Отступные в футболе это – Как считаете, нужны ли в футболе контракты с отступными? То есть или работай до конца или вообще не подписывай ничего.

Новости

Содержание

Что такое отступные в футболе? Разбор понятия на примерах

Каждое трансферное окно в футболе совершается переходы игроков из одной команды в другую в соответствии с правилами, установленными руководящим органом. Для того, чтобы трансфер состоялся, клуб-покупатель должен заплатить действующему клубу игрока определённую сумму, а затем уже согласовать условия личного контракта с самим объектом передачи.

Та сумма, за которую игрок переходит в другую команду, может называться, как трансферная стоимость футболиста или сумма отступных (клаузула). Что значит каждое из понятий, постараемся сейчас разобраться.

Что значит клаузула в футболе и трансферная стоимость? Разбираем понятия

В начале ознакомимся с понятиями, а потом, для лучшего понимания, перейдём к конкретным примерам.

  1. Трансферная стоимость – это сумма средств, заплаченная за игрока при переходе из одного клуба в другой.
  2. Отступные (клаузула) – деньги, которые платит клуб (покупатель) клубу (продавцу), и второй, в обязательном порядке должен отпустить игрока, даже, если не собирался его продавать.

Второе определение показалось немного трудным для восприятия, но всё станет понятно на примерах.

Итак, объясним по первому определению. Возьмём кого-то из игроков современного футбола, например Тео Уолкотта. В 2018 году «Эвертон» вступил в переговоры с «Арсеналом» и предложил «канонирам» за игрока € 22,5 миллиона. Боссы лондонского клуба посчитали приемлемым такое предложение и отпустили Тео на «Гудиссон Парк».

Возможно, сумма отступных в контракте Уолкотта была прописана € 30 или даже € 40 млн., но «пушкари» решили расстаться с футболистом за меньшую сумму, так как больше не нуждались в услугах полузащитника сборной Англии. Получается, что 22,5 миллиона – это тансферная стоимость Тео Уолкотта.

Теперь разберёмся с клаузулой. Возьмём одного из самыз лучших футболистов современности. Например, «Манчестер Юнайтед» тайно неофициально связался с Неймаром и предложил в своём клубе супер-выгодные условия контракта, на которые бразилец согласился. Контакт форварда принадлежит «ПСЖ» и в нём прописана сумма отступных в размере € 222 000 000.

Если «МЮ» связывается с «Пари Сен-Жермен» и готов заплатить за Жуниора Немйра эту сумму, то парижане просто обязаны отпустить футболиста, даже, если не желают этого делать и хотят сохранить его в составе.

Получается, что «Юнайтед» выплачивает «клаузулу» за Неймара и забирает его себе. Затем уже договаривается с ним об условиях личного контракта.

Примечание. Сумму отступных имеет право выплачивать не только команда-покупатель, но и сам игрок. Такое случается в край редко, но единичные случаи бывают. Так Филиппе Коутиньо при переходе из «Ливерпуля» в «Барселону» помог своему новому клубу осуществить трансфер, заплатив «мерсисайдцам» из своего кармана € 13 млн.

Надеемся, мы разжевали значения терминов отступные в футболе и трансферая стоимость, и теперь вы знаете, что это два разных понятия, которые не стоит путать. В дополнение, представляем вашему вниманию ТОП-5 футболистов с самым большими суммами отступных, прописанных в их контрактах:

  • Криштиану Роналду — € 1 млрд.;
  • Карим Бензема — € 1 млрд.;
  • Иско — € 700 000 000;
  • Марко Асенсио — € 700 000 000;
  • Лиоенль Месси — € 700 000 000;
  • Гарет Бэйл — € 500 000 000;
  • Тони Кроос – € 500 000 000;
  • Лука Модрич – € 500 000 000;
  • Дани Себальос — € 500 000 000;
  • Филиппе Коутиньо — € 400 000 000.

Такие огромные суммы отступных делаются с целью отпугнуть возможных покупателей. В основном, огромные клаузулы прописываются в контрактах звёздных и перспективных футболистов.

football-match24.com

Что такое клаусула и зачем она нужна. | Блог им. Stan


Представьте на секунду, что вам предлагают продать то, с чем вы очень не хотите расставаться. Зная это, вы предварительно устанавливаете минимальную цену, которая в 2-3 раза больше реальной, но если вам ее предложат, то торговаться не имеете права. В таком случае вашу грусть от потери нивелирует радость от набитого кошелька. Это максимально простой пример того, как клаусула работает в футболе. Но у каждой медали есть две стороны.

1. Изначально такое понятие как клаусула пришло к нам из Испании. В контрактах футболистов прописывалась сумма отступных, при выплате которой, клуб, владеющий контрактом, не мог препятствовать уходу игрока. Сейчас эта практика получила распространение и в других странах. Как правило сумма, за которую клуб согласен отпустить футболиста, нарочно завышается в несколько раз. Во-первых, для того, чтоб не так легко было потерять своих лидеров. Во-вторых, на случай прогнозируемого прогресса футболиста. В-третьих, для того, чтоб обезопасить себя и гарантированно получить достойную компенсацию, если трансфер осуществится. Но клаусула отнюдь не является 100% гарантией того, что клуб получит сумму отступных в полной мере. Так, скажем, если реальная цена футболиста 10 млн, а клаусула составляет 30, то, вероятнее всего, что клубу-владельцу прийдется идти на уступки. Конечно, если присутствует заинтересованность в продаже.

2. Та самая вторая сторона — это игрок и агент, который его представляет. Так сложилось, что клубу и футболисту априори не может быть выгодно одно и то же. И зарплата — яркий тому пример. Исключением являются агенты, что могут получать премиальные, проворачивая трансферы. С клаусулой ситуация идентичная зарплате, интересы игрока и клуба здесь расходятся. Любому футболисту не выгодно подписывать контракт с очень завышенной суммой отступных, тем самым рискуя «застрять» на одном месте на долго. Поэтому каждый агент должен реально оценивать своего клиента, и при заключении контракта, пытаться выбить для него клаусулу поменьше. Если, например, реальная цена на игрока варьируется между 15-20 млн, то никто не согласиться заплатить за него условные 50, даже если это прописано в контракте. Предложение меньше 50 млн может быть отвергнутым, а значит, футболисту прийдется ждать завершения контракта, чтоб покинуть команду. В таких случаях, как правило, игрока редко отпускают бесплатно, предпочитая продать за пол года-год до конца контракта, чтоб выручить хоть какие-то деньги.

Твитнуть

www.profootball.ua

Клаузула в футболе

Клаузула в футболе – это сумма отступных за футболиста, при выплате которой клуб, которому принадлежат права на футболиста, не будет препятствовать уходу игрока. Это понятие пришло к нам из Испании, где клубы таким образом пытались сохранить в составе своих лидеров и перспективных молодых игроков. Стоит отметить, что как правило, сумма отступных устанавливается в 2-3 раза больше реальной, так футбольный клуб пытается отпугнуть покупателей. Кроме того, эта такая устанавливаемая цена может быть гарантией получения достойной компенсации на случай прогресса игрока, а также, если клуб все-таки решится расстаться со своим лидером.

Клаузула в футболе, как и любая медаль, имеет две стороны. Давайте более подробно разберем это на примере. Если игрок на трансферном рынке оценивается в сумму 15 миллионов, а его клаузула установлена на отметке в 45 миллионов, то, скорее всего, владельцу игрока придется идти на уступки и скидывать цену. Это может произойти в том случае, если присутствует заинтересованность в продаже или клуба, или самого футболиста, который по каким-то причинам уже не хочет выступать в этой команде.

Есть и обратная сторона медали. У каждого футболиста на сегодняшний день есть агент, который представляет его интересы на переговорах с владельцами клубов. Уже так сложилось, что футболисту и его клубу априори не может быть выгодно одно и то же, в первую очередь, это касается зарплаты. Каждый агент старается выбить для своего клиента лучшие условия, чтобы получить с подписания контракта на улучшенных основаниях свой процент. Исключения могут составлять только те агенты, получающие свои премиальные с осуществления трансферов.

Клаузула в футболе не всегда выгодна для самого футболиста, ведь если цена на него завышена, то он просто рискует «застрять» в одном клубе на долгое время, а это не всегда хорошо для его дальнейшего развития как профессионального футболиста. Поэтому каждый агент должен адекватно оценивать возможности своего подопечного и заявлять ту клаузулу, которая будет адекватно отражать способности и профессионализм его подопечного. Но и сам клуб должен понимать, что завышенная клаузула в футболе может не позволить выручить приличные деньги за игрока и просто отпустит его бесплатно по истечению действия контракта. 

final-match.ru

Отступные — союзник или враг испанского футбола? - БарсаМания - Блоги

Эксперты сходятся во мнении, что этот механизм работает не без сбоев, но отмечают, что главное внимание всех спорящих сторон должно быть сосредоточено на финансовом «фэйр-плей» и глобальном урегулировании вопроса.

Принцип выплаты отступных за разрыв контракта существует в Испании с 1985 года, но, пожалуй, никогда вопрос о нем не вставал так остро, как этим летом. Неожиданная готовность ПСЖ заплатить €222 миллиона за Неймара и принятое в последний момент решение Витоло выкупить свой контракт у «Севильи» положили начало жарким спорам. И даже не столько о цене названных операций, сколько о том, что клубы Ла Лиги априори находятся в проигрышном положении относительно своих европейских противников. Должна ли Испания положить конец этому праву, зафиксированному в трудовом кодексе? Или ей следует сражаться за то, чтобы подобная практика была введена, как минимум, во всех странах, входящих в Евросоюз?

«В футболе есть много того, что нужно изменить. Нынешнее положение дел не имеет ничего общего с тем, которое было еще 10 лет назад, при этом нам не удалось адаптировать нормы и правила к новым обстоятельствам, чтобы избежать дисбаланса в нашей сфере», — говорит Эстеве Кальсада, СЕО «Prime Time Sport», консалтинговой компании, каждое лето анализирующей трансферный рынок. В её последнем отчете говорится, что 10 из 11 операций по выплате отступных за разрыв контракта, совершенных во время этого летнего трансферного окна, напрямую относились к командам Ла Лиги, а ещё одна — это переезд бразильца Паулиньо в столицу Каталонии из чемпионата Китая, в трудовом кодексе которого тоже существует такая опция.

Обязательство предусматривать пункт о компенсации в контракте, посредством которого игрок может в одностороннем порядке разорвать отношения с клубом, существует не только в Испании, но и в Китае, Бразилии и Голландии. «В Англии футболисты полностью находится в руках клубов, и мне кажется, они там были бы не прочь иметь возможность выплаты отступных», — полагает Хуан де Диос Креспо, адвокат из бюро «Руис-Уэрта Креспо», выступавший этим летом в качестве консультанта в длительном процессе перехода Неймара в ПСЖ. «Там существуют разные возможности  в зависимости от конкретных и исключительных случаев, смотря, о ком идет речь; то, что они могут сделать  отправить в клуб трансферный запрос как формальный повод начать собирать вещи», — добавляет Марио Ресино, руководитель компании «KPMG Sports», рассказывая о случаях наподобие того, что в свое время произошел с Луисом Суаресом и «Ливерпулем».

Итак, в некоторых случаях с отступными, где многие видят риск для испанского футбола, другие усматривают важный момент, который — де-факто— позволил сделать практически невозможной ситуацию, когда игрок выкупает свой контракт у клуба. Хавьер Эрвас, руководитель юридического отдела «KPMG Sports», отмечает: «Отступные потеряли свою естественную природу с этими заоблачными суммами, прописанными в договорах, и выходит, речь идет о праве на завуалированное рабство, поскольку они максимально осложняют возможность футболиста разорвать свои контрактные обязательства».

Королевский указ 1006/1985 о профессиональных спортсменах устанавливает, что, если клуб и наемный работник не прописали заранее в договоре сумму отступных, она должна быть определена в суде. История знает случаи, когда игроки обращались в суд, пытаясь доказать, что отступные были специально завышены и не соответствовали рыночным реалиям. «Ключевой момент здесь в том, что все подробности и нюансы заранее обговариваются и проясняются между клубом и игроком, чтобы, если возникнет спорная ситуация, ни одна из сторон не могла сказать, что была не в курсе происходящего»

, — объясняет Рене Рамос, директор RR «Soccer Management Agency», под чьей юридической защитой находятся карьеры Серхио Рамоса и Марсело.

В тот момент, когда начинают обсуждаться суммы отступных порядка €700 миллионов, международный синдикат FIFPro утверждает: «Такие завышенные цифры нарушают принципы юриспруденции Евросоюза, поскольку ограничивают свободу перемещения рабочей силы». На этих словах организация, которая также является частью AFE, напоминает, что статья 17 Регламента ФИФА о статусе и переходах футболистов «требует применения объективных критериев, если игрок или клуб желает разорвать контракт. Отступные не подходят под эти критерии».

Подобным пунктом в контракте не обладают игроки в странах вроде Германии, Италии, Франции или Англии, и это привело к тому, что этим летом «Барса» не смогла достичь соглашения о какой-либо минимальной цене продажи за Коутиньо или Верратти. В этих странах футболист может запросить расторжение контракта без уважительной причины, но в этом случае велик риск санкций — например, четырехмесячная дисквалификация, которой многие опасаются. «Поэтому клубы-покупатели не могут слишком давить и настаивать на этой возможности», — поясняет Ресино.

Единственное, что позволяет ФИФА — игрок может обратиться в свой клуб с требованием зафиксировать сумму отступных при одном условии: с момента его дебюта в команде «должны пройти три полных сезона или три года, в зависимости от того, что наступит раньше, если контракт был подписан до того, как футболисту исполнилось 28 лет», говорится в регламенте. Этот срок сокращается до двух лет, если в момент подписания соглашения игрок был старше 28 лет, и, как отмечает Ресино из «KPMG»: «Бывают случаи, которые гарантируют, что после продления контракта трёхлетний счётчик не запустится вновь».

Фернандо Понс, спортивный партнёр компании «Deloitte», и Артуро Гайосо, партнёр компании «Financial Advisory», полагают, что, даже если «они не являются фундаментальным элементом, определяющим постоянство игрока в одном клубе», вопрос об отступных и трансферном рынке «должен иметь механизм контроля на общеевропейском уровне», поскольку «футбол давно превратился в мировую индустрию»«Подвести под общий знаменатель более 200 стран очень тяжело, и, пожалуй, самое важное сейчас — это контролировать финансовый "фэйр-плей"», — добавляет Креспо.

Эрвас, который в «KPMG» занимался важными задачами в сфере трудовых отношений в спортивной области, замечает: «Было бы очень трудно законным способом сделать так, чтобы игрок мог разорвать свой контракт. Я не могу ясно представить этот отходной путь, но любое изменение должно было бы следовать после некой более общей реформы профессионального спорта». «Мы не можем подводить законодательную базу под каждый конкретный случай», — добавляет Креспо, рассказывая историю, описывающую исключительность того, что происходило этим летом. «Когда Миятович ушёл из "Валенсии", никто не мог поверить, что он заплатил столь огромную, по тем меркам, сумму отступных  сто миллионов песет. Сейчас рынок вырос и отступные вместе с ним, поскольку в футбол начали вкладываться огромные деньги. Если бы было наоборот  мир без отступных,  возможно, мы получили бы всеобщую забастовку с требованием предусмотреть этот пункт в контракте...».

Все эксперты сходятся во мнении, что нужно сфокусироваться, прежде всего, на экономическом контроле. «Это действительно искажённая реальность, которую необходимо регулировать даже при появлении суверенных фондов», — подчёркивает Эрвас. «Меры регулирования должны эволюционировать, чтобы отвечать требованиям новой реальности и не подвергать риску функционирование, сбалансированность и существование футбольных клубов», — добавляют в «Deloitte».

Более категоричную позицию занимает президент Ла Лиги, Хавьер Тебас, который направил в УЕФА запрос о проведении полноценной проверки операционной деятельности ПСЖ и «Манчестер Сити», контролируемых капиталами, связанными со странами Ближнего Востока: «Это не рынок сошел с ума. Это называется финансовый допинг  когда на рынок обрушивается огромная денежная масса откуда-то со стороны, вызывая инфляцию и разрушая устоявшиеся механизмы работы».

Сама Европейская Ассоциация Клубов признала необходимость пересмотра норм экономического контроля, которые на континентальном уровне сильно отличаются друг от друга. Чтобы глубже вникнуть в проблематику: в то время как клубу из Ла Лиги, если он хочет увеличить свою зарплатную ведомость, необходимо продемонстрировать контракты, которые подтвердят, что в следующем году доходы клуба возрастут, тот же ПСЖ собрался подождать один год, чтобы аккумулировать необходимую сумму, которая позволит ему компенсировать затраты на трансферы Неймара и Мбаппе. А все почему? А потому, что УЕФА всегда анализирует сделки постфактум, и позволяет иметь отрицательную разницу между доходами и расходами до 30 миллионов всегда, когда главный акционер клуба возмещает их очередным вкладом.

Эта организация не очень ясно представляет себе, как можно противостоять новым реалиям — обязывать клубы выплачивать налог на роскошь при определенных трансферах или ограничивать число возможных подписаний новичков. «Нужно ещё поставить вопрос о том, сколько игроков имеет каждый клуб. В Италии, например, есть команды, у которых 103 футболиста числятся на контрактах, и это не "Ювентус". Они никогда не играют, так зачем же они нужны клубам?», — задался на днях вопросом президент УЕФА Александер Чеферин.

FIFPro не разделяет идею ограничения числа игроков, хотя и подтверждает, что идея с налогом на роскошь для больших клубов имеет смысл: «Мы предлагаем другие меры, которые более эффективно ответят на растущий разрыв между бедными и богатыми в футбольном мире: например, прогрессивный налог на трансферные сборы  эти средства будут распределяться между менее богатыми клубами для поддержки и развития молодых футболистов и роста благосостояния основных игроков»«Это совсем непросто, — настаивает Рамос, — если сравнить с другими голосами, которые раздаются в этом секторе». Похоже, именно этот матч окажется самым сложным для футбольной индустрии.

 

Автор перевода: Егор Бычков

Источник: palco23.com

 

Читай также:

«Барселона» — «Эйбар». Эрнесто Вальверде после матча

«Допрос Деулофеу». Отчёт о матче с «Эйбаром»

www.sports.ru

500 миллионов за Бэйла, миллиард за Роналду. Самые крупные отступные в истории

С каждым годом цены на футболистов растут, и теперь даже десятки миллионов евро — уже далеко не предел, когда дело касается мировых звезд. Sportbox.ru рассказывает о футболистах, ставших рекордсменами по сумме отступных.

Криштиану Роналду — 1 миллиард евро

Рекордсмен по зарплатам и забитым мячам Криштиану Роналду получает от своего клуба баснословные деньги и, разумеется, имеет в своем контракте пункт про солидные отступные. В прошлом сезоне ходило множество слухов о том, что португалец вот-вот расстанется с «Реалом», а «ПСЖ» уже хотел проверить работоспособность мадридского факса.

Считалось, что контракт Криштиану предусматривал отступные в 200 миллионов евро, однако президент клуба Флорентино Перес год назад остудил потенциальных покупателей, заявив, что меньше, чем за миллиард он с португальским сокровищем не расстанется. Тут уже даже катарцы, искавшие новую икону для Парижа, вынуждены были отступить.

В итоге же Роналду пока по-прежнему в Мадриде, но цена на звездного португальца скоро начнет неизбежно падать. И, конечно, «Реал» хотел бы продать его до того времени. Поэтому, скорее всего, ни до какого миллиарда не дойдет.

Гарет Бэйл — 500 миллионов евро

Гарет Бэйл стал одним из главных героев последних дней — теперь и он, судя по всему, войдет в число богатейших футболистов планеты. На днях стало известно о том, что мадридский «Реал» ведет с валлийцем переговоры о новом контракте. Бэйл требует повысить ему зарплату, и, похоже, требования будут удовлетворены. И в этом случае футболист выйдет на зарплатный уровень Роналду и Месси. Ну, а отступные составят полмиллиарда евро.

Лионель Месси — 250 миллионов евро

Где Криштиану Роналду — там и Лео Месси. Аргентинец был и остается первым как на футбольном поле, так и в зарплатной ведомости. Нетрудно догадаться, что этот сильнейший футболист мира может похвастаться фантастическим контрактом с, конечно же, громадными отступными. Кто ж захочет отпускать его? И «Барселона» может себе позволить содержать этого игрока и перестраховаться от его потери. Сумма отступных за Лео составляет 250 миллионов евро. А если добавить к этому налоги, то получится целых 580 миллионов.

Неймар, Луис Суарес, Андрес Иньеста — 200 миллионов евро

Верные партнеры Месси Неймар, Луис Суарес и Андрес Иньеста не менее дороги «Барселоне», чем Лео. Всем этим футболистам, сине-гранатовые, как и аргентинцу, обеспечили отличные контракты и прописали отступные в 200 миллионов евро, чтобы звезды и дальше были неразлучны. Хотя, похоже, скоро даже такими суммами уже трудно будет удивить…

Для испанских клубов гигантские отступные в контрактах игроков — своего рода фишка и подстраховка. Далеко не всегда, клубы выкупают футболистов за означенные суммы. Например, несколько лет назад «Реал» обозначил отступные за Дениса Черышева в 200 млн евро, а этим летом продал его «Вильярреалу» всего за 7 млн.

А что у нас?

Отступным в контрактах футболистов российских клубов, конечно, еще далеко до тех, что прописывают своим звездам в Европе. Но и у нас есть свои рекорды, и принадлежат они, главным образом, конечно, петербургскому «Зениту».

Так, минувшей весной стало известно о том, что «Зенит» назначил за Халка и Акселя Витселя отступные в 100 миллионов евро. Правда, бразилец в итоге перешел в китайский «Шанхай СИПГ» всего за 56 миллионов. А вот Витсель так и не покинул команду — с «Ювентусом» не договорились.

Но еще задолго до этого «Зенит» установил очередной рекорд, выкупив у «Динамо» Мигеля Данни, выплатив за него отступные, которые составляли 30 миллионов евро. Невероятная сумма для внутреннего трансфера!

А «Анжи» в тучные годы приобрел у того же «Динамо» нападающего Александра Кокорина, заплатив за форварда около 20 миллионов евро, которые также составляли отступные за игрока. Ну, а совсем свежая новость — 35 миллионов евро в качестве отступных за Куинси Промеса. Так московский «Спартак» решил перестраховаться в борьбе за свою главную звезду, с которой продлил контракт до 2021-го года.

news.sportbox.ru

Отступные — союзник или враг испанского футбола? Отступные в футболе это


500 миллионов за Бэйла, миллиард за Роналду. Самые крупные отступные в истории

С каждым годом цены на футболистов растут, и теперь даже десятки миллионов евро — уже далеко не предел, когда дело касается мировых звезд. Sportbox.ru рассказывает о футболистах, ставших рекордсменами по сумме отступных.

Криштиану Роналду — 1 миллиард евро

Рекордсмен по зарплатам и забитым мячам Криштиану Роналду получает от своего клуба баснословные деньги и, разумеется, имеет в своем контракте пункт про солидные отступные. В прошлом сезоне ходило множество слухов о том, что португалец вот-вот расстанется с «Реалом», а «ПСЖ» уже хотел проверить работоспособность мадридского факса.

Считалось, что контракт Криштиану предусматривал отступные в 200 миллионов евро, однако президент клуба Флорентино Перес год назад остудил потенциальных покупателей, заявив, что меньше, чем за миллиард он с португальским сокровищем не расстанется. Тут уже даже катарцы, искавшие новую икону для Парижа, вынуждены были отступить.

В итоге же Роналду пока по-прежнему в Мадриде, но цена на звездного португальца скоро начнет неизбежно падать. И, конечно, «Реал» хотел бы продать его до того времени. Поэтому, скорее всего, ни до какого миллиарда не дойдет.

Гарет Бэйл — 500 миллионов евро

Гарет Бэйл стал одним из главных героев последних дней — теперь и он, судя по всему, войдет в число богатейших футболистов планеты. На днях стало известно о том, что мадридский «Реал» ведет с валлийцем переговоры о новом контракте. Бэйл требует повысить ему зарплату, и, похоже, требования будут удовлетворены. И в этом случае футболист выйдет на зарплатный уровень Роналду и Месси. Ну, а отступные составят полмиллиарда евро.

Лионель Месси — 250 миллионов евро

Где Криштиану Роналду — там и Лео Месси. Аргентинец был и остается первым как на футбольном поле, так и в зарплатной ведомости. Нетрудно догадаться, что этот сильнейший футболист мира может похвастаться фантастическим контрактом с, конечно же, громадными отступными. Кто ж захочет отпускать его? И «Барселона» может себе позволить содержать этого игрока и перестраховаться от его потери. Сумма отступных за Лео составляет 250 миллионов евро. А если добавить к этому налоги, то получится целых 580 миллионов.

Неймар, Луис Суарес, Андрес Иньеста — 200 миллионов евро

Верные партнеры Месси Неймар, Луис Суарес и Андрес Иньеста не менее дороги «Барселоне», чем Лео. Всем этим футболистам, сине-гранатовые, как и аргентинцу, обеспечили отличные контракты и прописали отступные в 200 миллионов евро, чтобы звезды и дальше были неразлучны. Хотя, похоже, скоро даже такими суммами уже трудно будет удивить…

Для испанских клубов гигантские отступные в контрактах игроков — своего рода фишка и подстраховка. Далеко не всегда, клубы выкупают футболистов за означенные суммы. Например, несколько лет назад «Реал» обозначил отступные за Дениса Черышева в 200 млн евро, а этим летом продал его «Вильярреалу» всего за 7 млн.

А что у нас?

Отступным в контрактах футболистов российских клубов, конечно, еще далеко до тех, что прописывают своим звездам в Европе. Но и у нас есть свои рекорды, и принадлежат они, главным образом, конечно, петербургскому «Зениту».

Так, минувшей весной стало известно о том, что «Зенит» назначил за Халка и Акселя Витселя отступные в 100 миллионов евро. Правда, бразилец в итоге перешел в китайский «Шанхай СИПГ» всего за 56 миллионов. А вот Витсель так и не покинул команду — с «Ювентусом» не договорились.

Но еще задолго до этого «Зенит» установил очередной рекорд, выкупив у «Динамо» Мигеля Данни, выплатив за него отступные, которые составляли 30 миллионов евро. Невероятная сумма для внутреннего трансфера!

А «Анжи» в тучные годы приобрел у того же «Динамо» нападающего Александра Кокорина, заплатив за форварда около 20 миллионов евро, которые также составляли отступные за игрока. Ну, а совсем свежая новость — 35 миллионов евро в качестве отступных за Куинси Промеса. Так московский «Спартак» решил перестраховаться в борьбе за свою главную звезду, с которой продлил контракт до 2021-го года.

news.sportbox.ru

Отступные — союзник или враг испанского футбола? - БарсаМания - Блоги

Эксперты сходятся во мнении, что этот механизм работает не без сбоев, но отмечают, что главное внимание всех спорящих сторон должно быть сосредоточено на финансовом «фэйр-плей» и глобальном урегулировании вопроса.

Принцип выплаты отступных за разрыв контракта существует в Испании с 1985 года, но, пожалуй, никогда вопрос о нем не вставал так остро, как этим летом. Неожиданная готовность ПСЖ заплатить €222 миллиона за Неймара и принятое в последний момент решение Витоло выкупить свой контракт у «Севильи» положили начало жарким спорам. И даже не столько о цене названных операций, сколько о том, что клубы Ла Лиги априори находятся в проигрышном положении относительно своих европейских противников. Должна ли Испания положить конец этому праву, зафиксированному в трудовом кодексе? Или ей следует сражаться за то, чтобы подобная практика была введена, как минимум, во всех странах, входящих в Евросоюз?

«В футболе есть много того, что нужно изменить. Нынешнее положение дел не имеет ничего общего с тем, которое было еще 10 лет назад, при этом нам не удалось адаптировать нормы и правила к новым обстоятельствам, чтобы избежать дисбаланса в нашей сфере», — говорит Эстеве Кальсада, СЕО «Prime Time Sport», консалтинговой компании, каждое лето анализирующей трансферный рынок. В её последнем отчете говорится, что 10 из 11 операций по выплате отступных за разрыв контракта, совершенных во время этого летнего трансферного окна, напрямую относились к командам Ла Лиги, а ещё одна — это переезд бразильца Паулиньо в столицу Каталонии из чемпионата Китая, в трудовом кодексе которого тоже существует такая опция.

Обязательство предусматривать пункт о компенсации в контракте, посредством которого игрок может в одностороннем порядке разорвать отношения с клубом, существует не только в Испании, но и в Китае, Бразилии и Голландии. «В Англии футболисты полностью находится в руках клубов, и мне кажется, они там были бы не прочь иметь возможность выплаты отступных», — полагает Хуан де Диос Креспо, адвокат из бюро «Руис-Уэрта Креспо», выступавший этим летом в качестве консультанта в длительном процессе перехода Неймара в ПСЖ. «Там существуют разные возможности — в зависимости от конкретных и исключительных случаев, смотря, о ком идет речь; то, что они могут сделать — отправить в клуб трансферный запрос как формальный повод начать собирать вещи», — добавляет Марио Ресино, руководитель компании «KPMG Sports», рассказывая о случаях наподобие того, что в свое время произошел с Луисом Суаресом и «Ливерпулем».

Итак, в некоторых случаях с отступными, где многие видят риск для испанского футбола, другие усматривают важный момент, который — де-факто— позволил сделать практически невозможной ситуацию, когда игрок выкупает свой контракт у клуба. Хавьер Эрвас, руководитель юридического отдела «KPMG Sports», отмечает: «Отступные потеряли свою естественную природу с этими заоблачными суммами, прописанными в договорах, и выходит, речь идет о праве на завуалированное рабство, поскольку они максимально осложняют возможность футболиста разорвать свои контрактные обязательства».

Королевский указ 1006/1985 о профессиональных спортсменах устанавливает, что, если клуб и наемный работник не прописали заранее в договоре сумму отступных, она должна быть определена в суде. История знает случаи, когда игроки обращались в суд, пытаясь доказать, что отступные были специально завышены и не соответствовали рыночным реалиям. «Ключевой момент здесь в том, что все подробности и нюансы заранее обговариваются и проясняются между клубом и игроком, чтобы, если возникнет спорная ситуация, ни одна из сторон не могла сказать, что была не в курсе происходящего», — объясняет Рене Рамос, директор RR «Soccer Management Agency», под чьей юридической защитой находятся карьеры Серхио Рамоса и Марсело.

В тот момент, когда начинают обсуждаться суммы отступных порядка €700 миллионов, международный синдикат FIFPro утверждает: «Такие завышенные цифры нарушают принципы юриспруденции Евросоюза, поскольку ограничивают свободу перемещения рабочей силы». На этих словах организация, которая также является частью AFE, напоминает, что статья 17 Регламента ФИФА о статусе и переходах футболистов «требует применения объективных критериев, если игрок или клуб желает разорвать контракт. Отступные не подходят под эти критерии».

Подобным пунктом в контракте не обладают игроки в странах вроде Германии, Италии, Франции или Англии, и это привело к тому, что этим летом «Барса» не смогла достичь соглашения о какой-либо минимальной цене продажи за Коутиньо или Верратти. В этих странах футболист может запросить расторжение контракта без уважительной причины, но в этом случае велик риск санкций — например, четырехмесячная дисквалификация, которой многие опасаются. «Поэтому клубы-покупатели не могут слишком давить и настаивать на этой возможности», — поясняет Ресино.

Единственное, что позволяет ФИФА — игрок может обратиться в свой клуб с требованием зафиксировать сумму отступных при одном условии: с момента его дебюта в команде «должны пройти три полных сезона или три года, в зависимости от того, что наступит раньше, если контракт был подписан до того, как футболисту исполнилось 28 лет», говорится в регламенте. Этот срок сокращается до двух лет, если в момент подписания соглашения игрок был старше 28 лет, и, как отмечает Ресино из «KPMG»: «Бывают случаи, которые гарантируют, что после продления контракта трёхлетний счётчик не запустится вновь».

Фернандо Понс, спортивный партнёр компании «Deloitte», и Артуро Гайосо, партнёр компании «Financial Advisory», полагают, что, даже если «они не являются фундаментальным элементом, определяющим постоянство игрока в одном клубе», вопрос об отступных и трансферном рынке «должен иметь механизм контроля на общеевропейском уровне», поскольку «футбол давно превратился в мировую индустрию». «Подвести под общий знаменатель более 200 стран очень тяжело, и, пожалуй, самое важное сейчас — это контролировать финансовый "фэйр-плей"», — добавляет Креспо.

Эрвас, который в «KPMG» занимался важными задачами в сфере трудовых отношений в спортивной области, замечает: «Было бы очень трудно законным способом сделать так, чтобы игрок мог разорвать свой контракт. Я не могу ясно представить этот отходной путь, но любое изменение должно было бы следовать после некой более общей реформы профессионального спорта». «Мы не можем подводить законодательную базу под каждый конкретный случай», — добавляет Креспо, рассказывая историю, описывающую исключительность того, что происходило этим летом. «Когда Миятович ушёл из "Валенсии", никто не мог поверить, что он заплатил столь огромную, по тем меркам, сумму отступных — сто миллионов песет. Сейчас рынок вырос и отступные вместе с ним, поскольку в футбол начали вкладываться огромные деньги. Если бы было наоборот — мир без отступных, — возможно, мы получили бы всеобщую забастовку с требованием предусмотреть этот пункт в контракте...».

Все эксперты сходятся во мнении, что нужно сфокусироваться, прежде всего, на экономическом контроле. «Это действительно искажённая реальность, которую необходимо регулировать даже при появлении суверенных фондов», — подчёркивает Эрвас. «Меры регулирования должны эволюционировать, чтобы отвечать требованиям новой реальности и не подвергать риску функционирование, сбалансированность и существование футбольных клубов», — добавляют в «Deloitte».

Более категоричную позицию занимает президент Ла Лиги, Хавьер Тебас, который направил в УЕФА запрос о проведении полноценной проверки операционной деятельности ПСЖ и «Манчестер Сити», контролируемых капиталами, связанными со странами Ближнего Востока: «Это не рынок сошел с ума. Это называется финансовый допинг — когда на рынок обрушивается огромная денежная масса откуда-то со стороны, вызывая инфляцию и разрушая устоявшиеся механизмы работы».

Сама Европейская Ассоциация Клубов признала необходимость пересмотра норм экономического контроля, которые на континентальном уровне сильно отличаются друг от друга. Чтобы глубже вникнуть в проблематику: в то время как клубу из Ла Лиги, если он хочет увеличить свою зарплатную ведомость, необходимо продемонстрировать контракты, которые подтвердят, что в следующем году доходы клуба возрастут, тот же ПСЖ собрался подождать один год, чтобы аккумулировать необходимую сумму, которая позволит ему компенсировать затраты на трансферы Неймара и Мбаппе. А все почему? А потому, что УЕФА всегда анализирует сделки постфактум, и позволяет иметь отрицательную разницу между доходами и расходами до €30 миллионов всегда, когда главный акционер клуба возмещает их очередным вкладом.

Эта организация не очень ясно представляет себе, как можно противостоять новым реалиям — обязывать клубы выплачивать налог на роскошь при определенных трансферах или ограничивать число возможных подписаний новичков. «Нужно ещё поставить вопрос о том, сколько игроков имеет каждый клуб. В Италии, например, есть команды, у которых 103 футболиста числятся на контрактах, и это не "Ювентус". Они никогда не играют, так зачем же они нужны клубам?», — задался на днях вопросом президент УЕФА Александер Чеферин.

FIFPro не разделяет идею ограничения числа игроков, хотя и подтверждает, что идея с налогом на роскошь для больших клубов имеет смысл: «Мы предлагаем другие меры, которые более эффективно ответят на растущий разрыв между бедными и богатыми в футбольном мире: например, прогрессивный налог на трансферные сборы — эти средства будут распределяться между менее богатыми клубами для поддержки и развития молодых футболистов и роста благосостояния основных игроков». «Это совсем непросто, — настаивает Рамос, — если сравнить с другими голосами, которые раздаются в этом секторе». Похоже, именно этот матч окажется самым сложным для футбольной индустрии.

 

Автор перевода: Егор Бычков

Источник: palco23.com

 

Читай также:

«Барселона» — «Эйбар». Эрнесто Вальверде после матча

«Допрос Деулофеу». Отчёт о матче с «Эйбаром»

www.sports.ru

Клаузула в футболе

Клаузула в футболе – это сумма отступных за футболиста, при выплате которой клуб, которому принадлежат права на футболиста, не будет препятствовать уходу игрока. Это понятие пришло к нам из Испании, где клубы таким образом пытались сохранить в составе своих лидеров и перспективных молодых игроков. Стоит отметить, что как правило, сумма отступных устанавливается в 2-3 раза больше реальной, так футбольный клуб пытается отпугнуть покупателей. Кроме того, эта такая устанавливаемая цена может быть гарантией получения достойной компенсации на случай прогресса игрока, а также, если клуб все-таки решится расстаться со своим лидером.

Клаузула в футболе, как и любая медаль, имеет две стороны. Давайте более подробно разберем это на примере. Если игрок на трансферном рынке оценивается в сумму 15 миллионов, а его клаузула установлена на отметке в 45 миллионов, то, скорее всего, владельцу игрока придется идти на уступки и скидывать цену. Это может произойти в том случае, если присутствует заинтересованность в продаже или клуба, или самого футболиста, который по каким-то причинам уже не хочет выступать в этой команде.

Есть и обратная сторона медали. У каждого футболиста на сегодняшний день есть агент, который представляет его интересы на переговорах с владельцами клубов. Уже так сложилось, что футболисту и его клубу априори не может быть выгодно одно и то же, в первую очередь, это касается зарплаты. Каждый агент старается выбить для своего клиента лучшие условия, чтобы получить с подписания контракта на улучшенных основаниях свой процент. Исключения могут составлять только те агенты, получающие свои премиальные с осуществления трансферов. Клаузула в футболе не всегда выгодна для самого футболиста, ведь если цена на него завышена, то он просто рискует «застрять» в одном клубе на долгое время, а это не всегда хорошо для его дальнейшего развития как профессионального футболиста. Поэтому каждый агент должен адекватно оценивать возможности своего подопечного и заявлять ту клаузулу, которая будет адекватно отражать способности и профессионализм его подопечного. Но и сам клуб должен понимать, что завышенная клаузула в футболе может не позволить выручить приличные деньги за игрока и просто отпустит его бесплатно по истечению действия контракта. 

final-match.ru

Отступные — союзник или враг испанского футбола?

19 Сентября 2017, 22:46

Эксперты сходятся во мнении, что этот механизм работает не без сбоев, но отмечают, что главное внимание всех спорящих сторон должно быть сосредоточено на финансовом «фэйр-плей» и глобальном урегулировании вопроса.

Принцип выплаты отступных за разрыв контракта существует в Испании с 1985 года, но, пожалуй, никогда вопрос о нем не вставал так остро, как этим летом. Неожиданная готовность ПСЖ заплатить €222 миллиона за Неймара и принятое в последний момент решение Витоло выкупить свой контракт у «Севильи» положили начало жарким спорам. И даже не столько о цене названных операций, сколько о том, что клубы Ла Лиги априори находятся в проигрышном положении относительно своих европейских противников. Должна ли Испания положить конец этому праву, зафиксированному в трудовом кодексе? Или ей следует сражаться за то, чтобы подобная практика была введена, как минимум, во всех странах, входящих в Евросоюз?

«В футболе есть много того, что нужно изменить. Нынешнее положение дел не имеет ничего общего с тем, которое было еще 10 лет назад, при этом нам не удалось адаптировать нормы и правила к новым обстоятельствам, чтобы избежать дисбаланса в нашей сфере», — говорит Эстеве Кальсада, СЕО «Prime Time Sport», консалтинговой компании, каждое лето анализирующей трансферный рынок. В её последнем отчете говорится, что 10 из 11 операций по выплате отступных за разрыв контракта, совершенных во время этого летнего трансферного окна, напрямую относились к командам Ла Лиги, а ещё одна — это переезд бразильца Паулиньо в столицу Каталонии из чемпионата Китая, в трудовом кодексе которого тоже существует такая опция.

Обязательство предусматривать пункт о компенсации в контракте, посредством которого игрок может в одностороннем порядке разорвать отношения с клубом, существует не только в Испании, но и в Китае, Бразилии и Голландии. «В Англии футболисты полностью находится в руках клубов, и мне кажется, они там были бы не прочь иметь возможность выплаты отступных», — полагает Хуан де Диос Креспо, адвокат из бюро «Руис-Уэрта Креспо», выступавший этим летом в качестве консультанта в длительном процессе перехода Неймара в ПСЖ. «Там существуют разные возможности — в зависимости от конкретных и исключительных случаев, смотря, о ком идет речь; то, что они могут сделать — отправить в клуб трансферный запрос как формальный повод начать собирать вещи», — добавляет Марио Ресино, руководитель компании «KPMG Sports», рассказывая о случаях наподобие того, что в свое время произошел с Луисом Суаресом и «Ливерпулем».

Итак, в некоторых случаях с отступными, где многие видят риск для испанского футбола, другие усматривают важный момент, который — де-факто — позволил сделать практически невозможной ситуацию, когда игрок выкупает свой контракт у клуба. Хавьер Эрвас, руководитель юридического отдела «KPMG Sports», отмечает: «Отступные потеряли свою естественную природу с этими заоблачными суммами, прописанными в договорах, и выходит, речь идет о праве на завуалированное рабство, поскольку они максимально осложняют возможность футболиста разорвать свои контрактные обязательства».

Королевский указ 1006/1985 о профессиональных спортсменах устанавливает, что, если клуб и наемный работник не прописали заранее в договоре сумму отступных, она должна быть определена в суде. История знает случаи, когда игроки обращались в суд, пытаясь доказать, что отступные были специально завышены и не соответствовали рыночным реалиям. «Ключевой момент здесь в том, что все подробности и нюансы заранее обговариваются и проясняются между клубом и игроком, чтобы, если возникнет спорная ситуация, ни одна из сторон не могла сказать, что была не в курсе происходящего», — объясняет Рене Рамос, директор RR «Soccer Management Agency», под чьей юридической защитой находятся карьеры Серхио Рамоса и Марсело.

В тот момент, когда начинают обсуждаться суммы отступных порядка €700 миллионов, международный синдикат FIFPro утверждает: «Такие завышенные цифры нарушают принципы юриспруденции Евросоюза, поскольку ограничивают свободу перемещения рабочей силы». На этих словах организация, которая также является частью AFE, напоминает, что статья 17 Регламента ФИФА о статусе и переходах футболистов «требует применения объективных критериев, если игрок или клуб желает разорвать контракт. Отступные не подходят под эти критерии».

Подобным пунктом в контракте не обладают игроки в странах вроде Германии, Италии, Франции или Англии, и это привело к тому, что этим летом «Барса» не смогла достичь соглашения о какой-либо минимальной цене продажи за Коутиньо или Верратти. В этих странах футболист может запросить расторжение контракта без уважительной причины, но в этом случае велик риск санкций — например, четырехмесячная дисквалификация, которой многие опасаются. «Поэтому клубы-покупатели не могут слишком давить и настаивать на этой возможности», — поясняет Ресино.

Единственное, что позволяет ФИФА — игрок может обратиться в свой клуб с требованием зафиксировать сумму отступных при одном условии: с момента его дебюта в команде «должны пройти три полных сезона или три года, в зависимости от того, что наступит раньше, если контракт был подписан до того, как футболисту исполнилось 28 лет», говорится в регламенте. Этот срок сокращается до двух лет, если в момент подписания соглашения игрок был старше 28 лет, и, как отмечает Ресино из «KPMG»: «Бывают случаи, которые гарантируют, что после продления контракта трёхлетний счётчик не запустится вновь».

Фернандо Понс, спортивный партнёр компании «Deloitte», и Артуро Гайосо, партнёр компании «Financial Advisory», полагают, что, даже если «они не являются фундаментальным элементом, определяющим постоянство игрока в одном клубе», вопрос об отступных и трансферном рынке «должен иметь механизм контроля на общеевропейском уровне», поскольку «футбол давно превратился в мировую индустрию». «Подвести под общий знаменатель более 200 стран очень тяжело, и, пожалуй, самое важное сейчас — это контролировать финансовый "фэйр-плей"», — добавляет Креспо.

Эрвас, который в «KPMG» занимался важными задачами в сфере трудовых отношений в спортивной области, замечает: «Было бы очень трудно законным способом сделать так, чтобы игрок мог разорвать свой контракт. Я не могу ясно представить этот отходной путь, но любое изменение должно было бы следовать после некой более общей реформы профессионального спорта». «Мы не можем подводить законодательную базу под каждый конкретный случай», — добавляет Креспо, рассказывая историю, описывающую исключительность того, что происходило этим летом. «Когда Миятович ушёл из "Валенсии", никто не мог поверить, что он заплатил столь огромную, по тем меркам, сумму отступных — сто миллионов песет. Сейчас рынок вырос и отступные вместе с ним, поскольку в футбол начали вкладываться огромные деньги. Если бы было наоборот — мир без отступных, — возможно, мы получили бы всеобщую забастовку с требованием предусмотреть этот пункт в контракте...».

Все эксперты сходятся во мнении, что нужно сфокусироваться, прежде всего, на экономическом контроле. «Это действительно искажённая реальность, которую необходимо регулировать даже при появлении суверенных фондов», — подчёркивает Эрвас. «Меры регулирования должны эволюционировать, чтобы отвечать требованиям новой реальности и не подвергать риску функционирование, сбалансированность и существование футбольных клубов», — добавляют в «Deloitte».

Более категоричную позицию занимает президент Ла Лиги, Хавьер Тебас, который направил в УЕФА запрос о проведении полноценной проверки операционной деятельности ПСЖ и «Манчестер Сити», контролируемых капиталами, связанными со странами Ближнего Востока: «Это не рынок сошел с ума. Это называется финансовый допинг — когда на рынок обрушивается огромная денежная масса откуда-то со стороны, вызывая инфляцию и разрушая устоявшиеся механизмы работы».

Сама Европейская Ассоциация Клубов признала необходимость пересмотра норм экономического контроля, которые на континентальном уровне сильно отличаются друг от друга. Чтобы глубже вникнуть в проблематику: в то время как клубу из Ла Лиги, если он хочет увеличить свою зарплатную ведомость, необходимо продемонстрировать контракты, которые подтвердят, что в следующем году доходы клуба возрастут, тот же ПСЖ собрался подождать один год, чтобы аккумулировать необходимую сумму, которая позволит ему компенсировать затраты на трансферы Неймара и Мбаппе. А все почему? А потому, что УЕФА всегда анализирует сделки постфактум, и позволяет иметь отрицательную разницу между доходами и расходами до €30 миллионов всегда, когда главный акционер клуба возмещает их очередным вкладом.

Эта организация не очень ясно представляет себе, как можно противостоять новым реалиям — обязывать клубы выплачивать налог на роскошь при определенных трансферах или ограничивать число возможных подписаний новичков. «Нужно ещё поставить вопрос о том, сколько игроков имеет каждый клуб. В Италии, например, есть команды, у которых 103 футболиста числятся на контрактах, и это не "Ювентус". Они никогда не играют, так зачем же они нужны клубам?», — задался на днях вопросом президент УЕФА Александер Чеферин.

FIFPro не разделяет идею ограничения числа игроков, хотя и подтверждает, что идея с налогом на роскошь для больших клубов имеет смысл: «Мы предлагаем другие меры, которые более эффективно ответят на растущий разрыв между бедными и богатыми в футбольном мире: например, прогрессивный налог на трансферные сборы — эти средства будут распределяться между менее богатыми клубами для поддержки и развития молодых футболистов и роста благосостояния основных игроков». «Это совсем непросто, — настаивает Рамос, — если сравнить с другими голосами, которые раздаются в этом секторе». Похоже, именно этот матч окажется самым сложным для футбольной индустрии.

www.barcamania.com

Что такое клаусула и зачем она нужна. | Блог им. Stan

Представьте на секунду, что вам предлагают продать то, с чем вы очень не хотите расставаться. Зная это, вы предварительно устанавливаете минимальную цену, которая в 2-3 раза больше реальной, но если вам ее предложат, то торговаться не имеете права. В таком случае вашу грусть от потери нивелирует радость от набитого кошелька. Это максимально простой пример того, как клаусула работает в футболе. Но у каждой медали есть две стороны.

1. Изначально такое понятие как клаусула пришло к нам из Испании. В контрактах футболистов прописывалась сумма отступных, при выплате которой, клуб, владеющий контрактом, не мог препятствовать уходу игрока. Сейчас эта практика получила распространение и в других странах. Как правило сумма, за которую клуб согласен отпустить футболиста, нарочно завышается в несколько раз. Во-первых, для того, чтоб не так легко было потерять своих лидеров. Во-вторых, на случай прогнозируемого прогресса футболиста. В-третьих, для того, чтоб обезопасить себя и гарантированно получить достойную компенсацию, если трансфер осуществится. Но клаусула отнюдь не является 100% гарантией того, что клуб получит сумму отступных в полной мере. Так, скажем, если реальная цена футболиста 10 млн, а клаусула составляет 30, то, вероятнее всего, что клубу-владельцу прийдется идти на уступки. Конечно, если присутствует заинтересованность в продаже.

2. Та самая вторая сторона — это игрок и агент, который его представляет. Так сложилось, что клубу и футболисту априори не может быть выгодно одно и то же. И зарплата — яркий тому пример. Исключением являются агенты, что могут получать премиальные, проворачивая трансферы. С клаусулой ситуация идентичная зарплате, интересы игрока и клуба здесь расходятся. Любому футболисту не выгодно подписывать контракт с очень завышенной суммой отступных, тем самым рискуя «застрять» на одном месте на долго. Поэтому каждый агент должен реально оценивать своего клиента, и при заключении контракта, пытаться выбить для него клаусулу поменьше. Если, например, реальная цена на игрока варьируется между 15-20 млн, то никто не согласиться заплатить за него условные 50, даже если это прописано в контракте. Предложение меньше 50 млн может быть отвергнутым, а значит, футболисту прийдется ждать завершения контракта, чтоб покинуть команду. В таких случаях, как правило, игрока редко отпускают бесплатно, предпочитая продать за пол года-год до конца контракта, чтоб выручить хоть какие-то деньги.

Твитнуть

www.profootball.ua

stadion-kuban.ru

Маротта: «Суммы отступных в контрактах игроков

Англия. Премьер-Лига 2018/2019, 15 тур 1 X 2
22:45 сегодня  Борнмут -:-  Хаддерсфилд 1.65 3.7 5.6
22:45 сегодня  Вест Хэм -:-  Кардифф 1.62 3.8 5.6
22:45 сегодня  Брайтон энд Хоув -:-  Кристал Пэлас - - -
23:00 сегодня  Уотфорд -:-  Манчестер Сити 10.8 6 1.3
Аргентина. Суперлига 2018/2019, 14 тур 1 X 2
01:20 Матч завершен Сан-Мартин С-Х 2:0 Унион СФ 3.35 2.95 2.25
01:20 Матч завершен Велес Сарсфилд 2:0 Росарио Сентраль 1.52 3.75 6.4
03:30 Матч завершен Уракан 1:1 Дефенса 1.4 3.45 16
03:30 Матч завершен Тальерес Кордоба 1:3 Расинг Клуб 50 12 1.05
Болгария. Первая лига 2018/2019, 18 тур 1 X 2
16:00 Матч завершен Берое 0:1 Черно Море 10 3.05 1.52
18:30 сегодня Локомотив Пл -:- Ботев Пл 2.7 3.3 2.45

www.soccer.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *