Жан баевич характеристика – ​Рафаэль Хакимов бросил перчатку Ильшату Гафурову – и предложил организовать параллельную выставку исторических трудов

Новости

СОЦИАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ТАТАР-МУСУЛЬМАН НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ. В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ГАЯЗА ИСХАКИ

Л.Р. Габдрафикова

Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ

СОЦИАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ТАТАР-МУСУЛЬМАН НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ. В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ГАЯЗА ИСХАКИ

Повседневной жизнью татар-мусульман часто интересовались дореволюционные этнографы. Особенно часто объектом их исследований становились жители татарских слобод Казани. Однако русские и заграничные наблюдатели, в основном, описывали лишь внешние проявления «восточной экзотики»: внешний вид, жилище, еду и т.д. И даже, знающий татарский язык, Карл Фукс сумел раскрыть далеко не все стороны жизни казанских татар. Будни татар наиболее полно мог отразить лишь тот, кто сам был частью данной среды.

Произошедшие во второй половине XIX века буржуазные изменения коснулись практически всех сфер жизнедеятельности татар-мусульман. Именно тогда появилась целая плеяда ярких авторов, среди которых был и писатель Гаяз Исхаки (1878-1954). Современники, называли героев его произведений «нашими культурными типами» [9, c.115]. Основные персонажи прозы Исхаки – духовенство (муллы, абыстаи и т.д.), мугаллимы (преподаватели), шакирды (студенты), купцы и члены их семей. Писатель воспитывался в семье сельского муллы, учился в различных медресе Чистополи и Казани, окончил Татарскую учительскую школу в Казани, некоторое время служил муллой, работал мугаллимом [26,c.5-9]. В его произведениях есть и автобиографические моменты.

Гаяз Исхаки мечтал продолжить образование в высшем учебном заведении. Так же, как и он, когда-то, сын купца Закир в его пьесе «Противостояние» отказывается заниматься привычным занятием их семьи и грезит об учебе в университете, самостоятельно готовится к экзаменам. На мольбы родителей герой пьесы не обращает внимания [19, c.449]. Автору удалось уловить общую тенденцию, когда молодое поколение купеческих семей (а так же отпрыски священнослужителей) отказывались от традиционного образа жизни, предпочтя судьбу интеллигента. Закир так и не сумел поступить в университет, помешали различные бюрократические препоны. Его заявление было отклонено. Действительно, и в реальности не всем татарам удавалось получить в России достойное образование, поэтому многие талантливые юноши из состоятельных семей обучались в Турции или Египте.

Гаяз Исхаки, как уже было отмечено выше, так же не сумел продолжить дело отца – служить муллой. В его прозе, посвященной жизни шакирдов, литературные персонажи нередко сталкиваются с дилеммой – как жить дальше, а их ли это дело? Исхаки – один из немногих авторов, детально прописавших быт и мироощущения учащихся татарских медресе [7]. Безусловно, непонимания между старшим и молодым поколениями существовали всегда, но именно на рубеже XIX-XX веков конфликт проявился особенно остро. Способствовали тому и внешние факторы. Известно, что в мусульманском обществе на данном этапе утвердились две идеологические линии: движение за реформацию (джадидисты) и противники изменений (кадимисты). Кроме того, под влиянием русской культуры сформировалась светская интеллигенция: преподаватели, писатели, журналисты и т.д. Они не разделяли ни одну из идеологических линий. Но выступления за более качественное образование, увеличение количества светских предметов в медресе делало их схожими с джадидистами.

Многие герои пьес и прозы Гаяза Исхаки сталкиваются с необходимостью изучения русского языка. В отличие от представителей старшего поколения татар, они уже не могут жить замкнутым обществом, что было обусловлено как общей государственной политикой в отношении инородцев, так и их личным желанием конкурировать с русскоязычным населением в профессиональной сфере. «Ты хочешь устроиться на работу? Мест тебе сколько угодно! Только надо знать русский, – писал в начале 1917 года из Уфы поэт Шайхзада Бабич другу Сайфи Кудашу, – а если нет, добро пожаловать в казахские степи (учительствовать – прим. Л.Г.)» [2, c.392]. Еще с 1889 года действовал закон, по которому даже для получения статуса муллы прихода, необходимо было сдать экзамен по русскому языку. Поэтому к началу XX века русский стремились выучить не только купеческие сыновья (которым нужно было вести торговые операции и с иноверцами), но и все остальные шакирды. Для этого богатые студенты нанимали репетиторов. Писатель Галимджан Ибрагимов в Казани специально снимал комнату у русских хозяев, чтобы чаще практиковать свои знания. Хотя такое же жилье в татарской части города стоило значительно дешевле [3, c.183].

В произведениях Гаяза Исхаки герои учат русский язык не только из карьерных соображений, но и по другим причинам. Например, шакирд из повести «Жизнь ли это?» мечтает о том, как, выучив язык, познакомится с русской девушкой [12, c.109]. Таким образом, писатель отмечает еще одну зарождающуюся проблему – возможность вступления татар в смешанные союзы. Персонаж из рассказа «Он еще был не женат», приказчик Шамсетдин живет с русской вдовой Анной, у них рождаются дети. Но, несмотря на отсутствие языкового барьера, существуют разные религии и вопрос о воспитании детей. Шамси мечтает вырастить дочерей в исламских традициях, а Анна тайком от него крестила их в церкви [16, c.366].

В пьесе «Жан Баевич» Гаяз Исхаки представляет карикатурный образ «прогрессивного» купца, который начал сожительствовать с русской женщиной. Правда, в этом случае речь идет не о настоящей привязанности, а о союзе с банальной аферисткой. Купец, пытаясь соответствовать веяниям времени, переименовывает все на русский лад, ведет европейский образ жизни, заводит русскую «жену». Преображение оборачивается для него крахом, ведь все торговые дела были связаны с Татарской слободой и осуждение общества приводит к полному банкроту. В отличие от предыдущего рассказа, комедия «Жан Баевич» была написана уже в эмиграции, в 1920-х годах. В Советской России в то время к интернациональным союзам относились вполне лояльно. А вот русскими манерами в действительности увлекались, в основном, представители интеллигенции. Например, в письмах отдельные слова, а иногда и целые предложения могли быть написаны на русском языке. Некоторые даже татарские имена переиначивали на русский манер. Так. Гафур Кулахметов свою родственницу Гайшу Апанаеву иногда называл Галей [22, c.217]. О засорении татарского языка русскими словами, еще в 1911 году в журнале «Шура» писал поэт Мажит Гафури. «Если и дальше будет так продолжаться, то через двадцать-тридцать лет никто не поймет содержание книги, написанной на чистом татарском языке», – прогнозировал он [8, c.342]. Так, реформа образования, начавшаяся в татарском мусульманском общество с 90-х годов XIX века, породила целый ряд проблем: от изменения языка общения до отклонений от общественно-религиозных норм. Некоторые перемены нашли отражение и в произведениях Гаяза Исхаки.

Как уже было отмечено выше, одна из главных линий в творчестве писателя – это тема любви и брака. В его рассказах и пьесах можно проследить жизнь татар от сватовства до семейных драм в глубокой старости. Некоторых критиков даже раздражала чрезмерная откровенность Гаяза эфенди. Для мусульманской публики казалось неприличным читать подробности интимной жизни супругов. Например, особенно критиковалась повесть, написанная от лица ученика медресе «Жизнь ли это?» [4, c.246; 6, c.108-109]. В финале бывший шакирд становится муллой, женится, но ведет двойную аморальную жизнь. В другом рассказе «Плод медресе» супруга муллы – Магруй абыстай заводит себе любовника, т.к. благоверный Хайдар хазрат страдал от мужского бессилия. Завершает Исхаки свой рассказ описанием «идиллической» картины: Магруй каждый год рожает детей, любовник живет в одном дворе с ними, присматривает за хозяйством Хайдара муллы. Конечно, о жизни мулл писатель повествуют не только в мрачных красках. Но, в целом, именно в это время наблюдается отток представителей духовенства в другие сферы. Например, казый Ризаитдин Фахреддин решает полностью сменить род деятельности и становится редактором журнала «Шура». Отец писателя Фатиха Карими – Гильман ахун так же отказывается от должности и уезжает в Оренбург, где занимается, в основном, сельским хозяйством [21, c.19]. К слову, Р. Фахреддин и Г.Карими были родственниками. Перечисленные факты не говорят о безнравственности конкретно этих людей, но что-то натолкнуло их полностью поменять жизнь и отойти от дела, к которому они посвятили полжизни. Может быть, в целом настроение общества, где основы веры были поколеблены разными влияниями. Эпизоды пьянства, походов в публичные дома представителями мусульманского духовенства зафиксированы как в архивных делах, так и в опубликованных различных воспоминаниях. К примеру, о своем родном брате Ибрагиме писатель Фатих Амирхан в 1908 году в письме к другу Исмагилу Аитову заметил, что тот возможно станет муллой-атеистом, исключительно из меркантильных соображений – «для собственного прокорма и это сгодится» [1, c. 245].

В рассказе «Остазбика» («Жена муллы») так же посвященном жизни духовенства Гаяз Исхаки обращает внимание на другую проблему – многоженство. После многих лет бездетного супружества, жена хазрата Сагида уговаривает мужа Вахида жениться во второй раз. Автор поэтично описывает их семейные взаимоотношения, переживания первой супруги перед никахом мужа. Сагида сама выбирает невесту из числа своих учениц. Появление долгожданных детей вроде бы сглаживает все острые углы в этой семье. Но в стороне остается вторая жена хазрата. Если в «Остазибике» писатель делает ненавязчивые выводы, то в более раннем произведении – пьесе «Жизнь с тремя женами» многоженство критикуется прямолинейно, в жанре ранней татарской драматургии. Данная комедия неоднократно ставилась на различных сценах. Несмотря на редкость многоженства среди татар, это явление всегда вызывало оживленные споры.

Еще один популярный сюжет в татарской литературе конца XIX- начала XX века – проблема браков по расчету, когда решения за жениха и невесту принимали их родители. Конфликт, обычно, обострялся при помощи историй о тайном возлюбленном брачующейся, за которого она мечтала выйти замуж. Как модный писатель своего времени, не обошел такую тему и Гаяз Исхаки. Например, об этом рассказ «Татарский ум», где купец выбрал для своей единственной дочери отличную, по его мнению, партию. Девушка была недовольна решением отца. В конце концов, несчастная молодая женщина умирает от тоски по несбывшейся мечте. Такие примеры имели место, в том числе и в купеческих семьях. Однако есть и другие факты, когда дочь купца отказывалась от предлагаемого жениха, и родители подыскивали ей другой вариант. Например, дочь казанского купца Исхака Юнусова – Асьма отказалась выйти замуж за муллу Шигабутдина Марджани. Родители не стали настаивать [28, c.98].

Семейные конфликты в своих произведениях Гаяз Исхаки разрешал при помощи развода. Если в одних случаях (например, рассказ «Зять») это было результатом созданного родителями брака, где одна из сторон преследовала лишь меркантильные интересы, то в других (роман «Нищенка») речь идет как о мировоззренческих разногласиях супругов, так и о феминизации татарской женщины. Она уже отказывается терпеть, жить в семье и выбирает свой путь. Альтернатива семье, по мнению Гаяза Исхаки, это получение образования и самостоятельная жизнь. Данный призыв писателя малоубедителен для татарского мусульманского общества начала XX века. Конечно, появляются татарские женщины сдающие экзамены в гимназии. Так, и в романе «Нищенка» нетипичная героиня Сагадат проходит путь от уличной попрошайки до студентки Петербургского университета [15, c.34]. Но они были большой редкостью. Все же патриархальные традиции были в обществе довольно прочными. Хотя единичные эпизоды действительно имели место, когда женщина в пользу карьеры отказывалась от личного счастья. Например, развелась с супругом знаменитая Мухлиса Буби, которая преподавала в женских медресе, а потом уже в советские годы стала первой женщиной-казыем (судьей) в Духовном управлении мусульман в Уфе [27, c.7]. Другая дама со схожей судьбой – Фатима-Фарида Вагапова-Наурузова. Она работала мугаллимой, помогала мужу Вагизу Наурузову издавать газеты «Сибирия» и «Тормыш», но сохранить семью не получилось [23, c.141]. Именно Фатиме Наурузовой Гаяз Исхаки посвятил свою пьесу «Мугаллима» [5, c.21].

В произведениях Исхаки достаточно много этнографических моментов. Он с удовольствием описывает быт татар-мусульман. Например, рассказ «Соннэтче бабай». Главный герой – старик, который совершает обряд обрезания. Этот религиозный ритуал татары приравнивали к другим важным событиям – Курбану или Уразе, свадьбе или похоронам [25, c.99]. Поэтому быть соннэтче бабаем считалось почетным. Старик занимался этим всю жизнь, его ремесло передавалось из поколения в поколение. Основной конфликт разворачивается, когда умирает жена старика, с которой он прожил многие годы в полном согласии. Соннэтче бабая начинает тяготить одиночество, и он снова женится. Однако его второй брак не удался. На фоне семейных взаимоотношений пожилой пары в рассказе сквозит другая линия – трепетное отношение к религии в целом, и к ритуалам в частности.

Произведения Гаяза Исхаки наглядно иллюстрируют то, как в татарском мусульманском обществе на рубеже XIX-XX веков традиционная религиозность смешалась с различными «культурными» отклонениями. Более того, помимо относительно безобидных европейских новшеств (вроде досуга, предметов быта и т.д.) присутствовали откровенная безнравственность и цинизм. Как видно из упомянутых рассказов, некоторые священнослужители вели аморальную жизнь. Конечно, для них уже какая-либо реабилитация была бесполезной. Но в закромах сознания молодых людей, стремящихся к европейской культуре, еще существовали традиции ислама. Однако они сами же и создавали себе атеистические ловушки. Реформаторско-революционная романтика того времени наделила западные развлечения особой культурной миссией: например, театр пытались поставить на один уровень с настоящим храмом. Но слепое копирование чужих достижений привело татар-мусульман в тупик. «Вместо того, что бы азаном призывать народ в мечеть, поклоняющиеся шайтану (джадидисты) стали звать его смотреть это представление», – пишут корреспонденты «Дин вэ магишат» в 1917 году, осуждая театральные показы и пропагандистские действия оренбургской молодежи [24,c.123]. Под джадидистами, вероятно, авторы подразумевали и светских интеллигентов.

Интуитивная тревога писателя за нацию стала сигналом к созданию фантастического романа «Вырождение двести лет спустя». Если данное сочинение можно по праву назвать литературным вымыслом, то большая часть остальной прозы Гаяза Исхаки – эпизоды из татарской реальности конца XIX- начала XX веков, которые требуют дальнейшего внимательного анализа.

Литература
1. Амирхан Ф. Письмо Исмагилу Аитову (на тат. яз.) // Фатих Амирахан. Сочинения в 4-х томах. Т. 4. – Казань, 1986.
2. Бабич Ш. Письмо Сайфи Кудашу (на тат. яз.) // Ш.Бабич. Голубые песни. – Казань,1990.
3. Башири З. Встречи с современниками (на тат. яз.). – Казань, 1968.
4. Бикташев А. Вокруг критики // Г.Исхаки. Сочинения в 15 томах. Том 8 (на тат. яз.) – Казань, 2001.
5. Биктимирова Т. А. Женщины-татарки на пути просветительства (на тат. яз.).– Казань, 2001.
6. Вакъкас. Новые книги // Г.Исхаки. Сочинения в 15 томах. Т.8 (на тат. яз.) – Казань, 2001. – С.108-109
7. Габдрафикова Л.Р. Повседневная жизнь шакирдов в художественных произведениях Гаяза Исхаки (кон. XIX-нач. XX вв.) // Человек в российской повседневности: история и современность. – Пенза, 2011. – С.53-56.
8. Гафури М. Неустойчивый язык (на тат. яз.) // М.Гафури. Избранные произведения. – Казань, 2010.
9. Жагъфар. Новое произведение Гаяза эфенди // Г.Исхаки. Сочинения в 15 томах. Т.8 (на тат. яз.) – Казань, 2001.
10. Исхаки Г. Вырождение двести лет спустя // Г.Исхаки. Сочинения в 15 томах. Т.1 (на тат. яз.). – Казань, 1998. – С.154-270
11. Исхаки Г. Жан Баевич // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз.). – Казань, 1991 – С.587-635
12. Исхаки Г. Жизнь ли это? // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз.). – Казань, 1991 – С.78-146
13. Исхаки Г. Жизнь с тремя женами // Г.Исхаки. Сочинения в 15 томах (на тат. яз.). Т.4. – Казань, 2003. – С.5-44
14. Исхаки Г. Зять // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз.). – Казань, 1991 – С.229-261
15. Исхаки Г. Нищенка // Г.Исхаки. Сочинения в 15 томах (на тат. яз.). Т.3. – Казань, 2001. – С.5-220
16. Исхаки Г. Он еще был не женат // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз.). – Казань, 1991 – С.320-374
17. Исхаки Г. Остазбика // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз.). – Казань, 1991 – С.273-319
18. Исхаки Г. Плод медресе // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз.). – Казань, 1991 – 160-169
19. Исхаки Г. Противостояние // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз).- Казань, 1991. – С. 436-478
20. Исхаки Г. Татарский ум // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз.). – Казань, 1991 – С.147-159
21. Карими Ф. Покойный Гильман ахун (на тат. яз.) // Фатих Карими. Научно-биографический сборник. – Казань, 2000.
22. Кулахметов Г. Письмо Гайше Апанаевой // Г.Кулахметов. Молодая жизнь (на тат. яз.) – Казань, 1981 – С.217
23. Махмутова А.Х. Пора и нам зажечь зарю свободы (Джадидизм и женское движение). – Казань, 2006.
24. Мухаметшин Р.Г. Татарский традиционализм: особенности и формы проявления. – Казань, 2005.
25. Небельсин П. Очерки волжского низовья. – СПб.,1852.
26. Нуруллин И. Гаяз Исхаки // Г.Исхаки. Зиндан (на тат. яз.).– Казань, 1991
27. Рахимкулова М., Утябай-Карими Р. Герои истории просвещения // Педагоги Бобинские и Иж-Бобинское медресе (на тат. яз.). – Казань, 1999.
28. Юнусов Г. Из жизни купцов-меценатов Юнусовых // Казань. – 1997. — №10/11


e-histconf2011.livejournal.com

Исхаков Гаяз Гилязетдинович — Милләттәшләр

Гаяз Исхакый
(1878-1954)

ГАЯЗ ИСХАКЫЙ
(Гаяз Исхаки)
ГАЯЗ ГИЛЯЗЕТДИНОВИЧ ИСХАКОВ
(1878-1954)
(Мөхәммәтгаяз Гилязетдин улы Исхаков)

Татарский писатель, драматург, редактор, издатель, журналист, деятель татарского национально-освободительного движения

Биография

  • Родился 23 февраля 1878 года вблизи Казани, в деревне ЯУШИРМӘ (Кутлушкино) Красноярской волости Чистопольского уезда Казанской губернии Российской империи.
  • Учился в медресе Чистополя и Казани.
  • 1899 год — поступил в русскую учительскую школу Казани.
  • Во время одного из своих арестов и последовавшей за этим ссылки в Архангельскую губернию, ему пришлось провести некоторое время в той же тюремной камере, в которой содержался Юзеф Пилсудский — будущий премьер-министр Польши. Подружившись, Исхаки и Пилсудский бурно обсуждали свою политическую борьбу против царизма. Есть некоторые основания полагать, что Исхаки оказал определенное влияние на окончательное формирование политических воззрений Пилсудского.
  • 1905-07 годы — один из лидеров татарских эсеров — «тангистов».
  • 1905-13 годы — многократно подвергался арестам, находился в ссылках.
  • 1918 год — эмигрировал, жил в Китае, Франции, Германии, Польше, Турции.
  • Умер 22 июля 1954 года в городе Анкаре Турции, а похоронен на кладбище Эдернекапы в Стамбуле.

Жизнь и деятельность

Биография Гаяза Исхаки полна самых невероятных событий. Если кто-то со временем решится написать роман о его жизни и деятельности, то к его названию непременно надо будет добавить приставку «остросюжетный». А начиналось всё достаточно буднично. Обычная семья сельского муллы, обычная татарская деревня, обычные сельские будни. Именно в такой деревне Яуширма (ныне село Кутлушкино Чистопольского района Татарстана) 22 февраля 1878 года появился на свет Гаяз Исхаки. Под руководством отца — авторитетного и образованного муллы Гилязетдин хазрата уже в пять лет он выучился читать и писать и быстро усвоил программу начальной школы. Когда в 12-летнем возрасте родители отдали мальчика в Чистопольское медресе, Гаяз уже прекрасно понимал богословские книги на арабском и персидском языках. Видимо, уровень Чистопольского медресе не совсем удовлетворял интеллектуальные потребности талантливого и пытливого подростка и через три года Гаяз решает поступить в одно из казанских медресе. В Казани он наблюдает совершенно иную жизнь, чем в сонном Чистополе. Здесь Гаяз Исхаки увлекается русской и западной литературой, делает свои первые шаги на литературном поприще, пытается переводить произведения классиков русской литературы. Вот как сам Г.Исхаки описывает эти годы: «В то время все татарские умы были заняты вопросами реорганизации школ и медресе по европейскому образцу, и шакирды медресе принимали во всём этом горячее участие, распавшись на два враждебных лагеря, причём я был на стороне реформаторов. По прохождении нужного по понятиям татар количества богословских наук ученик должен сделаться муллой. Я же, неудовлетворённый этой миссией, для которой меня предназначали, задумал получить светское образование и ревностно принялся за русскую грамоту, о которой до того времени, как и все другие шакирды, не имел представления. Читать по-русски научился по вывескам. Во всё время пребывания в медресе много читал, главным образом турецкие романы (оригинальные и переведённые с французского), которым снабжал меня мой учитель Хади Максудов из своей библиотеки, привезённой из Константинополя». Для лучшего усвоения русского языка несостоявшийся мулла бросает медресе и в 1898 году поступает в Татарскую учительскую школу, где принимает активное участие в различных студенческих мероприятиях. Услышав от знакомых, что литературное творчество относительно неплохо оплачивается, 17-летний юноша пишет свой первый в жизни рассказ и отправляет его в одно из татарских издательств. Но уже отослав материал, он мучается тысячами сомнений, думает что совершил ужасную ошибку и написал полную глупость. Вот как описывает этот эпизод в своей биографии сам писатель: «После выхода рассказа я удрал из Казани домой от стыда. Мне казалось, что взрослые поднимут меня на смех, скажут: вот, мол, мальчишка какой-то, шакирд несчастный, тоже писатель! Но против всякого ожидания меня по возвращении встретил совсем иной приём — я вдруг сделался известным. Первый успех воздействовал на меня весьма благотворно, и я продолжил литературный труд. Материальное положение было тогда ужасным, занятий в школе много, сам давал грошовые уроки, голодал без конца. Всё это сильно тормозило моё развитие и страсть к писанию. О гонораре тогда не имели понятия, и мне с большим трудом удалось получить за своё первое сочинение целых 3 рубля».

Вот что значит доброе слово поддержки! У молодого писателя как будто открылось второе дыхание — с тех пор, несмотря на различные превратности судьбы, он не выпускает перо из рук и становится одним из самых плодовитых татарских писателей. В эти годы один за другим выходят его первые произведения: повесть «Кэлэпушче кыз» («Тюбетеичница»), (1900), драма «Оч хатын белэн тормыш» («Жизнь с тремя жёнами»), (1900) и другие. Его сочинения вызывают большой интерес читателей и критики. Начинается взрослая, самостоятельная жизнь. В 1902 году Гаяз Исхаки закончил Татарскую учительскую школу и оказался перед нелёгким выбором дальнейшего жизненного пути. Хочешь — пиши (и живи впроголодь), хочешь — занимайся политикой (живи под колпаком полиции), хочешь — иди преподавать. Исхаки очутился на распутье, да и беспокойная и тяжёлая студенческая жизнь выбила его из колеи. «Окончив школу, я настолько был изнурён нуждой и непосильным трудом, что нервно захворал: все опасались за меня, думали, что я сойду с ума. Пробыв на кумысе некоторое время, я настолько успел отдохнуть, что мог опять приняться за работу», — писал Г.Исхаки в своей автобиографии.

К тому времени подоспело и первое деловое предложение. Вчерашнего выпускника приглашают в престижное оренбургское медресе «Хусаиния» преподавателем светских дисциплин: арифметики, геометрии, ботаники, русского языка. Но и, казалось бы, на таком хорошем месте неугомонный Исхаки не продержался больше года. В медресе он развернул бурную деятельность: навёл порядок в библиотеке, добился улучшения санитарного состояния помещений и питания шакирдов, устраивал бесконечные диспуты на злободневные темы и быстро стал кумиром местной молодёжи. Старожилам медресе, конечно же, не понравилась излишняя прыть новичка, который своими нововведениями взбудоражил доселе спокойную и размеренную жизнь «Хусаинии». Не мытьём, так катанием они добились увольнения Исхаки из этого учебного заведения.

Обиженный на весь мир Исхаки возвращается в Казань и продолжает свою работу над повестью «Ике йоз елдан сон инкыйраз» («Вымирание через 200 лет»), которую он начал писать ещё в Татарской учительской школе. Усиливается его нервная болезнь. Думая, что началась чахотка и что дни его сочтены, молодой писатель бросает все свои силы на дописание этого важного для него произведения.

Через некоторое время жизнь налаживается и Исхаки выходит из этого душевного кризиса уже совсем другим человеком. Теперь это уже не наивный юноша-романтик, а зрелый мужчина, который чётко знает, чего он хочет. Писатель с головой уходит в литературу и политику — начинается жизнь, полная авантюр и приключений.

В последние годы вокруг имени Гаяза Исхаки идут бесконечные споры, и даже не споры, а настоящие словесные битвы. Наследие великого татарского писателя, стало предметом раздора в среде татарской интеллигенции.

Творчество

  • Начал свою литературную деятельность в конце XIX века.
    • Его первое произведение «Радости познания» вышло в свет в 1896 году и имело огромный успех среди читателей.
  • В последующие годы он написал такие произведения, как:
    • «Девушка из шапочной мастерской»
    • «Дочь нищего»
    • «Сын богача»
    • «Две любви» и другие романы и драмы
  • 1905-17 годы — после революции, то есть после получения свободы печати и слова его литературная деятельность особенно усилилась. Он написал большинство своих произведений именно в этот период. За эти годы он написал около 30 романов, драм и рассказов. Наиболее известными его произведениями этого периода являются:
    • «Ад»
    • «Жизнь ли это?»
    • «Мулла бабай»
    • «Солдат»
    • «Бредни»
    • «Зулейха»
    • «Учительница» и др.
      • Классические драмы «Зулейха» и «Учительница» ставились на сценах татарских театров вплоть до 1923 года, когда советское руководство узнало о его эмиграции и антибольшевистской деятельности. Впоследствии издание его произведений было запрещено. В своих произведениях досоветского и советского периодов он описывал быт, нравы и обычаи татарского народа и борьбу против национального угнетения со стороны царского правительства. Он призывал народ к культуре, свободе, к борьбе против притеснений и несправедливости.
  • Издавал и редактировал газеты и журналы:
  • Один из основоположников татарской драматургии

Произведения

Автор около 60 проиведений:

  • «ИКЕ ЙӨЗ ЕЛДАН СОҢ ИНКЫРАЗ (Исчезновение через 200 лет)» (1902-1904).Одно из программных произведений, просветительская антиутопия — об угрозе исчезновения татар с исторической арены как результат отсутствия прогресса в их общественной и духовной жизни.
  • Романы, повести, рассказы:
    • «ТЕЛӘНЧЕ КЫЗ (Нищая девушка)» (1901-08, издано в 1914)
    • «ТОРМЫШМЫ БУ? (Жизнь ли это?)» (1911)
    • «МУЛЛА БАБАЙ (Дед мулла)» (1913)
    • «ЗИНДАН (Тюрьма)» (1906-07)
    • «СӨННӘТЧЕ БАБАЙ (Суннатчи бабай)» (1913)
    • «ОСТАЗБИКӘ (Остазбике)» (1915)
    • «УЛ ӘЛЕ ӨЛӘНМӘГӘН ИДЕ (Он только женился)» (1918)
    • «ЛОКМАН ХӘКИМ (Мудрец Лукман)» (1923)
    • «ӨЙГӘ ТАБА (Домой)» (1922, издано в 1938)
    • «КӨЗ (Осень)» (1923, издано в 1938)
  • Драматические комедий и трагедии:
    • «ӨЧ ХАТЫН БЕЛӘН ТОРМЫШ (Жизнь с тремя женами)» (1900)
    • «МӨГАЛЛИМ (Учитель)» (1906-07)
    • «АЛДЫМ — БИРДЕМ (Взял — отдал, Брачный договор)» (1907-1908)
    • «ТАРТЫШУ (Борьба)» (1908, издано в 1917)
    • «КЫЯМӘТ (Светопреставление)» (1909-10)
    • «ЗӨЛӘЙХА (Зулейха)» (1907-12, постановка 1917)
    • «ДУЛКЫН ЭЧЕНДӘ (Среди волн)» (1920, издано в 1939)
    • «ЖАН БАЕВИЧ» (1923, издано в 1939)
    • «ОЛУГ МӨХӘММӘД (Улуг Мухаммад)» (1944-47)
  • «ИДЕЛ-УРАЛ (Волга-Урал)» (1933) исторический труд, посвященный проблемам государственности, создания конфедерации поволжских народов, национальному вопросу
  • Труды по истории татарской литературы, общественной мысли
  • Переводы на татарский язык произведений Александра Сергеевича Пушкина, Николая Васильевича Гоголя
  • Публицистика

Признание

Источники

www.millattashlar.ru

Баевич, Душан — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигации Перейти к поиску

Душан Баевич

Общая информация
Прозвище Принц с Неретвы
Родился 10 декабря 1948(1948-12-10) (69 лет)
Мостар, ФНРЮ
Гражданство СФРЮ
Босния и Герцеговина
Сербия
Рост 186 см
Позиция нападающий
Молодёжные клубы
1963—1966 Вележ
Клубная карьера[* 1]
1966—1977

ru.wikipedia.org

Завещание читать краткое содержание, пересказ

Завещание

Краткое содержание произведения

В предисловии автор сообщает, что при жизни не мог открыто высказать свои мысли о способах управления людьми и об их религиях, поскольку это было бы сопряжено с очень опасными и прискорбными последствиями. Цель настоящего труда — разоблачить те нелепые заблуждения, среди которых все имели несчастье родиться и жить — самому же автору приходилось поддерживать их. Эта неприятная обязанность не доставляла ему никакого удовольствия — как могли заметить его друзья, он исполнял её с великим отвращением и довольно небрежно.

С юного возраста автор видел заблуждения и злоупотребления, от которых идет все зло на свете, а с годами еще больше убедился в слепоте и злобе людей, в бессмысленности их суеверий, в несправедливости их способа управления. Проникнув в тайны хитрой политики честолюбцев, стремящихся к власти и почету, автор легко разгадал источник и происхождение суеверий и дурного управления — кроме того, ему стало понятно, отчего люди, считающиеся умными и образованными, не возражают против подобного возмутительного порядка вещей. Источник всех зол и всех обманов — в тонкой политике тех, кто стремится властвовать над своими ближними или желает приобрести суетную славу святости. Эти люди не только искусно пользуются насилием, но и прибегают ко всякого рода хитростям, чтобы одурманить народ.

Злоупотребляя слабостью и легковерием темной и беспомощной народной массы, они без труда заставляют её верить в то, что выгодно им самим, а затем благоговейно принимать тиранические законы. Хотя на первый взгляд религия и политика противоположны и противоречивы по своим принц…..

[ 1 ] — [ 2 ] — [ 3 ] — [ 4 ] — [ 5 ] — [ 6 ]

К-ть переглядів: 3730


Завещание читать краткое содержание, пересказ


pidruchnik.net

Характеристика героев по произведению Ромена Роллана «ЖАН-КРИСТОФ»

ЖАН-КРИСТОФ

Жан-Кристоф Крафт — главное действующее лицо рома­на, носитель и выразитель авторских идей. Свои мечты, потребности времени Роман открыто проеци­ровал на образы прошлого, на фигуры исторически достоверные. Однако Жан-Кристоф — образ вымышленного писателем современника. Это музыкант, немец по своему происхождению, который не может смириться с насилием над человеческой личностью и выражает открытый протест против уничтожения человеческо­го в человеке. Жан-Кристоф — гениальный композитор, «но­вый Бетховен», призванный «видеть и судить Европу наших дней». Такой человек, безгранично одаренный, не может не вступить в резкое противоречие с окру­жающей средой. Гений и современное буржуазное общество не могут не быть враждебны друг другу. Все подымается против Кристофа, стремясь его уничто­жить. Свое 10-томное произведение Роллан строит как «четырехчастную симфонию», каждая из частей имеет свою тональность. Первая часть (романы «За­ря», «Утро», «Отрочество») повествует о пробужде­ниях «чувств и сердца» Кристофа, его первых столк­новений с миром. Вторая часть («Бунт», «Ярмарка на площади») рассказывает о бунте героя, вступив­шего в схватку с ложью, разъедающей как общест­во, так и искусство в целом. Третья («Антуанетта», «В доме», «Подруги») подобна грустной элегической песне «во славу Дружбы и чистой Любви». Четвер­тая, заключительная («Неопалимая купина», «Гря­дущий день») представляет собой картину «опусто­шительных страстей, душевных бурь, которые… раз­решаются безмятежно ясным финалом…» То, что Роллан выбрал героем именно немца, а не француза, объясняется тем, что автор хотел посмотреть на Францию глазами человека со стороны, «свежим взглядом чистосердечного и простодушного гурона…» Кроме того, он хотел бросить вызов и фран­цузским националистам и наглому немецкому импе­риализму.

Детство и юность Кристофа протекают в карликовом не­мецком герцогстве, в маленьком провинциальном го­родке на Рейне. Его обитатели, ограниченные и са­модовольные мещане, раболепствуют перед силой и властью, душат проявление всякой живой мысли и искреннего чувства в угоду устоявшимся взглядам и обычаям, презирают и готовы задушить того, кто не похож на них. Сын бедного придворного музы­канта и кухарки, Жан-Кристоф растет в среде простых лю­дей, которые оказывают глубокое влияние на буду­щего композитора. Демократическая основа его творчества закладывается с ранних пор, и это пред­ставляет залог особой устойчивости и прочности фигуры Кристофа, его смелости в решении творческих во­просов. Герой рано познакомился с заботами и горе­стями жизни, рано выработал привычку к труду и умел чувствовать ответственность за других. Так, в 6 лет Кристоф опекает младших братьев, в 11 — зараба­тывает на хлеб игрой на скрипке, в 14 — после смерти деда — становится главой семьи, взвалив на свои плечи заботы о близких. Роллан подчеркивает, что настоящий гений мог выйти только из народа. Жан-Кристоф поднимается из низов, и его плебейский ха­рактер сказывается в жизненной поступи. Твердая воля Кристофа (не случайно фамилия героя Kraft с немец­кого переводится как «сила») и его непримиримость постоянно проявляются в той борьбе, которую он ведет. Кристофу не свойственно колебаться и отступать. Он не может, не хочет принять действительность такой, какая она есть. Кристоф покидает свою родину и уезжает из Германии, где ему уже нечем дышать, где солдафонско-полицейский режим сочетается с господст­вом самой отвратительной реакции во всех областях культуры и искусства (книга «Бунт»). Великое ис­кусство, давшее миру Баха и Бетховена, Шиллера и Гете, опустилось до «наспех сделанной музыки» и декадентских пьес — смеси «из Ибсена, Гомера и Оскара Уайльда». Главный герой дает свой пер­вый бой такому лжеискусству и породившему его обществу. Спасаясь от преследования немецкой по­лиции, Кристоф приезжает во Францию, которая кажется ему оплотом подлинной цивилизации. Пятая книга повествует об этом периоде жизни музыканта. По­началу он бедствует, голодает, перебивается слу­чайными заработками, давая уроки музыки дочкам богатых буржуа и переписывая ноты для издатель­ства Гехта. Розовые мечты Кристофа, его готовность к сме­лому творческому взлету терпят крушение. Даже в Париже нет настоящего искусства. Перед ним — «ярмарка на площади», где все продается и где на­дувательство стало законом. Все пропиталось «ду­хом рассудочной проституции». Великая француз­ская литература измельчала. Роллан смотрит на происходящее глазами своего героя и задает вопрос: «Неужели у Франции нет больше солнца?» С горе­чью Жан-Кристоф сознает, что в этом бесполезном и цинич­ном мире честному художнику никогда не позволят свободно развиваться, творить и расти. Так нарас­тает неизбежность нового «бунта». Дельцы от ис­кусства испытывают ужас при виде молодого ху­дожника, чуя в нем опасного противника. Они дела­ют все, чтобы закрыть ему путь к успеху и славе. Кристоф нисколько не растерян. Он идет напролом, нанося удары направо и налево, расталкивая толпу «тор­говцев безобразием». Кристоф борется против декадентов и всякой «литературной и музыкальной черни», «продающих искусство за тридцать сребреников». Но одержать победу над всем обществом невозмож­но даже такой сильной личности, какой предстает в эпопее Жан-Кристоф.

Характерно, что идеалом для главного героя яв­ляется искусство, тесно связанное с действитель­ностью («искусство есть укрощенная жизнь»). Ведь «задача художника в том и заключается, чтобы со­здать солнце, когда его нет». Необходимо «говорить языком человеческим…» Кристоф призывает: «Сочиняйте песни для всех». Примером такого искусства слу­жит для Жана-Кристофа, как и для Роллана, творчество Л. Н. Толстого. Поиски подлинного искусства, ново­го искусства проходят совместно с поисками еди­номышленников и соратников. Жан-Кристоф сближается с талантливым поэтом Оливье Жаненом, который тоже ненавидит лживое искусство и фальшивую демократию, знакомится с его сестрой Антуанеттой. В них, а также в служанке Сидонии, веселом кровельщике, в молодой работнице, влюбленной в музыку, в участнике Коммуны Ватлэ видит Жан-Кристоф людей, представляющих подлинную Францию. Это — «простой народ, маленькие люди, хозяйст­венные, рассудительные, трудолюбивые, спокой­ные, в чьих сердцах дремлет пламень… вечно при­носимый в жертву народ», который «десятки раз проходил через испытания огнем и только зака­лялся в них, народ, который, побеждая смерть, де­сятки раз воскресал!» Оливье и Жан-Кристоф горячо инте­ресуются жизнью социальных низов. Но герой ясно осознает недостаточность одной лишь мечты о все­общей любви и братстве людей. Необходимо дейст­вие ради ее осуществления. Девятая книга рома­на — «Неопалимая купина» в значительной части посвящена поискам пути к народу. Это жизненно важно для Жана-Кристофа Он знакомится с вождями социа­листического движения (Жусье, Кокар, Грайо и др.), посещает политические митинги и даже пи­шет революционную песню. Однако потеря друга Оливье, убитого во время первомайской демонстра­ции, утрата веры в возможность изменить мир при помощи насилия заставляют Жана-Кристофа свернуть с пу­ти борьбы и замкнуться в той самой индивидуали­стической скорлупе, которую ему так хотелось от­бросить. Конечно, он не может примириться с тор­жеством реакции, но и рабочий класс не внушает ему доверия. В последней книге романа-эпопеи стареющий Жан-Кристоф, пройдя через социальные и личные потрясения (гибель друга, мучительная страсть к Анне Браун, смерть Грации), обретает способ­ность спокойно и мудро созерцать жизнь. К нему пришла уверенность, Что его поиски, муки, за­блуждения, борьба, сама музыка были необходи­мы: они готовили будущее. Не случайно последняя книга называется «Грядущий день». Жан-Кристоф умирает очень патетически, думая, что «…в эту минуту дру­гие люди любят и живут… и так бывает всегда, — ни на миг не оскудевает могучая радость жизни». Однако герою Роллана так и не удалось победить. И необычайно величественный, прекрасный, чис­тый образ, так высоко поднявшийся над уровнем современной ему литературы, образ, в котором бы­ла заложена могучая сила гнева и ненависти к буржуазному миру и который стал таким ярким воплощением духовной красоты человека, — этот образ остался незавершенным. Финал романа до известной степени разочаровывает. Человек, всту­пивший в великую борьбу, гений и бунтарь, успо­каивается в каком-то восторженном все примиряющем самосозерцании.

Характеристика героев по произведению Ромена Роллана «ЖАН-КРИСТОФ»

4 (80%) 1 vote

Сохрани к себе на стену!

vsesochineniya.ru

Отверженные характеристика образа Жана Вальжана

Вальжан Жан — раскаявшийся каторжник. Бедняк и сирота, он в 1796 г., еще подростком, был арестован за мелкую кражу и благодаря жестокой судебной системе своего времени провел на каторге целых девятнадцать лет. Освободившись в 1815 г., он переживает духовный переворот после встречи с праведником — епископом Мириэлем — и с тех пор сам начинает творить добро. Под чужим именем он открывает фабрику, обогащается с помощью сделанного им изобретения, становится мэром и благодетелем целого городка, но в 1823 г. его личность открывается, и он снова попадает на каторгу, откуда вскоре совершает побег. Еще в бытность свою мэром он проникся сочувствием к судьбе Фантины — работницы, ставшей проституткой и умершей от чахотки в больнице, — и остаток жизни посвящает заботе о ее маленькой дочери Козетте. В. забирает ее из семьи жестокого кабатчика Тенардье, куда ее отдали на воспитание, заменяет ей отца, на сохранившиеся у него сбережения дает ей образование. Он вынужден годами скрываться и время от времени спасаться от преследования: сначала за ним охотится полицейский инспектор Жавер, затем банда уголовников, почуявших в нем богатого человека. В июне 1832 г. он готов увезти Козетту из Франции, но узнает о ее любви к молодому адвокату Мариусу Понмерси; В. жертвует своей привязанностью к девушке — он спасает незнакомого ему Мариуса от гибели во время республиканского восстания, в котором тот участвовал, отдает ему в жены Козетту вместе со всем своим состоянием, а сам устраняется, дабы не отягощать их счастье своим уголовным прошлым. Он умирает в бедности летом 1833 г. на руках у Козетты и Мариуса, который в последний момент распутал всю историю своего «тестя» и убедился в его абсолютной чистоте и великодушии. История В. в своей основе агиографична: это житие грешника, ставшего великим праведником. Хотя В. не совершал никаких серьезных преступлений, по выходе с каторги он показан озлобленным человеком, ненавидящим общество. Зато после духовного кризиса вся его жизнь — сплошная череда самоотречений. Он отдает себя в руки правосудия, чтобы спасти невиновного, которого собираются осудить как «каторжника Вальжана», самоотверженно заботится о совершенно чужой ему девочке, а затем — и о женихе Козетты, хотя тот должен отнять у него нежно любимое им существо; на баррикаде во время восстания он спасает людей от смерти, сам стараясь никому не причинить вреда; отпускает даже своего старого врага, полицейского шпиона Жавера, приговоренного республиканцами к казни.

lit-helper.com

Характеристика образа Жана Вальжана (Отверженные Гюго)

Сочинение


Вальжан Жан — раскаявшийся каторжник. Бедняк и сирота, он в 1796 г., еще подростком, был арестован за мелкую кражу и благодаря жестокой судебной системе своего времени провел на каторге целых девятнадцать лет. Освободившись в 1815 г., он переживает духовный переворот после встречи с праведником — епископом Мириэлем — и с тех пор сам начинает творить добро. Под чужим именем он открывает фабрику, обогащается с помощью сделанного им изобретения, становится мэром и благодетелем целого городка, но в 1823 г. его личность открывается, и он снова попадает на каторгу, откуда вскоре совершает побег. Еще в бытность свою мэром он проникся сочувствием к судьбе Фантины — работницы, ставшей проституткой и умершей от чахотки в больнице, — и остаток жизни посвящает заботе о ее маленькой дочери Козетте. В. забирает ее из семьи жестокого кабатчика Тенардье, куда ее отдали на воспитание, заменяет ей отца, на сохранившиеся у него сбережения дает ей образование. Он вынужден годами скрываться и время от времени спасаться от преследования: сначала за ним охотится полицейский инспектор Жавер, затем банда уголовников, почуявших в нем богатого человека. В июне 1832 г. он готов увезти Козетту из Франции, но узнает о ее любви к молодому адвокату Мариусу Понмерси; В. жертвует своей привязанностью к девушке — он спасает незнакомого ему Мариуса от гибели во время республиканского восстания, в котором тот участвовал, отдает ему в жены Козетту вместе со всем своим состоянием, а сам устраняется, дабы не отягощать их счастье своим уголовным прошлым. Он умирает в бедности летом 1833 г. на руках у Козетты и Мариуса, который в последний момент распутал всю историю своего «тестя» и убедился в его абсолютной чистоте и великодушии. История В. в своей основе агиографична: это житие грешника, ставшего великим праведником. Хотя В. не совершал никаких серьезных преступлений, по выходе с каторги он показан озлобленным человеком, ненавидящим общество. Зато после духовного кризиса вся его жизнь — сплошная череда самоотречений. Он отдает себя в руки правосудия, чтобы спасти невиновного, которого собираются осудить как «каторжника Вальжана», самоотверженно заботится о совершенно чужой ему девочке, а затем — и о женихе Козетты, хотя тот должен отнять у него нежно любимое им существо; на баррикаде во время восстания он спасает людей от смерти, сам стараясь никому не причинить вреда; отпускает даже своего старого врага, полицейского шпиона Жавера, приговоренного республиканцами к казни.

Другие сочинения по этому произведению


Этика Гюго в романе «Отверженные» Художественный анализ Характеристика образа Гавроша «Отверженные» Жан Вальжан — характеристика литературного героя Романтизм великого французского писателя Характеристика образа Жавера

www.allsoch.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.