Зенкина валентина – Валя Зенкина

Разное

Валя Зенкина

Отец Вали, Иван Иванович Зенкин, был старшиной 333-го стрелкового полка, расквартированного в самом центре Брестской крепости. В мае 1941 года девочка отпраздновала свое четырнадцатилетие, а 10 июня, радостная, взволнованная, показала маме похвальную грамоту за седьмой класс.

Прошло около двух недель. Был теплый вечер. Валя сидела дома, читала и не заметила, как заснула с книжкой в руках. Проснулась девочка от страшного грохота. Брестская крепость первой приняла на себя удар врага в войне. Горели казармы 333-го полка. Огненные языки лизали телеграфные столбы, как свечки, пылали деревья. Отец, наспех одевшись, крепко обнял мать, поцеловал Валю и выбежал из комнаты. Уже в дверях крикнул:

- Сейчас же в подвалы!.. Война!..

Он был солдат, и его место было среди бойцов, защитников крепости. Больше Валя уже никогда не видела отца. Он погиб героем, как многие защитники Брестской крепости.

В полдень с группой женщин и детей Валя и ее мать попали в плен. Фашистские солдаты погнали их на берег реки Муховец. Одна раненая женщина упала на землю, и толстый фельдфебель начал бить ее прикладом винтовки.

— Не бейте ее, она же ранена!— внезапно закричала Валя Зенкина вырвавшись из рук матери.

Фельдфебель-фашист, скрутив девочке руки, что-то закричал, показывая рукой на Брестскую крепость. Но Валя не поняла его. Тогда заговорил переводчик:

— Господин фельдфебель должен застрелить тебя, но он дарит тебе жизнь. За это ты пойдешь в крепость и скажешь советским солдатам, чтобы они сдавались. Немедленно! Если же нет, то все будут уничтожены...

Фашисты повели девочку к воротам, толкнули в плечи, и Валя оказалась во дворе крепости среди грозного вихря огня, взрывов мин и гранат, под ливнем пуль. Девочку увидели защитники крепости.

— Прекратить огонь! — закричал командир. Пограничники втащили Валю в подвал. Она долго не могла отвечать на вопросы, только смотрела на бойцов и плакала от волнения и радости. Потом рассказала о матери, о том, как гнали маленьких детей по берегу Муховца, о раненой женщине, Которую бил прикладом немец, об ультиматуме фашистов.

— Не сдавайтесь! — молила Валя.— Они убивают, издеваются... И рассказала пограничникам о зверствах фашистов, объяснила, какие у них орудия, указала место их расположения и осталась помогать нашим бойцам.

В тяжелых боях прошла ночь. Мужество пограничников заставило Валю забыть свой страх. Она подошла к командиру.

— Товарищ лейтенант, раненых надо перевязывать. Позвольте мне.

— А ты сумеешь? Не побоишься? Валя тихо ответила:

— Нет, я не буду бояться.

Вскоре я увидел Валю, когда забежал в госпиталь проведать своих товарищей. Вместе с женщинами пионерка ухаживала за ранеными. Все ее полюбили и оберегали, как могли. И не было среди нас человека, который бы не делился последним кусочком солдатского сахара с Валей — нашей маленькой санитаркой.

На седьмой день войны я был ранен, и товарищи отнесли меня в полуразрушенный подвал-госпиталь. И снова я встретился с Валей. Помню, открываю тяжелые веки, а передо мной она — маленькая девочка. Она ловко, как взрослая, делает перевязку.

— Спасибо, Валя!

А за руинами стен слышны выкрики озверевших фашистов: штурмуют. К бойницам стали все, кто мог держать оружие, даже женщины. Я попытался встать, но зашатался и чуть не упал. Тогда Валя подставила мне свое плечо:

— Обопритесь, я выдержу...

Так и добрался я до бойницы, опираясь на детское плечо.

С тех пор прошло много лет. Случайно я узнал, что Валя жила в городе Пинске, была  награждена орденом Красной Звезды. Она — мать двоих детей. И она  уже давно не Валя, а Валентина Ивановна Зенкина. А для нас, защитников Брестской крепости, она навсегда останется Валей, Валей-пионеркой...

Валентина Ивановна Зенкина

До последнего участвовала в обороне Брестской Крепости, попала в плен к фашистам. Из плена бежала, в дальнейшем сражалась против немецко-фашистских захватчиков в партизанском отряде. Дожила до наших дней. Во время войны эта маленькая хрупкая девочка удивляла взрослых своим бесстрашием и героизмом в борьбе за независимость нашей Родины. За отвагу и мужество, Валя была награждена  орденом Красной Звезды.

Автор: С. БОБРЁНОК, участник обороны Брестской крепости 

Для того, чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим логином и паролем

www.filipoc.ru

Валя Зенкина | Пионеры-герои ВОВ

Главная | Патриотическое, духовно-нравственное воспитание школьников | Юные герои Великой Отечественной войны | Пионеры-герои Великой Отечественной войны | Валя Зенкина





Валя Зенкина


Валентина Ивановна Зенкина (в замужестве — Сачковская) (1927) — пионер-герой. Участница боевых действий в Брестской крепости Белорусской ССР.

Дочь старшины музыкантского взвода 333-го инженерного полка Ивана Ивановича Зенкина. Во время обороны находилась у Тереспольских ворот Цитадели крепости. В конце июня вместе с женщинами и детьми по решению командования была отправлена из крепости.

Училась в 15-й средней школе города Бреста. В мае 1941 года Валя отпраздновала своё четырнадцатилетие. Через две недели она проснулась от страшного грохота. Брестская крепость первой приняла на себя удар в Великой Отечественной войне. Горели казармы 333-го полка. Огненные языки лизали телеграфные столбы, пылали деревья. Отец Вали был солдатом и сразу отправился защищать крепость. Он погиб во время боевых действий.

В полдень с группой женщин и детей Валя и её мать попали в плен. Гитлеровцы погнали их на берег реки Муховец. Одна раненая женщина упала на землю, и один из них начал бить её прикладом винтовки. Валя вступилась за женщину и он скрутил ей руки. При помощи переводчика он потребовал у неё передать советским солдатам, чтобы те сдались, пригрозив убить пленных, и отправил в крепость. Фашисты повели девочку к воротам, толкнули в плечи, и Валя оказалась во дворе крепости среди огня, взрывов мин и гранат, под ливнем пуль. Командир пограничников, увидев ребёнка, приказал прекратить огонь. Они втащили Валю в подвал.

Она долго не могла отвечать на вопросы, только смотрела на бойцов и плакала от волнения и радости. Потом рассказала о матери, — о том, как гнали маленьких детей по берегу Муховца, о раненой женщине, которую бил прикладом немец, об ультиматуме фашистов. Позже она попросила командира разрешить ей перевязывать раны раненным. Она ухаживала за ранеными вместе с другими женщинами.

В крепости не хватало воды, её делили по глотку. Пить хотелось мучительно, но Валя снова и снова отказывалась от своего глотка: вода была нужна раненым. Когда командование Брестской крепости приняло решение вывести детей и женщин из-под огня, переправить на другой берег реки Мухавец – иной возможности спасти их жизнь не было, – маленькая санитарка Валя Зенкина просила оставить её с бойцами. Но приказ есть приказ, и тогда она поклялась продолжить борьбу с врагом до полной победы.

И Валя клятву сдержала.

Жила в оккупированном Бресте. Там вошла в молодёжное подполье и вместе с единомышленниками готовила и воплощала в жизнь планы побега советских военнопленных из немецких лагерей. Позже сражалась против немецко-фашистских захватчиков в партизанском отряде. За отвагу и мужество была награждена орденом Красной Звезды.

Источник: Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Возврат на страницу Пионеры-герои Великой Отечественной войны

xn----7sbbfb7a7aej.xn--p1ai

Зенкина, Валентина Ивановна | Детопедия

Валентина Ивановна Зенкина (в замужестве — Сачковская) (1927) — пионер-герой. Участница боевых действий в Брестской крепости Белорусской ССР.

Дочь старшины музыкантского взвода 333-го инженерного полка Ивана Ивановича Зенкина. Во время обороны находилась у Тереспольских ворот Цитадели крепости. В конце июня вместе с женщинами и детьми по решению командования была отправлена из крепости.

Училась в 15-й средней школе города Бреста[1]. В мае 1941 года Валя отпраздновала своё четырнадцатилетие. Через две недели она проснулась от страшного грохота. Брестская крепость первой приняла на себя удар в Великой Отечественной войне. Горели казармы 333-го полка. Огненные языки лизали телеграфные столбы, пылали деревья. Отец Вали был солдатом и сразу отправился защищать крепость. Он погиб во время боевых действий.

Иллюстрация «Валя Зенкина помогает раненным».

В полдень с группой женщин и детей Валя и её мать попали в плен. Гитлеровцы погнали их на берег реки Муховец. Одна раненая женщина упала на землю, и один из них начал бить её прикладом винтовки. Валя вступилась за женщину и он скрутил ей руки. При помощи переводчика он потребовал у неё передать советским солдатам, чтобы те сдались, пригрозив убить пленных, и отправил в крепость. Фашисты повели девочку к воротам, толкнули в плечи, и Валя оказалась во дворе крепости среди огня, взрывов мин и гранат, под ливнем пуль. Командир пограничников, увидев ребёнка, приказал прекратить огонь. Они втащили Валю в подвал.

Валентина Зенкина взрослая.

Она долго не могла отвечать на вопросы, только смотрела на бойцов и плакала от волнения и радости. Потом рассказала о матери, — о том, как гнали маленьких детей по берегу Муховца, о раненой женщине, которую бил прикладом немец, об ультиматуме фашистов. Позже она попросила командира разрешить ей перевязывать раны раненным. Она ухаживала за ранеными вместе с другими женщинами[2].

Жить в оккупированном Бресте. Там вошла в молодёжное подполье и вместе с единомышленниками готовила и воплощала в жизнь планы побега советских военнопленных из немецких лагерей. Позже сражалась против немецко-фашистских захватчиков в партизанском отряде. За отвагу и мужество была награждена орденом Красной Звезды[3].

В настоящее время живёт и работает в Могилёве. У неё двое детей.

deti.fandom.com

Три девочки, которые сражались на войне не хуже мужчин — Российская газета

Фильмы и книги о Великой Отечественной войне рассказывают нам о смелых молодых людях, о выносливых партизанах и разведчиках, о сильных солдатах. Но немалую роль в сражениях с фашистской армией сыграли и старики, и женщины, и дети. Конечно, сотрудничали с солдатами чаще всего мальчишки, но иногда бороться с немцами начинали девочки, которые еще даже не успели перейти в старшие классы. О Зине Портновой и Тане Савичевой помнят до сих пор, но имена других девчонок почти забыты. "РГ" вспоминает "пацанок", воюющих против врага не хуже взрослых мужчин.

12-летняя партизанка

О Ларе Михеенко написана книга и снят художественный фильм. В честь нее открыт музей в ее школе в родном Санкт-Петербурге, хотя девочка совершила свой подвиг в деревне Игнатово Калининградской области.

Лариса с детства была активным и отважным ребенком. Спустя годы мать вспоминала, как 4-летняя девочка незаметно для бабушки покинула квартиру, чтобы в полночь встретить на железнодорожной станции маму после трудовой смены. Однако по пути малышка разминулась с родительницей. Придя домой, женщина обнаружила пропажу. Семья и соседи искали ребенка повсюду, пока не догадались проверить станцию.

- Как тебе не стыдно! Бабушка плачет, я с ума схожу… - сказала мать, когда обнаружила девочку на перроне.

- Я хотела встретить тебя, мама! Ты боишься, а я не боюсь!


Лара Михеенко. Фото:Wikipedia

В год, когда Ларе исполнилось 12 лет, внучка сопровождала бабушку по пути в родную деревню. Они гостили у дяди девочки, вскоре к ним должна была приехать мать. На месте оказалось, сын до того не рад матери, что выгнал ее из дома, забрав себе деньги и продукты. Бабушка с внучкой поселились в старой баньке и перебивались милостыней от соседей. Началась война и населенный пункт оказался отрезан от дорог, его заняли немцы, а родной дядя девочки продался фашистам и стал под их защитой старостой деревни.

Тем сложнее было девочке помогать партизанам. Случайно столкнувшись с ними в лесу, где искала пропитания, она получила пробное задание. Вместе с другом Сашкой они рассказали немцам, что видели солдат. Место, куда карательный отряд немедленно отправился, оказалось засадой, из 70 человек вернулись в деревню немногие.

Она была настолько отчаянной, что совершила свою первую диверсию в доме дяди Родиона. После засады фашисты решили взять Родиона на охоту, чтобы тот показал им партизанские тропы. Староста согласился. Перед вылазкой фашисты ненадолго зашли к нему в дом, а когда вернулись, выяснилось, что кто-то проколол велосипедные шины стеклом. Разозлившись, захватчики ударили Родиона, и ушли, а он стал обыскивать участок.

"Кто-то топтался под крышей по чердаку. Немцы не догадались туда заглянуть, а там, наверно, и спрятался злодей. У дяди Родиона перехватило дыхание: шаги послышались слева. Но вместо рослого парня с гранатой на поясе из-за угла выскользнула худенькая девочка. Девочка мгновенно спрятала руки за спину, но все же он успел заметить, что ее правая рука замотана платком", - рассказывает автор книги "Партизанка Лара" Надежда Надеждина.

Вскоре девчонка обнаружила себя в списках молодежи на высылку в немецкий лагерь. В ту же ночь бежала из деревни с подругами Фросей и Раей. Вместе с подружками, Лара, всю жизнь мечтающая быть балериной, стала партизанкой. Прикинувшись нищенками, втроем они занимались разведкой в соседних деревнях, разносили листки и были связными. Однажды Ларе даже пришлось устроиться нянькой в семью в деревню Луги, которая стояла на большаке. Уходя на прогулку с ребенком, сорвиголова зарисовывала, какие немецкие части двинутся по большаку Идрица - Пустошка, а получив все данные, сбежала, только ее и видели.

Подруг несколько раз ловили, но каждый раз они уносили ноги. В 1943 году 14-летнюю Лару как опытную разведчицу перевели в 21-ю бригаду Ахременкова, целью которой было ведение диверсионной деятельности на железной дороге. Она успешно минировала дороги и выводила из строя целые эшелоны.

В начале ноября 1943 года девушка с напарницей Валей отправилась в родную деревню Игнатово для встречи с партизанами. Общались в доме у проверенного человека - женщина уже не раз помогала им. В разговоре мужчины рассказали девчатам, что через три дня в деревню вернутся советские войска. Неожиданно дом окружили. Солдаты были убиты в перестрелке.  Женщина попыталась выдать девочек за родных дочерей, но ей не поверили, с фашистами был человек, который признал в Ларе партизанку. Когда ее увели на допрос, Валя с женщиной и детьми сбежали. Прощаясь, напарница успела передать Ларе гранату.

На допросе Лариса бросила гранату в немцев, но снаряд не взорвался. За этот поступок девушка была зверски убита. Она не дожила до освобождения от фашистов всего три дня.

Земля, корова и 10 тысяч марок за голову Оли Демеш

Семья Демеш - мать и трое детей - жила в городе Орша, где находилась крупная железнодорожная станция Белоруссии. 13-летняя школьница начала партизанскую деятельность  с разведки. Вместе с 12-летней сестренкой Лидой ходила по железнодорожным путям, якобы собирая в корзинки уголь для отопления дома, где живут немцы. На самом деле они узнавали информацию о фашистских эшелонах.

После успешного выполнения заданий, Оля и Лида были обучены ставить магнитные мины. О смелых и решительных девчонках в своих воспоминаниях писал герой Советского Союза, бывший командир 8-й партизанской бригады полковник Сергей Жунин. В книге "От Днепра до Буга" он описывал, как учил худеньких школьниц ставить мины:

"Необходимо поставить мину под цистерну с бензином. Запомни: только под цистерну с бензином!" - "Керосин знаю, как пахнет, сама на керогазе готовила, а бензин… дайте хоть понюхать". Девчонка же! Это мальчишкам - техника, а этой - куклы да фантики… Легко поручить - попробуй сделать! На узле порой скапливалось много поездов, десятки цистерн, а ты найди "самую ту". Оля и Лида ползали под эшелонами, принюхивались: эта? не эта? бензин? не бензин? Потом бросали камешки и по звуку определяли: порожняя? полная? И только потом цепляли магнитную мину. Пожар уничтожал огромное количество вагонов с техникой, продовольствием, обмундированием, фуражом, сгорали паровозы…".

За подпольную деятельность Оля поплатилась семьей. Когда Демеш попали под подозрение, маму и младшую дочку Лиду расстреляли. Тогда Оля стала действовать еще решительнее. Дошло до того, что фотографии мстительницы были разосланы по всем полицейским участкам и даже деревенским старостам. За поимку маленькой "валькирии" немцы обещали корову, землю и 10 тысяч марок. Но найти школьницу так и не удалось. С 7 июня 1942 года по 10 апреля 1943 года, за десять месяцев работы в бригаде "Чекист", Оля пустила под откос 7 эшелонов, лично уничтожила 20 солдат и офицеров нацистской Германии и участвовала в разгроме военно-полицейских гарнизонов.

Маленькая санитарка

Только в мае Вале Зенкиной исполнилось 14 лет, она закончила 7 класс, а в июне началась война. Валя стала одной из тех, кто первым ощутил на себе ужасы войны. Девчонка до последнего участвовала в обороне Брестской крепости и ушла оттуда в плен только по решению командования. За свой подвиг Валя была награждена орденом Красной Звезды.

Отец Вали Зенкиной был старшиной музыкантского взвода 33-го инженерного полка. Ночь перед нападением девочка запомнила на всю жизнь.

- Когда легла спать, мне приснился сон, будто бы началась страшная гроза. У нас было раскрыто окно, которое выходило в крепость. Проснувшись, я бросилась закрывать его, а мама - трубу в печи. Мы не понимали, в чем тут дело. Угадывая мои мысли, отец скороговоркой сказал: "Это война, дочка. Оденьтесь, сойдите вниз, сюда летят осколки. А мне надо идти в полк". Потом остановился на пороге, хотел что-то сказать, но уходившие мужчины уже собрались. Он только молча погладил меня по голове. Так навсегда я рассталась со своим отцом, - рассказывала в своих мемуарах героиня.

Вскоре девушка с матерью оказалась в плененной группе у фашистов на берегу Мухавца. Нападающие сообщили женщинам, детям и раненным бойцам, что будут расстреливать по 15 человек, если солдаты продолжат держать оборону.

"На моих глазах начали бить сапогами одного нашего раненого черноволосого бойца и кричать на него, что он еврей. Мне стало очень жаль этого человека, я вцепилась в фашиста и начала его оттаскивать. "Это грузин, это грузин", - в одно слово повторяла я. Меня позвал офицер и на ломаном русском языке приказал идти в крепость и передать нашему командованию, чтобы гарнизон сдался в плен. Я хотела, чтобы со мной пошла мама, но ее не пустили.

- Мать останется здесь. Ты должна вернуться сюда и передать нам ответ советского командования.


Валя Зенкина. Фото:filipoc.ru

Меня повел солдат в помещение электростанции и вытолкнул через дверь во двор Цитадели. Я шла, опустив голову, вспоминая кадры из знакомых кинофильмов, где показывалось: когда враги хотели избавиться от человека, ему говорили "иди", а затем пускали в спину пулю. Сначала ждала этого и я, но затем осмотрелась. Крепость горела, кругом было тихо, вся площадь усеяна убитыми. Мне стало страшно. Вдруг из костела заговорил пулемет. "Есть еще живые",- повеселела я и бросилась бежать навстречу выстрелам".

8-классница оказалась среди защитников Брестской крепости. Она отказалась возвращаться и стала ухаживать за ранеными вместе с другими женщинами.

- Все полюбили девочку и оберегали, как могли. И не было среди нас человека, который бы не делился последним кусочком солдатского сахара с Валей - нашей маленькой санитаркой, - вспоминал позже участник обороны Сергей Бобренок. - На седьмой день войны я был ранен, и товарищи отнесли меня в полуразрушенный подвал-госпиталь. Помню, открываю тяжелые веки, а передо мной она - маленькая девочка. Она ловко, как взрослая, делает перевязку. А за руинами стен слышны выкрики озверевших фашистов: штурмуют. К бойницам стали все, кто мог держать оружие, даже женщины. Я попытался встать, но зашатался и чуть не упал. Тогда Валя подставила мне свое плечо: "Обопритесь, я выдержу...". Так и добрался я до бойницы, опираясь на детское плечо.

Ни жестокость, ни агитработа немцев не сломили дух бойцов. В один из дней женщин, детей и раненых перевели в другой подвал и вывесили над входом флаг с Красным крестом. Солдаты рассчитывали, что в таком случае их подопечным ничего не будет грозить, но фашисты стали вести по убежищу ураганный артиллерийский огонь.

Группа женщин и детей несколько раз пыталась выйти из крепости в плен, однако враги начинали расстреливать их издалека.

- Положение с каждым днем становилось все тяжелее. Не было воды. Слизывали капли влаги с холодных стен подвала. От раненых и детей мы не слыхали ничего другого, кроме слов: "пить... пить... пить...", - писала Валентина Зенкина. - В очередной раз нам дали белый флаг и сказали выходить. Воспитанники полка с нами не пошли. Они заявили: "Мы тоже бойцы". На острове фашисты использовали нас как заслон, чтобы из-за наших спин стрелять по крепости. В этот день был налет нашей авиации (28 самолетов). Два самолета сбросили листовки. Спустя 3-4 дня из-за Буга нас перевезли в Южный городок. Из крепости доносились выстрелы. Наши держались!.. Месяца через полтора немцы разрешили нам сходить в крепость собрать вещи в квартире. Там мы ничего не нашли, но зато прочитали надписи, оставленные бойцами на стенах. Через час наше время истекло, и мы покинули крепость.

Девушка стала жить в оккупированном Бресте. Там она вошла в молодежное подполье и вместе с единомышленниками готовила и воплощала в жизнь планы побега русских военнопленных из немецких лагерей. Когда работать стало опасно, они ушли в партизанские отряды и сражались там до конца войны.

rg.ru

Отдел детской литературы Витебской областной библиотеки имени В.И. Ленина

Подробности
Создано 28.05.2015 09:01
Обновлено 28.05.2015 09:18

Зенкина Валентина Иановна – белорусская пионерка, участница героической обороны Брестской крепости, санитарка медсанчасти. Дочь старшины музыкантского взвода 33-го инженерного полка И. В. Зенкина.

 

Брестская крепость первой приняла на себя удар врага. Рвались бомбы, снаряды, рушились стены, гибли люди и в крепости, и в городе Бресте. С первых минут ушел в бой Валин отец. Ушел и не вернулся, погиб героем, как многие защитники Брестской крепости. А Валю фашисты заставили под огнем пробираться в крепость, чтобы передать ее защитникам требование сдаться в плен. Валя в крепость пробралась, рассказала о зверствах фашистов, объяснила, какие у них орудия, указала место их расположения и осталась помогать нашим бойцам. Она перевязывала раненых, собирала патроны и подносила их бойцам. В крепости не хватало воды, ее делили по глотку. Пить хотелось мучительно, но Валя снова и снова отказывалась от своего глотка: вода нужна раненым. Когда командование Брестской крепости приняло решение вывести детей и женщин из-под огня, переправить на другой берег реки Мухавец – иной возможности спасти их жизнь не было – маленькая санитарка Валя Зенкина просила оставить ее с бойцами. Но приказ есть приказ, и тогда она поклялась продолжить борьбу с врагом до полной победы. И Валя клятву сдержала. Разные испытания выпали на ее долю. Но она выдержала, выстояла. И свою борьбу продолжила уже в партизанском отряде. Воевала смело, наравне со взрослыми. За отвагу и мужество орденом Красной Звезды наградила Родина свою юную дочь.

 

 орден Красной Звезды

 

 Валя Зенкина

 Зенкина (Сачковская) Валентина Ивановна

deti.vlib.by

ПОДВИГ ДЕВОЧКИ ВАЛИ ЗЕНКИНОЙ — Литсайт.ру

Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Валентина Ивановна Зенкина
(в замужестве — Сачковская)

(Родилась в 1927) —

пионер-герой.

Участница боевых действий в
Брестской крепости Белорусской ССР.
-------------------------------------------------------------------------
Отец Вали, Иван Иванович Зенкин, был старшиной 333-го стрелкового полка, расквартированного в самом центре Брестской крепости. В мае 1941 года девочка отпраздновала свое четырнадцатилетие, а 10 июня, радостная, взволнованная, показала маме похвальную грамоту за седьмой класс.

Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Прошло около двух недель. Был теплый вечер. Валя сидела дома, читала и не заметила, как заснула с книжкой в руках. Проснулась девочка от страшного грохота. Брестская крепость первой приняла на себя удар врага в войне. Горели казармы 333-го полка. Огненные языки лизали телеграфные столбы, как свечки, пылали деревья. Отец, наспех одевшись, крепко обнял мать, поцеловал Валю и выбежал из комнаты. Уже в дверях крикнул:

— Сейчас же в подвалы!.. Война!..

Он был солдат, и его место было среди бойцов, защитников крепости. Больше Валя уже никогда не видела отца. Он погиб героем, как многие защитники Брестской крепости.

В полдень с группой женщин и детей Валя и ее мать попали в плен. Фашистские солдаты погнали их на берег реки Муховец. Одна раненая женщина упала на землю, и толстый фельдфебель начал бить ее прикладом винтовки.

— Не бейте ее, она же ранена!— внезапно закричала Валя Зенкина вырвавшись из рук матери.

Фельдфебель-фашист, скрутив девочке руки, что-то закричал, показывая рукой на Брестскую крепость. Но Валя не поняла его. Тогда заговорил переводчик:

— Господин фельдфебель должен застрелить тебя, но он дарит тебе жизнь. За это ты пойдешь в крепость и скажешь советским солдатам, чтобы они сдавались. Немедленно! Если же нет, то все будут уничтожены…

Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Фашисты повели девочку к воротам, толкнули в плечи, и Валя оказалась во дворе крепости среди грозного вихря огня, взрывов мин и гранат, под ливнем пуль. Девочку увидели защитники крепости.

— Прекратить огонь! — закричал командир. Пограничники втащили Валю в подвал. Она долго не могла отвечать на вопросы, только смотрела на бойцов и плакала от волнения и радости. Потом рассказала о матери, о том, как гнали маленьких детей по берегу Муховца, о раненой женщине, Которую бил прикладом немец, об ультиматуме фашистов.

— Не сдавайтесь! — молила Валя.— Они убивают, издеваются… И рассказала пограничникам о зверствах фашистов, объяснила, какие у них орудия, указала место их расположения и осталась помогать нашим бойцам.

В тяжелых боях прошла ночь. Мужество пограничников заставило Валю забыть свой страх. Она подошла к командиру.

— Товарищ лейтенант, раненых надо перевязывать. Позвольте мне.

— А ты сумеешь? Не побоишься? Валя тихо ответила:

— Нет, я не буду бояться.

Вскоре я увидел Валю, когда забежал в госпиталь проведать своих товарищей. Вместе с женщинами пионерка ухаживала за ранеными. Все ее полюбили и оберегали, как могли. И не было среди нас человека, который бы не делился последним кусочком солдатского сахара с Валей — нашей маленькой санитаркой.

Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На седьмой день войны я был ранен, и товарищи отнесли меня в полуразрушенный подвал-госпиталь. И снова я встретился с Валей. Помню, открываю тяжелые веки, а передо мной она — маленькая девочка. Она ловко, как взрослая, делает перевязку.

— Спасибо, Валя!

А за руинами стен слышны выкрики озверевших фашистов: штурмуют. К бойницам стали все, кто мог держать оружие, даже женщины. Я попытался встать, но зашатался и чуть не упал. Тогда Валя подставила мне свое плечо:

— Обопритесь, я выдержу…

Так и добрался я до бойницы, опираясь на детское плечо.

С тех пор прошло много лет. Случайно я узнал, что Валя жила в городе Пинске, была награждена орденом Красной Звезды. Она — мать двоих детей. И она уже давно не Валя, а Валентина Ивановна Зенкина. А для нас, защитников Брестской крепости, она навсегда останется Валей, Валей-пионеркой…

До последнего участвовала в обороне Брестской Крепости, попала в плен к фашистам. Из плена бежала, в дальнейшем сражалась против немецко-фашистских захватчиков в партизанском отряде. Дожила до наших дней. Во время войны эта маленькая хрупкая девочка удивляла взрослых своим бесстрашием и героизмом в борьбе за независимость нашей Родины. За отвагу и мужество, Валя была награждена орденом Красной Звезды.

litsait.ru

маленькие солдаты большой войны » Военное обозрение

Больше 70 лет назад даже детям, иногда совсем маленьким, пришлось прервать учебу и вместе со взрослыми вступить в жестокую борьбу. В нашей стране таких отважных детей, пожалуй, больше, чем в любой другой. Они справились с задачей на отлично, показав удивительные для подростков силу характера и смелость. Они шли на риск, а часто и на смерть, но не сомневались ни в своих силах, ни в правильности своих поступков. Мы расскажем о тех, чьи истории сегодня мало кто знает.


Виктор Новицкий, Новороссийск (1927–1942)

Витя Новицкий жил в старинной башне на Октябрьской площади. При обороне этой башни он и был зверски убит за день до своего 15-летия.
С начала войны Витя помогал раненым в госпиталях, весной 1942 года сбежал на фронт, где был сыном полка и участвовал в боях, в которых овладел многими видами стрелкового оружия и метанием гранат. Был ранен и отправлен домой, в Новороссийск, куда и пришла за ним война.
В то время как с пристани отправлялись в Геленджик воинские части и мирные жители, немцы вплотную подошли к Октябрьской площади. Их необходимо было задержать. На башне была оборудована пулеметная точка. Маленькому, всего из двоих человек, гарнизону помогал и Витя.

Фашисты пулеметную точку обнаружили и стали обстреливать ее из танка. Обоих краснофлотцев, Цыбенко и Гришина, вскоре убило, и Витя остался один.

Стреляя из пулемета, бросая гранаты, мальчик оборонял башню два часа, но гитлеровцам все же удалось к ней пробраться, после чего подростка схватили, облили горючей жидкостью и подожгли.

Именем Виктора Новицкого названы улица в Новороссийске и сухогрузный теплоход, а древнюю башню в 1956 году снесли, установив на ее месте обелиск защитнику Новороссийска Виктору Новицкому.

Виктор Черевичкин, Ростов-на-Дону (1925–1941)

Витя Черевичкин держал голубей и страстно любил небо. Как многие мальчишки тогда, мечтал стать летчиком. К началу войны окончил восемь классов, поступил в ремесленное училище.

— Голубей своих просто обожал. В карманах у него всегда были для них семечки, — вспоминает его сестра Анна Ивановна Аксененко (Черевичкина).

В школе учился хорошо, а вот поведением примерным не отличался. Упрямый характер проявился и когда началась война и в Ростов впервые вошли немцы.

Витя стал связным у военных. Для того чтобы привязывать к лапкам голубей записки с данными, ему нужны были нитки. Нитки были дорогими, и найти в оккупированном городе их было непросто.

— Помню, Витенька подходит ко мне и на ухо просит ниток принести. Мол, мамка ему не дает. Я говорю: давай я сама тебе пуговицу пришью. А он смеется: мне не пуговицы, а нитки нужны, — рассказывает Анна Ивановна.


Немцы обоснованно усмотрели в птицах-связистах угрозу, поэтому одним из первых указов оккупационных властей в Ростове было уничтожение почтовых голубей.

Витя указу не подчинился и птиц своих не уничтожил.

— В тот день он ушел из дома как обычно, — продолжает сестра Виктора. — Не прошло и получаса, как вижу в окно: ведет Витеньку во двор немец с винтовкой. И ведет к сарайчику. Все решили, что его застрелят там же, в голубятне. А оттуда вдруг взмыли в небо голуби.
Витя был расстрелян в сквере имени Фрунзе. Фотография убитого Виктора Черевичкина с мертвым голубем в руке фигурировала среди материалов обвинения на Нюрнбергском процессе.

На следующий день немцы были выбиты из Ростова.

Именем Виктора Черевичкина названа улица 2-я Майская, на которой жила до войны его семья, и парк в Ростове-на-Дону.

Валентина Зенкина, Брест (род. 1927)

Валя — одна из немногих оставшихся в живых детей — героев Великой Отечественной. Рассказ о ней основан на воспоминаниях защитника Брестской крепости Сергея Бобренка.

В мае 1941 года девочка отпраздновала 14-летие. Училась она отлично и не догадывалась, что в следующий класс перейдет нескоро. Ей одной из первых пришлось испытать огонь войны.

Отец с началом войны сразу ушел на защиту Брестской крепости, а Валя и ее мать попали в плен. Фашисты отправили девочку в крепость, чтобы передать советским солдатам приказ сдаваться.

Попав в крепость, Валя осталась там ухаживать за ранеными. Все, что ей было известно о вооружении и расположении немцев, она сообщила бойцам.

Потом, когда штурмы немцев стали совсем ожесточенными, всем, кто мог держать оружие, пришлось обороняться. Чтобы спасти женщин и детей, командование Брестской крепости решило вывести их из-под огня и переправить на другой берег реки Мухавец. Валя просила оставить ее, но потом вынуждена была выполнить приказ. Но война для Вали на этом не закончилась: девочка продолжила ее в партизанском отряде, воюя смело и наравне со взрослыми.

После войны Валентина Зенкина была награждена орденом Красной Звезды.

Лариса Михеенко, Ленинград (1929–1943)

Лара родилась в Ленинградской области, в поселке Лахта. Летом 1941-го отдыхала с бабушкой в деревне Печенево Калининской области, где и застала ее война.

В 1943 году 13-летним девочкам стали приходить повестки об угоне на работы в Германию. Лара с подругами решили уйти в леса — к партизанам. Так они стали разведчицами: ходили по деревням, узнавали о количестве немцев, домах, в которых они квартируют, местонахождении их боевых точек, количестве техники и боеприпасов. У Лары это получалось особенно хорошо: она была малорослой, в 13 лет выглядела на 8, поэтому ей было проще оставаться незамеченной.

Все данные, полученные девочкой, партизаны использовали в своих операциях.

Ближе к осени 1943-го Ларе стали поручать диверсии: она хорошо ориентировалась на местности, была смелой и выдержанной. Так она стала отбивать у фашистов деревенский скот, подрывать мосты, пуская под откос поезда и нанося урон немцам.

Последнее задание Лары было в деревне Игнатово, куда она отправилась с двумя взрослыми партизанами. Но группу выдали немцам, и в завязавшейся перестрелке партизаны погибли, а Лару схватили, жестоко пытали, а затем расстреляли.

В школе №106 Санкт-Петербурга до сих пор стоит парта, за которой когда-то сидела Лара Михеенко. За ней теперь учатся лучшие ученики. На дверной табличке кабинета надпись: "Здесь училась героическая партизанка Лариса Михеенко".

Лариса Михеенко посмертно награждена орденом Отечественной войны I степени и медалью "Партизану Отечественной войны" I степени

Василий Коробко, село Погорельцы (1927–1944)

Летом 1941 года, когда фронт подошел вплотную к селу Погорельцы, отступление наших частей прикрывала рота. Тогда Василий Коробко и начал воевать, а затем и партизанить. Сначала он просто подносил патроны, потом выполнил первое задание: проник в школу, занятую немцами, и вынес оттуда пионерское знамя, которое надежно спрятал.
Затем по собственной инициативе подпилил сваи моста и вытащил крепления, после чего рухнул первый же проезжающий по мосту немецкий БТР.

А потом Василию поручили важную и рискованную работу: стать разведчиком в немецком штабе. Он был там истопником и подсобным рабочим. Никто не мог догадаться, что Василий внимательно присматривается к чертежам, прислушивается к беседам, а всю добытую информацию передает партизанам.

Как-то немцы заставили мальчика, как местного жителя, вести их в лес, чтобы увидеть, откуда совершают вылазки партизаны. Но Вася вывел их к полицейской засаде. В темноте гитлеровцы приняли полицию за партизан и открыли интенсивный огонь. Обе стороны понесли значительные потери.

Василий со взрослыми товарищами уничтожили девять немецких эшелонов и сотни гитлеровцев. В одном из боев мальчик погиб.
Посмертно Василий Коробко награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, медалью "Партизану Отечественной войны" I степени.

Надежда Богданова, Витебск (1932–1991)

Надежда — одна из самых маленьких и немногих выживших, несмотря на две казни. Ей было девять лет, когда она сошла с поезда, который вез ее детдом в эвакуацию из Белоруссии в Киргизию, и отправилась воевать. Она стала разведчицей в партизанском отряде Ивана Дьячкова: худенькая и маленькая, под видом нищенки она бродила среди фашистов, получая ценнейшие сведения, которые помогали отряду.

Вместе с партизанами они взрывали фашистские штабы, пускали под откос эшелоны со снаряжением, минировали объекты.

Впервые она попала в плен к немцам, когда вывесила 7 ноября 1941 года красные флаги в оккупированном Витебске. Маленькую девочку били шомполами, пытали. Когда ее привели для расстрела ко рву, обессиленная девочка упала туда, на долю секунды опередив пулю. Партизаны нашли ее там живой.

Второй раз Надю арестовали в конце 1943-го. Чтобы добиться сведений, на морозе ее обливали ледяной водой, выжигали на спине пятиконечную звезду. У Вали снова не хватило сил, гитлеровцы посчитали ее мертвой и бросили в деревне Карасево как раз перед освобождением советскими солдатами. Надя не могла двигаться и почти ничего не видела. Зрение ей восстановил после войны академик Филатов.

Бойцы партизанского отряда считали Надю погибшей. Только в 1960 году ей удалось встретиться с ними.

Надежда Богданова награждена орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, медалями.

Владимир Казначеев, деревня Соловьяновка, Брянщина (род. 1928)

В 1941 году, после расстрела матери, которая была связной у партизан, Володя, его брат и сестра пришли к партизанам в Клетнянские леса на Брянщине.

В отряде была "партизанская школа" — готовили будущих минеров, подрывников. В итоге Володя пустил под откос восемь эшелонов.

Прикрывал он и отходы группы, бывал связным, разведчиком — приносил из Клетни ценнейшие сведения. С наступлением темноты расклеивал листовки.

Володя стал известен и среди фашистов: за его поимку немцы назначили награду, не подозревая, что их враг — ребенок.

Он воевал наравне со взрослыми до самого освобождения Брянщины от немцев.

Владимир Казначеев награжден орденом Ленина, медалью "Партизану Отечественной войны" I степени.

Это лишь малая часть военных детских историй. Сколько маленьких, но отважных бойцов участвовали в войне, подсчитать невозможно: часто командиры детские имена в батальонные и ротные списки не заносили.

В Курске есть военно-исторический музей "Юные защитники Родины" — единственный в своем роде. 23 февраля музею исполняется 40 лет.
Сотрудники музея собрали уникальную информацию: установили свыше 10 тысяч имен маленьких партизан и детей полков.

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *