Аякс нури – Аякс опубликовал шокирующие новости о состоянии Нури — Футбол, Абдельхак Нури, Эдвин ван дер Сар, Аякс, Чемпионат Нидерландов, Травмы (болезни) — Террикон

Новости

Футболист голландского "Аякса" Нури пришел в сознание после того, как год пробыл в коме

21 августа стало известно о том, что молодой футболист голландского клуба "Аякс" Абдельхак Нури, который является воспитанником команды, пошел на поправку после годичного пребывания в коме. Прошлым летом у него случился приступ аритмии во время товарищеской игры с "Вердером".

Роковой матч против "Вердера" летом 2017 года.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Как ни старались врачи, они не смогли быстро поставить на ноги игрока, которого считали невероятно талантливым. Как показали обследования, у Нури были диагностированы необратимые изменения в работе головного мозга. Как говорили врачи, был риск, что он никогда не сможет вновь открыть глаза.

В поддержку молодого игрока в Голландии состоялось немало акций - на матчах национального чемпионата и голландской сборной. Буквально вся страна следила за этой историей и миллионы фанатов желали выздоровления Абдельхаку Нури.

Акция в поддержку Нури, который год находился в коме.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Нури стал футболистом голландского "Аякса" в 9 лет в 2005 году. И в сезоне 2016/2017 провел первые матчи во взрослой команде. Летом 2017 года его стали уже плотнее привлекать к тренировкам с овновным составом, однако в роковой игре, которая прошла 8 июля 2017 года, произошла трагедий.

Итальянский футболист Марио Балотелли в майке с надписью "Будь сильным" в поддержку Нури.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Родной брат футболиста в интервью голландским СМИ заявил:

- Ему стало гораздо лучше. Он не может двигаться и прикован к кровати. Он может двигать только головой, но не телом. Мы теперь даже можем общаться с ним, и он понимает нас. Можно даже попросить его подтвердить что-то движением брови.

Семья футболиста радуется чудесной новости, как и все болельщики, следившие за судьбой Абдельхака Нури. За свою карьеру он сыграл 15 матчей и забил 1 гол за взрослую команду "Аякса". Но сейчас все рады просто тому, что он наконец-то пришел в себя.

Роковая травма Абдельхака Нури .

www.kp.ru

Абдельхак Нури из «Аякса» общается с семьёй с помощью бровей

Фото: instagram.com/abdelhak_nouri

Футболист «Аякса» год назад был введён в кому. Что с ним сейчас на самом деле?

Всё не так оптимистично, как кажется.

/

Год назад на 71-й минуте товарищеского матча с «Вердером» молодой футболист «Аякса» Абдельхак Нури рухнул на газон и потерял сознание. Клубные врачи бросились оказывать ему помощь, ещё через 10 минут на поле приехала машина «скорой помощи». Игрока прямо с поля на вертолёте доставили в больницу.

«Он не узнаёт никого из родных». Как оборвалась карьера юноши из «Аякса»

История Абдельхака Нури, молодого футболиста «Аякса», чья карьера завершилась, не успев начаться.

Нури провёл в коме более года. Почти сразу после инцидента возникла версия, что первая помощь, которую ему оказались врачи «Аякса», была недостаточно квалифицированной. Точнее, врачи промедлили с началом прямого массажа сердца. По итогам последующего исследования выяснилось, что в течение нескольких минут не было предпринято никаких действий, чтобы возобновить работу сердца. К тому моменту как машина «скорой помощи» появилась на поле, дефибриллятором уже воспользовались, промедление было допущено в критически важный момент. Выводы, к которым позднее пришли врачи, был ужасен: он больше не сможет двигаться, есть и видеть.

«Папочка, нужно молиться». Ещё раз о важности медицины в футболе

Полгода со дня трагедии полузащитника «Аякса» Аппи Нури — грустный повод вспомнить о главном.

Позднее стало известно, что медицинское обследование выявило у Нури порок сердца ещё в 2014 году. Клуб не сообщил эту информацию родственникам футболиста. Между семьёй Нури и «Аяксом» началось судебное разбирательство. Оно длилось почти год, в итоге клуб признал, что первая помощь, оказанная потерявшему сознание игроку, была некомпетентной.

«Аякс»: помощь, оказанная Нури на поле в июле 2017 года, была некомпетентной

Зимой появились первые признаки улучшения. Брат Абдеррахим сказал, что иногда может разглядеть на губах Абдельхака улыбку. Вместе с отцом, Мухаммедом, он постоянно был у постели брата, пока тот вёл вегетативное состояние.

25 июля появились первые сообщения о том, что он выведен из искусственной комы. Его состояние характеризовалось как «стабильное», но без улучшений.

И вот сегодня его брат Абдеррахим впервые за долгие месяцы дал комментарий. Он пообщался с журналистом голландской газеты NOS и рассказал о самочувствии Абдельхака. «С точки зрения неврологии есть небольшие улучшения. Физическое состояние ухудшилось, потому что он не двигается. Ситуация всё время менялась, было очень тяжело. Его имунная система ослабла, не хочу вдаваться в подробности, но это было трудное время. Вначале всё было по-другому, он всё время был в коме. Глаза были всегда закрыты. Но с декабря он начал постепенно выходить из этого состояния. В январе его сознание улучшилось, с тех пор у нас есть способ коммуникации. Если его о чём-то попросить, например открыть рот или шевельнуть бровью, он может это сделать».

Состояние Нури, перенёсшего сердечный приступ в июле 2017 года, улучшается

Чтобы прояснить ситуацию и понять, чего можно ждать дальше, корреспондент «Чемпионата» Даниил Бороздин связался с главным врачом московского «Динамо» Александром Ярдошвили.

«Не могу сказать точно, потому что я не видел его в момент, когда всё произошло, и не видел историю болезни. Но если у него имеются определённые физиологические функциональные повреждения определённых зон мозга, то это необратимый процесс. А если процесс необратим, то этот человек – инвалид, к великому сожалению.

Если промедлили с немедленными реабилитационными мероприятиями, мозг долго находился в состоянии гипоксии, то есть не поступал кислород. Если это длится более трёх минут, начинаются необратимые процессы. Они затронули определённые зоны мозга. Соответственно определённые функции нарушены, так как повреждены зоны, которые за них отвечают: за двигательную активность, за различные рефлексы и так далее. Эти функции больше работать не будут. В результате мы, к сожалению, имеем дело не только не со спортсменом, а с недееспособным человеком, который будет страдать и, скажем так, потихоньку увядать. Это я поверхностно объясняю, что может случиться. Без истории болезни могу сказать только это».

Таким образом, ситуация остаётся тяжёлой и для Нури, и для его семьи. Но, по крайней мере, в последние полгода в его состоянии появилась положительная динамика.

www.championat.com

История футболиста «Аякса» Абдельхака Нури, страдающего от повреждения мозг

«Сердце «Аякса» бьётся здесь. Оставайся сильным, Аппи»

Вокруг баннера, закреплённого на доме семьи футболиста «Аякса» Абдельхака Нури, собрались тысячи амстердамцев. Многие из них не могли сдержать слёз. Среди них были и болельщики «Аякса», и игроки команды, и простые жители города, которые за два дня до этого прочитали новость, которая шокировала весь футбольный мир.

8 июля Абдельхак Нури вышел в стартовом составе «Аякса» на контрольный матч с «Вердером». Отыграв 71 минуту, он рухнул на газон, не смог подняться и потерял сознание. Врачи оказывали ему помощь 15 минут, используя дефибрилляторы, пытались восстановить работу сердца. К счастью, это удалось. Вскоре к стадиону подлетел вертолёт, на котором 20-летнего футболиста доставили в больницу. Там же его ввели в состояние комы…

«Жизни Нури ничего не угрожает, его сердце функционирует нормально», — информировали на официальном сайте «Аякса». Однако спустя несколько дней врачи сообщили страшное. У Абдельхака выявили серьёзные и необратимые повреждения головного мозга после обморока, вызванного резким изменением частоты сердечных сокращений. На следующий день Нури вывели из комы, но он не узнавал родных. Вероятнее всего, до конца жизни он уже их не вспомнит. Как не сможет ходить и говорить.

«Врачи уверены, что он не поправится, — рассказал старший брат Абдельхака Абдеррах. – Он ничего не чувствует, ничего не слышит. Он просто не знает, кто мы такие. Но мы не теряем надежды. Вера учит нас принимать неизбежное, но мы молимся за его выздоровление. Мы действительно верим, что эта жизнь здесь является временной и вечной в дальнейшем».

Сейчас жизнь Нури ограничена стенами родного дома. Видится он только с близкими. А ведь в этом сезоне о нём могла узнать вся Европа. Щуплый мальчик вытворял дивные вещи в молодёжной команде «Аякса» — его техника, скорость принятия решений и умение найти партнёра точным пасом восхищали даже видавших многое тренеров академии.

Талант юноши по достоинству оценил тренер первой команды Петер Бош, в прошлом сезоне начавший привлекать Нури к тренировкам с основой. Более того, полузащитник провёл девять матчей в Эредивизии и внёс свою лепту в поход «Аякса» до финала Лиги Европы.

Ещё мальчиком он мечтал сыграть за сборную Нидерландов. Несмотря на марокканские корни, Аппи видел себя только в оранжевой форме. Находящаяся в кризисе сборная могла найти в Нури человека, который принесёт с собой свежий ветер перемен. Особенно учитывая, что в молодёжной сборной он был неудержим и вытворял вот такие вещи.

Футболки с его фамилией могли стать бестселлером в клубном магазине «Аякса». Они являются таковыми и сейчас. Но совсем по другому поводу.

«Это ужасно. Страдания родственников и друзей Нури сейчас невозможно описать словами. Это тяжёлый удар для «Аякса. Абдельхак обладал огромным талантом, но мы никогда не узнаем, какой яркой звездой он мог стать», — сказал генеральный директор клуба

Эдвин ван дер Сар.

«Сердце разбивается, когда слышу такие новости. Все молитвы с Аппи, его семьёй и друзьями», — написал Патрик Клюйверт, чей сын Джастин прошёл с Нури молодёжную структуру «Аякса».

«Очень сожалею о случившемся. Мы с тобой. Сил тебе!» — написал Луис Суарес под фото в Инстаграм, где он и Клаас-Ян Хунтелаар стоят вместе с маленьким светящимся от счастья Абдельхаком.

В 11 лет, когда Россия уничтожала сборную Нидерландов на Евро-2008, Абдельхак восхитил всех на детском турнире. О нём говорили как о новом Клюйверте или Круиффе. В этом сезоне миниатюрный, но невероятно умный и техничный Нури должен был раскрыться как один из главных молодых талантов Европы. Но вместо этого он находится у себя дома и даже не слышит, как тысячи людей под окнами его дома аплодируют и распевают его имя.

Когда семья Нури возвратилась домой, отец семейства не смог сдержать слёз.

Дом семьи Нури – одно из самых посещаемых мест Амстердама в последние дни. Футболисты и болельщики приходят, чтобы поддержать семью игрока, многие переводят деньги. Они верят, что когда-нибудь Аппи поправится и сможет вести нормальную жизнь. Он никогда не появится в официальном матче в футболке «Аякса» или любого другого клуба. Но, несмотря на всё, главное сердце «Аякса» будет продолжать биться.

«Он был настоящим». Чему учит история Брэдли Лоури

Главный герой английского футбола последних месяцев скончался после продолжительной борьбы с раком.

Боец, сраженный в Китае. Почему умер Шейк Тиоте

Бывший полузащитник «Ньюкасла» Шейк Тиоте упал в обморок на тренировке, хотя почти год назад узнал о проблемах с сердцем…

www.championat.com

Трагедия полузащитника «Аякса» Абдельхака Нури

Мохаммед Нури с удивлением посмотрел на свой телефон — несколько десятков уведомлений о пропущенных звонках и сообщениях. Мужчина вошёл в свой дом в марокканском городе Фесе и первым делом решил проверить сообщения. Одно из них было от отца

Донни ван Бека, друга его младшего сына Аппи Нури. Нури-старший успел открыть его, но в этот момент ему в который раз позвонил старший сын Абдеррахим. «Папочка, нужно молиться, потому что всё серьёзно», — такими были его первые слова. Он даже не осознал, что отец вообще не в курсе того, что произошло.

За несколько минут до этого Абдельхак Нури поднимает руку, затем медленно присаживается на газон, успевая подставить руки, чтобы не рухнуть, и теряет сознание. До сегодняшнего дня футболист так и не очнулся.

Спустя неделю была сделана одна из самых страшных фотографий 2017 года. Огромная толпа людей пришла к дому Нури в Амстердаме, чтобы поддержать семью. Мохаммед Нури вылез через люк в автомобиле и выступил перед ними. На фотографии он складывает руки на груди и в горе обращается к небесам. Так выглядит самое ужасное из всего, что можно представить в жизни — бессилие оставшегося живым родителя перед трагедией своего ребёнка.

К сожалению, «бессилие» было и тем словом, которым можно было охарактеризовать действия медиков.

Голландское издание deVolkskrant провело собственное расследование случившегося в июле в Хиппахе. Журналисты отправились в Австрию, чтобы поговорить с очевидцами и непосредственными участниками попыток реанимировать Нури. Идея сделать это появилась после того, как опытный голландский реаниматолог отсмотрел кадры оказания помощи футболисту, и пришёл к выводу, что действия по спасению жизни начались слишком поздно. По его мнению, у Нури была очевидная фибрилляция желудочков — дефибриллятор нужно было применять как можно раньше, чтобы сердце перестало хаотично сокращаться.

Журналисты deVolkskrant обратились ещё к пяти независимым реаниматологам — и все они засомневались в адекватности действий двух клубных медицинских бригад и бригады молодого врача Красного Креста, которая обслуживала этот матч. У бригады в машине был дефибриллятор, но применять его начали поздно, а это всегда важнейший вопрос. Случай с игроком бельгийского «Рузеларе» Антони ван Лоо — очень показательный: у него остановилось сердце, но вживлённый дефибриллятор-имплант моментально завёл его снова.

Видео можно посмотреть по этой ссылке.

И здесь самое интересное. Голландские журналисты постарались выйти на молодого врача, но его работодатели запретили ему давать комментарии. Отказался что-либо комментировать и врач «Вердера» Филипп Хейтман, первым покинувший место падения Нури. «Аякс» не дал высказаться клубному врачу Дону де Винтеру, ограничившись сухим официальным сообщением о том, что он серьёзный и профессиональный врач.

Из всех участников реанимации Нури только один врач согласился говорить: доктор Даниэль Райнер прибыл на стадион через почти 10 минут после того, как Нури потерял сознание (оцените, кстати, действительно классную организацию: чтобы машина скорой помощи смогла проехать по узким горным дорогам, почти сразу по стадиону было объявлено, что зрители должны оставаться на местах). Райнер пропустил ключевые три минуты, когда необходимо было применять дефибриллятор, а потому высказывается осторожно: «Когда я приехал, действия по сердечно-лёгочной реанимации (СЛР) уже принимались. После того как меня ввели в курс дела, я стал главным на месте. Через 13 минут мы вызвали спонтанное сердцебиение и дыхание у пациента».

Молчание участников трагедии сталкивается с анонимностью критиков. Ни один из шести опрошенных deVolkskrant реаниматологов не захотел, чтобы в новостях появлялось его имя, и такое происходит регулярно в ситуациях с трагедиями на футбольном поле. Я сразу вспомнил, что, когда пару лет назад готовил текст к годовщине смерти Миклоша Фехера, наткнулся на мнение венгерского врача, который разнёс организацию работы медиков на матче. Тот медик тоже пожелал остаться неизвестным, так как и сам работал в спорте и боялся, что жёсткая критика осложнит ему поиск работы. «Мало кто хочет иметь дело с принципиальными врачами, которые требуют к своей работе со спортсменами большего внимания и средств», — таким был его основной посыл.

Если вдруг остановилось сердце…

Годовщина ужасной гибели Миклоша Фехера в прямом эфире — повод поговорить о том, почему смертность на футбольных полях растёт.

Частично это работает и в истории с анонимностью критики реанимации Нури. Я спросил свою знакомую, работающую в «скоряке» (и опять же: она не захотела, чтобы я публиковал её имя!), что она думает по этому поводу. «Два варианта: или, как у каждого врача, они хотят сохранить нетронутым своё кладбище, или они знали и видели то, что нам лучше не знать. Возможно, и то, и другое».

Журналисты deVolkskrant в целом приходят к похожим выводам. Они выяснили, что у Аппи Нури были проблемы на австрийском сборе. Во-первых, он был ещё ослаблен после утомительного Рамадана. Во-вторых, имел травму лодыжки, из-за которой ему приходилось выходить на тренировки после горсти обезболивающих, что привело парня к диарее. В-третьих, Нури жаловался на плохой сон. В его случае сошлись все составляющие для красного кода — врачи «Аякса», наблюдавшие Нури, обязаны были отстранить его от тяжёлых физических нагрузок и матчей. Но не сделали этого, и здесь вторая сторона конфликта интересов врачей с клубами: клуб хочет, чтобы все сильнейшие играли, и врачам приходится идти на сделку с совестью и допускать до тренировок парней, которым необходимо ещё некоторое время лечиться.

Тебе лечиться надо. Почему конфликтуют тренеры и медики

В «Баварии» случился не первый даже в нынешнем европейском сезоне закономерный конфликт интересов врачей и тренеров.

Даниэль Райнер говорит, что даже более оперативная работа по реанимации Нури не гарантировала бы ему возвращение в сознание. При этом он добавляет ключевую вещь: «Это нормально, что я взял на себя руководство у клубных врачей, которые обычно имеют мало общего с СЛР. Клубные врачи в основном занимаются коленями, лодыжками или подколенными сухожилиями». К сожалению, футбол изменился так, что этого больше недостаточно. Интенсивность игры выросла, периоды активности и ожидания, резкая смена которых и является триггером сердечных проблем, сменяются ещё чаще, и клубные врачи должны быть в любой момент готовы к худшему. За 10 последних лет зафиксировано почти 100 смертей на футбольном поле.

Профессор Барбара Фризенекер была безжалостна: когда вся большая семья Нури вскочила со своих мест в ожидании её вердикта, она даже не попыталась подготовить родственников Аппи к худшему. «Если Аппи когда-нибудь проснётся, то не сможет есть, говорить, ходить и самостоятельно видеть», — сказала доктор. Мохаммед Нури упал в обморок. Пока Аппи Нури будет находиться во сне, он будет всё-таки физически живым напоминанием: футбол — всего лишь игра, и нельзя экономить на здоровье тех, кто в неё играет.

Семья Абдельхака постаралась найти другое мнение, они пригласили опытного нейрохирурга из Майами. Тот понаблюдал за Нури несколько дней и больше всего впечатлился тем, как от него не отходит старший брат Абдеррахим. «С твоей любовью и волей ты лучший врач для Аппи», — сказал ему нейрохирург из Майами. В переводе с врачебного на человеческий это означает: шансы на то, что Нури проснётся, — из области метафизики.

Своё имя нейрохирург из Майами тоже попросил не афишировать.

www.championat.com

Помните жуткую травму Нури из «Аякса»? Сейчас он узнает родных, но не двигается

Прогресс есть, но история по-прежнему очень грустная.

Год назад в «Аяксе» случилось страшное. 8 июля клуб проводил товарищеский матч с «Вердером», и в середине второго тайма футболист упал на газон. Ему оказывали помощь, затем на вертолете перевезли в больницу. Там сообщили, что жизни ничего не угрожает, но также диагностированы необратимые повреждения головного мозга. Причиной потери сознания назвали сердечную аритмию. «Вероятно, когда Нури проснется, он не сможет говорить, ходить, есть самостоятельно, даже, вероятно, не узнает никого. Но мы не теряем надежды», – говорил старший брат Абдеррахим.

«Вероятно, он не сможет ходить, есть и говорить». Главное о кошмарной травме игрока «Аякса»

«Аякс» раскаялся

Лишь спустя год в клубе признали вину врачей. «Мы пришли к новым выводам. Признаем, что помощь, оказанная Нури на поле в Австрии, была недостаточной. Поэтому мы несем ответственность за последствия. Я хотел бы принести семье Нури извинения за то, что мы так поздно изменили свою позицию», – сказал исполнительный директор Эдвин ван дер Сар. До этого в «Аяксе» утверждали, что помощь была оказана своевременно. Однако консультации с независимыми экспертами в области медицины помогли установить, что именно в работе на поле произошли грубые нарушения в первые минуты после сердечного приступа.

Кроме того, была подтверждена информация, что еще в апреле 2014-го на медосмотре был выявлен сердечный дефект у Нури, который был классифицирован как незначительный. При этом сообщается, что знал об этом только лишь сам игрок.

О парне помнят

В июле 2018-го в «Рому» из «Аякса» перебрался Джастин Клюйверт. Он сразу же взял себе 34-й номер, под которым в «Аяксе» выступал Абдельхак Нури. «Это номер Аппи. Мои молитвы и мой игровой номер для тебя, мой брат, научивший меня многому», – объяснил футболист.

Зимой Аппи улыбнулся мячу

В декабре прошлого года он по-прежнему находился в коме. Когда врачи положили мяч ему на грудь, Нури улыбнулся, хотя перед этим на другие предметы он никак не реагировал. «Он по-прежнему любит футбол, – сказал отец парня. – Жаль, что больше никогда не сыграет». «Когда я прочел ему его любимые строчки из Корана, его начало трясти, – добавил брат Абдеррахим. – Никогда этого не забуду».

Есть небольшой прогресс

Прошло почти 13 месяцев с того ужасного момента. Он узнает близких, но может пошевелить лишь головой. Абдеррахим рассказывает:

«Иногда мы сажаем его в инвалидное кресло. Двигаться он не может, только головой. Так что мы делаем это, чтоб было хоть какое-то движение. В этом госпитале есть определенные часы посещения, но мы находимся с ним 24 часа в сутки, поскольку в нашем присутствии он ведет себя по-другому, становится спокойнее, слышит знакомые голоса. Наше присутствие хорошо на него влияет. При этом он может выполнять некоторые команды. Мы говорим ему открыть рот или повести бровью, и он может это делать сам».

bombardir.ru

Полузащитник «Аякса» Абдельхак Нури вышел из комы и узнал близких

21-летний Абдельхак Нури потерял сознание во время товарищеской игры с «Вердером» 8 июля 2017-го. Спустя год хавбек смог выйти из комы.

Игрока доставили в госпиталь прямо с поля на вертолете. У Абдельхака случился сердечный приступ из-за аритмии. Врачи ввели футболиста в состояние искусственной комы. Позднее у Нури было диагностировано серьезное и необратимое повреждение головного мозга.

Спустя 13 месяцев после трагедии семья футболиста дала первое интервью, в котором брат Абдельхака Мохаммед рассказал позитивные новости о состоянии игрока – Нури вышел из комы и узнает родных.

«Состояние его нервной системы гораздо лучше, чем несколько месяцев назад. Физически ему трудно: он может двигать только головой. Иногда его сажают в инвалидное кресло. Он общается с нами жестами», – сказал Мохаммеда Нури.

Фото: Global Look Press
Источник: So Foot

www.ftbl.ru

Трагедия полузащитника «Аякса» Абдельхака Нури — Рамблер/новости

Мохаммед Нури с удивлением посмотрел на свой телефон — несколько десятков уведомлений о пропущенных звонках и сообщениях. Мужчина вошёл в свой дом в марокканском Фесе и первым делом решил проверить сообщения. Одно из них было от отца Донни ван Бека, друга его младшего сына Аппи Нури. Нури-старший успел открыть его, но в этот момент ему в который раз позвонил старший сын Абдеррахим. «Папочка, нужно молиться, потому что всё серьёзно», — такими были его первые слова. Он даже не осознал, что отец вообще не в курсе того, что произошло.

За несколько минут до этого Абдельхак Нури поднимает руку, затем медленно присаживается на газон, успевая подставить руки, чтобы не рухнуть, и теряет сознание. До сегодняшнего дня футболист так и не очнулся. Спустя неделю была сделана одна из самых страшных фотографий 2017 года. Огромная толпа людей пришла к дому Нури в Амстердаме, чтобы поддержать семью. Мохаммед Нури вылез через люк в автомобиле и выступил перед ними. На фотографии он складывает руки на груди и в горе обращается к небесам. Так выглядит самое ужасное из всего, что можно представить в жизни — бессилие оставшегося живым родителя перед трагедией своего ребёнка. К сожалению, «бессилие» было и тем словом, которым можно было охарактеризовать действия медиков. Голландское издание deVolkskrant провело собственное расследование случившегося в июле в Хиппахе. Журналисты отправились в Австрию, чтобы поговорить с очевидцами и непосредственными участниками попыток реанимировать Нури. Идея сделать это появилась после того, как опытный голландский реаниматолог отсмотрел кадры оказания помощи футболисту, и пришёл к выводу, что действия по спасению жизни начались слишком поздно. По его мнению, у Нури была очевидная фибрилляция желудочков — дефибриллятор нужно было применять как можно раньше, чтобы сердце перестало хаотично сокращаться. Журналисты deVolkskrant обратились ещё к пяти независимым реаниматологам — и все они засомневались в адекватности действий двух клубных медицинских бригад и бригады молодого врача Красного Креста, которая обслуживала этот матч. У бригады в машине был дефибриллятор, но применять его начали поздно, а это всегда важнейший вопрос. Случай с игроком бельгийского «Рузеларе» Антони ван Лоо — очень показательный: у него остановилось сердце, но вживлённый дефибриллятор-имплант моментально завёл его снова.

Видео можно посмотреть по этой ссылке.

И здесь есть самое интересное. Голландские журналисты постарались выйти на молодого врача, но его работодатели запретили ему давать комментарии. Отказался что-либо комментировать и врач «Вердера» Филипп Хейтман, первым покинувший место падения Нури. «Аякс» не дал высказаться клубному врачу Дону де Винтеру, ограничившись сухим официальным сообщением о том, что он — серьёзный и профессиональный врач. Из всех участников реанимации Нури только один врач согласился говорить: доктор Даниэль Райнер прибыл на стадион спустя почти десять минут после того, как Нури потерял сознание (оцените, кстати, действительно классную организацию: чтобы машина скорой помощи смогла проехать по узким горным дорогам, почти сразу по стадиону было объявлено, что зрители должны оставаться на местах). Райнер пропустил ключевые три минуты, когда необходимо было применять дефибриллятор, а потому высказывается осторожно: «Когда я приехал, действия по сердечно-лёгочной реанимации (СЛР) уже принимались. После того, как меня ввели в курс дела, я стал главным на месте. Через тринадцать минут мы вызвали спонтанное сердцебиение и дыхание у пациента».

Молчание участников трагедии сталкивается с анонимностью критиков. Ни один из шести опрошенных deVolkskrant реаниматологов не захотел, чтобы в новостях появлялось его имя, и такое происходит регулярно в ситуациях с трагедиями на футбольном поле. Я сразу вспомнил, что когда пару лет назад готовил текст к годовщине смерти Миклоша Фехера, наткнулся на мнение венгерского врача, который разнёс организацию работы медиков на матче. Тот медик тоже пожелал остаться анонимным, так как и сам работал в спорте и боялся, что жёсткая критика осложнит ему поиск работы. «Мало кто хочет иметь дело с принципиальными врачами, которые требуют к своей работе со спортсменами большого внимания и средств», — таким был его основной посыл.

Частично это работает и в истории с анонимностью критики реанимации Нури. Я спросил свою знакомую, работающую в «скоряке» (и опять же: она не захотела, чтобы я публиковал её имя!), что она думает по этому поводу. «Два варианта: или, как у каждого врача, они хотят сохранить нетронутым своё кладбище, или они знали и видели то, что нам лучше не знать. Возможно, и то, и другое». Журналисты deVolkskrant в целом приходят к похожим выводам. Они выяснили, что у Аппи Нури были проблемы на австрийском сборе. Во-первых, он был ещё ослаблен после утомительного Рамадана. Во-вторых, имел травму лодыжки, из-за которой ему приходилось выходить на тренировки после горсти обезболивающих, что привело парня к диарее. В-третьих, Нури жаловался на плохой сон. В его случае сошлись все составляющие для красного кода — врачи «Аякса», наблюдавшие Нури, обязаны были отстранить его от тяжёлых физических нагрузок и матчей. Но не сделали этого, и здесь вторая сторона конфликта интересов врачей с клубами: клуб хочет, чтобы все сильнейшие играли, и врачам приходится идти на сделку с совестью и допускать до тренировок парней, которым необходимо ещё некоторое время лечиться.

Даниэль Райнер говорит, что даже более оперативная работа по реанимации Нури не гарантировала бы ему возвращение в сознание. При этом он добавляет ключевую вещь: «Это нормально, что я взял на себя руководство у клубных врачей, которые обычно имеют мало общего с СЛР. Клубные врачи в основном занимаются коленями, лодыжками или подколенными сухожилиями». К сожалению, футбол изменился так, что этого больше недостаточно. Интенсивность игры выросла, периоды активности и ожидания, резкая смена которых и является триггером сердечных проблем, сменяются ещё чаще, и клубные врачи должны быть в любой момент готовы к худшему. За десять последних лет зафиксированы почти 100 смертей на футбольном поле.

Профессор Барбара Фризенекер была безжалостно прямой: когда вся большая семья Нури вскочила со своих мест в ожидании её вердикта, она даже не попыталась подготовить родственников Аппи к худшему. «Если Аппи когда-нибудь проснётся, то не сможет есть, говорить, ходить и самостоятельно видеть», — сказала доктор. Мохаммед Нури упал в обморок. Пока Аппи Нури будет находиться во сне, он будет всё-таки физически живым напоминанием: футбол — всего лишь игра, и нельзя экономить на здоровье тех, кто в неё играет. Семья Абдельхака постаралась найти другое мнение, они пригласили опытного нейрохирурга из Майами. Тот понаблюдал за Нури несколько дней и больше всего впечатлился тому, как от него не отходит старший брат Абдеррахим. «С твоей любовью и волей ты — лучший врач для Аппи», — сказал ему нейрохирург из Майами. В переводе с врачебного на человеческий это означает: шансы на то, что Нури проснётся, — из области метафизики. Своё имя нейрохирург из Майами тоже попросил не афишировать.

Читайте также

news.rambler.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *