Расизм в футболе – 10 . , . — «

Разное

Проблема расизма в футболе

Зепп Блаттер на днях выступил с очередным заявлением на тему расизма. По его мнению, в случае его выявления надо жестко наказывать клубы. «Евро-футбол.ру» решил взглянуть на эту проблему с разных сторон.

То, что расизм в футболе существует – это факт. То, что это является проблемой – тоже. Яркое тому подтверждение – недавний сорванный товарищеский матч между командами «Про Патриа» и «Миланом». Напомним, тогда Кевин-Принс Боатенг покинул поле после расистских оскорблений, а вслед за ним последовали и остальные «россонери».

Недавно на нашем сайте уже поднималась тема расизма. Считается, что первой жертвой на футбольном поле был Пол Кановиль. Кстати, сам экс-игрок «Челси» достаточно остроумно отнесся к своим проблемам. Свою биографию он назвал «Черный и синий» (лишь у его последней команды «Мейденхед Юнайтед» в цветах не было синего цвета).

А вообще тема расизма с футболом связана достаточно неразлучно. Начнем с того, что в Бразилии футбол долго считался аристократическим видом спорта, то есть только для белых. Однако уже в начале ХХ века многие стали замечать, что темнокожие люди выносливее, как правило. В той же самой Бразилии клубы стали постепенно брать в свои составы темнокожих игроков. Долгое время этому противостоял «Флуминенсе». И все же клуб из Рио сдался, а в составе появился Карлос Альберто. Однако сам же футболист стеснялся своего цвета кожи и, чтобы не оказаться в неловком положении, накануне игры против «Фламенго» покрыл лицо рисовой пудрой. Естественно, в пылу борьбы потоки пота быстро смыли грим с лица игрока. Поклонники «Фла» долгое время потом насмешливо в матчах против «Флу» скандировали «рисовая пудра». Ныне же болельщики самого «триколора» носят на игры этот атрибут. Так что сейчас увидеть матч «Флуминенсе» без завесы из рисовой пудры.

Понятное дело, что данная проблема стала серьезно развиваться уже в 90-ых годах, когда на поля Европы хлынули в большом количестве легионеры. Дело, конечно, не в них. Просто изменился мир. ХХ век со всеми своими потрясениями сгенерировал эту проблему.

Вернемся к футболу. Надо сразу отметить, что оскорбляют не только темнокожих игроков. Расистским оскорблениям могут подвергнуться все. В свое время Роберто Карлос назвал Чилаверта «грязным индейцем», Эль-Хаджи Диуф однажды нелицеприятно отметил белый цвет кожи болл-боя. Даже Алешандре Пато недавно признался, что сталкивался в Италии с проявлением расизма. Хотя вроде бы он внешне мало, чем отличается от среднестатистического южного европейца.

На самом деле у проблемы расизма есть много граней. Одна из них прекрасно заметна на примере Эмре Белезоглу. Когда турок выступал за «Ньюкасл», то его обвинили в правлении расизма. Сам хавбек тогда в оправдание заявил: «В Турции слова «негр» и «чёрный» не оскорбления, но в Англии за это тебя сразу обвинят в расизме». Тут же вспоминается эпизод из культового российского фильма «Брат 2», когда герой Бодрова говорит, о том, что его в школе учили, что в Африке живут негры. Если во многих странах слово «негр», то где-то нет. Кстати, до сих пор в ходу названия United Negro College Fund, Journal of Negro Education и т. д. Но это уже к футболу отношения не имеет. Однако на этом примере четко видно, что сделать какие-то унифицированные правила против расизма будет тяжело, так как для этого надо будет соединить воедино устои, традиции и языки всех стран-членов ФИФА. В одной стране, например, в России слово «негр» не является оскорблением, чего не скажешь о Европе.

Общий уровень толерантности страны – тоже важный элемент. Вот сейчас ходят слухи, что Шамиль Лахиялов может перебраться в «Крылья Советов». Болельщики самарцев не высказывают удовлетворение этим. В официальном твиттере клуба Лахиялову, во-первых, предлагают сбрить бороду, а также припоминают, что брат нападающего Мурад был лидером ваххабитского подполья в Дагестане и участвовал в серии терактов. Если бы где-то в той же Англии поднялся подобный вопрос о ком-либо условном афганце или иракце, боюсь представить то количество криков о расизме фанатов такой команды. Или тот же пример манифеста болельщиков «Зенита». В России он не вызвал того же резонанса, что и в части остального мира.

Другой вопрос, который встает при упоминании расизма, это сама страна. Достаточно любопытно, когда его проявление встречается в той же Франции. В этой стране люди уже с детства привыкают не видеть никаких различий в человеке в зависимости от расы и цвета кожи. Хотя и там изредка бывают скандалы на этой почве, но это редкость. Примерно то же самое можно сказать о Голландии или Бельгии. Совсем другое дело восточная Европа и другие страны бывшего соцблока. Польша, Чехия, Румыния, Сербия, Хорватия, да та же Россия не очень привычно к другим расам. Вот поэтому тут проблема и встает наиболее остро. Можно вспомнить молодёжную сборную Сербии, чье наказание сейчас могут ужесточить за оскорбление англичан, болельщиков сборной Черногории, оскорблявших все тех же бедных англичан, нежелание многих поляков видеть в рядах своей сборной Эммануэля Олисадебе и все скандалы в России.

Кстати, о странах бывшего соцлагеря. Почему-то УЕФА не нашел проблемы расизма в том, что болельщики поляков нападали на россиян во время Евро-2012. Некоторые из хозяев, кстати, были одеты в майки с перечеркнутым серпом и молотом, и иными словами и символами, оскорбляющими наших соотечественников. Интересно, поинтересоваться, почему тут УЕФА и ФИФА промолчали, говоря лишь о беспорядках? Или организации борются лишь с расизмом (приоритет одной расы над другой), но их не интересует национализм (превосходство нации)?

Особняком во всей этой проблеме стоит Англия. Из этой страны, несмотря на большое количество темнокожих подданных Ее Величества, постоянно приходят новости об очередном проявлении расизма. Причем грешат не только легионеры вроде Суареса (кстати, в его родном испанском языке слово «negro» переводится как черный), но и самые истинные британцы. От дела Терри нам не уйти. Пожалуй, тут проблема заключается в том, насколько много футбольные органы внимания уделяют данной проблеме. Ее гипертрофируют. Ведь ситуация с капитаном «Челси» напоминает настоящий анекдот. Лондонский суд оправдал Джона Терри. Чтобы было понятнее, повторюсь: СУД. То есть тот орган государства, который должен следить за правопорядком. Однако, оказалось, что Футбольной Ассоциации решение СУДА не помеха для наказания. Функционеры футбола Англии настолько усердно борются с проблемой, что даже игнорируют власть страны. Как говорится, заставь дурака молиться … Естественно, что, видя этот апофеоз абсурда, любой футболист на Туманном Альбионе теперь бежит обвинять соперника в проявлении расизма быстрее, чем сам же двигается на футбольном поле, ведь этим можно легко ослабить конкурента. Луиса Суареса в прошлом году дисквалифицировали на 8 матчей, Терри – на 4! Кстати, интересно посмотреть статистку, скольких футболистов ФА оправдал в подозрении расизма. Ведь создается впечатление, что оправдаться почти нереально, работая по принципу «Лучше перебдеть, чем недобдеть».

О допустимости в высказываниях показательный пример из 2004-го года. Луис Арагонес, возглавлявший тогда сборную Испании обратился к своему подопечному Хосе Антонио Рейесу и заявил: «Давай, докажи этому черному куску дерьма, что ты не хуже его!» Под этим «куском» подразумевался Тьерри Анри. В Испании никто на эту тему особо не возбудился, а вот английские журналисты раздухарились. В итоге, Арагонесу пришлось оправдываться: «Я не хотел никого обидеть. Мне надо было просто завести Рейеса. Я должен заботиться о своих игроках и к каждому находить индивидуальный подход. Поймите, я – гражданин мира, и у меня множество чернокожих друзей. Не верю, что кто-то меня может обвинить в расизме». ФИФА оштрафовала испанскую федерацию футбола на 65 тысяч евро! Кстати, сами испанцы, скорее для виду, тоже наказали Арагонеса. Они заставили тренера уплатить штраф в размере … 3 тысяч евро.

Кстати, заметим, что проблема расизма всплывает именно тогда, когда это кому-то выгодно. Пожалуй, самый показательный пример – недавняя шутка Игнашевича. Кто не в курсе, он выложил в свою сеть Instagram фотографию Секу Олисе с книгой Захара Прилепина «Черная обезьяна». Общественность накинулась на защитника. Игнашевичу пришлось оправдываться: «Не думал, что мне придётся объяснять свои действия. Для людей, которые видят в жизни только чёрное и белое уточняю, что Секу шутку оценил. А больше всех она понравилась Мусе». Однако что-то мне подсказывает, что кинь в ноги Секу или того же Мусы кто-то с трибун данное литературное произведение, шуму было бы выше крыши, и оба тут же обиделись бы.

Многие, думаю, помнят чудака-защитника «Спартака» Баи Кебе. Сенегалец спустя пять лет после того как покинул клуб рассказал о том, что расистами в клубе были даже игроки, которые его называли обезьяной. Но вот ведь интересно! Кебе не жаловался на это пока был в команде и получал деньги. Проще говоря: пока ему было выгодно. Вспомнил же сенегалец об этом намного позже.

Я не пытаюсь доказать, что расизм – это глупость и его не существует. Нет, встречаются отъявленные проявления. Можно вспомнить эпизод из жизни израильского нападающего Итая Шехтера. В бытность игрока «Кайзерслаутерна» ему пришлось столкнуться с тем, что его приветствовали по-нацистки фразой «Хайль Гитлер!» и предложили присоединиться к жертвам Холокоста. Или когда темнокожим футболистам показывают не безобидный банан, а наряжаются в колпаки Ку-клукс-клана.

Самый большой вопрос заключается в том, как бороться с этим реальным расизмом. Зепп Блаттер предлагает вводить более строгие наказания. Что ж это логика обывателя, не знакомого с юридической наукой. Ученые в этой сфере давно выяснили, что ужесточение санкции напрямую не ведет к уменьшению количеств правонарушений. Оттого, что в России запретили за рулем пить вообще, количество аварий по вине нетрезвых водителей не уменьшилось. Вот и в футболе предложение Блаттера карать очками или переводом в низший дивизион не обязательно даст необходимый результат. Это может привлечь к банальным провокациям. Болельщик придет на домашний матч команды, которую не любит, будет выкрикивать расистские лозунги, и этот коллектив накажут. Все-таки одно дело, когда клубы обязывают обеспечивать безопасность на своих аренах. И не допустить тот или иной баннер, файер или что-либо еще такое ему под силу. Но как клуб может контролировать слова зрителя? Это просто нереально.

Отнимать заработанные очки тоже неверно. Ведь все это может привести к тому, что победители турниров будут определяться не на футбольном поле, а в кабинетах руководства. А, кстати, интересно, как Блаттер хочет использовать эту меру, допустим в матчах плей-офф турниров? Может еще предложит отнимать забитые мячи? Да и вообще это все может привести к тому, что многие клубы просто будут ограничивать доступ болельщиков на футбол. Ведь если на трибунах никого не будет, то и не будет проявлений расизма. Решение же проблемы!

Конечно, вопрос, как бороться с темой расизма, достаточно сложный. Один из самых простых способов – просто не реагировать. В конце концов, почему мы часто слышим о проявлениях расизма к темнокожим футболистам и людям, но так мало – к белым. Да ведь все просто. Никому и в голову не придет обидеться и отреагировать на слово «белый». Ведь если бы и темнокожие не реагировали, то и расизма не было бы. Но это философский вопрос. Если же перенести ситуацию на футбольные поля, то приведем пример двух бразильцев из чемпионата России. Тот же самый Роберто Карлос далеко не с радостью воспринял банан, который ему подсунули на «Петровском». Когда стало ясно, что бразильца можно этим вывести из себя, то в него в Самаре прилетел еще один фрукт. А вот Веллитон вообще никак не отреагировал на оскорбительный баннер в Самаре в свой адрес. Стало ясно, что ему на это плевать. И больше форвард в России с это проблемой не сталкивался.

В целом, настороженное отношение к приезжим – это обычная черта любого человека в каждой стране мира. Ведь какое же отношение к легионерам? «Пусть приезжает лишь тот, кто будет на голову выше своего», — эту фразу мы слышим регулярно. Про лимит на легионеров Англии мы тоже знаем. Однако завуалированное надменное отношение к иностранцам расизмом считать не принято.

Наконец, расизм – это не проблема футбола, а более глобальная проблема общества. И пытаться решить эту проблему на фоне игры выглядит смешно. Не бывает болельщиков-расистов или футболистов-расистов. Бывают люди-расисты, которые заодно являются болельщиками или футболистами. А решать эту проблему должна не ФИФА, а государства. И, как правило, в законах этих стран и так хватает мер, чтобы с этим бороться. Если ФИФА хочет реально бороться с расизмом, то ей надо своим членам-федерациям напомнить о том, чтобы они четко выполняли законы своей страны и находили правонарушителей, как среди болельщиков, так и игроков. Думаю, когда какого-нибудь футболиста не лига оштрафует и дисквалифицирует, а местный Суд вынесет обвинение по местному правовому акту, то у такого игрока тут же на будущее отпадет желание упомнить расу соперника.

Прямые трансляции матчей проходят на сайте LiveResult.Ru

Константин Евграфов

 

www.euro-football.ru

Формы расизма в современном футболе и основные направления противодействия ему (Сальников Е.В.)

Все статьи Формы расизма в современном футболе и основные направления противодействия ему (Сальников Е.В.)

4 июня 2015 года в Москве прошел семинар «Опыт создания среды, свободной от дискриминации в современном футболе». Организаторами семинара стали Управление Верховного комиссариата ООН по правам человека при участии Министерства спорта РФ и Российского футбольного союза. Одной из центральных тем семинара стала проблема расизма в отечественном футболе, что абсолютно неслучайно в свете подготовки Российской Федерации к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году. Недопустимость расистских проявлений в ходе данного спортивного мероприятия была и остается одной из центральных задач, стоящих перед организаторами подобных соревнований.
Проблема расизма в отечественном футболе усиливается множественностью оценок как масштабов, так и сути самого явления в российском футболе. Так, достаточно негативным выглядит мониторинг случаев расизма в отечественном футболе за период с 2012 по 2014 годы «Время действовать», подготовленный российским правозащитным центром «Сова» и международной сетью FARE <1>. В противоположность этому ряд официальных лиц считают, что проблема расизма в отечественном футболе несколько преувеличена. Наличие расизма признается, однако в сравнительном отношении к ряду европейских стран количество его проявлений, как утверждается, находится на более низком пороговом значении <2>.
———————————
<1> Время действовать. Случаи дискриминации в российском футболе. Май 2012 — май 2014: совместный отчет центра «Сова» и Сети «ФАРЕ». URL: www.sova-center.ru/files/xeno/Rus… (дата обращения: 14.08.2015).
<2> См., например: Представители ФИФА признали единичный характер расистских проявлений в России // Национальный акцент. 2015. 4 июня. URL: www.nazaccent.ru.

В теоретическом отношении проблема расизма в отечественном футболе, несмотря на ряд публикаций <3>, также не получила своего окончательного научного осмысления. Наблюдается устойчивая тенденция рассматривать расизм в единой связке с футбольным хулиганством. Нельзя не согласиться с тем, что футбольные хулиганы «проявляют расовую, национальную и иную нетерпимость к игрокам другой команды, несмотря на то что представители этой же расы или национальности есть и в их команде» <4>, однако этим указанием сущность расизма в футболе не только не раскрывается, но даже затемняется, что не позволяет, в свою очередь, выработать систему эффективных мер по борьбе с расизмом в отечественном футболе.
———————————
<3> Песков А.Н. Расизм, национальный и религиозный экстремизм на Олимпийских играх и других спортивных мероприятиях. История и реальность (криминологический анализ, предупреждение и пресечение экстремизма в спорте) // Спорт: экономика, право, управление. 2012. N 3. С. 23 — 29. Агапов Е.П. Болельщики и фанаты // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. N 11-1 (37). С. 17 — 20.
<4> Борисов О.А. Хулиганство и расизм в современном спорте: уголовно-правовой и криминологический анализ // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2009. N 3 (10). С. 125.

Под расизмом в футболе следует понимать неприязненное отношение к футболистам по признакам их расового или этнического происхождения, проявляющееся прежде всего со стороны болельщиков в оскорбительных жестах, выкриках, баннерах, плакатах, надписях, иных действиях, унижающих достоинство футболиста не как игрока, а как представителя определенной расы или нации. В этом своем смысле расизм в европейском футболе имеет свою достаточно длительную историю, началом которой являются конец семидесятых годов, когда в европейских футбольных клубах начали появляться темнокожие футболисты. Особенно агрессивными проявлениями расизма отмечались в ту пору, да и в последующее время британские болельщики.
В 70 — 90-х годах расизм в футболе был тесно связан с крайне правыми политическим силами, охватываемыми сегодня общим понятием «экстремистские». Болельщики не ограничивались оскорбительными действиями по отношению к игрокам. В их среде происходило активное становление неофашистского движения, ярким воплощением которого стали скинхеды в институциональном обличии «Blood and Honour», возрождалась символика и атрибутика Третьего рейха, нарочито переносимая на стадионы и внедряемая в футбольное пространство, совершались громкие акции как символического (в форме, например, нарочито оскорбительного поведения фанатов «Челси» при посещении мемориальных объектов, олицетворяющих преступления фашизма), так и насильственного характера, уже не связанные с футболом. Можно с уверенностью сказать, что в эти годы среда футбольных болельщиков целого ряда европейских стран была средой распространения и культивирования экстремистских идей националистической направленности.
Именно в таком обличии расизм появляется в российском футболе в девяностых годах. В этот период футбольные фанаты практически полностью подпадали под влияние экстремистских идей скин-движения. Именно в футбольных группировках (фирмах) и через них происходило распространение экстремистской литературы, там формировались «боевые дружины» для последующих насильственных экстремистских акций, молодежь из фанатских объединений кооптировалась в экстремистские организации неофашистского толка. С учетом несколько бедственного состояния российского футбола в тот период применительно к состоянию стадионов, качеству и количеству трансляций, общей культуры футбольного «боления» можно сказать, что в этот период в российском фанатском расизме было больше неофашизма и экстремизма, чем самого футбола. Это была проблема не расизма в футболе, но экстремизма футбольных фанатов.
Таким образом, первой формой расизма в футболе можно с уверенностью считать политически ориентированный расизм, иначе говоря, расизм как в полной мере экстремистское течение, распространенное в околофутбольной среде.
В начале 2000-х годов в отечественном футболе, а чуть ранее в футболе европейском намечаются качественно новые тенденции. Происходит окончательное формирование футбольных фанатов как самостоятельной субкультуры со своими нормами, традициями, стилями поведения, что влечет за собой размежевание данной субкультуры с ее иными социокультурными феноменами и прежде всего экстремизмом. Определенная, причем достаточно значительная часть футбольных фанатов, достаточно категорично размежевывается с политической составляющей, концентрируясь исключительно на футболе. Если раньше футбол воспринимался как элемент досуга, то теперь футбол в полной мере становится стилем жизни. Этому во многом способствует и бурное развитие индустрии футбола, как и индустрии спорта вообще. В обществе постмодерна в полной мере актуализируется потенциал спорта как индустрии потребления. Создавался и в итоге был создан целый мир, дающий возможности для безостановочного потребления товаров, услуг, информации.
Частью этой субкультуры потребления становится и расизм футбольных фанатов. В этой своей форме расизм выражает стремление фанатов возвестить о себе, их притязания на то, чтобы стать частью пространства потребления. Расизм здесь уже в очень малой степени выражает именно политические ориентации. Его истоки — бытовая ксенофобия, центром которой выступает тот или иной футбольный клуб, позиционируемый как высшая ценность, «пространство родины», требующее защиты.
Расизм субкультуры футбольных фанатов преследует двоякие цели. С одной стороны, он символически воплощает агрессию фанатской субкультуры. Мир потребления символичен, а потому в гораздо большей мере ориентирован на симулятивное, чем на реальное насилие. Времена «кровавых побоищ» фанатских «фирм» постепенно уходят в прошлое. В фанатской среде становится все больше тех людей, которые, принимая насилие как часть субкультуры, не стремятся воплощать его как собственное физическое насилие. И вот здесь на помощь им приходит насилие символическое, формой которого во многом выступает футбольный расизм. Различного рода слоганы, кричалки, оскорбления, баннеры, символика и атрибутика, выражающая стремление обидеть, унизить, запугать, — все это является целью футбольного расизма.
С другой стороны, расизм субкультуры футбольных фанатов преследует цель попадания в информационную картинку. Пребывание на стадионе есть ситуация нахождения индивида среди многотысячной толпы, где наш индивид рискует остаться незамеченным. Эта ситуация незаметности абсолютно не устраивает человека эпохи потребления. Его пребывание где-либо ценно не само по себе, а как часть общего мира потребления. Оно требует представленности в информационном пространстве, социальных сетях, своей манифестации в симулятивном мире.
В этом отношении расизм как ничто другое позволяет громогласно заявить о себе. Здесь действует принцип «Не начудишь — не прославишься». Ярким примером, подтверждающим этот тезис, можно считать действия фанатов, вывесивших свастику во время кубкового матча между московским «Спартаком» и ярославским «Шинником». Очень активно для попадания в информационное пространство и собственной манифестации используются руны, контекстуально или напрямую отсылающие к нацизму и расизму. При этом ситуация здесь осложняется различиями в толковании рун и древних символов как славянской, так и германской культур, что приводит к значительным проблемам в оценке масштабов футбольного расизма, примеры которых можно широко наблюдать, например, в мониторинге FARE.
В настоящее время наряду с двумя вышеотмеченными формами расизма мы наблюдаем зарождение и активное продвижение новой третьей формы расизма. Показательным примером здесь может считаться инцидент, произошедший во время матча 1-го тура РФПЛ сезона 2015 — 2016 годов между московским «Спартаком» и «Уфой». Темнокожий игрок «Уфы» Эммануил Фримпонг, обернувшись к трибунам, позволил себе откровенно неприличный жест рукой в отношении болельщиков в ответ на якобы расистские выкрики и уханье по отношению к нему. Арбитр матча оценил данную ситуацию как неспортивное поведение и удалил игрока с поля. Последующее разбирательство данного эпизода, в рамках которого были опрошены стюарды матча и отдельные болельщики из числа тех, кто находился вблизи фанатского сектора «Спартака», а также проанализированы видеозаписи данного эпизода, не выявили никаких расистских действий болельщиков. Реакция футболиста была признана явно неадекватной, поведение — не соответствующим принятым нормам, а действия арбитра, напротив, были более чем обоснованны.
Этот случай мог бы остаться рядовым удалением вследствие неспортивного поведения игрока, что не редкость в современном футболе, если бы он не явился выражением значимых трансформаций проблемы расизма в отечественном футболе, которые могут быть поименованы «синдромом Фримпонга». Центральным моментом в данной ситуации является тот факт, что игрок вел себя не как футболист, но как часть медийного действия. Его поведение можно объяснить только в том случае, если понять, что Фримпонг, зная о проблеме расизма в российском футболе, создал «расистский инцидент» своим собственным поведением. Он отреагировал для телевизионной трансляции, в которой невозможно разобрать, был ли конкретный расистский выкрик или нет. Сама реакция Фримпонга порождала к жизни мифологию состоявшегося акта расизма. В его жесте не было расизма, но он породил расизм, забросив его в фантомное прошлое, которое вполне могло стать действительным прошедшим, если бы не стечение обстоятельств.
Не следует упрощать ситуацию, квалифицируя действия Фримпонга исключительно как провокацию по отношению к болельщикам. Этот составной элемент, конечно, присутствовал в рассматриваемом событии. Однако же в значительно большей мере эти действия были обращены к тем зрителям, общественным и политическим силам, которые находились в медийном поле и восприняли это событие как очередной пример расизма в российском футболе. Важен стал не сам конкретный матч между «Спартаком» и «Уфой», его результат, а имидж болельщиков московской команды, да и всего российского футбола. «Синдром Фримпонга» — это действия, которые порождают ситуацию расизма, утверждают новую форму его бытия.
Пример Фримпонга не единичен. В ходе сезона 2014 — 2015 годов нападающий питерского «Зенита» после матча говорил о расистском высказывании арбитра, адресованном игроку, что невозможно было ни подтвердить, ни опровергнуть. Аналогичные претензии по отношению к болельщикам, функционерам клубов, иным лицам выражали в своих интервью целый ряд темнокожих футболистов, игравших в российской премьер-лиге. Однако все эти обвинения звучали уже после матчей и находились в плоскости «клевета — адекватное обвинение». В противоположность этому случай Фримпонга находился вне отмеченной дихотомии, задавая собой бытие расизма, утверждая реальность фантома.
Случай Фримпонга, описанный выше, не подпадает ни под одну из вышеназванных форм расизма и потому должен восприниматься как показатель формирования новой разновидности футбольного расизма «Синдром Фримпонга», как нарицательное имя для подобной ситуации показателен в том отношении, что игрок действительно не лгал и не искажал реальность. Для него расизм как симулякр состоялся, а тот факт, что этому не нашлось реальных подтверждений, не имеет определяющего значения. Симулякр события, в данном случае футбольный, расизм продолжает самостоятельное существование. Он имеет свои последствия, порождая цепь событий, способных в полной мере повлиять уже и на мир физических объектов. Подтверждением этому служит то обстоятельство, что в августе УЕФА запросил от Российского футбольного союза материалы по делу Фримпонга. Вполне можно предполагать, что в определенных кругах этот случай, несмотря на все собранные доказательства, а может даже и благодаря им, их полноте и объективности, будет рассматриваться, например, как подтверждение высокой степени распространенности расизма в футбольной среде России.
Обобщая проведенный выше анализ, мы должны признать, что расизм в футболе вообще и в российском футболе в частности предстает в трех основных формах. Во-первых, это политически ориентированный расизм, являющийся собственно экстремистской деятельностью. Во-вторых, это расизм как часть потребительской субкультуры футбольных фанатов. В-третьих, это симулякр, иллюзия расизма, получающая право на подлинное существование. Соответственно, поэтому методы и приемы противодействия расизму, основные субъекты противодействия расизму должны варьироваться в зависимости от формы футбольного расизма.
Так, противодействие политически ориентированному расизму должно являться приоритетной задачей соответствующих правоохранительных органов. В случае когда болельщики, как это было, например, в 2014 году в Украине, становятся реальной политической силой, совершают погромы и организуют массовые беспорядки, сопровождающиеся погромами, никто, кроме правоохранительных структур, не может противостоять им. Приоритетными здесь будут являться меры правового воздействия, привлечения к ответственности лиц в соответствии с действующим законодательством, решительного силового противодействия со стороны правоохранительных органов и специальных служб предпринимаемым в данном случае противоправным действиям.
В отличие от этого противодействие расизму как части субкультуры футбольных фанатов должно стать приоритетной задачей уже не правоохранительных органов, а футбольных организаций, футбольных клубов, самих объединений болельщиков. Здесь гораздо более действенными будут не юридические санкции, а собственно «футбольные санкции». Как правильно замечает О.А. Борисов, «фанат, выкрикивая ругательства, даже с указанием на расовую или национальную принадлежность того игрока, к которому они относятся, не всегда стремится возбудить национальную ненависть или вражду». Это означает, что уголовное преследование в этом случае будет не всегда в полной мере адекватным, но нельзя и оставлять подобные действия без ответа. Ответ должен прийти из самой среды фанатов, от руководства клубов, от РФС. Здесь действенными мерами будут закрытие фанатских секторов, официальная жесткая реакция руководства клубов, ограничение на посещение матчей отдельными лицами и т.п.
Третья форма футбольного расизма в силу ее относительной новизны представляется одной из самых опасных. В этом отношении предстоящий чемпионат мира 2018 года таит в себе множество возможностей для построения расистских фантомов как со стороны футболистов, так и со стороны зрителей, журналистов, иных лиц. Можно лишь представить себе, какую угрозу развитию футбола может содержать, скажем, размещение баннера, посвященного украинским событиям, на трибунах чемпионата мира — 2018. В этом случае медийные технологии практически исключают возможность противодействия этой фантому со стороны правоохранительных органов. Их вмешательство сделает фантом реальностью. Но и действия других субъектов без должной подготовки могут оказаться в этом случае малоэффективными.
Следует со всей ясностью отдавать себе отчет в том, что фантом расизма способен разрушить футбольный мир столь же серьезно, сколько и сам расизм. Место спорта займет в этой ситуации ксенофобный симулякр, ассоциируемый с российским футболом и с Россией в целом. В конечном итоге необходимо осознать всю сложность проблемы расизма и готовиться к противодействию угрозе расизма сообразно той своей форме, в которой она предстает.

Литература

1. Агапов Е.П. Болельщики и фанаты // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. N 11-1 (37). С. 17 — 20.
2. Борисов О.А. Хулиганство и расизм в современном спорте: уголовно-правовой и криминологический анализ // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2009. N 3 (10). С. 121 — 129.
3. Время действовать. Случаи дискриминации в российском футболе. Май 2012 — май 2014: совместный отчет центра «Сова» и Сети «ФАРЕ». URL: www.sova-center.ru/files/xeno/Rus… (дата обращения: 14.08.2015).
4. Песков А.Н. Расизм, национальный и религиозный экстремизм на Олимпийских играх и других спортивных мероприятиях. История и реальность (криминологический анализ, предупреждение и пресечение экстремизма в спорте) // Спорт: экономика, право, управление. 2012. N 3. С. 23 — 29.
5. Представители ФИФА признали единичный характер расистских проявлений в России // Национальный акцент. 2015. 4 июня. URL: www.nazaccent.ru (дата обращения: 14.08.2015).

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Расизм в футболе: борьба бесполезна

Этого текста не должно было быть. Впрочем, как и расизма в футболе. Но за последнюю неделю эта зараза нахально скривила рожу трижды. Причем очаги поражения полиция нравов зафиксировала по всей Европе. Но обо всем по порядку.


Франция

Местные соцсети вдребезги разнесла новость: еженедельник «Шарли Эбдо», печально известный своими карикатурами, на обложке свежего номера изобразил футболистов «трехцветных» в виде обезьян с Кубком мира, который они принимают то за банан, то за апельсин. И пусть спустя день выяснилось, что это фейк, симптоматично само появление данного «шедевра».

Charlie Hebdo portrays France national football teams as Apes. pic.twitter.com/3pYLKJT790

— EKEZIE (@ekezieandvictor) 19 июля 2018 г.

Почему карикатуру выдали за творение авторов «Шарли Эбдо» — вполне очевидно. С извечной фигой в кармане, что подразумевает занимаемая еженедельником сатирическая ниша, он — на правах шута при дворе — говорит о вещах, о которых говорить не принято. В сверхтолерантном обществе — и подавно.

Чтобы вы понимали, в России на подобного рода заявления сподобятся лишь ряженые калибра Виталия Милонова или Владимира Жириновского. Последний, кстати, так и поступил. Лидер ЛДПР сравнил сборную Франции со сборной Африки. Имея в виду, конечно, цвет кожи игроков «трехцветных».

Из 23 заявленных на турнир в России 15 — темнокожие. При этом все, кроме Манданда и Умтити, родились во Франции. И все, кроме Эрнандеса, прошли академии французских клубов. Они, считай, плод местной системы интеграции. Но это не мешает Другой Франции мыслить как Второй Жириновский. И таких «других» — предостаточно.

Ход их мыслей точно передала спецкор «Комсомольской правды» Дарья Асланова: «Телефон шел по кругу, и мне объясняли, что болеть им не за что и не за кого: «Камерун, Сенегал, Мали, Гвинея, Конго, Того, Ангола. Остальные — арабы и четверо белых (один из них испанец). Это что, Франция? Дело не в расизме, но давайте не притворяться, что это французская команда».

Россия

Казус, имевший место у нас, остался на периферии информационного пространства. Московский клуб «Торпедо» сначала подписал защитника Эрвинга Ботаку, а затем под давлением фанатов от него отказался. Ничего такого, если не учитывать, что Эрвинг — темнокожий. Родом из подмосковного Пушкино, с неплохим русским языком, но темнокожий. Это «но» для части болельщиков «черно-белых» перевешивает. Даже тот факт, что Ботака — торпедовский воспитанник.

Да, руководство «Торпедо» сделало все, чтобы выйти из этой мутной истории с минимальными репутационными потерями. Созвали пресс-конференцию, поведав, что отказ от Эрвинга вызван исключительно финансовыми причинами. Мол, не знали, когда брали, что придется платить.

Президент «Торпедо» Елена Еленцева: Контракт с Ботакой не завершили, потому что «Локомотив» требовал компенсацию pic.twitter.com/kyX9xCuB7z

— Yevgeni Belousov (@AliGoWeed) 20 июля 2018 г.

Но зачем тогда было инициировать проверку по факту разжигания межнациональной розни? Чтобы откреститься от цитаты из паблика «Запад-5 ULTRAS»? «В наших цветах есть черный, но в рядах только белый!..» — и хоть ты тресни.

Германия

О том, насколько глубоко укоренилась зараза, говорит случай с Месутом Озилом. Игрок сборной Германии приостановил выступления за национальную команду из-за расизма. Причем обвинил в нем не кого-нибудь, а президента Немецкого футбольного союза (НФС) Райнхарда Гринделя.

«В глазах Гринделя и его союзников я немец, когда мы побеждаем, и мигрант, когда мы проигрываем, — написал 29-летний футболист в Twitter. — Я плачу налоги в Германии, делаю пожертвования немецким школам, но общество все равно меня не принимает, считая другим».

Feel so sorry for Ozil #NoRacismpic.twitter.com/XSyPPcDYhg

— Ali — TheFUTSBC (@TheFUTSBC) 24 июля 2018 г.

Поводом к развязанной против хавбека лондонского «Арсенала» травле в обществе («Турецкая свинья» — самое мягкое из прозвучавшего) стала совместная фотография с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. Озил — выходец из турецких немцев — попытался было объяснить, что встречался не с Эрдоганом, а с президентом Турции. Как бы его ни звали. Из уважения к своим корням. Но его не услышали.

Что, черт возьми, происходит?

Кажется, пора уже прекратить ужимки и признать: борьба с расизмом в футболе бесполезна. Да и вестись должна на других полях и не теми методами.

Тогда как на игру миллионов взвалили больше, чем она способна унести. В глобальном мире без четких границ футбол превращают в один из общественных институтов. С выраженной политической задачей — социальная интеграция.

Да, футбол имеет воспитательный и образовательный потенциал. Но он может его реализовывать, а не обязан. Представьте, что стало бы, если бы врачи и учителя разыгрывали свой чемпионат, выясняя, кто из них искуснее в ремесле, а не лечили бы и не учили бы?

Сегодня футбол, скорее, часть индустрии развлечения в обществе потребления. И потребитель этот за свои денежки волен получать то, что хочет. Любой каприз за ваш кэш. Your money — your honey. А от футбола ему нужны эмоции, а не поучения. Ему их и в других сферах хватает. Вот и востребованы эмоции — не всегда, прямо скажем, положительные.

И вовсе не проблема простой игры с мячом, что кто-то, как хорваты, сплачивается после поражения, а кто-то, как французы, ссорится после победы. Это уж кто во что горазд. Это у вас, батюшка, в обществе проблемы. Чего на футбол-то кивать? С ним все в порядке. Как живем, так и играем.

news.ru

проблемы расизма в современном футболе

Euro-Football.Ru затрагивает сложную тему. 

 

Расизм — это максимум ненависти при минимуме причин

 

В нынешних реалиях расизм – тема как крайне щекотливая, так и «неудобная». Да, оскорбление людей, так сказать, «по национальному принципу» недопустимо и должно строго караться. Но вот в современном футболе в этом компоненте присутствуют определённые перегибы. Любой, кто по этому вопросу имеет собственное мнение, рискует моментально «нарваться» со стороны СМИ на ураган критики, а его деяние будет заклеймено, по меньшей мере, как «преступление против человечности». Вот и неудивительно, что в последнее время призыв «к всеобщему братству» вызывает неприкрытое раздражение как со стороны фанатов, так и тренеров и футболистов. Чего скрывать, стало уже доброй традицией наказывать виновных за бытовые перепалки с темнокожими исполнителями. Однако странно, а что же «пострадавшие» выходят «сухими из воды»? Неужели они такие «белые и пушистые»? Думается, такая оголтелая борьба футбольных еврочиновников с малейшими, по их мнению, проявлению расизма, приведёт только к противоположным результатам, а многие, до сей поры толерантные болельщики, автоматический станут оголтелыми расистами. Давайте же попробуем разобраться в этой проблеме.

 

Как всё начиналось

Пол Кановиль, первый темнокожий игрок «Челси», постоянно подвергался расистским оскорблениям, особенно злобствовали члены радикальной  фанатской группировки «синих» — «Национальный фронт». В то время в СМИ эта проблема не обсуждалась и никто никому не жаловался. Некому было. С тех пор всё изменилось, хотя, думается, что всё же футболисты «не страдают» предубеждениями на почве расизма, ведь в национальных сборных бок о бок играют исполнители «разных цветов кожи».

 

В 1999-м году появилась организация FARE «Футбол против расизма в Европе». Известность ей принесло великое множество роликов и антирасистских акций. Парадокс – теперь в Европе расизм снова «поднял голову». Тем не менее, FARE пользуется разнообразной поддержкой Еврокомиссии, ФИФА и УЕФА, а Платини обязал все европейские футбольные федерации организовывать различные акции против расизма. При этом искоренить расизм до сих пор не удалось – как на футбольном поле, так и вне его. На стадионах скандируют оскорбительные речёвки, футбольные функционеры, да и сами игроки, позволяют себе оскорблять других из-за цвета кожи. Впрочем, есть мнение, искоренить что-либо путём его полного запрещения совершенно невозможно. Ведь тут вступает в действие один из законов физики – действие рождает противодействие.

 

Вспомним самые громкие расистские скандалы последнего времени.

 

Во время матча отборочного матча чемпионата мира-2002, Бразилия — Парагвай Карлос обозвал парагвайских игроков «грязными индейцами». После матча Роберто подошёл к киперу противника Чилаверту и похлопал его по спине, на что тот плюнул бразильцу в лицо. «Все видели только мой плевок, но за кадром осталось то, как Карлос называл безмозглым индейцем, смеялся над моей страной и толкнул в грудь», — оправдывался капитан. Тогда зачинщик остался безнаказанным, а Хосе Луис уплатил штраф в 15 тысяч долларов и отбыл 4-матчевую дисквалификацию.

 

Расистские скандалы «случаются» и в Лиге чемпионов. В 2003-м году комиссия УЕФА разбирала инцидент, произошедший во время матча «Интер» — «Ньюкасл», тогда Вьери оскорбил Луа Луа. Но тут стоит отметить, что за несколько минут до этого Трезор подло ударил в спину Кордобу.

 

Не один легионер «споткнулся» о простую истину — в каждой стране свой уровень толерантности и границы дозволенного. Полузащитника «Ньюкасла» Белозоглу после матча с «Эвертоном» обвинили в расизме за, якобы, оскорбления Йобо и Лескотта. Эмре пришлось долго разбираться с местной федерацией и оправдываться в СМИ. «Турецкие старания не прошли даром» – игрок был оправдан с формулировкой «за недостатком доказательств». «Моя религия не поощряет расизм. В Турции слова «негр» и «чёрный» не оскорбления, но в Англии за это тебя сразу обвинят в расизме».

 

После финала чемпионата мира-2006 Матерацци утверждал, что на расовой почве не оскорблял Зидана – Марко знал, чем ему это грозит. Но через несколько лет признался, что оскорбил мать и сестру Зизу. К слову, реакция СМИ была достаточно нейтральна – или оскорбление родственников расценивается «как меньшее зло», чем упоминание национальности и цвета кожи?

 

Игроки французского чемпионата крайне редко становятся «героями» таких скандалов — взгляните на состав сборной страны. А вот легионеры позволяют себе лишнее. В апреле 2007-го года форвард «Лиона» Барош, проиграв борьбу хавбеку «Ренна» Мбиа, пробегая мимо камерунца, зажал нос одной рукой, а другой помахал перед лицом, будто отгоняя неприятный запах. Стефан оскорбился, а чеха приговорили к трёхматчевой дисквалификации. «Я только хотел дать понять, что он меня достал. Футбол полон провокаций, и я корю себя лишь за то, что не сдержался и ответил слишком открыто», — оправдывался Милош.

 

Летом 2007-го года в Германии в матче «Шальке 04» — «Боруссия» (Дортмунд) кипер гостей Вайденфеллер назвал Асамоа «чёрной свиньёй». Впрочем, Джеральду не привыкать к оскорблениям – за год до этого немецкая федерация оштрафовала «Ганзу» за оскорбительные речёвки фанатов в адрес «немецкого форварда ганского происхождения».

 

Администрация портала Евро-Футбол.ру не несёт ответственности за содержание видео, взятого из видеосервисов. Авторские права на использование данного видео в Интернете принадлежат пользователям или владельцам сайтов видеосервисов в соответствии с пользовательским соглашением. 

 

В 2008-м году своим мнением по поводу большого количества темнокожих игроков во французском чемпионате поделился кипер «Фиорентины» Фрей. Точка зрения Себастьяна оказалась настолько неоднозначна, что ему пришлось оправдываться и отвергать причастность к расизму.

 

В 2009-м году тогдашний президент «Марселя» Пап Диуф в преддверии дерби обвинил полузащитника Жерома Ротена в нетерпимом отношении к темнокожим футболистам. Развитие скандал не получил, видимо, такие высказывания Диуфа направлены были для «лишения соперника спокойствия».

 

Не избежал обвинений и Тотти. В конце сезона 2009/10 в финальном матче Кубка Италии с «Интером» за удар Балотелли Ческо получил второе предупреждение и был удалён. После поединка агент Марио сообщил, что «волк» также назвал его клиента «грязным негром». А сам игрок жаловался, что «оскорбления Тотти причинили ему больше боли, чем его удар по ногам». Парочка добилась дисквалификации Ческо на 4 матча, однако среди фанов большинство были на стороне капитана. Балотелли никогда не был любим фанами, посему почти все верили версии Тотти: «На протяжении матча Балотелли постоянно провоцировал моих партнёров. Конечно, я был не прав, совершив этот фол, но я всегда первый признаю ошибки». Ещё более резко «император» высказался по поводу расистской подоплёки скандала, заявив, что расистом никогда не был.

 

Полузащитник «Барсы» Бускетс на «Сантьяго Бернабеу» во время первого полуфинального поединка Лиги чемпионов с «Реалом» оскорбил Марсело. ДК УЕФА начал расследование,  и если бы вина Серхио доказали, то он, в силу дисквалификации, пропустил бы финал с «МанЮнайтед». К радости фанатов каталонцев хавбека оправдали.

 

Затем «отличился» Фабрегас. Инцидент случился в матче с «Севильей», получивший «горчичник» за толкание с Месси, Кануте схватил Сеска и стал его избивать. Через мгновение на поле была «куча мала», а Фредерик был удалён. Как после поведал малиец и другие «севильцы», «барселонец» назвал его «черномазым террористом». «Я не оскорблял Кануте – просто слухи быстро распространяются. Я не святой, но и не расист», — оправдывался Сеск. Общественность разделилась надвое – одни упрекали темнокожих игроков в нытье, вторые уверяли, что всегда спокойный Кануте не стал бы беспричинно лезть на рожон. Но официальных разбирательств не последовало и дело замяли.

 

Выступавший за «Леванте» Феликс Джа Этьен подвергался расистским нападкам всякий раз, как только чувствовал недомогание. Одноклубники спрашивали, не болен ли он СПИДом или малярией – болезнями, пришедшими из Африки. К слову, в Европе Испания — одна из самых расистских стран.

 

Обратная сторона

Однако расизм – это также и любое неприятие представителей других рас. В последнее время всё «заметнее» становится «чёрный расизм». В матче сезона 2009/10 форвард «Блэкберна» Диуф оскорбил мальчика, подавшего ему мяч после аута. Эль-Хаджи посчитал, что паренёк сделал это слишком медленно — «F***ck you, белый мальчик. Убери руки от мяча». Как же удивился сенегалец, когда не растерявшийся «белый» пожаловался в соответствующие инстанции, так что пришлось игроку давать показания в полиции.

 

Расизм в Европе — явление хотя и болезненное, но объяснимое. А вот подобное в Латинской Америке выглядит, по крайней мере, странно. Весной 2010-го года аргентинский защитник чилийского «Нубленсе» Манрике получил 5-матчевую дисквалификацию за расистские высказывания в адрес эквадорца Эспинозы из «Унион Эспаньола». Матиас назвал Джованни обезьяной и несколько раз «отправлял» его «идти есть бананы». Свой расизм аргентинец опроверг, но решение национальной федерации о дисквалификации не оспаривал.

 

В РФПЛ расистские высказывания и выходки — удел болельщиков, а вот игроки предпочитают помалкивать. По крайней мере, кроме «бананового скандала» с Роберто Карлосом в главной роли», можно припомнить лишь инцидент с рефери Алексеем Матюниным, на год дисквалифицированного после матча «Волга» — «Сатурн-2». Когда игрок «Сатурна» Проньков ударил локтем в лицо защитника Гаджибекова, арбитр предъявил ему «горчичник», а пострадавшему посоветовал: «Вставай, черно…й и закрой свой рот! Я тебя самого сейчас удалю». Понятно, реплика была «приправлена» нецензурщиной, которую слышали на скамейке.

 

История капитана сборной Англии и «Челси» Терри, наверное, самый громкий расистский скандал последних лет. Отправной точкой конфликта стал неоднозначный матч первого круга чемпионата с «Куинз Парк Рейнджерз», когда Джон нелицеприятно высказался в адрес защитника «КПР» Антона Фердинанда. К слову, брата Рио из «МЮ». Расследование начали федерация футбола и королевская прокурорская служба страны. И началось – слушания, просмотры видеозаписи, свидетельства очевидцев… Игрок пытался оправдываться, но поначалу был лишён капитанской повязки в сборной, что повлекло за собой уход Капелло с поста наставника команды. А 9-го июля суд магистратов в Вестминстере оправдал Терри, но Футбольная ассоциация Англии начала новое дело, обвинив игрока грубых высказываниях и неподобающем поведении. В итоге, по решению независимой комиссии, Джона дисквалифицировали на 4 матча и приговорили к штрафу 220 тысяч фунтов стерлингов. К слову, «процесс Терри» больше походил на показательную порку – дабы дать понять игрокам АПЛ, что их может ждать, «ежели что».

 

Следующим «показательным выступлением» английской федерации стало разбирательство по делу Суареса. После матча «Ливерпуля» с «МанЮнайтед» арбитрам на уругвайского форварда наябедничал Эвра. По словам Патриса, Луис несколько раз назвал его «negro». В ходе разбирательства выяснили, что, кроме «манкунианца» никто оскорблений со стороны Луиса не слышал, сам же он всё отрицал. Но всё же, его сочли виновным и влепили 40 тысяч фунтов штрафа и 8-матчевую дисквалификацию.»Мы удивлены, что Луиса сочли виновным лишь на основании слов Эвра. Его обвинению нельзя доверять, ведь Суарес сам из многонациональной семьи, а его дед был чёрным», — заявили в клубе.

 

Если футболисты могут нанести оскорбление «в пылу борьбы», то куда сложнее оправдываться тренеру. К примеру, в октябре 2004-го года испанские телевизионщики запечатлели, как наставник сборной Испании Арагонес весьма оригинально мотивировал форварда Рейеса: «Давай, докажи этому чёрному куску дерьма, что ты не хуже его!». «Куском» дон Луис назвал коллегу Хосе Антонио по «Арсеналу» Анри. И всё бы испанцам «сошло с рук», ежели бы не вмешательство английских СМИ. «Я не хотел никого обидеть — мне нужно было завести Рейеса, ведь к каждому я должен найти свой подход. Я не расист – у меня много чернокожих друзей». Согласитесь, звучит крайне неубедительно, посему испанская федерация оштрафовала тренера на 3 тысячи евро. Правда, сами испанцы были «наказаны» ФИФА на 65 тысяч евро. К слову, после этого в Европе Анри «развернул» громкую антирасистскую компанию.

 

Не избежали приверженности к расизму и некоторые футбольные чиновники. К примеру, в 2007-м году председатель правления «Брюсселя» Йохан Вермирш в отношении к Матумона сказал: «Зола больше думает не об игре в футбол, а о банановых деревьях». После него темнокожий игрок вынужден был покинуть команду. Чиновник попытался оправдаться, однако безуспешно. А спонсор клуба, корейский автомобильный концерн, прекратил финансовую поддержку «Брюсселя» и разорвал с ним все контракты.

 

Да и среди футбольных комментаторов есть «отличившиеся». В 2004-м году Рон Аткинсон, теперь уже экс-футбольный комментатор, не зная, что микрофон включён, высказался в адрес Десайи: «Марсель тот, кого в наших школах обычно называют грёбанным толстым ленивым черномазым». После того, как этот «перл» услышали миллионы зрителей, Рой был вынужден уйти.

 

Головная боль

Вряд ли после рукопожатий, как это утверждает Зепп Блаттер, можно забыть об оскорблениях. Плохо то, ситуация с «футбольным расизмом» становится всё более запутанной, и выяснить, кто прав, кто виноват, становится всё сложнее. Думается, верно утверждение — «футбол – это не просто спорт, не просто игра». Футбол, по сути, уже перешёл в «другую ипостась» – из спортивного события превращается в реалити-шоу. Разум вытесняют эмоции, и тут уже не до самоконтроля. Понятно, что футболистов призваны контролировать соответствующие организации, пытающиеся свести к минимуму малейшие проявления расизма. Однако настораживает то, что виновными всегда оказываются «белые», а «страдальцами» – темнокожие игроки. Кто моментально припомнит, когда темнокожие были наказаны за расистские выходки в отношении европейцев? Неужели секрет в некорректной методике определения проявлений расизма? Ведь практически всё, что европеец может сказать в адрес темнокожего, можно классифицировать, как ксенофобию. Сейчас даже есть банан рядом с ними — «смерти подобно». И ещё – если европеец что-то говорит в адрес темнокожего на своём языке – это, практически, всем понятно А если то же скажет выходец из Мали, Мозамбика или Нигерии? Это можно отнести и к речёвкам фанатов. Что поют на стадионах Европы – понимают все. А что кричат турецкие или, к примеру, албанские фаны?

 

Так что грань, разделяющая расистов и иных, крайне тонка. Хотя непонятно, почему упоминание к определённой расовой группе расценивается как оскорбление? Тогда за указание человеку на его умственные способности необходимо, как минимум, сажать в тюрьму. Тем более, что никто меня не переубедит, что большинству темнокожих явно импонирует роль жертвы, и в любом разбирательстве, априори, закон всегда на их стороне. Ну, естественно, они же угнетаемые!

 

Так может, вместо того, чтобы все силы бросать на борьбу с расизмом, попросту забыть об этой проблеме? Ведь согласитесь, когда никто не будет «с пеной у рта» броситься защищать «униженных и оскорблённых», то и они перестанут осознавать свою вседозволенность? Как говорил агент Малдер — «истина где-то рядом». 

 

Специальный корреспондент Валерий Ковалевич

www.euro-football.ru

Вот как надо бороться против расизма! Английский опыт!

Опубликовано 11 Окт 2013 | Обсуждение закрыто | Просмотров: 440

Недавние скандалы на английских стадионах неразрывно связаны с проявлением расизма в футболе.

В отличие от событий 1970-80-х, когда данная проблема стояла остро, сейчас люди не стесняются высказывать свое мнение и требовать максимального наказания для тех, кто даже в самой безобидной форме позволил себе употребить одно из запретных слов на букву «н».

Цепочка событий, начавшихся с конфликта защитника «Челси» Джона Терри и игрока «Куинз Парк Рейнджерс» Антона Фердинанда, растянулась настолько, что в итоге стоила работы менеджеру сборной Англии Фабио Капелло.

Уругвайский кумир болельщиков «Ливерпуля» Луис Суарес был вынужден отсиживать восьмиматчевую дисквалификацию, употребив испаноязычный аналог слова «негр» по отношению к капитану «Манчестер Юнайтед» Патрису Эвра, а наставник «Красных» Кении Далглиш за желание публично поддержать своего футболиста выслушал немало порицаний.

Каждый из прецедентов, как и следовавшие за ними разбирательства, кажутся странными для жителя Украины. Но в Великобритании проблема расовой классификации людей возникла не вчера, потому и последние скандалы в тамошнем футболе — следствие столетних попыток каким-либо образом лишить любимую игру отголосков давно неактуального прошлого.

Хорошо известно, что Англия, ныне уделяющая вопросу расизма наибольшее внимание среди всех европейских держав, не единственная страна, которой приходилось решать эту болезненную проблему.

Более того, в Англии не так часто встречаются крайние формы проявления этнических противоречий, как это было свойственно Нидерландам, а также политизированным движениям в итальянском футболе. У англичан своя история болезни, возникшая из социальных комплексов британцев.

Имперское прошлое наложило серьезный отпечаток на мировосприятие многих среднестатистических британцев.

Изобретение англичанами футбола стало еще одним фактом в укреплении имперского сознания, требовавшего диктовать остальному миру, в каком направлении и каким образом двигаться дальше.

В 1904 году Англия отказала в поддержке новообразованной ФИФА, в 1930-м не поддержала идею проведения чемпионата мира, к которому снисходительно примкнула лишь спустя 20 лет — для того чтобы уступить сборной Соединенных Штатов Америки.

Снисходительность к другим футбольным нациям проявлялась и в отношении к чернокожим футболистам, проживавшим на территории Англии. Нынешние стереотипные убеждения о том, что выходцы из Африки не отличаются интеллектуальными способностями, я оттого их невозможно обучить тактическим премудростям игры, родились не вчера.

Даже смирившись с идеей задействовать в «белой» игре способных чернокожих футболистов, британцы не отказались от заложенных колониальным прошлым предрассудков.

И сегодня от некоторых английских менеджеров можно услышать проскальзывающие между строк жалобы на то, как непросто адаптиропать в британской среде африканца. «Недостаток дисциплины» и «неприятие холода» стали классическими упреками в адрес чернокожих футболистов.

В Бразилии 1920-х годов чернокожим футболистам было принято делать макияж из рисовой пудры, дабы уберечь игроков от гнева белых болельщиков, но на родине футбола к таким вопросам относилось несколько проще.

Представители негроидной расы были мало уважаемыми среди поклонников, но наиболее одаренным все же удавалось изменить к себе отношение общества.

Одним из них был легендарный бомбардир «Эвертона» Дикси Дин.

Мастер игры головой имел южноамериканские корни, у Дина была смуглая кожа, что время от времени выводило из себя кого-нибудь из раздосадованных поражением зрителей.

«Мы тебя еще достанем, черный ублюдок!» — бросил ему вслед кто-то из болельщиков команды соперника.

Дин, не медля, помчал на трибуну, где стал охаживать обидчика кулаками. Полицейский сумел успокоить футболиста, после чего… пожал ему руку.

Но до того дня, когда любой чернокожий футболист получил возможность наказать обидчика не с помощью кулаков, а в суде, было еще очень далеко.

«НА ФУТБОЛЬНОМ ФРОНТЕ»

В 1978 году Вив Андерсон дебютировал в английской сборной, и он считается первым чернокожим футболистом в ее составе.

На самом деле за десять лет до него в сборной появился защитник «Лидса» Пол Рини, в жилах которого текла африканская кровь. Но, во-первых, Рини был мулатом, во-вторых, факт принадлежности к смешанной расе уроженец Лондона благоразумно скрывал — смуглый и смуглый, что тут такого?

Когда в национальной команде появился Андерсон, проблема расовой дискриминации в футболе стояла как никогда остро. Бананы, обезьяньи визги — всем этим забавлялись молодые радикально настроенные болельщики, которых подначивала агитация организаций, боровшихся за «чистоту британской нации».

Футбол в этом случае был отличным подспорьем. В 1970-х годах процветавшие в Лондоне неофашистские группы облюбовали футбольные стадионы как подходящее место для распространения своих идей среди молодежи.

Организации вроде «Национального Фронта» и «Британской Национальной Партии» были слишком маргинальными, чтобы попасть в парламент, их поддержка среди населения была минимальной, но на стадионах, где каждый пришедший мог почувствовать себя свободным, они получили благодатную почву.

Склонность некоторых болельщиков к эмоциональным возгласам по ходу матча можно было обернуть в свою пользу, что и делали представители «Национального Фронта».

Все чаще на матчах «Челси», «Миллуолла» и «Вест Хэма» бесплатно раздавали пропагандистскую литературу, с трибун звучали провокационные речевки, и множество юных поклонников лондонских клубов находили заманчивой и интересной поддержку агрессивной и радикальной идеологии.

Дошло до того, что «Национальный Фронт» даже начал продавать сувениры клубу «Вест Хэм» с изображением символики неофашистской организации.

В одной из книг, посвященных проблеме развития расизма в футболе, рассказана история чернокожего лондонца, болельщика «Вест Хэма ». За всю свою жизнь он всего дважды побывал на матче обожаемой им команды, потому что еще в детстве кто-то из друзей посоветовал ему не ходить на «Аптон Парк», так как «там не любят черных».

Можно не сомневаться в том, что таких примеров найдется немало, и они демонстрируют, насколько сильны были имперские предрассудки даже спустя полторы сотни лет после отмены рабства.

С 1977 года «Национальный Фронт» приступил к выпуску молодежного издания «Бульдог», а одна из обязательных рубрик регулярного выпуска носила название «На футбольном фронте».

«Присоединяйтесь к битве за расу и нацию!» — открыто призывала газета, создатели которой не сидели, сложа руки.

Вскоре они приступили к организации поездок на выездные матчи английской сборной, где ярые активисты получали раздолье для демонстрации своих убеждений. «Римские салюты», фашистские слоганы и символы нередко сопровождали английских футболистов в их дальних путешествиях.

«Англия победила 1:0, гол Барнса не считается», — реагировали такие «болельщики» на успешное выступление чернокожего футболиста, забившего непревзойденный гол в ворота сборной Бразилии на легендарном стадионе «Маракана».

Разумеется, среди простых болельщиков хватало тех, кто хотел и был готов дать отпор воинствующим фашистам. В «Тоттенхэме», «Лидсе» и других клубах стали собираться «антифашистские» и «антирасистские» организации, их представители не только вели свою пропагандистскую работу, но и могли спокойно схлестнуться с противниками в уличных драках.

Тяжелое социально-экономическое положение в 1980-е годы, трагедий на «Эйзеле» и «Хиллсборо» вынудили подключиться к борьбе с глобальными проблемами в английском футболе высшее руководство.

Расовая дискриминация и хулиганство были обусловлены социальными и политическими проблемами в стране. Как ни прискорбно это признавать, но страшные трагедии, заставившие пересмотреть идеалы английского футбола и его «террасные» традиции, нанесли удар по расизму.

В начале 1990-х главные футбольные организации страны разработали общую программу по искоренению расовой дискриминации в игре. Медленно, но уверенно такая политика начала давать результат, особенно после того, как к борьбе с этим явлением подключились ФИФА и УЕФА.

Как всегда бывает, благое дело дает и свои побочные эффекты, но наученные горьким опытом англичане лучше уделят повышенное внимание невинному «негро» из уст Луиса Суареса, чем позволят создать ситуацию, при которой возникнет вероятность возвращения старых проблем с расизмом в футболе.

Мы можем сколько угодно смеяться и иронизировать на тему чрезмерной толерантности британцев, но родоначальники футбола прошли такой длинный и непростой путь, что они имеют все основания воспринимать это серьезно.

yes-sport.ru

Футбол и расизм в своих ярких проявлениях | Спорт | ИноСМИ

«Никогда в жизни я не видел столько презрения по отношению к национальным цветам», — заявил один из организаторов выставки Леонардо Альбахари (Leonardo Albajari). В экспозиции представлены документы, повествующие о венгерском футбольном тренере Эмерико Хиршле (Emérico Hirschl), который в 1935 году возглавил «Ривер Плейт». С «Ривером» Хиршль дважды выиграл чемпионат Аргентины. Он также в годы нацизма помогал евреям бежать в Буэнос-Айрес.


Заслуживает внимания экспонаты, повествующие о судьбе единственного футболиста — еврея сборной Германии Джулиусе Хирше (Julius Hirsch), который был расстрелян в лагере смерти Аушвиц.

 

На выставке также представлены фотографии, рассказывающие, как во время Холокоста еврейское гетто стало центром футбола, а также о функционировании футбольной «Лиги жизни». Интересны документы и предметы, связанные с футбольной карьерой австрийского футболиста чешского происхождения Маттиаса Сиинделара (Matthias Sindelar) — лучшего футболиста в истории Австрии.


Экспозиция также рассказывает о непростых судьбах игроков прославленного немецкого футбольного клуба «Бавария» Мюнхен и амстердамского футбольного клуба «Аякс».

 

В разговоре с Леонардо Альбахари я поинтересовался у него, как он относится к радикальной фанатской группировки «Ла Фамилия» израильского футбольного клуба «Бейтар» из Иерусалима, которая открыто проповедует принцип «чистоты» клуба от любого представителя мусульманских народов. Альбахари признался, что « у него в голове не укладывается, как такое может происходить в Израиле». По его мнению, футбол и расизм вещи несовместимые.

 

26 января 2013 года члены ультрас «Бейтар» из группировки «Ла Фамилия» известные за свои расистские взгляды, развернули 20-метровый желтый баннер на восточной трибуне стадиона Тедди. Этот баннер, гласивший «Бейтар будет чистым всегда» был словно сюрреалистическим эхом нацистской терминологии.

 

Столь бурная реакция фанатов «Бейтар» последовала после того, как руководство клуба заключила контракты с двумя мусульманскими игроками из Чечни — Джабраилом Кадиевым (19 лет) и Зауром Садаевым (23 года). Примечательно, что акция была организована накануне Международного дня памяти жертв Холокоста.

 

Le Monde
Апостроф
Deutsche Welle
El Mundo
Два дня спустя более ста фанатов, собравшихся на одной из столичных улиц, стали выкрикивать лозунг « Смерть арабам!». И это несмотря на заявления Кадиева и Садаева о том, что они не арабы, не мусульманине, а футболисты.

 

Следующей акцией футбольных фанатов стал поджог клубного офиса «Бейтар». Это помещение принадлежало коменданту здания, Меиру Харуш, который в течение почти 20-ти лет создавал из своего офиса неофициальный музей ФК «Бейтар». Бутсы игроков, подписанные майки, чемпионские трофеи — все оказалось в огне. Была уничтожена 80-летняя история клуба.


Помощник главного тренера «Бейтар» Ян Телесников, явно потрясенный произошедшим, в прямом эфире на телеканале «Канал 2» заявил, что «если они сейчас поджигают здания, то следующим их шагом будет сожжение людей».

 

В документальном фильме «Навсегда чистый» (Forever Pure) есть кадры, на которых Кадиев защищается от нападок и оскорблений ультрас, где он молиться в комнате с матерью.

 

3 марта Садаев забил свой первый гол в матче с футбольной командой «Маккаби» из Нетания. Фанаты «Ла Фамилия» демонстративно покинули стадион, в знак протеста, но большинство болельщиком поддержали Садаева и устроили бурные овации. Единственный из футболистов, кто не побоялся обнять Садаева, был аргентинский футболист «Бейтара» Дарио Фернандес (Darío Fernández). «Я обнял Садаева, чтобы таким образом выразить ему и его семье поддержку в эту трудную минуту», — сказал Дарио.

 

РИА Новости
Аргентинец любит пошутить в раздевалке, чтобы чеченцы не чувствовали себя одинокими. Он их защищает, несмотря на оскорбления фанатов.

 

Дарио Фернандес женат на израильтянке, и у него есть сын. В разговоре со мной Дарио рассказал, что встречался в своем доме с одним из лидеров группировки «Ла Фамилия» и у него сложилось мнение, что они «самые расистские болельщики в мире». По его мнению, фанаты «Бейтара» очень похожи на агрессивных болельщиков из аргентинского клуба «Бока Хуниорс».


Дарио Фернандес признался, что подозревает владельца футбольного клуба «Бейтар» в том, что события 2013 года, возможно, были организованы специально.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Расизм и Евро-2012: непрекращающаяся борьба в футболе | Футбол | ИноСМИ

Да, это просто рекламный видеоролик Nike, и мы видим на экране то, что делает европейский футбол прекрасным, но, одновременно, вызывает досаду и приливы желчи у неонацистов и людей, ненавидящих иммигрантов, которые, к сожалению, появились и в среде политиков Европы, и зловоние от которых ощущается на некоторых стадионах континента. В июне в Польше и на Украине начнется чемпионат Европы 2012 года, в котором встретятся 16 национальных сборных, и который сегодня напоминает чемпионат мира в миниатюре. Евро-2012 служит нам напоминанием о том, что ксенофобы и расисты остаются частью европейского футбола, несмотря на все достижения и успехи. Семьи двух чернокожих игроков английской сборной — Тео Уолкотта и Алекса Окслейда-Чемберлена — отменили свои поездки на Украину на чемпионат, поскольку опасаются стать мишенью для неонацистских громил, уже грозящих нападениями на иностранцев. Британское правительство предупредило своих граждан о такой опасности, и многие  ведущие представители этого вида спорта высказывают опасения по поводу того, что расисты могут организовать атаки на игроков и болельщиков. (Отец Чемберлена Марк был одним из первых черных игроков, представлявших Англию, и начал выступать как раз в тот период, когда чернокожие футболисты в стране регулярно подвергались расистским оскорблениям со стороны фанатов.)

В принципе, в рекламе Nike воздается должное коллективной памяти о самых легендарных прическах футболистов мира. Марио Балотелли всегда останавливает свой выбор на стиле «ирокез». Все, кто смотрит футбол последние двадцать лет, знает, что завитые локоны — фирменный знак неподражаемого Роналдиньо, а нелепый ворсистый султан — это прическа бразильского чудо-мальчика Неймара. Идиотский треугольник – довольно неудачная затея бразильского бомбардира Рональдо на чемпионате мира 1998 года, а копна белокурых волос в стиле «афро» — это прическа замечательного колумбийского полузащитника Карлоса Вальдеррамы. Вот уж воистину – узнаю тебя по прическе!

Но в этом есть и нечто большее. Когда Мамаду Сахо, проходя мимо Балотелли, говорит: «Увидимся на поле», то вполне можно подумать (если бы Сахо из-за плохой спортивной формы не исключили из состава сборной), что свидание состоится во время игры Франции и Италии. То, что реклама Nike, выпущенная в преддверии Евро-2012, представляет восходящих звезд Франции и Италии в парикмахерской черного городского квартала, говорит о многом. В Америке такой антураж не вызвал бы никакого удивления, потому что  США — страна иммигрантов, которой руководит человек смешанной расы, и где идея многообразия в национальном облике Америки не вызывает никаких противоречий. Но Европа десятилетиями варилась в котле политической неразберихи из-за национальных границ, индивидуальностей, рас и национальностей, причем зачастую этот котел закипал очень бурно. Такая  борьба неизбежно находила свое отражение в футболе, хотя в целом всегда была на передовой межрасового и межнационального примирения, заставляя континент принимать те перемены, которые не устраивают норвежского стрелка Андерса Брейвика.

Нет ничего примечательного в том, что Сахо представляет Францию. Его команда на протяжении трех последних чемпионатов мира в большинстве своем состояла из игроков африканского, карибского и арабского происхождения. В определенной мере это — некий индикатор состояния национального дискурса о французской идентичности.

Команда, игравшая на мундиале в 1998 году у себя дома, включала в свой состав так много цветных игроков, что лидер антииммигрантского Национального фронта Жан-Мари Ле Пен пожаловался: «Это — не настоящая французская сборная». Но Франция преклонялась перед своей командой, которая, несмотря ни на что, выиграла первый и единственный французский мировой чемпионат. » Black, Blanc, Beur» (черные, белые, арабы) – таков был приветственный лозунг того триумфа, торжества многонационального разнообразия команды, принесшей славу Франции.

Ее лидера и, пожалуй, самого одаренного в мире игрока своего поколения Зинедина Зидана многие приветствовали как символ новой Франции, поскольку он получил высшую награду страны — Орден почетного легиона, а некоторые опьяневшие от счастья фанаты даже прочили ему пост президента. Но сыновья алжирских уборщиков обычно не становятся французскими президентами, несмотря на принципы Свободы, Равенства и Братства. На самом деле, они не очень-то хорошо вливаются во французское общество.

Конечно, Зидан — личность сложная, и он, между прочим, не считает себя французом. «Это трудно объяснить, но я испытываю потребность играть напряженно каждый день, бороться до конца в каждом матче, — сказал он репортеру, бравшему у него интервью. – И эта потребность никогда не прекращать борьбу появилась у меня там, где я рос и воспитывался. Для меня самое важное состоит в том, что я по-прежнему знаю, кто я такой. Во-первых, я кабил (берберская этническая группа из Алжира) из Ла Кастелланы, во-вторых, алжирец из Марселя, и уже потом француз».

Непростая иммиграционная политика Франции в последующие 12 лет стала в каком-то смысле противостоять футболу. В парижских пригородах-гетто толпы молодых французских алжирцев и тунисцев улюлюканьем встречали гимн Франции, исполнявшийся на международных играх, и игроки его тоже не пели.

Затем в 2010 году нарыв прорвало, когда состоявшая  в основном из чернокожих игроков сборная на чемпионате мира в Южной Африке в открытую схлестнулась со своим тренером, и даже объявила забастовку в знак солидарности с нападающим Николя Анелька, которого тренер Раймон Доменек отправил домой за оскорбления, с которыми согласились бы большинство фанатов. В итоге сборная не выиграла ни одну игру.

Этот скандал спровоцировал общенациональный кризис, и правительство приказало создать комиссию и провести расследование. А спустя несколько месяцев возник очередной скандал, когда выяснилось, что новый тренер Лоран Блан выступил за введение квот на количество чернокожих и арабских футболистов во французской молодежной академии, а также призвал уделять больше внимания игрокам «нашей культуры и истории».

И тем не менее, половина или даже большая часть французской сборной на Евро-2012 будет представлена футболистами, чьи корни — из Африки (южнее Сахары и стран Магриба). То же самое можно сказать о голландцах (хотя там среди игроков с колониальным прошлым есть также индонезийцы и суринамцы). В английской команде цветных игроков около трети – в основном, у них карибские корни. Английский футбол за свою историю тоже пережил неприглядные случаи расизма, например, в 1994 году. Тогда бывший тренер сборной рассказал Guardian, что во время пребывания на этой должности получил от национальной федерации указание не брать «слишком много черных игроков».

Германия — еще одна европейская страна, где футбол сегодня отличается гораздо большим расовым разнообразием, чем десять лет тому назад. В стартовом составе ее сборной сегодня присутствуют игроки, у которых родители — нигерийцы, турки, марокканцы, поляки и испанцы. А португальская национальная команда давно уже выставляет группу бразильцев (вспомните Деку, или сегодняшнего защитника мадридского «Реала» Пепе) и пару выходцев из португалоязычной Африки (начиная с великого Эйсебио в 1966-м и заканчивая такими игроками, как Нани сегодня). Швеция — одна из первых в Европе широко распахнула свои двери для беженцев. Она часто выставляет цветных футболистов, и в ее сегодняшнем составе — два этнических албанца (один из них – грозный бомбардир миланского «Интера» Златан Ибрагимович) и иранец.

Далее шеренги игроков с иммигрантскими корнями в командах-соперницах на Евро-2012 заметно редеют. Дания выведет на поле одного уроженца Кот д’Ивуара. Играющий за Хорватию бывший нападающий «Арсенала» Эдуардо — бразилец. В состав чешской сборной входит родившийся в Чехии игрок эфиопского происхождения. В составе Греции есть игрок, родившийся в Германии от матери-уругвайки, а еще один – албанец.

Но есть также и масса команд, где иммигрантов нет вообще – Украина, Россия (ну, там есть татарин и футболист из Ингушетии), Ирландия, Польша. Любопытно, что Польша в 2000 году приготовила всем приятный сюрприз, когда натурализовала нигерийского нападающего Эммануэля Олисадебе, приехавшего в Польшу играть за варшавскую «Полонию», а затем включила его в состав сборной. Она до недавнего времени также выводила на поле бразильского игрока Роджера Герейро.

Ну и, конечно, Италия. Марио Балотелли — первый чернокожий игрок, выступающий за «сквадра адзурра» — стал в значительной мере исключением, доказывающим правило. Италия не очень-то старается подбирать иммигрантов, делая исключение для аргентинцев, чьи имена и фамилии выдают их итальянское происхождение. В нынешнем составе сборной есть и другие исключения в лице молодого защитника Анджело Огбонны, отец которого — нигериец, и замечательного полузащитника из «Милана» бразильца Тьяго Мотты. Но как правило, на десятки иностранных игроков, выступающих каждую неделю за итальянские клубы, смотрят просто как на людей временных. Конечно, у Балотелли уникальная биография. Его родители родом из Ганы, будучи в Италии мигрантами, были не в состоянии решить сложную медицинскую проблему Балотелли, с которой он столкнулся в детстве. Мальчика усыновили итальянские родители, но вырос он в обществе, пораженном расизмом, и это обстоятельство преследует футболиста на протяжении всей его спортивной карьеры. Его до сих пор оскорбляют и высмеивают некоторые итальянские болельщики, когда он выходит на поле в составе сборной.

Расизм более заметен в украинском футболе. Там в сборной — нет иммигрантов, хотя в местном чемпионате за клубы играет много иностранцев. В киевском «Динамо» — пять бразильцев, три нигерийца и один марокканец. В донецком «Шахтере» — 8 бразильцев (9, если считать Эдуардо) и один нигериец. В харьковском «Металлисте» бразильцев — четверо, и есть шесть аргентинцев и выходец из Сенегала. И так далее.

На такую ситуацию в 2006 году не сетует тренер сборной Олег Блохин – легендарный игрок советской сборной начала 80-х, который будет снова тренировать украинскую команду на Евро-2012. «Чем больше украинцев будет играть в национальной лиге, тем больше будет примеров для подрастающего поколения, — сказал Блохин. – Пусть учатся у Блохина или у Шевченко, а не у какого-нибудь зумбы-бумбы, которого сняли с дерева, дали ему пару бананов, и вот теперь он играет в украинской лиге».

Если так выражается тренер национальной сборной, то неудивительно, что родственники чернокожих футболистов из Англии боятся испытывать судьбу и ехать на Украину к неонацистам.

Чемпионка Европы Испания, у которой в лиге также полно иностранных игроков, сформировала сборную — очень местную и очень белую. (В команде, победившей на Евро-2008, все же был один цветной игрок, бразилец Маркос Сенна. В нынешнем составе тоже есть футболист с бразильскими корнями – Тьяго Алькантара из «Барсы»). Испании в плане борьбы с расизмом предстоит пройти долгий путь, что показал Евро-2004, на котором тогдашний тренер сборной Луис Арагонес был захвачен врасплох телекамерой, когда говорил своему бомбардиру Хосе Антонио Рейесу, что он — лучше своего французского  товарища по «Арсеналу» Тьерри Анри. Только Арагонес назвал Анри не по имени. Он сказал: «Это черное дерьмо».

Спустя несколько дней тренер заявил, что ничего расистского в его замечании не было. «Рейес ведь по национальности цыган, — сказал он. – У меня много друзей цыган и черных. Я лишь стимулировал цыгана, сказав, что он — лучше черного».

Испанскому футболу пришлось долгие годы заниматься решением серьезной ситуации с расизмом на трибунах. Континентальная федерация УЕФА заняла в этом вопросе жесткую позицию. Но такие же вещи происходят и в Италии, а порой — даже в Голландии.

Во время футбольного сезона английской лиги газеты на протяжении нескольких недель пестрели заголовками о предполагаемых расистских выходках. Игрок «Ливерпуля» Луис Суарес получил дисквалификацию на восемь матчей за некорректное поведение во время игры, выразившееся в расистских оскорблениях футболиста «Манчестер Юнайтед» Патриса Эвра. А защитник «Челси» и английской сборной Джон Терри предстанет перед судом по обвинению в расистских высказываниях в адрес Антона Фердинанда из «Куинз Парк Рейнджерс», которого он якобы назвал «черной пи..ой», что запечатлела телекамера.

Но Англия, разумеется, все равно взяла Терри в сборную, поскольку он все отрицает. Возможно, именно поэтому туда не попал брат Фердинандо, защитник «Манчестер Юнайтед» Рио. (Ранее он говорил, что ему будет трудно играть с Терри.)

Профсоюз английских игроков, носящий название Профессиональная футбольная ассоциация, предложил выгонять тех футболистов, которые будут признаны виновными в расистских оскорблениях. Это значит, что клуб сможет разорвать контракт с игроком, который будет вставлять определения с расистской окраской перед разрешенными ругательствами на букву «п» или «х». Какой прогресс!

Однако, давайте говорить честно и откровенно. Причина, по которой ксенофобы и неонацисты так возбуждаются на футболе, проста и  заключается в том, что футбол — это зрелище равных, где о мужчине судят не по цвету его кожи (глаз, прически, если уж на то пошло), а по качеству ударов, по силе и своевременности отбора мяча, по точности и траектории паса, по прыжкам и пробежкам, по коварности и хитрости передвижений, по готовности бегать и сражаться за своих товарищей по команде. Футбол, по крайней мере — на поле, представляет Европу, которая должна победить расизм и обновиться. Так что удачи вам, Тео и Алекс, Марио и Златан, Самир и Карим, а также всем остальным. Покажите класс всем этим украинским неонацистам! Покажите им ту Европу, которую они не хотят видеть, но к которой им лучше начать привыкать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *