Интервью дмитрий сычев – «Вкладываешь душу в работу — а ничего не клеится. Но я, словно в шорах, продолжал двигаться вперед» — Рамблер/новости

Новости

Дмитрий Сычёв о «Спартаке», «Локомотиве», сборной, Романцеве

Дмитрий Сычёв вернулся. В четверг он играл во втором туре ПФЛ за «Казанку». Фарм-клуб «Локомотива» оказался в Великих Луки и сыграл 0:0, а 33-летний форвард вышел на замену и получил от молодых капитанскую повязку. В первом туре он забил.

Мы вряд ли представляли, что человек, пропавший из видимости на несколько лет, придёт в редакцию «Чемпионата» в качестве действующего футболиста. Но это произошло.

— Кофе? – предложили ему.
— Только чай, но у вас вряд ли есть такой, который я пью.

— Ходите только на церемонии?
— Зачем? Их ведь можно и для себя организовывать. Главное – интересоваться, любить чай по-настоящему, ставить именно его вкус на первое место. Вот, бывает, придёт кто-то в «Газгольдер», начнёт рекламировать: «Это с того куста, это с другого…». А мы устраиваем тест-драйв, пробуем и понимаем: не чай это. И все полтора красивых рассказа — полная фигня, ради заработка.

Рэп, «Баста», Ливерпуль

— «Газгольдер» — это ведь продюсерский центр рэпера Басты.
— Да. Чайная там очень давно появилась. Я году в 2007 начал туда ходить, когда она ещё была закрытой. Популярное место, откройте «Инстаграм» — там спортсмены, футболисты, бойцы…

— На днях у Басты был концерт.
— Я ходил. Классно было. Мы ведь дружим с Васей, встречаемся, когда есть возможность. В чайной «Газгольдера», кстати, и познакомились.

— Просто подошли к нему и сказали: «Я – Сычев»?
— Нет. Другая история. Мой товарищ работал концертным директором Басты и как-то попросил достать майку «Ливерпуля», за который болеет Вася. Проще всего это было сделать через Билялетдинова (на тот момент игравшем в ливерпульском «Эвертоне». — Прим. «Чемпионата»). Динияр с женой пошли в официальный магазин, но им прямо на входе жёстко обматерили: «Эй, «синий», как ты вообще посмел сюда прийти?! Убирайся». Они опешили, конечно. Пришлось отдельно отправлять жену, она всё купила, отправила в Москву, я передал майку Васе – так и познакомились.

Билялетдинов: поначалу думал, что в Англии меня называют “лохом”

В редакции “Чемпионата” Динияр рассказал о премиальных в “Спартаке”, злобных такcистах в Ливерпуле и винограде, который в него кидали.

— Кто ещё из «Газгольдера» близок?
— Только Вася. Остальных не очень знаю.

— Вот Скриптонит чуть ли не лидер по скачиваниям в iTunes.
— Это не так важно, далеко от меня. Мне нравится именно творчество Васи – оно душевное. И сам он очень искренний, настоящий человек.

— Треки «Басты» — про наркотики, разборки, алкоголь. Вам это близко?
— А у нас ведь страна непростая, и подобные темы многим близки. Потом, у Васи всё это не пропагандируется. Он просто рассказывает реальную историю своей жизни, не стесняется её. Это правильно.

Тибет, лама, проклятие

— Почему же вы в таком случае столько лет молчали?
— Хотел побыть в тишине, устал. Мне очень важен внутренний комфорт, но в какой-то момент его не стало. Энергетика ведь бывает разной, но у нас в стране и особенно в футболе чаще происходит негатив. И всё это наслаивается, наслаивается. Знаете, когда снеговика лепят, там сначала маленький ком, потом он становится всё больше и больше. В то время я был ещё неопытным, наивным, воспринимал всё остро, искренне — не знал, как с внешними раздражителями справляться.

— Каким был пик дискомфорта?
— Пик – не знаю. Долгое время тяжело было, но совсем от мира уходить не хотелось. Вы не подумайте – у меня не было подавленного состояния. Даже смешно, когда люди говорят: «Всё, конец, я в депрессии». На самом деле, выход есть, просто многие не знают, как с собой справиться. Ведь сложно ничего нет — нужно всё в жизни разложить по полочкам, проанализировать, много читать.

— Психологию, эзотерику?
— Не совсем и не всё подряд. На самом деле, обнаружил, что в нашем книжном мире слишком много хлама, разобраться в нём без посторонней помощи очень непросто. Мне помогли правильные источники из окружения и поездка в Китай. Там понял, например, что если думаешь позитивно, то притягивать будешь только хорошее. А вот агрессия сразу вызывает жизненный негатив.

— Вы смотрели недавнюю прямую линию с Владимиром Путиным?
— Слышал, да, что подростки вопросы задавали.

— Там встал парень, представился хоккеистом сборной и спросил, как президенту удаётся справляться с агрессией. Путин ответил, что научился сдерживать себя и считает это большим преимуществом в отношениях с людьми. А проявление агрессии назвал слабостью.
— И я об этом. Как раз вот прочитал одну книгу, называется «Психология агрессии». Суть в том, что как только ты начинаешь быть агрессивным, сразу возникает раздражение. Как только ты попадаешь в этот транслятор агрессии, начинает ухудшаться настроение, всё идет наперекосяк. Давно понял, что карма – это бумеранг. Агрессивное и злое всегда прилетает обратно.

— Последний случай, когда вы не сдержались.
— Недавно было. Ехал на тренировку в потоке, никому не мешал, но особо наглый товарищ меня резко подрезал. Несколько лет назад я бы его догнал и отомстил, но тут подумал: «Нет, просто отпусти». Но следом в голову пришла другая мысль: «Я-то его «простил», но понимает ли этот человек, что сделал плохо»? В общем, захотелось провести эксперимент: как он отреагирует, если я подрежу его точно так же, но как бы «случайно». В общем, догнал выбрал момент, включил поворотник — и оп… Человек сразу же открыл окно, начал кричать, в «шашки» на дороге играть. В одном месте мы поравнялись, я тоже открыл окно и спросил: «Вот тебе приятно было? Нет? Но ведь ты так же сделал». Мужик затылок почесал, успокоился, остыл — видимо, до него что-то дошло.

— У вас на запястье завязана верёвочка. Это что-то с футболом связанное?
— К футболу она вряд ли имеет какое-то отношение. Просто в один момент, когда перестал забивать за «Локо», люди начали контролировать каждый промах, каждое моё действие. Всё вокруг давило: болельщики, пресса, команда, руководство. Нашлись люди, которые объяснили, что проблемы лежат немного в иной области, нежели реальная жизнь. Я покопался в этом, пообщался с одним тибетским ламой, получил ответы.

— Ездили к нему?

— В Тибете ещё не бывал. Собираюсь только, но духовно это непростой путь. В Китай – это я могу себе позволить, но к Тибету нужно серьёзно готовиться. А что касается ламы — тогда мне повезло, он приехал в Москву на два дня.

— В чём он нашёл причину?
— Что люди, которые желали мне плохого, сделали своё дело очень хорошо. Поэтому и попала на меня такая хорошая порция…

— Проклятия?
— Называйте, как хотите. Я не знаю, как правильно. У нас был переводчик, он называл это какими-то другими вещами.

— Долго общались?
— Хватило получаса. Он из другой материи, как мне кажется, и решает такие вопросы каждодневно. Через ламу шла какая-то нереальная энергетика. Чувствовали ведь, что бывают люди, от которых аурой бьёт, как током. Бывает такая, от которой тебе некомфортно: вроде хороший человек, а тебя прям потрясывает от негатива какого-то. Но в тот раз аура была мощная, но в то же время спокойная – это хорошо.

— Это лама вам посоветовал носить верёвочку?
— Да, он сам её завязал её и сказал не снимать. Много лет прошло, она на мне. Определённые ситуации в тот момент я переборол.

— Сколько это стоило?
— Не помню. Мне через переводчика сказали: «Сколько оставишь — столько и оставишь». В ином случае это уже был бы «бизнес-проект».

Дмитрий Сычёв в гостях у «Чемпионата» Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Китай, буддизм, православие

— Вы сказали, что уже готовы к Китаю. Почему?
— Притяжение к Китаю началось как раз с «Газгольдера», где мы начинали пить чай. Знаете, в той чайной у меня было ощущение удивительного мира, где нет никаких проблем, где тебя принимают таким, какой ты есть. Чувствуешь, что это место силы. Аура хорошая, люди только свои. Бывало, что некоторые персонажи приходили, много говорили, гнули пальцы, но уже через полчаса понимали, что с ними просто никто не будет общаться. Они ощущали себя не в своей тарелке и больше не появлялись. А те, кто, наоборот, молчал, чуть выпивали чая, раскрывались и начинали рассказывать что-то важное, интересное. Становилось душевно. С тех пор захотелось узнать побольше о чае, Китае, философии. Я много книжек прочитал, а потом и поехал туда.

— Что поразило?
— Восприятие мира. У них другая матрица. Вот есть iPhone, а есть Android. Тот, кто пользовался одной системой, сразу не поймёт, как функционирует другая. Русский проводник-переводчик водил нас по закрытым местам на юге страны, в заповедник, где расположились даосские храмы, буддийские. Мы разговаривали со всеми мудрецами, с настоятелями. Кто хотел, делал поклонение. Нам объяснили: «Ваша философия заключается в том, что русским нужен результат, вы всегда ставите какие-то цели». А в Китае главное – путь. Вот наша необходимость в достижении цели подразумевает под собой нервные ситуации. Если что-то не получилось — начинаешь срываться и теряться, искать, куда себя приткнуть, лишь бы что-то доказать. А в Китае чёткое понимание: если работаешь в поле и выращиваешь овощи, то это твой, интересный путь, процесс, в котором ты находишь смысл, радость. Я неделю переваривал ту информацию — это космос полнейший.

— Они и к смерти по-другому относятся.
— Да. Для них это, грубо говоря, одно из звеньев цепи, но не конец – наоборот, путь в лучший из миров. Хотя есть во многих религиях. Мне было интересно, я много перечитал ещё во время футбольной карьеры. Где путешествовал – везде старался узнавать нюансы. Та же Индонезия – это ислам, индуизм, много всего интересного. Когда начинаешь изучать, то понимаешь, почему одни люди так делают, почему эдак, какие у них вопросы, от чего какие-то исторические события случались.

— Вы стали буддистом?
— Нет. Это всё для образования. Я православный. Постоянно хожу в церковь, у нас она есть рядом с дачей, в Подмосковье.

— Ваша матрица – это русская цель или китайский путь?
— Я в принципе остаюсь русским и отождествляю только со своей родиной. Цель – да… Но вот тезис про путь очень близок. По крайней мере, он даёт понимание и спокойствие, что в этом можно быть уверенным.

Хейтеры, Смородская, штрафы

— Из-за чего конкретно вы всё-таки переживали?
— Из-за постоянного давления. Вот забиваю 12 голов за сезон, а мне говорят: «Как-то мало, что это такое?» Есть люди, которые постоянно пишут плохое, не знаю, как это на сленге…

— Хейтеры?
— Точно. Мы просто сейчас с товарищем пишем книжку для детей про образование, русский язык. Специально, чтобы дети учились разговаривать на нашем, родном, а не этими вот фразами: «расшерить»… Ухо режет. Хотим дать детям и их родителям правильное понимание.

— И всё-таки, что по-футбольному вас смущало?
— Что я стал самым негативным человеком из «Локомотива». Игроком, который должен был забивать, а он вдруг не забивает.

— Тогда разные версии ходили. Например, что виновата травма колена в августе 2005-го, после которой вы вернулись якобы раскачанным и потеряли скорость.
— Да всё это бред. Никаким раскачанным я не вернулся. Просто на тот момент у нас в России не были развиты определённые методики лечения, после которых резкость чуть-чуть была потеряна.

— Сейчас Зобнин из «Спартака» на второй день после операции ходит без палочки.
— А я в Штутгарте первые две недели вообще лежал без движения и только через два месяца начал какие-то упражнения в бассейне. Нет, в Германии работают профессионалы – просто, видимо, технология такая была. Дело не в травме, повторю, проблемы были в другом.

«В Новый год привезли парня с разорванными промежностью и толстой кишкой»

Кого лечит врач футбольной сборной Эдуард Безуглов, почему считает медицину в регионах дном, а Черчесова — красавчиком.

— Правда, что вы опоздали на первую встречу со Смородской?
— Там получилась некрасивая ситуация. У нас была тяжёлая часть сезона до декабря. Естественно, устали, уже купили себе билеты в отпуск — имеем же право за сезон отдыхать 2-2,5 недели. Но в 20-х числах декабря внезапно раздался звонок: «У нас новый тренер. Красножан хочет познакомиться с русскими игроками и вызвать их на ознакомительный сбор».

Я-то ничего против не имею, но вы тогда вызовите всех – и иностранцев тоже. А в клубе говорят: «Легионеры не приедут, потому что им надо дома побыть подольше и вообще у них канун Рождества. Ответил: «А мы русские, значит, обязаны? Если у нас одна команда, то и правила должны быть общими». В итоге не поехал.

— Смородская разозлилась?
— Очень: меня оштрафовали, на трансфер выставили. Ольга Юрьевна сказала: вот тебе три дня, выбирай любой клуб, мы за тебя никакие деньги не будем требовать.

— Из-за того случая она потом вас…
— Не-е-т. Наоборот произошло сближение. Она приезжала на сборы, и мы каждый вечер сидели в комнате, душевно говорили о футболе, жизненных нюансах. У нас были идеальные отношения: не «президент – игрок», а «человек – человек».

— Только через пару лет она за вас решила, что Сычёв закончил карьеру.
— Ну вот когда рухнул карточный домик в отношениях, я уже ничему не удивлялся. Я вообще плохому давно не поражаюсь. А вот хорошему удивляюсь. Ольге Юрьевне желаю только здоровья. Честно, искренне и от души. Она помогла мне понять, насколько я люблю футбол и «Локомотив». У меня ведь тогда и близкие, и родители негодовали, когда она сказала, что я закончил. Но нужно уметь прощать, милосердия очень мало у нас в жизни. И если ты первый не будешь этого делать, то никто не будет.

Смородская: думала, а не позвать ли Карпина в «Локомотив»?

Президент «Локомотива» в редакции «Чемпионата» рассказала, почему москвичи не купили Дзюбу и почему продажа Н’Дойе сейчас — плюс для клуба.

— Как вообще происходило то отречение от футбола?
— Я проснулся утром, и на меня обрушился шквал неотвеченных звонков. Открываю «Чемпионат» — там написано: «Сычёв завершил карьеру». Я тут тренируюсь каждый день, играю в товарищеских матчах, а тут такое… Не знаю, может, я спросонья был, но дал волю эмоциям. Меня это очень сильно задело: «Ну как так?!» Впрочем, я не жалею о тех простых словах, хотя они и стоили мне очень больших денег.

— Сколько нулей было в сумме?
— Шесть.

— Это был подвох со стороны клуба?
— Думаю, да. Подстава. Разве президент клуба может решить за игрока, закончил он карьеру или нет? Не может. Но я никак не мог за себя постоять, потому что не имел права давать интервью. В контракте разные штрафные санкции прописаны, так что можно придраться, если очень захотеть.

— Со стороны было непохоже, что Сычёв действительно хочет остаться в футболе.
— А на что было похоже?

— Что вы отдыхаете на Бали, катаетесь на сёрфе и просто хотите получить от «Локомотива» все деньги.
— Это неправда. Я не сёрфер, им никогда не был и не хотел становиться. В отпуске иногда катался – и всё. Всегда думал только о футболе, очень хотел играть. И потом, с какого перепуга, я должен был разрывать контракт? Из-за того, что не вхожу в чьи-то планы? Что руководство во мне не заинтересовано? Мы с Лоськовым пахали больше всех на тренировках, хоть нас и чехлили. У кого угодно спросите, вам скажу, что мы работали на 200 процентов. Но шанса не давали, это была акция, директива. Выпустили только один раз на матч с «Армавиром» в Кубке. Если бы мы больше не интересовались футболом и валяли дурака, то матч провалили бы, но ведь вышли и всё показали (Сычёв сделал дубль, «Локо» выиграл 3:0. — Прим. «Чемпионата»). Им нечего было сказать после этого.

— Почему вас мариновали?
— Потому что было чёткое партийное задание. Не знаю точных причин. Самое непонятное и удивительное, когда в последнем матче сезона не выпустили Лоськова, чтобы он стал рекордсменом клуба… Вот это был, конечно, верх. Билич ещё сказал: «А я не знал». Вы вот верите в это?

— Верим, что от вас хотели избавиться.
— Так и было. Как-то просто сказали на сборе: «Тебя тут не видят. Чтобы не терять форму, езжай в минское «Динамо». Ещё полгода хочешь потерять?» — «Нет, — сказал, — хочу играть». Действовал по ситуации.

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Казанка», Бали, «Локо»

— Сейчас вы переходите в «Казанку». Это тоже от любви к футболу или простая благотворительность?
— Только футбол. Мне всего 33 года, остались и амбиции, и силы. Верю, что смогу вернуться в «Локо». Если всё пойдет как должно, никаких препятствий не будет. У меня были очень непростые два года. Если мы говорили об операции, то в последнее время я работал с людьми, которые вернули мне и прежнюю резкость, и ту же взрывную скорость.

— Юрий Сёмин уже сказал, что ждёт вас.
— Вот после таких слов хочется ещё больше работать. Посмотрим. Я выпал из прессы, только мои близкие видели, как пахал эти два года.

— Мы опять думали, что вы просто сёрфили где-то Бали и тратили заработанные деньги.
— Нет, я пахал. Даже если брать сёрфинг – утром сёрф, а днём — в зале. Даже на Бали у меня бывало по три тренировки в день. Уход из «Локомотива» и футбола очень сильно ударил по психологии, по моральным вещам – я хочу вернуться, делаю всё для этого. Нужно доказать себе, всем…

«Такая, блин, вечная молодость!» Сычёв и Павлюченко жгут и забивают в ПФЛ

Сегодня стартовал турнир в ПФЛ, где собралось много экс-звёзд РФПЛ. Сычёв и Павлюченко забили первые голы во втором дивизионе.

— В «Казанке» вас с радостью приняли болельщики. С ними ведь проблем никогда не было.
— У нас же разные группировки. Давили же всё-таки больше в прессе, в Интернете. Вернёмся к тем же хейтерам. Я вдруг понял, что люди у нас будто стесняются говорить о хорошем. Негатив изливают все, потому что это основа. А вот позитив, даже если они и думают о нём – оставляют себя. Не напишут же «ай, круто». Но это во многом связано с ситуацией в стране: какая ситуация, какая образованность – такие и комментарии, такой и футбол.

Уход из «Спартака», страх за жизнь и любовь

— Разве про вас писали неправду?
— Конечно. Меня не раз обманывали люди из той же прессы, например. Говоришь одно – пишут другое, вырывают из контекста.

— Из разряда аршавинских: «Ваши ожидания – ваши проблемы»?
— В случае с Андреем была конкретная подстава от депутата. Жаль, что камеры наблюдения не пишут звук – люди бы поняли, что Аршавин не виноват. А теперь какой смысл говорить? В целом же, если смотреть на мою футбольную историю, то я получился положительным героем. Не считая истории со «Спартаком», конечно. Но и там люди всей истории не знают.

Объясните всё, наконец.
— Вот эту тему не хочу теребить. Она очень личная, до сих пор болит. Что я тогда понимал, 18 лет парню…

– Романцев, наверное, уговаривал парня остаться.
– Увы, Олег Иванович тогда мало что решал. Если бы всё именно от него зависело, то никуда бы я, конечно, не ушёл. Моё искреннее желание было остаться в «Спартаке». Никуда не хотел уходить. Никуда. Говорю вам как на духу. Представляете, какое у меня было состояние: играю в «Спартаке», только что на ЧМ-2002 съездил. Это ведь чудо.

– Самая распространённая версия: ваш отец хотел как можно больше заработать, верил агентам, влиял на вас.
– Он на меня не влиял — только защищал. Это со стороны клуба началась травля, угрозы — любой отец на его месте поступил бы так же. Я ведь уже тогда, на заработанные, купил родителям квартиру в центре Омска. Им больше ничего не нужно было, у нас в семье никогда не стоял вопрос материальных ценностей. Люди говорили и писали о нас всякое – выставили всю семью рвачами.

– В той ситуации ваша сторона, люди, которые с вами работали, запросили определённую зарплату у «Спартака».
– Да не запрашивали… Я, честно говоря, сам точно не знаю. Меня начали так жёстко третировать, что стало страшно за свою жизнь.

– Со стороны руководства клуба?
– Да. Методы у них были такие. Непростой момент. Те, кто за меня встал, не хотели моего ухода из «Спартака». Говорили: «Он остаётся, правами владеем пополам, он играет дальше». Это такой бизнес-подход, не знаю. У них не было первой задачи забрать меня из «Спартака», была задача защитить. Отец сам не мог пойти против руководства клуба, которое хотело переподписать меня.

– На невыгодных условиях.
– Кабальных. Это я сейчас сам понимаю, а тогда просто хотел играть в клубе. Но началось: ты – наш, нет, ты – наш. Как может 18-летний мальчик противостоять таким людям? Сейчас другое время, другие рычаги, а тогда было страшно.

– Вас ведь прятали в больнице с травмой голеностопа и вегето-сосудистой дистонией?
– Да, у меня даже какой-то нервный срыв обнаружили. Всё зафиксировали, провели обследование. Я же говорю, тяжело было. Но в итоге стороны сели и договорились между собой. То есть расторгли контракт общим решением. Ещё раз говорю: сам я ничего не понимал, просто хотел играть, было страшно и тяжело, потом ещё началась травля в СМИ.

— Помните заголовки и карикатуры: «Сыч и долларовые купюры».
— Кому-то было выгодно всё так подать, кто-то не мог пережить наш уход, воздействовали на прессу. А болельщики читали и не могли простить. Бывает, общаюсь со спартаковскими фанатами, довожу до них, как всё было на самом деле. У меня много хороших знакомых, они всё понимают. Я же никому ничего плохого не сделал, никого не предавал. Предательство – это нож в спину. А с моей стороны была самооборона. Адекватные люди всё понимают.

— Эти – да. Но на трибунах в каждом матче вас вспоминали песней. Извините: «Сычёв – гондон».
— Я не обижаюсь, хотя сначала, конечно, были реваншистские настроения. Первые несколько лет точно. Успокоился, когда помудрее стал. Была смешная ситуация в «Волге»: один раз играли со «Спартаком», ну и, естественно, пришло много красно-белых болельщиков. Они кричали, как всегда. После матча выезжаем со стадиона с товарищем на машине, стёкла прозрачные, возможности выехать на Большую Черкизовскую нет, машины еле плетутся. А тут прямо по тротуару, как назло, идут человек 50 фанатов — и как начали заряжать – вот это всё. Естественно, я весь покраснел, неприятно было. Один здоровый качок, килограмм 100, подбегает к окну. Думаю — ну сейчас что-то будет… Опускаю стекло. Ну, либо получить, либо… А он такой: «Димон, братан, ну ты же не обижаешься? Мы же любя». И я – фух, выдохнул. Смешная история, но это характеризует отношение фанатов ко мне, а моё — к ним. У меня никаких обид нет. Понимаю, почему всё так происходило, почему такая реакция. На самом деле, могу лишь выразить болельщикам «Спартака» благодарность и уважение. Это как первая любовь, она не забывается.

— Романцев-то вас понял?
– Я не знаю, мы тогда не общались. На матчах он не появлялся, только разве что в Красноярске на рыбалке… Я передавал ему привет и пожелания через спартаковских начальников. Для меня он особенный человек.

www.championat.com

Дмитрий Сычев: «Волна с трехэтажный дом замесила меня: оторвала доску, воздуха не хватало. Думал, утону»

Дмитрий Сычев вернулся. Бывший форвард сборной России и московского «Локомотива» подписал годичный контракт с «Казанкой», фарм-клубом «железнодорожников», и следующий сезон проведет в ПФЛ. Еженедельник «Футбол» встретился с Сычевым и узнал, почему полиция и служба охраны во Франции иногда боится местных болельщиков, чем запомнилась Ольга Смородская и что заставило его вернуться на поле.

«Спартак», Олег Романцев, французские фанаты

— Два года вас не было в профессиональном футболе. И вот вы подписали контракт с «Казанкой». Зачем?

— Как зачем? Первое – это вернуться в родной клуб, в «Локомотив». Я чувствую себя сейчас как дома. Второе – это желание после «Казанки» играть за основную команду. Я многое осознал, после того как у меня закончился контракт с «Локо». Возвращение и поддержка формы требовали титанических усилий. За два года я стал умнее и мудрее. Кроме того, нередко посещает желание отплатить болельщикам за их любовь, за веру в меня. Хочется вернуть все это им своей игрой. Наверное, это и есть главная мотивация.

«Спартак». Что не так. Почему чемпион страны проваливает старт сезона

— В «Локомотиве» как дома? А как же «Кто мы? Мясо!»? Спартаковские болельщики до сих пор вспоминают эту футболку.

— Не знаю, почему вспоминают. Очень приятно, что я оставил свой след. Я всегда говорил, что у меня к «Спартаку» будет безмерная благодарность и уважение за то время, которое я там провел. Жаль, что не очень хорошо ушел из клуба.

— Это был конфликт с Романцевым?

— Нет. С Олегом Ивановичем разошлись мирно. А вот с руководством были очень сложные отношения. Вообще я не собирался никуда уходить. В «Спартаке» все было идеально, все мне улыбались. Но, как говорится, жизнь заставила. Получилось уйти во Францию. Сейчас могу сказать, что ни о чем не жалею, потому что получил нереальный опыт: и в жизненном, и в футбольном, и в ментальном планах.

— Олег Иванович называл вашего агента одной из главных причин этого перехода.

— Нет, агент тоже хотел, чтобы я остался в «Спартаке». В той ситуации были какие-то нюансы в отношении с руководством. Олег Иванович тогда ничего не решал. Если бы решал, то я бы никуда не ушел.

— Год в «Марселе» — больше положительный или отрицательный опыт?

— Только положительный! Я почувствовал новый чемпионат, новый футбольный стиль, играл на основе разных методик. Кроме того, выступал с футболистами, от которых перенял очень много нового и важного.

— Ну, да. С Дидье Дрогба вместе играли.

— Дрогба, да, Лебеф, Бартез… У них многому научился – в «Локомотиве» все это пригодилось.

— Серьезные игроки были серьезные во всем?

— Дрогба был веселым, улыбчивым, но не балагуром. Больше юморил и всех смешил Франк Лебеф. Они вместе с Бартезом над всеми прикалывались. Иногда, бывает, опаздываешь на тренировку, торопишься, быстрее надеваешь бутсы, а у тебя шнурки таким узлом завязаны, что их тупо не можешь развязать. Приходилось разрезать. Еще они постоянно вещи прятали, в сумки накладывали чего-нибудь. В раздевалке, например, лежат бананы. Они по-быстрому запихивали их тебе в сумку, а ты не замечаешь этого. Идешь потом и думаешь: «Чего так тяжело-то?» Открываешь – а там сюрприз.

— Еще из веселых моментов – французская болельщица, которая в инстаграме клялась вам в любви.

— Это прикол какой-то?

— Нет, правда.

— А, вспомнил! Мне кто-то показывал эту девочку. Ничего не могу сказать. Это ее жизнь. Трудно ее за что-то осуждать. Она меня никак не касается.

— После выступлений за «Марсель» возвращались во Францию?

— В Марселе до сих пор меня помнят. Почему? Просто отдавался полностью. Плюс с болельщиками общался, язык выучил – фанаты за это уважали. Но туда я не возвращался. В Париж ездил. Меня там даже узнавали.

— Болельщики во Франции очень страстные.

— Они там жесткие. Выиграешь – сегодня будешь для них героем. Продуешь – держись. Когда один раз проиграли дома Парижу 0:3, убегали со стадиона: болельщики требовали расправы. На выезде с арены стояли две тысячи человек. Первым поехал массажист – его машину просто перевернули. Фанаты что-то кричали, требовали игроков. Испугались даже сотрудники службы безопасности и охраны. Нас пришлось выпускать через черный вход. Все машины в ряд выстроились и вылетали просто. Болельщики увидели это и всей толпой побежали к тому выходу. Я тогда так на газ нажимал! Страшно же было! Зато когда выигрывал, тебя на руках носили.

— Это главное, что вам запомнилось из жизни во Франции?

— В плане устройства Франция – это просто рай. Стадионы великолепные, получил опыт выступления в Лиге чемпионов: с «Реалом» на «Сантьяго Бернабеу» играли, с «Порту». Незабываемые эмоции! Живешь за городом на побережье. Сказка, а не жизнь!

Традиции Юрия Семина, долги в «Волге», ультиматум от Смородской

— Ваше хорошее настроение чувствовалось по возвращении в «Локомотив»: забивали, хорошо играли.

— Я просто попал в свою команду. Найти свой коллектив – главная удача в карьере футболиста.

— Все было хорошо до прихода Билича.

— После того как новым главным тренером «Локомотива» стал Билич, мы с Лоськовым сидели в запасе. Славен как тренер очень сильный. У него были свои методики, здесь вопросов не было. Но в России Биличу не хватило жесткости: тут нельзя без этого. Он приехал с европейским менталитетом, но этого оказалось недостаточно. В какой-то момент Билич просто потерял управление командой, и клуб повалился. Но только одного Славена нельзя винить. Просто там же еще новое руководство пришло. Оно не видело футболистов во мне и Лоськове. Мы оба понимали, что никто нас ставить в состав не будет. Поэтому я и поехал по арендам.

Ведран Чорлука: «У «Локомотива» не бывает середины, только черное или белое»

— Со Смородской странная ситуация получилась: она не видела вас в «Локомотиве», и на всю страну объявляла о том, что вы завершите карьеру.

— Был конфликт. Она в определенный момент мне сказала: «Пока я в клубе, тебя здесь не будет». В принципе, это и было отправной точкой. Не хотелось вот так уходить. Но сейчас у меня нет к ней никаких претензий. И Ольге Юрьевне я могу пожелать только здоровья. Я давно всех простил.

— Юрий Семин говорил, что у вас случился спад из-за того, что вы перекачались.

— Это все бред. Я ни в какие залы, ни в какие качалки не ходил. Это немножко неправильное видение ситуации. Да, в период реабилитации подкачал колено, но тренажерным залом никогда не увлекался.

— Одной из ваших аренд была «Волга». Зачем?

— Не было больше вариантов. В «Локомотиве» уже не получалось. Вообще ни о чем не жалею.

— «Волга» как раз в тот момент начала разваливаться.

— Сначала все было хорошо: девятое место после первого круга, всего два месяца задержки. Но игроки ко всему нормально относились. Потом мы ушли в отпуск. А руководство уже третий-четвертый месяц обещало, что все выплатит. Приезжаем на первый сбор — уже задержка шесть месяцев. Было тяжеловато, нужно же кормить семьи. Доходило даже до того, что занимали деньги друг у друга на бензин. А нас руководство все «завтраками» кормило. Легионеры вообще бросали играть, русские пробовали как-то решить проблемы. Всем было не до футбола. А как тренер будет заставлять нас играть, если так долго не платят? Из-за этой финансовой проблемы «Волга» и вылетела.

— В палату обращались?

— Все обращались. Кто-то успел получить свои деньги, пока клуб не обанкротился. Кто-то не успел, так как их дела не рассмотрели, потому что команда перестала существовать.

— После «Волги» был «Окжетпес». Вариант — экзотичнее некуда.

— Там добротный уровень, сравнимый с уровнем нашей ФНЛ. Несколько команд могли бы спокойно играть в РФПЛ: «Астана», «Кайрат». Вопрос в том, что инфраструктура заставляет желать лучшего: стадионы не очень, перелеты постоянные.

— В Казахстане еще странные традиции: «Шахтер» из Караганды перед матчем с «Селтиком» резал барана.

— В «Окжетпесе» такого ни разу не было. В «Локомотиве» было.

— Вы серьезно?

— Да. Во времена Юрия Палыча. У нас эта традиция была каждый год. Мы на базе в Баковке резали.

— После «Окжетпеса» вам вроде бы «Кайрат» предлагал огромную зарплату. Правда?

— Нет, это слухи. После «Окжетпеса» я вернулся в «Локомотив», а там уже и мой контракт закончился.

— А про то, что вы могли продолжить карьеру в чемпионате Малайзии, тоже слухи?

— Хотелось поиграть за границей. Поэтому я весь прошлый год ездил в разные места: и в Малайзию, и в Индонезию, и во Вьетнам, и даже в Австралию. Где-то тренировался, где-то уже предлагали контракт. Но не решился что-то подписывать. По деньгам, кстати, тоже не особо много предлагали.

— Почему не подписали контракт?

И уровень не тот, и жизнь там совсем другая. Я не готов был связать последующие несколько лет с тем местом, где мне не будет комфортно и где я не буду получать удовольствие от футбола. А там было сложно со всем: и с общением, и религия другая. Я понял, что мне там будет тяжело, так как ни общения, ни друзей у меня бы не было.

Съемки с Козловским, разговор с собой

— На два года вы пропали из футбола. Почему?

— Я никому ничего не говорил, ничего не показывал, потому что подустал от внимания. У меня была своя цель – вернуться в футбол. Поэтому мою работу видели только те, кто находился рядом. В течение этого времени я пахал на двух-трех тренировках в день.

— Для того чтобы не потерять форму, нужна практика.

— Естественно. Для этого я и играл за команду в ЛФЛ. Кроме того, работал отдельно практически нон-стоп.

— В ЛФЛ иногда опасно играть: могут сломать и не заметить.

— Не-не. У нас было все цивильно. Выступали за «Атлантис»…

Роман Широков: «Если я ленивый, но дважды был лучшим игроком России, то какие тогда все остальные?»

— Вместе с Широковым играли.

— Да! Мы с Романом же еще и в хоккей играем. А в «Атлантис» притащил его я. Когда он заканчивал карьеру, на него там какие-то команды глаз положили. Я ему «маякнул»: «Ром, давай за нас сыграешь в ЛФЛ».

— Не пришлось уговаривать?

— Пришлось. Рома сначала не хотел. Говорил нам: «Какой футбол? Дайте отдохнуть». Мы ему отвечали: «Да там и отдохнешь!» У нас коллектив просто шикарный — приходишь на матчи или тренировки и получаешь удовольствие. Мы и пару титулов выиграли, Лигу чемпионов взяли.

— В свободное от футбола время вы на Бали ездили серфить.

— Постоянно. Мое самое главное хобби. Серфинг – это моя страсть. Я в этом деле уже достиг определенного уровня, так что могу и с профессионалами кататься.

— Самое лучшее место для серфинга?

— Маврикий. Там большие волны и народа мало. В будущем хочется развиваться.

— До какого уровня?

— До какого страх позволит.

— Это так опасно?

— Конечно. Но если ты с головой подходишь, то нет. Если катаешься на трехметровых волнах и полез на «десятку», то это не очень хорошо. А если с трешки на четверку, то можно.

— Вы хоть раз могли получить травму?

— Да. На больших волнах мог. Один раз чуть не утонул. Я не рассчитал свои силы. Меня волна замесила, оторвала доску. Было очень трудно выбраться, потому что волны были размером с трехэтажный дом: ты как в стиральной машине крутишься, воздуха не хватает, страшно. Повезло, что вспомнил технику безопасности, собрался с мыслями. Потом еще несколько месяцев отходил после этого случая. Больше себе таких экспериментов не позволял.

— Вы еще и два раза снимались в кино.

— Три: «Наша Russia», «Самый лучший фильм» и «Тренер» с Данилой Козловским. В первом ведь было про футбол! Во втором тоже: бил пенальти Гарику Харламову.

— От роли в «Тренере» получили больше всего удовольствия?

— Естественно! Просто безграничный опыт. Мы же были на съемках от начала до конца, участвовали во всех эпизодах, жили и работали все 2,5 месяца. Снимались в Раменском, в Химках, в Новороссийске и в Краснодаре.

— Самый запоминающийся эпизод со съемок?

— Была интересная история. По сценарию, Данила где-то в середине фильма начинает делать из нас, середняков, команду, которая будет рвать всех соперников из Премьер-лиги в Кубке. Была сцена, где он нас увозит с поля в морской порт заниматься жестким кросс-фитом: должны были катать колеса размером с человека. Происходило все это дело на жаре, часа три. Все такие грязные были, в мазуте. Вокруг – краны, корабли! Потрясающие кадры! Вообще, съемки – интересный процесс, но сложный.

— Козловский большой профессионал?

— Абсолютный! И как человек, и как актер, и как режиссер!

— Вы и в КВН были. Вам, по сюжету, пересадили ноги Роналду, постоянно шутили над сборной. Как согласились на такое издевательство?

— Идея в том, чтобы было не насмешливо, а смешно. По-другому я бы не согласился. Я очень хорошо общаюсь с Эдгаром Запашным, раньше даже катались на серфах. И он предложил принять участие в КВН. Я сразу согласился. Всегда смотрел эту программу. А сыграть – это какая-то голубая мечта была. Я ее осуществил. Познакомился с отличными ребятами, запомнилась эта позитивная атмосфера на репетициях.

— Предыдущая встреча у нас сорвалась, потому что вы ходили на концерт рэпера Басты. Нравится?

— Я в восторге от Васи (Василий Вакуленко – Баста. – Ред.). Мы давно дружим. И по возможности я выбираюсь на его концерты. Потому что как он отдается работе – это дорогого стоит, на это обязательно нужно как-нибудь посмотреть.

— Вы в прошлом читали рэп. Если бы Вася предложил вам записать трек, согласились бы?

— Поверьте, я до такого не дорос. Я же просто почитал чего-то там для собственного удовольствия. Вася работает только с серьезными людьми.

— Вы мне рассказываете все это, и я понимаю: у вас такая насыщенная жизнь была в последние два года. Зачем вам футбол с бесконечными тренировками и играми?

— Я вам скажу честно: у меня футбол всегда был во главе всего. Просто эти два года помогли понять, насколько сильно я люблю эту игру и «Локомотив». В последние два года ощущал сильнейший дискомфорт: когда ты вроде и готов, но по какой-то причине не можешь выступать.

Федор Смолов: «У меня состоялся серьезный разговор с самим собой. И я поменял все в своей жизни»

— У вас был какой-то внутренний разговор с собой, который помог вам понять это?

— Конечно. Было глубокое познание ситуации, расставил для себя приоритеты, устранил какие-то непонимания. За два года я проделал большую работу в плане психологии. Это было необходимо, потому что уверенность в себе и в своих силах в последнее время пропала после незабитых мячей. Пришлось много работать над собой, чтобы преодолеть психологический барьер. Сейчас могу сказать, что я полностью готов.

Разговор с Геркусом, мотивация на будущее

— Кто вас убедил подписать контракт с «Казанкой»?

— Илья Геркус. Он позвонил, и мы договорились обо всем за две минуты. Я настолько сильно хотел домой, в «Локомотив», что не спрашивал ни о сроках, ни о суммах.

— С Семиным говорили?

— Нет.

— Как себя оцениваете с физической точки зрения?

— Не хватает игрового ритма: каким бы ты ни был сильным, какой бы фундамент ни заложил, без практики невозможно почувствовать уверенность в себе. Потихонечку я достигну своей цели. Главное – не форсировать события. Я хоть и работал над собой, но это было непростое время. Приходилось часто слушать опытных людей, близких. За два года без игры пришло понимание многих вещей.

— Как оцениваете уровень партнеров по «Казанке»?

— Я знал их еще мальчиками. Но мальчики уже подросли. Среди них есть футболисты качественного уровня. При правильном подходе к делу они вполне могут играть и за «Локомотив», и за любую команду РФПЛ. Иногда я в силу своего опыта подсказываю им что-то. Приятно, что ребята реагируют адекватно.

— Как они к вам обращаются?

— Сначала обращались с осторожностью, потому что я старше их всех лет на пятнадцать. С их стороны замечал уважение, трепет. Но я чувствую себя молодым, поэтому стараюсь держаться с ними на одном уровне. Однако они все равно относятся ко мне как к старшему товарищу.

— В ПФЛ тяжело?

— Нет, абсолютно нормально. Уровень немного пониже, чем когда я играл за тамбовский «Спартак». Хотя для молодых игроков «Казанки» ПФЛ – это идеальная площадка для прогресса.

— Давайте пофантазируем. Кем вы видите себя через год, когда у вас закончится контракт с «Казанкой»?

— Не хочется фантазировать. Хочется играть. Поверьте, силы у меня есть. Хочу вернуться в основной состав «Локомотива». В данный момент я не усилю основу. Нужно еще немного поднабрать в игровом плане. Качество я не растерял, к конкуренции готов. Вы же знаете, мне не хватает восемь голов до сотни. Хочется уже достичь этой отметки, но последний рубеж самый сложный.

— Вы бы хотели завершить карьеру именно в «Локомотиве»?

— Конечно! Я для этого и вернулся. И, честно говоря, никаких других вариантов больше и не рассматриваю.

Текст: Илья Егоров
Фото: Сергей Дроняев, ФК «Локомотив»

www.ftbl.ru

Интервью Дмитрия Сычева

Экс-форвард сборной России и кокшетауского «Окжетпеса» Дмитрий Сычев дал большое и искреннее интервью еженедельнику «Футбол» обо всем.

— Два года вас не было в профессиональном футболе. И вот вы подписали контракт с «Казанкой». Зачем?

— Как зачем? Первое – это вернуться в родной клуб, в «Локомотив». Я чувствую себя сейчас как дома. Второе – это желание после «Казанки» играть за основную команду. Я многое осознал, после того как у меня закончился контракт с «Локо». Возвращение и поддержка формы требовали титанических усилий. За два года я стал умнее и мудрее. Кроме того, нередко посещает желание отплатить болельщикам за их любовь, за веру в меня. Хочется вернуть все это им своей игрой. Наверное, это и есть главная мотивация.

— В «Локомотиве» как дома? А как же «Кто мы? Мясо!»? Спартаковские болельщики до сих пор вспоминают эту футболку.

— Не знаю, почему вспоминают. Очень приятно, что я оставил свой след. Я всегда говорил, что у меня к «Спартаку» будет безмерная благодарность и уважение за то время, которое я там провел. Жаль, что не очень хорошо ушел из клуба.

— Это был конфликт с Романцевым?

— Нет. С Олегом Ивановичем разошлись мирно. А вот с руководством были очень сложные отношения. Вообще я не собирался никуда уходить. В «Спартаке» все было идеально, все мне улыбались. Но, как говорится, жизнь заставила. Получилось уйти во Францию. Сейчас могу сказать, что ни о чем не жалею, потому что получил нереальный опыт: и в жизненном, и в футбольном, и в ментальном планах.

— Олег Иванович называл вашего агента одной из главных причин этого перехода.

— Нет, агент тоже хотел, чтобы я остался в «Спартаке». В той ситуации были какие-то нюансы в отношении с руководством. Олег Иванович тогда ничего не решал. Если бы решал, то я бы никуда не ушел.

— Год в «Марселе» — больше положительный или отрицательный опыт?

— Только положительный! Я почувствовал новый чемпионат, новый футбольный стиль, играл на основе разных методик. Кроме того, выступал с футболистами, от которых перенял очень много нового и важного.

— Ну, да. С Дидье Дрогба вместе играли.

— Дрогба, да, Лебеф, Бартез… У них многому научился – в «Локомотиве» все это пригодилось.

— Серьезные игроки были серьезные во всем?

— Дрогба был веселым, улыбчивым, но не балагуром. Больше юморил и всех смешил Франк Лебеф. Они вместе с Бартезом над всеми прикалывались. Иногда, бывает, опаздываешь на тренировку, торопишься, быстрее надеваешь бутсы, а у тебя шнурки таким узлом завязаны, что их тупо не можешь развязать. Приходилось разрезать. Еще они постоянно вещи прятали, в сумки накладывали чего-нибудь. В раздевалке, например, лежат бананы. Они по-быстрому запихивали их тебе в сумку, а ты не замечаешь этого. Идешь потом и думаешь: «Чего так тяжело-то?» Открываешь – а там сюрприз.

— Еще из веселых моментов – французская болельщица, которая в инстаграме клялась вам в любви.

— Это прикол какой-то?

— Нет, правда.

— А, вспомнил! Мне кто-то показывал эту девочку. Ничего не могу сказать. Это ее жизнь. Трудно ее за что-то осуждать. Она меня никак не касается.

— После выступлений за «Марсель» возвращались во Францию?

— В Марселе до сих пор меня помнят. Почему? Просто отдавался полностью. Плюс с болельщиками общался, язык выучил – фанаты за это уважали. Но туда я не возвращался. В Париж ездил. Меня там даже узнавали.

— Болельщики во Франции очень страстные.

— Они там жесткие. Выиграешь – сегодня будешь для них героем. Продуешь – держись. Когда один раз проиграли дома Парижу 0:3, убегали со стадиона: болельщики требовали расправы. На выезде с арены стояли две тысячи человек. Первым поехал массажист – его машину просто перевернули. Фанаты что-то кричали, требовали игроков. Испугались даже сотрудники службы безопасности и охраны. Нас пришлось выпускать через черный вход. Все машины в ряд выстроились и вылетали просто. Болельщики увидели это и всей толпой побежали к тому выходу. Я тогда так на газ нажимал! Страшно же было! Зато когда выигрывал, тебя на руках носили.

— Это главное, что вам запомнилось из жизни во Франции?

— В плане устройства Франция – это просто рай. Стадионы великолепные, получил опыт выступления в Лиге чемпионов: с «Реалом» на «Сантьяго Бернабеу» играли, с «Порту». Незабываемые эмоции! Живешь за городом на побережье. Сказка, а не жизнь!

— Ваше хорошее настроение чувствовалось по возвращении в «Локомотив»: забивали, хорошо играли.

— Я просто попал в свою команду. Найти свой коллектив – главная удача в карьере футболиста.

— Все было хорошо до прихода Билича.

— После того как новым главным тренером «Локомотива» стал Билич, мы с Лоськовым сидели в запасе. Славен как тренер очень сильный. У него были свои методики, здесь вопросов не было. Но в России Биличу не хватило жесткости: тут нельзя без этого. Он приехал с европейским менталитетом, но этого оказалось недостаточно. В какой-то момент Билич просто потерял управление командой, и клуб повалился. Но только одного Славена нельзя винить. Просто там же еще новое руководство пришло. Оно не видело футболистов во мне и Лоськове. Мы оба понимали, что никто нас ставить в состав не будет. Поэтому я и поехал по арендам.

— Со Смородской странная ситуация получилась: она не видела вас в «Локомотиве», и на всю страну объявляла о том, что вы завершите карьеру.

— Был конфликт. Она в определенный момент мне сказала: «Пока я в клубе, тебя здесь не будет». В принципе, это и было отправной точкой. Не хотелось вот так уходить. Но сейчас у меня нет к ней никаких претензий. И Ольге Юрьевне я могу пожелать только здоровья. Я давно всех простил.

— Юрий Семин говорил, что у вас случился спад из-за того, что вы перекачались.

— Это все бред. Я ни в какие залы, ни в какие качалки не ходил. Это немножко неправильное видение ситуации. Да, в период реабилитации подкачал колено, но тренажерным залом никогда не увлекался.

— Одной из ваших аренд была «Волга». Зачем?

— Не было больше вариантов. В «Локомотиве» уже не получалось. Вообще ни о чем не жалею.

— «Волга» как раз в тот момент начала разваливаться.

— Сначала все было хорошо: девятое место после первого круга, всего два месяца задержки. Но игроки ко всему нормально относились. Потом мы ушли в отпуск. А руководство уже третий-четвертый месяц обещало, что все выплатит. Приезжаем на первый сбор — уже задержка шесть месяцев. Было тяжеловато, нужно же кормить семьи. Доходило даже до того, что занимали деньги друг у друга на бензин. А нас руководство все «завтраками» кормило. Легионеры вообще бросали играть, русские пробовали как-то решить проблемы. Всем было не до футбола. А как тренер будет заставлять нас играть, если так долго не платят? Из-за этой финансовой проблемы «Волга» и вылетела.

— В палату обращались?

— Все обращались. Кто-то успел получить свои деньги, пока клуб не обанкротился. Кто-то не успел, так как их дела не рассмотрели, потому что команда перестала существовать.

— После «Волги» был «Окжетпес». Вариант — экзотичнее некуда.

— Там добротный уровень, сравнимый с уровнем нашей ФНЛ. Несколько команд могли бы спокойно играть в РФПЛ: «Астана», «Кайрат». Вопрос в том, что инфраструктура заставляет желать лучшего: стадионы не очень, перелеты постоянные.

— В Казахстане еще странные традиции: «Шахтер» из Караганды перед матчем с «Селтиком» резал барана.

— В «Окжетпесе» такого ни разу не было. В «Локомотиве» было.

— Вы серьезно?

— Да. Во времена Юрия Палыча. У нас эта традиция была каждый год. Мы на базе в Баковке резали.

— После «Окжетпеса» вам вроде бы «Кайрат» предлагал огромную зарплату. Правда?

— Нет, это слухи. После «Окжетпеса» я вернулся в «Локомотив», а там уже и мой контракт закончился.

— А про то, что вы могли продолжить карьеру в чемпионате Малайзии, тоже слухи?

— Хотелось поиграть за границей. Поэтому я весь прошлый год ездил в разные места: и в Малайзию, и в Индонезию, и во Вьетнам, и даже в Австралию. Где-то тренировался, где-то уже предлагали контракт. Но не решился что-то подписывать. По деньгам, кстати, тоже не особо много предлагали.

— Почему не подписали контракт?

И уровень не тот, и жизнь там совсем другая. Я не готов был связать последующие несколько лет с тем местом, где мне не будет комфортно и где я не буду получать удовольствие от футбола. А там было сложно со всем: и с общением, и религия другая. Я понял, что мне там будет тяжело, так как ни общения, ни друзей у меня бы не было.

— На два года вы пропали из футбола. Почему?

— Я никому ничего не говорил, ничего не показывал, потому что подустал от внимания. У меня была своя цель – вернуться в футбол. Поэтому мою работу видели только те, кто находился рядом. В течение этого времени я пахал на двух-трех тренировках в день.

— Для того чтобы не потерять форму, нужна практика.

— Естественно. Для этого я и играл за команду в ЛФЛ. Кроме того, работал отдельно практически нон-стоп.

— В ЛФЛ иногда опасно играть: могут сломать и не заметить.

— Не-не. У нас было все цивильно. Выступали за «Атлантис»…

— Вместе с Широковым играли.

— Да! Мы с Романом же еще и в хоккей играем. А в «Атлантис» притащил его я. Когда он заканчивал карьеру, на него там какие-то команды глаз положили. Я ему «маякнул»: «Ром, давай за нас сыграешь в ЛФЛ».

— Не пришлось уговаривать?

— Пришлось. Рома сначала не хотел. Говорил нам: «Какой футбол? Дайте отдохнуть». Мы ему отвечали: «Да там и отдохнешь!» У нас коллектив просто шикарный — приходишь на матчи или тренировки и получаешь удовольствие. Мы и пару титулов выиграли, Лигу чемпионов взяли.

— В свободное от футбола время вы на Бали ездили серфить.

— Постоянно. Мое самое главное хобби. Серфинг – это моя страсть. Я в этом деле уже достиг определенного уровня, так что могу и с профессионалами кататься.

— Самое лучшее место для серфинга?

— Маврикий. Там большие волны и народа мало. В будущем хочется развиваться.

— До какого уровня?

— До какого страх позволит.

— Это так опасно?

— Конечно. Но если ты с головой подходишь, то нет. Если катаешься на трехметровых волнах и полез на «десятку», то это не очень хорошо. А если с трешки на четверку, то можно.

— Вы хоть раз могли получить травму?

— Да. На больших волнах мог. Один раз чуть не утонул. Я не рассчитал свои силы. Меня волна замесила, оторвала доску. Было очень трудно выбраться, потому что волны были размером с трехэтажный дом: ты как в стиральной машине крутишься, воздуха не хватает, страшно. Повезло, что вспомнил технику безопасности, собрался с мыслями. Потом еще несколько месяцев отходил после этого случая. Больше себе таких экспериментов не позволял.

— Вы еще и два раза снимались в кино.

— Три: «Наша Russia», «Самый лучший фильм» и «Тренер» с Данилой Козловским. В первом ведь было про футбол! Во втором тоже: бил пенальти Гарику Харламову.

— От роли в «Тренере» получили больше всего удовольствия?

— Естественно! Просто безграничный опыт. Мы же были на съемках от начала до конца, участвовали во всех эпизодах, жили и работали все 2,5 месяца. Снимались в Раменском, в Химках, в Новороссийске и в Краснодаре.

— Самый запоминающийся эпизод со съемок?

— Была интересная история. По сценарию, Данила где-то в середине фильма начинает делать из нас, середняков, команду, которая будет рвать всех соперников из Премьер-лиги в Кубке. Была сцена, где он нас увозит с поля в морской порт заниматься жестким кросс-фитом: должны были катать колеса размером с человека. Происходило все это дело на жаре, часа три. Все такие грязные были, в мазуте. Вокруг – краны, корабли! Потрясающие кадры! Вообще, съемки – интересный процесс, но сложный.

— Козловский большой профессионал?

— Абсолютный! И как человек, и как актер, и как режиссер!

— Вы и в КВН были. Вам, по сюжету, пересадили ноги Роналду, постоянно шутили над сборной. Как согласились на такое издевательство?

— Идея в том, чтобы было не насмешливо, а смешно. По-другому я бы не согласился. Я очень хорошо общаюсь с Эдгаром Запашным, раньше даже катались на серфах. И он предложил принять участие в КВН. Я сразу согласился. Всегда смотрел эту программу. А сыграть – это какая-то голубая мечта была. Я ее осуществил. Познакомился с отличными ребятами, запомнилась эта позитивная атмосфера на репетициях.

— Предыдущая встреча у нас сорвалась, потому что вы ходили на концерт рэпера Басты. Нравится?

— Я в восторге от Васи (Василий Вакуленко – Баста. – Ред.). Мы давно дружим. И по возможности я выбираюсь на его концерты. Потому что как он отдается работе – это дорогого стоит, на это обязательно нужно как-нибудь посмотреть.

— Вы в прошлом читали рэп. Если бы Вася предложил вам записать трек, согласились бы?

— Поверьте, я до такого не дорос. Я же просто почитал чего-то там для собственного удовольствия. Вася работает только с серьезными людьми.

— Вы мне рассказываете все это, и я понимаю: у вас такая насыщенная жизнь была в последние два года. Зачем вам футбол с бесконечными тренировками и играми?

— Я вам скажу честно: у меня футбол всегда был во главе всего. Просто эти два года помогли понять, насколько сильно я люблю эту игру и «Локомотив». В последние два года ощущал сильнейший дискомфорт: когда ты вроде и готов, но по какой-то причине не можешь выступать.

— У вас был какой-то внутренний разговор с собой, который помог вам понять это?

— Конечно. Было глубокое познание ситуации, расставил для себя приоритеты, устранил какие-то непонимания. За два года я проделал большую работу в плане психологии. Это было необходимо, потому что уверенность в себе и в своих силах в последнее время пропала после незабитых мячей. Пришлось много работать над собой, чтобы преодолеть психологический барьер. Сейчас могу сказать, что я полностью готов.

— Кто вас убедил подписать контракт с «Казанкой»?

— Илья Геркус. Он позвонил, и мы договорились обо всем за две минуты. Я настолько сильно хотел домой, в «Локомотив», что не спрашивал ни о сроках, ни о суммах.

— С Семиным говорили?

— Нет.

— Как себя оцениваете с физической точки зрения?

— Не хватает игрового ритма: каким бы ты ни был сильным, какой бы фундамент ни заложил, без практики невозможно почувствовать уверенность в себе. Потихонечку я достигну своей цели. Главное – не форсировать события. Я хоть и работал над собой, но это было непростое время. Приходилось часто слушать опытных людей, близких. За два года без игры пришло понимание многих вещей.

— Как оцениваете уровень партнеров по «Казанке»?

— Я знал их еще мальчиками. Но мальчики уже подросли. Среди них есть футболисты качественного уровня. При правильном подходе к делу они вполне могут играть и за «Локомотив», и за любую команду РФПЛ. Иногда я в силу своего опыта подсказываю им что-то. Приятно, что ребята реагируют адекватно.

— Как они к вам обращаются?

— Сначала обращались с осторожностью, потому что я старше их всех лет на пятнадцать. С их стороны замечал уважение, трепет. Но я чувствую себя молодым, поэтому стараюсь держаться с ними на одном уровне. Однако они все равно относятся ко мне как к старшему товарищу.

— В ПФЛ тяжело?

— Нет, абсолютно нормально. Уровень немного пониже, чем когда я играл за тамбовский «Спартак». Хотя для молодых игроков «Казанки» ПФЛ – это идеальная площадка для прогресса.

— Давайте пофантазируем. Кем вы видите себя через год, когда у вас закончится контракт с «Казанкой»?

— Не хочется фантазировать. Хочется играть. Поверьте, силы у меня есть. Хочу вернуться в основной состав «Локомотива». В данный момент я не усилю основу. Нужно еще немного поднабрать в игровом плане. Качество я не растерял, к конкуренции готов. Вы же знаете, мне не хватает восемь голов до сотни. Хочется уже достичь этой отметки, но последний рубеж самый сложный.

— Вы бы хотели завершить карьеру именно в «Локомотиве»?

— Конечно! Я для этого и вернулся. И, честно говоря, никаких других вариантов больше и не рассматриваю.

prosports.kz

Дмитрий Сычев:Тот 18-летний парень был из сказки(полная версия интервью)

Нападающий «Локомотива» ответил на один из главных связанных с ним вопросов последних лет: куда делся «золотой мальчик» российского футбола, не скрывавший слез в японской Сидзуоке в 2002 году?

Дмитрий СЫЧЕВ: «ТОТ 18-ЛЕТНИЙ ПАРЕНЬ БЫЛ ИЗ СКАЗКИ»

СЛУХИ ПОРОЖДАЛА НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

— В ноябре вы продлили контракт с клубом до 2015 года. Это сигнал, что вся ваша карьера пройдет в «Локо»?

— Еще в 2004 году я связал с ним свое будущее, и с тех пор другой команды для меня не существует. Уже не могу себя представить где-то еще. Такого искреннего отношения болельщиков нет больше нигде — и это не лесть, а истинная правда. Ведь я всегда говорил то, что думаю, и никогда не старался специально кому-либо понравиться.

Момент, когда была возможность свернуть с выбранного пути, прошел. Взвесив все «за» и «против», не стал ничего менять, во многом именно из-за наших болельщиков. «Локомотив» — мой второй дом, и это не просто слова. Во главу угла здесь всегда ставились человеческие отношения, это был главный принцип, по которому Семин и Филатов строили команду, способную добиться больших побед. На добро здесь и сейчас отвечают добром, поэтому мы — единое целое.

— Но все-таки вероятность, что вы уйдете, существовала? Во всяком случае, разговоров ходило много.

— Конечно, дыма без огня не бывает: существовала некоторая неопределенность, порождавшая все эти слухи. Но после разговора с Ольгой Юрьевной (Смородской. — Прим. «СЭ») мы пришли к полному взаимопониманию, и все вопросы отпали. Смородская не только жесткий президент, но еще мудрый и честный человек. Что бы о ней ни говорили.

— 28 лет для форварда — это серьезно или годы о себе знать пока не дают?

— Физически я себя чувствую намного лучше, чем раньше.

— Неужели?

— Да. В какой-то момент я понял, что мелочей в футболе не бывает. Спортивное долголетие зависит от того, как ты будешь к себе относиться не тогда, когда тебе стукнет 30, а намного раньше. Здоровье в нашем деле — главное, и режим играет очень важную роль. C некоторых пор отношусь к подобным вещам весьма серьезно. Много общаюсь со специалистами по физиологии, анатомии, пропускаю всю информацию через себя, и благодаря этому приходит понимание всех процессов. Просто выполнять указания тренеров — мало. Надо знать, зачем ты это делаешь и как это потом на тебе отразится. Так работать намного интереснее.

ЭТО БЫЛО ЧУДО — ИЗ ВТОРОЙ ЛИГИ НА ЧЕМПИОНАТ МИРА

— Очень многие хотели бы знать: заплачет ли еще когда-нибудь футболист Сычев?

— Это сложный вопрос, на который я даже сам себе односложно ответить не могу. Почему бы и нет? Желание выиграть титул огромное. Во всяком случае, и я, и команда прилагаем к этому все усилия.

— То есть вы понимаете, что люди имеют в виду под глаголом «заплакать»?

— Естественно. Но они должны понять: футбол — очень сложный мир и любая оценка субъективна. Если прислушиваться ко всем, можно с ума сойти. Меня на данный момент интересует мнение главного тренера, президента клуба и семьи. Все остальное — пустой звук, который я научился пропускать мимо себя.

— Вам не кажется, что ярчайший дебют в большом футболе сыграл с вами злую шутку?

— Мне кажется, что в футболе шуток не бывает, но, наверное, я стал заложником образа того 18-летнего парня, который появился ниоткуда и вспыхнул, словно комета. Тот момент был настолько ярок, что все эти годы от меня ждали дальнейшего взлета. Это было как чудо… из второй лиги сразу на чемпионат мира! До сих пор, если честно, в голове не укладывается.

Вот только чудеса в жизни случаются не каждый день, и сейчас нужно оценивать вещи трезво. Я никогда не был бомбардиром, игроком штрафной площади, человеком одного касания и так далее — как, например, Саша Кержаков. Для меня реальные цифры — 10 — 15 голов за год. Я давно не витаю в облаках и другим не советую: гораздо важнее стабильность и польза команде. Но люди словно продолжают ждать, что я буду прогрессировать теми же темпами, что и в 18 лет.

— То есть от вас требуют слишком многого?

— Не мне судить, насколько завышены ожидания. Наверное, они должны быть. Все-таки я не первый год в команде, и все рассчитывают, что я, как один из лидеров, буду показывать выдающуюся игру. Ту, которая будет приносить победы «Локомотиву». Но то, что было в 2002 году, по объективным причинам повториться не может. Да и серьезная травма, к сожалению, сыграла определенную роль. Время другое. Все другое.

ФУТБОЛ ПО-ПРЕЖНЕМУ ГЛАВНОЕ ДЕЛО В ЖИЗНИ

— Чем, помимо возраста, отличается Сычев-2012 от Сычева-2002?

— Стал умнее и спокойнее. В людях научился разбираться. Сейчас меня окружают настоящие люди — кто знает, тот поймет. Раньше же, по молодости, все было не так. Решения теперь принимаю более рациональные. Разумеется, появился определенный опыт. Будь он и в 18, возможно, вел бы себя по-другому. Но вы не подумайте — я ни о чем не жалею. Помимо всего прочего с возрастом появилась уверенность в правильности однажды выбранного пути. Для меня золотое время никуда не ушло. Удовольствие от работы получаю такое же, как и десять лет назад. Футбол — мое любимое дело.

— Выходит, получи вы в свое распоряжение машину времени, использовать бы ее не стали?

— Ни в коем случае. Я доволен тем, как все сложилось, и живу так, как позволяет Бог. И действительно счастлив, что жизнь меня свела с «Локомотивом», с теми людьми, что сейчас в команде, с теми, кто был раньше. Это и называется «на всю жизнь». Мне грех жаловаться и в то же время не в чем себя упрекнуть — никогда никого не предавал и поступал согласно своим принципам и убеждениям. Да, жизнь — сплошные испытания, но так устроен мир. Лучше преодолевать трудности, чем вообще обходиться без них.

— Главный урок, который вы извлекли из этих десяти лет?

— Не обращать ни на что внимания и всегда идти к своей цели. Работа, работа и еще раз работа. Конечно, нужно уметь терпеть — без этого никуда. Если хочешь чего-то добиться, то надо в хорошем смысле этого слова надеть своеобразные шоры, которые не позволят отвлечься на всякие соблазны и свернуть с выбранной дороги. Надеваешь и идешь — туда, вперед, где горит маячок.

Но ведь прямая дорога не всегда самая короткая.

— Конечно. На пути будут попадаться препятствия, и, как я уже сказал, их нужно преодолевать. Главное — не отвлекаться на наносное и второстепенное.

ЭМОЦИИ НИКУДА НЕ ДЕЛИСЬ. ПРОСТО СТАЛИ ДРУГИМИ

— Что вы считаете своим главным на сегодняшний день достижением в карьере?

— Любовь болельщиков. Ее не купишь ни за какие деньги. Это моя главная награда.

— А ошибкой?

— Таких ошибок, которые можно назвать роковыми, я не припомню. Что касается прочего, то людям свойственно ошибаться. Ничего страшного в этом не вижу.

— Возможно, одной из ошибок стал отъезд за границу?

— Нет-нет. Это был очень полезный опыт, который многое мне дал и многому научил. Футбольная зрелость началась именно там, во Франции.

— Став взрослее и умнее, не растеряли столь ценных юношеских эмоций?

— Каждому возрасту — свое. Поймите, невозможно в 28 лет испытывать те же чувства, что и в 18. Эмоции не могут оставаться одинаковыми. Но они есть. Если при звуках гимна — национального, клубного или футбольного — по коже пробегают мурашки, значит, сердце на месте и эмоции никуда не делись. Просто стали другими. Ты взрослеешь и смотришь на вещи иначе — это нормальный процесс. На смену молодецкой страсти приходит уверенность.

— Футболист — профессия творческая. Откуда черпаете вдохновение, когда накатывает хандра?

— Такое бывает редко. Опустошение появляется лишь в конце долгого сезона, когда бесконечная череда матчей давит на сознание. Где ищу эмоции? Да в самой работе. Она всегда предлагает новые вызовы, а вслед за ними — удовольствие от результатов.

СТОЛЬКО, СКОЛЬКО КЕРЖАКОВ, ЗАБИВАТЬ НЕ МОГУ

— Как оцените для себя 2011 год?

— На мой взгляд, он получился хорошим. Провел его ровно и без травм, забил 12 мячей. Что бы ни говорили в прессе, думаю, это неплохой результат. Повторюсь, меня мало волнует мнение посторонних людей — я сам свой главный критик. Так проще и разумнее, ведь cебе не соврешь и не польстишь.

— Однако многие ждут от вас еще больше голов.

— Поймите, я никогда не был классическим бомбардиром в полном понимании этого слова. Наверное, это взялось оттуда же — из 2002 года. Люди сфотографировали картинку и продолжают сверять с ней сегодняшнюю реальность. Выходит, они не разбираются в футболе. Повторяю, я не Кержаков, который наколотил больше 150 мячей. Мне ближе игра «под нападающим», если хотите — десятого номера, футболиста, который участвует в созидании, а не только завершает. Конечно, никто с меня ответственности за нереализованные моменты не снимает, это проблема, над решением которой я не перестаю работать на каждой тренировке. Ситуация, уверен, изменится.

— На какой позиции вам комфортнее всего в схеме 4-3-3, которую чаще всего использует Жозе Коусейру?

— По большому счету разницы нет. Главное — играть. В этой системе у игрока атаки развязаны руки. Ты можешь быть и справа, и слева, и в центре. Есть место для импровизации, и это хорошо.

— Вас не смущают слухи о том, что «Локомотив» активно работает над покупкой нападающего?

— Нет. Ведь это происходит из года в год. Всякий раз кого-то ищут, кого-то покупают, люди приходят и уходят. Обычная история. Наше дело — работать.

«СПАРТАК» — РАЗДРАЖИТЕЛЬ, НО ПРОШЛОЕ НИ ПРИ ЧЕМ

— Идея с двумя восьмерками в чемпионате себя оправдала?

— Мне кажется, вполне. Не будем рассуждать сейчас о системе «осень — весна», но конкретно этот переходный турнир должен получиться интересным. Подумать только, в первой восьмерке в каждом туре — дерби! Это плюс для всех — и для болельщиков, и для игроков, и для всего чемпионата.

— Главный раздражитель для вас — все еще «Спартак»?

— Не сказал бы. Это по молодости эмоции захлестывали. Сейчас «Спартак» раздражитель в том плане, что у нас с ним затянулась неприятная серия. Это печально, и мы постараемся ее поскорее прервать. Но мое прошлое здесь ни при чем.

— «Зенит» — самая сильная команда в стране?

— Если вы спросите игроков «Зенита», они скажут «да». Я столь категорично заявлять не буду. В прошлом году основания для подобных разговоров были, в этом — не уверен. Борьба за чемпионство будет ожесточенной.

— Нужны ли российскому футболу проекты типа «Анжи»?

— Ох, столько людей уже высказалось на эту тему! Не мое это дело. У людей были причины, чтобы создать такой клуб, результат пока есть. Получится — правильный ход, не получится — нет. Единственный реальный минус: «Анжи» взорвал трансферный рынок, и цены на футболистов взлетели. Привезти в Россию сильного игрока за вменяемые деньги стало трудно.

ПРЫГНУТЬ ВЫШЕ ГОЛОВЫ

— Сейчас для вас наступает этап, когда в последний раз можно использовать все те шансы, что были упущены ранее. Согласны?

— Период важный. Эти несколько месяцев будут иметь громадное значение во всех смыслах. Поставлены важные цели, и есть большое желание их достичь. Я со своей стороны буду выкладываться по полной и делать все от меня зависящее, чтобы поводов говорить об упущенных возможностях не возникало. По-другому просто не получится.

— Что нужно сделать, чтобы еще раз надеть футболку сборной?

— Прыгнуть выше головы.

— Это возможно?

— Да, это одна из задач. За оставшиеся пять месяцев я должен доказать Дику Адвокату, что футболист Сычев нужен сборной на чемпионате Европы.

— Когда Адвокат вас приглашал, вы, судя по всему, его не впечатлили. Не думаете, что лимит исчерпан и консервативный голландец в вашу сторону больше не посмотрит?

— Все зависит от игры. Если буду играть и забивать, шанс есть. В конце концов, Адвокат себе не враг. Уверен, двери в сборную по-прежнему открыты для всех. За примером далеко ходить не надо — тот же Самедов это доказал. Каким бы консерватором ни был Адвокат, на Euro он возьмет лучших. Кто ими станет — покажет весна.

ЯЗЫКИ УЧУ НА ТРЕНИРОВКАХ

— Вы всегда были человеком многообразных интересов. На долгих сборах, когда даже нет возможности выйти в город, скучать не приходится?

— Нет. Наполняем досуг постоянным общением. Начиная от завтрака и заканчивая вечерним временем. Разговариваем, что-то обсуждаем — словом, жизнь идет. Возможно, под конец даже надоедим друг другу! Шутка. Когда хочется побыть одному, всегда есть интернет и фильмы.

— Как хоккейная карьера развивается?

— В последний раз выходил на лед в благотворительном матче комад Ковальчука и Овечкина (31 августа 2011 года в рамках акции «От чистого сердца». — Прим. «СЭ»). Больше времени не было, хотя и хотелось поиграть.

— А иностранные языки не забросили?

— Нет, нормально. Потихонечку тренирую.

— Не пробовали задействовать Сапатера в качестве учителя испанского?

— Скорее он нас всех использует, когда в русском упражняется! Я в основном с тренерами общаюсь во время занятий. То, что у них португальский, не проблема. Когда знаешь язык из той же группы, намного проще все понимать. А когда одни и те же вещи повторяют часто, легко все запоминаешь.

— У вас на тренировках вообще звучит гремучая смесь португальского, английского и русского.

— И это очень полезно с лингвистической точки зрения. Жозе без проблем переходит с одного языка на другой. Иногда русским блеснет так, что все в шоке!

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ

Лагуш

fclmnews.ru

Запись №407 /интервью/ Дмитрий Сычев

Profile

Name: Викторина

Entry Tags

Cавин, Cлуцкий, Cычев, cелекция, dream team, euro-1988, euro-2008, fanzone, g-14, irriducibili, l’enfant terrible, msi, music, the old firm, wags, «Cпартак», «АЗ Алкмаар», «Абердин», «Айнтрахт» Франкфурт, «Алеманния», «Амкар», «Арсенал», «Астон Вилла», «Атлетик» (Бильбао), «Атлетико», «Аякс», «Бавария», «Барселона», «Бетис», «Бирмингем», «Боруссия» (Дортмунд), «Боруссия» Дортмунд, «Валенсия», «Вердер», «Вест Хэм», «Гамбург», «Глазго Рейнджерс», «Гремио», «Делие», «Динамо», «Динамо» (Киев), «Динамо» (Москва), «Динамо» Киев, «Динамо» Москва, «Днепр», «Зенит», «Золотой мяч», «Индепендьенте», «Интер», «Интер» «Милан», «Интернасьонал», «Коринтианс», «Крылья Советов», «Кубань», «Лацио», «Ливерпуль», «Лион», «Локомотив», «Локомотив»: трансферы, «Луч-Энергия», «Луч», «Манчестер Сити», «Манчестер Юнайтед», «Марсель», «Металлург» Донецк, «Милан», «Миллуолл», «Москва», «Наполи», «Осер», «ПСЖ», «Палмейрас», «Портсмут», «Реал», «Рома», «Ростов», «Рубин», «Сампдория», «Сан-Паулу», «Сантос», «Сатурн», «Севилья», «Селтик», «Спартак», «Спартак» Нальчик, «Спортинг», «Спортинг» (Лиссабон), «Томь», «Торпедо», «Тоттенхэм», «Уэмбли», «Фейеноорд», «Фиорентина», «Фламенго», «Фулхэм», «Хартс», «Химки», «Црвена Звезда», «Чезена», «Челси», «Челси». «Арсенал», «Черноморец», «Шальке-04», «Шахтер», «Шахтер» Донецк, «Шинник», «Штутгарт», «Эббсфлит», «Эвертон», «Эмполи», «Эспаньол», «Ювентус», «Юнайтед оф Манчестер», АЗ Алкмаар, АЗ Алкмар, Аббьяти, Абрамов, Абрамович, Авраам Грант, Австралия, Австрия, Агбонлахор, Агуэро, Адамов, Адвокат, Адриан Бахманн, Академия футбола имени Юрия Коноплева, Аквилани, Акинфеев, Аксененко, Алан Хансен, Алдонин, Алекс, Александр Гайдамак, Александр Глеб, Александр Прудников, Алексей Шевченко, Аленичев, Алешандре Пато, Алешин, Алиев, Альбертини, Амелиа, Амин, Англия, Англия-2006/07, Андерсон, Анджело Моратти, Андреа Делла Валле, Андронов, Аничебе, Анри, Анчелотти, Анюков, Аргентина, Аркадий Гайдамак, Арнесен, Артемьев, Артур Жорже, Аршавин, Асамоа Гьян, Асатиани, Асильдаров, Афонсу Алвес, Ахметов, Бабаев, Балахнин, Баллак, Банега, Баранник, Баринов, Барнс, Баррету, Баша, Беарзот, Беккенбауэр, Беллами, Белоруков, Белоруссия, Белоус, Бен Фостер, Бендтнер, Бензема, Бенитес, Бергоми, Березовский, Берлускони, Бертран Пиккар, Бест, Биджиев, Бикей, Билялетдинов, Билялетдинов Бышовец, Блази, Блаттер, Блохин, Бобан, Боруц, Бояринцев, Боярский, Бразилия, Брайда, Бракамонте, Брамхар, Бранко Бабич, Брейсвелл-Смит, Брено, Бримсон, Брокки, Брюс, Будянский, Бузникин, Булатов, Булыкин, Буссуфа, Буффон, Быстров, Бышовец, Бэйл, Вагнер Лав, Вайсс, Валентин Иванов, Валерий Винокуров, Валерий Глушаков, Валерий Маслов, Ван Гаал, Ван Гал, Ван Перси, Ван дер Варт, Ван дер Сар, Варга, Василий Березуцкий, Вейич, Вела, Веллитон, Венгер, Венгрия, Вершинин, Весь Маслаченко, Весь Уткин, Видич, Виктор Тищенко, Викторина, Виландер, Вилли Нойман, Виллиан, Вилья, Виногродский, Владимир Федотов, Вортманн, Воскеричан, Воскеричян, Вьери, Гаал, Габулов, Гаврилов, Гаго, Гаджиев, Газзаев, Галли, Гана, Гарин, Гаскойн, Гаттузо, Гвардис, Генков, Георгий Суркис, Герасимец, Герман Ткаченко, Германия, Германия-2006/07, Гершкович, Гжебик, Гиггз, Гинер, Глушаков, Глэйзер, Голландия, Горлукович, Гранат, Гранаткин, Грант, Грациани, Грозный, Грузия, Гуллит, Гуренко, Гуркюфф, Гусин, Гьян, Давид Вилья, Давид Сильва, Далглиш, Далла Бона, Данкан Эдвардс, Данни, Дасаев, Де Гузман, Деку, Дель Боске, Дель Нидо, Дель Пьеро, Денилсон, Дерек Уильямс, Десайи, Джавджав, Джеко, Джентиле, Джеррард, Джибриль Сиссе, Джираудо, Джо Джордан, Джовинко, Джузеппе Росси, Джулини, Джурабчиан, Дзофф, Дзюба, Диего, Диего Cоуза, Диего Делла Валле, Дикси Дин, Дмитрий Ефимов, Долматов, Донадони, Дос Сантос, Драмани, Дуду, Дуймович, Дулык, Дунга, Дурманов, Дэвид Дин, Дювалье, Дюрица, Евро-08, Евро-2008, Евро-2012, Евсеев, Египет, Епуряну, Еременко, Ефимов, Жевнов, Жедер, Жиганов, Жиллетт, Жирков, Жо, Жоау Моутинью, Заки, Запорожану, Захави, Зеедорф, Зидан, Зуаги, Зуев, Зырянов, Ибрагимович, Ибричич, Иванович, Игнатьев, Игнашевич, Игорь Суркис, Идальго, Измайлов, Израиль, Илийоски, Илсиньо, Ирак, Ирвин, Испания, Испания-2006/07, Италия, Италия-2006/07, Йелле Гус, Йоветич, КНДР, Кабрини, Кавазашвили, Казаков, Кака, Каладзе, Калиниченко, Каллио, Камерун, Камиллери, Кан, Канейра, Каннаваро, Кантона, Канчельскис, Капелло, Каприати, Карвальо, Карека, Карлуш Мартинш, Кассано, Кастильо, Кенни Брэк, Кеньон, Кержаков, Керлон, Кин, Кински, Киричек, Кириченко, Китай, Клаус-Дитхарт Хюллеманн, Клейменов, Клеменс, Кобелев, Кобенко, Коболли, Ковалевски, Коверчано, Коко, Коловатти, Колодин, Колонка Вальдано, Колонка Маццолы, Колонка Ривы, Колонка Хулио Салинаса, Колосков, Конти, Концедалов, Корнеев, Корчагин, Косолапов, Кот-д’Ивуар, Кочиш, Коэнтрау, Краньотти, Красновский, Красножан, Крауч, Кренке, Креспо, Крисантос, Кристиан, Криштиану Роналду, Кркич, Кроос, Крсто Килибарда, Круглов, Круифф, Крчмаревич, Кубок Африки-2008, Кубок Конфедераций-2009, Кубок РЖД, Кузьмин, Кульков, Кьяер, Кэхилл, Ларс-Эрик Унесталь, Лебеденко, Лев, Лекхето, Леннон, Лернер, Лига чемпионов, Лиддел, Лима, Липатов, Лобановский, Ловчев, Логофет, Лоськов, Лотито, Лоу, Лужный, Луис Адриано, Лукарелли, Лукас, Луполи, Луческу, Лучо Гонсалес, Лэмпард, Лютый, Магнуссон, Майкл Джонсон, Майкон, Македа, Маклафлин, Маклиш, Мальдини, Малюков, Маминов, Марадона, Марек Чех, Марин, Марио Гомес, Марк Гонсалес, Марко Бюхель, Марсело, Маскерано, Маслаченко, Массаро, Массимо Моратти, Мата, Матеу, Маттеус, Мендеш, Мерида, Мерфи, Месси, Милевский, Милла, Милтон Эриксон, Минченков, Михелс, Младен Петрич, Мобуту, Моджи, Мончи, Морозов, Моуриньо, Моуринью, Муджири, Муслин, Муссолини, Муту, Надарейшвили, Налетилич, Нани, Наумов, Национальная академия футбола, Неаполь, Недвед, Неескенс, Непомнящий, Неста, Нигерия, Нигматуллин, Нижегородов, Никита Высоцкий, Николай Наумов, Нинис, Новачек, Новая Зеландия, Нойнер, Норвегия, О’Коннор, Обертан, Овчинников, Одемвингие, Одемвинджи, Одлимпиада-2008, Окоронкво, Олег Иванов, Олимпиада-2008, Омельянчук, Ориали, Ортвин Майс, Осинов, Оттль, О’Коннор, ПСВ, ПСВ Эйндховен, Павлов, Павлюченко, Пайретто, Палкин, Палоп, Панов, Пантани, Пануччи, Паолилло, Папаев, Парагвай, Патаркацишвили, Паулу Барбоза, Пашинин, Пеле, Пелиццоли, Перетурин,

sportvictorine.livejournal.com

Интервью Дмитрия Сычева — Чемпионат

Накануне старта нового футбольного сезона на вопросы корреспондента ГАЗЕТЫ Александра Бедарева ответил нападающий столичного «Локомотива» и обладатель золотой медали 2004 года Дмитрий Сычев, признанный в прошлом году лучшим футболистом чемпионата страны.

— В субботу первый матч чемпионата, но для «Локомотива» сезон уже начался, причем удачно.
— Приятно, что мы выиграли Суперкубок, хотя с прошлогодним чемпионством это несравнимо. Сами посудите — одна игра решила все. Так что к этому трофею, имею в виду Суперкубок, я отношусь без особого энтузиазма, более сдержанно. Сейчас жду первой календарной игры.

— «Терек» — что за соперник? Чем-то удивил?
— В начале года трудно кого-то удивить. Поле тяжелое, команды только вкатываются в сезон. «Терек» — добротный клуб, в котором собраны опытные мастера. Трудно еще что-то добавить.

— Как полагаете, насколько от своего максимума к шестому марта был готов «Локомотив»?
— Трудно сказать за всю команду, могу сказать за себя. Еще не совсем готов, не до конца отошел от предсезонных нагрузок. Оценю свое состояние процентов в шестьдесят от идеального.

— Тем не менее в матче на Суперкубок вас признали лучшим в составе железнодорожников.
— Это все относительно. Игра, положа руку на сердце, была не особо зрелищной, а выбирать кого-то было надо.

— Чемпионат страны «Локомотив» начинает с «Томью». Еще один дебютант. Есть какая-нибудь информация об этой команде?

— Очень мало. Пока смутно представляю себе будущих соперников. Знаю только, что в премьер-лигу они вышли со второго места.

— Начало наверняка будет сложным. «Томь» будет землю зубами грызть, только чтобы не проиграть.
— А что делать? Трудно обсуждать календарь. С кем начинаем — с тем начинаем, разницы нет. Все равно обыгрывать надо любого противника.

— Зрителям стоит настроиться на «весенний футбол»?
— «Весенний футбол» — определение неприятное. На самом деле это укор всем командам, которые не в форме. Для меня «весенний футбол» — это прежде всего плохие поля, на которых идет только борьба и теряется прелесть игры. На таких «огородах» трудно созидать, зато легко разрушать. Но ведь красота футбола совсем не в разрушении.

— Российский чемпионат меняется с годами?
— Конечно, прогрессирует, так же как и игроки. Приходят большие деньги…

— Это хорошо или плохо?

— Хорошо. Финансовые вливания в футбол не могут не принести свои плоды. Есть возможность думать о больших трансферах, в командах появляются большие игроки.

— В «Динамо» сразу девять — и все из Португалии.
— Не буду обсуждать, это их дело, не имею права лезть в динамовскую политику. Наверное, те, кто, занимался приобретениями, считают, что такой путь приведет к успеху.

— «Локомотив» всегда отличался точечной трансферной политикой. Сегодня в команде есть слабые места?
— Слабые не слабые, но пара высокорослых игроков нам бы не помешала.

— Есть в спорте такое понятие — «кризис второго года».

— Да, не первый раз меня им пугают (улыбается). Я на это внимания не обращаю. Второй там сезон, третий или четвертый. Надо просто работать в свою силу, и все будет нормально.

— А сами себя еще ощущаете молодым игроком?
— Наверное, да. До сложившегося футболиста мне еще далеко. Есть куда расти за счет тренировок, за счет игр. Добавлять надо во всех компонентах игры: и в обводке, и в ударах, и в игре головой. Всегда надо совершенствоваться.

— Со времени первого сезона в «Спартаке» вы сильно изменились?

— Конечно, все же мне уже не восемнадцать лет. Думаю, мне удавалось прогрессировать, добавил немного мастерства. Стал немного умнее на поле. Скажем так, стал играть в более взрослый футбол.

— На трибуне стадиона в вашу честь висит баннер: «Ты нашел свою команду!» Нашли?
— Пожалуй, да. Это громкие слова, приятно, что люди так считают. Думаю, не ошибся, когда решил уйти из «Олимпика». Тогда была одна мысль — вернуться в Россию и как можно быстрее начать играть.

— Общались напрямую с Семиным?
— Да, все решали с ним.

— Семин — что за человек, что за тренер?
— У каждого тренера есть свои особенности в работе. Палыч, безусловно, волевой человек, способен донести до игроков задачу, завести игроков. Самое важное, что он всегда прогрессирует, не останавливается на месте, ищет что-то новое, и то, что узнает, приносит в команду.

— Семин способен простить грубое нарушение дисциплины?
— Нет.

— Тема, которую не обойти стороной. Есть ли у нашей сборной шансы на выход в финал чемпионата мира, и вообще, есть ли у нас команда?
— Команда есть, есть и шансы. Нужно заново все начать, не повторять тех ошибок, которые были в прошлом году, только тогда все сложится нормально.

— Как можно было проиграть 1:7 тем же португальцам, которых не так давно ЦСКА уверенно обыграл в Кубке УЕФА?

— Не надо сравнивать, все-таки сборная и клубы — разные вещи. Случилось то, что случилось, и как это произошло, все видели. До сих пор тяжело это вспоминать. По поводу причин — у каждого свое мнение, а оправдания здесь не помогут.

— Кстати, матчи ЦСКА с «Бенфикой» смотрели?
— Нет, не видел. Зато общался с игроками команды. Они говорили, что прошли португальцев без особых проблем и находятся сейчас в неплохой форме.

— ЦСКА — основной соперник «Локомотива» в борьбе за «золото»?
— Думаю, нет. Кроме нас еще пять-шесть команд поставили такую задачу. Могу перечислить претендентов: «Локомотив», ЦСКА, «Спартак», новое «Динамо», «Крылья» — как всегда. Кто еще? А, «Зенит»…

— «Локомотиву» надо добавить, чтобы сохранить успех, или хватит прошлогоднего уровня?
— Нужно просто всех обыграть.

— Во всех тридцати матчах?
— Ну, если уже без шуток, то будет тяжело. Наверняка соперники теперь немного иначе будут относиться к «Локомотиву». Чемпион есть чемпион. Так что (улыбается) все тридцать матчей вряд ли мы выиграем.

— Сергей Овчинников, когда его спрашивают о задачах на сезон, всегда говорит, что цель — выиграть все турниры, где «Локомотив» принимает участие, даже Лигу чемпионов. Мол, задача есть, а как будет с ее выполнением, там уж посмотрим. Так есть у «Локо» хоть мизерный шанс выиграть Лигу? В конце концов «Порту» тоже не самый великий клуб в истории.
— «Порту» есть «Порту», «Локомотив» есть «Локомотив». Почему бы и нет? Если все прыгнут выше головы раза в два и если повезет — все возможно.

www.championat.com

Казанка — Команда

Легендарный форвард «Локомотива» и сборной России снова в деле! Кто мог подумать, что лучший бомбардир «Локо» возобновит свою карьеру (хотя никто и не объявлял о ее завершении!) и снова заиграет на профессиональном уровне. В июле Сычёв стал нападающим «Казанки». Сам Дмитрий отмечает главное в этой истории: он вернулся домой!

 

Это интервью мы записывали в медицинском центре «Локомотива»: после тренировок Дмитрий остается и проводит дополнительную работу. И в выходные он здесь.

–  Дима, тренировка завершилась несколько часов назад, а ты все еще в Черкизове. И накануне здесь занимался, когда у всей команды был выходной…

–  Это я так соскучился по дому, по «Локомотиву»: не могу отсюда никак уйти, – смеется Сычёв. – В этой шутке есть доля правды, но сейчас главное — как можно быстрее набрать кондиции, чтобы быть в оптимальном состоянии. Так что приходится много работать и уделять время всем нюансам: это и про физическую подготовку, и про восстановление.

– Говорят, что на искусственном покрытии ощущения не самые приятные…

– Конечно, поля второй лиги заметно отличаются по качеству. Но ничего, надо играть. Это накладывает определенный отпечаток на процесс восстановления. Искусственный газон влияет на организм: на мышцы, связки…

– К этой теме мы еще вернемся. Главный вопрос, который интересует, наверное, большинство болельщиков: где ты пропадал после «Локо»?

– Готовился вернуться. Нельзя сказать, что я ушел в «подполье», но действительно пропал из медийного поля. Потихонечку готовился, не афишируя это. И мало кто знает, как я «пахал» на этих тренировках. За это время многое переосмыслил. Просто хотел преодолеть все преграды и невзгоды, вернуться более сильным. Если я вернулся, значит, все было правильно и грамотно.

– … И не зря!

– Ну, «зря» вообще ничего не бывает! Путь не был простым, и хорошо, что на этом этапе все так, как оно есть. Впереди еще больше работы: хочется оправдать доверие и отплатить болельщикам той же монетой: они в меня все время верили. А их вера – одна из немногих вещей, которая заставила меня вернуться в футбол, продолжать играть и радоваться.

– Ты предполагал, что это будет возвращение именно в профессиональный футбол?

– Я не думал вообще, честно говоря: работал по своему плану, не отвлекаясь на различные обстоятельства. Четко следовал намеченному пути и не строил никаких иллюзий. Когда загадываешь вперед, то потом может возникнуть неудовлетворенность: вдруг что-то не получится?! В общем, нужно жить сегодняшним днем и смотреть вперед!

– Период после «Локомотива» – один из самых тяжелых в твоей биографии футболиста?

– Я бы сказал, что самым тяжелым.

– Депрессия?

– Да нет, это мне не свойственно. Но негативные мысли так или иначе преследовали: никуда не денешься. Человек, проживший практически всю жизнь в футболе, без него уже не может. Было непросто и морально, и физически. Благодаря поддержке семьи, близких людей, и – еще раз повторю – веры болельщиков, я справился.

– Ходили слухи, что ты еще какие-то «нетрадиционные методы переосмысления жизненных ценностей» использовал.

– Они традиционные, только, может, не для нас. Интересовался разными мировоззрениями, обогащался духовно – многое стало понятно. Я обращался и к православной религии, и к китайской философии, и к буддисткой культуре. Было прочитано много книг, проведено много разговоров со знающими людьми. Все это дало положительный результат.

– А по Инстаграму и не скажешь, что за эти годы с тобой произошли такие кардинальные перемены!

– Ох, уж этот Инстаграм… Может, не будем об этом? Вообще соцсети мне давно неинтересны. Совершенно неинтересны! Ничего настоящего там нет. Моя реальная жизнь намного интереснее, так что не вижу смысла тратить на это время. Кто-то завел этот аккаунт, выставлял мои фотографии, жил моей жизнью. Причем выставлял не самые известные фотографии и еще писал комментарии от моего имени. Сначала не придавал этому значения: вроде ничего плохого не пишет. А потом звонит Глушак (Денис Глушаков – прим.), говорит: чего это ты мне в Инстаграме предлагаешь встретиться? Я удивился: всегда лучше позвоню и предложу увидеться.

И вот так несколько людей говорили между делом в разговоре: «Дима, мы же с тобой уже там (в Инстаграме – Прим.) обсудили! Некрасиво все это. Оказалось, что товарищ, который вел этот аккаунт, мой болельщик из Дагестана. Попросил записать ему видеообращение с пожеланием удачи в обмен на пароль. Ну, без проблем. Разошлись мирно. Забавная история.

– С кем-то из «Локомотива» поддерживал контакт все это время?

– С Димой Тарасовым. Но мы чисто по-дружески общались – обычные житейские темы. Как дела в клубе я знал и без него. Да это и видно было.

– Мне говорили, что и на матчах в Черкизове тебя видели.

– Серьезно? На матчах? Мне тяжело смотреть футбол с трибун. Впрочем, как и по телевизору. Даже раньше, когда были какие-то травмы или дисквалификации, старался этого не делать. Слишком много переживаний, спортивный максимализм просыпался. Сейчас немного попроще.

– Год назад в клубе многое поменялось. Появилась ли надежда на звонок в связи с переменами?

– В глубине души, конечно, я надеялся. Но одно дело, как ты думаешь, а другое – как решает руководство. Поэтому звонок из клуба стал приятной неожиданностью.

– Тебе позвонил президент клуба?

– Да.

– Разговор долгим получился?

– Весьма коротким. Смысла долго разговаривать не было: обсудили все буквально за три минуты. Тоже самое было с контрактом. Душа, если честно, уже рвалась на поле!

– Несмотря на усердные тренировки, ты не раз участвовал в различных мероприятиях.

– Я же не жил аскетом: ни от кого не прятался, просто не фигурировал в прессе. Не было смысла что-либо рассказывать. Хотя и рассказывать было нечего! Хотелось побыть немного в спокойствии.

– Понравилось?

– На поле больше нравится! – улыбается Дмитрий. – Вообще все эти годы – один сплошной интересный опыт. Это был очень яркий и полезный период в жизненном плане.

– Не каждому же удается выйти на сцену КВН на Первом канале!

– Кстати, да! Это было классно! Всегда смотрю КВН и мечтал оказаться там на сцене. Мы с Эдгаром Запашным катались на серфе, я поделился своим желанием сыграть в эту игру. По приезду в Москву встретились с человеком, который готовит шутки для команды Большого Московского государственного цирка. И все получилось! Причем изначально планировалось мое участие только в одном эпизоде, а в итоге я почти во всех конкурсах участвовал, еще и станцевал там. Маслякову на генеральной репетиции одна из моих шуток очень понравилась. Запашный потом сказал, что вытащили благодаря мне это выступление – все «пятерки»! Главное, что это было смешно – надо уметь посмеяться над самим собой! И ребята там талантливые собрались: было очень комфортно с ними работать.

– А недавно были съемки в фильме!

– О, это был особый процесс! Хочу поблагодарить Данилу Козловского, который пригласил меня принять участие в съемках. Данила там выступает в роли режиссера и главного героя картины. Я открыл для себя новый мир кинематографа и людей, которые им живут. Данила, конечно, космический: собрал потрясающую душевную команду, которая работала на общий результат.

– Фильм чисто о футболе?

– Нет! Фильм о надежде, о преодолении себя, о вере в чудо. О том, чего во многом не хватает в наше время: мотивации и решении трудностей.

– Была бы возможность, ты бы включил этот фильм сборной России перед стартом на чемпионате мира?

– Обязательно. Я думаю, это будет очень полезно. Мы смотрели некоторые отрывки и не верили, что в этом участвовали: дрожь пробегала! Сильный фильм.

– Съемочный процесс тяжелым вышел?

– Да, не из простых! Съемки начинались ранним днем и заканчивались ранним утром. Там нужно было и бегать, и бороться, и голы забивать… Но главное – радоваться, что самое сложное. Плюс разные погодные условия: грязь, дождь, жара. Актерский труд он, конечно, адски титанический. Повторил бы этот опыт? Хорошо бы подумал перед этим.

– Ты работал со многими тренерами. Как тебе под руководством Дениса Клюева?

– Отлично. Мы пересекались с ним в молодёжной команде, когда я работал здесь вместе с Обинной и Сапатером на протяжении восьми месяцев. У Дениса Викторовича весьма интересные и современные методы тренировок: у него много европейского опыта, который он применяет. Ребятам прививается желание играть в футбол грамотно и качественно.

– Ребята на «вы» не обращаются?

– Да вроде нет, хотя, может, я просто не замечал… Мы пока в жизни мало общаемся: в основном на поле и в раздевалке. Язык футбола он один. Хотя мне было бы интересно пообщаться с ними в жизни – молодёжь нынче прогрессивная. «Дедом» я себя точно не чувствую: хочется быть для них старшим товарищем!

– Понятно, что ты им можешь дать. А они тебе могут?

– Конечно, могут! Глядя на них, чувствуешь юношескую беззаботность, максимализм… Эмоции, которые, конечно, с возрастом у тебя несколько «притупляются». В таком коллективе интересно –  я рад поделиться с ними своим опытом и предостеречь от каких-то ошибок, которые совершал сам и в футболе, и в жизни. Надеюсь, они будут ко мне прислушиваться.

– Надежда-то есть на возвращение в «основу» «Локомотива»?

– Надежда всегда есть. Я от себя сделаю все возможное, а дальше, как бог даст. Но это да, моя цель. Первый пункт уже выполнен. Пока силы и амбиции есть, заканчивать я не собираюсь, главное, чтобы здоровье позволило.

– У одного из твоих любимых исполнителей, «Басты», есть трек под названием «Чистый кайф». То, что происходит сейчас с тобой – чистый кайф?

– В процессе. Сейчас это как интро в песне – начало. А припев, надеюсь, будет дальше.

fckazanka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о