Мандрыкин вениамин анатольевич сейчас – Экс вратарь ЦСКА Вениамин Мандрыкин: Младший сын спрашивал: «Почему папа так долго болеет?» — Red Blue Blog — Блоги

Новости

Экс вратарь ЦСКА Вениамин Мандрыкин: Младший сын спрашивал: «Почему папа так долго болеет?» - Red Blue Blog - Блоги

Уже семь лет, как бывший вратарь сборной России (Вениамин Мандрыкин провел в ней два матча) учится жить с ограничениями. Тяжелая авария в 2010 году, случившаяся, к сожалению, по его вине, потребовала долгого и трудного восстановления. Увы, оно получилось неполным: Мандрыкин не может ходить. В интервью «Спорту День за Днем» Вениамин рассказал, как смотрит на мир после перелома позвоночника.

 

— Как ваше самочувствие? Есть ли какие-то позитивные моменты?— Нет, ничего не изменилось. Как говорили врачи, первые три года может что-то улучшаться, идти восстановление, а потом наступает предел — и все, живешь с тем, что есть.

— Что вы смогли улучшить за эти три года?— Начал двигать руками — для меня это был прорыв, потому что первые три года после того, как пришел в сознание, я даже голову не мог повернуть. Потом стал работать руками — и все, восстановление закончилось.

— Как проводите свой обычный день?— Дома в основном, особо никуда не выйти.

— На футбол не приглашают?— Зовут, конечно. Вот когда ЦСКА новый стадион построил, например, приглашали. Но для того, чтобы мне попасть на стадион, существует довольно много организационных хлопот — специальный автомобиль для транспортировки, другие проблемы. Да и мне самому будет тяжело физически провести целый день «на ногах», если говорить образно. Больше намучаешься, чем получишь удовольствие. Я слежу за всем по телевизору, правда, наш чемпионат смотрю мало, только центральные игры.

— С футболистами ЦСКА как-то поддерживаете отношения?— Сейчас реже, чем раньше. Да и команда уже поменялась, я там знаю только старожилов — братьев Березуцких да Игнашевича с Акинфеевым. Игорь заезжал пару лет назад на Новый год. Вова Габулов тоже навещал, ребята из других клубов.

— Как-то финансово ЦСКА помогает?— Нет, да мне и не надо ничего.

— Вспомните день аварии. Можно ли было ее избежать?— Если бы я знал, то избежал бы, конечно. Любой человек, когда попадает в такую неприятность, сказал бы так же. Я же не самоубийца. Произошло так, как произошло. История сослагательных наклонений не любит.

— Когда пришли в сознание?— Последнее, что помнил в момент аварии, — не справился с управлением и въехал в бордюр правым колесом — машина перевернулась, а после падения на крышу я потерял сознание. Проснулся поздновато, где-то через полтора месяца после аварии, был в медикаментозной коме. После разговора с врачами осознал, что меня ждет новая жизнь, что полного восстановления не будет.

— Как вы восприняли эту новость?— Главное, что выжил. Голова работает, головной мозг не пострадал, только ограничения в подвижности. Я это принял и начал жить по-новому.

— Что для вас было самым тяжелым после того, как узнали об этом?— Были трудности физического характера — первые четыре месяца я дышать сам не мог, был на аппарате искусственного дыхания. Тяжело было уйти от этого аппарата и начать дышать самому.

— Кто на первых порах помог больше всего?— Конечно, родные и близкие — мать, сестра, дети, которые постоянно приходили ко мне.

— Как дети реагировали на ваше состояние?— Старший, который пошел в первый класс, уже все понимал, расспрашивал, интересовался, как может такое быть. Младший сын спрашивал: «Что папа так долго болеет? Я когда болею — врач укол сделает, и выздоравливаю».

— Сейчас, когда дети подросли, чувствуете их внимание к себе?

— Конечно, они приходят, рассказывают свои новости, про школьные успехи. Уже привыкли. Они тоже понимают мое состояние. Человек такое существо, которое ко всему приспосабливается. Люди, например, говорят, что и в тюрьме тяжело только первый месяц, а потом привыкают.

Характер закаляется в горах

— Болельщики вас вспоминают?— Фанаты приходили, поздравляли с днем рождения, на десятилетие победы в Кубке УЕФА тоже приходили — специально майку сделали с надписью в честь той победы. Я же в социальных сетях ни с кем не общаюсь. Возможно, если бы там был — общения было бы еще больше.

— Вы как-то говорили, что для вас самое сложное — это недостаток внимания.— Да нет у меня недостатка в этом. Если бы я искал общения и не находил — тогда да. Но я особо не ищу. Поэтому мне и социальные сети не нужны. Интернет — это зло. Я имел в виду, что если бы у меня был недостаток в общении, это бы меня расстраивало.

— Не секрет, что футболисты в ваше время уже зарабатывали хорошие деньги. Те средства, которые вы тогда заработали, позволяют до сих пор себя чувствовать уверенно?— Да, позволяют. Многие друзья и знакомые предлагали организовать фонд помощи мне из-за того, что не могу работать. Я отказался, потому что ни в чем не нуждаюсь, прокормить себя могу. Мне будет неудобно и стыдно, если болельщики ЦСКА будут платить деньги в этот фонд, потому что есть те, кто в этом нуждается больше.

— За годы, прошедшие после аварии, вы изменились, что-то переосмыслили в жизни?— Я стал больше думать не о себе. Это не значит, что до аварии я думал только о себе, нет. Я всегда думал о родных и друзьях и помогал им. Но раньше я жил в постоянном жестком ритме — тренировки, выезды, игры, сборы. А сейчас всего этого нет, и думаешь о близких и тех, кто тебя окружает. Как им помочь? Как им улучшить жизнь? Я вообще понял, что человеку мало чего надо. Вся эта суета, желание заработать больше и больше — это не очень хорошо.

— Вы рано потеряли отца. Что самое главное от него взяли?— Когда мы жили во Владикавказе, он любил брать меня с собой на прогулки в горы. И всегда по­вторял, что надо доходить до цели. Помню, мне тогда было лет шесть, с утра с ним выходили на очередной перевал, а к вечеру надо было обязательно вернуться, чтобы в ночь не оставаться — все-таки небезопасно. Я помню, что уставал, но отец говорил: «Хоть медленно, хоть на четвереньках надо идти. Останавливаться нельзя». И вот я преодолевал себя, доходил до цели.

— А сейчас какие цели вы перед собой ставите?— Чтобы моим близким было хорошо. Стараюсь всячески помочь детям в учебе, даю наставления, советы.

Несмотря на конкуренцию, с Акинфеевым были приятелями

— Помните тот день, когда впервые встали в ворота профессионального клуба?— Конечно, это был 1998 год. Тогда была еще высшая лига, я вышел на замену в составе «Алании» в конце матча с «Жемчужиной». А полный матч сыграл уж в следующем году с «Сатурном». Спасибо Валерию Георгиевичу Газзаеву за то, что поверил и дал шанс дебютировать.

— Вспомните золотой сезон 2003 года. Чем он вам запомнился?— У нас была новая команда, сплоченный коллектив получился, несмотря на то что оказывалось серьезное давление, потому что никто не ждал другого результата, кроме победы. Но у нас и уверенность была большая в своих силах. А вообще редко такое бывает, когда команду собирают с нуля и она сразу выстреливает.

— Вы конкурировали в ЦСКА с Игорем Акинфеевым, который не очень любит общаться с прессой. Расскажите о нем?— Раз не общается, значит, не очень хочет. Вы знаете, несмотря на то, что мы были конкурентами, у нас были замечательные отношения. Когда со мной случилась авария, он ко мне несколько раз домой приезжал.

— Сейчас созваниваетесь?— Да нет. Я стараюсь никому не звонить. Зачем? Навязываться не хочется. Я все понимаю, я сам играл, времени у футболистов на отдых практически нет. Иногда просто хочется прийти и на диване полежать – ни видеть никого и не слышать.

— Вами же интересовались европейские команды. Когда был самый реальный шанс уехать в Европу?— Когда был в «Алании», находился две недели на просмотре в «Бордо». Тренировался, по игре подошел, но клубы не договорились. В те времена все хотели уехать за границу, потому что для русских футболистов это был шаг вперед.

— А почему сейчас не уезжают?— Потому что в средние европейские клубы наши игроки не хотят идти. Во-первых, потому что они и не сильнее наших лучших клубов, а по финансам даже уступают им. А в топ-клубы наших игроков не зовут. Я уверен, что если топ-клуб захочет купить игрока, то он его купит.

— В ЦСКА вы были не только во время триумфа, когда выиграли Кубок УЕФА, но и поучаствовали в позорном матче с «Вардаром». Что там случилось?

— Все понимали, что мы обделались. Это был наш шанс попасть в Лигу чемпионов. Выяснять отношения не было смысла. Такие поражения бывают не только в футболе, но и в любом спорте. Я не скажу, что кто-то не хотел, или играли на одной ноге. Просто бывают такие матчи, это не объяснить – только футболисты могут понять.

— А какую-нибудь историю связанную с победой ЦСКА в Кубке УЕФА вспомните?— Про сам кубок не расскажу, расскажу другое. Тогда же ЦСКА постоянно обыгрывал «Спартак». А после победы в Кубке УЕФА на третий день нас ждало главное дерби страны. Конечно, отметили мы победу в кубке хорошо. Самолет, шампанское – все как полагается. Все думали, что у «Спартака» все шансы нас обыграть, учитывая наше состояние. И тут мы их обыгрываем 3:1, Вася Березуцкий заходит в раздевалку: «Если они нас и пьяных не обыграли, значит никогда в жизни не выиграют!».

www.sports.ru

биография футболиста, спортивная карьера и интересные факты

Старинная футбольная пословица гласит: "Вратарь - это половина команды". В действительности найти по-настоящему хорошего голкипера, который своей игрой выводил бы команду в финалы различных кубков, не так-то и просто. Несмотря на это, в рамке ворот грандов футбола, как российского, так и мирового, всегда находится вратарь, на которого может положиться тренер и вся команда. Данная статья расскажет историю жизни одного из самых великих голкиперов ЦСКА XXI века - Вениамина Мандрыкина.

Вениамин Анатольевич Мандрыкин: биография спортмена

"Футбол был его жизнью, хотя никто не думал, что он станет профессионалом", - так вспоминает первые шаги своего сына на футбольном поле его отец.

Будущий голкипер Вениамин Мандрыкин родился в Оренбурге, но из-за вынужденного переезда во Владикавказ начал свою карьеру именно там. Свои первые занятия он провел в спортивной школе "Юность", где он играл на позиции центрального нападающего, но, как часто бывает в юношеском футболе, его перевели на позицию голкипера из-за высоких показателей антропометрии тела.

Уже к 15-ти годам его рост достигал 186 сантиметров, что, понятное дело, давало ему преимущество в конкуренции со своими одногодками. На тот момент даже сам Вениамин Мандрыкин не рассматривал свое увлечение как нечто серьезное, и поэтому в 1993 году он покинул родную спортивную школу, поступив учиться в высшее учебное заведение. Сомнения в своих силах у юноши были настолько сильны, что он был вынужден покинуть любимое дело и окунуться в обыденность.

Мандрыкин Вениамин Анатольевич: футбол - его судьба

Даже учитывая тот факт, что он уже успел попрощаться с мечтами о футболе, Вениамин принял приглашение главного тренера спортивной школы "Спартак" (которая сегодня называется "Алания") и отправился вместе с этой командой на юношеский турнир. Он проходил в США. Как бы странно это ни звучало, но "Спартак" выиграл в том турнире у довольно-таки сильных команд, благодаря чему Вениамин Мандрыкин решил продолжить заниматься футболом.

На юношеском уровне голкипер успел впечатлить многих тренеров клубов высшего дивизиона чемпионата России, но из всех предложений он выбрал "Аланию", которую на тот момент тренировал не кто-либо, а сам Валерий Газаев. Именно этот переход и игра за владикавказский клуб сделала его тем, кого знают футбольные фанаты. Как говорится: "Все, что ни делается - к лучшему".

Период в Алании

Перейдя в 1997 г. в местную команду из города, где он играл, голкипер сделал очень правильный выбор. Валерий Газаев, который на тот момент тренировал команду, прежде всего славится своим доверием к молодым футболистам, что являлось огромным плюсом для такого новичка, как Мандрыкин Вениамин Анатольевич.

Его, кстати, относят к тем самым звездам, которых российский тренер открыл, работая в разных командах. То есть Мандрыкина можно поставить в один ряд с футболистами такого калибра, как Андрей Ярмоленко, за которым охотятся топ-клубы английской Премьер-Лиги, Денис Гармаш, который является основным полузащитником чемпионов Украины - киевского "Динамо".

Можно сказать, что Валерий Георгиевич дал спортсмену ту самую путевку в "большой футбол". Три сезона подряд можно было смело говорить о том, что Мандрыкин Венимамин Анатольевич - вратарь номер 2. Его предшественник - Заур Хапов - был очень опытен и, понятное дело, хотел поиграть еще пару лет на высоком уровне, но травмировавшись, уступил место в рамке ворот молодому Вениамину. Отыграв сезон, регулярно выходя в стартовом составе владикавказской "Алании", Мандрыкин переходит в столичный клуб.

Переход в ЦСКА

Наверное, Валерия Газаева уже можно называть футбольным отцом Мандрыкина, так как именно он привел голкипера в клуб, который после этого далеко не один раз становился чемпионом России, регулярно выступая в самом престижном клубном турнире Европы - Лиге Чемпионов.

Сказать, что выступления за армейцев были очень успешными - ничего не сказать. Молодой голкипер выиграл конкуренцию не у кого-либо, а у легенды российского футбола - Руслана Нигматулина. К сожалению, такое выступление на мажорной ноте не продлилось долго, и в конце сезона 2002-2003 г. Мандрыкин Вениамин получил травму, которая отодвинула шансы голкипера на успешную конкуренцию достаточно далеко.

Это, к слову, была не самая худшая новость - хуже было то, что Валерий Газаев нашел себе нового любимчика-юниора, имя которого сейчас знает каждый футбольный болельщик: Игоря Акинфеева.

Трудно быть сменщиком Игоря Акинфеева

Непросто бороться за место в стартовом составе, если твой конкурент за место сам Игорь Акинфеев (хотя на тот момент он и не был так велик). Еще недавно ЦСКА, выходя на матч, вносили в заявку имя Вениамин Мандрыкин. Чемпионат России восхищался игрой этого голкипера, и он даже успел сыграть 2 матча за сборную России, учитывая, что основным голкипером россиян долгое время являлся Вячеслав Малафеев.

Время шло, а футбольное мастерство голкипера не росло, так как он не получал должной игровой практики. Можно сказать, что факт игры в великом клубе, который на каждую позицию имел огромную конкуренцию, и подкосил Мандрыкина, и без того всегда не слишком уверенного в себе.

Это опускание рук, естественно, ни к чему хорошему не привело, и таким образом некогда отличный голкипер крепко засел на скамью запасных вплоть до 2008 года. Помимо этого, нужно вспомнить тот момент, что ЦСКА отказался продавать Мандрыкина в "Рубин", несмотря на то что даже руководство скептически относилась к перспективам вратаря в клубе армейцев.

Путешествия по арендам

Такое сидение на скамейке запасных и туманное будущее вынудило и футболиста, и руководство клуба искать варианты выхода из ситуации. Понятное дело, что давать ему больше игрового времени они не могли, так как Акинфеев честно выиграл конкуренцию и был готов играть не просто в каждом матче, а по дополнительной игре в неделю. Такая ситуация привела к тому, что было принято решение отправить Вениамина Мандрыкина в аренду. Это дало бы ему возможность получить достаточно игровой практики, окрепнуть и вернуться защищать цвета армейского клуба.

Первый арендный опыт Мандрыкин Вениамин Анатольевич получил в 2008 г., когда перешел в томскую "Томь". В этом клубе голкипер тут же стал основным, чего так давно не случалось в его карьере, наполненной историями, по которым можно снимать фильмы в жанре драмы.

Личная жизнь

Личная жизнь известного голкипера московского ЦСКА это тема для серьезных дискуссий. Нельзя назвать Вениамина примерным семьянином. Так, в 2008 году его жена Диана последовала за супругом в Томск, но уже в 2009 г. голкипер появлялся на людях в компании совершенно другой дамы - Марии Шуравиной.

По информации некоторых приближенных к семье источников, пятилетний сын Марии уже называл футболиста папой. И исходя из этой информации, можно сказать, что этот роман длился и во время брака между Дианой и Вениамином.

В 2010 году Вениамин Мандрыкин развелся со своей супругой, а через пару месяцев у него была запланирована свадьба Марией. Новоиспеченная невеста давно знала Веню, ведь ее квартира находилась всего одним этажом выше.

Роковая авария

В чемпионате был небольшой перерыв, и президент "Динамо" (Брянск) дал своим футболистам отдохнуть, объявив выходной на 4 дня - небывалая роскошь для профессионального футбола. Никто из окружения футболиста не может теперь ответить на вопрос о том, почему он не доехал домой в Москву. Дорога из Брянска заняла бы не более трех часов на автомобиле.

Неизвестно, нарушал ли Вениамин Мандрыкин режим, выпивал ли, но все говорят о нем только положительные вещи, называя его профессионалом с большой буквы. Трудно сказать, что случилось с футболистом в ту ужасную ночь с 9 на 10 ноября.

Согласно протоколу ГИБДД, автомобиль футболиста не остановился на требование патрульного, из-за чего началось преследование, от которого Мандрыкин скрывался. Скорость движения была значительно превышена, и, не справившись с управлением, футболист вылетел в кювет с дороги и врезался прямиком в дерево.

Травмы оказались очень серьезными и, на первый взгляд, не совместимыми с жизнью. Наутро все СМИ гудели о том, что в больницу был доставлен Вениамин Мандрыкин, состояние игрока очень тяжелое. Многие выдвигали предположение, что футболист был пьян, и именно поэтому случилось данное ДТП, но анализ крови это опроверг - в крови футболиста не было найдено ничего запрещенного. Именно поэтому по сегодняшний день причины этой аварии остаются загадкой.

Поддержка превыше всего

На первый матч следующего сезона футболисты брянского "Динамо" вышли в футболках с надписями в поддержку игрока их команды. Помимо этого выздоровление футболиста до сегодняшнего дня финансирует футбольный клуб "ЦСКА", что вызывает уважение. Врачи сказали, что в футбол Мандрыкин Вениамин Анатольевич - вратарь с большой буквы - играть больше не сможет, и дай Бог, чтобы он смог ходить, но время покажет. А пока остается только надеяться, что с известным в прошлом голкипером, имеющим множество заслуг и наград, все будет хорошо, и он пойдет на скорую поправку.

fb.ru

Вениамин Мандрыкин: Младший сын спрашивал: «Почему папа так долго болеет?»

Уже семь лет, как бывший вратарь сборной России (Вениамин Мандрыкин провел в ней два матча) учится жить с ограничениями. Тяжелая авария в 2010 году, случившаяся, к сожалению, по его вине, потребовала долгого и трудного восстановления. Увы, оно получилось неполным: Мандрыкин не может ходить. В интервью «Спорту День за Днем» Вениамин рассказал, как смотрит на мир после перелома позвоночника.

«Последнее, что помню, — въехал в бордюр правым колесом»

— Как ваше самочувствие? Есть ли какие-то позитивные моменты?
— Нет, ничего не изменилось. Как говорили врачи, первые три года может что-то улучшаться, идти восстановление, а потом наступает предел — и все, живешь с тем, что есть.

— Что вы смогли улучшить за эти три года?
— Начал двигать руками — для меня это был прорыв, потому что первые три года после того, как пришел в сознание, я даже голову не мог повернуть. Потом стал работать руками — и все, восстановление закончилось.

— Как проводите свой обычный день?
— Дома в основном, особо никуда не выйти.

— На футбол не приглашают?
— Зовут, конечно. Вот когда ЦСКА новый стадион построил, например, приглашали. Но для того, чтобы мне попасть на стадион, существует довольно много организационных хлопот — специальный автомобиль для транспортировки, другие проблемы. Да и мне самому будет тяжело физически провести целый день «на ногах», если говорить образно. Больше намучаешься, чем получишь удовольствие. Я слежу за всем по телевизору, правда, наш чемпионат смотрю мало, только центральные игры.

— С футболистами ЦСКА как-то поддерживаете отношения?
— Сейчас реже, чем раньше. Да и команда уже поменялась, я там знаю только старожилов — братьев Березуцких да Игнашевича с Акинфеевым. Игорь заезжал пару лет назад на Новый год. Вова Габулов тоже навещал, ребята из других клубов.

— Как-то финансово ЦСКА помогает?
— Нет, да мне и не надо ничего.

— Вспомните день аварии. Можно ли было ее избежать?
— Если бы я знал, то избежал бы, конечно. Любой человек, когда попадает в такую неприятность, сказал бы так же. Я же не самоубийца. Произошло так, как произошло. История сослагательных наклонений не любит.

— Когда пришли в сознание?
— Последнее, что помнил в момент аварии, — не справился с управлением и въехал в бордюр правым колесом — машина перевернулась, а после падения на крышу я потерял сознание. Проснулся поздновато, где-то через полтора месяца после аварии, был в медикаментозной коме. После разговора с врачами осознал, что меня ждет новая жизнь, что полного восстановления не будет.

— Как вы восприняли эту новость?
— Главное, что выжил. Голова работает, головной мозг не пострадал, только ограничения в подвижности. Я это принял и начал жить по-новому.

— Что для вас было самым тяжелым после того, как узнали об этом?
— Были трудности физического характера — первые четыре месяца я дышать сам не мог, был на аппарате искусственного дыхания. Тяжело было уйти от этого аппарата и начать дышать самому.

— Кто на первых порах помог больше всего?
— Конечно, родные и близкие — мать, сестра, дети, которые постоянно приходили ко мне.

— Как дети реагировали на ваше состояние?
— Старший, который пошел в первый класс, уже все понимал, расспрашивал, интересовался, как может такое быть. Младший сын спрашивал: «Что папа так долго болеет? Я когда болею — врач укол сделает, и выздоравливаю».

— Сейчас, когда дети подросли, чувствуете их внимание к себе?
— Конечно, они приходят, рассказывают свои новости, про школьные успехи. Уже привыкли. Они тоже понимают мое состояние. Человек такое существо, которое ко всему приспосабливается. Люди, например, говорят, что и в тюрьме тяжело только первый месяц, а потом привыкают.

Характер закаляется в горах

— Болельщики вас вспоминают?
— Фанаты приходили, поздравляли с днем рождения, на десятилетие победы в Кубке УЕФА тоже приходили — специально майку сделали с надписью в честь той победы. Я же в социальных сетях ни с кем не общаюсь. Возможно, если бы там был — общения было бы еще больше.

— Вы как-то говорили, что для вас самое сложное — это недостаток внимания.
— Да нет у меня недостатка в этом. Если бы я искал общения и не находил — тогда да. Но я особо не ищу. Поэтому мне и социальные сети не нужны. Интернет — это зло. Я имел в виду, что если бы у меня был недостаток в общении, это бы меня расстраивало.

— Не секрет, что футболисты в ваше время уже зарабатывали хорошие деньги. Те средства, которые вы тогда заработали, позволяют до сих пор себя чувствовать уверенно?
— Да, позволяют. Многие друзья и знакомые предлагали организовать фонд помощи мне из-за того, что не могу работать. Я отказался, потому что ни в чем не нуждаюсь, прокормить себя могу. Мне будет неудобно и стыдно, если болельщики ЦСКА будут платить деньги в этот фонд, потому что есть те, кто в этом нуждается больше.

— За годы, прошедшие после аварии, вы изменились, что-то переосмыслили в жизни?
— Я стал больше думать не о себе. Это не значит, что до аварии я думал только о себе, нет. Я всегда думал о родных и друзьях и помогал им. Но раньше я жил в постоянном жестком ритме — тренировки, выезды, игры, сборы. А сейчас всего этого нет, и думаешь о близких и тех, кто тебя окружает. Как им помочь? Как им улучшить жизнь? Я вообще понял, что человеку мало чего надо. Вся эта суета, желание заработать больше и больше — это не очень хорошо.

— Вы рано потеряли отца. Что самое главное от него взяли?
— Когда мы жили во Владикавказе, он любил брать меня с собой на прогулки в горы. И всегда по­вторял, что надо доходить до цели. Помню, мне тогда было лет шесть, с утра с ним выходили на очередной перевал, а к вечеру надо было обязательно вернуться, чтобы в ночь не оставаться — все-таки небезопасно. Я помню, что уставал, но отец говорил: «Хоть медленно, хоть на четвереньках надо идти. Останавливаться нельзя». И вот я преодолевал себя, доходил до цели.

— А сейчас какие цели вы перед собой ставите?
— Чтобы моим близким было хорошо. Стараюсь всячески помочь детям в учебе, даю наставления, советы.

Несмотря на конкуренцию, с Акинфеевым были приятелями

— Помните тот день, когда впервые встали в ворота профессионального клуба?
— Конечно, это был 1998 год. Тогда была еще высшая лига, я вышел на замену в составе «алании» в конце матча с «Жемчужиной». А полный матч сыграл уж в следующем году с «Сатурном». Спасибо Валерию Георгиевичу Газзаеву за то, что поверил и дал шанс дебютировать.

— Вспомните золотой сезон 2003 года. Чем он вам запомнился?
— У нас была новая команда, сплоченный коллектив получился, несмотря на то что оказывалось серьезное давление, потому что никто не ждал другого результата, кроме победы. Но у нас и уверенность была большая в своих силах. А вообще редко такое бывает, когда команду собирают с нуля и она сразу выстреливает.

— Вы конкурировали в ЦСКА с Игорем Акинфеевым, который не очень любит общаться с прессой. Расскажите о нем?
— Раз не общается, значит, не очень хочет. Вы знаете, несмотря на то, что мы были конкурентами, у нас были замечательные отношения. Когда со мной случилась авария, он ко мне несколько раз домой приезжал.

— Сейчас созваниваетесь?
— Да нет. Я стараюсь никому не звонить. Зачем? Навязываться не хочется. Я все понимаю, я сам играл, времени у футболистов на отдых практически нет. Иногда просто хочется прийти и на диване полежать – ни видеть никого и не слышать.

— Вами же интересовались европейские команды. Когда был самый реальный шанс уехать в Европу?
— Когда был в «алании», находился две недели на просмотре в «Бордо». Тренировался, по игре подошел, но клубы не договорились. В те времена все хотели уехать за границу, потому что для русских футболистов это был шаг вперед.

— А почему сейчас не уезжают?
— Потому что в средние европейские клубы наши игроки не хотят идти. Во-первых, потому что они и не сильнее наших лучших клубов, а по финансам даже уступают им. А в топ-клубы наших игроков не зовут. Я уверен, что если топ-клуб захочет купить игрока, то он его купит.

— В ЦСКА вы были не только во время триумфа, когда выиграли Кубок УЕФА, но и поучаствовали в позорном матче с «Вардаром». Что там случилось?
— Все понимали, что мы обделались. Это был наш шанс попасть в Лигу чемпионов. Выяснять отношения не было смысла. Такие поражения бывают не только в футболе, но и в любом спорте. Я не скажу, что кто-то не хотел, или играли на одной ноге. Просто бывают такие матчи, это не объяснить – только футболисты могут понять.

— А какую-нибудь историю связанную с победой ЦСКА в Кубке УЕФА вспомните?
— Про сам кубок не расскажу, расскажу другое. Тогда же ЦСКА постоянно обыгрывал «спартак». А после победы в Кубке УЕФА на третий день нас ждало главное дерби страны. Конечно, отметили мы победу в кубке хорошо. Самолет, шампанское – все как полагается. Все думали, что у «спартака» все шансы нас обыграть, учитывая наше состояние. И тут мы их обыгрываем 3:1, Вася Березуцкий заходит в раздевалку: «Если они нас и пьяных не обыграли, значит никогда в жизни не выиграют!».


Источник: sportsdaily.ru

rbworld.org

«ВРАЧИ УЖЕ НИЧЕГО НЕ ГОВОРЯТ»

Давно не было новостей о том, как себя чувствует экс-вратарь ЦСКА Вениамин Мандрыкин. В ноябре 2010 года он в автокатастрофе в Брянске сломал позвоночник.

Футболист попал в аварию ночью, врезавшись за рулем своего «Porsche Cayenne» в дерево, после чего автомобиль опрокинулся.

Мандрыкин почти год находился в реанимации, в реабилитационный центр был переведен только в начале октября 2011 года. В сентябре 2012 года сказал, что идет на поправку: начал приподнимать спину, двигать правой рукой. Корреспондент sovsport.ru позвонил Мандрыкину.

– Два года назад вы дали интервью «Советскому Спорту», что-то изменилось с тех пор?

– Все по-старому. Живу на «Войковской» с мамой, сестрой и ее сыном.

Говорили: главное, чтобы зашевелились пальцы – «тогда, считай, здоровый человек». – Никаких изменений. Врачи уже ничего не говорят. Приходят, занимаются – массаж, лечебная физкультура. У всех парализованных так. Что восстанавливается в самом начале, то и работает, а дальше никак.

Как проходит ваш обычный день? – Просыпаюсь, когда хочу. Дальше все зависит от инструкторов по физкультуре. У них же я не один такой – как распределят, кому какое время. Час – массаж, час – лечебная физкультура. Работают две недели, потом перерыв два месяца.

Все так же подтягиваетесь, играете в теннис? – Подтягиваюсь условно, с помощью инструктора. А в теннис уже не играю. Это когда ездил в реабилитационный центр, пытался. Ракетки эластичным бинтом привязывали к рукам.

Не хотите сменить обстановку? Сейчас в кресле можно хоть куда! – Предлагают, но желания нет. Можно ездить и в реабилитационный центр, но мне комфортнее дома. Сам себе хозяин, а в центре надо подстраиваться под расписание.

У бывшего нападающего «Спортинга» Сергея Щербакова такая же травма? – Нет, у него перелом где-то в грудном отделе, а у меня – шея. Поэтому у него легче случай, только ноги парализованы. У меня ниже плеч ничего не действует.

Щербаков работает в «Локомотиве» в селекционном отделе, у вас были варианты стать комментатором, экспертом? – Предложений не было. Без меня хватает экспертов (смеется).

ЦСКА помогает? – А зачем? Уже ничего не надо. Есть государственная программа, такие, как я, все на контроле.

Не создается ощущение, что забывают? – Да нет, я общаюсь – и с ребятами, и с руководством ЦСКА. Фанаты недавно приезжали, поздравили с десятилетием победы в Кубке УЕФА. Подарили специальные майки. Да и вообще приезжают, поздравляют с днем рождения. Спасибо всем большое! Главное – не подарки, а внимание. Все у меня, как у других. Есть и будни, есть и праздники. Главный праздник, когда кто-то приходит.

Дети приходят? – В выходные, в каникулы. Старший, Давид, по-прежнему футболом не интересуется, для него главное – школа.

Окно в мир – телевизор? – Да, работает целый день – и для фона, и для информации. Смотрю футбол, хоккей. Интернет? В этом деле не участвую.

Кто будет чемпионом? – ЦСКА. Конечно, осталось больше половины чемпионата, все может случиться, и «Зенит» сейчас здорово идет. Но для ЦСКА главное до перерыва доиграть, не теряя очков, а там дальше проблем не будет.

Как вам вратари в чемпионате? – По именам не хочется обсуждать, но общий уровень, мне кажется, за последнее время снизился. Но это, может, временный спад.

Какие сны снятся? – Во сне всегда хожу, всегда здоров.

Держитесь! Может, наука что-то и придумает. – Спасибо! Всем привет!

www.kp.ru

Вениамин Мандрыкин, вратарь - Sports.ru

Показывать  Новости Материалы Записи в блогах Фото Видео

Сегодня Павел Мамаев и Александр Кокорин находятся под стражей в статусе подозреваемых по уголовному делу. Телега РПЛ вспоминает футболистов, выступавших в России и имевших проблемы с законом и нравственностью, которые могут составить парням компанию в символической сборной.

Рейтинг +50

Сегодня мы вспомним первое чемпионство, в рамках розыгрыша РФПЛ, футбольного клуба ЦСКА(Москва), а точнее тех игроков, которые добыли эту победу!

Рейтинг +89

Он проигрывал в казино машины и квартиры.

Рейтинг +53

Любители футбола со стажем помнят Дмитрия Крамаренко по выступлениям за «Аланию», «Динамо» и ЦСКА. Идею сделать интервью с ним нам предложил Валерий Минько, с которым Дмитрий Сергеевич сегодня работает в ДЮСШ ПФК ЦСКА. Новый «Разговор с армейцем» перенесет вас на два десятилетия назад и откроет вам новые страницы российского футбола девяностых и начала нулевых.

Рейтинг +38

Уже семь лет, как бывший вратарь сборной России (Вениамин Мандрыкин провел в ней два матча) учится жить с ограничениями. Тяжелая авария в 2010 году, случившаяся, к сожалению, по его вине, потребовала долгого и трудного восстановления. Увы, оно получилось неполным: Мандрыкин не может ходить. В интервью «Спорту День за Днем» Вениамин рассказал, как смотрит на мир после перелома позвоночника.

Рейтинг +21

Рейтинг +10

23 августа 2017 15:30|Блог Пон

Их первое российское золото.

Рейтинг +553

www.sports.ru

Снится, что здоров и хожу

Пять лет назад, в ноябре 2010 года, голкипер брянского «Динамо» Вениамин Мандрыкин попал в страшную автокатастрофу в Брянске, сломал позвоночник и повредил спинной мозг. Футболист долго находился в реанимации. В начале октября 2011 года его перевели в реабилитационный центр. Вениамин начал приподнимать спину, двигать правой рукой. В интервью корреспонденту «Советского спорта» экс-вратарь рассказал, как чувствует себя спустя пять лет после аварии.

Сейчас знаменитый футболист живет в Москве на «Войковской» вместе с мамой, сестрой и ее сыном. По-прежнему занимается лечебной физкультурой, массажем. По его словам, каких-то кардинальных изменений в состоянии его здоровья нет:

– Врачи уже ничего не говорят. Приходят, занимаются – массаж, лечебная физкультура. У всех парализованных так. Что восстанавливается в самом начале, то и работает, а дальше никак.

– Как проходит ваш обычный день? – Просыпаюсь, когда хочу. Дальше все зависит от инструкторов по физкультуре. У них же я не один такой – как распределят, кому какое время. Час – массаж, час – лечебная физкультура. Работают две недели, потом перерыв два месяца.

– Не хотите сменить обстановку? Сейчас в кресле можно хоть куда! – Предлагают, но желания нет. Можно ездить и в реабилитационный центр, но мне комфортнее дома. Сам себе хозяин, а в центре надо подстраиваться под расписание.

– Не создается ощущение, что забывают?

Экс-вратарь брянского «Динамо» рассказал, как чувствует себя спустя пять лет после страшной автокатастрофы. Фото: Sovsport.ru

– Да нет, я общаюсь – и с ребятами, и с руководством ЦСКА. Фанаты недавно приезжали, поздравили с десятилетием победы в Кубке УЕФА. Подарили специальные майки. Да и вообще приезжают, поздравляют с днем рождения. Спасибо всем большое! Главное – не подарки, а внимание. Все у меня, как у других. Есть и будни, есть и праздники. Главный праздник, когда кто-то приходит.

– Дети приходят? – В выходные, в каникулы. Старший, Давид, по-прежнему футболом не интересуется, для него главное – школа.

– Окно в мир – телевизор? – Да, работает целый день – и для фона, и для информации. Смотрю футбол, хоккей. Интернет? В этом деле не участвую.

– Какие сны снятся? – Во сне всегда хожу, всегда здоров.

– Держитесь! Может, наука что-то и придумает. – Спасибо! Всем привет!

Полностью интервью с Вениамином Мандрыкиным читайте здесь >>>>

Напомним, страшная авария случилась около часа ночи 10 ноября 2010 года на улице Карачижской в Советском районе Брянска. 29-летний вратарь брянского «Динамо» Вениамин Мандрыкин, ехавший на черном «Порш-Кайене» со стороны улицы Урицкого в сторону «кольца» телецентра, не справился с управлением, наехал на дерево и перевернулся.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Вениамин Мандрыкин родился 30 августа 1981 года в Оренбурге. Трехкратный чемпион России (2003, 2005, 2006). Бронзовый призер чемпионата России (2007). Четырехкратный обладатель Кубка России. Обладатель Кубка УЕФА: 2004/2005. Играл в клубах «Алания», «Томь», «Ростов», «Спартак-Нальчик», «ЦСКА» В списке 33 лучших футболистов чемпионата России: № 3 — 2000. 28 июля 2010 года перешел в брянское «Динамо», вратарь.

www.kp.ru

«Почему папа так долго болеет?»

Уже семь лет, как бывший вратарь сборной России (Вениамин Мандрыкин провел в ней два матча) учится жить с ограничениями. Тяжелая авария в 2010 году, случившаяся, к сожалению, по его вине, потребовала долгого и трудного восстановления. Увы, оно получилось неполным: Мандрыкин не может ходить. В интервью «Спорту День за Днем» Вениамин рассказал, как смотрит на мир после перелома позвоночника.

«Последнее, что помню, — въехал в бордюр правым колесом»

— Как ваше самочувствие? Есть ли какие-то позитивные моменты?

— Нет, ничего не изменилось. Как говорили врачи, первые три года может что-то улучшаться, идти восстановление, а потом наступает предел — и все, живешь с тем, что есть.

— Что вы смогли улучшить за эти три года?

— Начал двигать руками — для меня это был прорыв, потому что первые три года после того, как пришел в сознание, я даже голову не мог повернуть. Потом стал работать руками — и все, восстановление закончилось.

— Как проводите свой обычный день?

— Дома в основном, особо никуда не выйти.

— На футбол не приглашают?

— Зовут, конечно. Вот когда ЦСКА новый стадион построил, например, приглашали. Но для того, чтобы мне попасть на стадион, существует довольно много организационных хлопот — специальный автомобиль для транспортировки, другие проблемы. Да и мне самому будет тяжело физически провести целый день «на ногах», если говорить образно. Больше намучаешься, чем получишь удовольствие. Я слежу за всем по телевизору, правда, наш чемпионат смотрю мало, только центральные игры.

— С футболистами ЦСКА как-то поддерживаете отношения?

— Сейчас реже, чем раньше. Да и команда уже поменялась, я там знаю только старожилов — братьев Березуцких да Игнашевича с Акинфеевым. Игорь заезжал пару лет назад на Новый год. Вова Габулов тоже навещал, ребята из других клубов.

— Как-то финансово ЦСКА помогает?

— Нет, да мне и не надо ничего.

— Вспомните день аварии. Можно ли было ее избежать?

— Если бы я знал, то избежал бы, конечно. Любой человек, когда попадает в такую неприятность, сказал бы так же. Я же не самоубийца. Произошло так, как произошло. История сослагательных наклонений не любит.

— Когда пришли в сознание?

— Последнее, что помнил в момент аварии, — не справился с управлением и въехал в бордюр правым колесом — машина перевернулась, а после падения на крышу я потерял сознание. Проснулся поздновато, где-то через полтора месяца после аварии, был в медикаментозной коме. После разговора с врачами осознал, что меня ждет новая жизнь, что полного восстановления не будет.

— Как вы восприняли эту новость?

— Главное, что выжил. Голова работает, головной мозг не пострадал, только ограничения в подвижности. Я это принял и начал жить по-новому.

— Что для вас было самым тяжелым после того, как узнали об этом?

— Были трудности физического характера — первые четыре месяца я дышать сам не мог, был на аппарате искусственного дыхания. Тяжело было уйти от этого аппарата и начать дышать самому.

— Кто на первых порах помог больше всего?

— Конечно, родные и близкие — мать, сестра, дети, которые постоянно приходили ко мне.

— Как дети реагировали на ваше состояние?

— Старший, который пошел в первый класс, уже все понимал, расспрашивал, интересовался, как может такое быть. Младший сын спрашивал: «Что папа так долго болеет? Я когда болею — врач укол сделает, и выздоравливаю».

— Сейчас, когда дети подросли, чувствуете их внимание к себе?

— Конечно, они приходят, рассказывают свои новости, про школьные успехи. Уже привыкли. Они тоже понимают мое состояние. Человек такое существо, которое ко всему приспосабливается. Люди, например, говорят, что и в тюрьме тяжело только первый месяц, а потом привыкают.

Характер закаляется в горах

— Болельщики вас вспоминают?

— Фанаты приходили, поздравляли с днем рождения, на десятилетие победы в Кубке УЕФА тоже приходили — специально майку сделали с надписью в честь той победы. Я же в социальных сетях ни с кем не общаюсь. Возможно, если бы там был — общения было бы еще больше.

— Вы как-то говорили, что для вас самое сложное — это недостаток внимания.

— Да нет у меня недостатка в этом. Если бы я искал общения и не находил — тогда да. Но я особо не ищу. Поэтому мне и социальные сети не нужны. Интернет — это зло. Я имел в виду, что если бы у меня был недостаток в общении, это бы меня расстраивало.

— Не секрет, что футболисты в ваше время уже зарабатывали хорошие деньги. Те средства, которые вы тогда заработали, позволяют до сих пор себя чувствовать уверенно?

— Да, позволяют. Многие друзья и знакомые предлагали организовать фонд помощи мне из-за того, что не могу работать. Я отказался, потому что ни в чем не нуждаюсь, прокормить себя могу. Мне будет неудобно и стыдно, если болельщики ЦСКА будут платить деньги в этот фонд, потому что есть те, кто в этом нуждается больше.

— За годы, прошедшие после аварии, вы изменились, что-то переосмыслили в жизни?

— Я стал больше думать не о себе. Это не значит, что до аварии я думал только о себе, нет. Я всегда думал о родных и друзьях и помогал им. Но раньше я жил в постоянном жестком ритме — тренировки, выезды, игры, сборы. А сейчас всего этого нет, и думаешь о близких и тех, кто тебя окружает. Как им помочь? Как им улучшить жизнь? Я вообще понял, что человеку мало чего надо. Вся эта суета, желание заработать больше и больше — это не очень хорошо.

— Вы рано потеряли отца. Что самое главное от него взяли?

— Когда мы жили во Владикавказе, он любил брать меня с собой на прогулки в горы. И всегда по­вторял, что надо доходить до цели. Помню, мне тогда было лет шесть, с утра с ним выходили на очередной перевал, а к вечеру надо было обязательно вернуться, чтобы в ночь не оставаться — все-таки небезопасно. Я помню, что уставал, но отец говорил: «Хоть медленно, хоть на четвереньках надо идти. Останавливаться нельзя». И вот я преодолевал себя, доходил до цели.

— А сейчас какие цели вы перед собой ставите?

— Чтобы моим близким было хорошо. Стараюсь всячески помочь детям в учебе, даю наставления, советы.

Несмотря на конкуренцию, с Акинфеевым были приятелями

— Помните тот день, когда впервые встали в ворота профессионального клуба?

— Конечно, это был 1998 год. Тогда была еще высшая лига, я вышел на замену в составе «Алании» в конце матча с «Жемчужиной». А полный матч сыграл уж в следующем году с «Сатурном». Спасибо Валерию Георгиевичу Газзаеву за то, что поверил и дал шанс дебютировать.

— Вспомните золотой сезон 2003 года. Чем он вам запомнился?

— У нас была новая команда, сплоченный коллектив получился, несмотря на то что оказывалось серьезное давление, потому что никто не ждал другого результата, кроме победы. Но у нас и уверенность была большая в своих силах. А вообще редко такое бывает, когда команду собирают с нуля и она сразу выстреливает.

— Вы конкурировали в ЦСКА с Игорем Акинфеевым, который не очень любит общаться с прессой. Расскажите о нем?

— Раз не общается, значит, не очень хочет. Вы знаете, несмотря на то, что мы были конкурентами, у нас были замечательные отношения. Когда со мной случилась авария, он ко мне несколько раз домой приезжал.

— Сейчас созваниваетесь?

— Да нет. Я стараюсь никому не звонить. Зачем? Навязываться не хочется. Я все понимаю, я сам играл, времени у футболистов на отдых практически нет. Иногда просто хочется прийти и на диване полежать — ни видеть никого и не слышать.

— Вами же интересовались европейские команды. Когда был самый реальный шанс уехать в Европу?

— Когда был в «Алании», находился две недели на просмотре в «Бордо». Тренировался, по игре подошел, но клубы не договорились. В те времена все хотели уехать за границу, потому что для русских футболистов это был шаг вперед.

— А почему сейчас не уезжают?

— Потому что в средние европейские клубы наши игроки не хотят идти. Во-первых, потому что они и не сильнее наших лучших клубов, а по финансам даже уступают им. А в топ-клубы наших игроков не зовут. Я уверен, что если топ-клуб захочет купить игрока, то он его купит.

— В ЦСКА вы были не только во время триумфа, когда выиграли Кубок УЕФА, но и поучаствовали в позорном матче с «Вардаром». Что там случилось?

— Все понимали, что мы обделались. Это был наш шанс попасть в Лигу чемпионов. Выяснять отношения не было смысла. Такие поражения бывают не только в футболе, но и в любом спорте. Я не скажу, что кто-то не хотел, или играли на одной ноге. Просто бывают такие матчи, это не объяснить — только футболисты могут понять.

— А какую-нибудь историю связанную с победой ЦСКА в Кубке УЕФА вспомните?

— Про сам кубок не расскажу, расскажу другое. Тогда же ЦСКА постоянно обыгрывал «Спартак». А после победы в Кубке УЕФА на третий день нас ждало главное дерби страны. Конечно, отметили мы победу в кубке хорошо. Самолет, шампанское — все как полагается. Все думали, что у «Спартака» все шансы нас обыграть, учитывая наше состояние. И тут мы их обыгрываем 3:1, Вася Березуцкий заходит в раздевалку: «Если они нас и пьяных не обыграли, значит никогда в жизни не выиграют!».

cska.in

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *