Гача родригес – «Кровавый Мексиканец» • Hasta Pronto

Новости

Содержание

Кокаиновые короли - Родригес Гача, братья Очоа, Карлос Ледер, Джордж Юнг

Хосе Гонсало Родригес Гача

В мае месяце (точная дата неизвестна) 1947 года, в городке Пачо, департамента Кундинамарка (Колумбия), в семье небогатого фермера, родился парнишка, которого назвали Хосе Гонсало Родригес Гача (Jose Gonzalo Rodrigues Gacha), которому в дальнейшем дали прозвище Мексиканец (El Mexicano) и которого журнал Forbes, в 1988 году, включит в свой список миллиардеров мира.
В юные годы, Гача работал наемным убийцей у одного крупного гангстера, пытавшегося получить контроль над одной из прибыльных шахт по добыче изумрудов. Своей кровожадностью и отсутствием тормозов, Гача заработал себе репутацию полного отморозка и слава, вместе со страхом, побежали впереди него. Все правильно, сначала ты работаешь на имидж, а потом имидж работает на тебя.

В начале 70-х годов, Хосе Гонсало перебирается в Боготу, где сходится с Вероникой Ривера де Варгас, колумбийской мадам Вонг, которая при помощи Гачи, стала первой кокаиновой королевой, убив при помощи Хосе всю семью своего основного конкурента.

В 1976 году, его жизненная дорожка, пересекается с набирающим обороты Пабло Эмилио Эскобаром. В какой-то мере, он становится крестным отцом молодого и перспективного Паши. Объединившись с ним, и с братьями Очоа, взяв еще пару «гринго» - Карлоса Ледера и Джорджа Юнга, они объединяются в то, что впоследствии получит название Медельинский картель.

Хосе Гонсало, будучи чистокровным колумбийцем, просто гонит на мексиканской культуре, он называет свои ранчо Куэрнавака, Чиуауа, Сонора, будучи владельцем футбольного клуба Боготы «Millonarios», он сделал гимном клуба мексиканскую песню и нанял группу марьячи (мексиканских музыкантов) которая перед каждым матчем исполняла ее на стадионе. Симпатизируя мексиканцам, он соглашается на сотрудничество с контрабандистом из Синалоа Мигелем Анхелем Феликсом Гальярдо. Все это, в сочетании с его любовью к нецензурной брани, послужило причиной присвоения ему прозвища El Mexicano (Мексиканец).

Мексиканцу принадлежит пальма первенства и по созданию самой крупной нарко-лаборатории в колумбийской сельве, где более двух тысяч человек одновременно трудились на производстве. Кстати многие из действий приписываемых Пабло Эскобару, на самом деле организовывались Хосе Родригесом Гача.


В 1989 году, Родригес Гача, вспомнив молодость, стал участвовать в кровопролитной борьбе за контроль над изумрудными шахтами Колумбии, которые считаются одними из богатейших в мире. 27 февраля 1989 года, Мексиканцем была направлена группа из 25 боевиков, чтобы убить изумрудно магната Жильберто Молину (Gilberto Molina). Указание было выполнено с присущей для парней Гачи жестокостью, магнат был застрелен у себя в доме, на вечеринке, вместе с шестнадцатью гостями находившимися там же.
Кроме этого, из основных «подвигов», Мексиканцу приписывают организацию убийства президента партии «Левый Патриотический Союз», Хайме Падро Леаля, убитого 12 октября 1988 года, в ответ на нападения партизан на наркоторговцев в восточной части страны, а также оба они (Пабло Эскобар и Родригес Гача), были причастны к убийству популярного кандидата в президенты Луиса Карлоса Галана, 18 августа 1989 года, который считался самым вероятным кандидатом на пост президента Колумбии.
Когда началась серьезная охота на картель, в руки полиции попался сын Мексиканца – Фреди Родригес Селадес, против которого выдвинули несколько легких обвинений и попытались склонить к сотрудничеству, а когда из этой затеи ничего не вышло, разработали хитроумную операцию - когда прятавшийся Мексиканец, начал через прикормленных чиновников добиваться освобождения сына, они его выпустили, организовав слежку в надежде, что сын приведет к отцу. Так оно и вышло, попетляв для приличия в Картахене, Фреди выехал на небольшое ранчо возле городка Толу, для встречи с отцом. В этот момент их и окружил колумбийский спецназ.
Верный своей клятве (лучше лежать в колумбийской земле, чем сидеть в американской тюрьме), Мексиканец с сыном и телохранителем отстреливался до последнего патрона, и был убит при попытке вырваться из окружения (вместе с сыном и телохранителем).

17 декабря 1989 года, тысячи жителей города Пачо заполнили улицы города. Они прощались с человеком, который был их любимцем, с Родригесом Гонсало Гача, по прозвищу Мексиканец. И хотя количество людей на похоронах было ограничено тремя тысячами, по оценкам журналистов, количество скорбящих превысило цифру в 15 000 человек. Так окончил свой жизненный путь Мексиканец, у которого кстати остался еще один сын – Даниель Рей Родригес Гача.

Семья Очоа

В отличии от Пабло Эскобара и Родригеса Гачи, братья Очоа никогда не были бандитами в классическом значении этого слова. Выросшие в семье влиятельного и богатого фермера-землевладельца Фабио Очоа Рестрепо, они никогда не знали, что такое бедность и нужда, но будучи парнями предприимчивыми, пройти мимо такого бизнеса как втюхивание кокаина для гринго не могли. Ключевую роль в их взлете на нарко-олимп, сыграло то, что они были с Энвигадо, родного города будущего Дона Пабло и знали его с детства, ну плюс связи семьи в истеблишменте Колумбии.

Главный, и самый старший среди них был Хорхе Луис Очоа Васкес. Братья не отличались особой кровожадностью и благодаря семейному положению, в основном решали вопросы, связанные с выходом на нужных людей в высших эшелонах власти. Был один интересный момент, когда в 1981 году, партизанская группировка М-19 похитила сестру братьев Очоа – Марту Ньевес Очоа Васкес. В ответ, братьями была сформирована организация MAS - Muerte Secuestradores (Смерть Похитителям), ставившая своей целью ликвидацию верхушки этого леворадикального движения, в ответ на похищение сестры, и в результате Марта была выпущена живой и невредимой через несколько месяцев после похищения.

Во время войны картеля с правительством в 1984-86 годах, они свалили в Панаму, где и отсиживались, по ходу организовывая переговоры с посредниками по примирению (из правительства), такие например, как переговоры с бывшим президентом Колумбии Альфонсо Лопесом Майкельсоном. Старший, также был совладельцем «Ганадеро Банка» (Ganadero Bank) и еще ряда крупных кампаний.

15 ноября 1984 года, старший Очоа – Хорхе, был арестован полицией Испании в Мадриде, и встал вопрос о его выдаче в США через Колумбию. Тогда семья заявила, что убьет десять колумбийских судей в случае такого шага правительства.

18 июля 1986 года, испанский суд постановил выдать Очоа Колумбии, для того, чтоб тот предстал перед судом. К этому моменту, большое жюри Майами, заочно предъявило Хорхе обвинения в сотрудничестве с Федерико Воганом с целью контрабанды кокаина на территорию США, помощь сандинистскому министру МВД Томасу Борхе и участие в ликвидации внедренного в картель осведомителя ФБР, пилота Барри.

17 августа 1986 года, несмотря на просьбы о выдаче из США, Очоа исчез после получения условного наказания по обвинению в фальсификации документов для импорта боевых быков из Испании. Но уже 21 ноября 1987 года, Хорхе Очоа опять был арестован и заключен в тюрьму по обвинению все в той же контрабанде боевых быков из Испании, а двадцать четыре часа спустя, банда головорезов прибыла в дом редактора ежедневной газеты Медельина «Колумбиец» Хуана Гомеса Мартинеса, и представили коммюнике, подписанное "Extraditables", в котором угрожали казнить колумбийских политических лидеров, если Хорхе Очоа будет выдан в США, и 30 декабря 1987 года, Очоа был освобожден из тюрьмы под подписку о невыезде.

В 1987 году, он входил в список двадцати самых богатых людей мира по оценкам журнала Forbes с состоянием около $ 3 миллиардов долларов.

В сентябре 1990 года, президент Колумбии Сезар Гавирия Трухильо, предложил лидерам картелей сдаться в руки полиции на условии отбытия срока заключения в Колумбии. Будучи менее непримиримыми и более продуманными, Хорхе Очоа и его два брата сдались колумбийской полиции в январе 1991 года. А уже к июлю 1996 года, Хорхе Очоа и Хуан Давид Очоа освобождаются после отбытия пятилетнего тюремного заключения за торговлю наркотиками. К тому времени и Эскобар, и Гача были мертвы, напряг спал и они спокойно зажили себе в любимом Энвигадо. Их и сейчас если постараться, можно увидеть там, они владеют множеством предприятий и кампаний различной направленности, считаются добропорядочными бизнесменами и говорят, что с кокаином завязали.

А вот Фабио Очоа Васкесу повезло меньше, он был экстрадирован в США в сентябре 2001 года и получил 30-ти летний срок за контрабанду около 30 тонн кокаина в Соединенные Штаты, в период между 1997 и 1999 годами.

Карлос Ледер

Невесело сложилась вторая часть жизни у парня по имени Карлос Ледер. 7 сентября 1949 года, в семье немецкого инженера и колумбийской учительницы (ох уж эти колумбийские учительницы), в городке Армения, родился мальчик, которого назвали Карлосом Энрике, и которому впоследствии дали прозвище El Aleman (Немец).
Свою преступную карьеру, мальчик начал с угонов автомобилей и их контрабанды из США в Канаду и торговле травкой, за что и получил срок, отбывать который отправился в федеральную тюрьму Дэнбери, штата Коннектикут. Там он познакомился с парнем по имени Джордж Юнг. Юнг на тот момент уже имел большой опыт контрабанды марихуаны из Мексики в США с помощью одномоторных самолетов, пролетающих ниже уровня радиолокационного контроля и посадке в сухие русла рек приграничных штатов.

Вдохновленный рассказами сокамерника и будучи колумбийцем, Карлос решил применить этот опыт для контрабанды кокаина из Колумбии в Штаты. По рассказам очевидцев, он мог часами разговаривать с различными высокоинтеллектуальными арестантами, записывая в блокнот информацию о способах отмыва денег  и методов борьбы правительства с этим. В итоге, его светлой голове принадлежит идея контрабанды крупных партий кокаина на самолетах малой авиации из Колумбии в США.
До этого, все контрабандисты использовали один способ – людей-контейнеров, которые доставляли небольшие партии наркотика в себе или в личном багаже на рейсовых самолетах. Проблема с малой авиацией была в том, что одномоторные самолеты не могли без дозаправки долететь из Колумбии в США. И Карлос решил эту проблему, прикупив остров Cay Norman, расположенный в 340 км от Флориды.

Для начала Юнг и Карлос, оба  досрочно освободившиеся из тюрьмы за примерное поведение, сколачивают необходимый первоначальный капитал традиционным способом – познакомившись с парой безмозглых и красивых кукол из США, они предлагают им совместный ими оплачиваемый отдых в Антигуа, где нагружают перед отлетом их багаж коксом.  Исполнив это пару раз, они зарабатывают на свой собственный самолет. Далее они договариваются с колумбийскими поставщиками о товаре, а с Багамскими чиновниками о крыше и ставят дело на широкие рельсы. Их нетрадиционный способ, очень быстро приносит им славу и авторитет в определенных кругах. Вот тут, они и сходятся со знаменитыми колумбийскими парнями Пабло и Мексиканцем. У вторых есть сила и авторитет в Колумбии, у первых мозги и канал поставки в США, а у семьи Очоа связи в высших эшелонах власти. Так рождается Медельинский картель.

В конце 70-х, на волне мании величия, пути друзей (Юнга и Ледера) расходятся. Ледер остается единолично контролировать канал. Вот как раз в это время и прикупается остров Норман Кей. Там создается прямо таки мини государство, Карлос строит там километровую взлетную полосу, ставит радар, группу коммандос подготовленных Яиром Кляйном и целую стаю натасканных доберманов.
В лучшие, пиковые месяцы, через остров проходило по 300 кг кокса ежедневно!!! И Ледер, в 1978 году, предлагал тогда еще президенту Колумбии Альфонсо Лопес Михесену, оплатить внешний долг Колумбии, в обмен на официальное разрешение торговли кокаином.

Началом конца для картеля стало убийство министра юстиции Лары Бонильи. От репрессий вся верхушка бежит в Панаму к Норьеге, а когда тот прижатый Штатами  раздумывает о их выдаче, они договариваются с Даниелем Ортегой, на предмет убежища на территории Никарагуа.
В 1982 году, после доклада Брайана Росса, о коррупции и ситуации на Багамских островах, лавочка закрывается и у Карлоса начинается непруха. Остров берется штурмом полицией, счета Карлоса замораживаются. Будучи на тот момент самым богатым человеком в мире, с капиталом в 987 миллионов долларов, он становится практически нищим. Бегая от полиции по сельве Колумбии, он подхватил желтую лихорадку и только благодаря Пабло Эскобару, который прислал за ним вертолет и срочно привез в больницу Медельина,  его спасли. После этого, Паша ему и помог, подогнав работу в своем бизнесе, но в 1987 году, он попался в руки полиции и был выдан в США.

Его судили и приговорили к пожизненному заключению без права досрочного освобождения плюс еще 135 лет. На его примере, все поняли, что с ними будет, попади они в Штаты. Тогда и родился девиз: лучше могила в Колумбии, чем камера в американской тюрьме.

В 1992 году, Карлос в обмен на снятие 55 лет, дал показания против Норьеги, а потом направил жалобу судье, с требованием перевести его в немецкую тюрьму (как гражданина Германии). Эта жалоба была истолкована как угроза судье и в 1995 году, его вывезли из тюрьмы в неизвестном направлении, что было истолковано журналистами как его освобождение.
Но по мнению журналиста С. Инско-Джонсона, вплотную копавшего эту тему, Карлос был переведен в специальную тюрьму, где содержатся те, кого признали как свидетеля нуждающегося в программе защиты. Поговаривают, что он принимал участие в консультациях ЦРУ по организации программы Иран-контрас.

Последний раз его видели 22 июля 2005 года, когда его привозили в Апеляционный суд, и он пытался оспорить свой приговор. Затем в 2007 году, он просил Верховный Суд Колумбии потребовать его выдачи как гражданина этой страны. И в 2008 году, была последняя новость, когда он через своих адвокатов, подавал жалобу о нарушении договора о сотрудничестве между ним и федеральным правительством.

 

 

 

 

Джорж Юнг

Ну а его приятелю, Джорджу Юнгу, повезло больше. Отсидев 15-ти летний срок, он вышел на свободу и даже поучавствовал в роли консультанта в съемках фильма об истории собственной жизни, с Джонни Деппом в главной роли. У нас фильм известен под названием «Кокаин», посмотрев который, можно полностью узнать историю его жизни. Ну а вкратце, урожденный гражданин штатов, от американки и немецкого иммигранта, родом из Бостона, за что получил прозвище Бостонский Джордж. В школе увлекался футболом (американским), учился на рекламщика но диплом не получил.

В 1967 году, со своим другом Филиппом Евгением Садлером, начал с контрабанды каннабиса через знакомую стюардессу. На пике этой волны, имел доход в 250 тысяч долларов в месяц, что соответствует нынешним 1.6 млн. долларов. Эта сказка закончилась в 1974 году, когда его арестовали в Чикаго с 660 фунтами марихуаны.

В тюрьме он познакомился с Карлосом Ледером и выйдя занялся тем, что я описывал выше. После того как он разошелся с Ледером, он занимался все тем же, пока не попался федералам в 1987 году, в своем особняке в Науса Бич. Был выпущен под залог, но попался опять (точнее был подставлен) после чего и получил свои 15-ть, отсидев которые вышел. Сейчас на свободе.
Ну были еще и кокаиновый полковник Яир Кляйн, только недавно выпущенный из российской тюрьмы, были и Черный Владимир, и Ла Куинта… но это уже фигуры не того масштаба. Хотя… может как-то я напишу и о них.

latino-america.ru

Родригес Гача, Хосе Гонсало — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 февраля 2016; проверки требуют 11 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 февраля 2016; проверки требуют 11 правок. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Родригес.

Хосе Гонсало Родригес Гача (14 мая 1947 года — 15 декабря 1989 года), также известный прозвищем «Эль Мехикано» (Мексиканец) — колумбийский наркобарон, один из лидеров (наряду с братьями Очоа и Пабло Эскобаром) медельинского наркокартеля. В разгар своей преступной карьеры Родригес был признан одним из самых успешных наркоторговцев в мире. В 1988 году журнал Forbes включал его в свой ежегодный список мировых миллиардеров.

Хосе Гонсало Родригес Гача родился 14 мая 1947 года в небольшом городке Пачо колумбийского департамента Кундинамарка. Его родители были небогатыми фермерами. Родригес получил лишь начальное образование.

Ещё в юности Родригес стал наемным убийцей. Он совершал убийства по заказу разных преступных группировок. В начале 1970-х годов Родригес переехал в Боготу и сошелся с Вероникой Ривера-де-Варгас, наркоторговкой, которая стала своего рода кокаиновой королевой, убив при помощи Родригеса всю семью своего основного конкурента.

Основная статья: Медельинский кокаиновый картель

После переезда в 1976 году в Медельин, Хосе Гонсало вместе с наркоторговцами Пабло Эскобаром, Карлосом Ледером и тремя братьями Очоа создал группировку, которая впоследствии получила название Медельинский картель. Наркоторговцы сотрудничали в сферах производства, распределении и сбыте кокаина. В конце 1970-х годов Родригес занял более высокое место в иерархии картеля, освоив новые маршруты наркотрафика через Мексику в США, прежде всего в Лос-Анджелес (штат Калифорния) и Хьюстон (штат Техас). Из-за этих обстоятельств, а также из-за его увлечения мексиканской поп-культурой и за любовь к нецензурной брани, Родригес получил прозвище Мексиканец. Он владел рядом ранчо в области Пачо, которым он дал мексиканские названия Куэрнавака, Чихуахуа, Сонора и Мазатлан. Будучи владельцем футбольного клуба Боготы «Мильонариос», Хосе Гонсало сделал гимном клуба мексиканскую песню и нанял группу мексиканских музыкантов, которая перед каждым матчем исполняла её на стадионе. Согласно Министерству юстиции США, Родригес организовывал кокаиновый наркотрафик через Панаму и Западное побережье (Калифорния) Соединенных Штатов. Считается, что он участвовал в разработке никарагуанской операции по торговле наркотиками, для участия в которой был нанят пилот Барри Сил (который был убит 19 февраля 1986 году, после согласия дать показания против Медельинского картеля). Большую часть своих преступных операций Родригес совершал в районе Кундинамарка. Также Мексиканец первым создал и самую известную и одну из самых крупных нарколабораторий в колумбийских джунглях, в которой более двух тысяч человек жили и работали, производя и упаковывая кокаин.

Убийство министра юстиции Колумбии[

ru.wikiyy.com

Родригес Гача, Хосе Гонсало — Википедия. Что такое Родригес Гача, Хосе Гонсало

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Родригес.

Хосе Гонсало Родригес Гача (14 мая 1947 года — 15 декабря 1989 года), также известный прозвищем «Эль Мехикано» (Мексиканец) — колумбийский наркобарон, один из лидеров (наряду с братьями Очоа и Пабло Эскобаром) медельинского наркокартеля. В разгар своей преступной карьеры Родригес был признан одним из самых успешных наркоторговцев в мире. В 1988 году журнал Forbes включал его в свой ежегодный список мировых миллиардеров.

Ранние годы

Хосе Гонсало Родригес Гача родился 14 мая 1947 года в небольшом городке Пачо колумбийского департамента Кундинамарка. Его родители были небогатыми фермерами. Родригес получил лишь начальное образование.

Ещё в юности Родригес стал наемным убийцей. Он совершал убийства по заказу разных преступных группировок. В начале 1970-х годов Родригес переехал в Боготу и сошелся с Вероникой Ривера-де-Варгас, наркоторговкой, которая стала своего рода кокаиновой королевой, убив при помощи Родригеса всю семью своего основного конкурента.

Создание наркокартеля

Основная статья: Медельинский кокаиновый картель

После переезда в 1976 году в Медельин, Хосе Гонсало вместе с наркоторговцами Пабло Эскобаром, Карлосом Ледером и тремя братьями Очоа создал группировку, которая впоследствии получила название Медельинский картель. Наркоторговцы сотрудничали в сферах производства, распределении и сбыте кокаина. В конце 1970-х годов Родригес занял более высокое место в иерархии картеля, освоив новые маршруты наркотрафика через Мексику в США, прежде всего в Лос-Анджелес (штат Калифорния) и Хьюстон (штат Техас). Из-за этих обстоятельств, а также из-за его увлечения мексиканской поп-культурой и за любовь к нецензурной брани, Родригес получил прозвище Мексиканец. Он владел рядом ранчо в области Пачо, которым он дал мексиканские названия Куэрнавака, Чихуахуа, Сонора и Мазатлан. Будучи владельцем футбольного клуба Боготы «Мильонариос», Хосе Гонсало сделал гимном клуба мексиканскую песню и нанял группу мексиканских музыкантов, которая перед каждым матчем исполняла её на стадионе. Согласно Министерству юстиции США, Родригес организовывал кокаиновый наркотрафик через Панаму и Западное побережье (Калифорния) Соединенных Штатов. Считается, что он участвовал в разработке никарагуанской операции по торговле наркотиками, для участия в которой был нанят пилот Барри Сил (который был убит 19 февраля 1986 году, после согласия дать показания против Медельинского картеля). Большую часть своих преступных операций Родригес совершал в районе Кундинамарка. Также Мексиканец первым создал и самую известную и одну из самых крупных нарколабораторий в колумбийских джунглях, в которой более двух тысяч человек жили и работали, производя и упаковывая кокаин.

Убийство министра юстиции Колумбии

30 апреля 1984 министр юстиции Колумбии Родриго Лара Бонилья, который боролся против Медельинского картеля, был убит киллером на мотоцикле. В ответе убийцам президент Белисарио Бетанкур, который ранее выступал против экстрадиции наркоторговцев в США, объявил, что "мы будем выдавать колумбийцев". Карлос Ледер первым попал в этот список. Применение суровых мер вынудило братьев Очоа, Эскобара и Родригеса в течение нескольких месяцев бежать в Панаму. Несколько месяцев спустя Эскобар был обвинен в убийстве Бонилья, а Родригес был объявлен важным свидетелем этого преступления. В попытке справиться с ситуацией, Эскобар, Родригес и братья Очоа встретились с бывшим президентом Колумбии Альфонсом Лопесом в отеле Марриотт в Панама-Сити. Переговоры потерпели неудачу после того, как информация о них просочилась в прессу, вызывая открытое возражение Соединенных Штатов любому соглашению.

Военизированные группы картеля

Военизированные группы (или группы самообороны, как они назывались в Колумбии), были созданы при поддержке землевладельцев, и владельцев ранчо и рогатого скота, которые испытывали давление и опасались партизан, а также групп, связанных с наркоторговцами, таких как движение Muerte a Secuestradores (MAS — Смерть Похитителям). Как ясно указано в решении от 2004 Межамериканского суда по правам человека, многочисленные независимые отчеты и заявления самих военизированных формирований свидетельствуют, что по крайней мере в некоторых случаях они получили поддержку со стороны самого государства. Высшие руководители Медельинского картеля создали частные армии, чтобы обеспечить собственную безопасность и защитить собственность, которую они приобрели. По данным Washington Post, в середине 1980-х годов, Родригес и Пабло Эскобар купили огромные участки земли, которые они использовали, чтобы преобразовать свои отряды самообороны из плохо обученных крестьянских ополченцев в боевые силы. К концу 1980-х годов наркоторговцы Медельинского картеля контролировали около 40 процентов земли на Ближней Магдалене, а также финансировали большинство военизированных операций в регионе.

На протяжении 1980-х годов при активном участии Родригеса, который финансировал импорт и приобретение дорогих иностранных технологий, влияние Медельинского картеля резко увеличилось. Согласно докладу Административного департамента безопасности Колумбии, в период с декабря 1987 по май 1988 года Родригес нанял израильских и британских наемников, чтобы обучать команды убийц в отдаленных тренировочных лагерях в Колумбии.

США в борьбе с наркоторговлей

К 1989 году Агентство по борьбе с наркотиками (DEA) подсчитало, что 80 процентов кокаина, потребляемые в США, было импортировано из Колумбии Медельинским картелем и его конкурентом — картелем Кали. Вновь избранная администрация президента Джорджа Буша-старшего начала борьбу с наркоторговлей и связанным с ней насилием в десятках американских городов. Правительственная стратегия в основном заключалась в ограничении поставок наркотиков и экстрадиции колумбийских лидеров картеля в Соединенные Штаты для судебного преследования. 21 августа 1989 генеральный прокурор Дик Торнберг опубликовал список двенадцати колумбийских наркобаронов (обычно называемый «грязной дюжиной»), наиболее разыскиваемых Соединенными Штатами, и заявил, что этих людей власти США будут разыскивать совместно с правительством Колумбии и Интерполом. Список включал лидеров Медельинского картеля Пабло Эскобара, Хорхе Луиса Очоа и Хосе Гонсало Родригеса.

Финансовые методы борьбы

Президент Буш объявил борьбу с отмыванием денег важным направлением борьбы с наркобизнесом, выделив 15 миллионов долларов, чтобы начать контрнаступление. Всего через несколько часов после того, как Буш обнародовал своё антинаркотическое завление в сентябре 1989 года, начала формироваться федеральная целевая группа по борьбе с финансовыми преступлениями. 6 декабря 1989 года генеральный прокурор Дик Торнберг объявил, что власти заморозили счета в пяти странах, где хранились 61,8 миллиона долларов Родригеса Гаче. Согласно информации Министерства юстиции, деньги представляли собой долгосрочные инвестиции и находились на банковских счетах в Англии, Швейцарии, Австрии, Люксембурге и Соединенных Штатах. Ещё 20 миллионов долларов доходов от наркоторговли Гачи были внезапно переведены в Панаму, где банковский счет имел защиту от американских властей.

Родригес Гача в последние годы

В 1989 году Родригес Гача принял участие в активной и кровопролитной борьбе за контроль над считающимися одними из богатейших в мире изумрудными шахтами Колумбии. 27 февраля 1989 года группа из 25 боевиков, по приказу Родригеса, убила изумрудного магната Хильберто Молину в его доме во время вечеринки. Вместе с Молиной были убиты шестнадцать его гостей.

Родригес обвинялся в Колумбии и в США в участии в ряде убийств, в том числе в организации убийства лидера колумбийской партии «Левый Патриотический Союз» Хайме Падро Леаля 12 октября 1988 года. Это убийство было совершено в ответ на нападения левых партизан на наркоторговцев в восточной части страны. 18 августа 1989 года по приказу Эскобара и Родригеса был убит популярный кандидат в президенты Колумбии Луис Карлос Галан, который обещал в случае своей победы на выборах начать решительную борьбу с наркоторговцами и считался самым вероятным кандидатом на пост президента Колумбии.

Смерть

В ответ на террор Медельинского картеля власти начали наступление на наркомафию и восстановили экстрадицию наркодельцов в Соединенные Штаты. Сначала колумбийская общественность всецело поддержала применение суровых мер президента Барко, которые были объявлены через несколько часов после убийства Галана. Правительство проводило беспрецедентные и быстрые операции против наркоторговцев: захват дорогих домов, ранчо, аэродромов, кокаиновых лабораторий, больших сумм наличных денег и партий наркотиков. Власти проводили рейды по всей стране и произвели тысячи арестов. Медельинский картель ответил объявлением войны правительству, и в течение следующих четырёх месяцев взрывы стали почти повседневным явлением и привели к гибели десятков людей.

К октябрю 1989 года общественная поддержка мер президента Барко начала ослабевать, и правительство решило сосредоточить свои усилия на захвате Пабло Эскобара или Родригеса. Тем не менее, наркобаронам удалось опережать правоохранительные органы и продолжать финансировать кампанию террора, которая унесла жизни сотен политиков, судей и гражданских лиц. Колумбийские власти заявили, что Родригес Гача и Пабло Эскобар запланировали 8 декабря 1989 бомбардировку территории Федеративной следственного управления полиции в Боготе, при которой погибли 63 человек и около 1000 были ранены. Эскобар и Гача также были причастны к организации взрыва самолёта, при котором погибли 110 человек.

Сын скрывавшегося Мексиканца Фреди Родригес Селадес был задержан в ходе рейда армии на одном из ранчо Родригеса Гачи к северу от Боготы. Он подозревался в незаконном хранении огнестрельного оружия, но полиция задержала его на более длительное время, чем обычно задерживала людей без предъявления обвинения, надеясь оказать давление на его отца. После того, как это не получилось, власти попытались выйти на Мексиканца другим способом. Полицейские отпустили Фреди, организовав при этом за ним слежку в надежде, что тот приведет их к Мексиканцу. Родригес Гача скрывался на небольшом ранчо возле городка Толу. 15 декабря 1989 года Фреди приехал туда. Ранчо было окружено полицейскими. Завязалась перестрелка, в ходе которой были убиты находившиеся на ранчо телохранитель Мексиканца, один из предполагаемых руководителей Медельинского картеля Хильберто Рендон и Фреди Родригес Селадес. После того, как погиб его сын, Родригес Гача покончил с собой, взорвав гранату.

На похоронах Хосе Гонсало Родригеса Гачи присутствовало около 3 тысяч жителей города Пачо.

Ссылки

wiki.sc

Родригес Гача, Хосе Гонсало Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Родригес.

Хосе Гонсало Родригес Гача (14 мая 1947 года — 15 декабря 1989 года), также известный прозвищем «Эль Мехикано» (Мексиканец) — колумбийский наркобарон, один из лидеров (наряду с братьями Очоа и Пабло Эскобаром) медельинского наркокартеля. В разгар своей преступной карьеры Родригес был признан одним из самых успешных наркоторговцев в мире. В 1988 году журнал Forbes включал его в свой ежегодный список мировых миллиардеров.

Ранние годы

Хосе Гонсало Родригес Гача родился 14 мая 1947 года в небольшом городке Пачо колумбийского департамента Кундинамарка. Его родители были небогатыми фермерами. Родригес получил лишь начальное образование.

Ещё в юности Родригес стал наемным убийцей. Он совершал убийства по заказу разных преступных группировок. В начале 1970-х годов Родригес переехал в Боготу и сошелся с Вероникой Ривера-де-Варгас, наркоторговкой, которая стала своего рода кокаиновой королевой, убив при помощи Родригеса всю семью своего основного конкурента.

Создание наркокартеля

Основная статья: Медельинский кокаиновый картель

После переезда в 1976 году в Медельин, Хосе Гонсало вместе с наркоторговцами Пабло Эскобаром, Карлосом Ледером и тремя братьями Очоа создал группировку, которая впоследствии получила название Медельинский картель. Наркоторговцы сотрудничали в сферах производства, распределении и сбыте кокаина. В конце 1970-х годов Родригес занял более высокое место в иерархии картеля, освоив новые маршруты наркотрафика через Мексику в США, прежде всего в Лос-Анджелес (штат Калифорния) и Хьюстон (штат Техас). Из-за этих обстоятельств, а также из-за его увлечения мексиканской поп-культурой и за любовь к нецензурной брани, Родригес получил прозвище Мексиканец. Он владел рядом ранчо в области Пачо, которым он дал мексиканские названия Куэрнавака, Чихуахуа, Сонора и Мазатлан. Будучи владельцем футбольного клуба Боготы «Мильонариос», Хосе Гонсало сделал гимном клуба мексиканскую песню и нанял группу мексиканских музыкантов, которая перед каждым матчем исполняла её на стадионе. Согласно Министерству юстиции США, Родригес организовывал кокаиновый наркотрафик через Панаму и Западное побережье (Калифорния) Соединенных Штатов. Считается, что он участвовал в разработке никарагуанской операции по торговле наркотиками, для участия в которой был нанят пилот Барри Сил (который был убит 19 февраля 1986 году, после согласия дать показания против Медельинского картеля). Большую часть своих преступных операций Родригес совершал в районе Кундинамарка. Также Мексиканец первым создал и самую известную и одну из самых крупных нарколабораторий в колумбийских джунглях, в которой более двух тысяч человек жили и работали, производя и упаковывая кокаин.

Убийство министра юстиции Колумбии

30 апреля 1984 министр юстиции Колумбии Родриго Лара Бонилья, который боролся против Медельинского картеля, был убит киллером на мотоцикле. В ответе убийцам президент Белисарио Бетанкур, который ранее выступал против экстрадиции наркоторговцев в США, объявил, что "мы будем выдавать колумбийцев". Карлос Ледер первым попал в этот список. Применение суровых мер вынудило братьев Очоа, Эскобара и Родригеса в течение нескольких месяцев бежать в Панаму. Несколько месяцев спустя Эскобар был обвинен в убийстве Бонилья, а Родригес был объявлен важным свидетелем этого преступления. В попытке справиться с ситуацией, Эскобар, Родригес и братья Очоа встретились с бывшим президентом Колумбии Альфонсом Лопесом в отеле Марриотт в Панама-Сити. Переговоры потерпели неудачу после того, как информация о них просочилась в прессу, вызывая открытое возражение Соединенных Штатов любому соглашению.

Военизированные группы картеля

Военизированные группы (или группы самообороны, как они назывались в Колумбии), были созданы при поддержке землевладельцев, и владельцев ранчо и рогатого скота, которые испытывали давление и опасались партизан, а также групп, связанных с наркоторговцами, таких как движение Muerte a Secuestradores (MAS — Смерть Похитителям). Как ясно указано в решении от 2004 Межамериканского суда по правам человека, многочисленные независимые отчеты и заявления самих военизированных формирований свидетельствуют, что по крайней мере в некоторых случаях они получили поддержку со стороны самого государства. Высшие руководители Медельинского картеля создали частные армии, чтобы обеспечить собственную безопасность и защитить собственность, которую они приобрели. По данным Washington Post, в середине 1980-х годов, Родригес и Пабло Эскобар купили огромные участки земли, которые они использовали, чтобы преобразовать свои отряды самообороны из плохо обученных крестьянских ополченцев в боевые силы. К концу 1980-х годов наркоторговцы Медельинского картеля контролировали около 40 процентов земли на Ближней Магдалене, а также финансировали большинство военизированных операций в регионе.

На протяжении 1980-х годов при активном участии Родригеса, который финансировал импорт и приобретение дорогих иностранных технологий, влияние Медельинского картеля резко увеличилось. Согласно докладу Административного департамента безопасности Колумбии, в период с декабря 1987 по май 1988 года Родригес нанял израильских и британских наемников, чтобы обучать команды убийц в отдаленных тренировочных лагерях в Колумбии.

США в борьбе с наркоторговлей

К 1989 году Агентство по борьбе с наркотиками (DEA) подсчитало, что 80 процентов кокаина, потребляемые в США, было импортировано из Колумбии Медельинским картелем и его конкурентом — картелем Кали. Вновь избранная администрация президента Джорджа Буша-старшего начала борьбу с наркоторговлей и связанным с ней насилием в десятках американских городов. Правительственная стратегия в основном заключалась в ограничении поставок наркотиков и экстрадиции колумбийских лидеров картеля в Соединенные Штаты для судебного преследования. 21 августа 1989 генеральный прокурор Дик Торнберг опубликовал список двенадцати колумбийских наркобаронов (обычно называемый «грязной дюжиной»), наиболее разыскиваемых Соединенными Штатами, и заявил, что этих людей власти США будут разыскивать совместно с правительством Колумбии и Интерполом. Список включал лидеров Медельинского картеля Пабло Эскобара, Хорхе Луиса Очоа и Хосе Гонсало Родригеса.

Финансовые методы борьбы

Президент Буш объявил борьбу с отмыванием денег важным направлением борьбы с наркобизнесом, выделив 15 миллионов долларов, чтобы начать контрнаступление. Всего через несколько часов после того, как Буш обнародовал своё антинаркотическое завление в сентябре 1989 года, начала формироваться федеральная целевая группа по борьбе с финансовыми преступлениями. 6 декабря 1989 года генеральный прокурор Дик Торнберг объявил, что власти заморозили счета в пяти странах, где хранились 61,8 миллиона долларов Родригеса Гаче. Согласно информации Министерства юстиции, деньги представляли собой долгосрочные инвестиции и находились на банковских счетах в Англии, Швейцарии, Австрии, Люксембурге и Соединенных Штатах. Ещё 20 миллионов долларов доходов от наркоторговли Гачи были внезапно переведены в Панаму, где банковский счет имел защиту от американских властей.

Родригес Гача в последние годы

В 1989 году Родригес Гача принял участие в активной и кровопролитной борьбе за контроль над считающимися одними из богатейших в мире изумрудными шахтами Колумбии. 27 февраля 1989 года группа из 25 боевиков, по приказу Родригеса, убила изумрудного магната Хильберто Молину в его доме во время вечеринки. Вместе с Молиной были убиты шестнадцать его гостей.

Родригес обвинялся в Колумбии и в США в участии в ряде убийств, в том числе в организации убийства лидера колумбийской партии «Левый Патриотический Союз» Хайме Падро Леаля 12 октября 1988 года. Это убийство было совершено в ответ на нападения левых партизан на наркоторговцев в восточной части страны. 18 августа 1989 года по приказу Эскобара и Родригеса был убит популярный кандидат в президенты Колумбии Луис Карлос Галан, который обещал в случае своей победы на выборах начать решительную борьбу с наркоторговцами и считался самым вероятным кандидатом на пост президента Колумбии.

Смерть

В ответ на террор Медельинского картеля власти начали наступление на наркомафию и восстановили экстрадицию наркодельцов в Соединенные Штаты. Сначала колумбийская общественность всецело поддержала применение суровых мер президента Барко, которые были объявлены через несколько часов после убийства Галана. Правительство проводило беспрецедентные и быстрые операции против наркоторговцев: захват дорогих домов, ранчо, аэродромов, кокаиновых лабораторий, больших сумм наличных денег и партий наркотиков. Власти проводили рейды по всей стране и произвели тысячи арестов. Медельинский картель ответил объявлением войны правительству, и в течение следующих четырёх месяцев взрывы стали почти повседневным явлением и привели к гибели десятков людей.

К октябрю 1989 года общественная поддержка мер президента Барко начала ослабевать, и правительство решило сосредоточить свои усилия на захвате Пабло Эскобара или Родригеса. Тем не менее, наркобаронам удалось опережать правоохранительные органы и продолжать финансировать кампанию террора, которая унесла жизни сотен политиков, судей и гражданских лиц. Колумбийские власти заявили, что Родригес Гача и Пабло Эскобар запланировали 8 декабря 1989 бомбардировку территории Федеративной следственного управления полиции в Боготе, при которой погибли 63 человек и около 1000 были ранены. Эскобар и Гача также были причастны к организации взрыва самолёта, при котором погибли 110 человек.

Сын скрывавшегося Мексиканца Фреди Родригес Селадес был задержан в ходе рейда армии на одном из ранчо Родригеса Гачи к северу от Боготы. Он подозревался в незаконном хранении огнестрельного оружия, но полиция задержала его на более длительное время, чем обычно задерживала людей без предъявления обвинения, надеясь оказать давление на его отца. После того, как это не получилось, власти попытались выйти на Мексиканца другим способом. Полицейские отпустили Фреди, организовав при этом за ним слежку в надежде, что тот приведет их к Мексиканцу. Родригес Гача скрывался на небольшом ранчо возле городка Толу. 15 декабря 1989 года Фреди приехал туда. Ранчо было окружено полицейскими. Завязалась перестрелка, в ходе которой были убиты находившиеся на ранчо телохранитель Мексиканца, один из предполагаемых руководителей Медельинского картеля Хильберто Рендон и Фреди Родригес Селадес. После того, как погиб его сын, Родригес Гача покончил с собой, взорвав гранату.

На похоронах Хосе Гонсало Родригеса Гачи присутствовало около 3 тысяч жителей города Пачо.

Ссылки

wikiredia.ru

Родригес Гача, Хосе Гонсало — Википедия (с комментариями)

Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Родригес.
Хосе Гонсало Родригес Гача
исп. Jose Gonzalo Rodrigues Gacha
Прозвище

El Mexicano (Мексиканец)

Дата рождения:

14 мая 1947(1947-05-14)

Место рождения:

Пачо, Колумбия

Гражданство:

Колумбия Колумбия

Дата смерти:

15 декабря 1989(1989-12-15) (42 года)

Место смерти:

небольшое ранчо возле городка Толу

Причина смерти:

Убит колумбийским спецназом при попытке вырваться из окружения (вместе с сыном и телохранителем).

Принадлежность:

Медельинский кокаиновый картель

Преступления
Преступления:

Наркоторговля

Период совершения:

1976-1989

Регион совершения:

Колумбия

Обвинялся в:

Наркоторговля

Статус:

мертв

Хосе Гонсало Родригес Гача (14 мая 1947 года — 15 декабря 1989 года), также известный прозвищем «Эль Мехикано» (Мексиканец) — колумбийский наркобарон, один из лидеров (наряду с братьями Очоа и Пабло Эскобаром) медельинского наркокартеля. В разгар своей преступной карьеры Родригес был признан одним из самых успешных наркоторговцев в мире. В 1988 году журнал Forbes включал его в свой ежегодный список мировых миллиардеров.

Ранние годы

Хосе Гонсало Родригес Гача родился 14 мая 1947 года в небольшом городке Пачо колумбийского департамента Кундинамарка. Его родители были небогатыми фермерами. Родригес получил лишь начальное образование.

Еще в юности Родригес стал наемным убийцей. Он совершал убийства по заказу разных преступных группировок. В начале 1970-х годов Родригес переехал в Боготу и сошелся с Вероникой Ривера-де-Варгас, наркоторговкой, которая стала своего рода кокаиновой королевой, убив при помощи Родригеса всю семью своего основного конкурента.

Создание наркокартеля

Основная статья: Медельинский кокаиновый картель

После переезда в 1976 году в Медельин, Хосе Гонсало вместе с наркоторговцами Пабло Эскобаром, Карлосом Ледером и троими братьями Очоа создали группировку, которая впоследствии получила название Медельинский картель. Наркоторговцы сотрудничали в сферах производства, распределении и сбыте кокаина. В конце 1970-х годов Родригес занял более высокое место в иерархии картеля, освоив новые маршруты наркотрафика через Мексику в США, прежде всего в Лос-Анджелес (штат Калифорния) и Хьюстон (штат Техас). Из-за этих обстоятельств, а также из-за его увлечения мексиканской поп-культурой и за любовь к нецензурной брани, Родригес получил прозвище Мексиканец. Он владел рядом ранчо в области Пачо, которым он дал мексиканские названия Куэрнавака, Чихуахуа, Сонора и Мазатлан. Будучи владельцем футбольного клуба Боготы «Милонариос», хосе Гонсало сделал гимном клуба мексиканскую песню и нанял группу мексиканских музыкантов, которая перед каждым матчем исполняла её на стадионе. Согласно Министерству юстиции США, Родригес организовывал кокаиновый наркотрафик через Панаму и Западное побережье (Калифорния) Соединенных Штатов. Считается, что он участвовал в разработке никарагуанской операции по торговле наркотиками, для участия в которой был нанят пилот Барри Сил (который был убит 19 февраля 1986 году, после согласия дать показания против Медельинского картеля). Большую часть своих преступных операций Родригес совершал в районе Кундинамарка. Также Мексиканец первым создал и самую известную и одну из самых крупных нарколабораторий в колумбийских джунглях, в которой более двух тысяч человек жили и работали, производя и упаковывая кокаин.

Убийство министра юстиции Колумбии

30 апреля 1984 министр юстиции Колумбии Родриго Лара Бония, который боролся против Медельинского картеля, был убит киллером на мотоцикле. В ответе президент Белисарио Бетанкур, который ранее выступал против экстрадиции наркоторговцев в США, объявлил, что "мы будем выдавать колумбийцев. Карлос Ледер первым попал в список. Применение суровых мер вынудило братьев Очоа, Эскобара и Родригеса в течение нескольких месяцев сбежать в Панаму. Несколько месяцев спустя Эскобар был обвинен в убийстве Бония, а Родригес был объявлен важным свидетелем этого преступления. В попытке справиться с ситуацией, Эскобар, Родригес и братья Очоа встретились с бывшим президентом Колумбии Альфонсо Лопес в отеле Мариот в Панама-Сити. Переговоры потерпели неудачу после того, как информация о них просочилась в прессу, вызывая открытое возражение Соединенных Штатов любому соглашению.

Военизированные группы картеля

Военизированные группы (или группы самообороны, как они назывались в Колумбии), были созданы при поддержке землевладельцев и владельцев ранчо рогатого скота, которые испытывали давление и опасались партизан, а также групп, связанных с наркоторговцами, таких как движение Muerte Secuestradores (МКЛ — Смерть Похитителям). Как ясно указано в решении от 2004 Межамериканского суда по правам человека, многочисленные независимые отчеты и заявления самих военизированных формирований свидетельствуют, что по крайней мере в некоторых случаях они получили поддержку со стороны самого государства. Высшие руководители Медельинского картеля создали частные армии, чтобы обеспечить собственную безопасность и защитить собственность, которую они приобрели. По данным Washington Post, в середине 1980-х годов, Родригес и Пабло Эскобар купили огромные участки земли, которые они использовали, чтобы преобразовать свои отряды самообороны из плохо обученных крестьянских ополченцев в сложные боевые силы. К концу 1980-х годов наркоторговцы Медельинского картеля контролировали около 40 процентов земли на Ближнем Магдалена, а также финансировали большинство военизированных операций в регионе.

На протяжении 1980-х годов при активном участии Родригеса, который финансировал импорт и приобретение дорогих иностранных технологий, влияние Медельинского картеля резко увеличилось. Согласно докладу Административного департамента безопасности Колумбии, в период с декабря 1987 по май 1988 года Родригес нанял израильских и британских наемников чтобы обучать команды убийц в отдаленных тренировочных лагерях в Колумбии.

США в борьбе с наркоторговлей

К 1989 году Агентство по борьбе с наркотиками (DEA) подсчитало, что 80 процентов кокаина, потребляемые в США, было импортировано из Колумбии Медельинским картелем и его конкурентом — картелем Кали. Вновь избранная администрация президента Джорджа Буша-старшего испытывала большое давление, и начала борьбу с наркоторговлей и связанным с ней насилием в десятках американских городов. Правительственная стратегия в основном заключалась в ограничении поставок наркотиков и экстрадиции колумбийских лидеров картеля в Соединенные Штаты для судебного преследования. 21 августа 1989 генеральный прокурор Дик Торнберг опубликовал список двенадцати колумбийских наркобаронов (обычно называемый «грязной дюжиной»), наиболее разыскиваемых Соединенными Штатами, и заявил, что этих людей власти США будут разыскивать совместно с правительством Колумбии и Интерполом. Список включал лидеров Медельинского картеля Пабло Эскобара, Хорхе Луиса Очоа и Хосе Гонсало Родригеса.

Финансовые методы борьбы

Президент Буш объявил борьбу с отмыванием денег важным направлением борьбы с наркобизнесом, выделив 15 миллионов долларов, чтобы начать контрнаступление. Всего через несколько часов после того, как Буш обнародовал своё антинаркотическое завление в сентябре 1989 года, начала формироваться федеральная целевая группа по борьбе с финансовыми преступлениями. 6 декабря 1989 года генеральный прокурор Дик Торнберг объявил, что власти заморозили счета в пяти странах, содержавшие 61,8 миллиона долларов Родригеса Гаче. Согласно информации Министерства юстиции, деньги представляли собой долгосрочные высокопродуктивные запасы и инвестиции и находились на банковских счетах в Англии, Швейцарии, Австрии, Люксембурге и Соединенных Штатах. Еще 20 миллионов долларов доходов от наркоторговли Гачи были внезапно переведены в Панаму, где банковский счет имел защиту от американских властей.

Родригес Гача в последние годы

В 1989 году Родригес Гача принял участие в активной и кровопролитной борьбе за контроль над считающимися одними из богатейших в мире изумрудными шахтами Колумбии. 27 февраля 1989 года группа из 25 боевиков, по приказу Родригеса, убила изумрудного магната Хильберто Молину в его доме во время вечеринки. Вместе с Молиной были убиты шестнадцать его гостей.

Родригес обвинялся в Колумбии и в США в участии в ряде убийств, в том числе в организации убийства лидера колумбийской партии «Левый Патриотический Союз» Хайме Падро Леаля 12 октября 1988 года. Это убийство было совершено в ответ на нападения левых партизан на наркоторговцев в восточной части страны. 18 августа 1989 года по приказу Эскобара и Родригеса был убит популярный кандидат в президенты Колумбии Луис Карлос Галан, который обещал в случае своей победы на выборах начать решительную борьбу с наркоторговцами и считался самым вероятным кандидатом на пост президента Колумбии.

Смерть

В ответ на террор Медельинского картеля власти начали наступление на наркомафию и восстановили экстрадицию наркодельцов в Соединенные Штаты. Сначала колумбийская общественность всецело поддержала применение суровых мер президента Барко, которые были объявлены через несколько часов после убийства Галана. Правительство проводило беспрецедентные и быстрые операции против наркоторговцев: захват дорогих домов, ранчо, аэродромов, кокаиновых лабораторий, большие суммы наличных денег и наркотиков. Власти проводили рейды по всей стране и произвели тысячи арестов. Медельинский картель ответил объявлением войны правительству, и в течение следующих четырех месяцев взрывы стали почти повседневным явлением и привели к гибели десятков людей.

К октябрю 1989 года общественная поддержка мер президента Барко начала ослабевать, и правительство решило сосредоточить свои усилия на захвате Пабло Эскобара или Родригеса. Тем не менее, наркобаронам удалось опережать правоохранительные органы и продолжать финансировать кампанию террора, которая унесла жизни сотен политиков, судей и гражданских лиц. Колумбийские власти заявили, что Родригес Гача и Пабло Эскобар запланировали 8 декабря 1989 бомбардировку территории Федеративной следственного управления полиции в Боготе, при которой погибли 63 человек и около 1000 были ранены. Эскобар и Гача также были причастны к организации взрыва самолёта, при котором погибли 110 человек.

Сын скрывавшегося Мексиканца Фреди Родригес Селадес был задержан в ходе рейда армии на одном из ранчо Родригеса Гачи к северу от Боготы. Он подозревался в незаконном хранении огнестрельного оружия, но полиция задержала его на более длительное время, чем обычно задерживала людей без предъявления обвинения, надеясь оказать давление на его отца. После того, как это не получилось, власти попытались выйти на Мексиканца другим способом. Полицейские отпустили Фреди, организовав при этом за ним слежку в надежде, что тот приведет их к Мексиканцу. Родригес Гача скрывался на небольшом ранчо возле городка Толу. 15 декабря 1989 года Фреди приехал туда. Ранчо было окружено полицейскими. Завязалась перестрелка, в ходе которой были убиты находившиеся на ранчо телохранитель Мексиканца, один из предполагаемых руководителей Медельинского картеля Хильберто Рендон и Фреди Родригес Селадес. После того, как погиб его сын, Родригес Гача покончил с собой, взорвав гранату.

На похоронах Хосе Гонсало Родригеса Гачи присутствовало около 3 тысяч жителей города Пачо.

Напишите отзыв о статье "Родригес Гача, Хосе Гонсало"

Ссылки

  • [latino-america.ru/south_america/colombia/king_of_cocaine.html Медельинский Картель]. Латино Америка. Проверено 8 июня 2013.

Отрывок, характеризующий Родригес Гача, Хосе Гонсало

– Какой же обман? – удивленно спросила княжна
– Да уж я знаю, только послушайте меня, ради бога. Вот и няню хоть спросите. Говорят, не согласны уезжать по вашему приказанию.
– Ты что нибудь не то говоришь. Да я никогда не приказывала уезжать… – сказала княжна Марья. – Позови Дронушку.
Пришедший Дрон подтвердил слова Дуняши: мужики пришли по приказанию княжны.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна. – Ты, верно, не так передал им. Я только сказала, чтобы ты им отдал хлеб.
Дрон, не отвечая, вздохнул.
– Если прикажете, они уйдут, – сказал он.
– Нет, нет, я пойду к ним, – сказала княжна Марья
Несмотря на отговариванье Дуняши и няни, княжна Марья вышла на крыльцо. Дрон, Дуняша, няня и Михаил Иваныч шли за нею. «Они, вероятно, думают, что я предлагаю им хлеб с тем, чтобы они остались на своих местах, и сама уеду, бросив их на произвол французов, – думала княжна Марья. – Я им буду обещать месячину в подмосковной, квартиры; я уверена, что Andre еще больше бы сделав на моем месте», – думала она, подходя в сумерках к толпе, стоявшей на выгоне у амбара.
Толпа, скучиваясь, зашевелилась, и быстро снялись шляпы. Княжна Марья, опустив глаза и путаясь ногами в платье, близко подошла к ним. Столько разнообразных старых и молодых глаз было устремлено на нее и столько было разных лиц, что княжна Марья не видала ни одного лица и, чувствуя необходимость говорить вдруг со всеми, не знала, как быть. Но опять сознание того, что она – представительница отца и брата, придало ей силы, и она смело начала свою речь.
– Я очень рада, что вы пришли, – начала княжна Марья, не поднимая глаз и чувствуя, как быстро и сильно билось ее сердце. – Мне Дронушка сказал, что вас разорила война. Это наше общее горе, и я ничего не пожалею, чтобы помочь вам. Я сама еду, потому что уже опасно здесь и неприятель близко… потому что… Я вам отдаю все, мои друзья, и прошу вас взять все, весь хлеб наш, чтобы у вас не было нужды. А ежели вам сказали, что я отдаю вам хлеб с тем, чтобы вы остались здесь, то это неправда. Я, напротив, прошу вас уезжать со всем вашим имуществом в нашу подмосковную, и там я беру на себя и обещаю вам, что вы не будете нуждаться. Вам дадут и домы и хлеба. – Княжна остановилась. В толпе только слышались вздохи.
– Я не от себя делаю это, – продолжала княжна, – я это делаю именем покойного отца, который был вам хорошим барином, и за брата, и его сына.
Она опять остановилась. Никто не прерывал ее молчания.
– Горе наше общее, и будем делить всё пополам. Все, что мое, то ваше, – сказала она, оглядывая лица, стоявшие перед нею.
Все глаза смотрели на нее с одинаковым выражением, значения которого она не могла понять. Было ли это любопытство, преданность, благодарность, или испуг и недоверие, но выражение на всех лицах было одинаковое.
– Много довольны вашей милостью, только нам брать господский хлеб не приходится, – сказал голос сзади.
– Да отчего же? – сказала княжна.
Никто не ответил, и княжна Марья, оглядываясь по толпе, замечала, что теперь все глаза, с которыми она встречалась, тотчас же опускались.
– Отчего же вы не хотите? – спросила она опять.
Никто не отвечал.
Княжне Марье становилось тяжело от этого молчанья; она старалась уловить чей нибудь взгляд.
– Отчего вы не говорите? – обратилась княжна к старому старику, который, облокотившись на палку, стоял перед ней. – Скажи, ежели ты думаешь, что еще что нибудь нужно. Я все сделаю, – сказала она, уловив его взгляд. Но он, как бы рассердившись за это, опустил совсем голову и проговорил:
– Чего соглашаться то, не нужно нам хлеба.
– Что ж, нам все бросить то? Не согласны. Не согласны… Нет нашего согласия. Мы тебя жалеем, а нашего согласия нет. Поезжай сама, одна… – раздалось в толпе с разных сторон. И опять на всех лицах этой толпы показалось одно и то же выражение, и теперь это было уже наверное не выражение любопытства и благодарности, а выражение озлобленной решительности.
– Да вы не поняли, верно, – с грустной улыбкой сказала княжна Марья. – Отчего вы не хотите ехать? Я обещаю поселить вас, кормить. А здесь неприятель разорит вас…
Но голос ее заглушали голоса толпы.
– Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего!
Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко.
– Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями.

Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.
Одна за другой представлялись ей картины близкого прошедшего – болезни и последних минут отца. И с грустной радостью она теперь останавливалась на этих образах, отгоняя от себя с ужасом только одно последнее представление его смерти, которое – она чувствовала – она была не в силах созерцать даже в своем воображении в этот тихий и таинственный час ночи. И картины эти представлялись ей с такой ясностью и с такими подробностями, что они казались ей то действительностью, то прошедшим, то будущим.
То ей живо представлялась та минута, когда с ним сделался удар и его из сада в Лысых Горах волокли под руки и он бормотал что то бессильным языком, дергал седыми бровями и беспокойно и робко смотрел на нее.
«Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями.
«Душенька», – повторила она.
«Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее.
– Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам.

17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена.
Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове.
Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина.
Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры.
Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова.
– Ты вперед взял, – говорил раскрасневшийся Ильин.
– Да, всё вперед, и на лугу вперед, и тут, – отвечал Ростов, поглаживая рукой своего взмылившегося донца.
– А я на французской, ваше сиятельство, – сзади говорил Лаврушка, называя французской свою упряжную клячу, – перегнал бы, да только срамить не хотел.
Они шагом подъехали к амбару, у которого стояла большая толпа мужиков.
Некоторые мужики сняли шапки, некоторые, не снимая шапок, смотрели на подъехавших. Два старые длинные мужика, с сморщенными лицами и редкими бородами, вышли из кабака и с улыбками, качаясь и распевая какую то нескладную песню, подошли к офицерам.
– Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть?
– И одинакие какие… – сказал Ильин.
– Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками.

wiki-org.ru

Родригес Гача, Хосе Гонсало — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Родригес.

Хосе Гонсало Родригес Гача (14 мая 1947 года — 15 декабря 1989 года), также известный прозвищем «Эль Мехикано» (Мексиканец) — колумбийский наркобарон, один из лидеров (наряду с братьями Очоа и Пабло Эскобаром) медельинского наркокартеля. В разгар своей преступной карьеры Родригес был признан одним из самых успешных наркоторговцев в мире. В 1988 году журнал Forbes включал его в свой ежегодный список мировых миллиардеров.

Ранние годы

Хосе Гонсало Родригес Гача родился 14 мая 1947 года в небольшом городке Пачо колумбийского департамента Кундинамарка. Его родители были небогатыми фермерами. Родригес получил лишь начальное образование.

Ещё в юности Родригес стал наемным убийцей. Он совершал убийства по заказу разных преступных группировок. В начале 1970-х годов Родригес переехал в Боготу и сошелся с Вероникой Ривера-де-Варгас, наркоторговкой, которая стала своего рода кокаиновой королевой, убив при помощи Родригеса всю семью своего основного конкурента.

Видео по теме

Создание наркокартеля

Основная статья: Медельинский кокаиновый картель

После переезда в 1976 году в Медельин, Хосе Гонсало вместе с наркоторговцами Пабло Эскобаром, Карлосом Ледером и тремя братьями Очоа создал группировку, которая впоследствии получила название Медельинский картель. Наркоторговцы сотрудничали в сферах производства, распределении и сбыте кокаина. В конце 1970-х годов Родригес занял более высокое место в иерархии картеля, освоив новые маршруты наркотрафика через Мексику в США, прежде всего в Лос-Анджелес (штат Калифорния) и Хьюстон (штат Техас). Из-за этих обстоятельств, а также из-за его увлечения мексиканской поп-культурой и за любовь к нецензурной брани, Родригес получил прозвище Мексиканец. Он владел рядом ранчо в области Пачо, которым он дал мексиканские названия Куэрнавака, Чихуахуа, Сонора и Мазатлан. Будучи владельцем футбольного клуба Боготы «Мильонариос», Хосе Гонсало сделал гимном клуба мексиканскую песню и нанял группу мексиканских музыкантов, которая перед каждым матчем исполняла её на стадионе. Согласно Министерству юстиции США, Родригес организовывал кокаиновый наркотрафик через Панаму и Западное побережье (Калифорния) Соединенных Штатов. Считается, что он участвовал в разработке никарагуанской операции по торговле наркотиками, для участия в которой был нанят пилот Барри Сил (который был убит 19 февраля 1986 году, после согласия дать показания против Медельинского картеля). Большую часть своих преступных операций Родригес совершал в районе Кундинамарка. Также Мексиканец первым создал и самую известную и одну из самых крупных нарколабораторий в колумбийских джунглях, в которой более двух тысяч человек жили и работали, производя и упаковывая кокаин.

Убийство министра юстиции Колумбии

30 апреля 1984 министр юстиции Колумбии Родриго Лара Бонилья, который боролся против Медельинского картеля, был убит киллером на мотоцикле. В ответе убийцам президент Белисарио Бетанкур, который ранее выступал против экстрадиции наркоторговцев в США, объявил, что "мы будем выдавать колумбийцев". Карлос Ледер первым попал в этот список. Применение суровых мер вынудило братьев Очоа, Эскобара и Родригеса в течение нескольких месяцев бежать в Панаму. Несколько месяцев спустя Эскобар был обвинен в убийстве Бонилья, а Родригес был объявлен важным свидетелем этого преступления. В попытке справиться с ситуацией, Эскобар, Родригес и братья Очоа встретились с бывшим президентом Колумбии Альфонсом Лопесом в отеле Марриотт в Панама-Сити. Переговоры потерпели неудачу после того, как информация о них просочилась в прессу, вызывая открытое возражение Соединенных Штатов любому соглашению.

Военизированные группы картеля

Военизированные группы (или группы самообороны, как они назывались в Колумбии), были созданы при поддержке землевладельцев, и владельцев ранчо и рогатого скота, которые испытывали давление и опасались партизан, а также групп, связанных с наркоторговцами, таких как движение Muerte a Secuestradores (MAS — Смерть Похитителям). Как ясно указано в решении от 2004 Межамериканского суда по правам человека, многочисленные независимые отчеты и заявления самих военизированных формирований свидетельствуют, что по крайней мере в некоторых случаях они получили поддержку со стороны самого государства. Высшие руководители Медельинского картеля создали частные армии, чтобы обеспечить собственную безопасность и защитить собственность, которую они приобрели. По данным Washington Post, в середине 1980-х годов, Родригес и Пабло Эскобар купили огромные участки земли, которые они использовали, чтобы преобразовать свои отряды самообороны из плохо обученных крестьянских ополченцев в боевые силы. К концу 1980-х годов наркоторговцы Медельинского картеля контролировали около 40 процентов земли на Ближней Магдалене, а также финансировали большинство военизированных операций в регионе.

На протяжении 1980-х годов при активном участии Родригеса, который финансировал импорт и приобретение дорогих иностранных технологий, влияние Медельинского картеля резко увеличилось. Согласно докладу Административного департамента безопасности Колумбии, в период с декабря 1987 по май 1988 года Родригес нанял израильских и британских наемников, чтобы обучать команды убийц в отдаленных тренировочных лагерях в Колумбии.

США в борьбе с наркоторговлей

К 1989 году Агентство по борьбе с наркотиками (DEA) подсчитало, что 80 процентов кокаина, потребляемые в США, было импортировано из Колумбии Медельинским картелем и его конкурентом — картелем Кали. Вновь избранная администрация президента Джорджа Буша-старшего начала борьбу с наркоторговлей и связанным с ней насилием в десятках американских городов. Правительственная стратегия в основном заключалась в ограничении поставок наркотиков и экстрадиции колумбийских лидеров картеля в Соединенные Штаты для судебного преследования. 21 августа 1989 генеральный прокурор Дик Торнберг опубликовал список двенадцати колумбийских наркобаронов (обычно называемый «грязной дюжиной»), наиболее разыскиваемых Соединенными Штатами, и заявил, что этих людей власти США будут разыскивать совместно с правительством Колумбии и Интерполом. Список включал лидеров Медельинского картеля Пабло Эскобара, Хорхе Луиса Очоа и Хосе Гонсало Родригеса.

Финансовые методы борьбы

Президент Буш объявил борьбу с отмыванием денег важным направлением борьбы с наркобизнесом, выделив 15 миллионов долларов, чтобы начать контрнаступление. Всего через несколько часов после того, как Буш обнародовал своё антинаркотическое завление в сентябре 1989 года, начала формироваться федеральная целевая группа по борьбе с финансовыми преступлениями. 6 декабря 1989 года генеральный прокурор Дик Торнберг объявил, что власти заморозили счета в пяти странах, где хранились 61,8 миллиона долларов Родригеса Гаче. Согласно информации Министерства юстиции, деньги представляли собой долгосрочные инвестиции и находились на банковских счетах в Англии, Швейцарии, Австрии, Люксембурге и Соединенных Штатах. Ещё 20 миллионов долларов доходов от наркоторговли Гачи были внезапно переведены в Панаму, где банковский счет имел защиту от американских властей.

Родригес Гача в последние годы

В 1989 году Родригес Гача принял участие в активной и кровопролитной борьбе за контроль над считающимися одними из богатейших в мире изумрудными шахтами Колумбии. 27 февраля 1989 года группа из 25 боевиков, по приказу Родригеса, убила изумрудного магната Хильберто Молину в его доме во время вечеринки. Вместе с Молиной были убиты шестнадцать его гостей.

Родригес обвинялся в Колумбии и в США в участии в ряде убийств, в том числе в организации убийства лидера колумбийской партии «Левый Патриотический Союз» Хайме Падро Леаля 12 октября 1988 года. Это убийство было совершено в ответ на нападения левых партизан на наркоторговцев в восточной части страны. 18 августа 1989 года по приказу Эскобара и Родригеса был убит популярный кандидат в президенты Колумбии Луис Карлос Галан, который обещал в случае своей победы на выборах начать решительную борьбу с наркоторговцами и считался самым вероятным кандидатом на пост президента Колумбии.

Смерть

В ответ на террор Медельинского картеля власти начали наступление на наркомафию и восстановили экстрадицию наркодельцов в Соединенные Штаты. Сначала колумбийская общественность всецело поддержала применение суровых мер президента Барко, которые были объявлены через несколько часов после убийства Галана. Правительство проводило беспрецедентные и быстрые операции против наркоторговцев: захват дорогих домов, ранчо, аэродромов, кокаиновых лабораторий, больших сумм наличных денег и партий наркотиков. Власти проводили рейды по всей стране и произвели тысячи арестов. Медельинский картель ответил объявлением войны правительству, и в течение следующих четырёх месяцев взрывы стали почти повседневным явлением и привели к гибели десятков людей.

К октябрю 1989 года общественная поддержка мер президента Барко начала ослабевать, и правительство решило сосредоточить свои усилия на захвате Пабло Эскобара или Родригеса. Тем не менее, наркобаронам удалось опережать правоохранительные органы и продолжать финансировать кампанию террора, которая унесла жизни сотен политиков, судей и гражданских лиц. Колумбийские власти заявили, что Родригес Гача и Пабло Эскобар запланировали 8 декабря 1989 бомбардировку территории Федеративной следственного управления полиции в Боготе, при которой погибли 63 человек и около 1000 были ранены. Эскобар и Гача также были причастны к организации взрыва самолёта, при котором погибли 110 человек.

Сын скрывавшегося Мексиканца Фреди Родригес Селадес был задержан в ходе рейда армии на одном из ранчо Родригеса Гачи к северу от Боготы. Он подозревался в незаконном хранении огнестрельного оружия, но полиция задержала его на более длительное время, чем обычно задерживала людей без предъявления обвинения, надеясь оказать давление на его отца. После того, как это не получилось, власти попытались выйти на Мексиканца другим способом. Полицейские отпустили Фреди, организовав при этом за ним слежку в надежде, что тот приведет их к Мексиканцу. Родригес Гача скрывался на небольшом ранчо возле городка Толу. 15 декабря 1989 года Фреди приехал туда. Ранчо было окружено полицейскими. Завязалась перестрелка, в ходе которой были убиты находившиеся на ранчо телохранитель Мексиканца, один из предполагаемых руководителей Медельинского картеля Хильберто Рендон и Фреди Родригес Селадес. После того, как погиб его сын, Родригес Гача покончил с собой, взорвав гранату.

На похоронах Хосе Гонсало Родригеса Гачи присутствовало около 3 тысяч жителей города Пачо.

Ссылки

wiki2.red

Родригес Гача Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Родригес.

Хосе Гонсало Родригес Гача (14 мая 1947 года — 15 декабря 1989 года), также известный прозвищем «Эль Мехикано» (Мексиканец) — колумбийский наркобарон, один из лидеров (наряду с братьями Очоа и Пабло Эскобаром) медельинского наркокартеля. В разгар своей преступной карьеры Родригес был признан одним из самых успешных наркоторговцев в мире. В 1988 году журнал Forbes включал его в свой ежегодный список мировых миллиардеров.

Ранние годы

Хосе Гонсало Родригес Гача родился 14 мая 1947 года в небольшом городке Пачо колумбийского департамента Кундинамарка. Его родители были небогатыми фермерами. Родригес получил лишь начальное образование.

Ещё в юности Родригес стал наемным убийцей. Он совершал убийства по заказу разных преступных группировок. В начале 1970-х годов Родригес переехал в Боготу и сошелся с Вероникой Ривера-де-Варгас, наркоторговкой, которая стала своего рода кокаиновой королевой, убив при помощи Родригеса всю семью своего основного конкурента.

Создание наркокартеля

Основная статья: Медельинский кокаиновый картель

После переезда в 1976 году в Медельин, Хосе Гонсало вместе с наркоторговцами Пабло Эскобаром, Карлосом Ледером и тремя братьями Очоа создал группировку, которая впоследствии получила название Медельинский картель. Наркоторговцы сотрудничали в сферах производства, распределении и сбыте кокаина. В конце 1970-х годов Родригес занял более высокое место в иерархии картеля, освоив новые маршруты наркотрафика через Мексику в США, прежде всего в Лос-Анджелес (штат Калифорния) и Хьюстон (штат Техас). Из-за этих обстоятельств, а также из-за его увлечения мексиканской поп-культурой и за любовь к нецензурной брани, Родригес получил прозвище Мексиканец. Он владел рядом ранчо в области Пачо, которым он дал мексиканские названия Куэрнавака, Чихуахуа, Сонора и Мазатлан. Будучи владельцем футбольного клуба Боготы «Мильонариос», Хосе Гонсало сделал гимном клуба мексиканскую песню и нанял группу мексиканских музыкантов, которая перед каждым матчем исполняла её на стадионе. Согласно Министерству юстиции США, Родригес организовывал кокаиновый наркотрафик через Панаму и Западное побережье (Калифорния) Соединенных Штатов. Считается, что он участвовал в разработке никарагуанской операции по торговле наркотиками, для участия в которой был нанят пилот Барри Сил (который был убит 19 февраля 1986 году, после согласия дать показания против Медельинского картеля). Большую часть своих преступных операций Родригес совершал в районе Кундинамарка. Также Мексиканец первым создал и самую известную и одну из самых крупных нарколабораторий в колумбийских джунглях, в которой более двух тысяч человек жили и работали, производя и упаковывая кокаин.

Убийство министра юстиции Колумбии

30 апреля 1984 министр юстиции Колумбии Родриго Лара Бонилья, который боролся против Медельинского картеля, был убит киллером на мотоцикле. В ответе убийцам президент Белисарио Бетанкур, который ранее выступал против экстрадиции наркоторговцев в США, объявил, что "мы будем выдавать колумбийцев". Карлос Ледер первым попал в этот список. Применение суровых мер вынудило братьев Очоа, Эскобара и Родригеса в течение нескольких месяцев бежать в Панаму. Несколько месяцев спустя Эскобар был обвинен в убийстве Бонилья, а Родригес был объявлен важным свидетелем этого преступления. В попытке справиться с ситуацией, Эскобар, Родригес и братья Очоа встретились с бывшим президентом Колумбии Альфонсом Лопесом в отеле Марриотт в Панама-Сити. Переговоры потерпели неудачу после того, как информация о них просочилась в прессу, вызывая открытое возражение Соединенных Штатов любому соглашению.

Военизированные группы картеля

Военизированные группы (или группы самообороны, как они назывались в Колумбии), были созданы при поддержке землевладельцев, и владельцев ранчо и рогатого скота, которые испытывали давление и опасались партизан, а также групп, связанных с наркоторговцами, таких как движение Muerte a Secuestradores (MAS — Смерть Похитителям). Как ясно указано в решении от 2004 Межамериканского суда по правам человека, многочисленные независимые отчеты и заявления самих военизированных формирований свидетельствуют, что по крайней мере в некоторых случаях они получили поддержку со стороны самого государства. Высшие руководители Медельинского картеля создали частные армии, чтобы обеспечить собственную безопасность и защитить собственность, которую они приобрели. По данным Washington Post, в середине 1980-х годов, Родригес и Пабло Эскобар купили огромные участки земли, которые они использовали, чтобы преобразовать свои отряды самообороны из плохо обученных крестьянских ополченцев в боевые силы. К концу 1980-х годов наркоторговцы Медельинского картеля контролировали около 40 процентов земли на Ближней Магдалене, а также финансировали большинство военизированных операций в регионе.

На протяжении 1980-х годов при активном участии Родригеса, который финансировал импорт и приобретение дорогих иностранных технологий, влияние Медельинского картеля резко увеличилось. Согласно докладу Административного департамента безопасности Колумбии, в период с декабря 1987 по май 1988 года Родригес нанял израильских и британских наемников, чтобы обучать команды убийц в отдаленных тренировочных лагерях в Колумбии.

США в борьбе с наркоторговлей

К 1989 году Агентство по борьбе с наркотиками (DEA) подсчитало, что 80 процентов кокаина, потребляемые в США, было импортировано из Колумбии Медельинским картелем и его конкурентом — картелем Кали. Вновь избранная администрация президента Джорджа Буша-старшего начала борьбу с наркоторговлей и связанным с ней насилием в десятках американских городов. Правительственная стратегия в основном заключалась в ограничении поставок наркотиков и экстрадиции колумбийских лидеров картеля в Соединенные Штаты для судебного преследования. 21 августа 1989 генеральный прокурор Дик Торнберг опубликовал список двенадцати колумбийских наркобаронов (обычно называемый «грязной дюжиной»), наиболее разыскиваемых Соединенными Штатами, и заявил, что этих людей власти США будут разыскивать совместно с правительством Колумбии и Интерполом. Список включал лидеров Медельинского картеля Пабло Эскобара, Хорхе Луиса Очоа и Хосе Гонсало Родригеса.

Финансовые методы борьбы

Президент Буш объявил борьбу с отмыванием денег важным направлением борьбы с наркобизнесом, выделив 15 миллионов долларов, чтобы начать контрнаступление. Всего через несколько часов после того, как Буш обнародовал своё антинаркотическое завление в сентябре 1989 года, начала формироваться федеральная целевая группа по борьбе с финансовыми преступлениями. 6 декабря 1989 года генеральный прокурор Дик Торнберг объявил, что власти заморозили счета в пяти странах, где хранились 61,8 миллиона долларов Родригеса Гаче. Согласно информации Министерства юстиции, деньги представляли собой долгосрочные инвестиции и находились на банковских счетах в Англии, Швейцарии, Австрии, Люксембурге и Соединенных Штатах. Ещё 20 миллионов долларов доходов от наркоторговли Гачи были внезапно переведены в Панаму, где банковский счет имел защиту от американских властей.

Родригес Гача в последние годы

В 1989 году Родригес Гача принял участие в активной и кровопролитной борьбе за контроль над считающимися одними из богатейших в мире изумрудными шахтами Колумбии. 27 февраля 1989 года группа из 25 боевиков, по приказу Родригеса, убила изумрудного магната Хильберто Молину в его доме во время вечеринки. Вместе с Молиной были убиты шестнадцать его гостей.

Родригес обвинялся в Колумбии и в США в участии в ряде убийств, в том числе в организации убийства лидера колумбийской партии «Левый Патриотический Союз» Хайме Падро Леаля 12 октября 1988 года. Это убийство было совершено в ответ на нападения левых партизан на наркоторговцев в восточной части страны. 18 августа 1989 года по приказу Эскобара и Родригеса был убит популярный кандидат в президенты Колумбии Луис Карлос Галан, который обещал в случае своей победы на выборах начать решительную борьбу с наркоторговцами и считался самым вероятным кандидатом на пост президента Колумбии.

Смерть

В ответ на террор Медельинского картеля власти начали наступление на наркомафию и восстановили экстрадицию наркодельцов в Соединенные Штаты. Сначала колумбийская общественность всецело поддержала применение суровых мер президента Барко, которые были объявлены через несколько часов после убийства Галана. Правительство проводило беспрецедентные и быстрые операции против наркоторговцев: захват дорогих домов, ранчо, аэродромов, кокаиновых лабораторий, больших сумм наличных денег и партий наркотиков. Власти проводили рейды по всей стране и произвели тысячи арестов. Медельинский картель ответил объявлением войны правительству, и в течение следующих четырёх месяцев взрывы стали почти повседневным явлением и привели к гибели десятков людей.

К октябрю 1989 года общественная поддержка мер президента Барко начала ослабевать, и правительство решило сосредоточить свои усилия на захвате Пабло Эскобара или Родригеса. Тем не менее, наркобаронам удалось опережать правоохранительные органы и продолжать финансировать кампанию террора, которая унесла жизни сотен политиков, судей и гражданских лиц. Колумбийские власти заявили, что Родригес Гача и Пабло Эскобар запланировали 8 декабря 1989 бомбардировку территории Федеративной следственного управления полиции в Боготе, при которой погибли 63 человек и около 1000 были ранены. Эскобар и Гача также были причастны к организации взрыва самолёта, при котором погибли 110 человек.

Сын скрывавшегося Мексиканца Фреди Родригес Селадес был задержан в ходе рейда армии на одном из ранчо Родригеса Гачи к северу от Боготы. Он подозревался в незаконном хранении огнестрельного оружия, но полиция задержала его на более длительное время, чем обычно задерживала людей без предъявления обвинения, надеясь оказать давление на его отца. После того, как это не получилось, власти попытались выйти на Мексиканца другим способом. Полицейские отпустили Фреди, организовав при этом за ним слежку в надежде, что тот приведет их к Мексиканцу. Родригес Гача скрывался на небольшом ранчо возле городка Толу. 15 декабря 1989 года Фреди приехал туда. Ранчо было окружено полицейскими. Завязалась перестрелка, в ходе которой были убиты находившиеся на ранчо телохранитель Мексиканца, один из предполагаемых руководителей Медельинского картеля Хильберто Рендон и Фреди Родригес Селадес. После того, как погиб его сын, Родригес Гача покончил с собой, взорвав гранату.

На похоронах Хосе Гонсало Родригеса Гачи присутствовало около 3 тысяч жителей города Пачо.

Ссылки

wikiredia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *