Иван рогач – Рогач, Иван (футболист) — Википедия (с комментариями)

Новости

Рогач, Иван — это… Что такое Рогач, Иван?

Ива́н Рога́ч, укр. Іван Рогач (1913, с. Велике Березне, Закарпатье — 21 февраля, по другим данным 22 февраля 1942, Киев, Бабий Яр) — журналист, закарпатский общественный деятель, член ОУН (крыло Андрея Мельника), молодёжный лидер этой организации. За агитацию в пользу автономии украинских областей Чехословакии подвергался аресту[1]. В 1938—1939 — личный секретарь премьер-министра (позднее президента) Карпатской Украины Августина Волошина, Генеральный писарь Карпатской Сечи (вооружённых сил непризнанного государства), участвовал в боях против войск Чехословакии[2].

В 1941, когда Украина была оккупирована немцами, по заданию А. Мельника в составе Походных групп ОУН приехал в Киев, где вёл пропагандистскую работу при покровительстве киевского бургомистра Владимира Багазия, также члена ОУН. В сотрудничестве с писательницей Оленой Телигой издавал газету «Украинское слово» и журнал «Литавры». Данные издания заявлялись как украинские культурные, тем не менее, число публикаций об украинской культуре было невелико — в статьях прославлялись успехи и политика «победоносной Германии». Вот примеры типичных публикаций из «Украинского слова»:

  • «САМЫЙ БОЛЬШОЙ ВРАГ НАРОДА — ЖИД» (заголовок статьи, 3 октября 1941 года.)
  • «Наша задача — восстановить разрушенную жидо-большевиками украинскую национальную культуру». (Из статьи «Задачи украинской интеллигенции»: там же, 10 октября 1941 года.)

Однако даже небольшая доля проукраинских публикаций вызвала недовольство коменданта Эберхарда, поскольку шла вразрез с оккупационной политикой рейхскомиссара Эриха Коха, не видевшего необходимости в существовании украинских общественных организаций, а тем более в создании украинского государства во главе с Мельником, к чему призывал Рогач. В декабре 1941 журнал был закрыт, а в газете было помещено объявление:

«К нашему читателю!

С сегодняшнего дня украинская газета будет выходить в новом виде, под названием „Новое украинское слово“. Крайние националисты, совместно с большевистски настроенными элементами сделали попытку превратить национально-украинскую газету в информационный орган для своих изменнических целей. Все предостережения немецких гражданских властей относительно того, что газета должна быть нейтральной и служить лишь на пользу украинскому народу, не были приняты во внимание. Была сделана попытка подорвать доверие, существующее между нашими немецкими освободителями и украинским народом. Было произведено очищение редакции от изменнических

элементов» («Новое украинское слово», 14 декабря 1941 г.)

Редактором «реформированной» газеты стал К. Ф. Штеппа. Члены прежней редколлегии — Константин Бухало, Иван Ирлявский (Рошко), Василий Кобрин, Петр Олийник, Анна и Иван Рогачи, Тодозия, Евгения и Евгений Суховерские, Олена и Михаил Телиги, Орест Чемеринский (Ярослав Иршан), Одарка Гузар-Чемеринская, Иван Яковенко — были арестованы Гестапо и казнены в Бабьем Яру. Вместе с ними был казнён и ряд других активистов ОУН, занимавших должности в оккупационной администрации, в том числе бывший бургомистр Киева Владимир Багазий.

В 1992 года в Киеве на углу ул. Мельникова установлен деревянный крест.

Примечания

dic.academic.ru

Рогач Иван Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Рогач.

Ива́н Андре́евич Рога́ч (укр. Іван Андрійович Рогач; 1913, с. Великий Березный, Закарпатье, тогда Австро-Венгрия — 21 февраля, по другим данным 22 февраля 1942, Киев, Бабий Яр) — журналист, закарпатский общественный деятель, член ОУН (крыло Андрея Мельника), молодёжный лидер этой организации.

Был старшим из семи детей в семье. За агитацию в пользу автономии Карпатской Украины в составе Чехословакии подвергался аресту[1]. В 1938—1939 — личный секретарь премьер-министра (позднее президента) Карпатской Украины Августина Волошина, Генеральный писарь Карпатской Сечи (вооружённых сил непризнанного государства)[2].

В 1941, когда Украина была оккупирована немцами, по заданию А. Мельника в составе Походных групп ОУН приехал в Киев, где вёл пропагандистскую работу при покровительстве киевского бургомистра Владимира Багазия, также члена ОУН. В сотрудничестве с писательницей Оленой Телигой издавал газету «Украинское слово» и журнал «Литавры». Данные издания заявлялись как украинские культурные, тем не менее, число публикаций об украинской культуре было невелико — в статьях прославлялись успехи и политика «победоносной Германии».

Однако даже небольшая доля проукраинских публикаций вызвала недовольство коменданта Эберхарда, поскольку шла вразрез с оккупационной политикой рейхскомиссара Эриха Коха, не видевшего необходимости в существовании украинских общественных организаций, а тем более в создании украинского государства во главе с Мельником, к чему призывал Рогач. В декабре 1941 журнал был закрыт, а в газете было помещено объявление:

«К нашему читателю!

С сегодняшнего дня украинская газета будет выходить в новом виде, под названием „Новое украинское слово“. Крайние националисты, совместно с большевистски настроенными элементами сделали попытку превратить национально-украинскую газету в информационный орган для своих изменнических целей. Все предостережения немецких гражданских властей относительно того, что газета должна быть нейтральной и служить лишь на пользу украинскому народу, не были приняты во внимание. Была сделана попытка подорвать доверие, существующее между нашими немецкими освободителями и украинским народом. Было произведено очищение редакции от изменнических

элементов» («Новое украинское слово», 14 декабря 1941 г.)

Редактором «реформированной» газеты стал К. Ф. Штеппа. Члены прежней редколлегии — Константин Бухало, Иван Ирлявский (Рошко), Василий Кобрин, Петр Олийник, Анна и Иван Рогач, Тодозия, Евгения и Евгений Суховерские, Олена и Михаил Телиги, Орест Чемеринский (Ярослав Иршан), Одарка Гузар-Чемеринская, Иван Яковенко — были арестованы Гестапо и казнены в Бабьем Яру. Вместе с ними был казнён и ряд других активистов ОУН, занимавших должности в оккупационной администрации, в том числе бывший бургомистр Киева Владимир Багазий.

В 1992 году в Киеве на углу ул. Мельникова установлен деревянный крест.

Примечания

wikiredia.ru

Рогач, Иван Андреевич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Рогач.

Ива́н Андре́евич Рога́ч (укр. Іван Андрійович Рогач; 1913, с. Великий Березный, Закарпатье, тогда Австро-Венгрия — 21 февраля, по другим данным 22 февраля 1942, Киев, Бабий Яр) — журналист, закарпатский общественный деятель, член ОУН (крыло Андрея Мельника), молодёжный лидер этой организации.

Был старшим из семи детей в семье. За агитацию в пользу автономии Карпатской Украины в составе Чехословакии подвергался аресту[1]. В 1938—1939 — личный секретарь премьер-министра (позднее президента) Карпатской Украины Августина Волошина, Генеральный писарь Карпатской Сечи (вооружённых сил непризнанного государства)[2].

В 1941, когда Украина была оккупирована немцами, по заданию А. Мельника в составе Походных групп ОУН приехал в Киев, где вёл пропагандистскую работу при покровительстве киевского бургомистра Владимира Багазия, также члена ОУН. В сотрудничестве с писательницей Оленой Телигой издавал газету «Украинское слово» и журнал «Литавры». Данные издания заявлялись как украинские культурные, тем не менее, число публикаций об украинской культуре было невелико — в статьях прославлялись успехи и политика «победоносной Германии».

Однако даже небольшая доля проукраинских публикаций вызвала недовольство коменданта Эберхарда, поскольку шла вразрез с оккупационной политикой рейхскомиссара Эриха Коха, не видевшего необходимости в существовании украинских общественных организаций, а тем более в создании украинского государства во главе с Мельником, к чему призывал Рогач. В декабре 1941 журнал был закрыт, а в газете было помещено объявление:

«К нашему читателю!

С сегодняшнего дня украинская газета будет выходить в новом виде, под названием „Новое украинское слово“. Крайние националисты, совместно с большевистски настроенными элементами сделали попытку превратить национально-украинскую газету в информационный орган для своих изменнических целей. Все предостережения немецких гражданских властей относительно того, что газета должна быть нейтральной и служить лишь на пользу украинскому народу, не были приняты во внимание. Была сделана попытка подорвать доверие, существующее между нашими немецкими освободителями и украинским народом. Было произведено очищение редакции от изменнических

элементов» («Новое украинское слово», 14 декабря 1941 г.)

Редактором «реформированной» газеты стал К. Ф. Штеппа. Члены прежней редколлегии — Константин Бухало, Иван Ирлявский (Рошко), Василий Кобрин, Петр Олийник, Анна и Иван Рогач, Тодозия, Евгения и Евгений Суховерские, Олена и Михаил Телиги, Орест Чемеринский (Ярослав Иршан), Одарка Гузар-Чемеринская, Иван Яковенко — были арестованы Гестапо и казнены в Бабьем Яру. Вместе с ними был казнён и ряд других активистов ОУН, занимавших должности в оккупационной администрации, в том числе бывший бургомистр Киева Владимир Багазий.

В 1992 году в Киеве на углу ул. Мельникова установлен деревянный крест.

Примечания

wikiredia.ru

Рогач, Иван Андреевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Рогач.

Ива́н Андре́евич Рога́ч (укр. Іван Андрійович Рогач; 1913, с. Великий Березный, Закарпатье, тогда Австро-Венгрия — 21 февраля, по другим данным 22 февраля 1942, Киев, Бабий Яр) — журналист, закарпатский общественный деятель, член ОУН (крыло Андрея Мельника), молодёжный лидер этой организации.

Был старшим из семи детей в семье. За агитацию в пользу автономии Карпатской Украины в составе Чехословакии подвергался аресту[1]. В 1938—1939 — личный секретарь премьер-министра (позднее президента) Карпатской Украины Августина Волошина, Генеральный писарь Карпатской Сечи (вооружённых сил непризнанного государства)[2].

В 1941, когда Украина была оккупирована немцами, по заданию А. Мельника в составе Походных групп ОУН приехал в Киев, где вёл пропагандистскую работу при покровительстве киевского бургомистра Владимира Багазия, также члена ОУН. В сотрудничестве с писательницей Оленой Телигой издавал газету «Украинское слово» и журнал «Литавры». Данные издания заявлялись как украинские культурные, тем не менее, число публикаций об украинской культуре было невелико — в статьях прославлялись успехи и политика «победоносной Германии». Вот примеры типичных публикаций из «Украинского слова»:

  • «САМЫЙ БОЛЬШОЙ ВРАГ НАРОДА — ЖИД» (заголовок статьи, 3 октября 1941 года.)
  • «Наша задача — восстановить разрушенную жидо-большевиками украинскую национальную культуру». (Из статьи «Задачи украинской интеллигенции»: там же, 10 октября 1941 года.)

Однако даже небольшая доля проукраинских публикаций вызвала недовольство коменданта Эберхарда, поскольку шла вразрез с оккупационной политикой рейхскомиссара Эриха Коха, не видевшего необходимости в существовании украинских общественных организаций, а тем более в создании украинского государства во главе с Мельником, к чему призывал Рогач. В декабре 1941 журнал был закрыт, а в газете было помещено объявление:

«К нашему читателю!

С сегодняшнего дня украинская газета будет выходить в новом виде, под названием „Новое украинское слово“. Крайние националисты, совместно с большевистски настроенными элементами сделали попытку превратить национально-украинскую газету в информационный орган для своих изменнических целей. Все предостережения немецких гражданских властей относительно того, что газета должна быть нейтральной и служить лишь на пользу украинскому народу, не были приняты во внимание. Была сделана попытка подорвать доверие, существующее между нашими немецкими освободителями и украинским народом. Было произведено очищение редакции от изменнических

элементов» («Новое украинское слово», 14 декабря 1941 г.)

Редактором «реформированной» газеты стал К. Ф. Штеппа. Члены прежней редколлегии — Константин Бухало, Иван Ирлявский (Рошко), Василий Кобрин, Петр Олийник, Анна и Иван Рогачи, Тодозия, Евгения и Евгений Суховерские, Олена и Михаил Телиги, Орест Чемеринский (Ярослав Иршан), Одарка Гузар-Чемеринская, Иван Яковенко — были арестованы Гестапо и казнены в Бабьем Яру. Вместе с ними был казнён и ряд других активистов ОУН, занимавших должности в оккупационной администрации, в том числе бывший бургомистр Киева Владимир Багазий.

В 1992 года в Киеве на углу ул. Мельникова установлен деревянный крест.

Напишите отзыв о статье «Рогач, Иван Андреевич»

Примечания

  1. [exlibris.org.ua/zakarpattia/r12.html Юліян Химинець. Мої спостереження із Закарпаття. — [2] Події на Закарпатті до 30 вересня 1938 року]
  2. [litopys.org.ua/grendzha/grendzh06.htm Щоденник Частина 5. Василь Ґренджа-Донський. Щастя і горе Карпатської України]

Отрывок, характеризующий Рогач, Иван Андреевич

При виде странного города с невиданными формами необыкновенной архитектуры Наполеон испытывал то несколько завистливое и беспокойное любопытство, которое испытывают люди при виде форм не знающей о них, чуждой жизни. Очевидно, город этот жил всеми силами своей жизни. По тем неопределимым признакам, по которым на дальнем расстоянии безошибочно узнается живое тело от мертвого. Наполеон с Поклонной горы видел трепетание жизни в городе и чувствовал как бы дыханио этого большого и красивого тела.
– Cette ville asiatique aux innombrables eglises, Moscou la sainte. La voila donc enfin, cette fameuse ville! Il etait temps, [Этот азиатский город с бесчисленными церквами, Москва, святая их Москва! Вот он, наконец, этот знаменитый город! Пора!] – сказал Наполеон и, слезши с лошади, велел разложить перед собою план этой Moscou и подозвал переводчика Lelorgne d’Ideville. «Une ville occupee par l’ennemi ressemble a une fille qui a perdu son honneur, [Город, занятый неприятелем, подобен девушке, потерявшей невинность.] – думал он (как он и говорил это Тучкову в Смоленске). И с этой точки зрения он смотрел на лежавшую перед ним, невиданную еще им восточную красавицу. Ему странно было самому, что, наконец, свершилось его давнишнее, казавшееся ему невозможным, желание. В ясном утреннем свете он смотрел то на город, то на план, проверяя подробности этого города, и уверенность обладания волновала и ужасала его.
«Но разве могло быть иначе? – подумал он. – Вот она, эта столица, у моих ног, ожидая судьбы своей. Где теперь Александр и что думает он? Странный, красивый, величественный город! И странная и величественная эта минута! В каком свете представляюсь я им! – думал он о своих войсках. – Вот она, награда для всех этих маловерных, – думал он, оглядываясь на приближенных и на подходившие и строившиеся войска. – Одно мое слово, одно движение моей руки, и погибла эта древняя столица des Czars. Mais ma clemence est toujours prompte a descendre sur les vaincus. [царей. Но мое милосердие всегда готово низойти к побежденным.] Я должен быть великодушен и истинно велик. Но нет, это не правда, что я в Москве, – вдруг приходило ему в голову. – Однако вот она лежит у моих ног, играя и дрожа золотыми куполами и крестами в лучах солнца. Но я пощажу ее. На древних памятниках варварства и деспотизма я напишу великие слова справедливости и милосердия… Александр больнее всего поймет именно это, я знаю его. (Наполеону казалось, что главное значение того, что совершалось, заключалось в личной борьбе его с Александром.) С высот Кремля, – да, это Кремль, да, – я дам им законы справедливости, я покажу им значение истинной цивилизации, я заставлю поколения бояр с любовью поминать имя своего завоевателя. Я скажу депутации, что я не хотел и не хочу войны; что я вел войну только с ложной политикой их двора, что я люблю и уважаю Александра и что приму условия мира в Москве, достойные меня и моих народов. Я не хочу воспользоваться счастьем войны для унижения уважаемого государя. Бояре – скажу я им: я не хочу войны, а хочу мира и благоденствия всех моих подданных. Впрочем, я знаю, что присутствие их воодушевит меня, и я скажу им, как я всегда говорю: ясно, торжественно и велико. Но неужели это правда, что я в Москве? Да, вот она!»
– Qu’on m’amene les boyards, [Приведите бояр.] – обратился он к свите. Генерал с блестящей свитой тотчас же поскакал за боярами.
Прошло два часа. Наполеон позавтракал и опять стоял на том же месте на Поклонной горе, ожидая депутацию. Речь его к боярам уже ясно сложилась в его воображении. Речь эта была исполнена достоинства и того величия, которое понимал Наполеон.
Тот тон великодушия, в котором намерен был действовать в Москве Наполеон, увлек его самого. Он в воображении своем назначал дни reunion dans le palais des Czars [собраний во дворце царей.], где должны были сходиться русские вельможи с вельможами французского императора. Он назначал мысленно губернатора, такого, который бы сумел привлечь к себе население. Узнав о том, что в Москве много богоугодных заведений, он в воображении своем решал, что все эти заведения будут осыпаны его милостями. Он думал, что как в Африке надо было сидеть в бурнусе в мечети, так в Москве надо было быть милостивым, как цари. И, чтобы окончательно тронуть сердца русских, он, как и каждый француз, не могущий себе вообразить ничего чувствительного без упоминания о ma chere, ma tendre, ma pauvre mere, [моей милой, нежной, бедной матери ,] он решил, что на всех этих заведениях он велит написать большими буквами: Etablissement dedie a ma chere Mere. Нет, просто: Maison de ma Mere, [Учреждение, посвященное моей милой матери… Дом моей матери.] – решил он сам с собою. «Но неужели я в Москве? Да, вот она передо мной. Но что же так долго не является депутация города?» – думал он.

wiki-org.ru

Иван Рогач Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Рогач.

Ива́н Андре́евич Рога́ч (укр. Іван Андрійович Рогач; 1913, с. Великий Березный, Закарпатье, тогда Австро-Венгрия — 21 февраля, по другим данным 22 февраля 1942, Киев, Бабий Яр) — журналист, закарпатский общественный деятель, член ОУН (крыло Андрея Мельника), молодёжный лидер этой организации.

Был старшим из семи детей в семье. За агитацию в пользу автономии Карпатской Украины в составе Чехословакии подвергался аресту[1]. В 1938—1939 — личный секретарь премьер-министра (позднее президента) Карпатской Украины Августина Волошина, Генеральный писарь Карпатской Сечи (вооружённых сил непризнанного государства)[2].

В 1941, когда Украина была оккупирована немцами, по заданию А. Мельника в составе Походных групп ОУН приехал в Киев, где вёл пропагандистскую работу при покровительстве киевского бургомистра Владимира Багазия, также члена ОУН. В сотрудничестве с писательницей Оленой Телигой издавал газету «Украинское слово» и журнал «Литавры». Данные издания заявлялись как украинские культурные, тем не менее, число публикаций об украинской культуре было невелико — в статьях прославлялись успехи и политика «победоносной Германии».

Однако даже небольшая доля проукраинских публикаций вызвала недовольство коменданта Эберхарда, поскольку шла вразрез с оккупационной политикой рейхскомиссара Эриха Коха, не видевшего необходимости в существовании украинских общественных организаций, а тем более в создании украинского государства во главе с Мельником, к чему призывал Рогач. В декабре 1941 журнал был закрыт, а в газете было помещено объявление:

«К нашему читателю!

С сегодняшнего дня украинская газета будет выходить в новом виде, под названием „Новое украинское слово“. Крайние националисты, совместно с большевистски настроенными элементами сделали попытку превратить национально-украинскую газету в информационный орган для своих изменнических целей. Все предостережения немецких гражданских властей относительно того, что газета должна быть нейтральной и служить лишь на пользу украинскому народу, не были приняты во внимание. Была сделана попытка подорвать доверие, существующее между нашими немецкими освободителями и украинским народом. Было произведено очищение редакции от изменнических

элементов» («Новое украинское слово», 14 декабря 1941 г.)

Редактором «реформированной» газеты стал К. Ф. Штеппа. Члены прежней редколлегии — Константин Бухало, Иван Ирлявский (Рошко), Василий Кобрин, Петр Олийник, Анна и Иван Рогач, Тодозия, Евгения и Евгений Суховерские, Олена и Михаил Телиги, Орест Чемеринский (Ярослав Иршан), Одарка Гузар-Чемеринская, Иван Яковенко — были арестованы Гестапо и казнены в Бабьем Яру. Вместе с ними был казнён и ряд других активистов ОУН, занимавших должности в оккупационной администрации, в том числе бывший бургомистр Киева Владимир Багазий.

В 1992 году в Киеве на углу ул. Мельникова установлен деревянный крест.

Примечания

wikiredia.ru

Иван Рогач — это… Что такое Иван Рогач?

Ива́н Рога́ч (без отчества, так как жил за рубежом), укр. Рогач Іван (1913, с. Велике Березне, Закарпатье — 21 февраля, по другим данным 22 февраля 1942, Киев, Бабий Яр) — журналист, закарпатский общественный деятель, член ОУН (крыло Андрея Мельника), молодёжный лидер этой организации. За агитацию в пользу автономии украинских областей Чехословакии подвергался аресту([1]). В 1938—1939 — личный секретарь премьер-министра (позднее президента) Карпатской Украины Августина Волошина, Генеральный писарь Карпатской Сечи (вооружённых сил непризнанной автономии), участвовал в боях против войск Чехословакии ([2]).

В 1941, когда Украина была оккупирована немцами, по заданию А. Мельника в составе Походных групп ОУН приехал в Киев, где вёл пропагандистскую работу при покровительстве киевского бургомистра Владимира Багазия, также члена ОУН. В сотрудничестве с писательницей Оленой Телигой издавал газету «Украинское слово» и журнал «Литавры». Данные издания заявлялись как украинские культурные, тем не менее, число публикаций об украинской культуре было невелико — в статьях прославлялись успехи и политика «победоносной Германии». Вот примеры типичных публикаций из «Украинского слова»:

  • «САМЫЙ БОЛЬШОЙ ВРАГ НАРОДА — ЖИД» (заголовок статьи, 3 октября 1941 года.)
  • «Наша задача — восстановить разрушенную жидо-большевиками украинскую национальную культуру». (Из статьи «Задачи украинской интеллигенции»: там же, 10 октября 1941 года.)

Однако даже небольшая доля проукраинских публикаций вызвала недовольство коменданта Эберхарда, поскольку шла вразрез с оккупационной политикой рейхскомиссара Эриха Коха, не видевшего необходимости в существовании украинских общественных организаций, а тем более в создании украинского государства во главе с Мельником, к чему призывал Рогач. В декабре 1941 журнал был закрыт, а в газете было помещено объявление:

«К нашему читателю! С сегодняшнего дня украинская газета будет выходить в новом виде, под названием «Новое украинское слово». Крайние националисты. совместно с большевистски настроенными элементами сделали попытку превратить национально-украинскую газету в информационный орган для своих изменнических целей. Все предостережения немецких гражданских властей относительно того, что газета должна быть нейтральной и служить лишь на пользу украинскому народу, не были приняты во внимание. Была сделана попытка подорвать доверие, существующее между нашими немецкими освободителями и украинским народом. Выло произведено очищение редакции от изменнических элементов» («Новое украинское слово», 14 декабря 1941 г.)

Редактором «реформированной» газеты стал К. Ф. Штеппа. Члены прежней редколлегии — Константин Бухало, Иван Ирлявский (Рошко), Василий Кобрин, Петр Олийник, Анна и Иван Рогачи, Тодозия, Евгения и Евгений Суховерски, Олена и Михаил Телиги, Орест Чемеринский (Ярослав Иршан), Одарка Гузар-Чемеринская, Иван Яковенко — были арестованы Гестапо и казнены в Бабьем Яру. Вместе с ними был казнён и ряд других активистов ОУН, занимавших должности в оккупационной администрации, в том числе бывший бургомистр Киева В.Багазий.

В 1992 в Киеве на углу ул. Мельникова установлен деревянный крест (http://www.kmv.gov.ua/ru/info.asp?Id=34961).

Wikimedia Foundation.
2010.

dic.academic.ru

Рогач, Иван Андреевич — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Рогач.

Ива́н Андре́евич Рога́ч (укр. Іван Андрійович Рогач; 1913, с. Великий Березный, Закарпатье, тогда Австро-Венгрия — 21 февраля, по другим данным 22 февраля 1942, Киев, Бабий Яр) — журналист, закарпатский общественный деятель, член ОУН (крыло Андрея Мельника), молодёжный лидер этой организации.

Был старшим из семи детей в семье. За агитацию в пользу автономии Карпатской Украины в составе Чехословакии подвергался аресту[1]. В 1938—1939 — личный секретарь премьер-министра (позднее президента) Карпатской Украины Августина Волошина, Генеральный писарь Карпатской Сечи (вооружённых сил непризнанного государства)[2].

В 1941, когда Украина была оккупирована немцами, по заданию А. Мельника в составе Походных групп ОУН приехал в Киев, где вёл пропагандистскую работу при покровительстве киевского бургомистра Владимира Багазия, также члена ОУН. В сотрудничестве с писательницей Оленой Телигой издавал газету «Украинское слово» и журнал «Литавры». Данные издания заявлялись как украинские культурные, тем не менее, число публикаций об украинской культуре было невелико — в статьях прославлялись успехи и политика «победоносной Германии».

Однако даже небольшая доля проукраинских публикаций вызвала недовольство коменданта Эберхарда, поскольку шла вразрез с оккупационной политикой рейхскомиссара Эриха Коха, не видевшего необходимости в существовании украинских общественных организаций, а тем более в создании украинского государства во главе с Мельником, к чему призывал Рогач. В декабре 1941 журнал был закрыт, а в газете было помещено объявление:

«К нашему читателю!

С сегодняшнего дня украинская газета будет выходить в новом виде, под названием „Новое украинское слово“. Крайние националисты, совместно с большевистски настроенными элементами сделали попытку превратить национально-украинскую газету в информационный орган для своих изменнических целей. Все предостережения немецких гражданских властей относительно того, что газета должна быть нейтральной и служить лишь на пользу украинскому народу, не были приняты во внимание. Была сделана попытка подорвать доверие, существующее между нашими немецкими освободителями и украинским народом. Было произведено очищение редакции от изменнических

элементов» («Новое украинское слово», 14 декабря 1941 г.)

Редактором «реформированной» газеты стал К. Ф. Штеппа. Члены прежней редколлегии — Константин Бухало, Иван Ирлявский (Рошко), Василий Кобрин, Петр Олийник, Анна и Иван Рогач, Тодозия, Евгения и Евгений Суховерские, Олена и Михаил Телиги, Орест Чемеринский (Ярослав Иршан), Одарка Гузар-Чемеринская, Иван Яковенко — были арестованы Гестапо и казнены в Бабьем Яру. Вместе с ними был казнён и ряд других активистов ОУН, занимавших должности в оккупационной администрации, в том числе бывший бургомистр Киева Владимир Багазий.

В 1992 году в Киеве на углу ул. Мельникова установлен деревянный крест.

Примечания

wikipedia.green

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о