяющая окрестные леса Пау Гранде. Маноэл столь ловко научился воспроизводить её щебет, что в конце концов и его самого прозвали Гарринчей.

Уже к 13 годам Маноэл Гарринча слыл лучшим футболистом всего округа. В 16 лет он стал выступать за основную мужскую команду любительского клуба "Пау Гранде". Зрители ходили на стадион специально для того, чтобы посмотреть, как хрупкий подросток легко "накручивает" высокорослых взрослых защитников.

В это же время Гарринчу стали приглашать и в Петрополис – играть за самые знаменитые команды этого города "Крузейро ду Сул" и "Серрано". Игры проходили в воскресные дни, по утрам, а вернувшись домой в Пау Гранде, Маноэл успевал сыграть и в команде своего родного города.

Однако в Бразилии буквально тысячи ребятишек к юности становятся непревзойденными мастерами, настоящими виртуозами в обращении с мячом. А попасть в профессиональные футбольные клубы удается считанным единицам. Для этого, помимо таланта, необходимо исключительное везение, какой-то счастливый случай.

Dim lights

Для Гарринчи таким счастливым случаем стал приезд в Пау Гранде бывшего вратаря запасного состава столичного футбольного клуба "Ботафого" Арати. Тот навещал своих друзей, а заодно был приглашён судить воскресный матч, в котором принимал участие Гарринча. Увидев, как играет Маноэл, Арати немедленно повез того в Рио-де-Жанейро. Не случись этого, возможно, Гарринча так и работал бы на текстильной фабрике, оставаясь футболистом любителем, звездой местного масштаба. Арати же купил подростку первые в его жизни настоящие футбольные трусы и бутсы.

То, что произошло при первом появлении юного Гарринчи на тренировке "Ботафого", давно уже стало одной из самых замечательных футбольных легенд мира. На тренировках бразильских клубов не возбраняется присутствовать и болельщикам, которые разразились дружным смехом, когда на поле вышел Маноэл. Сам же тренер Жентил Кардоза, едва взглянув на 19-летнего мулата с кривыми ногами, одна из которых к тому же была заметно короче другой, изрек: "Меньше всего он пригоден для футбола". Тем не менее тренер не мог не уважить Арати.

Маноэл встал на привычном ему правом краю. Не в силах сдержать улыбку, тренер попросил показать, сможет ли он обыграть защитника. Этим защитником был не кто иной, как знаменитый Нилтон Сантос, один из ведущих игроков не только "Ботафого", но и сборной Бразилии. Но Гарринча, ничуть не смущаясь, сделал пару неожиданных финтов и вдруг легко прокинул мяч между ног опешившего Сантоса. Сам же Маноэл легко обошёл защитника и догнал мяч. Неловко развернувшись, знаменитый защитник попытался было догнать дерзкого новичка, но потерял равновесие и упал. На трибунах болельщики вновь разразились смехом, но теперь уже по другой причине.

Раздосадованный Сантос потребовал повторения. И Гарринча ещё дважды с лёгкостью обыграл защитника сборной Бразилии. Как выяснилось после тренировки, Маноэл даже не подозревал, что имеет дело с прославленным Нилтоном Сантосом. По счастью, тот оказался не из обидчивых и первым потребовал, чтобы Гарринчу тут же зачислили в клуб.

Это случилось 29 июня 1953 года. С тех пор Маноэл больше не ходил на текстильную фабрику. Через несколько дней он уже провёл первый матч за команду дублёров "Ботафого" и забил три гола. 19 июля он первый раз вышел на поле с основной командой. После первого же матча болельщики воспылали к худенькому кривоногому пареньку пламенной любовью. Игра закончилась со счетом 6:3 в пользу "Ботафого", и Маноэл забил три гола, в том числе один с пенальти. Но дело было даже не в голах – новобранец клуба демонстрировал такие неожиданные финты, каких не умел делать никто другой.

Вскоре Гарринча стал самым популярным футболистом "Ботафого". Именно Гарринчей его и стали все называть. Настоящего имени своего кумира многие и не знали.

Заключая с Гарринчей контракт, хозяева "Ботафого" были не слишком щедры, да и вообще о нынешних баснословных футбольных гонорарах тогдашние игроки и мечтать не могли. Владельцы клуба прекрасно понимали, что для паренька из нищей семьи даже регулярное питание и возможность купить себе брюки и рубашку уже были счастьем, не говоря о том, что он стал игроком знаменитого профессионального клуба.

И Гарринча в самом деле чувствовал себя на вершине счастья. Маститые игроки основного состава не слишком утруждали себя тренировками, а Гарринча себя не щадил, правда, внешне это было не слишком заметно. Он буквально купался в футболе: без устали, играючи обводил не только противостоящих игроков, но и своих собственных, бил по воротам из любых положений. Все действия Гарринчи были настолько яркими и зрелищными, что на тренировки с его участием, словно в театр, стало приходить великое множество народа.

На поле же в официальных матчах он блистал всё ярче и ярче. Казалось, он имеет абсолютную власть над мячом. Не раз ему случалось забивать голы, которых просто быть не могло. Так, например, однажды он послал мяч в сетку почти с линии ворот.

В 1955 году Гарринча впервые вышел на поле в составе сборной команды Бразилии против сборной Чили. Матч закончился вничью – 1:1. Два года спустя команда "Ботафого" впервые с 1948 года стала чемпионом своего штата, победив в финале команду "Флуминенсе". Но истинный звёздный час Гарринчи пробил в 1958 году, когда сборная Бразилии отправилась в Швецию, на VI чемпионат мира.

Гарринча
Родился: 18 октября 1933, Пау-Гранди
Амплуа: правый нападающий
Выступал за клубы:
  • "Пау-Гранди" (1947-52)
  • "Ботафого" (1953-65)
  • "Коринтианс" (1966)
  • "Португеза" (1967)
  • "Хуниор Барранкилья" Колумбия (1968)
  • "Фламенго" (1968-69)
  • "Олария" (1971-72)

Чемпионами мира до этого по два раза становились уругвайцы (на I и IV чемпионатах) и итальянцы (II и III). V чемпионат, проходивший в 1954 году в Швейцарии, выиграла сборная ФРГ, одолевшая в финальном матче блиставшую в те годы великолепную команду Венгрии.

Успехи бразильцев были пока скромнее. Бразильские футболисты участвовали во всех предыдущих чемпионатах, но лишь однажды, в 1950 году, были близки к успеху. Тот чемпионат проходил в самой Бразилии, но сборная хозяев уступила в решающем матче сборной Уругвая. А на следующем первенстве мира, в Швейцарии, бразильцы в четвертьфинале проиграли венграм.

Главным недостатком сборной Бразилии считалось слабое командное взаимодействие. Каждый из игроков владел великолепной техникой и в первую очередь старался играть сам, показывая чудеса обращения с мячом и вызывая восторг зрителей. Бразильские поклонники футбола издавна любили именно такую игру, но во встречах с сильными соперниками, отличавшимися сыгранностью и взаимопониманием, она не приносила успеха. В 1958 году выдающийся бразильский тренер Висенте Феола сумел, образно говоря, "впрячь всех в одну упряжку". Однако Гарринче он поначалу не очень доверял именно из-за его ярчайшей индивидуальности, и первые два матча тот провел на скамейке запасных.

Впервые Гарринча вышел на поле в третьей игре против сборной команды СССР. На первой же минуте, пройдя по своему правому краю, он обыграл троих игроков защиты, но мяч после его мощного удара попал в штангу. Тут же после навеса Гарринчи с правого фланга в штангу угодил Пеле. На третьей минуте игры опять же после подачи Гарринчи центральный нападающий бразильцев Вава открыл счёт. В середине тайма он же забил второй гол. И снова мяч ему точно выложил под удар Гарринча, серией завораживающих финтов обыгравший сразу нескольких защитников сборной СССР.

Команда Бразилии продолжала победный путь. В полуфинале была обыграна команда Франции 5:2. В финальном матче бразильцам противостояли хозяева чемпионата – шведы. Уже на четвертой минуте они открыли счёт, но через шесть минут Гарринча прошёл по правому краю и сделал точную передачу на Вава, который забил ответный гол. В том матче Вава забил ещё один гол, два гола забил юный, семнадцатилетний Пеле и ещё один – Загало. И почти все атаки начинались с правого края, на котором творил чудеса Гарринча. Лишь в самом конце матча шведы смогли забить ещё один гол.

Сборная Бразилии впервые увозила на родину "Золотую богиню", высшую футбольную награду. А Гарринча был признан лучшим правым крайним нападающим.

В 1962 году, на следующем чемпионате мира, проходившем в Чили, сборная Бразилии повторила свой успех. Признанный лидер команды Пеле в одном из матчей группового турнира получил травму и больше не играл, но Гарринча достойно его заменил, став героем бразильской сборной. Он творил чудеса в четвертьфинальном матче со сборной Англии, выигранном со счётом 3:1, и в полуфинале со сборной Чили – 4:2.

В финале бразильцы встретились с сильной командой Чехословакии. Повторялся "шведский сценарий" – сборная Бразилии первой пропустила мяч. Но затем забила три и стала чемпионом мира во второй раз. На этом чемпионате 28-летний Гарринча был не только организатором атак, но и сам забивал голы. С четырьмя мячами он вошёл в шестёрку лучших бомбардиров чемпионата. Столько же было на счету его партнера по сборной Вава, а также четырех футболистов других стран.

Dim lights

Главным же качеством Гарринчи была, как единодушно отмечали журналисты и специалисты футбола, его неповторимая индивидуальность и непредсказуемость. Игра великого мастера не укладывалась в обычные футбольные рамки, он был способен на любые сюрпризы. Тренер Висенте Феола, когда-то державший его на скамейке запасных, теперь утверждал: решения Гарринчи "всегда неожиданны, ошеломляющи и потрясающе результативны". А один из журналистов восхищенно написал, что мяч после его ударов летит по линиям, "неизвестным геометрии".

После чилийского чемпионата мира Гарринчу стали приглашать лучшие европейские клубы, обещая очень высокие гонорары. Но великий футболист был собственностью "Ботафого", и владельцы клуба не желали отпускать игрока, который приносил им немало доходов. Самому же Гарринче платили лишь малую часть того, что он стоил. Увы, став прославленным футболистом, он по-прежнему был полуграмотным пареньком из нищей семьи, довольствовавшимся малым и начисто лишённым практической деловой сметки. Он подписывал контракты, не особо вникая в их суть и не требуя увеличения своих гонораров.

Только в 1963 году, уже будучи дважды чемпионом мира, Гарринча впервые заговорил о новом контракте с более высокой ставкой – по совету своей жены Элзы Суарес, модной певицы, исполнительницы бразильской самбы. С этого и начались все его дальнейшие злоключения.

Переговоры с прижимистым руководством клуба "Ботафого" затянулись на четыре месяца. Новый контракт был подписан лишь после того, как в тяжбу вмешался влиятельный банкир Жозе Линс, восхищавшийся талантом Гарринчи.

В следующем году Гарринча получил тяжёлую травму колена. Однако "Ботафого" предстояло выгодное коммерческое турне по Европе. Руководство клуба поставило своему лучшему игроку условие: если он не поедет в турне, то будет изгнан из команды. Гарринча поехал, играл на обезболивающих уколах, но вскоре перестали помогать и они. Пришлось делать операцию и долго лечиться.

В то время бразильские газеты писали, что Гарринча, сделав операцию без ведома руководства клуба, осложнил турнирное положение "Ботафого", и без того очень шаткое. Вся вина за поражения команды была возложена на него. В следующем, 1965 году тридцатидвухлетний Гарринча был практически отстранён от игр. К тому же это был уже не прежний мастер с взрывной скоростью и непредсказуемыми финтами, тяжелая травма сделала своё дело.

В 1966 году "Ботафого" продал Гарринчу клубу "Коринтианс". В новом клубе надеялись, что великий футболист поможет ему выиграть чемпионат своего штата, но дела у Гарринчи тут не заладились. Однако в том же году он ещё поехал на чемпионат мира в Англию вместе со сборной Бразилии.

Увы, бразильцам пришлось возвращаться домой досрочно, сразу же после группового турнира. Они одержали только одну победу над сборной Болгарии – 2:0, и с одинаковым счётом 1:3 проиграли командам Венгрии и Португалии.

В матче с Венгрией Гарринча сыграл за сборную Бразилии в последний раз.

Вскоре он ушёл и из "Коринтианса" и с тех пор играл во второразрядных бразильских командах. Начались личные невзгоды – так, например, в 1969 году, находясь за рулём автомобиля, Гарринча попал в аварию, в которой погибла мать его жены. Поскольку он был не совсем трезв, его признали виновным и приговорили к двум годам тюремного заключения условно.

Житейские невзгоды ожесточили Гарринчу, он всерьёз пристрастился к спиртному. Начались нелады в семье, постепенно о нём забыли все его бывшие горячие поклонники. И всё-таки в 1973 году, когда ему исполнилось сорок лет, на стадионе "Маракана" был устроен прощальный матч Гарринчи, где вместе с ним на поле вышли Пеле, Жаирзиньо, Ривелино, Клодоалдо. За три года до этого эти футболисты выиграли для Бразилии третий титул чемпионов мира. Уже без Гарринчи…

Последние десять лет жизни великого правого крайнего нападающего были очень невеселыми. Он развелся с женой Элзой Суарес, частенько оказывался в больницах, просто бедствовал. 20 января 1983 года он умер в возрасте пятидесяти лет. Врач установил, что причина смерти – расстройство нервной системы и алкоголизм.

Только после смерти Гарринчи Бразилия вспомнила о своем кумире. Весть о его кончине потрясла страну. Гроб с телом великого футболиста стоял в центральном вестибюле стадиона "Маракана" в течение суток, и все это время к нему шли и шли люди – сотни тысяч тех, кого он так радовал своей необычной, непредсказуемой игрой. Похоронили его в родном Пау Гранде.

Ровно через год старому стадиону "Ботафого" было присвоено имя Гарринчи. А на знаменитом стадионе "Маракана", главной футбольной арене Бразилии, в том же 1984 году установили бюст Маноэла Франсиско дос Сантоса, которого весь мир знал под именем Гарринчи.

Международная федерация футбольной истории и статистики (IFFHS) включила Гарринчу в десятку лучших полевых игроков XX столетия.

 

Достижения:

Чемпион мира: 1958, 1962

Лучший игрок и лучший бомбардир чемпионата мира 1962

Чемпион штата Рио-де-Жанейро: 1957, 1961, 1962

Победитель турнира Рио – Сан-Паулу: 1962, 1964, 1966

 

На сайте использованы главы из книги Владимира Малова "100 великих футболистов". О всех героях книги Вы можете прочитать в последнем издании "100 великих футболистов", изд "", 2010


Полезные ссылки:


www.footstory.ru

Гарринча - Биографии футболистов - История Футбола - Каталог статей

Настоящее имя Гарринчи – Маноэл Франсиско дос Сантос. В архивах Бразильской конфедерации спорта хранится такая запись: "Гарринча родился 18 октября 1933 года в Пау Гранде. Мальчика зарегистрировали лишь десять дней спустя. Пьяный писарь поставил дату рождения 28 октября. Он же забыл записать и обязательное второе имя, что обнаружилось только спустя пятнадцать лет, когда Маноэл стал работать на фабрике "Америка фабрил" помощником прядильщика. Чтобы отличаться от остальных Маноэлов дос Сантос, Гарринча сам присвоил себе имя Франсиско".

Не так уж много в истории футбола игроков, ставших футбольными звездами первой величины, вопреки своим физическим недостаткам. А Гарринча в детстве перенес болезнь, которая жестоко искривила его ноги. Вдобавок после этого одна нога росла медленнее, и к юности была на несколько сантиметров короче другой.

Крошечный поселок Пау Гранде, где родился Гарринча, расположен близ города Петрополиса, от которого не больше сотни километров до Рио-де-Жанейро. Семья Маноэла была нищей, и до того как наняться на текстильную фабрику помощником прядильщика, будущий великий футболист помогал родителям, чем мог, – скажем, собирал в лесу дикие фрукты, которые в конце недели отвозил на рынок. Само собой разумеется, как все мальчишки Бразилии, он чуть ли не с пеленок играл в футбол, несмотря на то, что при ходьбе из-за увечья ему приходилось особым образом подгибать более длинную ногу, приспосабливая её к короткой. Но судьба, наградившая его увечьем, подарила Маноэлу и огромный футбольный талант, проявившийся очень быстро и очень ярко.

При текстильной фабрике был стадион. По воскресеньям здесь в очередь играли все команды Пау Гранде, в том числе и детская, где Гарринча блистал в нападении. Уже тогда к восторгу зрителей он умел на большой скорости неподражаемыми финтами обыграть сразу нескольких защитников, чтобы потом точно выложить пас под удар партнеру или забить гол самому. В конце концов он сам определил для себя наиболее подходящее амплуа на футбольном поле – правый крайний нападающий.

Кстати, уже в детстве Маноэл получил прозвище, которому суждено было стать знаменитым, – Гарринча. Так называется птичка, в изобилии населяющая окрестные леса Пау Гранде. Маноэл столь ловко научился воспроизводить её щебет, что в конце концов и его самого прозвали Гарринчей.

Уже к 13 годам Маноэл Гарринча слыл лучшим футболистом всего округа. В 16 лет он стал выступать за основную мужскую команду любительского клуба "Пау Гранде". Зрители ходили на стадион специально для того, чтобы посмотреть, как хрупкий подросток легко "накручивает" высокорослых взрослых защитников.

В это же время Гарринчу стали приглашать и в Петрополис – играть за самые знаменитые команды этого города "Крузейро ду Сул" и "Серрано". Игры проходили в воскресные дни, по утрам, а вернувшись домой в Пау Гранде, Маноэл успевал сыграть и в команде своего родного города.

Однако в Бразилии буквально тысячи ребятишек к юности становятся непревзойденными мастерами, настоящими виртуозами в обращении с мячом. А попасть в профессиональные футбольные клубы удается считанным единицам. Для этого, помимо таланта, необходимо исключительное везение, какой-то счастливый случай.

Для Гарринчи таким счастливым случаем стал приезд в Пау Гранде бывшего вратаря запасного состава столичного футбольного клуба "Ботафого" Арати. Тот навещал своих друзей, а заодно был приглашён судить воскресный матч, в котором принимал участие Гарринча. Увидев, как играет Маноэл, Арати немедленно повез того в Рио-де-Жанейро. Не случись этого, возможно, Гарринча так и работал бы на текстильной фабрике, оставаясь футболистом любителем, звездой местного масштаба. Арати же купил подростку первые в его жизни настоящие футбольные трусы и бутсы.

То, что произошло при первом появлении юного Гарринчи на тренировке "Ботафого", давно уже стало одной из самых замечательных футбольных легенд мира. На тренировках бразильских клубов не возбраняется присутствовать и болельщикам, которые разразились дружным смехом, когда на поле вышел Маноэл. Сам же тренер Жентил Кардоза, едва взглянув на 19-летнего мулата с кривыми ногами, одна из которых к тому же была заметно короче другой, изрек: "Меньше всего он пригоден для футбола". Тем не менее тренер не мог не уважить Арати.

Маноэл встал на привычном ему правом краю. Не в силах сдержать улыбку, тренер попросил показать, сможет ли он обыграть защитника. Этим защитником был не кто иной, как знаменитый Нилтон Сантос, один из ведущих игроков не только "Ботафого", но и сборной Бразилии. Но Гарринча, ничуть не смущаясь, сделал пару неожиданных финтов и вдруг легко прокинул мяч между ног опешившего Сантоса. Сам же Маноэл легко обошёл защитника и догнал мяч. Неловко развернувшись, знаменитый защитник попытался было догнать дерзкого новичка, но потерял равновесие и упал. На трибунах болельщики вновь разразились смехом, но теперь уже по другой причине.

Раздосадованный Сантос потребовал повторения. И Гарринча ещё дважды с лёгкостью обыграл защитника сборной Бразилии. Как выяснилось после тренировки, Маноэл даже не подозревал, что имеет дело с прославленным Нилтоном Сантосом. По счастью, тот оказался не из обидчивых и первым потребовал, чтобы Гарринчу тут же зачислили в клуб.

Это случилось 29 июня 1953 года. С тех пор Маноэл больше не ходил на текстильную фабрику. Через несколько дней он уже провёл первый матч за команду дублёров "Ботафого" и забил три гола. 19 июля он первый раз вышел на поле с основной командой. После первого же матча болельщики воспылали к худенькому кривоногому пареньку пламенной любовью. Игра закончилась со счетом 6:3 в пользу "Ботафого", и Маноэл забил три гола, в том числе один с пенальти. Но дело было даже не в голах – новобранец клуба демонстрировал такие неожиданные финты, каких не умел делать никто другой.

Вскоре Гарринча стал самым популярным футболистом "Ботафого". Именно Гарринчей его и стали все называть. Настоящего имени своего кумира многие и не знали.

Заключая с Гарринчей контракт, хозяева "Ботафого" были не слишком щедры, да и вообще о нынешних баснословных футбольных гонорарах тогдашние игроки и мечтать не могли. Владельцы клуба прекрасно понимали, что для паренька из нищей семьи даже регулярное питание и возможность купить себе брюки и рубашку уже были счастьем, не говоря о том, что он стал игроком знаменитого профессионального клуба.

И Гарринча в самом деле чувствовал себя на вершине счастья. Маститые игроки основного состава не слишком утруждали себя тренировками, а Гарринча себя не щадил, правда, внешне это было не слишком заметно. Он буквально купался в футболе: без устали, играючи обводил не только противостоящих игроков, но и своих собственных, бил по воротам из любых положений. Все действия Гарринчи были настолько яркими и зрелищными, что на тренировки с его участием, словно в театр, стало приходить великое множество народа.

На поле же в официальных матчах он блистал всё ярче и ярче. Казалось, он имеет абсолютную власть над мячом. Не раз ему случалось забивать голы, которых просто быть не могло. Так, например, однажды он послал мяч в сетку почти с линии ворот.

В 1955 году Гарринча впервые вышел на поле в составе сборной команды Бразилии против сборной Чили. Матч закончился вничью – 1:1. Два года спустя команда "Ботафого" впервые с 1948 года стала чемпионом своего штата, победив в финале команду "Флуминенсе". Но истинный звёздный час Гарринчи пробил в 1958 году, когда сборная Бразилии отправилась в Швецию, на VI чемпионат мира.

Гарринча
Родился: 18 октября 1933, Пау-Гранди
Амплуа: правый нападающий
Выступал за клубы:
  • "Пау-Гранди" (1947-52)
  • "Ботафого" (1953-65)
  • "Коринтианс" (1966)
  • "Португеза" (1967)
  • "Хуниор Барранкилья" Колумбия (1968)
  • "Фламенго" (1968-69)
  • "Олария" (1971-72)

Чемпионами мира до этого по два раза становились уругвайцы (на I и IV чемпионатах) и итальянцы (II и III). V чемпионат, проходивший в 1954 году в Швейцарии, выиграла сборная ФРГ, одолевшая в финальном матче блиставшую в те годы великолепную команду Венгрии.

Успехи бразильцев были пока скромнее. Бразильские футболисты участвовали во всех предыдущих чемпионатах, но лишь однажды, в 1950 году, были близки к успеху. Тот чемпионат проходил в самой Бразилии, но сборная хозяев уступила в решающем матче сборной Уругвая. А на следующем первенстве мира, в Швейцарии, бразильцы в четвертьфинале проиграли венграм.

Главным недостатком сборной Бразилии считалось слабое командное взаимодействие. Каждый из игроков владел великолепной техникой и в первую очередь старался играть сам, показывая чудеса обращения с мячом и вызывая восторг зрителей. Бразильские поклонники футбола издавна любили именно такую игру, но во встречах с сильными соперниками, отличавшимися сыгранностью и взаимопониманием, она не приносила успеха. В 1958 году выдающийся бразильский тренер Висенте Феола сумел, образно говоря, "впрячь всех в одну упряжку". Однако Гарринче он поначалу не очень доверял именно из-за его ярчайшей индивидуальности, и первые два матча тот провел на скамейке запасных.

Впервые Гарринча вышел на поле в третьей игре против сборной команды СССР. На первой же минуте, пройдя по своему правому краю, он обыграл троих игроков защиты, но мяч после его мощного удара попал в штангу. Тут же после навеса Гарринчи с правого фланга в штангу угодил Пеле. На третьей минуте игры опять же после подачи Гарринчи центральный нападающий бразильцев Вава открыл счёт. В середине тайма он же забил второй гол. И снова мяч ему точно выложил под удар Гарринча, серией завораживающих финтов обыгравший сразу нескольких защитников сборной СССР.

Команда Бразилии продолжала победный путь. В полуфинале была обыграна команда Франции 5:2. В финальном матче бразильцам противостояли хозяева чемпионата – шведы. Уже на четвертой минуте они открыли счёт, но через шесть минут Гарринча прошёл по правому краю и сделал точную передачу на Вава, который забил ответный гол. В том матче Вава забил ещё один гол, два гола забил юный, семнадцатилетний Пеле и ещё один – Загало. И почти все атаки начинались с правого края, на котором творил чудеса Гарринча. Лишь в самом конце матча шведы смогли забить ещё один гол.

Сборная Бразилии впервые увозила на родину "Золотую богиню", высшую футбольную награду. А Гарринча был признан лучшим правым крайним нападающим.

В 1962 году, на следующем чемпионате мира, проходившем в Чили, сборная Бразилии повторила свой успех. Признанный лидер команды Пеле в одном из матчей группового турнира получил травму и больше не играл, но Гарринча достойно его заменил, став героем бразильской сборной. Он творил чудеса в четвертьфинальном матче со сборной Англии, выигранном со счётом 3:1, и в полуфинале со сборной Чили – 4:2.

В финале бразильцы встретились с сильной командой Чехословакии. Повторялся "шведский сценарий" – сборная Бразилии первой пропустила мяч. Но затем забила три и стала чемпионом мира во второй раз. На этом чемпионате 28-летний Гарринча был не только организатором атак, но и сам забивал голы. С четырьмя мячами он вошёл в шестёрку лучших бомбардиров чемпионата. Столько же было на счету его партнера по сборной Вава, а также четырех футболистов других стран.

Главным же качеством Гарринчи была, как единодушно отмечали журналисты и специалисты футбола, его неповторимая индивидуальность и непредсказуемость. Игра великого мастера не укладывалась в обычные футбольные рамки, он был способен на любые сюрпризы. Тренер Висенте Феола, когда-то державший его на скамейке запасных, теперь утверждал: решения Гарринчи "всегда неожиданны, ошеломляющи и потрясающе результативны". А один из журналистов восхищенно написал, что мяч после его ударов летит по линиям, "неизвестным геометрии".

После чилийского чемпионата мира Гарринчу стали приглашать лучшие европейские клубы, обещая очень высокие гонорары. Но великий футболист был собственностью "Ботафого", и владельцы клуба не желали отпускать игрока, который приносил им немало доходов. Самому же Гарринче платили лишь малую часть того, что он стоил. Увы, став прославленным футболистом, он по-прежнему был полуграмотным пареньком из нищей семьи, довольствовавшимся малым и начисто лишённым практической деловой сметки. Он подписывал контракты, не особо вникая в их суть и не требуя увеличения своих гонораров.

Только в 1963 году, уже будучи дважды чемпионом мира, Гарринча впервые заговорил о новом контракте с более высокой ставкой – по совету своей жены Элзы Суарес, модной певицы, исполнительницы бразильской самбы. С этого и начались все его дальнейшие злоключения.

Переговоры с прижимистым руководством клуба "Ботафого" затянулись на четыре месяца. Новый контракт был подписан лишь после того, как в тяжбу вмешался влиятельный банкир Жозе Линс, восхищавшийся талантом Гарринчи.

В следующем году Гарринча получил тяжёлую травму колена. Однако "Ботафого" предстояло выгодное коммерческое турне по Европе. Руководство клуба поставило своему лучшему игроку условие: если он не поедет в турне, то будет изгнан из команды. Гарринча поехал, играл на обезболивающих уколах, но вскоре перестали помогать и они. Пришлось делать операцию и долго лечиться.

В то время бразильские газеты писали, что Гарринча, сделав операцию без ведома руководства клуба, осложнил турнирное положение "Ботафого", и без того очень шаткое. Вся вина за поражения команды была возложена на него. В следующем, 1965 году тридцатидвухлетний Гарринча был практически отстранён от игр. К тому же это был уже не прежний мастер с взрывной скоростью и непредсказуемыми финтами, тяжелая травма сделала своё дело.

В 1966 году "Ботафого" продал Гарринчу клубу "Коринтианс". В новом клубе надеялись, что великий футболист поможет ему выиграть чемпионат своего штата, но дела у Гарринчи тут не заладились. Однако в том же году он ещё поехал на чемпионат мира в Англию вместе со сборной Бразилии.

Увы, бразильцам пришлось возвращаться домой досрочно, сразу же после группового турнира. Они одержали только одну победу над сборной Болгарии – 2:0, и с одинаковым счётом 1:3 проиграли командам Венгрии и Португалии.

В матче с Венгрией Гарринча сыграл за сборную Бразилии в последний раз.

Вскоре он ушёл и из "Коринтианса" и с тех пор играл во второразрядных бразильских командах. Начались личные невзгоды – так, например, в 1969 году, находясь за рулём автомобиля, Гарринча попал в аварию, в которой погибла мать его жены. Поскольку он был не совсем трезв, его признали виновным и приговорили к двум годам тюремного заключения условно.

Житейские невзгоды ожесточили Гарринчу, он всерьёз пристрастился к спиртному. Начались нелады в семье, постепенно о нём забыли все его бывшие горячие поклонники. И всё-таки в 1973 году, когда ему исполнилось сорок лет, на стадионе "Маракана" был устроен прощальный матч Гарринчи, где вместе с ним на поле вышли Пеле, Жаирзиньо, Ривелино, Клодоалдо. За три года до этого эти футболисты выиграли для Бразилии третий титул чемпионов мира. Уже без Гарринчи…

Последние десять лет жизни великого правого крайнего нападающего были очень невеселыми. Он развелся с женой Элзой Суарес, частенько оказывался в больницах, просто бедствовал. 20 января 1983 года он умер в возрасте пятидесяти лет. Врач установил, что причина смерти – расстройство нервной системы и алкоголизм.

Только после смерти Гарринчи Бразилия вспомнила о своем кумире. Весть о его кончине потрясла страну. Гроб с телом великого футболиста стоял в центральном вестибюле стадиона "Маракана" в течение суток, и все это время к нему шли и шли люди – сотни тысяч тех, кого он так радовал своей необычной, непредсказуемой игрой. Похоронили его в родном Пау Гранде.

Ровно через год старому стадиону "Ботафого" было присвоено имя Гарринчи. А на знаменитом стадионе "Маракана", главной футбольной арене Бразилии, в том же 1984 году установили бюст Маноэла Франсиско дос Сантоса, которого весь мир знал под именем Гарринчи.

Международная федерация футбольной истории и статистики (IFFHS) включила Гарринчу в десятку лучших полевых игроков XX столетия.

Достижения:

Чемпион мира: 1958, 1962

Лучший игрок и лучший бомбардир чемпионата мира 1962

Чемпион штата Рио-де-Жанейро: 1957, 1961, 1962

Победитель турнира Рио – Сан-Паулу: 1962, 1964, 1966

footballist.ucoz.ua

Гарринча Википедия

Гарринча

Общая информация
Полное имя Мануэл Франсиску душ Сантуш[1]
Прозвища Радость народа, Кривоногий ангел, Чарли Чаплин футбола, Гауличо, Великий хромой
Родился 28 октября 1933(1933-10-28)
Пау-Гранди, штат Рио-де-Жанейро, Бразилия
Умер 20 января 1983(1983-01-20) (49 лет)
Рио-де-Жанейро, Бразилия
Гражданство Бразилия
Рост 169 см
Позиция правый нападающий
Карьера
Молодёжные клубы
1947—1952 Пау-Гранде
Клубная карьера[* 1]
1953—1965 Ботафого236 (85)
1966 Коринтианс4 (0)
1967 Португеза да Илья1 (0)
1968 Атлетико Хуниор1 (0)
1968—1969 Фламенго8 (0)
1971—1972 Олария8 (0)
1953—1972Итого257 (85)
Национальная сборная[* 2]
1955—1966 Бразилия60 (17)[2]
Награды и медали
Чемпионаты мира
ЗолотоШвеция 1958
ЗолотоЧили 1962
Чемпионаты Южной Америки
СереброПеру 1957
СереброАргентина 1959
  1. ↑ Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

ru-wiki.ru

Гарринча - легенды футбола - Каталог статей

Мануэ́л (Манэ́) Франси́ско дос Са́нтос (порт.-браз. Manuel «Mané» Francisco dos Santos; 28 октября 1933, Пау-Гранди — 20 января 1983, Рио-де-Жанейро), более известный как Гарри́нча (порт.-браз. Garrincha) — бразильский футболист, правый нападающий, считается лучшим правым крайним нападающим в истории футбола. По опросу МФФИИС он занимает 8 место среди лучших футболистов мира и 4 среди лучших футболистов Южной Америки в XX веке. Гарринча занимает также 6 место среди лучших игроков в истории чемпионатов мира по версии газеты «The Times» и входит в символическую сборную лучших игроков в истории чемпионатов и Кубков Америки. В Бразилии Гарринча считается вторым игроком в истории национального футбола после Пеле.

Период расцвета карьеры Гарринчи пришёлся на годы выступлений за клуб «Ботафого». С 1953 по 1965 год он сыграл за клуб 579 матчей, в которых забил 249 мячей. Гарринча занимает 3 место по общему числу голов за «Ботафого». После того, как Гарринча получил серьёзную травму, «Ботафого» расстался с ним, в дальнейшем футболист сменил много команд, нигде не задерживаясь надолго. С 1955 по 1966 год Гарринча играл за сборную Бразилии, в составе которой дважды выиграл чемпионаты мира, в 1958 и 1962 годах, во втором из них Гарринча стал лучшим бомбардиром турнира с 4-мя мячами.Содержание 

Детство и юность

Гарринча родился 18 октября 1933 года в городе Пау-Гранди, в многодетной семье Амаро и Марии Каролины, где он был 5-м ребёнком. Но из-за того, что на регистрацию новорожденного принесли лишь 10 дней спустя, в свидетельстве о рождении у него стоит 28 октября. При этом из-за нетрезвости писаря ему забыли вписать второе имя, так что Гарринча в 15 лет выбрал его сам и стал называть себя Франсиско. Гарринча родился с врождёнными недостатками: он страдал косоглазием, деформированием позвоночника и смещением костей таза, а его левая нога была короче правой на 6 см. Хирургическое вмешательство, проведённое, чтобы исправить болезни Манэ, не помогло: врачи, делавшие операцию, считали, что для ребёнка было бы счастьем просто ходить. По другим источникам, проблемы со здоровьем у Гарринчи возникли из-за полиомиелита.

Гарринча был смешанного происхождения — по материнской линии афро-бразилец из Ресифи, по отцовской — потомок индейцев фулниос; его прадед переехал со склонов хребта Баррига, штат Алагоас, в Пау-Гранди в начале XIX века. Семья Гарринчи, состоявшая, помимо него и родителей, ещё из 3-х детей, двое из которых, брат и сестра Манэ, умерли от болезней и голода, была очень бедная, из-за чего Манэ с юных лет помогал родителям, собирая в лесу фрукты и продавая их на рынке; торговал Гарринча в основном дикими сильнопахнущими бананами. Его отец, Амаро, работавший охранником на заводе Пау-Гранди, страдал алкоголизмом, впоследствии умер от цирроза печени. Манэ передалась привязанность отца: в 4 года он попробовал алкоголь, а с 10-ти лет он потреблял спиртные напитки, кашасу, пиво и «качимбу», напиток из кашасы, мёда и лимона, а также начал много курить. Манэ получил своё прозвище «Гарринча» за то, что он любил ловить птиц семейства крапивниковых, называемых «гарринча» и живших в лесах близ города, и очень удачно имитировал их щебет. Так называть его стали в возрасте 4-х лет, после слов сестры Манэ, Терезы: «Ты ловишь столько птиц, что и сам скоро станешь гарринчей».

С юных лет Гарринча начал увлекаться футболом, которому уделял большую часть своего времени. Уже тогда Гарринча выделялся своим уровнем игры, выступая лучше всех своих сверстников. В те годы для него излюбленным занятием на футбольном поле было раз за разом обыгрывать соперников, что он делал с нескрываемым удовольствием.

Клубная карьера

«Пау-Гранди»

В 1941 году Гарринча начал учиться в школе, но провёл там только 4 класса, часто пропуская занятия, из-за чего впоследствии плохо считал и писал. 19 ноября 1947 года, в возрасте 14-ти лет, Гарринча устроился на работу на местную текстильную фабрику «Америка фабрил» помощником прядильщика. Именно тогда Манэ добавил к своему имени второе — Франсиско, для того, чтобы не быть спутанным с другими Мануэлами дос Сантосами. На фабрике Гарринча подружился с двумя другими рабочими, Свингом и Пинселом, с которыми регулярно выпивал, с ними Манэ остался дружен и после того, как стал знаменитым футболистом.

Одновременно с работой Гарринча играл в любительской фабричной команде «Пау-Гранди», в которой выступал за детский состав. «Пау-Гранди» выступала против местных любительских команд на стадионе, принадлежащем клубу, Гарринча демонстрировал высокий уровень игры, и когда он был уволен с фабрики из-за лени, то был восстановлен по инициативе главы фабричной команды. Но несмотря на это главный тренер «Пау-Гранди», Карлос Пинто, не приглашал игрока в основной состав. Из-за этого он в 1951 году стал играть в составе лучших команд округа, «Крузейро ду Сул» и «Серрано» из Петрополиса, где он играл до обеда, а затем уезжал обратно и выступал в составе «Пау-Гранди». В этих клубах Гарринча начал получать свои первые деньги, заработанные футболом — 30 крузейро за матч. После 3 месяцев выступлений Манэ, утомлённый постоянными переездами, решил прекратить играть за эти клубы.

В июне 1949 года, во время очередного послеродового периода, «подхватив» инфекцию, умерла мать Гарринчи, что очень тяжело подействовало на Манэ. После смерти матери Манэ, отец Амаро начал жить вместе с вдовой, Сесилией, также имевшей своих детей. Она заботилась о семье Гарринчи.

С 16-ти лет Манэ стал играть за взрослую команду. В его дебютном матче с «Крузейро ду Сул» он забил несколько голов, а его команда победила 8:1. Тогда же Пинто поставил Гарринчу на правый фланг нападения из-за того, что его традиционная позиция в центре поля, под нападающими, была занята другим игроком. На позиции правофлангового форварда Гарринча играл очень хорошо и был признан лучшим игроком округа. В одной из игр, где «Пау-Гранди» встречался с клубом «Раис-да-Серра», при счёте 0:0 Гарринча обвёл всех игроков команды, начав свой дриблинг из собственной штрафной, и отдал голевую передачу, после которой его партнёр забил гол. После этого один из игроков команды соперника остановил его очень грубым приёмом и чуть был не побит собственными болельщиками, которых восхитило мастерство Гарринчи. Более против Манэ правил не нарушали, а его команда выиграла 6:0.

«Ботафого»

Хороший уровень игры Гарринчи стал причиной интереса к нему «больших» клубов Рио-де-Жанейро. Он прошёл просмотр во «Фламенго» и «Флуминенсе», однако эти команды из-за слабого финансового состояния и не внушающих доверия ног Манэ отказались подписывать с ним контракт. Клуб «Васко да Гама» отказал Гарринче в просмотре из-за того, что футболист пришёл в клуб без бутс. Также неудачной была попытка заиграть в клубе «Сан-Кристован», где после 10 минут просмотра Гарринчу попросили подождать решения до вечера, но Манэ, испугавшись остаться на вокзале, уехал последним поездом в Пау-Гранди, а на следующий день не вернулся. В двадцатилетнем возрасте Гарринчу заметил бывший игрок «Ботафого» Арати, который приехал к друзьям в Пау-Гранди, чтобы отсудить матч, и увидел, как Гарринча забил четыре мяча в одной игре. 13 марта 1953 года Арати, купив Гарринче форму и бутсы, вместе с президентом «Пау-Гранди» привёл молодого игрока к тренеру Жентилу Кардозо, который допустил его к тренировке молодёжного состава. Гарринча выступил удачно, однако проводивший тренировку сын Кардозо Ньютон не имел права принимать решения по игрокам, потому Манэ попросили прийти позднее. 10 июня 1953 года Манэ прошёл просмотр во взрослой команде «Ботафого». Перед просмотром Гарринчу предупредили, что ему будет противостоять левый защитник сборной Бразилии Нилтон Сантос. Однако Манэ сказал, что в «Пау-Гранди» ему обычно противостоял Жуан, которого он всегда обыгрывал. На тренировке Гарринча три раза обыграл Нилтона одним и тем же финтом, пробрасывая ему мяч между ног, чем поразил Нилтона:

«Вместо того чтобы обидеться, он подошёл ко мне и сказал: „Молодец, парень!" Он стал моим крёстным отцом в футболе. И если бы на моём пути встречалось побольше таких людей, как Нилтон, я не пережил бы столько несчастья».

Когда футболисты направились в раздевалку, Нилтон подошёл к Кардозо, отсутствовавшему на тренировке, и сказал: «Если этот малый окажется в другом клубе, я не смогу спать спокойно. Если же он закрепится у нас, тогда не будут спать защитники других клубов». После этого тренер вернул всех на поле и уже через 20 минут убедился в возможностях Гарринчи. После просмотра Пауло Амарал, в то время тренер по физической подготовке «Ботафого», сказал: «Игрок показал великолепное мастерство. У него есть только 1 недостаток, по моему мнению, неисправимый: он применяет дриблинг слишком часто». За переход игрока «Ботафого» заплатила «Пау-Гранди» 500 крузейро.

21 июня 1953 года Гарринча дебютировал в составе «Ботафого» в товарищеской игре с клубом «Авелар» в котором его команда победила 1:0. 30 июня 1953 года Манэ уволился с фабрики и стал профессионально заниматься футболом. 10 июля он забил 3 гола в матче дубля «Ботафого» и второго состава «Сан-Кристована». В официальной игре за «Ботафого» Гарринча впервые сыграл 19 июля против «Бонсусессо», в том матче он забил 3 гола, первый из которых с пенальти, а его клуб выиграл 6:3. На следующий день газета «О Глобо» разместила заголовок: «Гауличо завоевал „Ботафого"».

В своём первом сезоне в команде Гарринча провёл 26 матчей и забил 20 голов, став вторым бомбардиром чемпионата штата Рио-де-Жанейро после Хорхе Бенитеса, забившего 22 мяча. В сезоне Гарринча сделал три хет-трика: в игре с «Бонсусессо», в матче с «Бангу» на Маракане (6:0) и в игре с клубом «Португеза», в которой он забил все 3 мяча в матче. Его клуб занял 3-е место, на 9 очков уступив чемпиону, «Фламенго». На следующий год Гарринча провёл в два раза больше матчей, 66 игр, забив в них 23 гола, большая часть которых в товарищеских матчах. Более того, лишь в одной игре, с «Сеарой», Гарринча забил более одного мяча за матч. В чемпионате штата клуб занял только 4 место. В этом первенстве Гарринча забил 7 голов, но часто ассистировал партнёру по команде, Дино, ставшему лучшим бомбардиром первенства. В 1955 году Ботафого занял ещё более низкое, 7 место в чемпионате, в розыгрыше которого Гарринча забил лишь 3 гола. Всего в этом сезоне Гарринча провёл 53 матча и забил 22 гола, 17 из которых в товарищеских играх. Причиной неудач клуба стал отъезд в Италию двух ведущих форвардов команды, Дино да Косты и Луиса Винисио. В 1956 году в «Ботафого» перешли Пауло Валентим, который играл на позиции центрального нападающего, и другой форвард Куарентинья. Эта покупка стала первой в цепи приобретений хозяев «Ботафого»: на следующий год в клуб пришёл Диди, а затем, в течение двух лет, в команде появились Марио Загалло, Амарилдо и голкипер Манга. В 1957 году в клубе сменился тренер, пост наставника команды занял журналист Жоан Салданья, одним из первых решений нового тренера стало предоставление свободы игры для Гарринчи:

«Вы видите, парни, эту правую полосу поля — от нашей штрафной площадки до ворот противника? Сюда, на правый фланг, никому из вас я не разрешаю совать нос. Это — коридор Манэ Гарринчи. Все остальные должны играть в центре и слева. К Манэ и близко подходить не смейте. Пусть делает здесь что захочет, а ваше дело ждать от него пас и бить по воротам…».

 

После этого решения Гарринча и вся команда заиграли значительно лучше. «Ботафого» выиграл, спустя 9 лет, чемпионат Рио, в финале первенства клуб Манэ крупно обыграл «Флуминенсе» со счётом 6:2; Гарринча был одним из лучших на поле, забив гол и сделав 4 голевые передачи, три из которых Валентиму, забившему 3 гола. За свою игру Манэ был признан лучшим игроком первенства. Через год клуб занял только 3-е место в первенстве, в розыгрыше которого его клуб набрал одинаковое количество очков с «Флуминенсе» и «Васко да Гамой». После этого был разыгран дополнительный турнир среди 3-х команд, в котором клуб Гарринчи занял последнее место. В том же сезоне, в матче с клубом «Ривер Плейт», проходившем в Мексике, Гарринча так впечатлил местную публику, что каждое его удачное действие против соперника по флангу Вайро вызывало на трибунах крик «Оле!», впоследствии ставший традиционным в испаноговорящих странах. И в последующие 2 года «Ботафого» немного не хватило до победы: в 1959 году клуб занял 2-е место, а через год третье. В начале 1959 года у Манэ был травмирован коленный сустав, что послужило развитию вторичного остеоартроза. Врачи «Ботафого» назначили операцию, но Гарринча туда не явился, уехав в Пау-Гранди. В 1961 году Гарринча стал участником одного из первых эпизодов fair play в Бразилии: в матче с «Флуминенсе» защитник соперников Пиньейро упал на поле в результате мышечного растяжения. Тогда Гарринча вместо того, чтобы воспользоваться отсутствием игрока соперника, выбил мяч из пределов поля, чтобы Пиньейро была оказана медицинская помощь.

В 1961 году Гарринча в составе «Ботафого» выиграл свой второй чемпионат Рио, в финале которого был обыгран «Флуминенсе» 3:0. Более того, за всё первенство клуб Манэ лишь 1 раз проиграл. 14 декабря, на игре с «Флуминенсе» в чемпионате Рио, которая стала 1000-й в истории «Ботафого», Гарринча забил единственный и победный мяч. На следующий год клуб впервые в своей истории выиграл турнир Рио-Сан-Паулу, обыграв 3:1 «Палмейрас». В том же году Гарринча вновь выиграл чемпионат Рио, где в финале, проходившем 28 декабря, был обыгран «Фламенго» 3:0, а Манэ поучаствовал во всех 3-х голах своей команды: два он забил сам, а третий после его прострела забил Вандерлей в свои ворота, накануне этой игры, Гарринча поспорил со своими старыми знакомыми из Пау-Гранди на 2 ящика пива, что его команда победит со счётом 3:0. Также Гарринча был признан лучшим игроком того первенства. В финальной игре Гарринча несколько раз специально обвёл соперника по флангу так, что тот терял равновесие и падал. Игрок «Фла» подошёл к судье и попросил, чтобы Манэ не издевался над ним. Арбитр сказал, что если Гарринча продолжит издеваться, то будет удалён с поля. После этого Манэ попросил замену и посреди игры пошёл по полю в направлении раздевалки; пока Гарринча шёл, мяч отскочил к нему, тогда он подхватил его и вновь обвёл своего опекуна, ударив по воротам. И лишь после этого он покинул поле. На следующий день одна из бразильских газет разместила шарж: 11 игроков «Ботафого» и у всех лица Гарринчи. Единственной неудачей в этом году для Гарринчи, стало поражение в финале Кубка Бразилии от «Сантоса» в трудном 3-матчевом противостоянии. После окончания первенства компания Simca и Jornal dos Sports организовали голосование, в котором выбирался лучший игрок страны. Победу в голосовании одержал Гарринча, за что ему подарили автомобиль «Simca Chambord». В том же году Нилтон Сантос свёл Гарринчу со своим другом, банкиром Жозе Луисом Магальянесом Линсом, который помог ему открыть счёт под хорошие проценты.

В 1963 году Манэ по совету своей новой жены, Элзы Суарес, потребовал у «Ботафого» улучшения условий контракта. До этого Манэ всегда подписывал чистый бланк договора, получая только половину от среднего заработка игрока клуба. Новый контракт Гарринча смог подписать только спустя 4 месяца, лишь при вмешательстве крупного банкира Жозе Магальяэса Линса, который высоко ценил футбольные достоинства Манэ. В том же году у Гарринчи началась полоса неудач: усугубился остеоартроз правого коленного сустава, инициированный в результате травмы хрящевой ткани сустава, полученной за год до этого в товарищеской игре в Баие. Врач команды Лильо Торедо посоветовал Манэ на 3 месяца воздержаться от выступлений, но президент «Ботафого» Сержио Дарси настоял на продолжении игр Гарринчи: клуб должен был провести турне по Франции и Италии, а без Гарринчи оплата была бы уменьшена с 15 тысяч долларов до 7,5 тысяч. В этих матчах Манэ выступал «на уколах», которые ему делали перед каждой игрой. После окончания действия наркоза у Манэ очень сильно болело колено, доходило до того, что его на руках доносили до клубного автобуса. По окончании одной из игр, проходившей во Флоренции, доктор Оскар Скальетти, осмотревший Манэ, стал настаивать на операции, но клуб не пошёл на этот шаг. Возвратившись из турне, «Ботафого» предоставил Гарринче отпуск, но этот шаг не помог: Манэ в довершение к прошлой травме получил разрыв мениска на правой ноге, и это практически вывело его «из строя» на 2 года. В следующем году клуб, который отказал Гарринче в дорогостоящей операции, потребовал, чтобы он возобновил выступления, однако тот отказался. Тогда руководство «Ботафого» вынудило Манэ подписать договор, по которому он получал бонусные премиальные только за сыгранные матчи. Из-за этого Гарринча был вынужден провести несколько игр «через боль». Только 29 сентября Манэ была сделана операция, благодаря деньгам Магальянеса и его другу, врачу Марио Маркесу Тоуриньо, сделавшему операцию по удалению мениска. Операция прошла неудачно, а Гарринча был оштрафован на 60 % зарплаты. Оставшуюся часть года Гарринча не выходил на поле, занимаясь индивидуально.

В начале 1965 года руководство «Ботафого» начало компанию по дискредитации Гарринчи: были организованы серии статей, где отмечалось, что, несмотря на высокое мастерство, Манэ сильно постарел и перестал соответствовать уровню клуба. После этого тренерский штаб перестал ставить Гарринчу в основной состав команды, мотивируя это плохой формой форварда. Вскоре Гарринча перестал посещать тренировки, затем прибавил 7 кг лишнего веса. 22 августа 1965 года Гарринча забил единственный в матче гол, принеся победу своему клубу над «Фламенго». 5 сентября того же года Гарринча был включён в состав на финальный матч Кубка Гуанабара с клубом «Васко да Гама»; на игру собралось более 115 тысяч зрителей, поставив, по этому показателю рекорд года. Многие рассчитывали, что Гарринча будет лидером своей команды, обыгрывая левого защитника «Васко», Олдаира, однако тот ни разу не дал Манэ шанса себя обыграть; более того, Олдаир забил один из голов своей команды, победившей 3:0. Через 10 дней, 15 сентября, Гарринча провёл последнюю игру в составе «Ботафого», в которой его клуб победил «Португезу» 2:1. В январе 1966 года он был продан в «Коринтианс» за 220 млн крузейро. Всего Гарринча сыграл за «Ботафого» 579 матчей и забил 249 мячей.

Завершение карьеры

Выступления 1966—1968

«Коринтианс» купил Гарринчу, чтобы вернуть болельщиков на стадион: команда с 1954 года не выигрывала крупных турниров. Болельщики клуба обрадовались переходу форварда, они встретили его на вокзале и проводили до гостиницы в Сан-Жоане. Гарринча дебютировал в составе «Коринтианса» 2 марта 1966 года в матче Кубка Бразилии с клубом «Васко да Гама», который клуб Манэ проиграл 0:3. Это поражение стало вторым столь крупным в карьере Манэ. В следующей игре Гарринчи, его клуб проиграл его бывшей команде «Ботафого», со счётом 1:5. Через 11 дней после дебюта, 13 марта, Гарринча забил свой первый мяч за клуб, поразив ворота «Крузейро» и принеся победу своей команде со счётом 2:1. В том же году Манэ помог клубу выиграть турнир Рио—Сан-Паулу, на котором провёл 10 матчей и забил 1 гол, 19 марта в ворота «Сан-Паулу». Матч против «Сан-Паулу», выигранный «Коринтиансом» 2:0, был, по мнению некоторых исследователей, лучшим матчем Гарринчи в составе этого клуба. Однако в «Коринтиансе» Гарринча не показывал той игры, которой от него ждали, и через год он покинул клуб, за который провёл только 13 игр и забил 2 гола. Одной из причин этого стало отношение партнёров, недовольных заработной платой Манэ, которая была выше, чем у прочих игроков команды; часто это выражалось в том, что игроки просто «не замечали» на поле Гарринчу. 

chets-for-games.ucoz.ru

Гарринча — WiKi

Детство и юность

Гарринча родился 28 октября 1933 года в городе Пау-Гранди, в многодетной семье Амаро и Марии Каролины, где он был пятым ребёнком. Из-за ошибки отца в свидетельстве о рождении Гарринчи датой рождения было указано 18 октября[13]. Кроме этого ему не дали второго имени, так что Гарринча в 15 лет выбрал его сам и стал называть себя Франсиско[14]. Гарринча родился с врождёнными недостатками: он страдал косоглазием, деформацией позвоночника и смещением костей таза, а его левая нога была короче правой на 6 см[15][16][17]. Хирургическое вмешательство, проведённое, чтобы исправить болезни Манэ, не помогло: врачи, делавшие операцию, считали, что для ребёнка было бы счастьем просто ходить[11]. По другим источникам, проблемы со здоровьем у Гарринчи возникли из-за полиомиелита[18][19].

Гарринча был смешанного происхождения — по материнской линии афро-бразилец из Ресифи[20], по отцовской — потомок индейцев фулниос; его прадед насильно был перевезён со склонов хребта Баррига, штат Алагоас, в Палмейрас-дос-Индиос в начале XIX века[22]. Там же он получил фамилию — Франсиско дос Сантос, по имени рабовладельца, владевшего плантацией сахарного тростника и индейцами, что работали на ней. В отцовской линии также присутствовали африканские корни: дедушка Маноэла, Шизе, был женат на рабыне-мулатке, Антонии. У них было 6 детей — Мануэл, Амаро, Мария, Жозе, Изабел и Жоао[20].

Семья Гарринчи, состоявшая, помимо него и родителей, ещё из 4 детей, двое из которых, брат и сестра Манэ, умерли от болезней и голода, была очень бедная, из-за чего Манэ с юных лет помогал родителям, собирая в лесу фрукты и продавая их на рынке; торговал Гарринча в основном дикими сильнопахнущими бананами[23]. Его отец, Амаро, работавший охранником на заводе Пау-Гранди, страдал алкоголизмом[20], впоследствии умер от цирроза печени[24]. Манэ передалась привязанность отца: в 4 года он попробовал алкоголь, а с 10 лет потреблял спиртные напитки, кашасу[16], пиво[25] и «качимбу», напиток из кашасы, мёда и лимона, а также начал много курить[19]. Манэ получил своё прозвище «Гарринча» за то, что он любил ловить птиц семейства крапивниковых[26], называемых «гарринча» и живших в лесах близ города, и очень удачно имитировал их щебет. Так называть его стали в возрасте 4 лет, после слов сестры Манэ, Терезы: «Ты ловишь столько птиц, что и сам скоро станешь гарринчей»[20][27].

С юных лет Гарринча начал увлекаться футболом, которому уделял большую часть своего времени[20]. Уже тогда Гарринча выделялся своим уровнем игры, выступая лучше всех своих сверстников[20]. В те годы для него излюбленным занятием на футбольном поле было раз за разом обыгрывать соперников, что он делал с нескрываемым удовольствием[20].

Клубная карьера

«Пау-Гранди»

В 1941 году[20] Гарринча начал учиться в школе, но провёл там только 4 класса[18][28], часто пропуская занятия, из-за чего впоследствии плохо считал и писал. 19 ноября 1947 года[20], в возрасте 14 лет, Гарринча устроился на работу на местную текстильную фабрику «Америка фабрил» помощником прядильщика[14][29]. Именно тогда Манэ добавил к своему имени второе — Франсиско, для того, чтобы не быть спутанным с другими Мануэлами дос Сантосами[20]. На фабрике Гарринча подружился с двумя другими рабочими, Свингом и Пинселом, с которыми регулярно выпивал, с ними Манэ остался дружен и после того, как стал знаменитым футболистом[20].

Одновременно с работой Гарринча играл в любительской фабричной команде «Пау-Гранди», в которой выступал за детский состав. «Пау-Гранди» выступала против местных любительских команд на стадионе, принадлежащем клубу, Гарринча демонстрировал высокий уровень игры, и когда он был уволен с фабрики из-за лени, то был восстановлен по инициативе главы фабричной команды[17]. Но несмотря на это главный тренер «Пау-Гранди», Карлос Пинто, не приглашал игрока в основной состав. Из-за этого он в 1951 году стал играть в составе лучших команд округа, «Крузейро ду Сул» и «Серрано» из Петрополиса, где он играл до обеда, а затем уезжал обратно и выступал в составе «Пау-Гранди»[23]. В этих клубах Гарринча начал получать свои первые деньги, заработанные футболом — 30 крузейро за матч[20][30]. После 3 месяцев выступлений Манэ, утомлённый постоянными переездами, решил прекратить играть за эти клубы[30].

В июне 1949 года, во время очередного послеродового периода, подхватив инфекцию, умерла мать Гарринчи, что очень тяжело подействовало на Манэ. После смерти матери Манэ отец Амаро начал жить вместе с вдовой, Сесилией, также имевшей своих детей. Она заботилась о семье Гарринчи[20].

С 16 лет Манэ стал играть за взрослую команду «Пау-Гранди». В его дебютном матче с «Крузейро ду Сул» он забил несколько голов, а его команда победила 8:1[31]. Тогда же Пинто поставил Гарринчу на правый фланг нападения из-за того, что его традиционная позиция в центре поля, под нападающими[20], была занята другим игроком. На позиции правофлангового форварда Гарринча играл очень хорошо и был признан лучшим игроком округа[32][33]. В одной из игр, где «Пау-Гранди» встречался с клубом «Раис-да-Серра», при счёте 0:0 Гарринча обвёл всех игроков команды, начав свой дриблинг из собственной штрафной, и отдал голевую передачу, после которой его партнёр забил гол. После этого один из игроков команды соперника, остановивший его очень грубым приёмом, был чуть не побит собственными болельщиками, которых восхитило мастерство Гарринчи. Больше против Манэ правил не нарушали, а его команда выиграла 6:0[25].

«Ботафого»

Хороший уровень игры Гарринчи стал причиной интереса к нему «больших» клубов Рио-де-Жанейро. Он прошёл просмотр во «Фламенго» и «Флуминенсе», однако эти команды из-за слабого финансового состояния и не внушающих доверия ног Манэ отказались подписывать с ним контракт[33]. Клуб «Васко да Гама» отказал Гарринче в просмотре из-за того, что футболист пришёл в клуб без бутс[17][32]. Также неудачной была попытка заиграть в клубе «Сан-Кристован», где после 10 минут просмотра Гарринчу попросили подождать решения до вечера, но Манэ, испугавшись остаться на вокзале, уехал последним поездом в Пау-Гранди, а на следующий день не вернулся[30]. В двадцатилетнем возрасте Гарринчу заметил бывший игрок «Ботафого» Арати, который приехал к друзьям в Пау-Гранди, чтобы отсудить матч, и увидел, как Гарринча забил четыре мяча в одной игре[31]. 13 марта 1953 года Арати, купив Гарринче форму и бутсы, вместе с президентом «Пау-Гранди» привёл молодого игрока к тренеру Жентилу Кардозо, который допустил его к тренировке молодёжного состава[34][35][36]. Гарринча выступил удачно, однако проводивший тренировку сын Кардозо Ньютон не имел права принимать решения по игрокам, потому Манэ попросили прийти позднее. 10 июня 1953 года Манэ прошёл просмотр во взрослой команде «Ботафого». Перед просмотром Гарринчу предупредили, что ему будет противостоять левый защитник сборной Бразилии Нилтон Сантос. Однако Манэ сказал, что в «Пау-Гранди» ему обычно противостоял Жуан, которого он всегда обыгрывал. На тренировке Гарринча три раза обыграл Нилтона одним и тем же финтом, пробрасывая ему мяч между ног, чем поразил Нилтона.

«Вместо того чтобы обидеться, он подошёл ко мне и сказал: „Молодец, парень!“ Он стал моим крёстным отцом в футболе. И если бы на моём пути встречалось побольше таких людей, как Нилтон, я не пережил бы столько несчастья».

Когда футболисты направились в раздевалку, Нилтон подошёл к Кардозо, отсутствовавшему на тренировке, и сказал: «Если этот малый окажется в другом клубе, я не смогу спать спокойно. Если же он закрепится у нас, тогда не будут спать защитники других клубов»[17][37]. После этого тренер вернул всех на поле и уже через 20 минут убедился в возможностях Гарринчи[32]. После просмотра Пауло Амарал, в то время тренер по физической подготовке «Ботафого», сказал: «Игрок показал великолепное мастерство. У него есть только 1 недостаток, по моему мнению, неисправимый: он применяет дриблинг слишком часто»[38]. За переход игрока «Ботафого» заплатила «Пау-Гранди» 500 крузейро[34].

  Гарринча в составе «Ботафого»

21 июня 1953 года Гарринча дебютировал в составе «Ботафого» в товарищеской игре с клубом «Авелар» в котором его команда победила 1:0[15][39]. 30 июня 1953 года Манэ уволился с фабрики и стал профессионально заниматься футболом. 10 июля он забил 3 гола в матче дубля «Ботафого» и второго состава «Сан-Кристована». В официальной игре за «Ботафого» Гарринча впервые сыграл 19 июля против «Бонсусессо», в том матче он забил 3 гола, первый из которых с пенальти[15], а его клуб выиграл 6:3[40]. На следующий день газета «О Глобо» разместила заголовок: «Гауличо[41] завоевал „Ботафого“».

В своём первом сезоне в команде Гарринча провёл 26 матчей и забил 20 голов, став вторым бомбардиром чемпионата штата Рио-де-Жанейро после Хорхе Бенитеса, забившего 22 мяча. В сезоне Гарринча сделал три хет-трика: в игре с «Бонсусессо», в матче с «Бангу» на Маракане (6:0) и в игре с клубом «Португеза», в которой он забил все 3 мяча в матче[40]. Его клуб занял 3-е место, на 9 очков уступив чемпиону, «Фламенго»[42]. На следующий год Гарринча провёл в два раза больше матчей, 66 игр, забив в них 23 гола, большая часть которых в товарищеских матчах. Более того, лишь в одной игре, с «Сеарой», Гарринча забил более одного мяча за матч[40]. В чемпионате штата клуб занял только 4-е место. В этом первенстве Гарринча забил 7 голов[40], но часто ассистировал партнёру по команде, Дино, ставшему лучшим бомбардиром первенства[43]. В 1955 году Ботафого занял ещё более низкое, 7-е место в чемпионате[44], в розыгрыше которого Гарринча забил лишь 3 гола[40]. Всего в этом сезоне Гарринча провёл 53 матча и забил 22 гола, 17 из которых в товарищеских играх. Причиной неудач клуба стал отъезд в Италию двух ведущих форвардов команды, Дино да Косты и Луиса Винисио. В 1956 году в «Ботафого» перешли Пауло Валентим, который играл на позиции центрального нападающего, и другой форвард Куарентинья. Эта покупка стала первой в цепи приобретений хозяев «Ботафого»: на следующий год в клуб пришёл Диди, а затем, в течение двух лет, в команде появились Марио Загалло, Амарилдо и голкипер Манга. В 1957 году в клубе сменился тренер, пост наставника команды занял журналист Жоан Салданья, одним из первых решений нового тренера стало предоставление свободы игры для Гарринчи:

«Вы видите, парни, эту правую полосу поля — от нашей штрафной площадки до ворот противника? Сюда, на правый фланг, никому из вас я не разрешаю совать нос. Это — коридор Манэ Гарринчи. Все остальные должны играть в центре и слева. К Манэ и близко подходить не смейте. Пусть делает здесь что захочет, а ваше дело ждать от него пас и бить по воротам…»[45].

  Гарринча (второй справа) в окружении игроков сборной Бразилии

После этого решения Гарринча и вся команда заиграли значительно лучше. «Ботафого» выиграл, спустя 9 лет, чемпионат Рио. В финале первенства клуб Манэ крупно обыграл «Флуминенсе» со счётом 6:2[46]; Гарринча был одним из лучших на поле, забив гол и сделав 4 голевые передачи, три из которых Валентиму, забившему 3 гола[47]. За свою игру Манэ был признан лучшим игроком первенства[48]. Через год клуб занял только 3-е место в первенстве[49], в розыгрыше которого его клуб набрал одинаковое количество очков с «Флуминенсе» и «Васко да Гамой». После этого был разыгран дополнительный турнир среди 3 команд, в котором клуб Гарринчи занял последнее место[50]. В том же сезоне, в матче с клубом «Ривер Плейт», проходившем в Мексике, Гарринча так впечатлил местную публику, что каждое его удачное действие против соперника по флангу Вайро вызывало на трибунах крик «Оле!», впоследствии ставший традиционным в испаноговорящих странах[51]. И в последующие 2 года «Ботафого» немного не хватило до победы: в 1959 году клуб занял 2-е место[52], а через год третье[53]. В начале 1959 года у Манэ был травмирован коленный сустав, что послужило развитию вторичного остеоартроза. Врачи «Ботафого» назначили операцию, но Гарринча туда не явился, уехав в Пау-Гранди[20]. В 1961 году Гарринча стал участником одного из первых эпизодов fair play в Бразилии: в матче с «Флуминенсе» защитник соперников Пиньейро упал на поле в результате мышечного растяжения. Тогда Гарринча вместо того, чтобы воспользоваться отсутствием игрока соперника, выбил мяч из пределов поля, чтобы Пиньейро была оказана медицинская помощь[54][55].

В 1961 году Гарринча в составе «Ботафого» выиграл свой второй чемпионат Рио, в финале которого был обыгран «Флуминенсе» 3:0. Более того, за всё первенство клуб Манэ лишь 1 раз проиграл. 14 декабря на игре с «Флуминенсе» в чемпионате Рио, которая стала 1000-й в истории «Ботафого», Гарринча забил единственный и победный мяч[56]. На следующий год клуб впервые в своей истории выиграл турнир Рио-Сан-Паулу, обыграв 3:1 «Палмейрас»[57]. В том же году Гарринча вновь выиграл чемпионат Рио, где в финале, проходившем 28 декабря, был обыгран «Фламенго» 3:0, а Манэ поучаствовал во всех 3 голах своей команды: два он забил сам, а третий после его прострела забил Вандерлей в свои ворота[58]. Накануне этой игры Гарринча поспорил со своими старыми знакомыми из Пау-Гранди на 2 ящика пива, что его команда победит со счётом 3:0[59]. Также Гарринча был признан лучшим игроком того первенства. В финальной игре Гарринча несколько раз специально обвёл соперника по флангу так, что тот терял равновесие и падал. Игрок «Фла» подошёл к судье и попросил, чтобы Манэ не издевался над ним. Арбитр сказал, что если Гарринча продолжит издеваться, то будет удалён с поля. После этого Манэ попросил замену и посреди игры пошёл по полю в направлении раздевалки; пока Гарринча шёл, мяч отскочил к нему, тогда он подхватил его и вновь обвёл своего опекуна, ударив по воротам. И лишь после этого он покинул поле. На следующий день одна из бразильских газет разместила шарж: 11 игроков «Ботафого», и у всех лица Гарринчи[45]. Единственной неудачей в этом году для Гарринчи стало поражение в финале Кубка Бразилии от «Сантоса» в трудном 3-матчевом противостоянии. После окончания первенства компания Simca и Jornal dos Sports организовали голосование, в котором выбирался лучший игрок страны[20]. Победу в голосовании одержал Гарринча, за что ему подарили автомобиль «Simca Chambord». В том же году Нилтон Сантос свёл Гарринчу со своим другом, банкиром Жозе Луисом Магальянесом Линсом, который помог ему открыть счёт под хорошие проценты[61].

В 1963 году Манэ по совету своей новой подруги Элзы Суарес потребовал у «Ботафого» улучшения условий контракта. До этого Манэ всегда подписывал чистый бланк договора, получая только половину от среднего заработка игрока клуба. Новый контракт Гарринча смог подписать только спустя 4 месяца, лишь при вмешательстве крупного банкира Жозе Магальяэса Линса, который высоко ценил футбольные достоинства Манэ. В том же году у Гарринчи началась полоса неудач: усугубился остеоартроз правого коленного сустава, инициированный в результате травмы хрящевой ткани сустава, полученной за год до этого в товарищеской игре в Баие[45]. Врач команды Лильо Торедо посоветовал Манэ на 3 месяца воздержаться от выступлений, но президент «Ботафого» Сержио Дарси настоял на продолжении игр Гарринчи: клуб должен был провести турне по Франции и Италии, а без Гарринчи оплата была бы уменьшена с 15 тысяч долларов до 7,5 тысяч[45]. В этих матчах Манэ выступал «на уколах», которые ему делали перед каждой игрой. После окончания действия наркоза у Манэ очень сильно болело колено, доходило д

ru-wiki.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о