Вратарь сидельников – Сидельников, Александр Николаевич — Википедия. Что такое Сидельников, Александр Николаевич

Новости

Содержание

Сидельников, Александр Николаевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сидельников.

Алекса́ндр Никола́евич Сиде́льников (12 августа 1950, Солнечногорск, Московская область — 23 июня, 2003, Холмогоры, Архангельская область) — советский хоккейный вратарь, олимпийский чемпион, чемпион мира и Европы, заслуженный мастер спорта СССР (1976).

Окончил Государственный центральный институт физкультуры, Высшую школу тренеров.

Выступал в составе команды «Крылья Советов» (1967—1984).

По окончании хоккейной карьеры тренировал детей в ХК «Крылья Советов» в Москве. Затем работал в ХК МГУ, где сначала был тренером, потом начальником команды.

Умер 23 июня 2003 года от острой сердечной недостаточности в селе Холмогоры Архангельской области. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Биография

Начало карьеры

Начало карьеры сложилось уникальным образом и абсолютно нетипично для вратарей — начинал Сидельников играть полевым игроком. Когда в возрасте 12 лет в 1962 г. пришёл записываться в детскую команду одного из московских заводов, первый тренер Альфред Иосифович Кучевский поставил Сашу в нападение со словами: «Вратарей у нас хватает, а вот ребят, которые катались бы так же хорошо как ты, маловато, поэтому будешь центральным нападающим».

Трудно сказать, как сложилась бы Сашина судьба, если бы летом 1967 года, когда он был приглашён на предсезонный сбор в команду мастеров «Крылья советов», на его навыки и реакцию не обратили бы внимание совершенно случайным образом. После очередной общей тренировки вратарь из молодёжной сборной попросил Сашу потренировать его, как обычно тренировали вратарей: били теннисной ракеткой по мячу, а голкипер эти мячи и ловил. Но упражнение продолжалось недолго. То ли действительно Сидельников бил слишком сильно, то ли вратарь оказался не в форме… В итоге вратарь предложил поменяться местами. И тут оказалось, что у Сидельникова совсем неплохая реакция. Это заметил и бывший поблизости врач команды, и тогдашний второй тренер Альфред Кучевский. После этого Сашу и стали пробовать на вратаря, благо в команде имелся лишний комплект вратарской формы (для тех лет случай просто невероятный).

Тернистый путь наверх

Вскоре в 1967 году ушёл в ЦСКА Пашков, и Сидельников оказался вторым за Анатолием Рагулиным. Потом ушёл Рагулин — пришёл Полупанов. Сидельников по-прежнему был вторым. Ушёл Полупанов — пришёл Прохоров. Сидельников опять «железный» второй, то есть такой, который раз в год выходит вместо первого. Но когда ушёл Прохоров и пришёл Хасьянов — оказалось, что Сидельников уже первый. Дорос всё-таки! Причём главным образом сам, потому как тогдашние тренеры особого внимания вратарям не уделяли. По-настоящему поверить в себя смог только в 1969 году, отыграв в первый раз в роли первого номера против сборной Канады в матче на приз «Советского спорта» (в Ленинграде тогда «Крылья Советов» победили 4:1).

Но, став основным вратарем, Сидельников играл неровно, блестящие выступления чередовались с такими, которые иначе как кошмарным сном не назовёшь, великолепно отражённые шайбы сменялись обидными пропущенными. И это было закономерно — ведь на одной реакции, даже замечательной, далеко не уехать. Нужна была техника, вратарская школа, а её-то у Саши и не было. Только с приходом в команду Бориса Павловича Кулагина началась настоящая учёба, постижение вратарской премудрости.

Примечателен факт, что именно Кулагин предложил игрокам в «Крыльях Советов» свою систему оценки ведущих игроков каждой команды. И практически на каждого из них Саша заводил своеобразное досье и записывал «плюсы» и «минусы» каждой «звезды» любого отечественного клуба. У кого какие коронные удары и как можно было помешать, противостоять этому — ведь у каждого форварда есть любимые точки, у каждого есть «фамильный» почерк, обводка, финты, которые они отрабатывают на тренировках. Вот что было написано, например, про Мальцева:

Мальцев входит в зону, резко тормозит, поворачивается на 360 градусов, защитник в этот момент отваливается, застигнутый врасплох этим почти цирковым трюком. При выходах один на один применяет своеобразный приём, противостоять которому невероятно трудно — у самых ворот тормозит и резко бросает.

Долгожданное чемпионство

Первый шаг к чемпионству Александр Сидельников сделал в 1973 годау когда вместе с «Крыльями Советов» выиграл бронзовые медали (первое призовое место после давнего успеха сезона 1959—1960). Прервать гегемонию ЦСКА, являвшегося базовым клубом национальной сборной и пополняющего свои ряды всеми доступными хоккейными звездами СССР под предлогом службы в армии было не просто. Тем слаще была победа в 1974 г. И главное, победа не была случайной — «Крылья Советов» в этом году забросили больше всех шайб, меньше всех пропустили и обеспечили себе чемпионство за целых пять(!) туров до окончания чемпионата. Чаще всех (24) «Крылья Советов» выходили победителями в хоккейных поединках и только в пяти случаях — значительно реже, чем ближайший преследователь, — хоккеисты «Крылышек» выступали в непривычной (в этот сезон) для себя роли побеждённых. Этот год стал настоящим бенефисом Сидельникова, который был признан самым надёжным вратарем Чемпионата СССР и, по существу, стал непременным кандидатом в сборную.

Победа «Крыльев Советов» тем более убедительна, что начиная с одиннадцатого тура они захватили лидерство и никому его не уступали. Привычная тишина, годами царившая на наших хоккейных чемпионатах, была взорвана, так как спокойная жизнь трех постоянных соискателей медалей была нарушена.

И хотя говорят, что вратарь — это «половина команды», стоит отметить, что основная заслуга, конечно, принадлежит великому Борису Павловичу Кулагину, сумевшему сплотить команду и привести её к победе. Именно под его руководством помимо блестяще отыгравшего чемпионат Сидельникова, впервые в 1974 году в десятку самых результативных игроков, определяемых по системе «гол плюс пас» вошли сразу четыре снайпера «Крылышек»: Вячеслав Анисин — 48 (22+26), Александр Бодунов — 36 (20+16), Константин Климов — 36 (20+16) и Юрий Лебедев — 30 (22+8).

Видео по теме

Хоккейные достижения Александра Сидельникова

  • Чемпион зимних Олимпийских игр 1976 года
  • Чемпион мира и Европы 1973, 1974 годов. Серебряный призёр Чемпионата мира 1976 года. На чемпионатах мира и зимних Олимпийских играх провёл 13 матчей.
  • Обладатель Кубка европейских чемпионов 1977 года.
  • Чемпион СССР 1974 г., второй (1975 г.) и третий (1973, 1978 гг.) призёр чемпионатов СССР. В чемпионатах СССР сыграл 426 матчей.
  • Обладатель Кубка СССР 1974 года.

Ссылки

wikipedia.green

Александр Сидельников - Легенды российского(советского) хоккея - ХОККЕЙ - Каталог файлов

Александр Николаевич Сидельников родился в подмосковном городе Солнечногорске 12 августа 1950 года. Когда Александру исполнилось 11 лет, он записался в близлежащую хоккейную секцию на стадионе "Красный Октябрь", где тогда базировались "Крылья Советов", ставшие единственным клубом в его спортивной карьере, которому он был верен всю свою спортивную жизнь.

Первым тренером Александра стал Евгений Казенов. Поначалу Сидельников был нападающим, и, кстати, одним из лучших участников "Золотой шайбы" тех лет. А в 17 лет он занял место в воротах. Произошло это благодаря Альфреду Кучевскому, работавшему вторым тренером с основной командой "Крыльев", который увидел в Александре голкипера. Тогда же у "Крыльев" возникли острые проблемы с нехваткой вратарей. Так что такое решение было продиктовано и сложившейся ситуацией.

Спустя три года Александр Николаевич уже стал основным голкипером "Крыльев".

В 1972-м его пригласили защищать цвета советской сборной на мировой арене. Спустя два года Сидельников уже считался вторым вратарём страны, всерьёз конкурируя с

Владиславом Третьяком за место в "рамке".

В команде его прозвали Костёр за огненно-рыжие волосы и бойкий характер: он не боялся высказывать своё мнение тренеру и игрокам.

Вместе с родным клубом Сидельников набирал высоту. Ведомые Борисом Кулагином "Крылья Советов" прочно обосновались в числе ведущих клубов 70-х годов. С 6-го места в 1971 году они взлетели на первое в 1974 году, причём впервые им покорился "золотой дубль": они стали чемпионами СССР и обладателями Кубка СССР. Заслуга Сидельникова в этом велика, ведь, как известно, вратарь – полкоманды. В 1975 году Сидельников получил страшную травму: разрыв крестообразных связок на обеих ногах. Все думали, что это конец, но... Он вернулся не только в клуб, но и в сборную.

В конце 1975 - начале 1976 года "Крылья" провели серию матчей против четырёх клубов НХЛ и победили трижды – "Питтсбург", "Чикаго" и "Нью-Йорк Айлендерс". Те матчи Сидельников провёл превосходно! Его игра на выходах очаровала зрителей: он ловил шайбы стоя, сидя, даже лёжа на льду! Нападающие противника всерьёз опасались близко подъезжать к его воротам: игрок вполне мог получить удар клюшкой.


Следующей ступенькой в его карьере стала Олимпиада 1976 года, на которой он вместе с товарищами по команде завоевал золото.

Да, была в его карьере и неудача - в матче с поляками на чемпионате мира 1976 года наша сборная проиграла 4:6, а пять шайб пропустил Сидельников. Но в жизни любого игрока может случиться чёрный день. После этого он ещё не раз выручал советскую сборную в сложных поединках.

В 1977-м Сидельников помог родным "Крыльям" завоевать Кубок европейских чемпионов, в финальном розыгрыше которого он отыграл против чешской "Дуклы" на ноль.

Известно, что в середине 1979 года у Сидельникова начались проблемы со здоровьем. За два сезона он провёл всего 15 игр в составе "Крыльев". Тогда могло показаться, что его спортивная карьера окончена, но нет – сезон-1980/1981-го Сидельников снова встретил основным вратарём клуба.

В начале того сезона Сидельников отправился на турнир в Швецию, едва сняв гипс с руки. Другой бы и не вышел на лёд, но Александр отыграл так здорово, что был признан лучшим вратарём соревнований. Затем он провёл ещё более 100 игр в трёх следующих сезонах.


По окончании хоккейной карьеры Александр Николаевич Сидельников тренировал детей в "Крыльях Советов". Кстати, он никогда не забывал и об учёбе: окончил институт физкультуры и Высшую школу тренеров.

Последним местом его работы был ХК МГУ, где сначала он был тренером, а потом начальником команды.

Болельщики "Крыльев Советов", особенно те, кто со стажем, навсегда прониклись уважением к Сидельникову. Появление в конце 90-х - начале 2000-х этого мастера на трибунах УДС "Крылья Советов" всегда было праздником для поклонников сетуньцев. Внимание к своему кумиру прошлого они оказывали постоянно. Да и сам Александр Николаевич был не прочь рассказать молодёжи и вспомнить с очевидцами свою хоккейную молодость. Вот и уважали этого человека все, кто был причастен к "Крыльям Советов". За любовь к хоккею, за любовь к "Крыльям", цвета которых он защищал в самый славный для этого клуба период.

23 июня 2003 года, находясь на отдыхе в Архангельской области, на 53-м году жизни Александр Николаевич скоропостижно скончался. Врачи назвали причиной смерти острую сердечную недостаточность. Похоронен заслуженный мастер спорта, олимпийский чемпион, неоднократный чемпион мира на Троекуровском кладбище в Москве.

www.historysport-ru.ru

Сидельников, Александр Николаевич — Википедия. Что такое Сидельников, Александр Николаевич

Статья из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сидельников.

Алекса́ндр Никола́евич Сиде́льников (12 августа 1950, Солнечногорск, Московская область — 23 июня, 2003, Холмогоры, Архангельская область) — советский хоккейный вратарь, олимпийский чемпион, чемпион мира и Европы, заслуженный мастер спорта СССР (1976).

Окончил Государственный центральный институт физкультуры, Высшую школу тренеров.

Выступал в составе команды «Крылья Советов» (1967—1984).

По окончании хоккейной карьеры тренировал детей в ХК «Крылья Советов» в Москве. Затем работал в ХК МГУ, где сначала был тренером, потом начальником команды.

Умер 23 июня 2003 года от острой сердечной недостаточности в селе Холмогоры Архангельской области. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Биография

Начало карьеры

Начало карьеры сложилось уникальным образом и абсолютно нетипично для вратарей — начинал Сидельников играть полевым игроком. Когда в возрасте 12 лет в 1962 г. пришёл записываться в детскую команду одного из московских заводов, первый тренер Альфред Иосифович Кучевский поставил Сашу в нападение со словами: «Вратарей у нас хватает, а вот ребят, которые катались бы так же хорошо как ты, маловато, поэтому будешь центральным нападающим».

Трудно сказать, как сложилась бы Сашина судьба, если бы летом 1967 года, когда он был приглашён на предсезонный сбор в команду мастеров «Крылья советов», на его навыки и реакцию не обратили бы внимание совершенно случайным образом. После очередной общей тренировки вратарь из молодёжной сборной попросил Сашу потренировать его, как обычно тренировали вратарей: били теннисной ракеткой по мячу, а голкипер эти мячи и ловил. Но упражнение продолжалось недолго. То ли действительно Сидельников бил слишком сильно, то ли вратарь оказался не в форме… В итоге вратарь предложил поменяться местами. И тут оказалось, что у Сидельникова совсем неплохая реакция. Это заметил и бывший поблизости врач команды, и тогдашний второй тренер Альфред Кучевский. После этого Сашу и стали пробовать на вратаря, благо в команде имелся лишний комплект вратарской формы (для тех лет случай просто невероятный).

Тернистый путь наверх

Вскоре в 1967 году ушёл в ЦСКА Пашков, и Сидельников оказался вторым за Анатолием Рагулиным. Потом ушёл Рагулин — пришёл Полупанов. Сидельников по-прежнему был вторым. Ушёл Полупанов — пришёл Прохоров. Сидельников опять «железный» второй, то есть такой, который раз в год выходит вместо первого. Но когда ушёл Прохоров и пришёл Хасьянов — оказалось, что Сидельников уже первый. Дорос всё-таки! Причём главным образом сам, потому как тогдашние тренеры особого внимания вратарям не уделяли. По-настоящему поверить в себя смог только в 1969 году, отыграв в первый раз в роли первого номера против сборной Канады в матче на приз «Советского спорта» (в Ленинграде тогда «Крылья Советов» победили 4:1).

Но, став основным вратарем, Сидельников играл неровно, блестящие выступления чередовались с такими, которые иначе как кошмарным сном не назовёшь, великолепно отражённые шайбы сменялись обидными пропущенными. И это было закономерно — ведь на одной реакции, даже замечательной, далеко не уехать. Нужна была техника, вратарская школа, а её-то у Саши и не было. Только с приходом в команду Бориса Павловича Кулагина началась настоящая учёба, постижение вратарской премудрости.

Примечателен факт, что именно Кулагин предложил игрокам в «Крыльях Советов» свою систему оценки ведущих игроков каждой команды. И практически на каждого из них Саша заводил своеобразное досье и записывал «плюсы» и «минусы» каждой «звезды» любого отечественного клуба. У кого какие коронные удары и как можно было помешать, противостоять этому — ведь у каждого форварда есть любимые точки, у каждого есть «фамильный» почерк, обводка, финты, которые они отрабатывают на тренировках. Вот что было написано, например, про Мальцева:

Мальцев входит в зону, резко тормозит, поворачивается на 360 градусов, защитник в этот момент отваливается, застигнутый врасплох этим почти цирковым трюком. При выходах один на один применяет своеобразный приём, противостоять которому невероятно трудно — у самых ворот тормозит и резко бросает.

Долгожданное чемпионство

Первый шаг к чемпионству Александр Сидельников сделал в 1973 годау когда вместе с «Крыльями Советов» выиграл бронзовые медали (первое призовое место после давнего успеха сезона 1959—1960). Прервать гегемонию ЦСКА, являвшегося базовым клубом национальной сборной и пополняющего свои ряды всеми доступными хоккейными звездами СССР под предлогом службы в армии было не просто. Тем слаще была победа в 1974 г. И главное, победа не была случайной — «Крылья Советов» в этом году забросили больше всех шайб, меньше всех пропустили и обеспечили себе чемпионство за целых пять(!) туров до окончания чемпионата. Чаще всех (24) «Крылья Советов» выходили победителями в хоккейных поединках и только в пяти случаях — значительно реже, чем ближайший преследователь, — хоккеисты «Крылышек» выступали в непривычной (в этот сезон) для себя роли побеждённых. Этот год стал настоящим бенефисом Сидельникова, который был признан самым надёжным вратарем Чемпионата СССР и, по существу, стал непременным кандидатом в сборную.

Победа «Крыльев Советов» тем более убедительна, что начиная с одиннадцатого тура они захватили лидерство и никому его не уступали. Привычная тишина, годами царившая на наших хоккейных чемпионатах, была взорвана, так как спокойная жизнь трех постоянных соискателей медалей была нарушена.

И хотя говорят, что вратарь — это «половина команды», стоит отметить, что основная заслуга, конечно, принадлежит великому Борису Павловичу Кулагину, сумевшему сплотить команду и привести её к победе. Именно под его руководством помимо блестяще отыгравшего чемпионат Сидельникова, впервые в 1974 году в десятку самых результативных игроков, определяемых по системе «гол плюс пас» вошли сразу четыре снайпера «Крылышек»: Вячеслав Анисин — 48 (22+26), Александр Бодунов — 36 (20+16), Константин Климов — 36 (20+16) и Юрий Лебедев — 30 (22+8).

Хоккейные достижения Александра Сидельникова

  • Чемпион зимних Олимпийских игр 1976 года
  • Чемпион мира и Европы 1973, 1974 годов. Серебряный призёр Чемпионата мира 1976 года. На чемпионатах мира и зимних Олимпийских играх провёл 13 матчей.
  • Обладатель Кубка европейских чемпионов 1977 года.
  • Чемпион СССР 1974 г., второй (1975 г.) и третий (1973, 1978 гг.) призёр чемпионатов СССР. В чемпионатах СССР сыграл 426 матчей.
  • Обладатель Кубка СССР 1974 года.

Ссылки

wiki.sc

Сидельников, Александр Николаевич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сидельников.

Алекса́ндр Никола́евич Сиде́льников (12 августа 1950, Солнечногорск, Московская область — 23 июня, 2003, Холмогоры, Архангельская область) — советский хоккейный вратарь, олимпийский чемпион, чемпион мира и Европы, заслуженный мастер спорта СССР (1976).

Окончил Государственный центральный институт физкультуры, Высшую школу тренеров.

Выступал в составе команды «Крылья Советов» (1967—1984).

По окончании хоккейной карьеры тренировал детей в ХК «Крылья Советов» в Москве. Затем работал в ХК МГУ, где сначала был тренером, потом начальником команды.

Умер 23 июня 2003 года от острой сердечной недостаточности в селе Холмогоры Архангельской области. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Биография

Начало карьеры

Начало карьеры сложилось уникальным образом и абсолютно нетипично для вратарей — начинал Сидельников играть полевым игроком. Когда в возрасте 12 лет в 1962 г. пришёл записываться в детскую команду одного из московских заводов, первый тренер Альфред Иосифович Кучевский поставил Сашу в нападение со словами: «Вратарей у нас хватает, а вот ребят, которые катались бы так же хорошо как ты, маловато, поэтому будешь центральным нападающим».

Трудно сказать, как сложилась бы Сашина судьба, если бы летом 1967 года, когда он был приглашён на предсезонный сбор в команду мастеров «Крылья советов», на его навыки и реакцию не обратили бы внимание совершенно случайным образом. После очередной общей тренировки вратарь из молодёжной сборной попросил Сашу потренировать его, как обычно тренировали вратарей: били теннисной ракеткой по мячу, а голкипер эти мячи и ловил. Но упражнение продолжалось недолго. То ли действительно Сидельников бил слишком сильно, то ли вратарь оказался не в форме… В итоге вратарь предложил поменяться местами. И тут оказалось, что у Сидельникова совсем неплохая реакция. Это заметил и бывший поблизости врач команды, и тогдашний второй тренер Альфред Кучевский. После этого Сашу и стали пробовать на вратаря, благо в команде имелся лишний комплект вратарской формы (для тех лет случай просто невероятный).

Тернистый путь наверх

Вскоре в 1967 году ушёл в ЦСКА Пашков, и Сидельников оказался вторым за Анатолием Рагулиным. Потом ушёл Рагулин — пришёл Полупанов. Сидельников по-прежнему был вторым. Ушёл Полупанов — пришёл Прохоров. Сидельников опять «железный» второй, то есть такой, который раз в год выходит вместо первого. Но когда ушёл Прохоров и пришёл Хасьянов — оказалось, что Сидельников уже первый. Дорос всё-таки! Причём главным образом сам, потому как тогдашние тренеры особого внимания вратарям не уделяли. По-настоящему поверить в себя смог только в 1969 году, отыграв в первый раз в роли первого номера против сборной Канады в матче на приз «Советского спорта» (в Ленинграде тогда «Крылья Советов» победили 4:1).

Но, став основным вратарем, Сидельников играл неровно, блестящие выступления чередовались с такими, которые иначе как кошмарным сном не назовёшь, великолепно отражённые шайбы сменялись обидными пропущенными. И это было закономерно — ведь на одной реакции, даже замечательной, далеко не уехать. Нужна была техника, вратарская школа, а её-то у Саши и не было. Только с приходом в команду Бориса Павловича Кулагина началась настоящая учёба, постижение вратарской премудрости.

Примечателен факт, что именно Кулагин предложил игрокам в «Крыльях Советов» свою систему оценки ведущих игроков каждой команды. И практически на каждого из них Саша заводил своеобразное досье и записывал «плюсы» и «минусы» каждой «звезды» любого отечественного клуба. У кого какие коронные удары и как можно было помешать, противостоять этому — ведь у каждого форварда есть любимые точки, у каждого есть «фамильный» почерк, обводка, финты, которые они отрабатывают на тренировках. Вот что было написано, например, про Мальцева:

Мальцев входит в зону, резко тормозит, поворачивается на 360 градусов, защитник в этот момент отваливается, застигнутый врасплох этим почти цирковым трюком. При выходах один на один применяет своеобразный приём, противостоять которому невероятно трудно — у самых ворот тормозит и резко бросает.

Долгожданное чемпионство

Первый шаг к чемпионству Александр Сидельников сделал в 1973 годау когда вместе с «Крыльями Советов» выиграл бронзовые медали (первое призовое место после давнего успеха сезона 1959—1960). Прервать гегемонию ЦСКА, являвшегося базовым клубом национальной сборной и пополняющего свои ряды всеми доступными хоккейными звездами СССР под предлогом службы в армии было не просто. Тем слаще была победа в 1974 г. И главное, победа не была случайной — «Крылья Советов» в этом году забросили больше всех шайб, меньше всех пропустили и обеспечили себе чемпионство за целых пять(!) туров до окончания чемпионата. Чаще всех (24) «Крылья Советов» выходили победителями в хоккейных поединках и только в пяти случаях — значительно реже, чем ближайший преследователь, — хоккеисты «Крылышек» выступали в непривычной (в этот сезон) для себя роли побеждённых. Этот год стал настоящим бенефисом Сидельникова, который был признан самым надёжным вратарем Чемпионата СССР и, по существу, стал непременным кандидатом в сборную.

Победа «Крыльев Советов» тем более убедительна, что начиная с одиннадцатого тура они захватили лидерство и никому его не уступали. Привычная тишина, годами царившая на наших хоккейных чемпионатах, была взорвана, так как спокойная жизнь трех постоянных соискателей медалей была нарушена.

И хотя говорят, что вратарь — это «половина команды», стоит отметить, что основная заслуга, конечно, принадлежит великому Борису Павловичу Кулагину, сумевшему сплотить команду и привести её к победе. Именно под его руководством помимо блестяще отыгравшего чемпионат Сидельникова, впервые в 1974 году в десятку самых результативных игроков, определяемых по системе «гол плюс пас» вошли сразу четыре снайпера «Крылышек»: Вячеслав Анисин — 48 (22+26), Александр Бодунов — 36 (20+16), Константин Климов — 36 (20+16) и Юрий Лебедев — 30 (22+8).

Хоккейные достижения Александра Сидельникова

  • Чемпион зимних Олимпийских игр 1976 года
  • Чемпион мира и Европы 1973, 1974 годов. Серебряный призёр Чемпионата мира 1976 года. На чемпионатах мира и зимних Олимпийских играх провёл 13 матчей.
  • Обладатель Кубка европейских чемпионов 1977 года.
  • Чемпион СССР 1974 г., второй (1975 г.) и третий (1973, 1978 гг.) призёр чемпионатов СССР. В чемпионатах СССР сыграл 426 матчей.
  • Обладатель Кубка СССР 1974 года.

Ссылки

wikiredia.ru

Сидельников Александр Николаевич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сидельников.

Алекса́ндр Никола́евич Сиде́льников (12 августа 1950, Солнечногорск, Московская область — 23 июня, 2003, Холмогоры, Архангельская область) — советский хоккейный вратарь, олимпийский чемпион, чемпион мира и Европы, заслуженный мастер спорта СССР (1976).

Окончил Государственный центральный институт физкультуры, Высшую школу тренеров.

Выступал в составе команды «Крылья Советов» (1967—1984).

По окончании хоккейной карьеры тренировал детей в ХК «Крылья Советов» в Москве. Затем работал в ХК МГУ, где сначала был тренером, потом начальником команды.

Умер 23 июня 2003 года от острой сердечной недостаточности в селе Холмогоры Архангельской области. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Биография

Начало карьеры

Начало карьеры сложилось уникальным образом и абсолютно нетипично для вратарей — начинал Сидельников играть полевым игроком. Когда в возрасте 12 лет в 1962 г. пришёл записываться в детскую команду одного из московских заводов, первый тренер Альфред Иосифович Кучевский поставил Сашу в нападение со словами: «Вратарей у нас хватает, а вот ребят, которые катались бы так же хорошо как ты, маловато, поэтому будешь центральным нападающим».

Трудно сказать, как сложилась бы Сашина судьба, если бы летом 1967 года, когда он был приглашён на предсезонный сбор в команду мастеров «Крылья советов», на его навыки и реакцию не обратили бы внимание совершенно случайным образом. После очередной общей тренировки вратарь из молодёжной сборной попросил Сашу потренировать его, как обычно тренировали вратарей: били теннисной ракеткой по мячу, а голкипер эти мячи и ловил. Но упражнение продолжалось недолго. То ли действительно Сидельников бил слишком сильно, то ли вратарь оказался не в форме… В итоге вратарь предложил поменяться местами. И тут оказалось, что у Сидельникова совсем неплохая реакция. Это заметил и бывший поблизости врач команды, и тогдашний второй тренер Альфред Кучевский. После этого Сашу и стали пробовать на вратаря, благо в команде имелся лишний комплект вратарской формы (для тех лет случай просто невероятный).

Тернистый путь наверх

Вскоре в 1967 году ушёл в ЦСКА Пашков, и Сидельников оказался вторым за Анатолием Рагулиным. Потом ушёл Рагулин — пришёл Полупанов. Сидельников по-прежнему был вторым. Ушёл Полупанов — пришёл Прохоров. Сидельников опять «железный» второй, то есть такой, который раз в год выходит вместо первого. Но когда ушёл Прохоров и пришёл Хасьянов — оказалось, что Сидельников уже первый. Дорос всё-таки! Причём главным образом сам, потому как тогдашние тренеры особого внимания вратарям не уделяли. По-настоящему поверить в себя смог только в 1969 году, отыграв в первый раз в роли первого номера против сборной Канады в матче на приз «Советского спорта» (в Ленинграде тогда «Крылья Советов» победили 4:1).

Но, став основным вратарем, Сидельников играл неровно, блестящие выступления чередовались с такими, которые иначе как кошмарным сном не назовёшь, великолепно отражённые шайбы сменялись обидными пропущенными. И это было закономерно — ведь на одной реакции, даже замечательной, далеко не уехать. Нужна была техника, вратарская школа, а её-то у Саши и не было. Только с приходом в команду Бориса Павловича Кулагина началась настоящая учёба, постижение вратарской премудрости.

Примечателен факт, что именно Кулагин предложил игрокам в «Крыльях Советов» свою систему оценки ведущих игроков каждой команды. И практически на каждого из них Саша заводил своеобразное досье и записывал «плюсы» и «минусы» каждой «звезды» любого отечественного клуба. У кого какие коронные удары и как можно было помешать, противостоять этому — ведь у каждого форварда есть любимые точки, у каждого есть «фамильный» почерк, обводка, финты, которые они отрабатывают на тренировках. Вот что было написано, например, про Мальцева:

Мальцев входит в зону, резко тормозит, поворачивается на 360 градусов, защитник в этот момент отваливается, застигнутый врасплох этим почти цирковым трюком. При выходах один на один применяет своеобразный приём, противостоять которому невероятно трудно — у самых ворот тормозит и резко бросает.

Долгожданное чемпионство

Первый шаг к чемпионству Александр Сидельников сделал в 1973 годау когда вместе с «Крыльями Советов» выиграл бронзовые медали (первое призовое место после давнего успеха сезона 1959—1960). Прервать гегемонию ЦСКА, являвшегося базовым клубом национальной сборной и пополняющего свои ряды всеми доступными хоккейными звездами СССР под предлогом службы в армии было не просто. Тем слаще была победа в 1974 г. И главное, победа не была случайной — «Крылья Советов» в этом году забросили больше всех шайб, меньше всех пропустили и обеспечили себе чемпионство за целых пять(!) туров до окончания чемпионата. Чаще всех (24) «Крылья Советов» выходили победителями в хоккейных поединках и только в пяти случаях — значительно реже, чем ближайший преследователь, — хоккеисты «Крылышек» выступали в непривычной (в этот сезон) для себя роли побеждённых. Этот год стал настоящим бенефисом Сидельникова, который был признан самым надёжным вратарем Чемпионата СССР и, по существу, стал непременным кандидатом в сборную.

Победа «Крыльев Советов» тем более убедительна, что начиная с одиннадцатого тура они захватили лидерство и никому его не уступали. Привычная тишина, годами царившая на наших хоккейных чемпионатах, была взорвана, так как спокойная жизнь трех постоянных соискателей медалей была нарушена.

И хотя говорят, что вратарь — это «половина команды», стоит отметить, что основная заслуга, конечно, принадлежит великому Борису Павловичу Кулагину, сумевшему сплотить команду и привести её к победе. Именно под его руководством помимо блестяще отыгравшего чемпионат Сидельникова, впервые в 1974 году в десятку самых результативных игроков, определяемых по системе «гол плюс пас» вошли сразу четыре снайпера «Крылышек»: Вячеслав Анисин — 48 (22+26), Александр Бодунов — 36 (20+16), Константин Климов — 36 (20+16) и Юрий Лебедев — 30 (22+8).

Хоккейные достижения Александра Сидельникова

  • Чемпион зимних Олимпийских игр 1976 года
  • Чемпион мира и Европы 1973, 1974 годов. Серебряный призёр Чемпионата мира 1976 года. На чемпионатах мира и зимних Олимпийских играх провёл 13 матчей.
  • Обладатель Кубка европейских чемпионов 1977 года.
  • Чемпион СССР 1974 г., второй (1975 г.) и третий (1973, 1978 гг.) призёр чемпионатов СССР. В чемпионатах СССР сыграл 426 матчей.
  • Обладатель Кубка СССР 1974 года.

Ссылки

wikiredia.ru

Сидельников, Александр Николаевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сидельников.

Алекса́ндр Никола́евич Сиде́льников (12 августа 1950, Солнечногорск, Московская область — 23 июня, 2003, Холмогоры, Архангельская область) — хоккейный вратарь, Заслуженный мастер спорта СССР (1976).

Окончил Государственный центральный институт физкультуры, Высшую школу тренеров.

Выступал в составе команды «Крылья Советов» (1967—1984).

По окончании хоккейной карьеры тренировал детей в ХК «Крылья Советов» в Москве. Затем работал в ХК МГУ, где сначала был тренером, потом начальником команды.

Умер 23 июня 2003 года от острой сердечной недостаточности в селе Холмогоры Архангельской области. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Биография

Начало карьеры

Начало карьеры сложилось уникальным образом и абсолютно нетипично для вратарей - начинал Сидельников играть полевым игроком. Когда в возрасте 12 лет в 1962 г. пришел записываться в детскую команду одного из московских заводов, первый тренер Альфред Иосифович Кучевский поставил Сашу в нападение со словами: "Вратарей у нас хватает, а вот ребят, которые катались бы так же хорошо как ты, маловато, поэтому будешь центральным нападающим". Трудно сказать, как сложилась бы Сашина судьба, если бы летом 1967 года, когда он был приглашен на предсезонный сбор в команду мастеров "Крылья советов", на его навыки и реакцию не обратили бы внимание совершенно случайным образом. После очередной общей тренировки вратарь из молодежной сборной попросил Сашу потренировать его, как обычно тренировали вратарей: били теннисной ракеткой по мячу, а голкипер эти мячи и ловил. Но упражнение продолжалось не долго. То ли действительно Сидельников бил слишком сильно, то ли вратарь оказался не в форме... В итоге вратарь предложил поменяться местами. И тут оказалось, что у Сидельникова совсем неплохая реакция. Это заметил и бывший поблизости врач команды, и тогдашний второй тренер Альфред Кучевский. После этого Сашу и стали пробовать на вратаря, благо в команде имелся лишний комплект вратарской формы (для тех лет случай просто невероятный).

Тернистый путь наверх

Вскоре в 1967 г. ушел в ЦСКА Пашков, и Сидельников оказался вторым за Анатолием Рагулиным. Потом ушел Рагулин - пришел Полупанов. Сидельников по-прежнему был вторым. Ушел Полупанов - пришел Прохоров. Сидельников опять "железный" второй, то есть такой, который раз в год выходит вместо первого. Но когда ушел Прохоров и пришел Хасьянов - оказалось, что Сидельников уже первый. Дорос все-таки! Причем главным образом сам, потому как тогдашние тренеры особого внимания вратарям не уделяли. По-настоящему поверить в себя смог только в 1969 г., отыграв в первый раз в роли первого номера против сборной Канады в матче на приз "Советского спорта" (в Ленинграде тогда Крылья Советов победили 4:1). Но став основным вратарем, Сидельников играл неровно, блестящие выступления чередовались с такими, которые иначе как кошмарным сном не назовешь, великолепно отраженные шайбы сменялись обидными пропущенными. И это было закономерно - ведь на одной реакции, даже замечательной, далеко не уехать. Нужна была техника, вратарская школа, а её-то у Саши и не было. Только с приходом в команду Бориса Павловича Кулагина началась настоящая учеба, постижение вратарской премудрости. Примечателен факт, что именно Кулагин предложил игрокам в Крыльях Советов свою систему оценки ведущих игроков каждой команды. И практически на каждого из них Саша заводил своеобразное досье и записывал "плюсы" и "минусы" каждой "звезды" любого отечественного клуба. У кого какие коронные удары и как можно было помешать, противостоять этому - ведь у каждого форварда есть любимые точки, у каждого есть "фамильный" почерк, обводка, финты, которые они отрабатывают на тренировках. Вот что было написано, например, про Мальцева:

Мальцев входит в зону, резко тормозит, поворачивается на 360 градусов, защитник в этот момент отваливается, застигнутый врасплох этим почти цирковым трюком. При выходах один на один применяет своеобразный прием, противостоять которому невероятно трудно - у самых ворот тормозит и резко бросает.

Долгожданное чемпионство

Первый шаг к чемпионству Александр Сидельников сделал в 1973 г., когда вместе с "Крыльями Советов" годов выиграл бронзовые медали (первое призовое место после давнего успеха сезона 1959-1960). Прервать гегемонию ЦСКА, являвшегося базовым клубом национальной сборной и пополняющего свои ряды всеми доступными хоккейными звездами СССР под предлогом службы в армии было не просто. Тем слаще была победа в 1974 г. И главное, победа не была случайной - "Крылья Советов" в этом году забросили больше всех шайб, меньше всех пропустили и обеспечили себе чемпионство за целых пять(!) туров до окончания чемпионата. Чаще всех (24) "Крылья Советов" выходили победителями в хоккейных поединках и только в пяти случаях - значительно реже, чем ближайший преследователь, - хоккеисты "Крылышек" выступали в непривычной (в этот сезон) для себя роли побежденных. Этот год стал настоящим бенефисом Сидельникова, который был признан самым надежным вратарем Чемпионата СССР и, по существу, стал непременным кандидатом в сборную. Победа "Крыльев Советов" тем более убедительна, что начиная с одиннадцатого тура они захватили лидерство и никому его не уступали. Привычная тишина, годами царившая на наших хоккейных чемпионатах, была взорвана, так как спокойная жизнь трех постоянных соискателей медалей была нарушена. И хотя говорят, что вратарь - это "половина команды", стоит отметить, что основная заслуга, конечно, принадлежит великому Борису Павловичу Кулагину, сумевшему сплотить команду и привести её к победе. Именно под его руководством помимо блестяще отыгравшего чемпионат Сидельникова, впервые в 1974 г. в десятку самых результативных игроков, определяемых по системе "гол плюс пас" вошли сразу четыре снайпера "Крылышек": Вячеслав Анисин - 48(22+26), Александр Бодунов - 36(20+16), Константин Климов - 36(20+16) и Юрий Лебедев - 30(22+8).

Хоккейные достижения Александра Сидельникова

  • Чемпион зимних Олимпийских игр 1976 г.
  • Чемпион мира и Европы 1973, 1974 гг. Серебряный призер Чемпионата мира 1976 года. На чемпионатах мира и зимних Олимпийских играх провел 13 матчей.
  • Обладатель Кубка европейских чемпионов 1977 г.
  • Чемпион СССР 1974 г., второй (1975 г.) и третий (1973, 1978 гг.) призёр чемпионатов СССР. В чемпионатах СССР сыграл 426 матчей.
  • Обладатель Кубка СССР 1974 г.

Напишите отзыв о статье "Сидельников, Александр Николаевич"

Ссылки

  • [allhockey.ru/articles/7213/ Наши легенды: Александр Сидельников]
  • [www.sovsport.ru/gazeta/article-item/122970 Погасший костер на холодном ветру]
  • [www.eurohockey.net/players/show_player.cgi?serial=64379 Статистика на сайте www.eurohockey.net]
  • [sport-necropol.narod.ru/sidelnikov.html Фото могилы]

Отрывок, характеризующий Сидельников, Александр Николаевич

На лице Анны Михайловны выразилось сознание того, что решительная минута наступила; она, с приемами деловой петербургской дамы, вошла в комнату, не отпуская от себя Пьера, еще смелее, чем утром. Она чувствовала, что так как она ведет за собою того, кого желал видеть умирающий, то прием ее был обеспечен. Быстрым взглядом оглядев всех, бывших в комнате, и заметив графова духовника, она, не то что согнувшись, но сделавшись вдруг меньше ростом, мелкою иноходью подплыла к духовнику и почтительно приняла благословение одного, потом другого духовного лица.
– Слава Богу, что успели, – сказала она духовному лицу, – мы все, родные, так боялись. Вот этот молодой человек – сын графа, – прибавила она тише. – Ужасная минута!
Проговорив эти слова, она подошла к доктору.
– Cher docteur, – сказала она ему, – ce jeune homme est le fils du comte… y a t il de l'espoir? [этот молодой человек – сын графа… Есть ли надежда?]
Доктор молча, быстрым движением возвел кверху глаза и плечи. Анна Михайловна точно таким же движением возвела плечи и глаза, почти закрыв их, вздохнула и отошла от доктора к Пьеру. Она особенно почтительно и нежно грустно обратилась к Пьеру.
– Ayez confiance en Sa misericorde, [Доверьтесь Его милосердию,] – сказала она ему, указав ему диванчик, чтобы сесть подождать ее, сама неслышно направилась к двери, на которую все смотрели, и вслед за чуть слышным звуком этой двери скрылась за нею.
Пьер, решившись во всем повиноваться своей руководительнице, направился к диванчику, который она ему указала. Как только Анна Михайловна скрылась, он заметил, что взгляды всех, бывших в комнате, больше чем с любопытством и с участием устремились на него. Он заметил, что все перешептывались, указывая на него глазами, как будто со страхом и даже с подобострастием. Ему оказывали уважение, какого прежде никогда не оказывали: неизвестная ему дама, которая говорила с духовными лицами, встала с своего места и предложила ему сесть, адъютант поднял уроненную Пьером перчатку и подал ему; доктора почтительно замолкли, когда он проходил мимо их, и посторонились, чтобы дать ему место. Пьер хотел сначала сесть на другое место, чтобы не стеснять даму, хотел сам поднять перчатку и обойти докторов, которые вовсе и не стояли на дороге; но он вдруг почувствовал, что это было бы неприлично, он почувствовал, что он в нынешнюю ночь есть лицо, которое обязано совершить какой то страшный и ожидаемый всеми обряд, и что поэтому он должен был принимать от всех услуги. Он принял молча перчатку от адъютанта, сел на место дамы, положив свои большие руки на симметрично выставленные колени, в наивной позе египетской статуи, и решил про себя, что всё это так именно должно быть и что ему в нынешний вечер, для того чтобы не потеряться и не наделать глупостей, не следует действовать по своим соображениям, а надобно предоставить себя вполне на волю тех, которые руководили им.
Не прошло и двух минут, как князь Василий, в своем кафтане с тремя звездами, величественно, высоко неся голову, вошел в комнату. Он казался похудевшим с утра; глаза его были больше обыкновенного, когда он оглянул комнату и увидал Пьера. Он подошел к нему, взял руку (чего он прежде никогда не делал) и потянул ее книзу, как будто он хотел испытать, крепко ли она держится.
– Courage, courage, mon ami. Il a demande a vous voir. C'est bien… [Не унывать, не унывать, мой друг. Он пожелал вас видеть. Это хорошо…] – и он хотел итти.
Но Пьер почел нужным спросить:
– Как здоровье…
Он замялся, не зная, прилично ли назвать умирающего графом; назвать же отцом ему было совестно.
– Il a eu encore un coup, il y a une demi heure. Еще был удар. Courage, mon аmi… [Полчаса назад у него был еще удар. Не унывать, мой друг…]
Пьер был в таком состоянии неясности мысли, что при слове «удар» ему представился удар какого нибудь тела. Он, недоумевая, посмотрел на князя Василия и уже потом сообразил, что ударом называется болезнь. Князь Василий на ходу сказал несколько слов Лоррену и прошел в дверь на цыпочках. Он не умел ходить на цыпочках и неловко подпрыгивал всем телом. Вслед за ним прошла старшая княжна, потом прошли духовные лица и причетники, люди (прислуга) тоже прошли в дверь. За этою дверью послышалось передвиженье, и наконец, всё с тем же бледным, но твердым в исполнении долга лицом, выбежала Анна Михайловна и, дотронувшись до руки Пьера, сказала:
– La bonte divine est inepuisable. C'est la ceremonie de l'extreme onction qui va commencer. Venez. [Милосердие Божие неисчерпаемо. Соборование сейчас начнется. Пойдемте.]
Пьер прошел в дверь, ступая по мягкому ковру, и заметил, что и адъютант, и незнакомая дама, и еще кто то из прислуги – все прошли за ним, как будто теперь уж не надо было спрашивать разрешения входить в эту комнату.

Пьер хорошо знал эту большую, разделенную колоннами и аркой комнату, всю обитую персидскими коврами. Часть комнаты за колоннами, где с одной стороны стояла высокая красного дерева кровать, под шелковыми занавесами, а с другой – огромный киот с образами, была красно и ярко освещена, как бывают освещены церкви во время вечерней службы. Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно белыми, не смятыми, видимо, только – что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно благородными крупными морщинами на красивом красно желтом лице. Он лежал прямо под образами; обе толстые, большие руки его были выпростаны из под одеяла и лежали на нем. В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно торжественно служили. Немного позади их стояли две младшие княжны, с платком в руках и у глаз, и впереди их старшая, Катишь, с злобным и решительным видом, ни на мгновение не спуская глаз с икон, как будто говорила всем, что не отвечает за себя, если оглянется. Анна Михайловна, с кроткою печалью и всепрощением на лице, и неизвестная дама стояли у двери. Князь Василий стоял с другой стороны двери, близко к креслу, за резным бархатным стулом, который он поворотил к себе спинкой, и, облокотив на нее левую руку со свечой, крестился правою, каждый раз поднимая глаза кверху, когда приставлял персты ко лбу. Лицо его выражало спокойную набожность и преданность воле Божией. «Ежели вы не понимаете этих чувств, то тем хуже для вас», казалось, говорило его лицо.
Сзади его стоял адъютант, доктора и мужская прислуга; как бы в церкви, мужчины и женщины разделились. Всё молчало, крестилось, только слышны были церковное чтение, сдержанное, густое басовое пение и в минуты молчания перестановка ног и вздохи. Анна Михайловна, с тем значительным видом, который показывал, что она знает, что делает, перешла через всю комнату к Пьеру и подала ему свечу. Он зажег ее и, развлеченный наблюдениями над окружающими, стал креститься тою же рукой, в которой была свеча.
Младшая, румяная и смешливая княжна Софи, с родинкою, смотрела на него. Она улыбнулась, спрятала свое лицо в платок и долго не открывала его; но, посмотрев на Пьера, опять засмеялась. Она, видимо, чувствовала себя не в силах глядеть на него без смеха, но не могла удержаться, чтобы не смотреть на него, и во избежание искушений тихо перешла за колонну. В середине службы голоса духовенства вдруг замолкли; духовные лица шопотом сказали что то друг другу; старый слуга, державший руку графа, поднялся и обратился к дамам. Анна Михайловна выступила вперед и, нагнувшись над больным, из за спины пальцем поманила к себе Лоррена. Француз доктор, – стоявший без зажженной свечи, прислонившись к колонне, в той почтительной позе иностранца, которая показывает, что, несмотря на различие веры, он понимает всю важность совершающегося обряда и даже одобряет его, – неслышными шагами человека во всей силе возраста подошел к больному, взял своими белыми тонкими пальцами его свободную руку с зеленого одеяла и, отвернувшись, стал щупать пульс и задумался. Больному дали чего то выпить, зашевелились около него, потом опять расступились по местам, и богослужение возобновилось. Во время этого перерыва Пьер заметил, что князь Василий вышел из за своей спинки стула и, с тем же видом, который показывал, что он знает, что делает, и что тем хуже для других, ежели они не понимают его, не подошел к больному, а, пройдя мимо его, присоединился к старшей княжне и с нею вместе направился в глубь спальни, к высокой кровати под шелковыми занавесами. От кровати и князь и княжна оба скрылись в заднюю дверь, но перед концом службы один за другим возвратились на свои места. Пьер обратил на это обстоятельство не более внимания, как и на все другие, раз навсегда решив в своем уме, что всё, что совершалось перед ним нынешний вечер, было так необходимо нужно.

wiki-org.ru

Александр Сидельников - биография и семья

КОСТЕР НА ЛЬДУ

Канадцы Александра Сидельникова побаивались, а партнеры по «Крыльям» и сборной СССР называли Костром, любили за рыжие волосы и твердый характер.

…Шла четвертая минута второго периода. Своды Дворца спорта в польском городе Катовице готовы были рухнуть, когда сборная СССР пропустила четвертую шайбу от хозяев чемпионата. Александр Сидельников медленно поднялся со льда и, не дожидаясь сигнала тренера, покатился к скамейке запасных. Ему навстречу уже двигался Владислав Третьяк. Саша тяжело опустился на скамейку. Его рыжие волосы растрепались, были мокрыми от пота. «Ничего, Костер, — похлопал его по спине кто-то из игроков, — сейчас мы их порвем». Но ни великий Третьяк, ни тройка Харламова, ни спартаковцы – герои Олимпиады в Инсбруке – не смогли выиграть у поляков, которым меньше полутора десятков шайб до этого забивали в крайне редких случаях. А затем и весь чемпионат был проигран.

Казалось, карьера закончена. Все, что можно — золотые медали первенства СССР, чемпионатов мира и Европы, Олимпийских игр, — выиграно, побеждены канадские профессионалы. Замучили многочисленные травмы. Может, действительно стоило закончить?

…Когда в тринадцатилетнем возрасте он пришел в хоккейный клуб «Крылья Советов», у него даже в мыслях не было вставать в ворота и ловить шайбы. Наоборот, он очень любил забивать. Года два назад на тренировке хоккейного клуба МГУ я видел, как пятидесятилетний тренер Сидельников в роли нападающего лихо расправлялся с пришедшим из высшей лиги динамовским вратарем Сергеем Подпузько. Выход к воротам, ложное движение – шайба в воротах. Еще выход, резкий бросок над «блином» — шайба в девятке. Игорь Дорофеев шутит: «Тебя, Николаич, хоть сейчас к нам в тройку».

Забивал юный Сидельников довольно много, даже в юношескую сборную страны попал как нападающий. А через год все в его жизни изменилось — свое восемнадцатилетие он встретил уже вратарем команды «Крылья Советов». Клуб этот тогда был крепким середнячком. Доминировали любимцы Брежнева и Устинова — армейцы, профсоюзно-народные спартаковцы и «представители КГБ-МВД» московские динамовцы. Иногда шороху наводили пробивавшиеся в призеры воскресенский «Химик» и ленинградский СКА, но дальше третьего места и они не доходили.

А болельщики-ветераны с ностальгией вспоминали пятидесятые годы, когда «Крылышки» постоянно присутствовали в тройке сильнейших и в 1957 году даже стали чемпионами. Новым чемпионом предстояло стать и юному Саше Сидельникову, за огненно-рыжие волосы получившему любовное прозвище Костер.

Вратари всегда рождались по-разному. Владислав Третьяк, к примеру, рассказывал, что его больше всего очаровала вратарская форма. И хотя он сам тоже мечтал забивать голы (как и его мама, игравшая в русский хоккей), единственный оказавшийся свободным комплект формы был вратарским. И эта случайность дала миру великого вратаря. А обычно в ворота ставили тех, кто катался похуже, ростом и физическими данными не выделялся, но при этом не боялся шайбы и умел терпеть боль. Последнее в шестидесятые годы было для вратарей обязательным. Вратарские коньки пробивались прямым попаданием в мысок, тяжеленные, набитые конским волосом щитки плохо гнулись и защищали отнюдь не всегда. Отечественные хоккейные трусы с фибровыми вставками, нагрудники, похожие на телогрейки, — все это не спасало от синяков, шишек, а то и более серьезных травм.

— Получив новую форму, приходилось тут же заниматься ее переделкой, — вспоминал Сидельников. — Щитки перешивались, в трусы под фибру или пластик вкладывался войлок, а вот с нагрудниками была беда. Рукава разрезали и более плотно набивали конским волосом, под грудь подшивали поролон, но от прямого щелчка «в грудину» это не спасало. Приходилось терпеть. А тут в начале семидесятых появились клюшки с загнутыми крюками, броски стали сильнее.

С приходом Сидельникова в основной состав «Крылья» постепенно стали продвигаться вверх по турнирной таблице. Вот хроника: 1970 год – 8-е место, 1971 год – 6-е, 1972 год – 4-е, 1973 год – 3-е, 1974 год – 1-е. Конечно, Саша играл не один, но ведь существует в хоккее поговорка, что вратарь – это половина команды.

Когда мы с Сидельниковым разговаривали о сборной СССР, он больше всего жалел, что не смог выйти на лед против сборной НХЛ в 1972 году. В то время Владислав Третьяк, который был на два года младше Сидельникова, и играл здорово, и был в фаворе у наших хоккейных руководителей. Так что первый раз Саша выступил за сборную уже после исторической Суперсерии — 5 ноября 1972 года в Тампере вышел на замену против сборной Финляндии при счете 4:1 в нашу пользу и сыграл «на ноль». Через пару дней в Хельсинки уже отыграл полностью и пропустил лишь одну шайбу. После этого выступал за сборную еще шесть лет, провел 34 игры…

1974 год стал триумфальным для «Крыльев», которые возглавлял Борис Кулагин. Сидельников не только утвердился в качестве второго вратаря страны, но и показал, что может составить серьезную конкуренцию Третьяку. К этому времени он уже стал двукратным чемпионом мира и Европы. А осенью 1974 года состоялась вторая Суперсерия, наша сборная встречалась со сборной ВХА. 6 октября в Москве Сидельников вышел на заключительную игру с первой минуты и провел ее блестяще. Наши выиграли — 3:2, ни Бобби Халл, ни Горди Хоу забить Саше не смогли.

Буквально за месяц до начала очередного чемпионата мира Сидельников получил тяжелейшую травму — разрыв крестообразных связок, причем на обоих коленях. Как только ноги стали подживать после операции, в ЦИТО, где лежал Саша, зачастили тренеры сборной. Кулагин требовал немедленно приступить к тренировкам. Сидельников отказался.

В то время среди хоккейных тренеров была популярна фраза, обращенная к игрокам: «Что-то мы слишком беречь себя стали!». Наверняка много раз слышал ее и Сидельников. Но вытерпел, дождался, пока ноги начнут нормально работать, и стал готовиться к новому сезону. В сборной его место уже было занято талантливым спартаковцем Виктором Криволаповым. Дело не только в травме. Тренеры часто были недовольны резким характером Александра, его независимыми суждениями. И все же отлучение от сборной продлилось недолго.

…До сих пор отчетливо помню первые игры советских клубов против клубов НХЛ в конце 1975-го — начале 1976 года. «Крылья», носившие в Северной Америке название Soviet wings, играли с четырьмя клубами НХЛ и победили трижды – «Питтсбург», «Чикаго» и «Нью-Йорк Айлендерс». Сидельников играл великолепно! Его игра на выходах очаровала канадцев. Он ловил шайбы стоя, сидя и даже лежа на льду! Подъезжать близко к его воротам было опасно для нападающих: игрок мог получить клюшкой по щиколоткам или другим чувствительным местам. В общем, нашего вратаря канадцы побаивались.

Потом была победа на инсбрукской Олимпиаде. А потом уже упоминавшееся вначале фиаско в Польше.

Вспоминать о нем Саша не любил. Правда, однажды, когда мы сидели на трибуне Одинцовского ледового дворца и наблюдали за тренировкой ХК МГУ, он сам заговорил об этом: «Мы этих поляков обыгрывали всегда и думали, что так будет вечно. Настроя ни у кого не было, а поляки как побежали… В общем, после этого я стал подумывать о том, чтобы закончить с хоккеем. Друзья отговорили».

Как-то утром в середине сезона 1979 года Сидельников не смог встать с кровати из-за дикой боли в спине. Профессиональная болезнь вратарей дала себя знать. И начались мотания по клиникам и физкультурным диспансерам. За два сезона Саша сыграл всего 15 игр в составе «Крыльев». Казалось бы, все — тридцать лет, травмы, болезни, характер не сахарный, но сезон 1980 – 1981-го Сидельников снова встретил основным вратарем клуба. А затем отыграл еще более ста игр в трех следующих сезонах.

Через год после окончания его карьеры мы столкнулись с Сашей в коридоре тренировочного катка Института физкультуры. Поговорили. Саша рассказал, что заканчивает Высшую школу тренеров, будет работать в школе «Крыльев» с детьми.

Несколько лет он активно занимался этим делом, помогал и команде мастеров, но не поладил с новым руководством клуба. В конце девяностых кто-то из чиновников даже дал указание не пускать его в родной Дворец спорта в Сетуни. Основными средствами существования самого известного вратаря «Крыльев» стали нечастые гонорары от выступлений за сборную ветеранов. В высотке на Котельнической набережной Саша жил с женой Мариной и сыновьями Андреем и Дмитрием. Его старенькую белую «пятерку» угнали.

Будучи вице-президентом ХК МГУ (команда играла тогда в первой лиге первенства России), я пригласил Сидельникова поработать с нашим коллективом. Народ подобрался приличный: Игорь Дорофеев, Паша Кадыков, Саша Фаткуллин, Женя Штепа, Игорь Акулинин, Дима Фролов, талантливая молодежь. Саша работал вместе с Иваном Авдеевым в качестве тренера, затем был начальником команды. Кто бы мог подумать, что наш клуб станет для него последним…

Во Дворец спорта «Крылья Советов» в тот день Александр Николаевич Сидельников пришел как гость. ХК МГУ играл против «Крыльев» в Открытом первенстве Москвы. Под сводами зала висели громадные клубные майки с номерами и фамилиями хоккеистов, внесших, по мнению руководства клуба, наибольший вклад в развитие хоккея. Свитера под первым или двадцать вторым номером с фамилией Сидельникова среди них не было. «Что еще надо сделать для клуба, чтобы меня отметили? — спросил Александр Николаевич и сам же ответил: — Умереть, наверное»…

Нынешней весной мы в очередной раз созвонились, чтобы поговорить о его участии в проекте «Новой газеты» под названием «Забытая сборная», который рассказывал бы о героях нашего спорта, в том числе и о нем. Тогда Саша в очередной раз ложился во врачебно-физкультурный диспансер на Земляном Валу лечить спину. Договорились начать цикл интервью летом, во время подготовки к новому сезону. Не успели…

23 июня 2003 года, находясь на отдыхе в Архангельской области, на 53-м году жизни скоропостижно скончался заслуженный мастер спорта Александр Сидельников. Врачи назвали причиной смерти острую сердечную недостаточность. Похоронен он на Троекуровском кладбище в Москве. Кто-то сказал бы: «Все, сгорел Костер!». Может, и так, но отблески его всегда будут светить тем, кто любит и знает хоккей…


facecollection.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о