Возможно ли в россии возрождение монархии: Возрождение монархии в России вряд ли возможно, считают историки

Разное

Содержание

Возрождение монархии в России вряд ли возможно, считают историки

"Вначале в России начал падать алтарь, и потом только пал трон", - сказал он. По его словам, это падение началось еще с "петровской вестернизации", и именно секуляризация (отказ от религиозных ценностей) привела Россию к "духовной катастрофе".

Ресурс Российской империи, по его словам, был исчерпан, как в свое время Византии, а умаление престижа власти умаляло ее силу.
"Монархия возможна у нас, когда будет массовое возвращение людей в Церковь", - подчеркнул Боханов.
"У нас может быть только православная монархия", - добавил он.

Вместе с тем, историк заявил, что мечтает "не дожить до реставрации монархии", потому что если это произойдет в ближайшее время, "через 5-10 лет", то "это будет водевиль". "Мы не готовы. Монархию надо заслужить. Мы ее потеряли, и, может быть, наши потомки придут когда-нибудь к восстановлению монархии", - пояснил он.

Осторожно: политтехнологии

Боханова в этом мнении поддержал ведущий научный сотрудник Института актуальных международных проблем, представитель благотворительного Фонда Дмитрия Романова Дмитрий Рюриков, призвавший помнить о "сакральности власти".

"Сначала народ должен измениться, стать православным. Иначе повторится то, что было с Николаем Вторым", - сказал он.

Рюриков обратил внимание участников "круглого стола" на негативную роль политтехнологий в истории России, в том числе и в свержении монархии.

По его словам, перед революцией "в течение многих лет происходила демонизация власти" - накапливалось негативное отношение к монархическому режиму, давались неосуществленные обещания "свободы, равенства, братства".

И сегодня Рюриков предостерегает, что "политтехнологи могут использовать и саму идею монархии в своих целях, которые не отвечают интересам российского народа".

Роль военных

"Вообще меня настораживает: каждый раз, когда начинается внутреннее ослабление власти в нашей стране, начинается разговор о монархии", - заявил режиссер-кинодокументалист, художественный руководитель студии "Остров", автор фильма "Убийство императора. Версии" Сергей Мирошниченко.

По его словам, это наблюдалось, в частности, накануне распада СССР.

Мирошниченко выразил уверенность в том, что свержение монархии в Российской империи было "не народным восстанием", а результатом заговора военных, "военно-буржуазным переворотом".

"И если сейчас дать определенное послабление, если военные дадут послабление, то вдруг неожиданно и демократия может мгновенно пасть", - отметил Мирошниченко.

Он не верит "до конца", что "государь-император безвольно подписал отречение" на простом листке, в виде "записки", тогда как "не писал не на гербовой бумаге", и не верит, что "весь народ тогда поддержал отречение". Гражданская война, по его словам, показала, что это было не так.

Знать историю, чтобы восстановить монархию

Профессор Московского государственного института международных отношений МИД России, автор двухтомника "История России. XX век", доктор исторических наук Андрей Зубов призвал искать причины "отхода народа от своей династии" во всех 300 годах ее правления.
По его данным, в 1917 году "большинство восприняли отречение государя равнодушно", и даже белое движение строилось не столько на монархических, сколько на республиканских настроениях.

Зубов отметил, что, несмотря на всю привлекательность идеи "государства-семьи", никто не гарантирует идеального монарха-отца, и в семье иногда бывает такой отец, которого лучше бы и не было. И в истории в разных государствах "были и хорошие, и плохие монархи, и плохих было больше".

При этом профессор заявил, что сам он - "функциональный монархист".

"России может быть нужна монархия, а может быть и не нужна... Сейчас восстановление монархии было бы нужно России", - считает Зубов.
Это послужило бы "укоренению русского общества в его собственной истории, в истории русской цивилизации", пояснил профессор.
По его словам, опросы населения, в том числе проводившиеся с его участием, говорят о том, что 9% предпочитают монархическую форму правления, и это немало.

"Задача перед интеллектуальным сообщество сегодня - донести знания истории до человека. И тогда человек решит (нужна ли ему монархия - ред.)", - сказал Зубов.

Он убежден, что для ответа на вопрос о целесообразности восстановлении монархии "люди должны понять контекст исторического процесса, а не хвататься за отдельные личности и институты".

Информационный проект в области исторических расследований "Осторожно, история!" был запущен Российским агентством международной информации "РИА Новости" совместно с радиостанцией "Эхо Москвы" и газетой "Известия" в декабре прошлого года. Он посвящен наиболее спорным событиям прошлого. Одной из целей проекта является возвращение интереса к истории.

Две трети россиян выступили категорически против возрождения монархии :: Политика :: РБК

Большинство россиян выступили против возрождения монархии в России, свидетельствуют результаты опроса ВЦИОМа. При этом 28% респондентов, по данным социологов, заявили, что «в целом не против» этой формы правления

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Две трети россиян (68%) выступили «категорически против» возрождения монархической формы правления в России, свидетельствуют результаты ежедневного опроса Всероссийского центра общественного мнения (ВЦИОМ). Наиболее приемлемой формой правления для России респонденты, как уточнили социологи, назвали республику — такое мнение, по данным ВЦИОМа, высказали 88% опрошенных.

При этом 8% респондентов назвали лучшим строем для России монархию, а «в принципе не против» этой формы правления высказались 28% россиян. 6% из них — «за монархию» и могут назвать человека, подходящего на роль самодержца, и 22% — «в принципе не против монархии», но не видят человека, который мог бы стать главой государства при этом строе.

Такое мнение, по данным социологов, россияне объясняли «желанием видеть у власти одного человека (чтобы никто не тянул одеяло на себя)», а также тем, что это традиционный строй для нашей страны.

Кроме того, как отметили социологи, чаще «не против» монархии или за эту форму правления выступали молодые люди. Так, ​среди 18–24-летних в принципе не против этой формы правления высказались 33% опрошенных, среди 25–34-летних — 35%. Среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга сторонников монархии — 37%, активных интернет-пользователей — 33%, а среди сторонников непарламентских партий — 34%.

Ранее, 14 марта, за идею о восстановления монархии в России выступил глава Крыма Сергей Аксенов. У президента, как заявлял тогда политик, «должно быть больше прав», вплоть до «диктатуры». Кроме того, Аксенов подчеркивал, что, по его мнению, во время, когда против страны «ополчились определенные силы», у президента России, должны быть «реальные рычаги».

Россияне против монархии | Статьи

Подавляющее большинство граждан не готовы к восстановлению монархии в России. Категорически против единовластия как формы правления высказались 68% россиян, свидетельствуют данные опроса «ВЦИОМ-Спутник» (есть в распоряжении «Известий»). Знают человека, который мог бы стать новым российским монархом, 6% жителей страны. Еще 22% респондентов «в принципе не против монархии», но не видят подходящей кандидатуры. Самой подходящей формой правления для России граждане назвали республику: так считают 88% опрошенных «ВЦИОМ-Спутник».

По данным социологов, в 2006 году против монархической формы правления высказывались 66% граждан России, а в 2013-м — 67%.

В 2017 году процент противников единовластия вновь увеличился и составил 68%, говорится в опросе «Монархия для России: сто лет спустя».  

«В принципе не против» передачи власти по наследству 22% респондентов, однако пока они не видят в России человека, подходящего на роль монарха. По мнению 6% россиян, такой человек в нашем государстве все-таки есть.

При этом социологи отмечают, что «терпимо» к монархии относится в основном молодежь: среди респондентов от 18 до 34 лет таких 68%. Не против монархии и жители Москвы и Санкт-Петербурга (37%), а также активные интернет-пользователи (33%) и сторонники непарламентских партий — потенциальных монархистов среди них 34%.

На вопрос «Почему вы за восстановление монархии?» затруднились ответить 50% граждан, выступающих в ее поддержку. Еще 10% полагают, что «во власти должен быть один человек». 8% респондентов заявили, что «это традиционный строй для России», а еще 8% опрошенных уверены, что при такой форме правления «было бы больше порядка».

Большинство противников монархии (16%) выступают за демократию — по их мнению, выбирать правителя должны граждане. 13% россиян назвали монархию «устаревшей формой правления», еще 9% заявили, что им «не нравится передача власти по наследству» (9%).

Наиболее подходящей формой правления для России является республика — так ответили 88% опрошенных. В 2013 году, по данным социологов, сторонников подобной формы правления было 82% .

Директор департамента исследований ВЦИОМа Степан Львов отмечает, что у многих россиян монархия ассоциируется с возвратом в прошлое, архаикой и трагическими страницами истории.

— Советские поколения сопротивляются этому заметно сильнее молодежи, для которой монархическая форма правления является допустимой, — сказал «Известиям» социолог. — В сознании молодых людей монархия не противопоставляется свободе и демократии, она привлекает их своей рациональностью и эффективностью. Не исключено, что «антимонархическая прививка» советского периода перестанет действовать через поколение.

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов полагает, что еще с советских времен понятие монархии воспринимается как признак архаики, что-то из истории феодализма.

— Для граждан значима выборность власти, отказ от нее означает в их глазах ликвидацию ниточки, создающей ответственность власти перед избирателями, — заявил эксперт.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов полагает, что отказ граждан поддержать монархическую форму правления связан с представлениями о том, что подобная власть может быть только абсолютной, династической. За монархию выступают в основном образованные люди, которые различают ее виды, отметил политолог.

— Народ больше не верит в династическую легитимность. Идея о том, что власть дается от рождения в пределах одной семьи, себя исчерпала. Она является уделом некоторых политических романтиков. Когда у людей сегодня спрашивают о том, согласны ли они поддержать монархию, именно о ее династической форме они начинают рассуждать. Поэтому идея и не находит массовой поддержки, — сказал Михаил Ремизов.

Опрос проводился 16–18 марта 2017 года методом телефонного интервью по случайной выборке стационарных и мобильных номеров. Участие в исследовании приняли 1,8 тыс. россиян.

​​​​​​​

Читайте также:

Новая. Русская. Монархия - Общество - Новости Санкт-Петербурга

Евгений Асмолов/ИнтерпрессПоделиться

В 2017 году короли, цари, императоры существуют в 14 странах Азии, 12 государствах Европы, в трех африканских образованиях, а еще в Океании. Реплики о том, что и России монархия по-прежнему близка, периодически возникают в СМИ. Глава Крыма Сергей Аксенов этой весной заявил, что России необходима «новая форма правления». ЛДПР предложила вернуть гимн «Боже, царя храни». А президент РФ Владимир Путин объяснил режиссеру Оливеру Стоуну, что монархия – это история России. И вот о преимуществе монархии над иными формами правления 1 июня в эфире федерального телеканала «Россия» заявляет правая рука патриарха Кирилла митрополит Иларион. Желание церкви поговорить об этом было услышано [Фонтанкой.Офис] и поддержано писателями, политологами, историками и культурологами и даже читателями.

Полная версия доступна на официальном YouTube-канале «Фонтанки».

«Чем наша страна не напоминает монархию? – отвечает вопросом историк, член элитарного клуба «Что? Где? Когда?» Сергей Виватенко. – Называться она может как угодно, но парламентская республика у нас невозможна. Все равно права принадлежат одному человеку».  «Мы и сегодня живем в режиме монархии, потому что президент фактически совмещает полномочия трех ветвей власти и тем самым де-факто является абсолютным монархом», – вторит ему политолог Станислав Белковский. «При Сталине у нас была республика, – продолжает Сергей Виватенко. – Столько разных плюсов, но это все не выполнялось. Люди привыкли, что руководит один человек. Поэтому, наверное, возрождение монархии возможно. Я думаю, что для нашей страны более выгодна монархическая идея».

«Другой формы правления все равно не существует, – еще более прямолинеен лидер Монархической партии России, бывший депутат Госдумы от «Единой России» Антон Баков. – То, что называется "представительная демократия", – ложная система, от лукавого. Когда собираются немолодые бедные бабушки и выбирают молодых, красивых, богатых мужчин своими представителями – ну какая это демократия? Это лукавство. А церковь – против лукавства. То, что существующая в России форма правления находится в контрах с христианством, – это общеизвестный факт. Идеологический конфликт между либерализмом и христианством никто не отменял». По мнению Антона Бакова, с монархией исчезнет и лукавство – не надо будет заигрывать перед избирателем».

«Не надо тратиться на выборы, наследник известен изначально, не надо воровать людям, которые приходят на 4 года. Человек знает, что ему принадлежит, и он спокоен. В Белоруссии сын Лукашенко Коля с четырех лет принимает парады», – перечисляет плюсы Сергей Виватенко.

Кто начал «дискуссию»?

«Митрополит Иларион – это де-факто второе лицо в РПЦ, ближайший доверенный человек патриарха Кирилла, – объясняет Станислав Белковский. – Хотя он говорит о монархии, это не значит, что его высказывание в полной мере соответствует официальной позиции патриарха. Например, Иларион – открытый антисталинист, а Кирилл придерживается более сдержанной позиции. Во многом, чтобы не отпугнуть разностороннюю паству. Хотя я не думаю, что Иларион стал бы говорить что-то, что могло бы босса сильно разозлить. Он хорошо знает умонастроения патриарха и сейчас считается главным потенциальным преемником Кирилла Гундяева на патриаршем престоле и рисковать не станет».

Также, по мнению Белковского, сам патриарх на этот счёт высказываться пока не будет.

«Думаю, что он для этого и запустил митрополита Илариона, чтобы пощупать почву. Свою собственную позицию он сформулирует несколько позднее», – считает политолог.

Зачем церкви сейчас монархизм?

«Вполне возможно, что у церкви внутренние проблемы, и они таким образом ищут сторонников. Решили сделать экивок в сторону сегодняшней власти», – считает Сергей Виватенко. «Забавно, особенно когда это касается представителей Русской православной церкви, – так оценивает разговоры о возвращении монархии в 2017 году представитель в России Объединения рода семьи Романовых Иван Арцишевский. – Потому что церковь еще в 1917 году практически первая, еще до расстрела царя, отвернулась от монархии. И тому есть подтверждающие это исторические факты. Таких документов – десятки, которые тщательно скрываются историками Русской православной церкви».

«Церковь сейчас настолько окрепла, набрала такое количество энергии, пустила такие корни в политику, что она решила выступить с этим открыто, – считает, меж тем, писатель Александр Проханов. – И мне кажется, что церковь смотрит на Путина с огромным интересом в этом контексте. Ведь воссоздание монархии в России требует сложных династических условий. Важно, чтобы в следующей нашей монархии присутствовали и Рюриковичи, и Романовы. Такого человека сейчас в России нет. Однако мои друзья-монархисты прибегают к библейской формуле «изберите царя из народа своего». То есть возможно избрание из народа, но это тоже требует определенных условий. Царь должен быть избранником, но это не вопрос референдума, это должен быть избранник божественным знамением».

Кто помазанник?

В контексте нового монарха Александр Проханов вспоминает обращение Путина к Федеральному собранию, где он сказал, что с возвращением Крыма в Россию вернулся сакральный центр русской государственности. «Он имел в виду крещение Руси в Херсонесе, – пояснил Проханов. – И эта лампада опять сияет внутри государства. А сам Путин несет на себе ореол сакральной связанности. В некотором смысле он помазанник. Его помазал не патриарх, а история. Тем, что он перенес эту лампаду обратно, Господь ему поручил эту миссию. В каком-то смысле, не в прямом, конечно. И он имеет перспективу вернуться в Кремль уже в порфире».

А вот Антон Баков полагает, что монарх у России уже и так есть, это  наследник престола Романовых, Николай Кириллович, племянник Марии Владимировны, которая, кстати, тоже однажды называла себя императрицей. В свою очередь, историк Сергей Виватенко считает, что этого человека на престоле быть не должно категорически. А вот решение по поводу возврата монарха домой, по мнению лидера Монархической партии России Бакова, будут принимать всего несколько человек, и в первую очередь Владимир Путин и его окружение. «А если мы опять спросим всех пенсионерок, то они опять будут вспоминать Сталина и думать, как бы чего не вышло, – поясняет Баков. – А вот когда высшее окружение созреет, тогда в Россию вернется монархия».

«Сегодня парламентская демократия в современной Европе оптимально раскрывается именно в формате конституционной монархии – от Швеции до Испании. Этой участи я желаю и России, – уточняет Станислав Белковский, отмечая, что сам является монархистом. – Конституционная монархия является единственной альтернативой монархии абсолютной. Она совмещает парламентаризм и возможность формирования исполнительной власти парламентом с красивым ритуалом, который очень важен для русского человека и сакральным статусом первого лица».

Реставрацию монархии Белковский видит также через апелляции к дому Романовых. При этом политолог находит компромисс. «Мой кандидат на российский престол – это принц Гарри, младший брат принца Уильяма, сын принца Чарльза, младший внук королевы Елизаветы Второй, – привел он неожиданную кандидатуру. – Но для того, чтобы переплести его с нынешней системой власти в России, можно выдать за него замуж Екатерину Тихонову, дочь российского президента. Это и будет первым монархическим альянсом на русском троне после ухода в историю абсолютного монарха Владимира Путина. Нам нужен иностранный монарх, который не будет испытывать комплекса неполноценности, а это очень важно с точки зрения национальной психологии».

Александр Проханов также замечает, что у Путина есть дочери, которые могли бы принять «престол» по наследству, однако уточняет, что пока всё это очень абстрактный разговор.

«Ни один здравомыслящий политик не стал бы претендовать на статус монарха, – все равно уверен профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов. – Та монархия, которая существовала в России сто лет назад, уже не восстановима. А квазимонархические формы монархии – такие, как сталинская диктатура, – да, боюсь, что такие рецидивы возможны. И это было бы нежелательно. И разрушительно для страны».

А что народ и его «право избирать»?

«Наше российское общество ни к чему не готово, – категоричен Александр Проханов. – Ни к монархии, ни к социализму, ни к фашизму, ни к буддизму, ни к «пришествию Магомеда». Наше общество – кисель. Путин в начале своих проявлений подморозил этот кисель и попытался придать ему форму кристаллическую. Однако в последние годы он опять стал желеобразным, а может превратиться в газообразное и улетучиться. Но внутренне обществу худо находиться в состоянии киселя, и в каком-то смысле общество созрело до этого (до монархии. – Прим. ред.)».

Год-полтора агитации, и россияне станут убеждёнными монархистами. В этом уверен Станислав Белковский. Вопрос в том – какими: абсолютными или конституционными. «Это зависит от того посыла, который они получат от власти нынешней, – говорит политолог. – Если, например, Владимир Путин вдруг завтра развернёт агитацию за легализацию гей-браков, то уже через пару лет половина россиян будет лояльно настроена в этом вопросе. Монархия же не такой радикальный вариант, как гей-браки. В нашей душе монархия исторически живёт романтически».

Судя по итогам голосования в официальной VK-группе [Фонтанка.Офис], уже сегодня каждый четвёртый участник опроса «не против монархии». 73% проголосовавших, отвечая на вопрос «реальна ли монархия в России в 21-м веке», выбрали вариант: «Нет. Дважды в одну реку не входят. Я читал, чем это закончилось раньше». Активных сторонников, которые называют монархию «единственной возможной здесь формой правления», – 12%. Ещё 15% готовы «подумать над этим, ведь в мире и сегодня десятки монархов у власти».

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Возрождение монархии продержалось несколько часов – Политика – Коммерсантъ

Идея главы Крыма Сергея Аксенова о возрождении монархии в России и о том, что сегодня «при наличии внешнего врага» у президента РФ должно быть больше полномочий «вплоть до диктатуры», не нашла понимания в Москве. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков уже заявил, что слова господина Аксенова — это его личное мнение. Спикер Госдумы Вячеслав Володин назвал идею возродить монархию бесперспективной.

О «весьма прохладном» отношении президента к возрождении монархии заявил Дмитрий Песков. «Владимир Путин без оптимизма относится к подобным идеям. В течение последних пяти лет его неоднократно спрашивали, и он в том или ином контексте вынужден был отвечать на такие вопросы... Это хорошо известно»,— заявил пресс-секретарь главы государства. Спикер Госдумы Вячеслав Володин назвал возрождение монархии бесперспективным.

Тему поднял глава Крыма Сергей Аксенов в эфире передачи на республиканском телеканале «Первый Крымский». По его словам, «при тех условиях, что у нас есть внешний враг, на мой взгляд, это (демократия.— “Ъ”) лишняя ситуация». Ненужной он считает «вседозволенность, как многие сейчас трактуют» ее. «На мой взгляд, у президента должно быть больше прав вплоть до диктатуры,— сказал Сергей Аксенов.— Все свободы должны быть на определенном уровне. Перегибать в этом случае нельзя». У россиян есть свои традиционные православные духовные ценности, и, по словам Сергея Аксенова, России нужна монархия. «Николай Второй поиграл в демократию, в итоге там потеряли Аляску, потеряли там вообще империю»,— заявил господин Аксенов в эфире той же программы. Отметим, Аляска была продана США в 1867 году во время правления Александра II, царствование Николая II началось в 1894 году. По словам главы Крыма, если бы сейчас у России была Аляска, то «геополитическая картина мира» была бы другой. Еще одним наглядным примером «демократии в виде вседозволенности» глава Крыма назвал современную Украину. Сергей Аксенов высказался также за пожизненное президентство Владимира Путина. «Я просто, честно, другого (человека на посту президента.— “Ъ”) не вижу»,— сказал он.

«Нужна та форма правления, которая эффективна. Я считаю, что нынешняя форма — президентская республика — свою эффективность доказала»,— сказал “Ъ” депутат Госдумы от Крыма Константин Бахарев. «После той трагедии, которая случилась 100 лет назад, отречения Николая Второго от престола, была явлена икона Божией Матери Державная. Поэтому, на мой взгляд, Господь Бог уже ответил на этот вопрос (о необходимости монархии.— “Ъ”)»,— заявила “Ъ” другой депутат Госдумы от Крыма Светлана Савченко. Сергей Аксенов понимает, что возвращение к монархии невозможно, говорит зампред экспертно-консультативного совета при главе Крыма Александр Форманчук. «Вместе с тем, столкнувшись с проблемами в управлении за три года интеграции Крыма в РФ, он четко осознал, что Россия может развиваться только при условии жесткой централизации власти»,— сказал господин Форманчук. Предложение главы Крыма Сергея Аксенова о введении в России монархии и расширении прав российского руководителя вплоть до диктатуры «просто несерьезно», заявил «РИА Новости» первый зампред комитета Совета федерации по конституционному законодательству Алексей Александров.

Вадим Никифоров, Симферополь; Иван Синергиев

Будет ли Россия монархией?

Второй человек в Московской патриархии глава синодального Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион выступил в поддержку идеи монархии: "Внутри нашей Церкви есть люди, есть группы людей, которые ратуют за восстановление монархии, и я думаю, что если наше общество когда-нибудь созреет для обсуждения этого вопроса, Церковь в таком обсуждении примет самое активное участие", – сказал иерарх. Митрополит Иларион объяснил, что монарх получает "санкцию от Бога через Церковь на свое правление, и оно является пожизненным до тех пор, пока он не передаст власть своему наследнику, – это, конечно, та форма правления, которая себя в истории положительно зарекомендовала и которая имеет много преимуществ по сравнению с любыми выборными формами правления".

Может ли президент РФ, по примеру Наполеона III, сам стать монархом? Возможно ли регентство Путина при объявленном престолонаследнике по опыту генерала Франко? Кто будет во главе династии, Владимир I или его дщерь Мария Владимировна? Или нужно восстановление династии Романовых?

Является ли правление Путина самодержавным и монархическим? Следует ли формализовать и так имперский экспансионистский курс Кремля? Если проект абсолютно не реализуем, зачем в российское общество через РПЦ-МП вбрасывается идея монархии?
Обсуждают философ и публицист Виктор Аксючиц и историк, заместитель председателя Партии народной свободы Андрей Зубов.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Полная видеоверсия программы

Михаил Соколов: Событие у нас такое: глава Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион выступил в поддержку идеи монархии: "Это, конечно, та форма правления, которая себя в истории положительно зарекомендовала, и которая имеет много преимуществ по сравнению с любыми выборными формами правления". Новое обострение дискуссии о власти в России. У нас сегодня в студии философ и публицист Виктор Аксючиц и заместитель председателя Партии народной свободы доктор исторических наук Андрей Зубов. Давайте попробуем разобраться, почему Московский патриархат устами, как говорят, второго человека в Русской православной церкви решил актуализировать этот вопрос и выступить в поддержку идеи самодержавия в России.

Виктор Аксючиц: Как когда-то сказал внук Столыпина, по-моему, в 1970-е годы я прочитал это, что монархия – единственная форма правления, которую невозможно установить насильственно. Даже демократию можно установить насильственно, а монархию невозможно принести с черного входа. Монархию должен воспринять народ в целом, общество в целом, только тогда она может состояться. Но в принципе справедливо. К этому надо только добавить, что все начинается всегда с элит, прежде всего с политических элит.

Очевидно, возрождение национального сознания, исторической памяти русской и российской элиты достигло такой степени, когда не только всякого рода казусы, говорения, обсуждения этой темы, встречи с представителями Дома Романовых и прочее, очевидно, настала пора как-то озвучивать эту тему не для того, чтобы монархию установить завтра или послезавтра, а судя по всему, чтобы начать дискуссию широкую на эту тему. Вот она начинается сегодня с нашей с вами встречи.

Михаил Соколов: Не было этой дискуссии до того? Лет 20 всякие разговоры идут. Мария Владимировна появлялась в России неоднократно со своим сыном – это разве не сигнал?

Виктор Аксючиц: Столь высокопоставленное лицо в церкви, а в общем-то говоря, в государстве российском еще не высказывалось так определенно и четко на эту тему. Разговоры шли всякие. И Мария Владимировна, которая, я считаю, не Дом Романовых, а все-таки Гогенцоллерны род, и прочее – это все периферийные явления по сравнению с тем, что было сказано Иларионом.

Михаил Соколов: Андрей Борисович, вы как думаете, зачем митрополиту Илариону было вдруг актуализировать этот деликатный вопрос на фоне нынешнего, я бы сказал, самодержавия Владимира Путина? То ли Путина он хочет в монархи, может быть, то ли, наоборот, конкурентов ему подсовывает.

Андрей Зубов

Андрей Зубов: Здесь есть два аспекта. И один из них, конечно, это попытка раскрыть внутренний мир и воззрения владыки Илариона. О нем я, может быть, скажу пару слов потом. А второе – это некая объективная реальность, как говорили философы, данная нам в ощущениях. Вот удивительно, что люди, совершенно далекие от монархии, которые говорят о монархии со смехом, по крайней мере, об абсолютной монархии, и о монархии в России со смехом, говорят, что сейчас довольно много людей в самых высших эшелонах власти, грустят, что в России не монархия. И грустят, не потому что они, как Виктор Владимирович, любят идею монархии, а грустят, потому что они боятся, что при любом драматическом изменении власти, естественно, будет передел собственности, их дети не станут наследниками их имущества. Намного лучше, чтобы надежно отцу наследовал сын со всей его политикой, беда в том, что сына известного лица нет официально, такое в России бывало. Поэтому запрос на монархию именно для того, чтобы сохранить стабильность, есть.

Конечно, владыка Иларион не может, я знаю его хорошо, мы с ним когда-то преподавали вместе в Духовной академии, как говорится, немало побеседовали на разные темы, он не может поддерживать этот вариант ни в какой форме. Владыка Иларион убежденный антикоммунист, он ненавидит Ленина, Сталина, миллион раз об этом говорил, КГБ, ВЧК для него самые страшные организации в истории человечества.

Михаил Соколов: Люди меняются.

Андрей Зубов: Из-за этого, я думаю, что он понимает, что монархия как некая идеальная сущность в России может быть обсуждаема только после того, как будет полностью от всякой большевистской, чекистской, с его точки зрения, заразы вычищена площадка. Не начинают монархии, как правильно сказал Виктор Владимирович, монархии завершают.

Дело в том, что вспомним, как долго, все советское время британский Королевский дом отказывался посещать Советский Союз именно потому, что когда-то в 1918-19 году были убиты многие члены династии Романовых большевиками. Пока их наследники, а, безусловно, тот же Путин, его соратники – это, конечно, наследники большевиков, они сейчас опять вздыхают о Сталине, говорят о том, что Сталин был не так уж плох, не надо его демонизировать, безусловно, пока все это не будет вычищено, вообще ни о какой нормальной монархии говорить нельзя. Но монархию, которая является кагэбистской монархией, монархией именно позволяющей этой элите, наворовавшей деньги, сохраняться у власти, такую монархию можно придумать. Ее же придумали в Азербайджане, называя вещи своими именами, могут ее и в России придумать.

Михаил Соколов: Может ли, на ваш взгляд, президент России по примеру Наполеона III сам стать монархом?

Андрей Зубов: Даже по примеру Наполеона I.

Михаил Соколов: Третий ближе к нам. Все-таки термин "бонапартизм" появился именно тогда. Как вы думаете, можно короновать Владимира Путина?

Виктор Аксючиц: В принципе все возможно. На самом деле всегда в истории бывает так, что какие-то основополагающие изменения происходят по вполне субъективным обстоятельствам. Возвращение к монархии тоже может произойти по сочетанию каких-то факторов и интересов в самом политическом классе. Поэтому, объективно говоря, Путин, конечно, может стать, но я практически уверен, что он не захочет им стать. Потому что он человек достаточно трезвый, неглупый, очень даже умный, за последние годы прошедший определенное формирование в своем мировоззрении. Все, что мы про него знаем, вряд ли он на это пойдет. Другое дело, что может быть он готов создать условия, при которых может восстановиться в России традиционная государственная власть, а это значит в какой-то степени восстановится большая правопреемственность государственная в российской истории. Потому что правопреемственность прервана, начиная с 1917 года, много раз, мы живем в условиях остаточной законности, тем более, если мы вспомним несколько переворотов, который совершил Ельцин. Возвращение к монархии, к традиционному строю для России.

Михаил Соколов: Самодержавному?

Виктор Аксючиц: Нет, в этом смысле понятие "абсолютная монархия" – это чуждое понятие, привнесенное при Петре, заимствованное у монархий в основном немецких, в Европе. А "самодержавие" – это тоже ложная, на мой взгляд, концепция, богословски совершенно неоправданная. Религия христианство – это прежде всего религия богочеловека, богочеловеческая религия. Поэтому во всяком поступке, тем более в таких глобальных решениях должно присутствовать сочетание богочеловечности. Господь свое совершил, а дальше должен совершить человек. Из этого следует, что если царь, император помазывается на царство – это не значит, что он этим самым таинством получает прерогативы Бога и решать все вопросы без оглядки на что-либо, только на свое понимание своей божественной связи с Богом. Во многом присутствует и человеческий элемент. Самодержавие отрицает этот человеческий элемент, считает, что императору как на душу Бог положит его понимание своей божественной миссии, вот это будет справедливым. Поэтому я сторонник монархии народной, при которой монарх имеет все полномочия главы государства, он, естественно, главнокомандующий, он имеет все прерогативы, такие, как имеет сейчас наш президент, то есть формировать правительство, распускать парламент.

Михаил Соколов: Зачем тогда монархия, если есть такой президент?

Виктор Аксючиц: Дело в том, что известны все пороки, недостатки монархии, которые связаны в основном либо с престолонаследством, либо оно может быть случайным, погиб монарх, несколько раз такое в истории было, умер раньше времени, даже сын Александра II, он был наследником, умер, в итоге Николай II оказался у власти. Это тоже было одной из причин будущих катастроф России. Так же недостатки состояния духовного, интеллектуального, психического, какого угодно, самого монарха. При анализе выясняется, что в структуре демократических обществ гораздо больше этих недостатков, там манипулировать властью, приводить к катастрофе страну гораздо больше возможностей и вероятностей, чем при монархическом устройстве, монархическое устройство все-таки более стабильно, для России оно, естественно, и традиционно. Я считаю, что институт монархии при очень мощных, очень сильных полномочиях монарха, при этом естественно наличие основного закона, который описывает и полномочия монарха, и ставит ограничения в его власти. При этом существует парламент, принимающий законы. При этом существует обширное местное и корпоративное самоуправление. Вот это все позволит создать те противовесы, которые нейтрализуют недостатки монархии, которая понимается как самодержавие.

Михаил Соколов: Виктор Аксючиц возвращает нас в год 1913-й, наверное. Андрей Борисович, а ваш идеал? Вы тоже за то, чтобы что-то самодержавное внедрить или нет?

Андрей Зубов: Мой идеал далеко отстоит от всех форм, где человек против своей воли отчуждает свою волю политическую, скажем, в пользу какого-то другого лица. Я уверен, что только по своей воле, то есть на свободных выборах человек может принимать решение о том, кто должен управлять его страной. Обратите внимание, что в Европе есть и монархии, и республики, но нигде не отчуждается политическая воля субъекта. В той же Великобритании люди выбирают парламент, парламент выбирает премьер-министра, таким образом формируется правительство, которое отвечает перед народом. Формально королева открывает первое заседание парламента после выборов, она является символом нации, но она властью не обладает. Это возможная форма, где традиция соединена с полной народной свободой. Но форма, где, не спрашивая людей, отбирают свободу в пользу какого-то лица, это лицо может быть одним, хорошим, умным, а может быть из-за случайностей истории гадким, деспотическим, глупым, вздорным, слабым и так далее – это совершеннейший нонсенс. Люди могут избрать не ту партию, люди могут избрать не того президента в свободной стране, президента, который окажется плохим, но они сами виноваты.

Михаил Соколов: Они и не в свободной могут избрать человека, который на самом деле не очень хороший.

Андрей Зубов: Что касается выборов в известной нам с вами несвободной стране, я их знаю на собственной шкуре, я знаю, что никто никого на самом деле не избирает, а как в советское время все результаты пишут в известном заведении.

Михаил Соколов: Сторонники монархии в России, как я их понимаю, они же не за английскую королеву, они, как наш гость господин Аксючиц, за полноправного властного монарха, за то, что та диктатура, которая есть в России, она просто формализовалась и была действительно в каком-то смысле наследственной, мы бы имели, скажем, если не Владимира I, то Марию Владимировну, не ту, которую вы считаете Гогенцоллерн, а я бы назвал все-таки по традиции Романовой, а Марию Владимировну, предположим, старшую дочь Владимира Владимировича Путина. В этом смысле такой простой вопрос: хорошо, предположим, Владимиру Путину неудобно по каким-то причинам самому стать монархом, а возможен ли вариант регентства, например, Путина при объявленном престолонаследнике, как это было в Испании при генерале Франко?

Андрей Зубов: Возможны многие варианты. Возможен вариант регентства при объявленном престолонаследнике, возможно регентство при необъявленном престолонаследнике. Скажем, монархия объявлена, кто будет монархом – это долгий процесс, надо это выяснить, а регент уже есть. В конце концов, таким было первый год после провозглашения независимости Финляндии регентство Маннергейма. Возможен вариант, который очень хорошо проработан в Таиланде, – это то, что есть совершенно законный монарх, который из династии, установившейся в конце XVIII века, но он не просто безвластен, а в стране установлена диктатура, управляют генералы. Король и к генералам открыт, и в те моменты, когда есть демократия, он открыт. То есть он некий символ страны, а диктатура как была, так и остается. Таиланд в отличие от той же Англии, к сожалению, пример, когда процентов 80 времени в стране правит очередной военный диктатор. Такой вариант тоже возможен.

Другое дело, я думаю, что никто из Романовых не пойдет на то, чтобы быть марионеткой в руках полковника КГБ или его друзей-генералов. То есть на такое унижение не пойдет никто. Мне трудно себе представить, что принц Чарльз согласился бы на такую вещь. Поэтому мне кажется, что разговоры о монархии могут идти в двух планах, в плане того, что монархия увенчает возвращение к исторической России, конечно, я надеюсь, монархия такая же, как в Бельгии или Швеции.

Михаил Соколов: Не надейтесь, в России самодержавие.

Андрей Зубов: Или же это будет кагэбэшная монархия, монархия для своих, как сейчас капитализм для своих. Это очень похоже на правду. Я надеюсь, что владыка Иларион не дошел до такого унижения, чтобы иметь в виду такие вещи.

Михаил Соколов: Кстати говоря, интересная еще цитата из того выступления, с которого мы начали разговор. Митрополит Иларион сказал: "Внутри нашей церкви есть люди, есть группы, которые ратуют за восстановление монархии". Давайте мы поинтересуемся, что это за группы, насколько они влиятельны, вхожи ли они в элиты и влияют ли они на принятие решений наверху? Мы видим все большее и большее влияние церкви на власть, а может быть, и власти на церковь.

Виктор Аксючиц: Я, как монархист убежденный уже несколько десятилетий, наблюдаю процесс, что монархистами становится все больше и больше людей из элит и политических, и коммерческих, культурных. Это естественный процесс, это именно тот процесс, который я называю возвращение исторической памяти и национального самосознания. Все больше и больше людей во власти приходят к идее монархии. Судя по всему, если началось на таком уровне обсуждение, не чужд этой идеи и наш президент.

Михаил Соколов: То есть ему хочется стоять в историческом ряду монархов вместе с Петром, Николаем I, Александром II, Николаем II, а потом дальше с красными монархами, все это один ряд – Ленин, Сталин, Путин.

Виктор Аксючиц: Я говорил совершенно иное, что он считает, что эта тема может обсуждаться на серьезном уровне, во-вторых, может вставать вопрос о том, как может конституциироваться монархия в России. Есть, как известно, два пути. Один путь – это легитимисты, которые считают, что нужно искать будущего монарха в пределах семьи и потомков Романовых, а другие считают, что необходим Земский собор или какое-то Учредительное собрание, которое будет рассматривать подготовленный заранее дискуссиями разнообразными на различных уровнях в обществе вопрос искания нового монарха. Поэтому о Путине здесь речь не идет, он может создать условия для этого, но никак не претендовать на то, чтобы самому стать монархом, хотя бы потому, что у него нет наследника.

Михаил Соколов: А кого вы предлагаете в цари?

Виктор Аксючиц: Я могу сказать, кого я не предлагаю. Я считаю, что так называемый императорский дом Марии Владимировны, потомки великого князя Кирилла, который в феврале присягнул одним из первых Временному правительству, то есть отказался от самой монархии, с красным бантом привел матросов и офицеров в Думу, предал монархию – это во-первых. Во-вторых, наследник, сын Марии Владимировны, он ведь не Романов, он Гогенцеоллерн, его отец представитель немецкого императорского дома. По всем законам Российской империи они никак не подходят. Другое дело, что если ставить вопрос, кто ближе из всех оставшихся, большевики настолько проредили романовскую семью, всех потомков, настолько многих убили, что никого не осталось, кто ближе. Может быть, они и ближе, но тогда встает вопрос, насколько они достойны. Они единственные, кто не приехал из всех Романовых на захоронение останков императора и его семьи в 1998 году.

Михаил Соколов: Церковь-то не признала и до сих пор не признает.

Виктор Аксючиц: Признал президент, признала российская власть. Они претендуют на что? Они претендуют на статус патриарха или они претендуют на статус монарха? Я не представляю себе, как можно было не приехать на захоронение своих родственников, а потом претендовать стать продолжателями этого рода уже в статусе императора или царя и так далее.

Михаил Соколов: То есть не годятся они?

Виктор Аксючиц: Более того, они никак себя не проявили в серьезных измерениях как патриоты России, как люди, понимающие историю России. Они проявляют себя только тем, что награждают выдуманными ими орденами высокопоставленных чиновников России. Очень многие министры и прочие получили какие-то, судя по всему и Иларион получал, такой орден от них.

Михаил Соколов: У людей бизнес, что вы их осуждаете? Одни титулами торгуют, другие орденами, надо же как-то жить.

Виктор Аксючиц: Бог с ними, пусть они занимаются бизнесом, но это никакого отношения не имеет к претензии на монарший престол. Я считаю, что наиболее оптимальное, конечно, Собор, но этому должно предшествовать много лет решения этого вопроса, обсуждения, дискуссии по этому вопросу.

Михаил Соколов: Нужно ли восстановление династии или нужен Земский собор? А как быть с конституцией? Есть конституция, Россия республика формально, де-факто мы видим, что президентская сверхвласть, самодержавие.

Андрей Зубов: Фактически, естественно, все страны постсоветского пространства, кроме, может быть, Грузии и Украины, это монархии сейчас.

Михаил Соколов: Прибалтика.

Андрей Зубов: Я уже не считаю постсоветским пространством. Это и Белоруссия, и Азербайджан, к сожалению, Армения, Средняя Азия, Казахстан, где только что именем Назарбаева аэропорт назвали, это самые настоящие монархии, в Азербайджане она уже и наследственная, была бы в Казахстане, но опять же наследника нет подходящего.

Михаил Соколов: В Туркмении зубной врач наследовал, через рот, можно сказать, прорвался к власти.

Андрей Зубов: Какой Собор в стране, где, как сказал Виктор Владимирович, сильно поредели не только Романовых, но сильно поредели весь народ. Наша страна, как говорил Виктор Астафьев, живет на мешке с костями. Пока мы не исправим эту матрицу, до тех пор, пока мы не осознаем тот масштаб преступлений, которые мы совершили.

Михаил Соколов: Не мы же, мы не совершали.

Андрей Зубов: Я имею в виду народ России, я считаю себя его частью. До того, пока мы это не осознаем, не исправим, хотя бы захоронив достойно людей, убрав памятники злодеев, восстановив права собственности, до этого монархия будет шутовством.

Сейчас разговоры о монархии – это шутовство. Если мы начнем строить нормальную достойную Россию, которая помнит своих погибших, которая осуждает, как Германия нацистов, осуждает большевиков, коммунистов, чекистов, которые это совершили, открывает архивы, которые сейчас закрыты, вот тогда, быть может, когда-нибудь Россия придет действительно к конституционной монархии, конечно, европейского демократического типа, а может и не придет, ничего плохого не будет, если Россия будет республикой, достойной парламентской республикой.

Михаил Соколов: Может быть, тогда просто мы видим вброс, некая пропаганда, создающая интересное политическое поле. Для одних это Иван Грозный и Сталин с памятниками, мемориальными досками и фильмами, которые прославляют сотрудников сталинской репрессивной машины, а для других Николай II, святой человек, который случайно, так получилось, страну погубил. Одним один вождь, другим другой вождь, а нынешняя власть может прекрасно править при этом.

Андрей Зубов: Безусловно, сейчас постоянно идут информационные вбросы, которые пытаются отвлечь людей от самой главной насущной проблемы, что их карман разворовывается путинской верхушкой, что они рассовывают по своим карманам то, что принадлежит гражданам, что они втянули Россию в страшные внешнеполитические авантюры, умудрились воевать с братской Украиной, чтобы это все забыли и говорили о чем угодно, о монархии, о том же фильме "Матильда", о чем угодно, только не говорить о главном. Только не говорить о том, что мы сидим и воруем вашу собственность, воруем вашу свободу, разворовываем вашу страну.

Николай II лежит в Петропавловском соборе или несчастные екатеринбургские останки там лежат, а Николая II масоны замучили, или что-нибудь еще. Поэтому с одной стороны так, но с другой стороны – мы здесь с вами встретились не для того, чтобы еще чем-то тешить наше российское общество в угоду власти, а для того, чтобы действительно понять некоторую сущность.

Мне кажется, Виктор Владимирович хорошо презентовал свою позицию монархиста, сторонника народного собора. Эта позиция возможна, я ее противник, потому что уважаю каждого человека и считаю, что каждый должен ответственно выбирать власть, а не просто безответственно ей подчиняться. Я думаю, что мы говорим не на уровне развлечения общества.

Михаил Соколов: Разговор о том, что монархия хороша, получается, что это разговор о том, что плоха демократия, что хорош царь, называется он царем или называется президентом Путиным.

Виктор Аксючиц: Если мы посмотрим на демократию, то что мы увидим реально? Мы увидим, что сегодня никакой демократии в странах, которые называются демократическими, нет.

Михаил Соколов: А куда она делась?

Виктор Аксючиц: Например, в Штатах голосуют очень многие люди, которые являются маргиналами во всех отношениях, безработные, живут на пособия, ничего не знают и знать не хотят о своей истории, культуре, цивилизации, своем государстве, тем не менее, они голосуют. Мы прекрасно видим, что правит во всех странах демократических определенный олигархат. Другое дело, что есть время выборов, когда дают возможность обществу высказаться по поводу того, как они правят и что дальше должно быть. Мы видим, что эти выборы во многом манипулируются и средствами массовой информации.

Михаил Соколов: США утверждают, что российское вмешательство было, тоже манипуляция.

Виктор Аксючиц: Очевидные вещи, какого рода манипуляции на выборах в Штатах происходили сейчас, весь мир это видел. Мы прекрасно знаем, что Гитлер пришел к власти на абсолютно демократических выборах. При этом, условно говоря, за фашистов проголосовало примерно 40%, а за тоже тоталитарную партию коммунистов примерно 30%. То есть больше половины общества проголосовало за тоталитарные партии. Важно что, что большинство общества, абсолютное большинство выборщиков проголосовало за тоталитаризм как таковой, за приход к власти диктатуры и получили эту диктатуру.

Михаил Соколов: В современной России большинство выборщиков, которые голосуют за "Единую Россию", они тоже голосуют за диктатуру Путина, правильно я вас понимаю?

Виктор Аксючиц: Я совершенно не согласен, что русский народ должен в чем-то каяться по отношение к коммунизму. В отличие от фашистской диктатуры, гитлеровской диктатуры, которая уничтожала другие народы и своего идейного врага – еврейство, а свой народ не уничтожала, не подвергала геноциду.

Михаил Соколов: Здравствуйте, гомосексуалистов не уничтожали, цыган не уничтожали, евреи не были гражданами Германии? Как-то вы вольно обращаетесь с историческими фактами.

Виктор Аксючиц: Исторические факты говорят о том, что большевики пришли к власти путем переворота, а затем кровавой гражданской войны, в которой, по определенным подсчетам, от 12 до 18 миллионов жертв. Никакой гражданской войны в Германии не было.

Коммунисты уже во власти подвергали страну перманентному террору, при этом уничтожая десятилетия все основные традиционные сословия, включая и так называемый пролетариат и крестьянство. Крестьянство было уничтожено в коллективизацию от 12 до 16 миллионов людей. Почему коммунистический режим подвергал народ своей страны такому насилию и такому уничтожению? Только по одной простой причине, что этот народ в большинстве своем не принял коммунистическую идеологию и коммунистический режим, поэтому принес огромные кровавые жертвы в противостоянии этому режиму. Не все противостояли вооруженным путем. То же самое крестьянство противостояло жизнью, его уничтожали физически, истребляли, потому что образ жизни единоличного крестьянина совершенно противостоял насаждению коммунистического режима. Народу нечего каяться. Есть такая формула: кровь миллионов мучеников преодолела коммунистический режим. Русский народ переварил коммунистический режим.

Михаил Соколов: Любит Сталина по опросам.

Виктор Аксючиц: Это другой вопрос. Что интересно, все тоталитарные режимы, диктаторские режимы в Японии, в Италии, в Германии были освобождены извне, только в России коммунистический режим был изжит, в результате мирной революции августа 1991 года он вдруг испарился, вдруг испарилась коммунистическая идеология, коммунистический режим. При этом никто не помогал извне. То есть это говорит о том, что русский народ совершил свою миссию в противостоянии тоталитарному режиму, ему не в чем каяться, принес свои жертвы в борьбе с этим режимом. Дальше началась совершенно другая эпоха, эпоха перехода от коммунистического режима к обретению новой России.

Михаил Соколов: К нынешнему современному тоталитаризму.

Виктор Аксючиц: Какой тоталитаризм, помилуйте.

Михаил Соколов: Уже свободной прессы не осталось, имитация выборов, политзаключенные.

Виктор Аксючиц: А вы кто?

Михаил Соколов: Мы – иностранное СМИ.

Виктор Аксючиц: При тоталитаризме вы бы здесь не сидели.

Михаил Соколов: При Сталине тоже были иностранные корреспонденты в Москве.

Виктор Аксючиц: Студии не было, и не было при Гитлере, вот там тоталитаризм, а здесь авторитаризм.

Михаил Соколов: Андрей Зубов, ваше мнение, все-таки о пороках демократии нам смутно как-то и блудливо рассказано, да еще и с ошибками в фактах.

Андрей Зубов: Могу сказать одно, что большевики получили на выборах в Учредительное собрание больше, чем нацисты получили на выборах в Германии в январе 1933 года. Так что русский народ сделал свой выбор в ноябре 1917 года, на свободных выборах. Народ проголосовал за революцию, короче говоря, в 1917 году, за две революционные партии, если к ним приплюсовать эсеров, то это будет 80%. Русский народ тоже сделал свой выбор, и Господь нам дал возможность это увидеть на выборах в Учредительное собрание, которые надо изучать. Русский народ сделал свой выбор, крестьяне сделали свой выбор, по полной получили результаты своего собственного выбора. Кстати говоря, в этом тоже плюс демократии. Народ может ошибаться, он может выбирать не тех людей, но он будет за это отвечать, потому что он сам сделал этот выбор. Люди не дети, их не надо водить на поводке.

Михаил Соколов: Если демократия сохраняется, люди в конце концов могут выбрать кого-то другого. А если царь один, то, извините, ждать, пока он умрет, будет наследник, неизвестно, какой еще будет наследник.

Андрей Зубов: Наследника тоже никто не выберет. Поэтому я убежденный сторонник парламентского государства. Я считаю, будет ли монархия, будет ли республика, должно быть парламентское государство и желательно не президентского типа. Ни одна страна, пережившая тоталитарную диктатуру, Италия, Германия, Япония, не создала президентского государства, они боятся концентрировать власть в руках реальной персоны.

Михаил Соколов: Испания – пример конституционной монархии с очень сильным парламентом и правительством.

Андрей Зубов: Страны, в которых был тоталитаризм и был фюрер, так или иначе называемый, они теперь, если это свободные демократические страны, как огня боятся концентрации власти в одних, даже демократически избранных руках. Поэтому парламентские демократии, или парламентские монархии, или парламентские республики. В этом смысле я уверен, что в России только такой путь сейчас возможен, или парламентская республика, или если мы вычистим всю большевистскую площадку до дна, может быть и конституционная монархия. Но пока я себе не могу представить, что какой-нибудь уважающий себя человек придет в эту клоаку, где кагэбэшник сидит на кагэбэшнике и все разворовывает, станет монархом или претендентом на престол в такой стране.

Михаил Соколов: Может быть, зло идет еще из одного лагеря, извините, из уважаемой Московской патриархии. Я процитирую здесь вашего знакомого митрополита Илариона. Он выступил буквально в начале июля с проповедью, в который объяснял, что "в армии все построено на принципе исполнения приказов, вышестоящий отдает приказ, нижестоящий выполняет. По такому же образцу устроена и церковь. Весь организм церкви, вся церковная иерархия построена на этом принципе". "Если архиерей что-то говорит священнику, а священник начинает раздумывать, правильно это или нет, если архипастырь говорит, что надо сделать так, а священник будет думать, что, может быть, ему лучше поступить по-другому, весь церковный организм разрушится. Тогда не будет ни дисциплины, ни порядка, ни иерархии".

То есть получается, что из Русской православной церкви идет просто тоталитарный мощный сигнал обществу: нужно все сделать как у нас, как в церкви, как в армии. Логично самодержавие отсюда.

Андрей Зубов: Я могу вам сказать, что эти слова владыки Илариона просто перечеркивают его самого. Человек, который учился в колледже в Кембридже, человек, который прекрасно переводил Исаака Сирина, который знает, что где дух Господень, там свобода, идеей свободы пронизано все Евангелие от Иоанна Богослова, этот человек, когда говорит то, что вы процитировали, он перечеркивает сам себя.

Михаил Соколов: Он за несвободу, значит, несвободу он в форме монархии, самодержавия предлагает обществу.

Андрей Зубов: Никакого отношения не имеет ни к христианству, ни к христианской церкви.

Михаил Соколов: Это в храме на Большой Ордынке произнесено.

Андрей Зубов: Это может быть сказано где угодно. Это все обсуждалось еще в средневековье, оксфордская философская школа XIV века.

Михаил Соколов: Есть оксфордская философская школа, а есть политическая конъюнктура.

Андрей Зубов: Абсолютно. К сожалению, я должен констатировать, что владыка Иларион прекрасно образованный человек, который все, что я сейчас сказал, знает назубок в десять раз лучше меня, говорит вещи, которые противны его знанию. Безусловно, противны его совести. Это значит, что это просто сломанный внутренне человек.

Михаил Соколов: Давайте мы к народу обратимся, у нас есть опрос, что люди думают о перспективах восстановления или установления монархии в России.

Михаил Соколов: Ну что, на престоле только Путина увидим, как нам говорит молодой человек, племя младое незнакомое, которое идет нам на смену, выходит на демонстрации с Навальным?

Виктор Аксючиц: Вы мне уже, по-моему, третий раз задаете этот вопрос, и я на этот вопрос отвечал два раза.

Мне интереснее продолжить тему по цитате митрополита Илариона. Если эти слова были произнесены, то дай бог, чтобы это была ошибка. Потому что монархический принцип церковного правления существует в католицизме, в православии и в Русской православной церкви, конечно, существует только соборный принцип. К соборности вообще никакого отношения не имеет то, что было прочитано, что каждое указание епископа для священника обязательно для выполнения – это абсурд просто. Если это есть, а это, к сожалению, присутствует, нельзя сказать, что это было полностью навязано, но это разрушает церковь. Эта установка разрушает церковь. Это одна из тем, которую должны обсуждать в церкви. Возврат к полноте соборного управления церкви – это одна из главных проблем современной Русской православной церкви.

Михаил Соколов: Вы что скажете о мнении народном, Андрей Борисович? В полноте представлено?

Андрей Зубов: Я думаю, что в полноте. Мальчик говорил хорошо и верно, единственное, что он неправильно употреблял слово "формально". Фактически монархом является Путин, формально он им еще не является.

Михаил Соколов: Я хотел бы в контексте происходящего обратить внимание на то, что происходит вокруг скандального теперь, никем не виденного, кроме митрополита Илариона, между прочим, фильма "Матильда". Видимо, он видел какой-то из вариантов, назвал его кощунственным и поругал.

Еще хуже высказался, есть такой Всеволод Чаплин, он сказал, что "фильм – это искажение истории", "показ – хуже нацизма и фашизма". Напомнил о 63-м правиле Шестого Вселенского собора, согласно которому "авторов лживых рассказов о мучениках необходимо предавать огню. Лента "Матильда" гораздо хуже, чем древние лжеучительские повести, а зрители должны быть анафемствованы, так как слова древнего правила непреложны".

Вот, пожалуйста, активный деятель Русской православной церкви, бывший начальник какого-то отдела и сейчас не последняя фигура в публичном пространстве. Вот, Андрей Борисович, что предлагает Русская православная церковь народу – кого-то жечь, фильм запрещать. Что с ним происходит, почему так корежит?

Андрей Зубов: Так сошлись звезды, что если владыка Иларион мой коллега по Духовной академии, то отец Всеволод Чаплин был моим студентом в Духовной академии.

Михаил Соколов: Плохо вы его учили.

Андрей Зубов: Да, плохо. Он экстерном заканчивал, но экзамены у меня сдавал.

Михаил Соколов: Надеюсь, вы ему "тройку" поставили?

Андрей Зубов: Нет, он хорошо сдал. Тогда был умный мальчик, худенький умный мальчик. Ну и я тогда был худенький молодой преподаватель.

Дело в том, что, конечно, отец Всеволод Чаплин безумствует. Он говорит вещи постыдные. То, что такие вещи он говорил, долгое время являясь заведующим Отделом по отношениям с обществом, а именно этот отдел он возглавлял, – это, конечно, крайне порочило Московскую патриархию, потому что он был официальным лицом. Его наконец сняли с этого поста. Он успел наговорить тоже после этого очень много разного и ужасного. Я думаю, к этому нужно относиться совершенно спокойно – такой чудак есть. Кто должен был послушать окрик сверху – это он. Но, к сожалению, окрика в отношении него не происходит. И об этом следует очень серьезно задуматься. Мы знаем эпохи, когда, к сожалению, священноначалие не могло сдержать или не хотело сдерживать безумства отдельных священников.

Михаил Соколов: Что вы думаете, что делать с фильмом, который еще не вышел на экраны, но уже вызвал такую яркую дискуссию? Депутат пишет безумные какие-то запросы, священник требует кого-то то ли сжечь, то ли проклинать. Да и митрополит выступает практически как цензор, говорит, что это "кощунственный фильм", "факты передергиваются", "апофеоз пошлости", "государь подвергнут публичному унижению", "карикатурно представлена последняя императрица", "словно ведьма". Вам не кажется, что церковь как-то берет на себя слишком много в стране, где все-таки по конституции светское государство?

Виктор Аксючиц: Извините, но у вас происходит подтасовка некоторых фактов. То, что высказывает свою позицию Чаплин, – это не мнение церкви, это его личная позиция. Более того, то, что высказывает митрополит Иларион, – это тоже его личное суждение по отношению к конкретному факту. Я, например, совершенно согласен с тем, что вы процитировали, но это вовсе никакая не цензура.

Из того, что я слышал об этом фильме, я не видел его, но очень много писали, я вижу, что там действительно подтасовываются факты, Учитель это не опровергает. Действительно там много придумано в сценарии, который описывает, чего не было в истории императора и в его отношениях с Матильдой. Искажается его отношение с его будущей женой, а потом с императрицей. Там много действительно исторических искажений. Причем здесь цензура?

Михаил Соколов: Но это художественное произведение.

Виктор Аксючиц: Конечно, художественное произведение. Об этом художественном произведении каждый может высказывать свою позицию. Митрополит высказывает позицию, что там много передергивается.

Михаил Соколов: А протоиерей предлагает запрещать, проклинать тех, кто будет смотреть фильм. Это довольно странно – проклинать тех, кто будет смотреть фильм.

Виктор Аксючиц: Во-первых, он не призывает проклинать, он сказал, процитировал постановление Собора. Но это опять же его частное мнение – это не мнение церкви. Если какой-то священник и даже митрополит высказывает мнение, которое вам не нравится, из этого не следует, что это мнение церкви.

Михаил Соколов: Прихожан, наверное, будет от причастия отгонять, я имею в виду протоиерея Чаплина.

Виктор Аксючиц: Так вы это у него спросите.

Михаил Соколов: "Принятие это фильма – грех, отлучающий от христианства и, соответственно, от возможности исповеди, причастия, венчания или отпевания". Вот как сурово.

Андрей Зубов: Чтобы принять, надо сначала посмотреть. Если не посмотреть, как ты можешь его принимать или не принимать?

Я ничего не могу сказать о фильме, потому что действительно его не видел. Могу сказать как историк только одно, что, читая переписку императрицы Марии, то есть мамы Николая II, с Александром III, я видел, сколько головной боли этот роман доставил его родителям. Он воспринимался очень тяжело, они просто не знали, что делать со своим, прямо скажу, одуревшим сыном. Это факт, который можно на письмах доказать. А уж как там это показал Учитель – это я не знаю, мне трудно сказать. Я думаю, это была большая проблема для императорской семьи.

Михаил Соколов: Еще небольшой сюжет, пока мы тут общались, председатель Российского исторического общества, он же главный разведчик Российской Федерации, Сергей Нарышкин высказался о революции 1917 года. Он сказал, что "ее нельзя оценивать с крайних позиций. Надо видеть в своей истории не источник раздора, а общее объединяющее начало". Вот вы видите в революции 1917 года объединяющее начало?

Виктор Аксючиц: Революция – это начало прямо противоположное объединяющему. Это разрушение всего, что может объединять. Это насильственное разрушение всего жизненного уклада. Поэтому если ваша цитата точная, то она не соответствует просто действительности. К сожалению, не все наши высокопоставленные чиновники знают об этой революции.

Переворот, который совершили так называемые "февралисты", во время войны отлучая главнокомандующего императора, причем насильственным путем фактически, ввели Россию в пучину дальнейших революций и гражданской войны. Никакого объединяющего начала здесь не может быть. Естественно, всем этим воспользовались самые радикальные политические силы, которые к моменту Февральского переворота были абсолютно маргинализованы, совершили уже Октябрьский переворот. Это все можно было предвидеть. Наши, к сожалению, власти и властители умов к тому времени, такие как Гучков, октябристы, кадеты, думское руководство совершенно безответственно поступили.

Михаил Соколов: Народ вышел на улицы, а они безответственно поступили. Солдаты взбунтовались, народ вышел на улицы, а они были безответственны.

Я вам отвечу цитатой из того же Нарышкина: "Столь масштабное, судьбоносное для нашей страны и Европы потрясение нельзя рисовать в одних черно-белых тонах".

А дальше он поучает историков, что "они уже успели попробовать на вкус диаметрально противоположное отношение к событиям 1917 года. От преклонения перед революционерами или белым движением до их демонизации. Радикализм вреден, а историческому знанию он просто противопоказан". Вот вы представляете, как теперь люди, которые получают зарплату от государства, историки, вынуждены будут писать о революции? Им дают ценные указания.

Андрей Зубов: Мне их жалко. Я надеюсь, что они будут писать, как велит их совесть. Только так мы сможем победить всякие идиотские рекомендации абсолютно непрофессиональных и наглых при этом людей, среди которых, к сожалению, присутствует и Нарышкин.

Михаил Соколов: Просто речь идет о том сегодня, что фигура Сталина становится основной объединяющей для нынешнего режима. Уже не победа, а Иосиф Виссарионович Сталин, как символ победы, и народ его одобряет – время такое было.

Андрей Зубов: "Не надо демонизировать" опять употребил Владимир Владимирович Путин, естественно. Он первый сказал, что не надо демонизировать Сталина. Для меня всегда было очень странно, когда это говорили, потому что если кто-то есть демон во плоти, то кто же, если не Сталин и Ленин. Зачем демонизировать демона, он и так демон. Поэтому и революция, и главный двигатель революции, убийца миллионов людей – это абсолютная Сатана во плоти. Собственно говоря, так к ним можно только и относиться. И когда пытаются замазать этот сатанизм, сказать, что и они ничего, и противоположный лагерь тоже ничего – это безнравственный релятивизм.

Михаил Соколов: Спасибо. Напомню замечательную цитату Владимира Владимировича Путина, 2002 год: "В России все возможно, даже абсолютная монархия".

Право на восстановление монархии

В год столетия Царской Голгофы газета продолжает публикацию статей, касающихся событий и трагических последствий насильственной смены правления в России 2(15) марта 1917 г. В этой связи растет интерес ее читателей и к будущему нашей Отчизны, к возможности в перспективе вернуться к государственному устройству, основу которого составляет многовековая монархическая традиция. С вопросом о том, является ли такой поворот событий обоснованным с точки зрения действующего в нынешней России законодательства, редакция обратилась к двум известным ученым, к доктору юридический наук, профессору М.Н. Кузнецову и к его коллеге, кандидату юридических наук и кандидату исторических наук Г. П. Шайряну. Они уже не раз высказывали на страницах нашей газеты свое мнение по вопросам правовой природы царской власти российского монарха и порядка ее наследования, обращая внимание на бездоказательность утверждения об отречении Императора Николая II от Престола. Мнения о том, какой была религиозная, историческая и юридическая основа монархии в России, и какой она может быть в случае ее восстановления, как и способы ее фактического установления и легализации сильно отличаются в зависимости от политических убеждений и степени духовного роста ее почитателей. Сам вопрос о том, может ли такое случиться, и если случится то когда и при каких условиях, дебатируется все активнее, очевидно, по мере того, что ожидания русского народа и всех больших и малых народов России на установление государственного курса, обеспечивающего благоприятное разрешение внутриполитических и внутриэкономических проблем с течением времени не оправдываются. Народный взгляд невольно обращается к великой истории нашей Родины, стремясь найти в тысячелетнем опыте российской государственности выход из сложившего положения. Часть патриотически настроенного населения, особенно среди воцерковленных мирян и чуждого духу либерализма православного духовенства уверена, что ради восстановления преемственности в управлении государством возврат к традиционной для России монархической форме правления будет наилучшем вариантом. О гипотетической возможности установления монархии можно прочесть многочисленные публикации в интернете, поучаствовать в дискуссиях на телеканале «Спас» в программе «Следы Империи». К этой тематике стали все больше обращаться авторитетные ученые, высокопоставленные чиновники, политики и публицисты. Впрочем, немногие из них расценивают такой поворот событий как реально осуществимый в ближайшее время, но видят в монархической форме правления настоятельную необходимость. Примером в этом отношении может служить утверждение главы Республики Крым С.В. Аксенова. В 2017 г. во время эфира телеканала «Первый Крымский», он заявил следующее: «Когда нет единоначалия, наступает коллективная безответственность. Поэтому когда у страны есть внешние вызовы, очаги сопротивления внешние, необходимо принимать в этой части более жесткие меры… Сегодня, на мой взгляд, России нужна монархия»<...>. После ряда выступлений православных иерархов, стотысячного крестного хода, посвященного столетию Царской Голгофы, который возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, вектор общественного отношения не только к убийству Государя Императора Николая II и Его Августейшей Семьи, но и к монархии как к исторически сложившийся форме правления в России, создавшей могучую российскую государственность, заметно изменился. События на Украине, связанные с неканоническими действиями патриарха Варфоломея, еще раз показали, что в отсутствие традиционной для исторической России «симфонии властей», когда Русская Православная Церковь ни юридически ни фактически не отделена от государства и действует в рамках монархии под эгидой царствующего самодержца и Помазанника Божьего, разрешить сложный конфессиональный конфликт, значительно труднее. Понятно, что переоценивать монархические настроения и потребность к возврату дореволюционного государственного устройства в современном российском обществе не стоит. О широкой поддержке монархической идеи говорить не приходится, но и сбросить со счетов набирающие силу попытки обратить внимание на традиционную для России единоличную форму правления во главе с царствующим монархом, становиться все более трудным делом.

Конституционное право народа на восстановление монархии в России

Право на легитимную, ненасильственную смену государственного строя в действующем российском законодательстве существует. Конституция РФ признает идеологическое разнообразие, что означает свободу политических убеждений и право на деятельность монархических организаций. Запрет распространяется лишь на смену государственного строя силовым способом, принудительно. Об этом прямо указывается в силу пункта 5 статьи 13 Конституции РФ: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни». Таким образом, законным способом восстановления царской власти в России является мирный путь достижений коллективной договоренности при всенародной поддержке монархической идеи, поскольку в силу пункта 2 статьи 3 Конституции РФ народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Как установлено пунктом 3 статьи 3 Конституции РФ высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. Иначе говоря, механизм смены формы правления устанавливается законом двумя путями. Учитывая общегосударственную важность вопроса, наиболее легитимным способом выражения воли народа в этом случае является референдум <...>. Правом участия в референдуме РФ обладает каждый гражданин РФ, достигший на день его проведения 18 лет и обладающий активным избирательным правом. Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» и Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных нрав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» гарантирует это право и устанавливает общие с выборами принципиальные основы организации и проведения референдума. Закрепляется свобода участия в референдуме, добровольность и тайность голосования, всеобщее, равное и прямое избирательное право, обладание каждым участником референдума одним голосом, гласность и участие общественности при проведении голосования и подсчете голосов. Порядок организации и проведения референдума во многом совпадает с порядком организации и проведения соответствующих выборов <...>. Механизм назначения и проведения референдума сильно регламентирован, хотя право на постановку вопроса о смене государственного строя не запрещает, но и прямо не предусматривает. То есть, оставляет выбор за непосредственным выражением воли народа. Таким образом, законным результатом такого референдума может быть решение о необходимости смены существующей формы правления на монархическую. То есть, в силу закона требуется публично подтвержденное всенародное согласие на коренное изменение государственного строя. Вопрос о выборе народом царя на царствование, что было бы очевидным проявлением народовластия, с этим вопросом связан лишь опосредованно. Выборов монархии в России никогда не было, поскольку это в принципе неприемлемо, если речь идет о легитимности Богоустановленной формы правления, что, говоря словами первого русского самодержца Царя Ивана Васильевича, естественно исключает «многомятежное человеческое хотение».

Спор о порядке восстановления монархии

Сегодня наиболее сформированные политико-правовые позиции по этому вопросу занимают две группы монархистов: легитимисты и соборники. Друг от друга они отличаются, прежде всего, тем, что по-разному представляют себе реализацию права на смену формы правления и установление монархии в России. Либо следует учесть порядок и условия российского престолонаследия, которые были определены в Основных государственных законах Российской Империи, либо пойти по пути избрания царствующей особы на Всероссийский Престол. Легитимисты настаивают на безусловном, а некоторые на частичном учете правил о наследовании Престола в связи с изменившейся династической ситуацией после упразднения Российской Империи. Соборники не исключают возможности отказа от поиска наследника Престола в роде Романовых и выбора монарха как из числа ныне здравствующих потомков Императора Николая II как последнецарствовавшего Государя, так и любого другого достойного по их мнению кандидата, даже, если он не связан наследственными узами с правившей династией. Есть и третья группа. Это так называемые непредрешенцы, которые полагают, что все будет зависеть от будущих условий. При этом они не отрицают, что царская власть имеет в своей основе Божественное установление. Прежде чем перейти к исследованию правовых суждений соборников и легитимистов, необходимо оговориться, что и те и другие не совсем точно понимают различие между легализацией государственной власти при восстановлении и/или смены формы правления и ее легитимацией. Если легализация государственной власти подразумевает провозглашение правомерности ее установления, организации и деятельности, то легитимация – это явление иного порядка. Как пишет по этому поводу В. Е. Чиркин: «Легитимация может вовсе не иметь отношения к закону, а иногда и противоречить ему. Это процесс... посредством которого государственная власть приобретает свойство легитимности, т.е. состояние, выражающее правильность, оправданность, целесообразность, законность и другие стороны соответствия конкретной государственной власти установкам, ожиданиям личности, социальных и иных коллективов, общества в целом». Это определение по отношению к тем, кто именует себя легитимистами дает возможность лучше понять их позицию и дать ей правовую оценку, поскольку далеко не все из легитимистов вольно или невольно придерживаются закона о престолонаследии, излишне свободно трактуя его в силу своих политических интересов. Если быть более точным в отношении того, кого легитимистами называют в современном российском монархическом движении, то это, прежде всего, сторонники восстановления династии Романовых в лице потомков Великого князя Кирилла Владимировича. Соборники прав Великого князя Кирилла Владимировича и его потомков на наследование российского Престола не признают <. ..>. Один из представителей современного легитимизма и одновременно глава канцелярии Российского Императорского Дома в изгнании А.Закатов определяет основные взгляды легитимистов следующим образом. Приведем несколько его цитат по этому вопросу, поскольку его позиция во многом характерна для легитимистов в целом. «Великий Поместный Церковный и Земский Собор 1613 года, – пишет А.Закатов в статье «О «большинстве» соборников в монархическом движении, – принес обет верности Михаилу Феодоровичу Романову и его потомкам «в роды и роды» (не оговаривая ни пола, ни процента русской крови и не вводя каких бы то ни было иных ограничений, кроме исповедания Православия). Поэтому в России не может быть монархии без Династии Романовых. А кому конкретно из членов Династии по мужской или по женской линии принадлежат права на ее возглавление и, соответственно, на престол в случае его восстановления, указывает четкий и стройный закон о престолонаследии, «не допускающий никакого места выбору между несколькими лицами царственного Дома» (не говоря уже о посторонних лицах, сколь бы ни были велики их таланты и заслуги)». Продолжая свою мысль, он добавляет, что «В этом суть легитимизма – подчинение воле Господней, принятие Государей, получающих Верховную власть по Божию произволению, по праву рождения. А не по «многомятежному человеческому хотению» (как выразился Царь Иоанн Грозный) и не по греховному, «лукавому и прелюбодейному», как говорит Спаситель, исканию знамения. Легитимисты четко понимают суть Царской власти – ее Богоустановленную отеческо-материнскую суть. Нельзя выбирать «царей», как нельзя выбирать родителей. И нельзя отвергнуть отца и мать, даже если мы с ними не во всем согласны, даже если они действительно в чем-то виноваты или заблуждаются. Поэтому, – делает он вывод, - если у монархии есть будущее, то оно связано только с легитимизмом, сколь бы малой ни была численность легитимистов на том или ином этапе истории». С общим тезисом А.Закатова о том, что у монархии в России может быть будущее только с учетом правил о династическом престолонаследии, вполне можно согласиться. Однако, этим следует ограничиться, поскольку за верным в общем мнением стоит неуместная апологетика исключительности прав династической линии Великого князя Кирилла Владимировича и его нынешних потомков на престолонаследие в роде Романовых. По мнению А.Закатова и его соратников, «Законные Главы Династии… не «претендуют» на престол. Они обладают на него ЗАКОННЫМ ПРАВОМ. Они хранят это ПРАВО и самим фактом своего существования оберегают его от любых претендентов. А если народ захочет возродить монархию, то они вступают на престол, реализуя бесспорное ПРАВО и исполняя свой ДОЛГ». Не повторяя сказанного ранее по этому вопросу, напомним лишь, что после убийства Царской Семьи и расстрела Великих князей российское престолонаследие в силу Основных законов Российской Империи перешло в женские линии Императора-родоначальника и ближайшей к Престолу наследственной линией стала линия великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II, идущая от Их отца Императора Александра III. Учитывая это обстоятельство, вывод А.Закатова о том, что «если монархический принцип окажется вновь востребованным народом России, то монархия будет только легитимной, и на престол взойдет, без всяких выборов и прочих политических комбинаций, законный Царь или законная Царица, обладающие правами и наделенные обязанностями в силу Утвержденной Грамоты 1613 года, закона о престолонаследии 1797 года и актов Глав Дома Романовых в изгнании, начиная с Государя Императора Кирилла Владимировича», выглядит необоснованным. То есть, нарушающим тот самый принцип легитимности, применения которого предусматривает соответствие выбранной правовой позиции закону о престолонаследии, на который А.Закатов ссылается. Позиция тех, кого именуют соборниками, в основном сводится к тому, что выбор государя должен быть осуществлен на Земском соборе как основном условии восстановления монархии в России. Степени следования действовавшему на территории Российской Империи законодательству придается второстепенное значение. Главное, чем придается исключительное значение, заключается в условии о выборе царя Земским собором. В этом состоит основное политико-правовое отличие соборников от легитимистов. Далее варианты понимания, как духовной, так и правовой сторон этого вопроса внутри соборников расходятся. Различия зависят от их политических убеждений и связаны со взглядом на порядок «выбора царя» и определения его персоны. Одни полагают, что выбор должен быть осуществлен из числа лиц, принадлежащих к династии (Романовых, Рюриковичей) как носителей царского генофонда. Другая часть соборников отказывается принимать во внимание важнейшее условие, установленное в Учреждении о Императорской Фамилии, а именно условие о Императорской Крови, без которой Основные государственные законы Российской Империи не признавали возникновения права на Престол. Вопрос о конкретизации монархической формы правления также остается дискуссионным. Явным и главным недостатком в позиции соборников является сама идея о праве народа на выбор царя на Земском соборе, которая сводит на нет, понятие о царской власти российского государя как Божественного установления, о чем достаточно подробно изложено в Святом Писании и разъяснено многими православными иерархами, включаю святителя Филарета с его «Христианским учением о царской власти и об обязанностях верноподданных». Условием для восприятия русского Престола является не избрание царя, а то, что Утвержденные грамоты 1598 г. и 1613 г. называли «государственным обиранием на русское царствие». Их исследование открывает перед нами картину, которая не укладывается в понятие о выборе царя из предложенного числа кандидатов путем голосования, которые осуществляют выборщики, и подсчета большинства их голосов для определения выигравшего тур выдвиженца. Избрание царя путем простого выбора за счет арифметического суммирования большинства голосов, поданных в его поддержку, было немыслимо. Этот путь, который особенно характерен для сегодняшнего времени демократических перемен, не согласовывался с представлениями русского глубоко религиозного средневекового правосознания, отвергавшего идею народовластия. Поиск царя шел не по пути выбора определенного лица из числа кандидатов, выдвинутых их сторонниками, а через отыскание того, кто отвечал бытовавшим в то время представлениям о человеке, которого поставляет Бог. «Выборное начало, – писал М.К. Дитерихс, поясняя разницу между обиранием и выбором царя, – носит в себе все признаки человеческого, гражданского характера, почему и выявляется, главным образом, в том, что выдвигаются те или иные, по личным человеческим вопросам, кандидаты. Их баллотируют по политическим настроениям, и получивший большинство голосов признается как избранный народом. В нашем «единении мысли и утверждении в сердцах», основой всего является человеческое, не политическое начало, уже потому, что единение должно последовать полное и не в умах людей, не по политическим расчетам, а в сердцах – в источнике духовных, Божеских импульсов человеческого существа. Это явление высшего мистического порядка проявляется при первоначальном избрании, как истинное чудо, в исключительной обстановке и в исключительные времена, а не сухие выборы обыденных условий разума, по законам, установленным самим человеком. Наше «обирание» царя есть следствие религии, а гражданское «избрание», «выборы» – есть следствие политических условий и человеческих законов. Поэтому при «обирании» начинают не с выставления кандидатов, а с определения принципов, морально-религиозных и национальных свойств, которым должен удовлетворять тот, на кого могло бы пасть избранничество и Помазанничество Божье». Обирание царя на Русское царствие, которое нередко сводят к понятию обычных выборов, на самом деле, существенным образом от них отличается не только своей духовной природой, но и правовым смыслом. «Выборщики смотрят на избрание не как на право свое, но как на просьбу к законному наследнику принять престол, до того идея династического наследственного права пустила глубокие корни в сознание народа», – уточнял понимание этого вопроса еще в конце XIX в. известный российский юрист А.В. Романович-Славатинский. Участники собора 1613 г. рассчитывали не на победу более активной политической группы, а уповали на то, что Господь «да просветит ихъ сердца, еже бы npocитi, кому прияти скипетръ Росийскаго царствия», быть Государем и Помазанником Божием. При этом, условиями для поиска такой особы можно найти в том же тексте Утвержденной грамоты. Поиск велся среди православных христиан, что очевидно из порядка и смысла обращения к единоверцам : «молив всемилостиваго Бога, и пречистую Богородицу i всъхъ святыхъ усердно со слезами...». Из обращения ко всем сословиям для прибытия на Собор «лутчихъ, крепких и разумных людей», видно, что пред ними стояла задача указать: «по колку человъкъ пригоже, для земского совету i для государского обиранья». Особо подчеркивалось, что царскую власть должен получить русский по происхождению Государь, близкий к угасшему царскому роду и при запрете вступления на Престол иностранцев и лиц инославного вероисповедания. В результате, российский Престол занял не видный политический деятель, не родовитый дворянин, а малоизвестный тогда 16-ти летний Михаил Романов, но имевший боковую родственную связь с по женской линии с последними царствовавшими Рюриковичами. Михаил Фёдорович был старшим царским племянником, сыном старшего двоюродного брата царя Фёдора Иоанновича, что для первых царей из рода Романовых служило важным фактором легитимации. В заключении следует сказать следующее. Во-первых, – поиск лица, которое может воспринять Царский Венец и занять Российский Престол, несомненно, связан с Божьей волей и готовностью народа ее принять. Никакой политический и юридический подход с применением современных выборных технологий, как бы совершенны они ни были, в этом случае невозможен, поскольку приведет лишь к вольному или невольному обману народных ожиданий. Одновременно, следует констатировать тот очевидный факт, что сегодняшний уровень монархического правосознания оставляет желать лучшего. Он пока еще непригоден для практических шагов в направлении активного восстановления традиционной формы правления в России, истоком которой было княжеское единодержавие русских государей, прошедшее сложный путь своего развития, и к середине XVI в. ставшее царским самодержавием. Однако, это лишь временное состояние, которое медленно, но явно меняется. Во-вторых, – традиция монархической власти не исчезла. Уже тысячу лет Русский народ причащается Святых Христовых Таин, сберегая в своем сердце неразрывную связь со Спасителем и удивительную чистоту национального генофонда, сохраняет верность православию и его учению о Царской власти как Богоугодного государственного учреждения во главе с Помазанником Божьим, имеющим юридически неограниченную верховную самодержавную власть и отвечающим за свои поступки только перед Создателем и Царем царствующих. Все это вопреки длившемуся 250 лет азиатскому нашествию, постоянной западноевропейской военной, политической и экономической экспансии, не прекращающейся подрывной деятельности в области религии и активного навязывания чуждого нам формально-секулярного понимания права, лишенного справедливости. Все это, несмотря на внутренние нестроения, вызванные насильственной сменой формы правления 2(15) марта 1917 г. и последующим злодейским убийством Государя Императора и Его Августейшей Семьи. Все это наперекор большевицким репрессиям, гонениям на Церковь и нынешнему засилью либеральной инородной олигархии, всемерно губящей историческую российскую государственность. Уже по этой причине монархия для России в ее конституционном варианте будет лишь ее профанацией, входящей в непреодолимое противоречие с русским генетически православным правосознанием, с русской идеей, с тем, что «русскому народу уже присуще, что составляет его благую силу, в чем он прав перед лицом Божиим и самобытен среди всех других народов». В-третьих, – рассуждая о восстановлении монархии, следует также осознать, что восстановить в России можно лишь самодержавную монархию и никак не конституционную, которой в нашей Отчизне никогда не было. Серьезно относиться к заявлениям о том, что изменения в Основных государственных законах Российской Империи начала ХХ в. привели к установлению конституционной монархии, можно только наслушавшись либерально настроенных ученых и публицистов, принимающих желаемое за действительное.
Ни духовная, ни правовая природа царской власти российского монаха в результате смены законодательных формулировок, предоставивших Государственному совету и Государственной думе законосовещательную функцию, не изменились. Недаром Основные государственные законы Российской Империи начинаются с формулировки существа царской власти (ст. 4 ОГЗ 1906 г): «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная власть. Повиноваться власти Его, не только за страх, но и за совесть, Сам Бог повелевает». В этой краткой формулировке царственного законодателя заложен глубокий смысл, раскрывающий самобытный характер исторической русской государственности и ориентир для ее будущего развития.
(В сокращении)

Россия: монархическая ностальгия остается сильной

Идея получила распространение при президенте Борисе Ельцине в 1997 году, когда его ближайшее окружение, встревоженное ухудшением здоровья российского президента, начало думать о возможном преемнике. Некоторые из них обратили внимание на живых потомков династии Романовых. В том же году в Кремле начались ремонтные работы по восстановлению коронационного зала и царского престола. В 1998 году Ельцин присутствовал на государственной церемонии захоронения останков последнего российского императора Николая II и его семьи, убитых большевиками в 1918 году.

В России наблюдается бум монархических организаций. В последние годы были выпущены сотни книг и фильмов о монархии.

Однако интерес к идее монархии угас, поскольку окружение Ельцина осознало, что ни один из ныне живущих Романов по разным причинам не имеет законных претензий на российский престол, и проект был заброшен.

Монархизм путинской эпохи

Но при президенте России Владимире Путине интерес к имперскому и монархическому прошлому России снова набрал обороты.В 2000 году Русская Православная Церковь канонизировала Николая II и его семью. С тех пор в России наблюдается бум монархических организаций. В последние годы были выпущены сотни книг и фильмов о монархии.


Казаки присутствуют на открытии памятника своим предшественникам царской эпохи на Кубани в Краснодарском крае в апреле (ТАСС)

В разное время политики всех политических кругов поддерживали конституционную монархию в России, включая бывший Союз Сопредседатель правых сил Борис Немцов, глава ЛДПР Владимир Жириновский и Санкт-Петербург.Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко.

Многие интеллектуалы и культурные деятели также поддержали монархию. Два самых популярных режиссера России, Никита Михалков и Станислав Говорухин, продемонстрировали свои монархические цвета. Станислав Белковский, основатель Института национальной стратегии, сказал в феврале 2005 года: «Я считаю, что восстановление монархии формально или неформально - единственный выбор для России, поскольку это единственный способ восстановить святость мира. верховная власть.«

Скоординированная кампания?

Объем телевизионного освещения определенно свидетельствует о причастности Кремля к монархическому возрождению или, по крайней мере, о его молчаливом одобрении. И рука государства проявилась и в других местах. В 2005 году на сайте организации ветеранов госбезопасности в Санкт-Петербурге появилась книга неназванных авторов «Проект Россия». В книге утверждается, что Россия была монархией в течение 1000 лет и даже после 1917 года стала республикой только номинально.

Книга подвергает резкой критике избирательные системы западного образца и выступает за постепенное возрождение монархии в России в период с 2008 по 2016 год. В ней предлагается выбрать нового монарха из числа видных граждан страны. Автор рассматривал отмену президентских выборов Путиным в 2004 году как первый шаг в этом направлении. В книге предлагается использовать средства массовой информации - фильмы, документальные фильмы, ток-шоу, лекции и газеты - для продажи монархии русскому народу.

По сообщениям российских СМИ, «Проект Россия» возник как серия лекций, читаемых курсантам академий Федеральной службы безопасности (ФСБ) и военной разведки (ГРУ).Позже он был опубликован в специальном выпуске для членов администрации президента, правительства, генерального штаба армии, Думы, высшего духовенства Русской православной церкви и руководителей российского бизнеса.

Растущая популярность поддержки

За последние 10 лет количество россиян, поддерживающих монархические идеи, увеличилось втрое. Сентябрьский опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) показал, что 19 процентов россиян согласны с восстановлением монархии, но только в том случае, если удастся найти приемлемого кандидата.Поддержка выше в Москве и Санкт-Петербурге.


Патриарх Алексий II входит в Кремль в июне для получения государственной награды (EPA)

Но только 6 процентов сторонников монархии хотели, чтобы будущим хранителем царства был Романов. Большинство считало, что монарх должен быть видным общественным деятелем, избранным на референдуме. Таким образом, опрос выявляет не столько преобладание монархических идей, сколько традиционное стремление россиян к сильному лидерству.

Преимущества реставрации

Идея монархии неразрывно связана с понятием наследования, что делает ее особенно интересной для нынешней политической элиты России, для которой этот вопрос является постоянной проблемой.Многим сторонникам Путина понравилась бы идея помазанного преемника, вместо того, чтобы беспокоиться о президентских выборах.

Есть еще и международный аспект. Многие монархисты считают, что возрождение монархии укрепит исторические связи России с Европой. И возрождение монархии идет рука об руку с отказом от Февральской и Октябрьской революций 1917 года в России. Поскольку эти революции проложили путь к независимости стран Балтии, Грузии и Украины, среди прочего, реваншисты могли использовать эту возможность для возрождения территориальных претензий на части бывшей Российской империи.

Но других беспокоит, что монархический пыл не остановится только на территориальных вопросах. Один русский юморист недавно пошутил, что «новые русские», несомненно аристократы их возраста, «хотят восстановить монархию только для того, чтобы восстановить крепостное право».

«Душа России монархична»: царская школа хочет повернуть вспять 100 лет истории | Россия

«Мы воспитываем здесь новую элиту», - сказал Зураб Чавчавадзе, элегантный 74-летний директор школы Святого Василия Великого, сидя под большим портретом последнего царя России Николая II.«Студенты будут морально здоровыми, религиозными, интеллектуальными и патриотичными и будут иметь все шансы прийти к власти».

Коллекция величественных зданий, расположенных вокруг нового собора в элитном пригороде Москвы. Школа восходит к царским традициям России и прививает 400 ученикам чувство патриотизма.

По мере приближения столетия революции 1917 года в России, свергнувшей династию Романовых после многовекового правления, Чавчавадзе является частью небольшой, но влиятельной группы россиян, которые ищут вдохновения в царском прошлом - и даже надеются восстановить монархическое. день скоро.

«Посмотрите, что русский народ сделал с Лениным, Сталиным, Путиным. Как только кто-то находится у власти несколько лет, они становятся священными. Русский народ стремится к монархии; русская душа монархична », - сказал Чавчавадзе.

В школе Василия Великого портреты царей смотрят на учеников из коридоров. Статуя Екатерины Великой возвышается над коридором, а в студенческом бальном зале представлены огромные портреты восьми царей. Уроки включают изучение Священных Писаний и латынь, а школьные учебники истории были специально заказаны, чтобы избежать положительного восприятия большей части советского периода в стандартных русских учебниках.

Миссия - сделать так, чтобы наши выпускники были православными патриотами, хранящими тысячелетние традиции России
Константин Малофеев, основатель

Школа - любимый проект Константина Малофеева, загадочного российского финансиста, известного как « Православный олигарх ». Малофеев, имеющий хорошие связи в Кремле, как полагают, финансировал повстанческие силы на востоке Украины и создал националистический православный телеканал «Царьград». Школа, как он сказал в интервью Guardian, призвана функционировать как «православный итон», который подготовит новую элиту к будущей российской монархии.

«Миссия нашей школы - сделать так, чтобы наши выпускники были православными патриотами, которые будут нести тысячелетние традиции России, а не только последние 20 или 100 лет», - сказал Малофеев из своего центрального московского офиса. , украшенный православными иконами и большим портретом царя Александра III, правителя XIX века, известного своим консерватизмом. «Для меня очень важно восстановить традиции, которые были прерваны в 1917 году».

Директор Зураб Чавчавадзе. Фото: Шон Уокер / Guardian

После Февральской революции, названной в честь месяца, когда она началась в тогдашнем Джуйланском календаре России, страна приступила к краткосрочному либеральному эксперименту, но временное правительство было свергнуто большевистским восстанием Владимира Ленина в октябре того же года. год.Николай II и его семья были казнены в 1918 году; многие аристократы сражались на стороне Белых армий во время гражданской войны в России или бежали в Западную Европу или еще дальше.

В советское время обсуждение белых было запрещено. Семья Чавчавадзе вернулась в Советский Союз в 1947 году на волне патриотизма после победы во Второй мировой войне, но его отца быстро арестовали как шпиона и отправили в ГУЛАГ на 25 лет, а семью сослали в Казахстан.

В постсоветский период возобновился интерес к истории царских сил.Николай II канонизирован Русской православной церковью. Хотя администрация Владимира Путина выражает восхищение достижениями Советского Союза, его создание в 1917 году рассматривается как трагедия, вызванная кровопролитием и беспорядками.

Малофеев, которому сейчас 42 года, родился в Подмосковье в семье, которая проживала в особняке для советских ученых. Подростком во время перестройки Михаила Горбачева он поглощал литературу о белых и быстро стал монархистом.

«Когда мне было 14, я прочитал две книги, которые оказали на меня огромное влияние», - вспоминает он. Одно из них - воспоминания бывшего царского офицера, который впоследствии издавал эмигрантскую газету в Аргентине, второе - «Властелин колец». «Образ Арагорна, возвращающегося в Гондор, был моим вторым образом монархии. Это также повлияло на мой монархизм », - сказал он.

Опираясь на идею монархии, Малофеев написал письмо живущему в Париже великому князю Владимиру Кирилловичу, родившемуся в 1917 году и считавшемуся главой императорской семьи после того, как Николай II и его семья были казнены большевиками и погибли другие члены королевской семьи. изгнание.

Прочитав письмо Малофеева, князь попросил Чавчавадзе, который тогда работал его помощником, лично передать свой ответ. С тех пор пара поддерживает отношения.

Казачьи войска патрулируют Санкт-Петербург во время русской революции. Фотография: Славы Катамидзе Collection / Getty Images

Малофеев изучал право в МГУ, написал диссертацию о конституционном механизме, с помощью которого современная Россия может восстановить монархию, прежде чем заняться банковским делом и быстро стать одним из самых богатых людей России.Он поручил Чавчавадзе возглавить свою школу, которая переехала в новое здание в 2012 году. Ее выпускники, как надеется Малофеев, станут основой «неизбежного» будущего царского строя в России.

Малофеев сказал, что профессиональные политики продажны и нацелены на успех на выборах, в то время как монархи могут править, не вмешиваясь в грязные дела политики. Он не считает Путина в списке грязных демократических политиков, поскольку президента России выбрал Борис Ельцин.

«Он никогда не пытался быть избранным; он был найден и поставлен на место, и оказалось, что он был послан Богом.Кто мог предположить в 1999 году, что Путин приедет к нам и Россия снова станет Россией? Это было стихийным бедствием », - сказал он.

По его словам, опросы показывают, что число россиян, желающих монархии, выросло с 15% до 25% за последнее десятилетие, и связывает это с личной популярностью Путина.

Наши либералы хотят быть похожими на европейцев, но Бог создал нас другими. влиятельный внешнеполитический аналитический центр.Теперь он руководит Обществом двуглавого орла из московского офиса, украшенного портретами Путина и Николая II.

Решетников сказал, что он впервые стал монархистом, когда был агентом КГБ, дислоцированным на Балканах в 1980-х годах, поскольку он заметил, что нет истинных сторонников коммунизма. Он также не впечатлен демократией.

«Наши либералы хотят быть похожими на европейцев, но Бог сделал нас другими», - сказал Решетников. «Либеральная демократия похожа на марксизм, она пришла к нам из Лондона, Парижа и Нью-Йорка.Нам нужно вернуться к тому моменту, когда мы свернули не в ту точку, в 1917 году ».

Решетников сказал, что, вероятно, пройдут десятилетия, прежде чем Россия сможет всерьез задуматься о восстановлении монархии, и для этого потребуется более зрелое и религиозное общество.

Малофеев, однако, сказал, что это может произойти раньше, чем ожидалось, и сказал, что он считает вполне возможным, что Путин может быть коронован царем: «Никто не хотел, чтобы Ельцин продолжал вечно, но все хотят, чтобы Путин продолжал вечно.»

Владимир Путин« хочет »восстановить царскую семью России и вернуть царей | Мир | Новости

Необычайное возвращение семьи Романовых не станет угрозой правлению кремлевского лидера, но будет направлено на то, чтобы дать им возможность сыграть роль в объединении России.

Шаг, предложенный Владимиром Петровым, законодателем от партии Путина, вызвал слухи, что он получил прямое одобрение российского лидера.

Петров также планирует ввести в действие закон, который вступит в силу к столетию окончания имперского правления, который «предоставит членам королевской семьи особый статус» и «будет стимулировать их возвращение в Россию».

Законодатель написал письма наследникам династии Романовых, правившей страной два столетия до отречения последнего царя Николая II перед двумя революциями 1917 года.

В следующем году семья Романовых - Николай и его жена Царица Александра и их пятеро детей Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и Алексей были казнены большевиками во главе с Яковом Юровским по приказу Уральского Совета.

Петров написал Великой Княгине Марии Владимировне и Князю Дмитрию Романовичу, призывая их вернуться в Россию и стать символами национальной культуры и «возродить духовную мощь русского народа».

Просочившееся письмо гласило: «На протяжении всей истории своего правления Императорская династия Романовых была одним из столпов суверенитета России».

Страна сейчас «переживает непростой процесс восстановления величия страны и возвращения ее глобального влияния», и «члены Дома Романовых не могут оставаться в стороне от процессов, происходящих в России в столь важный исторический момент».

В нем говорится: «Уверен, что возвращение потомков последнего русского правителя на историческую родину будет способствовать сглаживанию политических противоречий, оставшихся после Октябрьской революции, и станет символом возрождения духовной силы России. люди.

«Потомки королевской семьи могут сыграть важную символическую роль в российском обществе.

« Как и во многих европейских странах, Романовы могут стать символом сохранения традиций и национальной культуры ».

Члены королевской семьи будут возвращены одному из великих. Романовские дворцы, в том числе Ропшинский или Павловский, под Санкт-Петербургом, или большой Ливадийский дворец в Крыму, аннексированный Путиным у Украины в прошлом году.

В письме продолжалось: «До сих пор многие дворцы царской семьи пустуют или используются не по назначению цель.

«Думаю, что всем будет только на пользу, если один из таких дворцов в Ленинградской области будет использоваться как официальная резиденция».

Александр Захаров, директор Императорского дома Романовых в России, намекнул, что некоторые представители династии готовы вернуться в Россию.

Он сказал: «Императорский Дом неоднократно заявлял, что готов вернуться в Россию на постоянное место жительства, и наши представители проводят все больше времени в России и хотят переехать.

«Княгиня Мария Владимировна могла вернуться в любой момент как частное лицо, но, поскольку она возглавляет Императорский Дом и несет ответственность перед предками, ее возвращение должно быть достойным».

Г-н Захаров сказал, что она не искала роскошный дворец, добавив: «Она не претендует ни на права на недвижимость, ни на политические полномочия и привилегии, но она хочет, чтобы Императорский дом был историческим учреждением и частью исторического наследия страны».

Но он подчеркнул, что свергнутую царскую семью нельзя втягивать в политические игры в современной России.

«Императорский дом не принимает участия в каких-либо политических баталиях», - добавил он, предупредив, что существуют группы, стремящиеся «эксплуатировать королевскую семью».

Но Сергей Марков, глава Института политических исследований, утверждал, что возвращение Романовых мало повлияет на современную Россию.

Он добавил: «Большинство стран не уважают императорские дома, за исключением Великобритании и Нидерландов.

« Люди в России относятся к Романовым либо как к жертвам, потому что они были расстреляны большевиками, либо как к предателям, которые вели себя. безответственно в критические годы монархии.

«Многие считают, что именно отречение Николая II спровоцировало гражданскую войну».

При большом количестве расколов в семье Романовых возвращение может спровоцировать глубокие конфликты.

Возвращение царских святых в Россию | Христианский век

Фото Nucl0id по лицензии Creative Commons

Я рос как бэби-бумер с интересом к истории и не сомневался в постоянстве Советского Союза и коммунизма.Российские цари и царисты, напротив, принадлежали к древней истории вместе с такими причудливыми именами, как Санкт-Петербург.

Но последние 30 лет стали свидетелями быстрого восстановления многих аспектов старой России, в том числе многих из тех давно спящих имен. Еще более удивительным было появление нового культа царских святых в России вместе со многими видами преданности, кажущейся средневековью.

По большому счету, современная история России началась в 1918 году с убийства царя Николая II и его семьи в Екатеринбурге и убийства многих других родственников и последователей в последующие дни.Казалось, это было началом большевистской современности.

Первоначально названный в честь российской императрицы Екатерины, Екатеринбург был переименован в Свердловск в честь большевистского чудовища по имени Яков Свердлов - того, кто, вероятно, отдал приказ убить царскую семью, - и оставался Свердловском до 1991 года. После того, как королевские принцессы избежали резни, императорская семья Романовых была должным образом отнесена к исторической неактуальности.

После падения советского режима в 1991 году в церкви произошло мощное возрождение в тесном союзе с российским государством.Отреставрированный Екатеринбург сыграл ключевую роль в этом воскресении. После десятилетий попыток скрыть или уничтожить место убийства правительство наконец уступило это место церкви в 1990 году, открыв путь к новой эре почитания.

В 1981 году Заграничная Русская Православная Церковь канонизировала семью Романовых как мучеников. После некоторых дебатов Московский Патриархат последовал их примеру в 2000 году, когда объявил их «носителями страстей» за христоподобный образ их смерти. В 1998 году тела Николая и его семьи были перезахоронены в Св.Петропавловский собор в Санкт-Петербурге (который до недавнего времени был Ленинградом).

Для всех, кто знаком с византийской или средневековой историей, деятельность нового культа Николая была знакома. Последователи решили, что царственным мученикам нужна новая великолепная церковь на месте их смерти, достойная их святости и достоинства. Возведен великолепный комплекс, центром которого является так называемый Храм на Крови в честь Всех Святых, Сияющих на Земле Русской.

Екатеринбургский комплекс является процветающим центром паломничества, а земля с места первоначального дома убийц ценится буквально как святая земля. Иконы Николая и его семьи имеются в большом количестве. Когда церковь посетил благоговейный Владимир Путин, этот момент идеально символизировал идеологический разворот страны, не говоря уже о надеждах православных на славный новый век, основанный на традиционных ценностях.

За последнюю четверть века культ королевской семьи - и прежде всего самого Николая II - стал еще более возвышенным и действительно стал незаменимой основой возродившегося православного национализма.Николай стал фигурой русского Христа, царя-мученика «Николая Доброго», отдавшего свою жизнь за подлинную христианскую Россию.

Современные события дали этой причине особое преимущество, поскольку националисты сталкиваются с многочисленными угрозами и оскорблениями, как внутренними, так и внешними. Они горько возмущаются расчленением бывшего Советского Союза на несколько государств с разной степенью независимости. Демографические тенденции в России указывают на резкое сокращение пожилого белого и христианского населения и подъем ислама: к 2040 году доля ислама в населении может приблизиться к 30 процентам.Что это будет значить для России, которая так долго считала себя оплотом истинной христианской веры? Этот тревожный вопрос скрывается за страстной преданностью православной истории страны и ее современным мученикам.

Насколько чувствительной стала репутация Романовых, было продемонстрировано в 2017 году, когда режиссер Алексей Учитель выпустил фильм « Матильда ». Эта роскошная - поистине грандиозная постановка - посвящена памяти балерины Матильды Кшесинской, у которой в 1890-х годах был роман с наследным принцем Николаем до его женитьбы.Помимо предположения о том, что королевский святой нарушил христианское целомудрие, в постановке есть жаркие моменты, в том числе сцена, в которой танцовщица обнажила грудь. Для критиков весь спектакль был кощунством, а политики требовали его запрета.

С лозунгом «Гори за Матильду!» Активисты угрожали уничтожить кинотеатры, показывающие фильм. Режиссеру угрожали смертью, так же как и владельцам кинотеатров и дистрибьюторам. Были подожжены автомобили и имущество, в том числе один кинотеатр в Екатеринбурге.Некоторые напуганные владельцы уступили давлению и согласились не проверять Matilde .

Кто бы мог подумать, что в 21 веке люди могут быть готовы умереть за честь династии Романовых или убить за нее?

Версия этой статьи выходит в печатном издании под заголовком «Царь и мученик».

Российская Империя | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение ↑

Великая война была великим разрушителем европейских империй.Могущественная Российская Империя, веками являвшаяся консервативным якорем Востока, рухнула первой. Почему? Наблюдатели за последние сто лет предложили ряд объяснений. Некоторые рискнули предположить, что революция, которая свергнула трон и в конечном итоге привела к коммунистической диктатуре, была вызвана отсталостью России. С этой точки зрения попытки России примириться с современными политическими и экономическими системами были запоздалыми и успешными лишь на первый взгляд. Парламенты возникли, но только при непоколебимой автократии.Промышленность развивалась, но она была чрезмерно зависима от иностранцев и неудобно сосуществовала с едва преобразованной русской деревней. В результате вся структура российской общественно-политической жизни оказалась хрупкой и разрушилась под давлением войны. [1] В этом аргументе есть что-то, но его легко переоценить. Разумеется, не следует приравнивать отсталость к слабости. Быстрое расширение российской власти перед войной настолько встревожило немецких военных планировщиков, что они потребовали от своего политического руководства как можно скорее найти casus belli с Романовыми. [2] Также «отсталость» не означает отсутствие приспособляемости, даже устойчивости. Промышленная инфраструктура России действительно дрогнула в начале войны, что привело к истощающей нехватке оружия в 1915 году, но к концу 1916 года она восстановилась так быстро, что Россия опережала по производству немецких производителей боеприпасов. [3]

И Россию не уничтожили марксисты-заговорщики. Учитывая долгую историю русского революционного движения и возможный успех большевиков, имело смысл соединить точки и рассматривать революционеров как авторов революции.Тем не менее, немногие ученые доверяют прямому тезису о подрывной деятельности. Во-первых, ни один серьезный аналитик ни тогда, ни позже не приписал Февральскую революцию 1917 года (которая вынудила отречься от царя) успешной интригой со стороны осажденных российских социал-демократов. Действительно, поскольку в начале 1917 года планировался переворот, его проводили консерваторы из числа военных и королевская семья. [4] Ни один из этих заговоров не имел ничего общего с вспыхнувшим восстанием, которое действительно произошло.Во-вторых, как мы увидим ниже, к тому времени, когда коммунисты успешно начали революцию, в октябре того же года военные усилия уже находились в свободном падении. Политическая активность левых сил, конечно, сыграла свою роль в революционном 1917 году, но это был лишь один из многих факторов.

Наконец, мы можем отбросить идею о том, что Россия проиграла войну из-за военных неудач, поскольку российская армия действительно плохо сражалась лишь в отдельные моменты. В битве при Танненберге в 1914 году и в битве при Горлице-Тарнув в 1915 году русские действительно потеряли целые армии и потерпели серьезные стратегические неудачи.Однако на протяжении долгих периодов войны русское оружие было весьма успешным, взяв и отвоевав Восточную Галицию и оккупировав Восточную Анатолию и Северную Персию. Более того, даже крупные неудачи на поле боя не означали поражения. Как сетовал начальник Генерального штаба Германии Эрих фон Фалькенхайн (1861-1922), «Восток ничего не дает взамен». [5] Немецкие военные победы не привели к политическим успехам. Россия, по его мнению, не только непобедима, но и, возможно, непобедима в оперативном плане.Как же тогда рухнула империя? Это вопрос, на который пытается ответить следующий краткий рассказ о военных кампаниях, а также политических и социальных изменениях.

Вступление в войну ↑

Убийство Франца Фердинанда, эрцгерцога Австрийского Эсте (1863-1914) 28 июня 1914 года группой экстремистских сербских националистов застало российскую политическую элиту врасплох. По правде говоря, российские внешнеполитические деятели довольно часто ошибались из-за событий на Балканах в последние годы.В 1912 году Сербия, Черногория, Греция и Болгария создали «Балканский альянс», преследуя свои общие интересы на полуострове. Довольно поздно в Министерстве иностранных дел дошло, что основным взаимным интересом этих государств будет развязывание наступательной войны против Османской империи. Когда Россия пыталась выступить в роли благожелательного покровителя и предотвратить военные действия, это было проигнорировано. Балканский Альянс выиграл войну в 1912 году, затем его члены сражались между собой за трофеи в 1913 году во Второй Балканской войне, в результате которой Россия бессильно заламывала руки в сторонке.

В 1914 году и главное сербское политическое руководство под руководством премьер-министра Николы Пашича (1845-1926), и российское верховное командование знали, что в любых будущих сражениях будут участвовать Австро-Венгрия и почти наверняка Германия. Имея истощенную и измученную армию, Пашич не хотел участвовать в битвах, и русские также признали, что сейчас не время для агрессии. Они только что профинансировали «Великую программу» военной экспансии, которая не принесла плодов в течение нескольких лет, и у них не было желания начинать войну по собственной инициативе.Немецкие политики и пропагандисты, обвинявшие Россию в развязывании войны для достижения своих агрессивных целей, полагали, что у России были давние цели, которые она стремилась достичь путем завоевания, такие как установление имперской гегемонии на Балканах, экспансия на славянские территории на Востоке. Европа любит Галицию и господство Проливов. Это действительно были внешнеполитические цели Российской империи, и по мере затягивания конфликта они становились все более непримиримыми военными целями. Но ни немецкие пропагандисты, ни те более поздние историки, которые выступали в защиту российской «вины», никогда не могли предоставить никаких реальных доказательств того, что Россия создала дипломатический конфликт, известный как «июльский кризис», или даже того, что ключевые лица, принимающие решения в Санкт-ПетербургПетербург считал войну 1914 г. хорошей идеей. [6] Большинство доказательств предполагает, что кризис был инициирован группой радикальных сербских националистов и был превращен в casus belli Австрией.

Континентальная война во время предыдущих балканских кризисов была предотвращена благодаря взаимному невмешательству со стороны австрийцев и русских. Теперь, когда это равновесие было нарушено, Россия столкнулась с другим политическим расчетом. Записи, сделанные на решающих заседаниях Совета министров России в конце июля в ответ на обострение кризиса, показывают, что главной заботой высших правительственных чиновников было сохранение статуса России как великой державы, а не использование возможности для экспансионистской войны.Они понимали опасность войны. Некоторые действительно предсказывали, что это может закончиться крахом их собственного режима. Но отступать еще раз казалось более опасным. Что, если Россия станет еще одним Китаем, еще одной Османской империей, еще одной империей второго уровня, созревшей для расчленения другими великими державами? Замешательство и нерешительность были отмечены в последние дни мира в Санкт-Петербурге, поскольку царь колебался перед эскалацией конфликта. В конце концов, военные и правительство следовали политике, рекомендованной Советом министров, - пытаясь сдержать австро-германские действия с помощью дипломатии, подкрепленной силой, и решив начать войну с Австрией, если она вторгнется в Сербию, даже с риском вторжения. большая континентальная война. [7]

Россия на протяжении всего кризиса находилась в реактивном режиме. 23 июля Австрия предъявила Сербии ультиматум. 26 июля Император России (1868-1918) Николай II в ответ приказал всем военным округам Европейской России перейти на подготовку к войне. 28 июля Австрия объявила войну Сербии. Позже в тот же день Николай сделал шаткий шаг, отдав приказ лишь о частичной мобилизации (против Австрии, а не Германии) в надежде локализовать конфликт. Это решение привело в ужас военное командование, которое предупредило Николая, что, если они проведут частичную мобилизацию, это сделает быструю всеобщую мобилизацию невозможной.Немецкая граница останется незащищенной в первые недели войны. Николас колебался, но, наконец, понял военную логику и приказал провести всеобщую мобилизацию 30 июля, достаточно поздно, чтобы вызвать некоторую путаницу, но не настолько поздно, чтобы планы мобилизации были сорваны. Приказ о всеобщей мобилизации на самом деле был облегчением для германского генерального штаба, который планировал мобилизацию независимо от решения России и теперь мог попытаться изобразить свой марш на войну как оборонительную меру против русских. [8] 1 августа 1914 года Германия объявила войну России, превратив Третью балканскую войну в континентальную и, довольно быстро, в мировую войну.

Военные кампании 1914-1916 гг. ↑

1914 ↑

План мобилизации и войны России был основан на (правильном) предположении, что она будет вести войну на два фронта, а сами враги будут сражаться на нескольких фронтах. Российские военные планировщики пообещали своим французским союзникам, что нападут на Германию вскоре после объявления войны, и они сделали это, пересекли границу 11 августа 1914 года, вступили в бой с противником 17 августа и выиграли свое первое сражение (при Гумбиннене). 20 августа.В тот же день, когда первая русская армия одержала победу в Гумбиннене, четыре русские армии (Третья, Четвертая, Пятая и Восьмая) вторглись в австрийскую Галицию. Однако последние дни августа были разрушительными. Поскольку австрийцы сдерживали наступление русских у Красника и Комарова, северные позиции русских против немцев в Восточной Пруссии были разрушены. Россия намеревалась использовать две армии (Первую и Вторую), чтобы окружить 8-ю немецкую армию, единственную оставшуюся заслону на Востоке, в то время как немцы яростно пытались захватить Париж.Однако генерал Павел фон Ренненкампф (1854-1918), победивший командующий Первой русской армией при Гумбиннене, не смог поддерживать связь со своим противником. Восьмая армия, теперь находящаяся под энергичным командованием Пауля фон Гинденбурга (1847-1934) и Эриха Людендорфа (1865-1937), воспользовалась возможностью повернуть на юг, чтобы окружить удивленную другую руку неуклюжего русского клешни генерала Александра Самсонова (1859). -1914) Вторая армия. 29 августа большая часть 2-й армии была вынуждена сдаться, поскольку Самсонов с позором застрелился.Это сражение, которое немцы быстро назвали битвой при Танненберге, чтобы напомнить о столкновении тевтонских рыцарей и славян восточных территорий в 15 -х годах века, положило конец надеждам русских на быструю победу и замкнуло империю. изнурительная зима отражения все более глубоких ударов немецких войск в русскую Польшу.

Боевые удачи быстрее повернулись к югу, где австро-венгерские войска столкнулись с собственными проблемами командования и координации.В то время как вторжение 4-й и 5-й российских армий остановилось, 3-я и 8-я армии успешно продвинулись вперед, взяв 3 сентября ключевой галицкий город Львов. К 11 сентября они продвинулись так далеко, что австро-венгры были вынуждены отдать приказ об общем отступлении. Силы Габсбургов продолжали отступать всю осень. К ноябрю русские были у ворот древней польской столицы Кракова и взбирались на юг по Карпатским горам. Этот огромный успех был значительным.Завоевание Галиции и Карпат угрожало самому существованию Габсбургской империи. Напротив, череда немецких побед на севере подорвала гордость России и потрошила ее довоенную кадровую армию, но армии стояли относительно близко к своим довоенным границам (см. Карту).

1915 ↑

Грандиозные планы России по вторжению в Венгрию были разбиты, когда она была разбита успешным совместным наступлением центральных держав, начавшимся 2 мая 1915 года на линии между галицкими городами Горлице и Тарнув.На российской стороне линия укомплектовывалась 3-й армией под командованием генерала Радько Дмитриева (1859-1918). Дмитриев увидел наращивание своей линии и умолял начальство о подкреплении, но получил отказ. Генерал Николай Иванов (1851-1919), командующий Юго-Западным фронтом и начальник Дмитриева, вместо этого решил усилить свои силы вторжения в Карпаты. Когда пришел удар, он разрушил линию русских, что было довольно частым явлением в Великой войне. Что было необычно, так это отсутствие резервов для затыкания вскрытых дыр.Русское верховное командование хмыкнуло и отказалось позволить Третьей армии отступить. Дмитриев, у которого не было вариантов, поставил всю свою армию на неожиданное контрнаступление. Это с треском провалилось. Тысячи мужчин погибли. Например, XXIV корпус, имея 40 000 солдатиков, отступил, оставив только 1 000 человек.

Уничтожение 3-й армии отбросило российскую армию на пятки. Силы карпатского вторжения были вынуждены бежать, спасая украинские равнины, прежде чем их обошли с флангов.На севере немецкое давление подорвало российскую оборону по всей Польше в течение лета, форсировав реку Нарев в июле и захватив хорошо вооруженные крепости и города на реке Висла, включая Варшаву, в августе. Но запланированное окружение российских войск провалилось. Немецкие войска захватили территорию, мирных жителей и более изрядную долю военнопленных, но не захватили целые армии и не принудили к капитуляции. Немецкие войска предприняли последнюю отчаянную попытку вывести Россию из войны в сентябре и захватили большую часть Литвы и части современной Беларуси и Латвии, но они достигли конца своей веревки.Они не приблизятся к центральной России, пока деморализованная революционная российская армия не ослабнет летом 1917 года.

1916 ↑

Между тем русская армия добилась успеха на третьем главном фронте - на Ближнем Востоке. Попытка Османской империи застать врасплох главные силы России в зимних горных условиях у Сарыкамыша 22 декабря 1914 г. привела к потрошению османских войск в результате битв и обморожений. Россия преобладала в первые дни нового года.Затем российские войска проявили инициативу и двинулись на запад через историческую Армению и Восточную Анатолию. Обеспокоенные успехами России, османы начали политику геноцида против христианского армянского населения Восточной Анатолии в апреле 1915 года, якобы из соображений безопасности. Однако резня мирных жителей не изменила чашу весов в пользу Османской империи. Напротив, когда 1915 год перешел в 1916 год, русские войска успешно заняли Северную Персию и взяли ключевые османские анатолийские крепости Эрзерум и Трабзон.Попытки Германии поддержать своих союзников в регионе и сплотить мусульман для вымышленной священной войны против Великобритании, Франции и России оказались безуспешными.

1916 год также ознаменовался некоторым продвижением на север. После катастрофической неудачной атаки у белорусского озера Нарочь в конце зимы, русские войска на Юго-Западном фронте 4 июня 1916 года неожиданно для австро-венгерских войск предприняли наступление по всему фронту. Новый командующий русским фронтом генерал Алексей Брусилов (1853-1926) отказался от стандартной практики сосредоточения своей артиллерии и своих атакующих сил на одном участке линии, отказавшись от преимуществ массированного заграждения и штурма, чтобы оказывать давление повсюду. и помешать австрийскому командованию эффективно использовать свои резервы.Спустя несколько недель русские солдаты отвоевали большую часть Галиции.

Однако победа оказалась частичной. Брусилов умолял командующих армией к северу от него начать собственную фазу наступления, чтобы прикрыть его правый фланг. Генерал Алексей Эверт (1857-1926), однако, был наказан кровавой тщетностью битвы на озере Нарочь и откладывался так долго, как только мог. В разгар этой неопределенности сотрудники Брусилова спорили о том, как лучше всего продолжить свои первоначальные победы, и в конечном итоге выбрали первоначальной целью железнодорожный узел Ковель, а не стремятся к более резкому проникновению на территорию Австро-Венгрии.Войска Эверта и Брусилова увязли в атаках на болотистой местности, что привело к тяжелому и неполному завершению наступления. Наступление не выбило ни одного из их врагов и мало что сделало, кроме как убедить румынское правительство присоединиться к войне на стороне Антанты. Это оказалось отрицательной ценностью, поскольку румынская армия была сильно разбита в своих первых сражениях и вскоре потребовалось, чтобы российские войска стабилизировали еще более протяженный фронт.

Политика и общество, 1914-1916 ↑

«Священный союз» ↑

Как следует из предыдущего резюме, Россия проиграла Великую войну не в результате иноземного завоевания.Вместо этого из-за политического и социального давления Россия стала первой имперской жертвой войны. Однако это не означает, что основные причинные факторы краха следует искать в «отсталости» довоенной империи или в динамике революционного движения. Это также не означает, что события на фронте и в вооруженных силах не имели отношения к упадку династии Романовых. Напротив, ключевой движущей силой, объясняющей ранний выход Российской империи, является именно связь между событиями на фронте и имперской социальной и политической структурой.

Сначала и правительственные, и оппозиционные политические лидеры надеялись, что войну можно будет ограждать от политической и социальной напряженности внутри королевства. Царь провозгласил национальное единство перед толпами ликующей толпы в Санкт-Петербурге (который вскоре будет переименован в более русский «Петроград»). Практически каждая партия, бросившая вызов претензиям самодержавия с момента образования первого российского парламента (Думы) в 1906 году, объявила о своем желании вести войну рука об руку с монархом в «священном союзе».«Дума добровольно ушла на перерыв и отступила, чтобы позволить военным и правительственным властям вести войну беспрепятственно. Только крайне левые партии, такие как большевики, отказались от священного союза, но они были ничтожно малой партией, чья платформа революционного пораженчества (идея о том, что для революции было бы лучше, если бы российские войска были разбиты в война) мало привлекало подавляющее большинство граждан России.

Однако события на фронте вскоре разрушили «священный союз».Частично проблема заключалась в военном поражении, но было гораздо больше. Во-первых, многие граждане и центристские политики обвиняли эти ранние поражения в более широкой проблеме некомпетентности правительства. Дело было не просто в том, что армия проиграла в Танненберге или в Горлице, это было год, как армия проиграла год. Неэффективное управление резервами объяснялось низким уровнем способностей штабных офицеров и высоким уровнем кумовства в военной элите. Нехватка боеприпасов свидетельствует как о плохом планировании, так и о плохой координации между военным и промышленным секторами.Катастрофически плохая ситуация с ранеными российскими солдатами, которые тысячи людей лежали без присмотра в первые месяцы войны, снова говорит об отсутствии дальновидности и логистической проницательности. Не менее важно то, что объявление военного положения в западных секторах империи в первые дни войны передало гражданские дела в руки высшего военного руководства. За этим последовали несколько месяцев жестокой и эксплуататорской этнополитики, а также крах местной экономики и правопорядка.К весне 1915 года гул недовольных жителей окраин был достаточно громким, чтобы поколебать веру русских центристов в «священный союз».

Летний кризис 1915 года ↑

Поражения весны и лета 1915 года, последовавшие за битвой при Горлице-Тарнове, навсегда разрушили священный союз. Мало того, что Ставка снова была разоблачена как некомпетентная, но массовое отступление также вызвало существенные социальные изменения, ни одна из которых не была хорошей. Часть проблемы была неизбежным результатом немецкого вторжения, но большая часть была вызвана самим собой из-за сознательного принятия политики выжженной земли во время отступления.Генерал Николай Янушкевич (1868-1918), начальник штаба Верховного Главнокомандующего, 24 июня 1915 года издал всем командирам армий следующий приказ:

При отступлении интенсивно и рано убирайте все ресурсы, особенно железные дороги, уничтожайте посевы скашиванием или другими способами, перемещайте всех мужчин призывного возраста, кроме жидов, в тыл, чтобы не оставить их в руках врага. От вас требуется убрать все запасы скота, хлеба, кормов и лошадей. Во время нашего наступления будет легче снабдить население с нуля, чем оставить врагу материалы, которые мы могли бы унести. [9]

Как следует из эпитета «жиды», практика выжженной земли была отмечена этнополитическим насилием, особенно в форме яростного антисемитизма, который в эти темные дни распространился повсюду на западе империи. Линчевания были обычным явлением, и, когда они бежали на восток, солдаты часто пользовались возможностью грабить и избивать гражданское население.

Ошибочное решение проводить политику выжженной земли при отступлении привело к волне внутренних беженцев, которая к 1917 году насчитывала более 6 миллионов человек.Быстро распространяются эпидемические заболевания, особенно тиф и холера. В течение нескольких недель по империи распространились как микробные, так и социальные патологии. Этнические беспорядки вспыхнули в крупных городах (крупнейшие были направлены против немцев в Москве в мае / июне 1915 года), промышленные забастовки в центральной России стали более частыми и жестокими, а недовольство крестьян инфляцией стало все более заметным. В этих условиях политический ответ был неизбежен. Широкая коалиция потрясенных политиков, от консерваторов справа до социалистов слева, объединилась, чтобы сформировать «прогрессивный блок», который потребовал изменений в организации военных действий и более активного участия неправительственных гражданских лидеров в делах государства. .

Двумя основными целями Блока были:

1. Формирование единого правительства, состоящего из лиц, пользующихся доверием страны и договорившихся с законодательными органами о реализации определенной программы в кратчайшие сроки. 2. Решительные изменения в применяемых до сих пор методах управления, основанные на недоверии к общественной инициативе. [10]

Блок также настаивал на прекращении преследований или дискриминации по политическим, этническим или религиозным мотивам и призвал к разработке законопроекта о польской автономии.Блок сумел заручиться поддержкой большинства в Думе и консервативного Государственного совета даже с помощью этой амбициозной программы, а также заручился поддержкой почти каждого члена царского Совета министров. Однако архимонархический председатель этого органа Иван Горемыкин (1839-1917) убедил царя отвергнуть предложения прогрессивного блока. Вместо этого Горемыкин и Николай II согласились распустить Думу и установить более самодержавное правление. Царь быстро уволил многих своих либеральных и центристских министров, занял пост военного верховного главнокомандующего и уехал на фронт.

Россия дрейфует, сентябрь 1915 - февраль 1917 ↑

Ошеломленный Прогрессивный блок не выразил значительного протеста против этого восстановления монархической власти, но беспорядки лета не закончились. Спустя несколько дней после того, как царь принял военное командование 4 сентября, по всей империи вспыхнули беспорядки после того, как было объявлено, что призыв на военную службу расширяется и включает многие ранее освобожденные социальные категории, такие как только сыновья. Беспорядки среди рабочих росли, а экономика продолжала падать.Политическая система была полностью потрясена событиями лета 1915 года. Вера в правительство, которая сохранялась до этой даты, исчезла. Дума кипела, и министры, стремившиеся найти широкое решение кризиса военного времени, были оттеснены или уволены. В то же время центр притяжения консерваторов в королевстве - Царь - также покинул сцену. Бюрократическая анархия росла из-за отсутствия сильного руководства сверху. По мере того как в 1916 году министры назначались и увольнялись с головокружительной скоростью, политическое недовольство росло и росло.

Это несчастье нашло свое самое громкое выражение в ноябре 1916 года. После года продолжающихся репрессий против либеральных и центристских активистов и их организаций, еще одного года инфляции и растущих экономических бедствий, а также все более враждебного и беспорядочного поведения со стороны премьер-министра, Борис Штюрмер (1848-1917), два главных лидера Конституционно-демократической партии, Павел Милюков (1859-1943) и Василий Маклаков (1869-1957), выступили с речами в Государственной Думе.Милюков сердито зачитал список жалоб на Штьюрмера и, по сути, на все царское правительство, прежде чем заключить с обвинением в том, что один из ближайших соратников Штьюрмера коррумпирован и, возможно, получает деньги от правительства Германии. "Это глупость?" - спросил он под аплодисменты зала: «Или это измена?» Маклаков, известный в своей партии своей осторожностью и консервативностью, черпал вдохновение из Библии. Он сказал, что служить одновременно царю и России так же невозможно, как и служить «Богу и мамоне»."Царские цензоры быстро предприняли шаги, чтобы предотвратить публикацию этих адресов, что привело к появлению целых столбцов выцветших печатных изданий в ключевых газетах того времени. Однако общественности не потребовалось много времени, чтобы узнать, что было сказано, в виде рукописных копий. выступлений разошлись по всей стране.

Царь потерял поддержку даже ультраконсервативных монархистов. После перерыва в Думе в середине ноября правый демагог Владимир Пуришкевич (1870-1920) и член королевской семьи великий князь Дмитрий Павлович (1891-1942) убили Григория Распутина (1869-1916). , скандальный советник Александры, императрицы, супруги Николая II, императора России (1872-1918).Однако этот отчаянный поступок не привел к порядку в правительственной администрации и не спасти царя от самого себя.

Колониальное восстание ↑

Таким образом, когда беспрецедентное давление тотальной войны вызвало политические волнения во всех европейских государствах и обществах, Россия еще больше ослабила себя из-за близорукого принятия решений. На фронте военные руководители испортили многообещающие возможности на поле боя и с беспрецедентным невежеством вели гражданские дела на западных окраинах.В Петрограде царь сам подрывал военные усилия, упорно отказываясь от помощи тех самых социальных сил, которые могли бы стабилизировать армию, страну и его собственный режим. Короче говоря, политическая и военная элита России подготовила себя к тому, чтобы первой сломаться под натиском войны, и она это сделала.

Первый революционный гул пришел из центральноазиатских колоний России в Туркестане. 8 июля 1916 года правительство попыталось решить проблему острой нехватки рабочей силы в проектах военной инфраструктуры, направив ранее освобожденных от налогов казахов, киргизов и узбеков в трудовые батальоны в соответствии с воинской дисциплиной.Эта перспектива была неприятной. Даже для тех немногих мужчин, которые могли покинуть свою родину ради войны, созданной не ими, она казалась более близкой к условиям каторжного труда, чем гражданская служба. Когда стало ясно, что весь процесс будет отмечен коррупцией и насилием, весь регион взорвался восстанием. В Худжанде 17 июля произошли уличные бои, 20 июля в Самарканде, 24 июля в Ташкенте. Восстание быстро перекинулось в степь, где численность русских войск и колонистов значительно превосходила численность казахов, уже возмущенных пятидесятилетним колониальным господством России.К концу лета шла полномасштабная колониальная война. Местное население было истреблено русскими войсками, а русские колонисты были сожжены из своих деревень взбесившимися мятежниками. Восстание было жестоко подавлено, и сотни тысяч казахов и киргизов бежали через горы Тянь-Шаня в Китай.

Революционная Россия в войне, 1917-1918 ↑

Февральская революция ↑

Восстание пришло в Центральную Россию в феврале и марте 1917 года.Одной из наиболее пострадавших социальных групп в Европе во время войны в целом была группа городских женщин, которые были вынуждены больше работать в оплачиваемом секторе, одновременно выполняя еще больше домашней работы во время растущего дефицита. К февралю 1917 года многие женщины в Петрограде в холодные предрассветные часы насытились длинными очередями за хлебом, который часто не приходил в магазины, по крайней мере, не успевал пойти на работу. Они воспользовались возможностью нового социалистического праздника Международного женского дня 8 марта 1917 года (23 февраля 1917 года по российскому календарю), чтобы выйти на улицы и призвать других рабочих присоединиться к их протесту.Когда протесты усилились, царское правительство, что неудивительно, провалило свой ответ. Решение применить силу против протестующих зависело от готовности гарнизона петроградской армии поддержать городскую полицию. Однако оказалось, что солдаты гарнизона больше симпатизировали демонстрантам, чем режиму. В серии драматических событий ключевые подразделения подняли мятеж против своих офицеров, присоединились к толпе на улицах и заставили полицейских и других представителей старого порядка в панике бежать из города.Командиры армий отправили войска с фронта, чтобы восстановить порядок, но как только они осознали масштаб беспорядков, они пересмотрели и отозвали своих людей. Генерал Михаил Алексеев (1857-1918), начальник штаба Николая II, незаметно опросил высшее армейское руководство, которое единогласно рекомендовало царю отречься от престола, чтобы предотвратить дальнейшие революционные беспорядки. Алексеев передал эту рекомендацию своему императору, который принял ее 15 марта 1917 года, положив конец более чем трехсотлетнему правлению Романовых в России.

Свобода или анархия? ↑

Хотя генералы надеялись, что отречение от престола позволит поспешно сформированному «Временному» или «Временному» правительству с еще большим энтузиазмом вернуться к военным усилиям, революция на самом деле оказалась более основательной. Это было восстание не только против императора или его «немецкой» жены, императрицы Александры (родившейся в Дармштадт-Гессене), но и против целой системы социальной и политической несправедливости. Эта несправедливость была столь же очевидна в вооруженных силах, как и в других частях общества, и солдаты проводили программу демократизации с самых первых дней установления нового порядка.Они настаивали на праве на уважительное обращение со стороны своих офицеров, пользование равными гражданскими правами и свободами во внеурочное время и право избирать собственное политическое представительство. Более радикально они также настаивали на праве избирать своих собственных офицеров, желание, рожденное разумным страхом, что консервативный офицерский корпус попытается свести на нет любые революционные завоевания при первой возможности. Как только эти достижения были достигнуты, солдаты смогли сформулировать свою собственную политическую платформу.Хотя, конечно, не было единодушия среди миллионов людей в форме, все солдаты были жизненно заинтересованы в вопросах, связанных с войной. Почему они ссорились? Когда это закончится? Их первая программа не была пацифистской. Среди солдат сохранялся оборонительный настрой. Более того, Революция даже усилила его, добавив защиту «Революции» к все еще важной защите «Родины». Солдаты обычно считали, что Германия стремится вторгнуться в Россию и превратить ее в периферийное вассальное государство, и они были готовы сражаться, чтобы этого не произошло.Но их меньше волновала борьба за «Империю», и вскоре они обнаружили, что их стремление к быстрому миру на основе восстановления довоенных границ разделяет Петроградский Совет, совет представителей рабочего класса города во главе с главные лидеры социалистической партии в столице. Антиимпериалистический лозунг «Мир без аннексий и компенсаций» быстро завоевал популярность среди солдат и стал ориентиром их политической программы на оставшуюся часть революционного года.

Революция и война ↑

Таким образом, это была настороженная российская армия, которая оставалась в поле боя весной 1917 года. Срыв революции и демократизации сделали амбициозное военное планирование невозможным в марте и апреле. Планируемое совместное наступление с англичанами и французами пришлось отложить. В апреле либеральный лидер Павел Милюков, ныне министр иностранных дел Временного правительства, устроил скандал, признав, что новое российское правительство не откажется от своих корыстных военных целей, а именно приобретения Турецких проливов.Неистовые уличные демонстрации и вопли протеста солдатских депутатов вынудили Милюкова и военного министра Александра Гучкова (1862-1936) уйти в отставку. На смену Гучкову пришел депутат-социалист Александр Керенский (1881-1970). В мае генерал Алексеев неблагоразумно выступил с речью, в которой заявил, что «Мир без аннексий и компенсаций» является «утопической фразой», и был уволен и заменен на посту Верховного главнокомандующего генералом Брусиловым. Новое военное руководство Керенского и Брусилова унаследовало планы летнего наступления, и они продвинулись с этой идеей.Они считали, как и их предшественники, что армия распадается на их глазах в беспорядочной болтовне собраний и выборов, и они считали, что только военные действия могут восстановить чувство цели и дисциплины в войсках. Немцы, счастливые наблюдать, как их восточный противник рушится через революцию, не собирались обеспечивать им это единство, начав наступление. Единственным выходом оказалось начать новое наступление во имя революции. Главным фронтом наступления Брусилов выбрал Галицию, основу своего успеха в прошлом году.Эта операция, так называемое «наступление Керенского», хорошо началось 29 июня 1917 года, но провалилась быстро и катастрофически, когда мятежные войска отказались вторгнуться на вражескую территорию, а затем обратились к грабежам и разграблению местного гражданского населения. Русская армия, наследница силы, прошедшей от победы к победе над авангардом империи, никогда не выиграет больше битвы. В сентябре 1917 года немецкие войска узнали, насколько далеко упал их противник, когда они начали наступление на латвийский портовый город Ригу, и легко взяли его.

Захват Риги и погружение украинцев в анархию летом 1917 года ясно продемонстрировали, что революция поставила в политическую повестку дня не только конец самодержавия, но и конец империи. Политические предприниматели в приграничных регионах охотно откликнулись на это развитие событий. Поначалу их претензии были скромными: здесь пересмотр районной границы, право вести там обучение на местных языках. Но по мере того, как революция шла к концу, политические требования становились все более смелыми.Идея замены Российской империи федерацией, состоящей из политически равных этнических групп, стала популярной летом, но сочетание продолжающегося русского шовинизма и вечного предписания отложить все важные политические вопросы до созыва конституционного собрания (Учредительное собрание ) после завершения войны многие националисты стали более открыто настаивать на независимости.

К концу лета 1917 года Российская империя заметно и быстро распадалась.Дезертирство возросло до уровня эпидемии, и армия больше не могла удерживать свои позиции даже против врага, сосредоточившего подавляющее большинство своих войск на другом фронте. Без законной власти и потока вооруженных людей, хлынувших по городам, деревням и городам, закон и порядок исчезли. Русское господство в имперском пространстве ежедневно оспаривалось, а экономика находилась в плачевном состоянии из-за нехватки ключевых средств и безудержной инфляции.

Октябрьская революция ↑

Эти гигантские проблемы было трудно, а в некоторых случаях невозможно решить в разумные сроки, не говоря уже о Великой войне и эпохальной революции.Политические лидеры Временного правительства и Петроградского Совета ежедневно сталкивались с гневом недовольных гражданских лиц, и к лету некоторые даже вслух задавались вопросом на Первом съезде Советов в июне, была ли какая-либо партия достаточно смелой или безрассудной, чтобы взять на себя ответственность за управление автомобилем. События. Тут же поднялся Владимир Ленин (1870-1924) и провозгласил: «Есть такая партия!» [11] Партия Ленина, большевики, пережила грандиозное возрождение своего состояния в 1917 году.С самого начала выступая против войны, они теперь убедительно доказали, что вытащат Россию из войны, если они придут к власти. Они также в полной мере воспользовались антиимпериалистической программой. Действительно, социалистические политики неоднократно осуждали европейские империи на протяжении 1917 года и первыми выступали с лозунгом «национального самоопределения». Несмотря на то, что эта фраза с тех пор стала ассоциироваться с президентом США Вудро Вильсоном (1856-1924), на самом деле именно (в основном меньшевистские) лидеры Петроградского Совета наиболее активно продвигали эту идею и вынудили Милюкова принять ее в Объявление войны Временным правительством 9 апреля 1917 г.Вильсон, действительно, не включил национальное самоопределение в качестве цели в свои «Четырнадцать пунктов» в 1918 году и не очень твердо придерживался этой идеи во время Парижской мирной конференции. [12] Большевики полностью поддержали этот антиимперский язык и убедительно убедили солдат и других в том, что они разделяют общие цели мира без аннексий и послевоенной системы, основанной на принципах национального самоопределения.

В ноябре нарастающий крах империи пересекся с возвышением большевиков.По мере того как люди в военной форме все чаще обращались к большевикам и их платформе, то же самое происходило и с ключевыми слоями городского рабочего класса. Осенью 1917 года большевики окончательно утвердили свое господство в городских советах рабочих и солдат и незамедлительно начали выдвигать лозунг «Вся власть Советам», то есть свержение Временного правительства, которое теперь возглавляет Керенский. Премьер-министр. 7 ноября (25 октября по российскому календарю) Ленин, Лев «Леон» Троцкий (1879-1940) и их соотечественники совершили успешный переворот, в результате которого было свергнуто Временное правительство.Примечательно, что переворот был заранее анонсирован самой большевистской газетой Правда. Тот факт, что Временное правительство не могло защитить себя даже с полным предупреждением, было достаточным свидетельством того, что оно утратило весь авторитет, который оно получило после Февральской революции. После того, как министры были арестованы или обращены в бегство, большевики объявили, что отныне вся власть будет находиться в руках рабочих советов. Хотя поначалу в состав Советов входили представители нескольких социалистических партий, такое состояние продлилось еще несколько месяцев, поскольку большевики вытесняли одну группу за другой из Советов и приводили к ожесточенной оппозиции.Ко времени перемирия на Западном фронте в ноябре 1918 года Советская Россия фактически была однопартийным государством.

Выход из войны ↑

Переворот был началом, а не концом большевистской революции, и большевистское руководство было сильно ограничено в своих действиях условиями, в которых оказалась Россия в конце 1917 года. Безусловно, наиболее важным условием было то, что Великая война продолжалась неослабевающим образом. Ленин пришел к власти на платформе, чтобы вывести Россию из войны, российская армия находилась в упадке, а у Германии был огромный стимул закрыть свой второй фронт, чтобы сосредоточить свои силы на последнем наступлении на западе весной 2003 года. 1918 г.Перемирие было заключено через несколько дней после большевистского переворота, и вскоре после этого в цитадели Брест-Литовска начались мирные переговоры. На этих переговорах было много чего обсудить, в том числе статус независимых украинских переговорщиков, которые прибыли, чтобы представлять интересы украинского парламента (или Рады), но результат никогда не вызывал сомнений. Большевикам пришлось подписать мир, чтобы выжить, и немецкие переговорщики безжалостно использовали этот огромный рычаг, требуя уступки всех старых российских западных окраин и навязывания неравноправных торговых сделок со своими соседями.На удивление большевики отложили неизбежное, энергично обсудив значение «национального самоопределения» с ухмыляющимися немецкими и австрийскими дипломатами и поистине радикально заявив, что они оба откажутся от дальнейшей борьбы и откажутся подписывать карательный мир. Немцы называли их блефом, мчась на восток по железнодорожным путям и захватывая древние русские города, такие как Псков. Они подошли достаточно близко к Петрограду, чтобы атаковать его бомбардировщиками 27 февраля 1918 года. [13] Из-за отсутствия войск и возможностей советская делегация подписала Брест-Литовский мирный договор о карательных условиях 3 марта 1918 г. прекращение участия России в Великой войне.

Брестский мир, однако, не положил конец войне в Восточной Европе. Напротив, боевые действия продолжались и после ноябрьского перемирия и окончательного Версальского мира на западе. В течение нескольких дней после подписания Договора украинские силы, верные украинскому парламенту (Раде) и поддерживаемые немецкой армией, столкнулись с украинскими формированиями из восточного города Харькова при полной поддержке большевистской столицы в Москве. Немецкие войска победили и быстро распространились на восток, дойдя до Ростова-на-Дону и Таганрога на северо-восточной оконечности Азовского моря.Украина получила независимость от России, но только ценой зависимости от Германии. Распад Германии в конце 1918 года поставил Украину в шаткое положение. В 1919 году и большевики, и новое польское правительство разыграли Киев. В то время как поляки добились первоначального успеха, вторжение спровоцировало советско-польскую войну, которая привела Красную армию к окраинам Варшавы в 1920 году. Неудачная попытка взять польскую столицу привела к заключению более всеобъемлющего мирного соглашения в Рижском договоре (1921 г. ).Этот договор установил раздел Украины, после чего Польша забрала Галицию, а Советская Россия - остальное. Хотя украинским националистам не удалось создать независимое государство, другим в регионе повезло больше, поскольку новые государства были созданы в Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве. Поляки и Советы явно были сильнейшими игроками в новой региональной структуре власти. Литовские государственные деятели были вынуждены уступить многие территориальные претензии перед лицом враждебности Польши, а советские войска участвовали в Гражданской войне в Финляндии (1918 г.), которая установила независимость и границы Финляндии.

Территориальная целостность России к востоку от этих национализированных окраин также находилась под сомнением в годы Гражданской войны в России. Весной 1918 года антибольшевистские силы во главе с бывшими имперскими генералами вели ожесточенные стычки с красными войсками по всему югу России. Затем, в мае 1918 года, 35 000 военнопленных, сформированных в «Чешский легион», восстали, путешествуя по Транссибирской магистрали. Железная дорога. Открытие Сибирского фронта ознаменовало начало общегосударственной гражданской войны.Национальные вопросы были актуальны во многих местах, особенно в Кавказском регионе, где этнические группы боролись за власть с советскими войсками, войсками белых русских, ослабленной Османской империей и отвлеченной Британской империей. После нескольких неудачных попыток создания независимых государств, федераций малых народов и даже общегородских общин в 1920 и 1921 годах регион был советизирован. Аналогичный процесс имел место в Средней Азии. В регионах, густонаселенных этническими русскими, также сильно ощущалось наследие войны.Многие из солдат, дезертировавших в 1917 году, принесли с собой домой свое оружие и вкус к насилию. Большинство сопротивлялось призыву красных и белых сил, но они часто принимали участие в местных столкновениях, в том числе в сотнях мелких стычек между крестьянскими общинами и потенциальными государствами, которые искали их зерна и их преданности. Не красный флаг был символом власти во время гражданской войны. Это был «человек с ружьем». [14]

Заключение ↑

Опыт России в Великой войне был прекрасным примером того, что подразумевается под фразой «Тотальная война.«Это был комплексный опыт, в котором военное, социальное, экономическое и политическое развитие происходило незамедлительно и тесно взаимодействовало на протяжении всего конфликта. На самом деле, может быть ошибкой спрашивать, как это делали поколения ученых, была ли война вызвала или помогла ей вызвать русскую революцию. Начиная с 1914 года, государство и общество были вовлечены в то, что мы могли бы назвать революцией войны, поскольку борьба, экономические трудности, социальные преобразования и политические перемены шли рука об руку, оставляя за собой кровавый след по мере продвижения к неопределенное будущее.


Джошуа А. Сэнборн, колледж Лафайет

Редакторы секции: Борис Колоницкий; Николаус Кацер

Что такое лекарство от больных наций? Еще короли и королевы, говорят монархисты

ОКСФОРД, Англия. В уютном загородном имении в Оксфорде дальний родственник русского литературного гиганта Толстого говорит, что у него есть идеальное решение того, что беспокоит Соединенные Штаты.

Америка, заявляет он, нуждается в монархии.

На самом деле, по словам графа Николая Толстого, большее количество королей, королев и всех безделушек, которые приносит королевская власть, было бы не только бальзамом для сверхдержавы в политических беспорядках, но и стабилизирующей силой для мира в целом.

«Я люблю монархию», - сказал 82-летний граф Толстой, сидя в своем пышном саду за большим каменным домом. «Большинство людей думают, что монархия просто декоративна и наполнена великолепием и личностями. Они не понимают важных идеологических причин монархии.

Граф - не единственное, что отстаивает правило королевской семьи. Автор и консервативный политик, имеющий двойное британское и российское гражданство, он возглавляет Международную монархическую лигу и является частью свободной конфедерации монархистов, разбросанных по всему миру, в том числе в Соединенных Штатах.

Их основные аргументы: Страны с монархиями живут лучше, потому что королевские семьи действуют как объединяющая сила и мощный символ; монархии возвышаются над политикой; а нации с королевской семьей обычно богаче и стабильнее.

Критики говорят, что такие взгляды устарели и вызывают тревогу в эпоху, когда демократии во всем мире, кажется, находятся под угрозой. Однако граф и его соратники-монархисты полны решимости отстаивать свою позицию на конференциях, в редакционных статьях и на модных балах.

Недавнее исследование, в котором изучались экономические показатели монархий по сравнению с республиками, подтверждает их взгляды. Исследование, проведенное под руководством Мауро Ф. Гильена, профессора менеджмента в школе Wharton при Пенсильванском университете, обнаружило «надежные и количественно значимые доказательства» того, что монархии превосходят другие формы правления.

Граф Николай Толстой сказал, что большинство людей «не понимают важных идеологических причин монархии». Кредит ... Питер Макдиармид / Getty Images

В исследовании говорится, что это не умирающая система, «монархии на удивление широко распространены во всем мире. ” Они обеспечивают «стабильность, которая часто приводит к экономическим выгодам»; они лучше защищают права собственности и предотвращают злоупотребления властью со стороны выборных должностных лиц; и у них более высокий национальный доход на душу населения, говорится в исследовании.

г.Гильен говорит, что был «шокирован» результатами, которые еще не были опубликованы. «Большинство людей думают, что монархия - это что-то анахроничное», - сказал он. «Они думают, что современные формы правления лучше, и не могут принять преимущества монархий».

Когда он представляет свои выводы, «в комнате больше скептицизма, чем в отношении обычной газеты», - сказал г-н Гильен, который не является монархистом. «Это была тяжелая битва».

Его находки, однако, не являются сюрпризом для монархистов, которые стремятся сохранить существующие монархии и поддержать членов королевской семьи, живущих в изгнании.Они считают, что страны с изгнанными членами королевской семьи должны вернуть их на трон, а страны без монархий должны рассмотреть возможность перехода.

«Мы поддерживаем сохранение и восстановление монархий в любой точке мира», - сказал граф Толстой. «Наша цель - убедить людей».

Книги по истории, конечно же, изобилуют примерами монархий, которые стали символами репрессий и хищных, замкнутых богатств. Некоторые были изгнаны кровавыми восстаниями (Американская и Французская революции) или рухнули в руины (Империя Габсбургов), а многие безжалостно маргинализировали целые классы людей.

Конституции, а не абсолютный контроль

Но граф Толстой настаивает на том, что монархисты не тоскуют по временам абсолютных правителей и божественного права королей, когда английский Генрих VIII мог приказать казнить нежеланных жен и политических врагов.

Вместо этого его группа выступает за конституционные монархии, в которых король или королева являются главой государства, а реальная власть принадлежит избранному парламенту - во многом как в Бельгии, Великобритании, Дании, Японии, Нидерландах, Норвегии и Испании (хотя демонстранты в 2014 году потребовали референдума по королевской семье Испании после отречения короля Хуана Карлоса).

Все эти страны, отмечают монархисты, имеют относительно сильную экономику.

Исследование г-на Гильена показывает, что с 1900 года 22 страны отказались от королевских лидеров, а 35 других приняли их. Формы конституционных монархий укоренились, по крайней мере, на некоторое время, в странах с развивающейся экономикой, таких как Малайзия и Таиланд.

Тем не менее, исследование отметило, что в некоторых нынешних монархиях отсутствуют основные демократические свободы, в том числе в Брунее, Омане, Катаре, Саудовской Аравии и Свазиленде.

После «арабской весны» некоторые аналитики отметили, что такие монархии, как Марокко, Иордания и государства Персидского залива, продемонстрировали гораздо большую стабильность, чем такие страны, как Ирак, Ливия и Египет.

Но Шон Л. Йом, профессор политологии Университета Темпл, изучающий правительства Ближнего Востока, сказал, что стабильность может быть мимолетной: с некоторыми из этих монархий, поддерживаемых нефтяными деньгами, а не любовью к какой-либо королевской семье, «монархии находятся на пути к выходу », - сказал г-н Йом.

«Те, кто выжил на Ближнем Востоке, являются очень удачливыми выжившими в истории, и на это нужно больше времени», - сказал он.«Эти страны выглядят так хорошо только потому, что их соседи выглядят так плохо».

В борьбе за трон

Найти людей, отвергающих взгляды монархистов, несложно даже в Британии, где многие уважают королеву Елизавету II.

Базирующаяся в Лондоне низовая организация «Республика», которая хочет, чтобы страна провела референдум о монархии после смерти королевы, прямо заявляет на своем веб-сайте: «Монархия не годится для своей цели. Это коррумпировано и засекречено ».

У группы есть четкий мандат: «Мы хотим, чтобы монархия была упразднена, а королева была заменена избранным демократическим главой государства», - говорится в сообщении.

Грэм Смит, исполнительный директор Republic, сказал, что текущие опросы показывают, что от 20 до 25 процентов британцев настроены против королевской семьи, и что было трудно добиться более широкой поддержки. «Наша работа - продолжать увеличивать это число», - сказал он, добавив, что «общественному мнению нужно время, чтобы измениться».

Что касается Монархической лиги, г-н Смит отвергает ее как «чудаковатую организацию». Он сказал: «Они идут против общего направления истории. Нельзя просто вырвать семью из безвестности и поставить ее во главе страны.

Граф Толстой признает, что Международная монархическая лига превратилась в «лигу чудаков» при ее бывшем канцлере Викторе Херви, который был заключен в тюрьму за ограбление драгоценностей, работал торговцем оружием и искал налоговую ссылку в Монако.

Он был основан в 1943 году на убеждении, что монархии Восточной Европы могут быть оплотом против советской экспансии. Граф Толстой пришел к власти в середине 1980-х и говорит, что нынешние члены - «здравомыслящие, заурядные люди.

Граф Толстой написал книги по древней и послевоенной истории Великобритании. Он также безуспешно баллотировался в качестве кандидата в парламент от крайне правой Партии независимости Великобритании на четырех всеобщих выборах.

Король Соединенных Штатов

Когда он рассматривает Соединенные Штаты, граф Толстой уверен, что ему было бы лучше без президентства.

«Есть альтернатива», - написал он в авторской статье для The New York Times перед выборами 2016 года. Он отметил, что ни один из кандидатов «не выглядит ни Вашингтоном, ни Линкольном», и указал на соседа в качестве примера: Канада, писал он, «демонстрирует, что демократия полностью совместима с конституционной монархией.«

Но быть американским монархистом может быть непросто. В конце концов, страна родилась из восстания против британского короля.

Чарльз А. Куломб из Лос-Анджелеса, бывший стендап-комик и монархист, сказал: «Если вы говорите, что вы монархист, это означает проявление нелояльности или измены».

Нет достоверных оценок количества монархистов в Соединенных Штатах. Но чтобы способствовать распространению их идей, в прошлом году в Вашингтоне был открыт аналитический центр - Центр изучения монархии, традиционного управления и суверенитета.

Американские монархисты также находят способы помочь делу за рубежом. Томас Р. Хатсон, дипломат Госдепартамента в отставке, работавший в Белграде, выступает за восстановление Александра, наследного принца Югославии, монархом Сербии.

На свои деньги г-н Хатсон неоднократно ездил в Сербию, чтобы продвигать принца, который родился в изгнании в Лондоне, а затем переехал в Белград. Но г-н Хатсон признает, что он мало продвинулся.

«Я говорю людям, что я монархист, и разговор длится три секунды», - сказал он.«Нет никакого интереса в том, чтобы он вернулся в качестве короля. Это дело поколений. Монархия полностью уходит молодыми людьми, у которых отсутствует чувство истории ».

Однако он настаивает: «Я не сдамся».

Преподобный каноник Кеннет В. Ганн-Валберг, ректор англиканской церкви Святой Марии в Уилмингтоне, штат Делавэр, и лидер отделения Монархической лиги по восточным штатам, сказал, что призыв монархий прост.

«В монархе есть стиль, тайна и дух, - сказал он.«Президенты приходят и уходят. Есть преемственность, ощущение истории с монархией ».

Русская революция 1917 года, коммунизм, холодная война

Русский Революция 1917 года, коммунизм, холодная война

Русская армия была самой крупной в Европе, она победила Наполеона, но была плохо обучены, недостаточно обеспечены, недостаточно экипированы и неподготовлены. Крестьянские солдаты в русских армиях потеряли волю к борьбе и начали сражаться. пустыня. Царю пришлось иметь дело с внутреннее недовольство и внутреннее сопротивление. Был боевой труд движение и мятежное городское население. Горожане справились с инфляция и аграрная нехватка продуктов питания, зерна и топлива.

В Революции 1905 года , царь Николай II священник, отец Гапон возглавил марш протеста, в котором приняли участие десятки человек. тысячи рабочих над условиями в Санкт-Петербурге. 22 января 1905 г. войска стрелял в толпу, убив сотни людей в «Кровавое воскресенье»."Рабочий забастовки и восстания феодалов-крестьян требовали перемен. Царь обещал реформа и Дума, чтобы представлять все классы. Была избрана Дума (парламент), бойкотированная Марксисты, призывающие к революции. Распутин, «безумный монах», повлиял на жену царя Александру, утверждая, что она вылечила только царя сын гемофилии. Распутин был убит, а царь отложил реформу.

В феврале 1917 г. в Петрограде , ныне г.-Петербурге сил восстали на Международ День, 23 февраля. Организованный марш работниц, матерей и жен. потребовали еды, топлива и политической реформы. Демонстрации и забастовки прокатился по стране. На массовой забастовке царь Николай II послал полицию и военных, чтобы остановить беспорядки. 60 000 петроградских солдат подняли мятеж и присоединились к восстание. Николай II отрекся от престола престол 2 марта.

После свержения царского самодержавия два центра власти появился.Временное правительство во главе с лидерами в Думе (парламенте) состояло из среднего класса. либералы. Керенский возглавил временную правительство, искажающее обиды низших классов. Новый государственная система была создана в соответствии с конституцией. Он создал общенациональные выборы в учредительное собрание для предоставления и обеспечения гражданских свободы, освободить политических заключенных и перенаправить власть местным должностные лица. Другим центром власти было советов, местных советов избранных рабочих и солдат.Советские советы утверждали быть верными представителями народа.

Лев Троцкий утверждал, что является законной политической властью в России. Он настаивал на социальной реформе, перераспределение земель и урегулирование путем переговоров с Германией, чтобы выйти из войны. В временное правительство отказалось покинуть союзников или признать поражение в военном отношении. Война была непопулярной и неподдерживаемой. Многие покинули армия. Переходное временное правительство пребывало в хаосе.

Большевики , мажоритарная ветвь русского социал-демократического движения свергли временное правительство. Marxixt руководство российских социал-демократов предприняло революционные шаги в направлении социализм. Большевики, радикальные члены большинства, выступали за централизованная партия активных революционеров. Только революция приведет непосредственно к социалистическому режиму. Меньшевики, меньшинства, хотел социализма постепенно.

В русской революции 1917 года , большевики-революционеры руководство было Владамир Ильич Ульянова , или Ленина , член среднего класс, исключенный из университета за радикальную деятельность, и потратил три года политзаключенного в Сибири. В 1900-1917 гг. Он писал как изгнание в западном Европа.

Ленин считал, что развитие русского капитализма произвело социалистическую революцию. возможный.Большевикам нужно было организовать новый класс промышленных предприятий. рабочие, чтобы принести революцию. Заводским рабочим требовалось партийное руководство, чтобы достичь цели революции. Русская революционная традиция и Марксизм мог сразу достичь своих целей. Большевики потребовали конец войны с Германией и Австрией, улучшение работы и жизни условия для рабочих и перераспределение аристократических земель в пользу крестьянство.

Ленин осуждал империалистическую военную политику и выступал против буржуазии. правительство.Он призвал к «миру, земле и хлебу сейчас» и «Вся власть Советам», завоевавшая поддержку большевиков со стороны рабочие, солдаты и крестьяне. Безработица, голод и хаос в России - власть большевиков росла быстрый. Ленин и большевики напали на временное правительство и захватили Winter Palace 25 октября 1917 года. Они выступили против всех политических конкуренция, начиная с Советов, и исключенные оппозиционные партии, создание нового большевистского правительства.

Когда большевики не получили большинства на выборах, они разогнали Учредительное собрание силой, и большевики Ленина правили социалистической Россией и Советским Союзом как однопартийная диктатура. Крестьяне забрали землю, над которой они работали поколениями, по праву их. Большевики переделили дворянскую землю крестьянам. Большевики национализировали банки и дали рабочим контроль над заводами.

Вывод России из войны, отдельный договор с Германия был согласован Троцким и подписан в Брест-Литовск марта 1918 г.Большевики сдались русским сельскохозяйственные территории Украины, Грузии, Финляндии, Польши и Прибалтики. Договор положил конец участию России в боевых действиях, спасая коммунистический режим от верного военного поражения немцев.

Революция позволила немцам выиграть войну на Восточном фронте. Социалисты держали власть в стране, которую многие считали отсталой. В Русская революция, «десять дней, потрясших мир», была политическая трансформация, положившая начало будущей революционной борьбе. Большевик Захват в октябре 1917 г. положил начало революционным событиям в России. Под руководством Ленина Большевики захватили внутреннюю политическую власть и вышли из войны. Это поляризовало российское общество и вызвало гражданскую войну . В враги большевиков, связанные с свергнутым царским режимом, начали атаковать новое правительство. Известен под общим названием « белых, ». оппоненты большевиков преследовали общую цель - убрать « красных ». от власти.Военная сила белых исходила от реакционных монархистов, старое дворянство, временное правительство и анархисты, или « зеленых » который выступил против всей централизованной государственной власти и присоединился к белым.

США, Великобритания и Япония угрожали интервенцией. Снаружи поддержка белых не представляла угрозы для большевиков, которые использовали вмешательство как пропаганда, утверждающая, что белые помогают иностранным державам в вторжение в Россию.Большевики не доверяли капиталистические мировые державы, которые, с марксистской точки зрения, естественно противостоял существованию первого в мире "социалиста" государственный.

В конце концов большевики выиграли гражданскую войну, получив большую поддержку и принятие от населения, и были лучше организованы для гражданских война. Большевики быстро мобилизовались на борьбу. Лев Троцкий стал новым военным комиссаром, и его 5-миллионная Красная Армия победила белые армии в 1920 году и подавила Националистические восстания 1921 года.Страна потерпела миллион боевых действий жертвы, несколько миллионов смертей от голода и болезней, вызванных гражданскими война, 1-300000 казней и постоянная ненависть между этническими меньшинствами порожденная варварством войны, которая озлобила общество в условиях нового Большевистский режим.

Гражданская война сформировала большевистский экономический «социализм». Принимая власть в 1917 г. Ленин рассчитывал создать государственно-капиталистическую систему, которая напоминали успешные европейские экономики военного времени. Большевики взяли управление крупной промышленностью , мелкой частной экономической деятельностью, банковское дело и весь основной капитал, и пусть сельское хозяйство продолжится. Гражданская война подтолкнул их к радикальной экономике военного времени, известной как "война коммунизм . "Большевики реквизировали зерно у крестьянство, сделавшее частную торговлю ширпотребом и "спекуляцию" незаконные, военизированные производства и упраздненные деньги. Эти меры были реакцией на не поддающиеся контролю экономические условия.

Радикальные большевики считали, что военный коммунизм заменит капиталистическую систему который рухнул в 1917 году. Хотя военный коммунизм продолжался во время гражданской войны, война опустошила российскую промышленность и опустошила города Москвы и Киева. Массы городских рабочих поддержка большевистской революции, занятых в основных отраслях промышленности, сократилось, оставляя на работе меньше рабочих. Промышленное производство упало. Военный коммунизм был разрушительным для сельское хозяйство.Крестьяне захватывали и перераспределяли дворянские земли и владели небольшими земельные участки под двадцать соток. Реквизиция зерна и запрещение всего частная торговля зерном принесла в 1921 году голод, унесший 5 миллионов жизней.

Городские рабочие и солдаты недовольны большевиками. В обещание социализма и рабочего контроля оказалось военным диктатура. В 1920 году вспыхнули забастовки и протесты, но большевики подавил «народные восстания». Большевики не захотели терпеть и подавлять любое внутреннее инакомыслие.

Большевики отказались от военного коммунизма из-за экономического и политического разрушенная войной экономика. В 1921 году Новая экономическая политика , (НЭП) вернулся к государственному капитализму после революции. Штат продолжал владеть всеми основными отраслевыми и денежно-кредитными предприятиями. Ленин позвонил это «командные высоты» экономической системы. Люди были разрешено владеть частной собственностью, свободно торговать и обрабатывать свою землю для своих собственная выгода. Крестьянство облагалось фиксированными налогами, а какие крестьяне выросли за пределы налоговых требований.

Николай Бухарин был марксистом, отстаивавшим налогообложение частной крестьянской хозяйственной деятельности для индустриализации СССР. Крестьянам было рекомендовано «обогащаются», чтобы их налоги могли поддерживать городские индустриализация и рабочий класс. Для Ленина НЭП был "одним шаг назад, чтобы сделать два шага вперед ». НЭП был успешное восстановление сельского хозяйства. Урожай 1924 года в «золотой век русского крестьянства.«

Земля была переделана, чтобы уравнять богатство между богатыми и бедные. Традиционная деревня крестьянин коммун произведенных достаточно зерна, чтобы прокормить страну примитивными методами земледелия. Промышленные товары должны были производиться достаточно дешево, чтобы приносить пользу городскому населению. рынки. Крестьяне торговали зерном на рынке и сохраняли излишки зерно, их домашний скот и их незаконные самогонные аппараты. Следовательно, были перебои с поставками зерна в города.

Иосиф Сталин сменил Ленина на посту лидера СССР и стал одним из самых известных диктаторы всех времен. Политический успех Сталина был в партии конфликты. Началась разработка программы социальных и экономических преобразований. к модернизировать нацию. «Революция сверху» была самая быстрая социально-экономическая трансформация до модернизация в любой нация.

Сталин был бесспорным диктатором СССР.Его настоящее имя - Иосиф Джугашвили, большевик. из кавказской нации Грузии. Отвергая священство, он участвовал в революционной деятельности и провел годы в сибирской ссылке, прежде чем Русская революция. Он был членом партии большевиков во время Русская революция. Сталин был выдающимся политическим стратегом во внутреннем партийной политики после смерти Ленина в 1924 году. противники партии, Троцкий и Бухарин, которые поддерживали ленинский принцип коллективного руководства в высшем правящем круге, путем их последовательной изоляции и изгнания.

Опасаясь отставания от Запада и новой мировой войны, сталинские План 1927 года заключался в активизации и ускорении темпов индустриализации. Он началась принудительная индустриализация и полная коллективизация сельское хозяйство . В 1928 году Сталин приказал чиновникам начать реквизицию. зерновые на Урале и в Сибири. Вскоре он применил возрождение военного коммунизма к вся страна . В 1929 году он объявил о полной коллективизации. Крестьяне отказались от личных приусадебных участков и присоединились к колхозам при поддержке государство, где крестьяне работали наемными работниками.

Масштабные восстания требовали военного вмешательства и артиллерии. Крестьяне сопротивлялись принудительной коллективизации, забивая скот вместо того, чтобы передать его фермам. Сталин атаковал кулаки , ну колхозники, значит "скупердяи". Кулаки были не лучше своих соседей, и этот термин использовался для обозначения враждебные коллективизации.

1,5 миллиона крестьян были выселены, их собственность конфискованы и переселены в негостеприимные уголки советского востока и севера. или в бедные сельхозугодья. Их земля и владения были распространены в колхозах или местным чиновникам, склонным к уничтожению процесс кулаков как класс . "Принуждение к коллективному фермы или изгнание продуктивных членов общества не производили большего еда. Голод бессмысленно распространился по южному региону, самый продуктивный аграрный регион России.Единственный голод в наше время возникновение без естественных причин уносит от 3 до 5 миллионов жизней. Голод пораженные районы были изолированы и позволяли людям голодать, в то время как У большевиков были запасы зерна в других частях страны, которые продавались за границей за валюту и накапливается на случай войны. Сопротивление советской власти больше не было, но государство было вынуждено распределять небольшие частные много о! ! земля крестьянину семьи, которые обеспечили 50% урожая страны из небольшой части земля.

Коллективизация предоставила ресурсы для сталинской "революции от выше: «Быстрая кампания форсированной индустриализации, первый Пятилетний план 1928-1932 гг., Предусматривавший индустриализацию в один из самых ошеломляющие темпы экономического роста в современном мире. Промышленная продукция и скорость роста значительно увеличилась во время великого экономическая депрессия 1929 г. на западе Большевики построили новые производства в новых городах.Завод по производству стали города могли соперничать со всем, что построил Запад. Стремление к индустриализации преобразовал урбанизированный ландшафт и население страны.

В начале 1930-х гг. Москва и Ленинград увеличились в размерах вдвое. по всей России возникли новые города. Городское население выросло с 25 до 56 миллионов, поскольку СССР стал городским, промышленным общество. Проекты быстрой индустриализации осуществлялись с тюрьмой труд в лесной и горнодобывающей промышленности.Система трудовых лагерей , ГУЛАГ стал центральным в сталинской экономической системе. Люди были арестованы и отправлены в лагеря. Армия заключенных использовалась на опасных работах по индустриализации. В Москва-Белый морской канал был построены без использования техники и выкопаны вручную. В течение строительство многие погибли. Он был разбомблен во время Второй мировой войны.

Тяжелая промышленность предпочитала легкую промышленность, а количество превосходило качество.Сталинская кампания индустриализации превратила СССР из аграрной страны в мир. промышленная мощь через несколько лет. Сталинская революция произвела изменения. Рабочий класс, населявший города, состоял из сельских крестьян. смешанный с городской культурой. Женщины вошли в городскую рабочую силу в огромной числа в 1930-е гг. На смену радикальному модернизму 1920-х гг. «социалистический реализм», социализм в искусстве. Большевистские активисты продвигал утопическое семейное общество для создания нового пролетариата.Было государственные дотации и поддержка матерей, но советские женщины были вынуждены носить «двойное бремя» поддержки семьи и наемного труда.

Сталинские репрессии в "Большом терроре " 1937-1938 гг. Оставили миллион человек мертв, и еще один миллион с половиной в трудовых лагерях. У Сталина была личная диктатура, благодаря которой он устранил враги реальные и вымышленные государства. Нацелены на категории внутренних были видны враги советского общества, бывшие и нынешние политические деятели жертвы.100000 членов партии большевиков были удалены и приговорены к тюрьма или казнь. Высшие партийные чиновники были осуждены, осуждены на устроили показательные испытания, а потом расстреляли. В 1937 году 40 тысяч офицеров были арестованы и расстреляны 10 000 человек.

Сталин выдвинул новые, молодые кадры чиновников, которые обязаны своей карьерой и живет лично для Сталина. Этнические группы подвергались преследованию и подозревались в приграничные контакты, представлявшие угрозу безопасности Сталина. Было арестовано и расстреляно 2 300 000 кулаков, мелких преступников и социальных изгоев. Террор был диктаторской властью Сталина и личным контролем над общественными и социальными проблемами. политическая жизнь в России. Террор был результатом Личная паранойя Сталина. Сталинская революция перестроили политику, экономику и общество. Частное производство и торговля были отменены. Заводы, шахты, железные дороги и коммунальные службы принадлежали государству. Магазины были либо государственными предприятиями, либо кооперативы. Реформа и национальный стандарт здоровья и образование было высшее.Общество появилось больше промышленный, городской и современный.

Коммунизм используется в экономическом и политическом смысле. Это значит, экономически собственность государства на все средства производства и распространение и политическая диктатура, не допускающая свободных выборы конкурирующих партий. Выборы прошли в России, но были допущены только кандидаты от коммунистов. имеющий право.

В первый период коммунизма, между 1917 и 1921 годами, был полный коммунизм. учредил.Земля была национализирована и отдана в пользование, а точнее. чем владеть. Предприятия и банки были национализированы. Фабрики были контролируется советами. Была борьба рабочего класса. В диктатура пролетариата имела интеллектуалов, средний класс и верующих в свободном предпринимательстве диктаторски ликвидировано. Диктатура рабочие устранили все идеи буржуазии. Тогда бесклассовое общество было достигнуто.

Второй период, 1921-1928 гг., Положил начало НЭПу или новой экономической политике ограниченного периода. капитализм.Третий период, с 1928 г., начался с колхозов и Планы промышленной модернизации на 5 лет.

Холодная война началась в конце Второй мировой войны. Отношения союзных держав были по вопросам власти и влияния в центральной и восточной Европа. После войны отношения переросли в отношения взаимного недоверия и взаимного недоверия. конфликт. США и Советский Союз быстро стали центрами двух имперские блоки влияния и соперничества.

Советский Союз на переговорах в Ялте и Тегеране в военное время настаивал на том, что он претендует на контроль Восточный Европа, признаны западными лидерами. В гостях Москва в 1944 г. Черчилль и Сталин встретились и торговался о сферах влияния и о судьбе свободных наций. Сталин не доверял западному руководству и считал, что выгодно с Западом были никчемными.

Сталин породил осадное мышление авторитарного советского режима. Каждый был потенциальной угрозой или врагом государства. Сталинские иностранные политика была антизападной политикой. Промышленные потери и опасения Советов вторжения означало, что они хотели политического, экономического и военного контроля над Страны Восточной Европы, которые они освободили от нацистского владычества.

Советы с подозрением относились к своим союзникам во время войны, помня об американских и Британский антикоммунизм между мировыми войнами. Советское дипломатическое давление, политическое проникновение и военная мощь в Восточной Европе установили "народные республики "симпатизирующие России страна за страной. Коммунистические коалиционные правительства возникли в штатах, где одна партия захватила ключевые позиции власти.

Уинстон Черчилль заявил: « - железный занавес опустился по Европе."Зависящие от Москвы правительства к 1948 году были созданы в Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии и Чехословакии. упоминается как Восточный блок . Грецию до 1949 года раздирала гражданская война, но военная помощь Великобритании и Америки помогла восстановить монархию. В Советы разгромили чешское коалиционное правительство во главе с либеральными лидерами Бенешем и Масариком, прямым вызов гарантии свободных выборов в Ялте.

В Новой холодной войне Германия раскололась на два враждебных государства: Советская зона стала полунезависимой социалистической республикой.Французский, Английская и американская зоны сформировали либеральное капиталистическое государство, за которым наблюдали западные страны. Западные союзники объединяли свои территории, переходя экономические реформы и новая валюта. Советы ответили блокадой Берлина, чтобы отрезать Западный Берлин от остальной части западной зоны.

« Берлинский Эрлифт » доставил грузы в западную зону г. город, прорывающий осаду. Две Германии походили на вооруженные лагеря. Соединенные Штаты противодействовали попыткам сателлитизации Восточной Европы и блокаде Берлина программами экономического и экономического развития. военная помощь западным Европа. В 1947 году президент Гарри Трумэн провозгласил Доктрину Трумэна , согласно которой Советско-американский конфликт представлял собой выбор между «двумя путями жизнь ». Трумэн поклялся поддерживать сопротивление« свободных народов » коммунистическому проникновению и предоставил помощь Греции и Турции.

Холодная война велась СССР для подрыва Запада и установления коммунизм во всем мире. Напряженность времен холодной войны возникла между США и Советским Союзом после Второй мировой войны. Советы попытались до распространить свое влияние на Западную Европу и США.S. Политика сдерживания должно было предотвратить распространение советского влияния и экспансии на запад.

Сталин хотел включить всю Германию в коммунистическую империю, заставив союзники вышли из Берлина и сделали его зону сателлитом под своим контролем. США разрешили активное участие за рубежом сдерживать Россию в своих границах. Европа была экономически разрушенной целью для коммунистической доктрины. Европейская программа восстановления (ERP) или План Маршалла был готов предложить экономическую помощь для возрождения европейского экономия.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *