Гари Линекер: «Я почти перешел в «Манчестер Юнайтед», но «Шпоры» перехватили меня»

«Серьезные изменения в моей жизни произошли после Мексики-86», - говорит Линекер. «Я был успешен в «Лестере» и провел хороший сезон в «Эвертоне», но после первого для меня Чемпионата мира я не мог стоять не месте – мне нужно было двигаться дальше».

Неудивительно. Шесть голов тем летом позволили Линекеру получить «золотую бутсу» и перейти в «Барселону». «Очевидно, такого успеха мне уже не видать», - говорит он, усаживаясь за нашу беседу, «хотя появление на ТВ каждую неделю означает, что я получаю признание нового поколения».

Я читал, что один из Ваших учителей сказал, что Вы никогда не сделаете карьеру футболиста. Как думаете, чем бы Вы занимались, если бы он оказался прав?

«Это правда. Я подозреваю, что это был преподаватель химии. Просто мне абсолютно не давалась химия, я не мог включить голову в этом предмете. Если бы я не стал футболистом, то, по крайней мере, я бы пытался стать игроком в крикет. Если бы я не имел успеха и в этом, то, я думаю, подался бы в журналистику, в сферу которой, как я считаю, попал в любом случае. Хотя, я не уверен, что получил бы такую возможность без футбола, но кто знает».

[img]http://images.cdn.fourfourtwo.com/sites/fourfourtwo.com/files/styles/inline-image/public/lineker_leicester_1.jpg?itok=7RtYRLxb[/img] 
Трудно ли было освоиться в «Лестере»? Была ли жесткая конкуренция в клубе на Вашу позицию?

«Это всегда сложно, когда вы пробиваетесь в клуб еще мальчишкой. Впервые я получил свой шанс, играя на фланге - далее я провел около 30 игр на той позиции. Вероятно, это было связано с тем, что я был довольно-таки быстр. Я не был мгновенным открытием как, например, Майкл Оуэн или Уэйн Руни. Мне было 21 или 22, прежде чем я стал игроком основы в «Лестере». Также я не вызывался в сборную Англии, пока мне не исполнилось 24 года. Мое развитие проходило постепенно, но, я думаю, это помогло мне. К тому, что ты знаменит, намного проще привыкнуть, если это будет происходить в течение продолжительного периода времени, нежели это произойдет в одно мгновенье».

Должны ли Вы скрывать свою симпатию к «Лестеру» и быть нейтральным на Match of the Day?

«Абсолютно нет. В футболе нет места жесткой политике и нет никакой необходимости скрывать ваши пристрастия. Я не думаю, что люди ожидают того же от нас. Однако, разумеется, я не могу начинать каждый выпуск Match of the Day с разговора о «Лестере». Многие болельщики склонны критиковать свой любимый клуб. Они переживают за результаты любимой команды, но как только они видят, что их любимцев критикует кто-то еще - они сразу же принимают защитную позицию. Это почти как в семье: вы можете бесконечно злословить своего брата, но при этом, если кто-то чужой посмеет накричать на него – вы тут же станете защищать его. Если вы верите всему, что пишется в твиттере, то наверняка вы думаете, что мы злобно настроены против каждого клуба. Я даже встречал людей, которые обвиняли меня в предвзятом отношении к «Лестеру», но я не уверен, что они читают твиттер».

[img]http://images.cdn.fourfourtwo.com/sites/fourfourtwo.com/files/styles/inline-image/public/lineker_leicester_2.jpg?itok=eLIX9OIP[/img] 
Вы забили 30 голов за «Эвертон» в течение одного сезона, но «ириски» выигрывали титул дважды до вашего перехода и после вашего ухода. Была ли мысль, что в том сезоне команда из-за вас не стала чемпионом?

«Нет, я так не думаю. Нам просто не повезло выиграть чемпионат в том сезоне и, мне кажется, что если бы я остался в клубе, то мы бы все равно его выиграли в 1987 году. Любой команде необходим бомбардир – это резко повышает шансы на завоевание какого-либо трофея, тем более если в команде есть футболист, способный забить 30 голов в сезоне. Тот «Эвертон», безусловно, был лучшим. Мы запросто могли сделать дубль, но завершили сезон на втором месте в лиге, а затем проиграли в финале Кубка Англии. Если бы я остался в «Эвертоне» еще на 3-4 года, я уверен, что завоевал бы много трофеев».

Вы бы остались на «Гудисон Парк», если бы английские клубы не отстранили от участия в европейских турнирах из-за Эйзельской трагедии?

«Может быть. Возможно, «Эвертон» находился в лучшем положении, чтобы удержать меня, но таково было решение Ховарда Кендалла – заработать на мне. Когда ваш клуб говорит вам, что получили предложение от других клубов на ваш трансфер, то вы воспринимаете это как знак того, что в вас здесь больше не нуждаются. Предложение перейти в такой клуб как «Барселона» случается раз в жизни, поэтому я принял его. Это не было приятно, потому что в идеале я хотел, чтобы мне дали пару лет поиграть за «Эвертон», завоевать трофеи, а затем я бы ушел».

В то время, когда Вы играли, Вас не смущала мода на короткие шорты?

«Они действительно были короткие на то время, но это меня никогда не волновало. Оглядываясь назад, чувствуешь себя немного неловко, но это всего лишь ноги, у всех нас они есть».

Если бы была такая возможность, Вы бы забили гол рукой как Марадона?

«Его уровень импровизации – отдельная тема для восхищения. У меня никогда не было в мыслях забивать мяч рукой, потому что тогда у нас был другой менталитет – отличный от других стран и континентов. В том случае (с Марадоной) это выглядело по-умному, а если бы так попытался повторить я – это бы выглядело как жульничество. Все дело в менталитете, и у меня никогда не было искушения забить гол рукой. Теперь же культуры слились. Я не думаю, что сейчас вы скажете, что иностранные футболисты симулируют чаще, чем английские. Глядя на это выросло новое поколение».

[img]http://images.cdn.fourfourtwo.com/sites/fourfourtwo.com/files/styles/inline-image/public/lineker_hughes_barcelona.jpg?itok=xiDr_mR3[/img]

Вы получили награду «золотая бутса» за правую или за левую ногу?

«Хороший вопрос (пауза)[/i]… Вы знаете, я думаю, это была награда за самую точную ногу, я не выделяю ни правую, ни левую. Кстати, золотая бутса - это первая вещь, которую я проверяю, когда возвращаюсь домой. Это моя самая запоминающаяся награда, которая по-настоящему изменила мою жизнь».

Лучшие игроки, с которыми Вы играли в «Барселоне»? Можно ли считать Ваш хет-трик в Эль-Класико вершиной карьеры на то времени?

«Это был переломный период для клуба. Я приехал в тот год, когда команда Терри Венейблса выиграла свой первый титул за 10 лет. Клуб только что проиграл в финале Кубка европейских чемпионов «Стяуа» по пенальти. Также, в то время клуб покинул Бернд Шустер и Хуан Карлос Рохо, получивший серьезную травму колена, что спровоцировало завершение его карьеры футболиста. Андони  Субисаррета, Мигель Бьянкетти, Хулио Альберто Морено, наш капитан Хосе Рамон Алешанко, Хосе Мари  Бакеро и Чики Бегиристайн - все они были очень талантливы, но все-таки до уровня «Барселоны» последних лет они не дотягивали. Хет-трик (в январе 1987 года) был одним из величайших событий в моей карьере».

«Это было мое первое Эль-Класико на «Камп Ноу». На стадионе было порядка 120 000 человек, и почти каждый болел за «Барселону». Я забил 2 гола в течение первых 5 минут, а от шума трибун у меня поползли мурашки по коже. Третий гол я забил сразу после перерыва, после чего «Реал Мадрид» быстро отыграл 2 гола. Тогда я испугался, что мой хет-трик будет омрачен камбэком «Реала», но к счастью этого не произошло».

Вы были забивным бомбардиром на протяжении всей вашей карьеры, но если бы в настоящее время Вы играли в Испании, с кем бы вы предпочли играть - с Лионелем Месси или Криштиану Роналду?

«Ни с кем (смеется).[/i] У них совсем другой уровень и голевое чутье из всех, что я видел. Мой рекорд мог быть и лучше, если бы я играл сейчас (правила футбола изменились таким образом, что атакующим игрокам стало проще забивать), но сделать то, что творят эти двое, невозможно.

Расскажите что-нибудь об «Эль-Тэле» (Терри Венейблс.  - Прим. автора) в «Барселоне».

«Испанский Терри Венейблса был очень хорош. У него был большой словарный запас, но грамматика у него хромала, впрочем, как и его английский (смеется). Среди игроков в основном он говорил по-испански. В то время, когда я играл в Испании, Англия проводила товарищеский матч в Мадриде против испанцев. Я играл против половины моих одноклубников, в том числе вратаря Субисаррета. В том матче я забил 4 гола и Англия тогда выиграла 4-2, после чего Андони зашел в раздевалку и начал кричать с забавным акцентом: «Черт возьми, Гари!»[/i] - уроки Терри явно не прошли даром».

[img]http://images.cdn.fourfourtwo.com/sites/fourfourtwo.com/files/styles/inline-image/public/lineker_barcelona.jpg?itok=z0ySjKLp[/img]

Насколько Вы были удивлены, когда Йохан Кройф переместил Вас на правый фланг? Справедливо ли утверждать ,что Вы не всегда сходились с ним во взглядах?

«Справедливо. В то время клубам разрешалось иметь в составе только двух легионеров, и было совершенно понятно, что уже на раннем этапе Кройф хотел видеть в команде своих соотечественников. Это было очевидно, но вместо этого он подошел ко мне и сказал: «Мне нужны мои игроки в нападении, но может быть мы задействуем тебя на другой позиции, что обычно практикуется».[/i] Тогда он испортил мне настроение. В то время, когда он явно должен был ставить меня в нападение (поскольку его схема была заточена под нападающего, коим являлся я), он продолжал держать меня на правом фланге.

Таким образом он пытался меня разозлить, в надежде на то, что я начну вопить в прессе об этом. Но я не был глуп, я понимал, что он делает. Я знал его стиль игры, так что я повел себя как профессионал и наладил с ним контакт, но соотношение моих голов в том сезоне действительно снизилось. Он был великолепным тренером. Было невероятно находиться на его тренировках. Он был экспертом ВВС на Евро-2000, где мы были хороши, однако это далеко не то, что беспокоит меня до сих пор».

Правда ли, что Фергюсон пытался объединить Вас с Марком Хьюзом, пока Вы не перешли в «Тоттенхэм»?

«Я был открыт для предложений от других клубов и даже собирался перейти в «Фиорентину», но тогда Свен-Йоран Эрикссон и Роберто Баджо покинули команду, поэтому я сразу же исключил вариант с переходом в итальянский клуб. Затем появился Терри Венейблс (тогда уже тренер «Тоттенхэма». – Прим. автора) и заключил соглашение «Барселоной» по поводу моего трансфера. Однако в 11 часов внезапно было объявлено, что «Тоттенхэм» не в состоянии совершить сделку из-за финансовых разногласий. Именно в то время мой агент и разговаривал с Алексом Фергюсоном, который собирался меня пригласить на «Олд Траффорд». И я на самом деле был близок к переходу в «Юнайтед»,  но вскоре «Тоттенхэм» снова вышел на связь и сообщил, что они могут совершить сделку. Вы должны помнить, что «Манчестер Юнайтед» 1989 года тогда еще не был «Манчестером Юнайтед» последних лет.

Вас раздражает, что ваши два гола в ворота «Арсенала» на Уэмбли в 1991 кажутся немного забытыми, потому что все только и делают, что говорят о штрафном ударе Газзы?

«Совсем нет. Его штрафной удар был незабываемым (смеется).[/i] Мы все до сих пор помним ту игру, и я уверен, что тот день навсегда остался в памяти болельщиков «шпор». Мои голы не часто запоминаются, но бывало всякое, так что все в порядке».

Правда ли, что во время Евро-88 Вы страдали от гепатита? Это как-то повлияло на Вас?

«Безусловно, на то время это была главная причина, с которой я боролся. Я приехал на турнир с чувством усталости. В первой игре против сборной Ирландии я не был быстрым и резким. Во время второй игры против Нидерландов я снова почувствовал себя нехорошо. После игры я присел, а когда захотел встать - не смог. У нас было всего несколько дней до матча против Советского Союза, и за день до него, во время тренировки, я едва мог поднимать ноги. 

Мы досрочно вылетели из турнира, и я знаю, что Дон Хоу и Бобби Робсон думали, что я просто не хотел играть – они так и сказали. Я играл в матче против СССР, в котором был заменен спустя час игры. Я никогда не находился на поле, если был уверен, что не должен там быть. Я пребывал в ужасном состоянии. На следующее утро в отеле я открыл одну английскую газету и увидел в ней Бобби Робсона, орущего на своих игроков, якобы «нежелающих играть». Тогда я швырнул газету прямо в него. После моего возвращения домой я отправился в больницу, где пролежал 2 недели. За это время я похудел почти на 10 кг. Где-то через 3 дня меня навестил Бобби Робсон и извинился. Это был хороший жест».

Ожидания от английской сборной перед ЧМ-1990 в Италии были существенно занижены. Почему это выглядело, словно команде  бросили вызов?

«Мы хорошо провели товарищеские матчи перед соревнованием, но я полагаю, что ожидания были такими низкими из-за того, что случилось в 1988. Ходили слухи, что физическая форма футболистов привела к изменению схемы игры (после первого матча на ЧМ-1990 против Ирландии), но это была идея Бобби, который сказал, что схема в 3 центральных защитника подойдет нам. Это придало нам больше свободы и против нас стало сложнее играть. В следующей игре (против Египта) мы вернулись к 4-4-2, но это было не лучшей идеей. Тем не менее, мы пробились в плей-офф. В отличие от других тренеров того времени Бобби был хорош в принятии сложных решений».

[img]http://images.cdn.fourfourtwo.com/sites/fourfourtwo.com/files/styles/inline-image/public/poland_hat-trick.jpg?itok=Pl3_3nh9[/img]

Какой Чемпионат мира Вам больше понравился: в 1986 или в 1990?

«Сложно сказать. ЧМ-86 в Мексике изменил мою жизнь, я тогда был в лучшей форме. В Италии в 1990 я сломал палец и играл сквозь боль. Тот факт, что при таких обстоятельствах я играл – уже говорит о том, что я наслаждался игрой в сборной в 1990-м. Это была лучшая команда. И я полагаю, что та Англия была лучшей с 1966 года, а результаты показывают, что из всей Британии только нам, англичанам, удалось дойти до полуфинала».

Правда ли, что тренер «Блэкберна» Джек Уолкер хотел подписать с Вами контракт, прежде чем Вы покинули «Тоттенхэм» и переехали в Японию? Могла бы связка Ширер-Линекер быть лучше связки Ширер-Саттон?

«Да, это правда. Хотя, на самом деле, мой агент позвонил мне и сказал: «я думаю, что это какой-то рекламный трюк»[/i]. Очевидно, выяснилось, что Уолкер готов был потратиться на мое приобретение, но на том этапе карьеры мне хотелось чего-то другого. Мои лучшие дни были позади, так что не думаю, что связка Ширер-Линекер имела бы успех».

Оглядываясь назад, как вы думаете, решение уехать в Японию в 32 года было правильным?

«Прежде чем переехать в Японию, я подписал годичный контракт с «Нагоя Грампус». Во время трансферного окна, еще играя за «Тоттенхэм» во второй половине сезона, я довольно-таки серьезно повредил ногу. Я боролся изо всех сил. Из-за травмы ноги я сыграл всего 15 матчей за 2 года, проведенных в Японии, и я не думаю, что все было бы намного лучше, если бы я остался я в Англии. Поэтому, я думаю, что переезд в Японию был правильным решением».

Вы провели невероятную карьеру, ни разу не получив желтой карточки. Как Вы думаете, получилось бы у Вас обойтись без предупреждений, если бы Вы играли в настоящее время?

«Нет, это невозможно снова повторить. В настоящее время нередко можно увидеть игроков, по-настоящему падающих, при этом получающих предупреждения. Я предполагаю, что пострадал бы от этого, поскольку был неуклюжим. К тому же, иногда я и сам фолил. Настоящим чудом было, когда я за период карьеры в Испании чуть было не получил желтую за то, что посмеялся над рефери».

Почему Вы решили пробить пенальти подсекая мяч в матче против Бразилии, когда на кону стоял Ваш рекорд?

«По той же причине я подсекал мяч 5 или 6 раз: ты должен разнообразить свои удары, потому что люди следят за тем, как ты пробиваешь пенальти. Каждый второй раз, когда я так бил - всегда забивал. Я провел определенное исследование и заметил, что вратарь всегда падает чуть раньше удара, так что я подумал, что удар с подсечкой будет идеальным вариантом в том моменте. Раньше на тренировках я часто отрабатывал пенальти. Я пробивал по 30-40 пенальти в день на ужасном газоне. После этого мне пришлось бить пенальти на идеальном газоне «Уэмбли», но я промахнулся. Мне было стыдно. Меня больше всего раздражало то, что голкипер действительно упал заранее, но мой удар был настолько плох, что мяч прилетел прямо в руки к нему. Разумеется, я понимал, что будет значить для меня забитый гол, но я не думал, что тогда был мой последний шанс, чтобы побить рекорд».

[img]http://images.cdn.fourfourtwo.com/sites/fourfourtwo.com/files/styles/inline-image/public/lineker_ooo.jpg?itok=3uHKijF8[/img]

Как долго Вы находились в обиде на Грэма Тэйлор, когда тот заменил Вас в матче Евро-92 против Швеции? 

«Я никогда не держал обиду на него. Вероятно, этой заменой он спас меня. В том году мы были худшей сборной Англии за последнее время, а в том матче выглядели совсем слабыми, не создав ни одного голевого момента. Так что, если бы он не заменил меня, то тогда я вместе со всеми стал бы козлом отпущения. Вместо этого шквал критики обрушился на него».[/i]

Вас не бесило то, что Рори МакГрат мухлевал на They Think it's All over? (комедийная телевикторина о спорте) 

«Нет, кончено же нет, я был капитаном его команды! Конечно же, он не мухлевал. Просто девушка, печатающая слова для телесуфлера, была настроена к нему очень дружелюбно. (Линекер посмеивается).

Гари Невилл  значительно поднял планку в футбольном мышлении? Как Вы оцените других экспертов?

«Очевидно, что Гари один из лучших, но Алан Ширер развит немного лучше. С тех пор, как Гари решил, что не будет тренировать – он по-настоящему отдал себя делу, которым занимается. Оглядываясь назад, когда он еще думал податься в менеджмент, я думаю, он чувствовал, что ему следует быть немного осторожным с тем, что и о ком он говорит».

«Гари мог найти себя в обоих направлениях, однако это трудно в одно время быть экспертом и тренером, потому что это заставляет тебя принимать больше важных решений. В конечном счете, он может быть хорошим тренером, но если бы я находился на его месте, я бы придерживался того, что и так с блеском получается».

Каких современных футболистов Вы видите в будущем экспертами «Match of the day»?

«Трудно сказать.  В настоящее время вы не обязаны быть очень знаменитым футболистом, чтобы стать экспертом. Такие ребята, как Кевин Килбэйн и Робби Сэвидж доказали это. Тем не менее, Фрэнк Лэмпард очень умный и очень уважаемый, так что он может быть потенциальным кандидатом, конечно, если ему это будет интересно».

В твиттере часто упоминают Ваш курьезный случай, когда Вы справили нужду прямо на поле. Это Вас раздражает?

«Первые несколько дней это было забавно, но потом это надоедало. То, что кто-то упоминает одну и ту же шутку 2000 раз говорит о том, что у такого человека недостаточно интеллекта. Такое случалось со многими игроками, и не только на таких масштабных соревнованиях как Чемпионат мира. Я действительно не знаю, почему сейчас это всех волнует, я отыграл 20 лет в футбол, и никто не припоминал мне тот случай».

Источник: FourFourTwo.com

Комментарии

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Следите за "Театром Мечты" в социальных сетях