Хоккеист иван авдеев – Виктор Гордиюк: Вторая строчка в западном дивизионе по итогам первого круга – очень достойный результат

Новости

Иван Иваныч — Потрогай кактус

Я вырос в Горьком, где хоккей был спортом номер один. И болел я, разумеется, за родное «Торпедо». Но и в других командах были хоккеисты, которым я симпатизировал. Особенно мое детское сердце было расположено к игрокам, чья карьера не складывалась. Мне очень нравились Алексей Фроликов («Динамо» Рига) и Михаил Панин (СКА), Валерий Белоусов («Трактор») и Рамиль Юлдашев («Сокол» Киев). Но больше всего мне импонировал нападающий московских «Крыльев Советов» Иван Авдеев. Он был небольшого роста, незаметный, но при этом крайне полезным на поле. Мне очень хотелось, чтобы он играл за «Торпедо» и за сборную СССР. Увы, Авдеев никак не попадал в команду Тихонова. Говорили, что Иван Иваныч крепко выпивал, нарушал режим. Ну и что! Зато как он рубился на пятаке, какие шайбы заколачивал! Очень много лет я про него ничего не слышал. И вот нашел интервью с ним в одном из хоккейных изданий http://www.hockeyplus.ru/articles/element.php?ELEMENT_ID=1978

Авдеев и Фетисов начинали вместе.
Но в итоге один оказался забыт, а
второй буквально героем России

Небольшая выдержка:

«В свое время Ивана Авдеева называли «маленьким Харламовым». Вместе с Вячеславом Фетисовым он выступал за детские и юношеские команды ЦСКА (этот редкий кадр сделан как раз в те времена), где был бессменным капитаном. Вместе с ним же стал чемпионом мира по «молодежке». Многие специалисты считали, что по своему потенциалу Авдеев был гораздо выше Фетисова, и предрекали ему звездное будущее. Однако судьба распорядилась иначе…

— Я такой человек, — Иван Иванович сразу начинает с откровений, — который в жизни никогда не прятался. Меня этому научила школа ЦСКА. Был раньше такой хоккеист Юрий Пантюхов, олимпийский чемпион 1956 года. Его спрашивают: «Юра, как же так, почему от тебя водкой пахнет?» А он отвечает: «Конечно, водкой. Если бы я г…о жрал, то г…м бы и пахло». Я тоже никогда не прятался. Ну и «попадал» из-за этого…»

zloykoala.livejournal.com

Хоккейный СССР-2 — Был такой хоккей — Блоги

Нет слов. Нелепо. Прощайте маэстро, Сергей Михайлович

1975 год. Владимир Петров утоляет жажду из рук легендарного врача сборной СССР Олега Белаковского.

1987 год

Капустин, Васильев и гвоздики.

Александр Якушев с супругой. Слева от них — суперзвезда итальянского футбола Джачинто Факкетти.

Суперсерия 1975-76 гг. «Буффало Сейбрз» — «Крылья Советов». Послематчевое рукопожатие. Виктор Шалимов и Жильбер Перро.

Братья-хоккеисты. Борис и Евгений Майоровы, Александр, Михаил и Анатолий Рагулины.

Чемпионат мира 1993 года в Германии. Один из главных кузнецов победы российской сборной вратарь Андрей Трефилов принимает поздравления от тренерского штаба.

1988 год. Капитан ЦСКА Вячеслав Фетисов с Кубком СССР. Армейцы в дополнительное время обыграли в финале земляков динамовцев со счётом 3:2. Это был последний в истории отечественного хоккея розыгрыш Кубка страны, проводившийся под названием «Кубок СССР».

Кубок Канады — 81. Виктор Васильевич Тихонов и Владимир Владимирович Юрзинов. Классные у них костюмы были.

И с вратарями такое случается. Голкипер «Крыльев Советов» Олег Браташ остался без клюшки.

Середина 80-х. Московские динамовцы Анатолий Семёнов и Зинэтула Билялетдинов.

 

Чемпионат СССР 1987-88. Защитник ЦСКА Алексей Гусаров нейтрализует лидера «Крыльев Советов» Сергея Немчинова.

Тройка сплачивается не только на льду. «По чайку». Борис Александров, Виктор Жлуктов и Владимир Викулов.

Чуточку нашенского НХЛа. Сегодня в «Сент-Луисе» блистает наш Владимир Тарасенко, а одним из первых отечественных хоккеистов в стане «блюзменов» был Виталий Карамнов.

Хоккей хоккеем, а обед по расписанию. Игроки советской сборной слева-направо: Александр Якушев, Вячеслав Старшинов и Владимир Шадрин.

Чемпионат мира 1993 года в Германии. Насколько же живая обстановка, на скамеечке — ни одного равнодушного. Потому, наверное, и взяли золото.

 

Потрясающий ракурс. 80-е. «Крылья Советов» — СКА (Ленинград). Армейцы Сергей Черкас и Сергей Жуков отыграны, а форвард «Крылышек» Иван Авдеев по-бобровски закладывает шайбу в рамку ворот.

1990 год. Швейцария. Сборная СССР — чемпион мира! Стоят Владимир Малахов, Андрей Хомутов, Михаил Татаринов, Илья Бякин. Сидят Сергей Фёдоров, Владимир Константинов, Павел Буре.

www.sports.ru

Виктор Гордиюк: Вторая строчка в западном дивизионе по итогам первого круга – очень достойный результат

Нападающий Виктор Гордиюк — опытнейший мастер, досконально знающий советский, российский, заокеанский и европейский хоккей. Капитан «Химика»: о карьере хоккеиста, о наставниках и партнёрах, о себе в хоккее и о хоккее в себе — в подробном интервью официальному сайту воскресенского клуб.

В конце 80-х в «Крыльях» заявила во весь голос о себе целая плеяда молодых игроков: вы, Андрей Потайчук, Александр Терехов, Андрей Смирнов, Игорь Борисков. Как вам всем на удивление быстро удалось переступить ступень между юношеским и взрослым хоккеем?

У Игоря Ефимовича Дмитриева была давняя традиция подключать одного-двух выпускников местной спортивной школы к основе. Ребята играли  и набирались опыта вместе с маститыми игроками. В команде было довольно много зрелых мастеров, и требовался приток «свежей крови». В то время мы были выпускниками спортивной школы, и нам сразу стали доверять. Поэтому сейчас до сих пор и играют такие игроки, как Алексей Морозов и Олег Твердовский. Помню, я ещё в десятом классе учился, а уже играл в основном составе «Крыльев Советов». Было очень приятно из школы приезжать на тренировки и игры (смеётся). Заиграть в составе команды мастеров было мечтой сотен мальчишек. Рад, что мне это удалось.

На первых порах психологически не было трудно противостоять на площадке таким зубрам, как, например, первая пятёрка ЦСКА?

Да, конечно было сложно противостоять таким «монстрам» советского хоккея, как ЦСКА, «Спартак», «Динамо», «Сокол». В этих командах была представлена практически вся союзная сборная, и играть против них было неимоверно сложно. Нам же, молодым игрокам, было очень интересно играть против таких команд, учиться у таких мастеров. Считаю, нам это удалось.

Сезон 1987/88 запомнился болельщикам и специалистам не только очередным чемпионством армейцев (кто бы в этом сомневался?), а вашей полуфинальной серией с хоккейным гегемоном тех лет. Чего, в первую очередь, не хватило «Крыльям» в полуфинальной «разборке» с чемпионом (все три матча закончились серией буллитов)?

Все основные игроки в то время были собраны в ЦСКА, и противостоять «красной машине», как называли армейцев за океаном, было очень непросто. Мы бились в каждом матче, но, видимо, просто не хватило опыта и мощи. В то время силовой борьбы в хоккее было значительно больше. На пятак лезли многие, но пролезть туда было очень тяжело.  Если ты там и оказывался, то тебя «сажали на вилы» и бросали в борт. Такие защитники, как Михаил Татаринов, Сергей Селянин, Андрей Яковенко, Вячеслав Фетисов спуску не давали никому. Тогда много чего было в рамках правил. Сегодня же судейство больше благоволит техничным игрокам.

В играх за «бронзу» ваша команда безропотно уступила московскому «Динамо». Команда была уже эмоционально выхолощена?

Да, мы были очень уставшие, «Динамо» же перед нами провело более лёгкую серию и в целом выглядело свежее нас. К тому же «Динамо» в то время было габаритной, мощной командой.

Лицо тех «Крыльев» во многом определяли два именитых ветерана — Александр Кожевников и Иван Авдеев. Сильно доставалось вам, молодым, от них в играх и тренировочном процессе?

Помимо Александра Кожевникова и Ивана Авдеева, в команде играло довольно много хороших ветеранов, таких как Игорь Ромашин, Сергей Немчинов, Юрий Хмылёв, Юрий Страхов (ныне старший тренер «Химика» — прим.) Особо не доставалось. В той команде был отличный коллектив. Каждый просто выполнял свою работу. Всё, что от нас, молодых, требовалось – это учиться играть в хоккей. Тот же Александр Кожевников, играя в тройке со мной и Андреем Потайчуком, уехал защищать цвета сборной на свою вторую Олимпиаду. Вот от него нам прилично доставалось, ибо он ошибок не прощал, рвался в бой и был мастеровитее нас. Нам же оставалось только учиться у такого мастера и помогать ему.

Кто был самым талантливым игроком «Крыльев» той поры?

Даже не знаю. Трудно сказать… (задумывается). Наверное, Иван Авдеев, который так и не смог раскрыться в «Крыльях». Он был огромнейшим талантом, хотя и считался в команде ветераном. Также назову Сергея Немчинова и Юрия Хмылёва. Отправившись играть за океан, ребята и там доказали, что являются «звёздами» мировой величины.

Насколько известно, в скором времени вас стал обхаживать ЦСКА, вы даже ездили в составе армейцев на выставочные матчи с клубами НХЛ.

Ну «обхаживать» — это громко сказано. После отъезда Сергея Харина в НХЛ главный тренер «Крыльев Советов» Игорь Ефимович Дмитриев доверил мне место в тройке с Сергеем Немчиновым и Юрием Хмылёвым. У нас сразу стало довольно хорошо получаться. В то время на матчи с клубами НХЛ армейцы брали игроков из других команд. Считаю, что для нас это было хорошим шансом проявить себя в таком достойном клубе как ЦСКА. И было бы глупо не воспользоваться таким шансом.

В начале 90-х годов «Крылья» покинули все ведущие игроки, отправившиеся за рубеж в поисках лучшей доли. Не трудно было взваливать на себя лидерскую ношу?

Я сам уехал за рубеж в 1991 году. В то время в хоккей в России играть было тяжело. Происходил развал огромной страны, и денег на хоккей просто не хватало.

При вашем наставнике Игоре Дмитриеве ни один игрок не ушёл, в отличие от других клубов, со скандалом. Как вы, хоккеисты, находили компромисс с наставником в случае своего возможного отъезда?

Игорь Ефимович Дмитриев был великим тренером, который мог найти общий язык со всеми и понять любого. Даже в тяжёлые для «Крыльев» времена он был честен с игроками. В то время у нас, игроков, появилась возможность отъезда в НХЛ, и он этому не препятствовал, понимая, что те условия, которые будут созданы для нас за океаном, несопоставимы с условиями, которые были в то время в России. Сначала в НХЛ уехали Сергей Пряхин и Сергей Харин, потом Сергей Немчинов, я и Юрий Хмылёв, за нами потянулись Дмитрий Миронов и Олег Твердовский.

Итак, вы поехали покорять НХЛ. Что можете сказать о вашей новой команде – «Баффало Сэйбрз», и что помешало вам закрепиться в её рядах?

Так получилось, что я попал в команду, которая проповедовала силовой хоккей, а мне был ближе комбинационный. Техничных игроков в «Баффало» хватало. Александр Могильный, Пэт Лафонтен, Дэйв Андрейчак – взрослые и маститые игроки, которым в атаке и доверял главный тренер, порой не замечая молодых. А играть в четвёртой тройке, с «бойцами», было просто тяжело. Поэтому, когда меня отправляли в клуб «Рочестер Америкэнз» мне было только приятно. Ибо там я получал больше игрового времени, набирался опыта.

Далее ваш путь лежал в Германию, в «Дюссельдорф», где местные болельщики буквально боготворили вас. Немецкий период – лучший в вашей игровой карьере?

Считаю этот этап одним из самых приятных в моей спортивной карьере. Что скрывать, европейский уровень жизни в то время был значительно выше нашего. В Германии у меня появилось много друзей. Оказался я в очень хорошей команде с большими чемпионскими традициями и большими финансовыми возможностями. Выступать там было очень приятно. В «Дюссельдорфе» всё делалось для хоккеистов. Оставалось только выходить на площадку и играть для огромного числа болельщиков. На каждый матч семитысячный дворец заполнялся под завязку. В плей-офф же порой приходило по восемь с половиной тысяч, хотя сам стадион и вмещал всего семь тысяч. Люди сидели буквально на головах друг у друга. За два часа до начала матча ты приходишь готовиться к игре, а на трибунах уже три-четыре тысячи болельщиков стоят и песни поют. Красота, да и только. Мы же старались не подводить болельщиков и показывали красивый атакующий хоккей.

В чём главные отличия между немецким и российским хоккеем тех лет?

В то время о нашем хоккее уже давно знал весь мир. Мы считались законодателями мод. А немецкий хоккей только пытался встать на ноги. Когда я приехал в «Дюссельдорф», каждая команда могла заявить по три иностранных игрока. Со мной вместе играли Сергей Сорокин и Алексей Кудашов. На следующий год лимит вырос до шести… Чуть позже лигу и вовсе открыли. Считаю, это стало самой большой трагедией немецкого хоккея. На молодых немецких игроках тем самым был поставлен крест. Раньше сборная Германии соперничала на мировых форумах с элитными командами планеты, и где она теперь? Сейчас в России ходит много разговоров о том, чтобы и КХЛ сделать открытой лигой. Если руководители лиги пойдут на такой шаг, то это будет большой ошибкой.

Несмотря на высокую результативность в бундеслиге, тренеры российской сборной тех лет не жаловали вашу персону. У вас есть объяснение этому?

Тогда в сборной играли одни энхаловцы. Тренеры сборной не рассматривали в качестве кандидатов  игроков российской Суперлиги, что уж говорить обо мне. Ведь я выступал в Европе. Я же просто играл в хоккей, жил собственной жизнью и особо не задумывался об этом.

Если возможно, кратко охарактеризуйте российской этап вашей карьеры после возвращения из-за рубежа.

В то время нужно было определяться, в какую школу пойдёт учиться ребёнок, и мне с семьёй пришлось вернуться из Германии. Было приятно снова возвратиться в родные для меня «Крылья Советов», но финансовые неурядицы вновь заставили меня немного поколесить по стране в поисках лучшей доли. Хотелось какой-то стабильности. А в «Крыльях» её не было.

Каких ошибок вы бы избежали в своей карьере, если бы можно было отмотать плёнку времени лет эдак на двадцать?

Не стоит отматывать плёнку назад. Все ошибки, которые совершал в своей жизни я, просто неизбежны. На ошибках нужно учиться и избегать их в дальнейшей жизни, что я и пытался делать.

Кто ваши лучшие партнёры за карьеру? Как выглядит символическая пятёрка от Виктора Гордиюка?

Такою пятёрку и не создать. Разве только она будет включать в себя человек 25-30 (смеётся). Лучшими партнёрами были как защитники, так и нападающие. В жизни запоминается только хорошее, а хороших матчей и сезонов за мою карьеру было много. Пожалуй, можно выделить Андрея Потайчука и Виктора Боброва.

Вернёмся к сегодняшнему дню. Кто из игроков нынешнего «Химика» напоминает вам себя двадцатилетней давности?

Никто не напоминает. Двадцать лет назад был совсем другой хоккей, другой стиль игры. Так что сравнивать то поколение молодых игроков с нынешним не очень правильно.

Закончился первый круг «гладкого» чемпионата в Высшей лиге. «Химик» пока занимает вторую строчку западного дивизиона. Заслуженно?

Я считаю, что более чем заслуженно. Вторая строчка в западном дивизионе по итогам первого круга – очень достойный результат. Будем стараться подняться выше. Это нам по силам. Надеюсь, что болельщики нам в этом помогут, ведь мы играем для них.

Очень много нареканий вызывает судейство практически всех матчей. Как оно вам?

Нареканий очень много, просто мы, игроки, по-моему, не имеем права обсуждать судейство наших матчей. Но порой, когда в игре я на правах капитана разговариваю с судьёй, то не слышу ответов на мои вопросы. Более того, этих вопросов становится лишь больше. Так что говорить об этом просто не хочется. Пускай судьи сами разбираются в своём судействе и учатся на своих ошибках.

Первое место в дивизионе «Запад» занимает пензенский «Дизель». «Химик» отстаёт от него на 8 очков. Как вы думаете, за счёт чего пензенцы добились такого преимущества?

Сразу оговорюсь: в деле я «Дизель» не видел (на момент матчей «Химика» с «Дизелем» у Виктора была травма – прим.) Но я знаю, что пензенцы уже давно принимают участие в Высшей лиге и имеют постоянный, сыгранный состав на протяжении нескольких лет. Видимо, это и является главным фактором преимущества «Дизеля» на данный момент.

Где вы ещё черпаете для себя мотивацию, дабы выступать на столь высоком уровне?

Даже и не знаю… Просто хочется играть и показывать высокие результаты. Ну а пока будут результаты, будет и мотивация. Пока к хоккею есть интерес – надо играть. Как интерес пропадёт – играть не буду.

Источник: Официальный сайт ХК «Химик» (Воскресенск)

Добавить комментарий

Для комментирования, вам необходимо зарегистрироваться.

www.hockey-world.net

Фанатский сектор — Звезды отечественного хоккея в НХЛ.

Подробности









Сергей Пряхин.


 

 

 

Пряхин, Сергей Васильевич

Позиция        нападающий

Рост    192 см

Вес      95 кг

Гражданство           СССР/ Россия

Родился         7 декабря 1963 (51 год)

Москва, СССР

Драфт НХЛ  выбран в 1988 в 12-м раунде под общим 252-м номером командой Калгари Флэймз

 

Клубы:          Крылья Советов (1981-89, 1992, 1999-2000)

                        Калгари Флэймз (1988-1991)

                         Солт-Лэйк Сити Голден Иглз (1989-90, 1991-92)

                         ЦСК Лионс (1991-92, 1993-94)

                         Эспоо Блюз (1994-98)

                          Одзи Сейси (Япония) (1998-99)

 

 

Интересные факты:

В 1973 стал заниматься хоккеем в команде «Торпедо» (Москва), в 1975 перешёл в хоккейную школу «Крылья Советов».

 

В 1979 по окончании СДЮШОР «Крылья Советов» был зачислен в состав команды мастеров «Крылья Советов», где играл по 1989 включительно. С 1984 по 1989 — капитан команды. В чемпионатах СССР — 323 матча, 92 шайбы.

 

Конец 80-х. Тройка Александр Кожевников — Иван Авдеев — Сергей Пряхин в «Крыльях Советов» достойно конкурировала со звеном Немчинова.

 

В 1981 стал чемпионом Европы среди юниоров, в 1983 — чемпионом мира среди молодежных команд.

 

В 1989 стал первым советским игроком, которому официально руководство Госкомспорта СССР разрешило выступать в НХЛ. В Северной Америке к этому отнеслись с удивлением. Газета «Нью-Йорк Таймс» в апреле 1989 писала: «March 29. NHL Team Signs First Soviet Player, And He’s a Surprise».

 

 

Клифф Флетчер, президент и генеральный менеджер клуба «Калгари Флэймз», выбравшего Пряхина на драфте, говорил в то время: «Сергей — первопроходец. Они посылают его сюда на проверку, посмотреть как пойдёт процесс. Честно говоря, я думаю, что его присутствие здесь увеличивает шансы „Дэвилз“ получить Фетисова на следующий сезон». По контракту Пряхину выплачивалось $125 тыс. за год. Также по контракту полагались $150 тыс. премиальных, которые однако могли быть выплачены только Федерации хоккея СССР. Позже Пряхин уточнял, что всех этих денег он практически не получал.

 

Пряхин попал в команду за 2 игры до конца регулярного чемпионата. Он дебютировал 30 марта 1989 в матче против «Виннипега», выигранного 4:1, и провел на площадке 14 минут. Болельщики встретили появления Пряхина на льду аплодисментами.

 

В плей-офф вместе с командой дошёл до финала, где завоевал Кубок Стэнли в борьбе против «Монреаль Канадиенс». Пряхин в тех матчах не принимал участие и поэтому его имени нет на Кубке, однако руководство «Калгари» включило его в командную фотографию. Кроме того, Сергей все же получил перстень чемпиона.

 

В «Калгари Флэймз» играл до конца сезона 90/91. В чемпионатах НХЛ — 46 матчей, 3 гола, в турнирах Кубка Стэнли — 1 матч. Вместе с Пряхиным все это время играл экс-армеец Сергей Макаров, однако в одном звене они так и не играли. Пряхин же чаще всего играл в 4-м звене.

 

В апреле 1990, неожиданно для Сергея, его вызвали в Швейцарию в расположение сборной СССР на чемпионат мира. Сборная завоевала золото, Пряхин провёл на турнире 3 матча.

 

В 1991 переезжает в Швейцарию, где провёл 3 сезона в клубе ЦСК Лионс. В первый сезон вместе с ним играл Владимир Крутов. По окончании сезона с Пряхиным и Крутовым продлевать контракт не стали. Пряхин на 2 месяца 1992 играл в МХЛ за «Крылья Советов» (20 игр, 4 гола), после чего его вызвали обратно в Цюрих. В 1994 получил травму мениска, что вынудило руководство расстаться с игроком.

 

Спустя некоторое время на Пряхина вышел финский клуб «Эспоо Блюз», где Сергей провел сезоны с 1994 по 1998. В 1998-99 выступал в клубе «Одзи Сейси» (Япония). В 2000, после сезона в «Крыльях Советов», закончил карьеру игрока.

 

 

С 2001 по май 2005 года работал тренером команды «Крылья Советов-2», в 2005-06 — тренер «Крыльев Советов», в 2006-08 — работал в СДЮШОР «Крылья Советов». C июля 2008 года по июль 2011 года — тренер команды «Крылья Советов-2», в 2011-14 гг. — тренер СДЮШОР «Крылья Советов», с 2013 г. — тренер ДЮСШ «Серебряные акулы» (Москва).

 

Одновременно с тренерской работой занимается журналистикой. Входит в состав редакции газеты «Советский спорт».

 

 

«В НХЛ попал в мясорубку»

 

30-е марта 1989-го года является по-настоящему исторической датой в истории отечественного хоккея. Именно в тот день был прорублен первый лед в казавшуюся тогда чем-то космическим Национальную Хоккейную Лигу. Первопроходцем в этом посчастливилось стать воспитаннику «Крыльев Советов» Сергею Пряхину, которому удалось опередить своих более звездных (и впоследствии сделавших намного более успешные карьеры за океаном) Сергея Федорова, Вячеслава Фетисова, Сергея Макарова, Павла Буре и многих других.

 

 

Выбранный под общим 252-м номером драфта-1988, Пряхин подписал контракт 29-го марта 1989-го года. А спустя два дня состоялся его исторический дебют в матче против «Виннипег Джетс».

 

Сергей отыграл в НХЛ лишь два с половиной сезона. Факт того, что он стал первым советским хоккеистом, которому разрешили попробовать свои силы в лучшей лиге мира, так и остался самым запоминающимся в его карьере. Это же стало единственной причиной попадания его игрового свитера в Зал международной хоккейной славы в Торонто. Ковбойская шляпа, подаренная воспитаннику «Крылышек» на презентации по приезду в Калгари, так и осталась единственным НХЛовским трофеем, который ему удалось завоевать.

 

Но все же факт того, что именно Пряхин разбил лед между советским и североамериканским хоккеем, делает его фигуру значимой в историческом масштабе.

 

Обозреватель NHL.com дозвонился до Пряхина в канун 26-летия с момента его дебюта за «Калгари Флэймс».

 

ВО: Что для вас означает тот факт, что вы стали первым советским хоккеистом в НХЛ?

 

СП: Ох, как давно все это было… Когда задумываешься об этом, то понимаешь, как же все-таки быстро бежит время. Начну с того, что для меня все это стало довольно неожиданно. Никогда бы не подумал, что смогу удостоится такой большой чести. Думаю, что в те советские времена практически любой игрок мечтал о том, чтобы попасть в казавшуюся тогда заоблачной НХЛ. Ведь сделать это было совершенно нереально. Поэтому очень доволен тем, что волей судьбы я оказался первым.

 

 

ВО: Какие чувства вы испытывали перед поездкой в Канаду?

 

СП: Тогда во мне перемешались чувство страха и неопределенности. Но желание посмотреть и попробовать себя в лучшей лиге мира все-таки перевешивало все остальное. На первом месте стояло любопытство проверить себя на фоне лучших хоккеистов мира. Поэтому страх быстро ушел на второй план.

 

ВО: Насколько сложно для вас было приобщиться к заокеанской жизни и к хоккею в НХЛ?

 

СП: Хотя мы до этого довольно часто ездили в Северную Америку, играя там в различных турнирах на уровне клубов и сборной, это было совсем не то. Одно дело приехать туда на несколько дней, отыграть несколько матчей, и уехать назад, и совсем другое — приехать туда для того, чтобы жить и работать. Однако мне удалось освоиться сравнительно быстро. Очень помогли партнеры по команды, которые в первое время уделяли мне огромное внимание. Поэтому бытовых проблем как таковых я по большому счету не испытывал. Единственная трудность — языковой барьер. Но и этот пробел удалось преодолеть довольно быстро. Как говорится, к хорошему быстро привыкаешь.

 

В хоккейном же плане вообще не было никаких проблем. За счет поддержки партнеров мне удалось достаточно быстро привыкнуть к североамериканской манере игры.

 

ВО: Какой бы совет вы могли дать молодым российским игрокам, которые думают о том, чтобы попробовать свои силы за океаном?

 

СП: Времена кардинально поменялись, и сейчас в России выросло совсем другое поколение игроков. Ребята стали более раскованы, многие достаточно образованы, неплохо знают английский язык. Поэтому им намного легче адаптироваться к местным обычаям и порядкам. В игровом плане мой главный совет молодым хоккеистам — ехать в НХЛ подготовленными прежде всего в физическом плане. Потому что ты попадаешь, без преувеличения сказать, в мясорубку. Никто не смотрит, молодой ты или нет, нянькаться с тобой никто не будет. Поэтому нужно быть готовым к постоянной силовой борьбе и к тому, чтобы в случае чего постоять за себя.

 

В житейском же плане необходимо быть как можно более коммуникабельным, общаться побольше, а не замыкаться в себе. В Америке молчунов не особо жалуют. Даже если у тебя есть проблемы с языком, старайся не уединяться, а постоянно быть частью коллектива. Тогда к тебе будет соответствующее отношение. А язык — это дело наживное. И с практикой он будет только улучшаться.

 

ВО: Вам запомнились какие-либо забавные ситуации, которые случились с вами за время пребывания в Калгари?

 

СП: Различных казусов было немало, Многие смешные моменты происходили на бытовом уровне и были связаны с элементарным незнанием языка. Ну и соответсвенно в команде ребята тоже иногда подшучивали. Но не со зла, а просто ради забавы. Такие подколы лучше воспринимать с юмором, без обид. Они помогают поддерживать здоровую атмосферу команды.

 

ВО: Какие впечатления остались у вас от заокеанской карьеры? Нет ли такого ощущения, что могли бы сделать больше, чем вам в итоге удалось?

 

СП: Знаете, многие факторы тогда сложились не в мою пользу. Я сразу попал в очень сильную команду, которой в том же сезоне удалось завоевать Кубок Стэнли. На тот момент в «Калгари» был сумасшедший подбор игроков, поэтому пробиться в состав было неимоверно сложно даже местным парням, не говоря о хоккеисте, который приехал, можно сказать, с другой планеты. Где то я немного недотерпел, ведь игрового времени у меня было очень мало. К тому же ко мне было повышенное внимание со стороны прессы и телевидения, что иногда начинало раздражать, поскольку по большому счету задавались одни и те же вопросы. Это тоже давило, отвлевало от того, чтобы полностью сконцентрироваться на хоккее.

 

Но сейчас, по прошествии более 25 лет, у меня остались только самые положительные воспоминания. Годы, проведенные в «Калгари» были одними из лучших в моей карьере, потому что уехать первым в НХЛ в то непростое время, увидеть все своими глазами и повариться в этой кухне дорогого стоит! Это поистине бесценная память на всю жизнь. Сейчас я бы не стал ничего менять.

 

ВО: Насколько сильно изменилась НХЛ по сравнению с тем временем, когда там играли вы?

 

 

СП: Можно смело сказать, что хоккей в НХЛ сейчас изменился практически полностью. Скорости стали намного быстрее, а игра стала намного более комбинационной из-за огромного прилива европейских звезд и их влияния на стиль, проповедуемый многими командами. Сейчас в НХЛ смесь лучших хоккейных школ всего мира, что делает просмотр хоккея намного более игнтересным для болельщиков.

 

ВО: И напоследок расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

 

СП: Последние годы я занимаюсь тренерской работой с детьми. На данный момент открыт для предложений по трудоустройству.

 

Павел Забивалкин.

Огромное спасибо Василий Осипов — Обозреватель NHL.com

Материалы взяты из открытых интернет изданий.

fansector55.ru

Виктор Гордиюк: Вторая строчка в западном дивизионе по итогам первого круга – очень достойный результат

Нападающий Виктор Гордиюк — опытнейший мастер, досконально знающий советский, российский, заокеанский и европейский хоккей. Капитан «Химика»: о карьере хоккеиста, о наставниках и партнёрах, о себе в хоккее и о хоккее в себе — в подробном интервью официальному сайту воскресенского клуб.

В конце 80-х в «Крыльях» заявила во весь голос о себе целая плеяда молодых игроков: вы, Андрей Потайчук, Александр Терехов, Андрей Смирнов, Игорь Борисков. Как вам всем на удивление быстро удалось переступить ступень между юношеским и взрослым хоккеем?

У Игоря Ефимовича Дмитриева была давняя традиция подключать одного-двух выпускников местной спортивной школы к основе. Ребята играли  и набирались опыта вместе с маститыми игроками. В команде было довольно много зрелых мастеров, и требовался приток «свежей крови». В то время мы были выпускниками спортивной школы, и нам сразу стали доверять. Поэтому сейчас до сих пор и играют такие игроки, как Алексей Морозов и Олег Твердовский. Помню, я ещё в десятом классе учился, а уже играл в основном составе «Крыльев Советов». Было очень приятно из школы приезжать на тренировки и игры (смеётся). Заиграть в составе команды мастеров было мечтой сотен мальчишек. Рад, что мне это удалось.

На первых порах психологически не было трудно противостоять на площадке таким зубрам, как, например, первая пятёрка ЦСКА?

Да, конечно было сложно противостоять таким «монстрам» советского хоккея, как ЦСКА, «Спартак», «Динамо», «Сокол». В этих командах была представлена практически вся союзная сборная, и играть против них было неимоверно сложно. Нам же, молодым игрокам, было очень интересно играть против таких команд, учиться у таких мастеров. Считаю, нам это удалось.

Сезон 1987/88 запомнился болельщикам и специалистам не только очередным чемпионством армейцев (кто бы в этом сомневался?), а вашей полуфинальной серией с хоккейным гегемоном тех лет. Чего, в первую очередь, не хватило «Крыльям» в полуфинальной «разборке» с чемпионом (все три матча закончились серией буллитов)?

Все основные игроки в то время были собраны в ЦСКА, и противостоять «красной машине», как называли армейцев за океаном, было очень непросто. Мы бились в каждом матче, но, видимо, просто не хватило опыта и мощи. В то время силовой борьбы в хоккее было значительно больше. На пятак лезли многие, но пролезть туда было очень тяжело.  Если ты там и оказывался, то тебя «сажали на вилы» и бросали в борт. Такие защитники, как Михаил Татаринов, Сергей Селянин, Андрей Яковенко, Вячеслав Фетисов спуску не давали никому. Тогда много чего было в рамках правил. Сегодня же судейство больше благоволит техничным игрокам.

В играх за «бронзу» ваша команда безропотно уступила московскому «Динамо». Команда была уже эмоционально выхолощена?

Да, мы были очень уставшие, «Динамо» же перед нами провело более лёгкую серию и в целом выглядело свежее нас. К тому же «Динамо» в то время было габаритной, мощной командой.

Лицо тех «Крыльев» во многом определяли два именитых ветерана — Александр Кожевников и Иван Авдеев. Сильно доставалось вам, молодым, от них в играх и тренировочном процессе?

Помимо Александра Кожевникова и Ивана Авдеева, в команде играло довольно много хороших ветеранов, таких как Игорь Ромашин, Сергей Немчинов, Юрий Хмылёв, Юрий Страхов (ныне старший тренер «Химика» — прим.) Особо не доставалось. В той команде был отличный коллектив. Каждый просто выполнял свою работу. Всё, что от нас, молодых, требовалось – это учиться играть в хоккей. Тот же Александр Кожевников, играя в тройке со мной и Андреем Потайчуком, уехал защищать цвета сборной на свою вторую Олимпиаду. Вот от него нам прилично доставалось, ибо он ошибок не прощал, рвался в бой и был мастеровитее нас. Нам же оставалось только учиться у такого мастера и помогать ему.

Кто был самым талантливым игроком «Крыльев» той поры?

Даже не знаю. Трудно сказать… (задумывается). Наверное, Иван Авдеев, который так и не смог раскрыться в «Крыльях». Он был огромнейшим талантом, хотя и считался в команде ветераном. Также назову Сергея Немчинова и Юрия Хмылёва. Отправившись играть за океан, ребята и там доказали, что являются «звёздами» мировой величины.

Насколько известно, в скором времени вас стал обхаживать ЦСКА, вы даже ездили в составе армейцев на выставочные матчи с клубами НХЛ.

Ну «обхаживать» — это громко сказано. После отъезда Сергея Харина в НХЛ главный тренер «Крыльев Советов» Игорь Ефимович Дмитриев доверил мне место в тройке с Сергеем Немчиновым и Юрием Хмылёвым. У нас сразу стало довольно хорошо получаться. В то время на матчи с клубами НХЛ армейцы брали игроков из других команд. Считаю, что для нас это было хорошим шансом проявить себя в таком достойном клубе как ЦСКА. И было бы глупо не воспользоваться таким шансом.

В начале 90-х годов «Крылья» покинули все ведущие игроки, отправившиеся за рубеж в поисках лучшей доли. Не трудно было взваливать на себя лидерскую ношу?

Я сам уехал за рубеж в 1991 году. В то время в хоккей в России играть было тяжело. Происходил развал огромной страны, и денег на хоккей просто не хватало.

При вашем наставнике Игоре Дмитриеве ни один игрок не ушёл, в отличие от других клубов, со скандалом. Как вы, хоккеисты, находили компромисс с наставником в случае своего возможного отъезда?

Игорь Ефимович Дмитриев был великим тренером, который мог найти общий язык со всеми и понять любого. Даже в тяжёлые для «Крыльев» времена он был честен с игроками. В то время у нас, игроков, появилась возможность отъезда в НХЛ, и он этому не препятствовал, понимая, что те условия, которые будут созданы для нас за океаном, несопоставимы с условиями, которые были в то время в России. Сначала в НХЛ уехали Сергей Пряхин и Сергей Харин, потом Сергей Немчинов, я и Юрий Хмылёв, за нами потянулись Дмитрий Миронов и Олег Твердовский.

Итак, вы поехали покорять НХЛ. Что можете сказать о вашей новой команде – «Баффало Сэйбрз», и что помешало вам закрепиться в её рядах?

Так получилось, что я попал в команду, которая проповедовала силовой хоккей, а мне был ближе комбинационный. Техничных игроков в «Баффало» хватало. Александр Могильный, Пэт Лафонтен, Дэйв Андрейчак – взрослые и маститые игроки, которым в атаке и доверял главный тренер, порой не замечая молодых. А играть в четвёртой тройке, с «бойцами», было просто тяжело. Поэтому, когда меня отправляли в клуб «Рочестер Америкэнз» мне было только приятно. Ибо там я получал больше игрового времени, набирался опыта.

Далее ваш путь лежал в Германию, в «Дюссельдорф», где местные болельщики буквально боготворили вас. Немецкий период – лучший в вашей игровой карьере?

Считаю этот этап одним из самых приятных в моей спортивной карьере. Что скрывать, европейский уровень жизни в то время был значительно выше нашего. В Германии у меня появилось много друзей. Оказался я в очень хорошей команде с большими чемпионскими традициями и большими финансовыми возможностями. Выступать там было очень приятно. В «Дюссельдорфе» всё делалось для хоккеистов. Оставалось только выходить на площадку и играть для огромного числа болельщиков. На каждый матч семитысячный дворец заполнялся под завязку. В плей-офф же порой приходило по восемь с половиной тысяч, хотя сам стадион и вмещал всего семь тысяч. Люди сидели буквально на головах друг у друга. За два часа до начала матча ты приходишь готовиться к игре, а на трибунах уже три-четыре тысячи болельщиков стоят и песни поют. Красота, да и только. Мы же старались не подводить болельщиков и показывали красивый атакующий хоккей.

В чём главные отличия между немецким и российским хоккеем тех лет?

В то время о нашем хоккее уже давно знал весь мир. Мы считались законодателями мод. А немецкий хоккей только пытался встать на ноги. Когда я приехал в «Дюссельдорф», каждая команда могла заявить по три иностранных игрока. Со мной вместе играли Сергей Сорокин и Алексей Кудашов. На следующий год лимит вырос до шести… Чуть позже лигу и вовсе открыли. Считаю, это стало самой большой трагедией немецкого хоккея. На молодых немецких игроках тем самым был поставлен крест. Раньше сборная Германии соперничала на мировых форумах с элитными командами планеты, и где она теперь? Сейчас в России ходит много разговоров о том, чтобы и КХЛ сделать открытой лигой. Если руководители лиги пойдут на такой шаг, то это будет большой ошибкой.

Несмотря на высокую результативность в бундеслиге, тренеры российской сборной тех лет не жаловали вашу персону. У вас есть объяснение этому?

Тогда в сборной играли одни энхаловцы. Тренеры сборной не рассматривали в качестве кандидатов  игроков российской Суперлиги, что уж говорить обо мне. Ведь я выступал в Европе. Я же просто играл в хоккей, жил собственной жизнью и особо не задумывался об этом.

Если возможно, кратко охарактеризуйте российской этап вашей карьеры после возвращения из-за рубежа.

В то время нужно было определяться, в какую школу пойдёт учиться ребёнок, и мне с семьёй пришлось вернуться из Германии. Было приятно снова возвратиться в родные для меня «Крылья Советов», но финансовые неурядицы вновь заставили меня немного поколесить по стране в поисках лучшей доли. Хотелось какой-то стабильности. А в «Крыльях» её не было.

Каких ошибок вы бы избежали в своей карьере, если бы можно было отмотать плёнку времени лет эдак на двадцать?

Не стоит отматывать плёнку назад. Все ошибки, которые совершал в своей жизни я, просто неизбежны. На ошибках нужно учиться и избегать их в дальнейшей жизни, что я и пытался делать.

Кто ваши лучшие партнёры за карьеру? Как выглядит символическая пятёрка от Виктора Гордиюка?

Такою пятёрку и не создать. Разве только она будет включать в себя человек 25-30 (смеётся). Лучшими партнёрами были как защитники, так и нападающие. В жизни запоминается только хорошее, а хороших матчей и сезонов за мою карьеру было много. Пожалуй, можно выделить Андрея Потайчука и Виктора Боброва.

Вернёмся к сегодняшнему дню. Кто из игроков нынешнего «Химика» напоминает вам себя двадцатилетней давности?

Никто не напоминает. Двадцать лет назад был совсем другой хоккей, другой стиль игры. Так что сравнивать то поколение молодых игроков с нынешним не очень правильно.

Закончился первый круг «гладкого» чемпионата в Высшей лиге. «Химик» пока занимает вторую строчку западного дивизиона. Заслуженно?

Я считаю, что более чем заслуженно. Вторая строчка в западном дивизионе по итогам первого круга – очень достойный результат. Будем стараться подняться выше. Это нам по силам. Надеюсь, что болельщики нам в этом помогут, ведь мы играем для них.

Очень много нареканий вызывает судейство практически всех матчей. Как оно вам?

Нареканий очень много, просто мы, игроки, по-моему, не имеем права обсуждать судейство наших матчей. Но порой, когда в игре я на правах капитана разговариваю с судьёй, то не слышу ответов на мои вопросы. Более того, этих вопросов становится лишь больше. Так что говорить об этом просто не хочется. Пускай судьи сами разбираются в своём судействе и учатся на своих ошибках.

Первое место в дивизионе «Запад» занимает пензенский «Дизель». «Химик» отстаёт от него на 8 очков. Как вы думаете, за счёт чего пензенцы добились такого преимущества?

Сразу оговорюсь: в деле я «Дизель» не видел (на момент матчей «Химика» с «Дизелем» у Виктора была травма – прим.) Но я знаю, что пензенцы уже давно принимают участие в Высшей лиге и имеют постоянный, сыгранный состав на протяжении нескольких лет. Видимо, это и является главным фактором преимущества «Дизеля» на данный момент.

Где вы ещё черпаете для себя мотивацию, дабы выступать на столь высоком уровне?

Даже и не знаю… Просто хочется играть и показывать высокие результаты. Ну а пока будут результаты, будет и мотивация. Пока к хоккею есть интерес – надо играть. Как интерес пропадёт – играть не буду.

Источник: Официальный сайт ХК «Химик» (Воскресенск)

Добавить комментарий

Для комментирования, вам необходимо зарегистрироваться.

www.hockey-world.net

Авдеев, Иван Матвеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Авдеев.

Иван Авдеев

Общая информация
Гражданство СССР СССР
Дата рождения 25 декабря 1917(1917-12-25)
Место рождения Московская губерния
Дата смерти 1970(1970)
Место смерти Москва
Весовая категория наилегчайшая (51 кг), легчайшая (54 кг)
Тренер Борис Денисов
Команда Динамо

Ива́н Матве́евич Авде́ев (25 декабря 1917, деревня Романьково, Московская губерния — 1970, Москва) — советский боксёр наилегчайшей и легчайшей весовых категорий, выступал на всесоюзном уровне в 1930-х – 1940-х годах. Четырёхкратный чемпион СССР, призёр многих турниров и матчевых встреч. На соревнованиях представлял спортивное общество «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР. Выдающийся боксёр СССР (1948). Также известен как тренер по боксу, возглавлял сборную команду Киргизской республики.

ru.wikipedia.org

Авдеев, Иван Васильевич — Википедия с видео // WIKI 2

Ива́н Васи́льевич Авде́ев (1818—1865) — русский химик. Специалист по неорганической химии. Горный инженер-полковник[1].

Энциклопедичный YouTube

  • 1/1

    Просмотров:

    559

  • Учения ЗЧС 2013 11 09

Содержание

Биография

Родился в 1818 году. Закончил в 1836 году Институт корпуса горных инженеров, после чего работал на Урале, с 1837 года — на Нижне-Исетском заводе в Екатеринбурге, с 1838 года — в Екатеринбургской заводской лаборатории. В 1840 году становится управляющим лаборатории. В 1840—1843 годах находился в зарубежной командировке во Франции, Германии и Бельгии. В 1845 году дополнительно к прежним обязанностям назначен смотрителем Екатеринбургской заводской библиотеки, минералогического и физического кабинетов. В 1856 году был назначен старшим лаборантом Главной пробирной палаты в Москве, а в 1861 году возглавил Палату. Умер 29 марта 1865 года (по другим данным, 31 марта того же года[1]). Похоронен в Симоновом монастыре[1].

В 1839 году Авдеев изучал самородное кристаллическое золото, занимался улучшением процесса амальгамации золотосодержащих руд, выяснял причины отравлений угарным газом при выплавке золота в лаборатории, создал электрохимический способ извлечения золота из руд и песков. В 1842 году провёл исследования и выяснил точный химический состав минералов: хризоберилла, фенакита и берилла и соединений бериллия: BeSO4; BeSO4·4H2O; ВеСl2; ВеСl2·4Н2О; K2SO4·BeSO4·2H2O; 2KF·BeF2. Установил, что формула окиси бериллия — BeO, а не Ве2O3, как тогда считалось. При составлении Периодической таблицы, Дмитрий Менделеев использовал данные Авдеева, отнеся бериллий ко второй группе элементов[2][3].

Научные труды

Библиография

  • «Труды Института истории естествознания и техники», 1955, т. 6, с. 110—24

Примечания

Эта страница в последний раз была отредактирована 8 ноября 2018 в 11:15.

wiki2.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о