Лобановский валерий: Лобановский Валерий Васильевич — Главный тренер

Разное

Содержание

Лобановский Валерий Васильевич — Главный тренер

1957-1964 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) нападающий 1 место (1961), 2 место (1960)
1965-1967 Высшая лига СССР «Черноморец» (Одесса) нападающий 14 (1965, 1966)
1967—1968 Высшая лига СССР «Шахтер» (Донецк) нападающий 6 (1967)
1968—1973 Высшая лига СССР «Днепр» (Днепропетровск) гл. тренер 6 (1972)
1973 с октября Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 2
1974 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1974 Кубок УЕФА «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/8
1975 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1975 Кубок Кубков «Динамо» (Киев) гл. тренер обладатель
1975 Суперкубок «Динамо» (Киев) гл. тренер
обладатель
1976 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 8 (весна), 2 (осень)
1976 Кубок чемпионов «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/4
1977 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1977 Кубок чемпионов «Динамо» (Киев) гл. тренер полуфинал
1978 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 2
1978 Кубок УЕФА «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/32
1979
Высшая лига СССР
«Динамо» (Киев) гл. тренер 3
1979 Кубок чемпионов «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/8
1980 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1980 Кубок УЕФА «Динамо» (Киев) гл.
тренер
1/8
1981 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1981 Кубок УЕФА «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/32
1982 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 2
1982 Кубок чемпионов «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/4
1984 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 10
1984 Кубок УЕФА «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/32
1985
Высшая лига СССР
«Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1986 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1986 Кубок Кубков «Динамо» (Киев) гл. тренер обладатель
1987 Высшая лига СССР
«Динамо» (Киев)
гл. тренер 6
1987 Кубок чемпионов «Динамо» (Киев) гл. тренер полуфинал
1988 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 2
1988 Кубок чемпионов «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/16
1989 Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 3
1990 (до июля) Высшая лига СССР «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1990 Кубок УЕФА «Динамо» (Киев) гл.
тренер
1/8
1990-1992 Кубок Азии сборная ОАЭ гл. тренер 4 (1992)
1994-1996 Азиатские игры сборная Кувейта гл. тренер 3 (1994)
1996-1997 (с января) чемпионат Украины «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1996-1997 Кубок УЕФА «Динамо» (Киев) гл. тренер 1/32
1997-1998 чемпионат Украины «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1998-1999 чемпионат Украины «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
1999-2000 чемпионат Украины «Динамо» (Киев) гл. тренер 1
2000-2001 чемпионат Украины «Динамо» (Киев) гл. тренер 1

ЛОБАНОВСКИЙ ВАЛЕРИЙ. Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев

ЛОБАНОВСКИЙ ВАЛЕРИЙ

ЛОБАНОВСКИЙ ВАЛЕРИЙ (игрок футбольного клуба «Динамо» (Киев) в 1957–1964, тренер этой же команды в 1973–2002 годах, тренер сборной СССР, которая завоевала 2-е место на чемпионате Европы 1988 года и 3-е место на Олимпиаде 1976 года; скончался 13 мая 2002 года на 64-м году жизни).

Лобановскому стало плохо прямо во время футбольного матча. Это случилось 7 мая 2002 года в Запорожье, где «Динамо» (Киев) встречалось с местным «Металлургом». Буквально на последних минутах матча, когда счет был 3:1 в пользу киевлян, их тренеру стало плохо – резко подскочило давление (230 на 120). К машине «Скорой помощи» он шел своими ногами и, говорят, сопротивлялся госпитализации, предполагая отлежаться дома. Но его доставили в больницу – в Запорожский областной центр экстремальной медицины. Там врачи поставили диагноз: острое нарушение мозгового крообращения на фоне гипертонического криза. Спустя несколько часов у Лобановского случился инсульт, затем второй. Несмотря на это Лобановский какое-то время был в сознании, даже узнавал свою жену Аделаиду Панкратьевну, которая неотступно была при нем. Но затем больной впал в забытье. Его поддерживали внутривенными вливаниями и седативными препаратами. Но организм тренера (в 2001 году ему была сделана операция на сердце) уже не справлялся с болезнью. Прилетевший из Киева академик Возианов констатировал повторный инсульт и принял решение о проведении операции с применением трепанации черепа. Операция прошла 10 мая, ее проводила группа нейрохирургов во главе с ведущим специалистом в этой области доктором медицинских наук Леонидом Яковенко. Была сделана так называемая вентикулостомия, чтобы снизить внутричерепное давление и уменьшить отек мозга. Как писала в «Комсомольской правде» О. Мусафирова: «Родной клуб Лобановского делал все возможное и невозможное для спасения главного тренера. Из Киева отправлялись чартерными рейсами самолеты – лучшие лекарства, „светила“ медицины. На воскресную встречу (12 мая) с симферопольской „Таврией“ динамовцы вышли в футболках с портретами Лобана. И, кажется, думали не об игре, а о ее окончании, чтобы побыстрее спросить у руководства, как там, в Запорожье, дела. Болельщики были с ними заодно – подняли плакаты „Васильич, мы с тобой!“, „Васильич, ты нам нужен!“. Если бы эта любовь могла перелиться в силу, которая творит чудеса даже в безнадежной ситуации…

Вентикулостомия принесла некоторое облегчение – внутричерепное давление снизилось. Уже осторожно строили планы: даст Бог, 13 или 14 мая Лобановского перевезут в Киев, в Институт нейрохирургии.

В понедельник утром в реанимационную палату к Валерию Васильевичу приходил священнник. А вечером 13 мая в 20.35 по киевскому времени Лобановский, не приходя в сознание, скончался. Об этом сообщил вице-президент футбольного клуба «Динамо» Игорь Суркис. Третий день все-таки стал финалом последнего матча великого Лобановского – матча со смертью…»

Прощание с великим тренером прошло 16 мая в Киеве на стадионе «Динамо». Гроб с телом покойного был выставлен под навесом у края футбольного поля, вокруг которого медленно двигалась бесконечная колонна людей. На электронном табло стадиона горели скорбные слова: «Прощай, Великий Мастер».

Рассказывают О. Зубкова и Н. Роганов: «Почтить память великого тренера пришли и простые болельщики, и звезды спорта, и деятели культуры, и видные политики.

Чтобы отдать последние почести маэстро футбола, Президент Украины Леонид Кучма сократил программу своего визита в Брюссель. Прощаясь с легендарным тренером киевского «Динамо», которому недавно было присвоено звание Героя Украины, он заявил, что выдающийся футболист являлся государственным деятелем и великим гражданином, а не только гением футбола.

– Лобановский – один из главных строителей независимой Украины. Он сделал украинский футбол известным на весь мир, – сказал Кучма. – Жаль, что порой только после смерти люди осознают величие человека, которого они потеряли…

В траурной церемонии приняли участие премьер-министр Украины Анатолий Кинах, лидеры партий и блоков, народные депутаты. На панихиду прилетели делегации российских спортивных клубов ЦСКА, «Спартака», московского «Динамо», а также футбольной федерации России.

В Киеве вместе с близкими Лобановского скорбели об утрате известные спортсмены и тренеры Олег Блохин, Невио Скала, Валерий Газзаев, Виктор Прокопенко, Вагиз Хидиятуллин, Александр Бубнов, Андрей Шевченко, Олег Лужный, Никита Симонян. Никита Павлович настолько расчувствовался, что не мог сдержать слез.

Прилетевший из США Андрей Шевченко признался, что Лобановский был для него как отец. Во время прощания у гроба Андрей только это и смог произнести: подступившие к горлу слезы не дали ему закончить траурную речь.

Киевские милиционеры не могли припомнить, когда гражданская панихида собирала столько людей – были и совсем маленькие дети, и старики, которые, утирая платком слезы, говорили: «Видать, Бог любит Васильича. Примета такая в старину была: если дождь во время похорон – значит, покойник Господом отмечен». Вчера в Киеве плакали не только 150 тысяч болельщиков, пришедших проститься с великим тренером Валерием Лобановским, – плакало само небо. На протяжении всей панихиды шел дождь.

Отпевали великого тренера в Киево-Печерской лавре…

Похоронили Валерия Васильевича на Байковом кладбище, где хоронят всех выдающихся людей Украины (тренера похоронили неподалеку от могилы его партнера по «Динамо» и сборной СССР, первого вице-президента Федерации футбола Украины Виктора Банникова. – Ф. Р. ). Хоронили тренера, как генерала: солдат из роты почетного караула нес портрет покойного, другие воины несли на красных бархатных подушечках его ордена. Курсанты МВД несли венки от Президента Украины, Кабинета министров, Верховной Рады, родных и близких покойного. Представители ФИФА привезли на похороны орден «Рубиновая Звезда». Ирония судьбы: присудили его Валерию Васильевичу при жизни – 26 апреля, а вручать должны были позавчера в Глазго на финале Лиги чемпионов.

Всего на кладбище проследовало около 70 автомобилей, привезено более ста венков…»

12 мая 2003 года, на годовщину смерти Лобановского, на его могиле был открыт мемориальный комплекс. На его открытии президент Федерации футбола Украины Григорий Суркис сказал: «Не надо думать, что мы создаем культ личности Лобановского. Этот человек столько сделал для Украины и футбола, что мы всегда будем у него в долгу». На открытие комплекса со всех концов бывшего СССР приехали друзья и коллеги Лобановского. Среди них были: Вячеслав Колосков, Юрий Семин, Валерий Газзаев, Вагиз Хидиятуллин и др.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Валерий Лобановский — биография и семья

Лобановский Валерий Васильевич

Никто, разумеется, не предполагал, что из пытливого мальчугана, увлекшегося в послевоенном детстве игрой, больше похожей на забаву, нежели на серьезное занятие, получится классный футболист и выдающийся тренер современности. Валерий очень хорошо учился в школе, много читал, но все свободное время проводил на футбольной площадке. Обувь на нем горела, мячи он разбивал в клочья, доски на заборе, превращавшемся в импровизированные «ворота», после его ударов отлетали.

Никто, разумеется, не предполагал, что из пытливого мальчугана, увлекшегося в послевоенном детстве игрой, больше похожей на забаву, нежели на серьезное занятие, получится классный футболист и выдающийся тренер современности. Валерий очень хорошо учился в школе, много читал, но все свободное время проводил на футбольной площадке. Обувь на нем горела, мячи он разбивал в клочья, доски на заборе, превращавшемся в импровизированные «ворота», после его ударов отлетали. Старший брат Валерия Лобановского, Евгений, оторванные доски прибивал, а мама, Александра Максимовна, занимавшаяся семьей домохозяйка, грозила, что футбольный мяч порежет на мелкие кусочки, а превращенные в бутсы ботинки сожжет в печке. Ясно, что угрозы так угрозами и остались: в семье Лобановских видели, что футбол стал неотъемлемой составной частью жизни Валерия и способствовал его гармоничному развитию. Отец, Василий Михайлович, работавший на мельзаводе, и Евгений, прошедший затем путь от инженера-теплоэнергетика до директора института, занятия Валерия футболом поощряли и на матчах с его участием бывали.

Школу Валерий Лобановский окончил с серебряной медалью, а затем столь же успешно — Политехнический институт. Вузы такого профиля для футболистов были редкостью во все времена. Однажды в Советском Союзе в период очередной околофутбольной «реформы», граничившей, что неудивительно, с глупостью, спортивные власти страны приняли решение, запрещавшее работать с командами высшей и первой лиг чемпионата СССР тренерам, у которых не было физкультурного образования. Единственным специалистом, не имевшим такого образования, оказался ставший к тому времени тренером «номер один» в советском футболе Валерий Лобановский. О решении тут же «забыли».

В 1952 году Валерий Лобановский стал заниматься в футбольной школе ©1, куда его привел детский тренер Николай Чайка, выделивший способного игрока в мальчишеских сраженьях. Спустя три года Валерий оказался в киевской футбольной школе молодежи, а еще через два года его пригласили в киевское «Динамо». Для начала, разумеется, в дублирующий состав лучшего украинского клуба.

Лобановский привлекал на трибуны зрителей дриблингом, умением запутать соперника, проходами по левому флангу и угловыми. Корнеры в исполнении киевлянина приводили в восторг публику в Москве, Тбилиси, Ленинграде, Донецке и Ереване. И конечно же в Киеве. Трибуны поначалу замирали, а потом ревели, когда Лобановский подходил с мячом к угловому флажку, устанавливал мяч на точку, разбегался с математически точно выверенного им расстояния и так посылал мяч с угла поля, что он либо внезапно «нырял» в ближний угол ворот, либо летел в дальний. Часто из скопления игроков в штрафной площадке вылетал прыгучий Олег Базилевич и забивал с передач Лобановского красивые голы.

«Фирменными» угловые Валерия Лобановского, сыгравшие свою роль на пути киевского «Динамо» к первому чемпионству немосковского клуба в 1961 году, стали не сразу. Сначала были выполненные 22-летним студентом политеха на бумаге расчеты. Затем — сотни поданных в день угловых: в жару, грязь, на киевской тренировочной базе, в других городах. К корнерам, как, впрочем, абсолютно ко всему, что он в жизни делал и делает, Лобановский относился исключительно основательно, тщательно рассчитывая каждый шаг.

Лобановскому повезло на тренеров, которые работали с ним как с игроком, — это были Вячеслав Соловьев и Виктор Маслов в киевском «Динамо», Олег Ошенков в донецком «Шахтере». В середине 60-х чемпионский успех Соловьева, включившего Валерия Лобановского в основной состав, развил выдающийся советский тренер Виктор Маслов, тренер, как говорит Лобановский, от Бога. «Его чутье на футбольные новшества, — считает Лобановский, — было поразительным. Он предвосхищал многие тактические находки, а также новинки в тренировочном процессе, которые мы потом с восторгом перенимали из-за рубежа, забывая, что они появлялись и у нас, но не были поняты и должным образом оценены. Так случилось, к примеру, с тактическим построением в четыре полузащитника. Маслов в киевском «Динамо» апробировал эту систему еще до того, как она «прозвучала» на чемпионате мира 1966 года в исполнении англичан».

Лобановский дискутировал с Масловым, пытавшимся определить футболисту иные, нежели те, которые он выполнял, функции на поле. Киевский форвард, без которого, казалось, игру «Динамо» представить было невозможно, был убежден в своей правоте, но с годами понял, что тренерская правота Маслова оказалась намного выше его игроцкой правоты.

В качестве футболиста Лобановский сыграл в чемпионатах Советского Союза 253 матча, забив в них 71 гол. С 1957 по 1964 год он выступал за команду киевского «Динамо» (144 матча, 42 гола), с 1965-го по март 1967-го за одесский «Черноморец» (59 и 15), с марта 1967-го по июль 1968-го за донецкий «Шахтер» (50 и 14). Чемпион СССР 1961 года — киевское «Динамо» прервало тогда многолетнюю монополию московских клубов. Серебряный призер чемпионата страны 1960 года. Дважды Лобановского включали в список «33-х лучших футболистов» страны (1960, 1962). По два матча он сыграл в составе первой сборной Советского Союза и олимпийской команды СССР, принял участие в отборочных встречах к Олимпиаде-64.

В 29-летнем возрасте Валерий Лобановский стал тренировать команду первой лиги «Днепр» (Днепропетровск), вывел ее в высшую лигу и сразу же занял с ней шестое место. Невероятный качественный скачок молодого тренера не прошел мимо внимания ответственных руководителей в Киеве, отвечавших за лучший украинский клуб — «Динамо». В октябре 1973 года Лобановского вызвали в Киев. Он полагал, что на какое-то очередное совещание, и радовался возможности побродить по родному осеннему городу, в котором бывал изредка, наездами, и по которому скучал, где бы ни находился. «Мы давно следим за вашей работой в Днепропетровске и предлагаем вам возглавить киевское «Динамо», — сказали Лобановскому. Он позвонил работавшему тогда в донецком «Шахтере» бывшем партнеру по «Динамо», единомышленнику в тренерском деле Олегу Базилевичу и пригласил его поработать вместе.

От киевского «Динамо» всегда ждали и требовали только побед. Тандем «Лобановский — Базилевич», просуществовавший два с половиной года, начал выдавать их сразу. Тренеры строго следовали специально разработанной методике тренировочного процесса, кардинально изменили характер ведения игровых действий, возглавили в футболе новое направление.

В 1975 году киевское «Динамо» стало первой советской командой, выигравшей престижный европейский приз — Кубок обладателей кубков, а затем — и Суперкубок, победив в обеих встречах за него мюнхенскую «Баварию». Международная ассоциация спортивной прессы назвала динамовский клуб лучшей спортивной командой мира. Киевские игроки вместе со своими тренерами составили и основу сборной СССР. Не привыкшей к поражениям команде так и не простили относительные неудачи 1976 года: выход «всего лишь» в четвертьфинал Кубка европейских чемпионов, проигрыш на этой же стадии в чемпионате Европы для сборных будущим победителям турнира — чехословацким футболистам и «только» третье место на Олимпиаде-76 в Монреале.

«Принципам не изменяют, принципы совершенствуют», — говорит Валерий Лобановский, который вот уже несколько десятилетий входит в число лучших тренеров мира. Футбольная Италия зовет его «полковником», Германия — «генералом». Военная терминология лишь подчеркивает уважение к командам, которые под водительством Лобановского участвуют в крупнейших континентальных турнирах. За его работой тщательно следят коллеги. Многие итальянские тренеры вполне могут сказать, что они выросли из «шинели Лобановского». Они об этом и говорят. Поздней осенью 1997 года большая группа российских тренеров побывала с ознакомительными целями в ряде клубов Италии. В Милане, Риме и Турине они наблюдали за работой «Милана», «Ромы», «Ювентуса», задавали вопросы. Возглавлявший «Ювентус» Марчелло Липпи заметил тогда: «Ваш интерес к направлению в нашей тренировочной работе понятен, но в свое время мы многому научились там, откуда вы приехали, обратив серьезное внимание на то, что делал в киевском «Динамо» и в сборной СССР Валерий Лобановский».

Переворот в сознании итальянских специалистов произвели две команды — «Динамо» (Киев) образца 1986 года, выигравшее второй Кубок обладателей кубков, и советская сборная, предложившая футбольному миру два года спустя на чемпионате Европы совершенно новый качественный виток тотального футбола. После полуфинального матча СССР — Италия, убедительно выигранного советскими футболистами, применившими прессинг по всему полю и очень высокие скорости, Энцо Беарзот, приводивший сборную Италии к титулу чемпиона мира в 1982 году, сказал в раздевалке сборной СССР: «Я еще раз убедился в том, что вы великая команда. Вы играете в современный футбол на скорости 100 километров в час. Прессинг, который я сегодня увидел, — проявление высшего мастерства. Физическая форма советских игроков — это плод исключительной, отличной работы». Один из самых успешных сегодня тренеров европейского футбола, Фабио Капелло, не скрывает, что в свое время, когда работал с молодежными командами клуба, проводил немало времени за конспектированием тренировочного процесса приезжавшей на сборы в Италию сборной СССР во главе с Валерием Лобановским.

«Семь раз отмерь, один — отрежь» — эта пословица с юношеских лет трансформировалась у Лобановского в простейшую формулу, которой он следует по сей день: «Надо думать». Его решения всегда выглядят на удивление точными. Они пропитаны логикой, и неизвестно, что за ними: многочасовые размышления или моментальное озарение. Одно, правда, часто тесно связано с другим. Всего, что связано с «авось», мышление Лобановского, ежедневно переосмысливающего «информационные Монбланы» — пресса, беседы, телевидение, визуальные наблюдения, — не допускает категорически.

«Тренерская правота Лобановского была гораздо выше нашей правоты игроков», — говорят сейчас футболисты киевского «Динамо», которые в 1975 году стонали на тренировочных сборах, проводившихся по совершенно новой методике.

Время все расставляет по своим местам. Ни один из почти тридцати киевских футболистов, игравших в команде Лобановского и ставших потом тренерами, не произносит ни одного недоброго слова в адрес учителя, который тогда казался им монстром, мечтавшим выдавить из них все соки и вырвать все жилы.

Динамовский защитник Михаил Фоменко стал одним из первых игроков, который вел конспекты тренировочных занятий, приходил в тренерскую комнату и задавал Лобановскому вопросы. Среди футболистов подобное прежде не было принято. Кто-то боялся насмешек, кто-то просто стеснялся, кто-то не хотел быть заподозренным в стремлении прослыть подлизой к тренеру.

В Киеве при Лобановском «плотина рухнула». За Фоменко последовали другие. Дело не только и не столько в конспектах, сколько в неподдельном интересе к тому, что делает Валерий Лобановский и его единомышленники.

Стремление разобраться при помощи Лобановского и методов его работы в хитросплетениях тренерского дела не стало разовой акцией, предпринятой, казалось бы, вдруг, под воздействием достигнутых результатов футболистами состава середины 70-х годов. Из тех, кто их постепенно заменил и тоже выиграл спустя 11 лет европейский приз, получилась еще одна тренерская генерация.

Лобановскому собственным примером, результатами, умением работать высокопрофессионально удалось заразить футболистов профессией. «Тренера без игроков не существует» — лозунг Лобановского, которого долгое время сопровождал имидж исключительно жесткого человека, ни в грош своих футболистов не ставившего. Он, однако, за всю свою тренерскую жизнь не отчислил ни одного игрока.

С «дорогами», если вспомнить гоголевское определение российских бед, Валерий Лобановский не боролся, а вот с «дураками» посражаться довелось много. Тренер-академик, дуайен сегодняшнего европейского клубного тренерского цеха, он не изменяет выбранным принципам, совершенствуя их в условиях приобретаемого бесценного опыта. В Советском Союзе Лобановского фактически объявляли «еретиком», пытаясь заставить тренировать возглавляемые им команды так, «как все», и требовали от него, чтобы они играли, «как все». От выбранного направления, базирующегося на очень серьезной научной основе, Валерий Лобановский, несмотря на перераставшие зачастую в настоящую травлю гонения в советской прессе и со стороны некоторых ныне совершенно безвестных советских спортивных и партийных руководителей, не отступил ни на йоту. Его увольняли из сборной СССР с формулировкой «никогда впредь не привлекать Лобановского В.В. к работе со сборными командами страны», включая юношеские, но потом вновь обращались к его кандидатуре, потому что понимали, что только с Лобановским можно добиться хороших результатов.

Помудрев с возрастом, Лобановский бесспорно и сегодня входит в немногочисленную группу тех тренеров в Европе и в мире, кто определяет процесс развития современного футбола, если говорить о методах ведения тренировочной работы и игры. Его вклад в развитие мирового футбола бесценен. «Тренер должен учиться всю жизнь, — говорит Лобановский. — Если зачерствел, перестал учиться, — значит, перестал быть тренером. Время не обмануть. Акценты расставляет оно. И учит — тоже».

После того как он в конце 1996 года вернулся в киевское «Динамо» с Ближнего Востока, где весьма успешно тренировал сборные Объединенных Арабских Эмиратов и Кувейта (кувейтская команда под его руководством стала третьей на Азиатских играх — невиданное до той поры достижение), от Лобановского в Киеве стали ожидать чуда. Он, всегда утверждавший, что чудес не бывает, за короткое время сделал из киевского «Динамо» абсолютно конкурентоспособную в Европе команду, «переместив» ее из второй сотни европейского рейтинга на пятое место, которое она заняла по итогам сезона 1999/2000 вслед за «Лацио» (Италия), «Баварией» (Германия), «Манчестер Юнайтед» (Англия) и «Барселоной» (Испания).

Валерий Лобановский до последнего возвращения в киевское «Динамо» никогда не работал в условиях рыночных отношений, контрактной системы, немыслимого для прежних лет уровня материального стимулирования, сопутствующего карьере игроков. Но новыми для него они не стали, потому что еще в советские времена, отрывая драгоценное время от чисто тренерской деятельности, он серьезно занимался вопросами организации футбольной жизни в стране и постоянно выдвигал новые идеи, которые существовавшим общественно-политическим строем отвергались, как «вредоносные».

Под руководством Лобановского-тренера киевское «Динамо» восемь раз выигрывало чемпионаты СССР (непревзойденный результат), четыре раза становилось серебряным призером, дважды — бронзовым, шесть раз побеждало в Кубке СССР, два раза выигрывало Кубок обладателей кубков европейских стран, один раз — Суперкубок, четыре года подряд клуб выигрывает чемпионаты Украины. Лобановский приводил сборную СССР к «серебру» на чемпионате Европы 1988 года и к «бронзе» на Олимпиаде-76. Под его началом советская команда выступала на чемпионатах мира 1986 и 1990 годов.

В число учеников Валерия Лобановского входят такие известные футболисты, как Рудаков, Трошкин, Фоменко, Решко, Матвиенко, Веремеев, Колотов, Мунтян, Буряк, Коньков, Онищенко, Блохин, Чанов, Лужный, Балтача, Баль, Демьяненко, Бессонов, Заваров, Яковенко, Евтушенко, Михайличенко, Беланов, Юран, Канчельскис, Шовковский, Головко, Ващук, Гусин, Каладзе, Белькевич, Хацкевич, Ребров, Шевченко.

У Валерия Лобановского исключительно крепкий тыл. Всю жизнь рука об руку идет с ним верная помощница — жена Аделаида Панкратьевна. Юрист по образованию, она вот уже почти четыре десятилетия изо дня в день не покладая рук трудится на «домашнем фронте», вместе с мужем переживая все сложности отнюдь не способствующей крепкому здоровью тренерской профессии. Их дочь Светлана — выпускница филологического факультета Киевского университета по специальности «преподаватель русского языка для иностранцев». У Лобановских двое внуков дошкольного возраста: Богдан и Ксения.


Лобановский Валерий Васильевич | Знаменитые, великие, гениальные люди. Самое интересное о них!

Born Died

Wife: 

Аделаида Пакратьевна

Родители

Father: 

Василий Михайлович Лобко-Лобановский

Mother: 

Александра Максимовна Бойченко

Выдающийся украинский футболист, один из лучших форвардов СССР, талантливый наставник киевского «Динамо», сборной СССР, Украины, ОАЭ, Кувейта. Заслуженный тренер СССР, самый титулованный из всех советских и постсоветских тренеров, обладатель Кубка кубков (дважды) и Суперкубка.

Весной 2003 г. у входа на ки­евский стадион «Динамо» была установлена мемориально-скульптурная композиция в честь вели­кого тренера, Героя Украины Ва­лерия Васильевича Лобановского. Группе молодых талантливых ар­хитекторов удалось решить непро­стую задачу: выбрать наиболее яркий и интенсивный период спортивной биографии мэтра, чтобы в камне воплотить всю мощь, силу его тренерского духа, его неуемной, деятельной энергии. После консультаций с вдовой Лобановского был выбран период деятельности, когда мастеру было около 50 лет. Композиция представляет собой синтез традиционных скульптурных материалов и новых технологий. В середине всего комплекса установлен монитор на жидких кристаллах, где демонстрируются ар­хивные съемки наиболее значимых моментов жизни вы­дающегося спортсмена.

Будущий легендарный футболист родился в Киеве 6 ян­варя 1939 г. в семье инженера Василия Михайловича Лобко-Лобановского и его жены Александры Максимовны Бойченко, занимавшейся домашним хозяйством. В дет­стве мальчик мечтал стать шофером и очень любил игру­шечные автомобили; домашние считали, что после шко­лы он выберет техническую профессию, станет инженером. Уже в те годы у Валеры выработались главные жизненные принципы и черты характера: настойчивость, стойкость духа, постоянство взглядов. В 13-летнем возрасте он на­чал играть в футбол в ДЮСШ, потом продолжил свое спортивное образование в Футбольной школе мастерства. Когда ему исполнилось 19 лет, вся дальнейшая жизнь уже была предопределена. Однако юноша твердо решил полу­чить высшее образование и сумел совместить спорт и учебу.

Школу Валера окончил с серебряной медалью и по­ступил в Киевский политехнический институт. В 1965 г., играя в составе «Черноморца», он перевелся в Одесский политехнический, который и окончил как инженер-теплоэнергетик. Дипломы такого профиля для футболистов были редкостью во все времена. Однажды, в период оче­редной советской «футбольной реформы», граничившей с глупостью, спортивные власти страны приняли решение, запрещавшее работать с командами высшей и первой лиг тренерам без физкультурного образования. Единственным специалистом, не имевшим такого образования, оказался ставший к тому времени тренером «номер один» в совет­ском футболе Валерий Лобановский. О скоропалительном решении пришлось «забыть».

Большой футбол начался для Валеры в мае 1959 г., когда он дебютировал на чемпионате СССР в матче основного состава «Динамо» (Киев) против ЦСКА. До этого моло­дой спортсмен в течение года играл в дубле киевского клуба и привлек к себе пристальное внимание болельщи­ков неординарной игрой. Он одним из первых советских футболистов освоил прием «сухой лист» и с успехом ис­пользовал его при подаче углового.

В составе «Динамо» Валерий выступал с 1958 по 1964 г., затем два сезона играл в одесском «Черноморце» и два — в донецком «Шахтере». За киевское «Динамо» он провел 144 игры (всего — 253) и забил 42 мяча (всего — 71), два матча сыграл в составе сборной СССР и семь матчей — в олимпийской сборной. В активе футболиста Лобановско­го «серебро» чемпионата СССР 1960 г. и «золото» 1961 г. Он был дважды в списках «33 лучших футболистов», но в 1968 г. ушел на тренерскую работу, и именно она принес­ла ему наибольшую славу.

В 29-летнем возрасте бывший левый крайний стал тре­нировать днепропетровскую команду первой лиги «Днепр» и сразу же вывел ее в высшую лигу, где она заняла шестое место. Невероятный качественный скачок не остался не­замеченным. В октябре 1973 г. Лобановского вызвали в Киев и предложили возглавить лучший украинский клуб — «Динамо». Валерий тут же позвонил работавшему тогда в донецком «Шахтере» Олегу Базилевичу и пригласил его поработать вместе.

От киевского «Динамо» всегда ждали и требовали только побед. Тандем Лобановский—Базилевич, просуществовав­ший 2,5 года, начал выдавать их сразу. Молодые руководи­тели команды строго следовали специально разработанной методике тренировочного процесса, кардинально измени­ли характер ведения игровых действий, возглавили в со­ветском футболе новое направление.

Уже через два года киевское «Динамо» стало первой отечественной командой, выигравшей престижные европей­ские призы — Кубок обладателей кубков, а затем и Супер­кубок, победив в нелегкой борьбе мюнхенскую «Баварию». Международная ассоциация спортивной прессы назвала динамовский клуб лучшей спортивной командой мира. Киевские игроки вместе со своими тренерами составили и основу сборной СССР. Но не простили относительные не­удачи 1976 г. — проигрыш на чемпионате Европы чехосло­вацким футболистам и «только» третье место на Олимпиа­де в Монреале — и Лобановского «ушли» из сборной.

«Принципам не изменяют, принципы совершенству­ют», — всегда говорил Валерий Васильевич, несколько десятилетий подряд входивший в число лучших тренеров мира Футбольная Италия звала его «полковником», Гер­мания — «генералом». Военная терминология лишь под­черкивала уважение к командам, которые под водитель­ством Лобановского участвовали в крупнейших континен­тальных турнирах. За его работой тщательно следили кол­леги. Многие итальянские тренеры вполне могут сказать, что они вышли из «шинели Лобановского».

Переворот в сознании итальянских специалистов про­извели две команды — «Динамо» (Киев) образца 1986 г., выигравшее второй Кубок обладателей кубков, и советская сборная, предложившая футбольному миру два года спустя на чемпионате Европы совершенно новый качественный виток тотального футбола. После полуфинального матча СССР — Италия, убедительно выигранного советскими футболистами, тренер итальянской команды Энцо Бёарзот сказал: «Я еще раз убедился в том, что вы — великая коман­да. Вы играете в современный футбол на скорости 100 кило­метров в час. Прессинг, который я сегодня увидел, — про­явление высшего мастерства. Физическая форма советских игроков — это плод исключительной, отличной работы».

Указания Лобановского всегда выглядели на удивле­ние точными. Они были пропитаны логикой, но что бы ни стояло за ними — многочасовые размышления или моментальное озарение, — «авось» мышление тренера не допускало категорически. «Тренерская правота Лобанов­ского была гораздо выше нашей правоты игроков», — го­ворили позже футболисты киевского «Динамо», которые в 1975 г. стонали на тренировочных сборах, проводившихся по совершенно новой методике.

Время все расставило по своим местам. Никто из поч­ти 30 футболистов, игравших в команде Лобановского и ставших потом тренерами, не сказал ни одного недоброго слова в адрес учителя, который тогда казался монстром, мечтавшим выдавить из них все соки и вырвать все жилы. Динамовский защитник Михаил Фоменко стал одним из первых ифоков, который вел конспекты тренировок, при­ходил к тренеру и задавал ему вопросы. Среди футболис­тов подобное прежде было не принято. В Киеве при Ло- бановском «плотина рухнула». За Фоменко последовали другие. Дело не только и не столько в конспектах, сколь­ко в неподдельном интересе к тому, что делал знамени­тый тренер и его единомышленники.

Собственным примером, результатами, умением про­фессионально работать Лобановскому удалось «заразить футболистов профессией». Его лозунгом было: «Тренера без игроков не существует». И это притом, что Лобанов­ского долгое время сопровождал имидж исключительно жесткого человека, ни в грош не ставившего своих фут­болистов. Однако за всю свою тренерскую жизнь он не отчислил из команды ни одного игрока по субъективным причинам. Он работал только на команду, и если какой- нибудь футболист, на его взгляд, не вписывался в игру, Лобановский расставался с ним. Так он отнесся, напри­мер, к Блохину и Мунтяну.

Не все было гладко у Лобановского в отношениях с вла­стями. В СССР его фактически объявляли «еретиком», за­ставляя тренировать возглавляемые им команды так, «как все», и требуя от него, чтобы они играли, «как все». Не­смотря на травлю в прессе и со стороны спортивных и партийных руководителей, Валерий не отступил от вы-­бранного им направления, базирующегося на серьезной научной основе. Его увольняли из сборной СССР с форму­лировкой «никогда впредь не привлекать Лобановского к работе со сборными командами страны», но потом вновь возвращались к его кандидатуре, потому что понимали, что только с ним можно добиться хороших результатов.

Помудрев с возрастом, Лобановский бесспорно вошел в немногочисленную группу европейских тренеров, опреде­лявших процесс развития современного футбола. Его вклад в развитие мирового футбола бесценен. «Тренер должен учиться всю жизнь, — говорил мастер. — Если зачерствел,перестал учиться, — значит, перестал быть тренером. Вре­мя не обмануть. Акценты расставляет оно. И учит — тоже».

У Валерия Лобановского был исключительно крепкий тыл. Почти 40 лет рука об руку шла с ним верная помощ­ница — жена, Аделаида Панкратьевна, вместе с мужем пе­режившая все сложности тренерской профессии, отнюдь не способствующей крепкому здоровью. Их дочь Светлана окончила филфак Киевского университета по специально­сти «преподаватель русского языка для иностранцев» и по­дарила родителям двоих внуков — Богдана и Ксению…

После того как Лобановский в конце 1996 г. вернулся в родное «Динамо» с Ближнего Востока, где весьма ус­пешно тренировал сборные Эмиратов и Кувейта (кувейт­ская команда под его руководством стала третьей на Ази­атских играх — невиданное до той поры достижение), от него в Киеве стали ожидать чуда. Тренер, всегда утверж­давший, что чудес не бывает, за короткое время сделал из «Динамо» абсолютно конкурентоспособную в Европе команду, «переместив» ее из второй сотни европейского рейтинга на пятое место по итогам сезона 1999/2000 г.

Однако возраст и постоянные нервные нагрузки давали себя знать. Валерий Васильевич страдал гипертонией, у него было повышенное внутричерепное давление, особенно ухуд­шалось самочувствие при резкой перемене погоды. Во вре­мя матча «Динамо» с «Металлургом» 7 мая 2002 г. небо над стадионом внезапно затянулось тучами, Лобановскому вдруг стало плохо, и он был доставлен в одну из запорожских клиник с диагнозом «острое нарушение мозгового крово­обращения на фоне гипертонического криза». Наставник киевлян по прибытии в больницу даже противился госпи­тализации, но вскоре потерял сознание и был сразу переве­ден в реанимацию. В связи с тяжелой формой инсульта никто не решился перевозить его в столицу.

Неделю врачи боролись за жизнь великого тренера, но спасти его не удалось… 13 мая на 64-м году жизни выда­ющийся футболист и тренер — легенда советского и ук­раинского футбола — Валерий Васильевич Лобановский скончался. Проститься с ним на киевский стадион «Ди­намо», которому тогда же было присвоено имя Валерия Лобановского, пришло около 150 тысяч поклонников его таланта. После траурной церемонии, длившейся более 4 ча­сов под проливным дождем, он был похоронен на Байко­вом кладбище.

Правила жизни. Валерий Лобановский — football.ua

Football.ua и компания Grants вспоминают самые культовые цитаты легенды украинского и мирового футбола, тренера Валерия Лобановского, который вырастил целую плеяду не менее именитых футболистов.

О Лобановском пишут многое и с любовью. Футбол Валерия Васильевича выдержал испытание временем и сохраняет актуальность по сей день. Не удивительно, что множество тренеров черпали знания из уже легендарных записок. Ну а мы ознакомимся с философией и взглядами Мэтра.

Чтобы побеждать, всегда надо опережать свое время.

Нужна культура несогласия. 

Время создаст перелом.

Самоограничения во всем – да.

Свобода – это, прежде всего, желание и возможность делать то, что не запрещено законом.

Очень важная задача – объединить людей. 

Успех – категория весьма непостоянная. 

Нужна самая «малость» – время, терпение и понимание.

Даже не состояние функциональных систем все решает, а состояние моральное.

Выйти из строя хотя бы частично, хотя бы на день – это значит уже отстать. 

Отступление от принципов – беспринципность. По Далю, принцип – правило, основа, от которой не отступают. 

Компромиссами дела не спасти: нужно пойти на риск сегодня, ибо завтра, может случиться, рисковать уже будет нечем.

Один шеф-повар располагает теми же продуктами, что и его коллега, а вот блюдо у него получается совершенно другое.

Актер не может опираться на титулы, звания, степени. Не может кичиться стажем и в будущем видеть себя в ореоле славы… Движение – это жизнь, покой – это смерть. К тем, кто способен на движение, театр относится взыскательно, но по-доброму. К другим, окаменевшим, омертвевшим, театр взыскателен, но суров.

Копировать заманчивые образцы, догонять кого-то — занятие бесперспективное. Опережать — вот вдохновляющий смысл работы.

Опрометчивое решение всегда принять легче. Труднее – разумное, оптимальное.

Без экспериментирования, риска, умения брать на себя всю полноту ответственности, не дожидаясь команды сверху, движение вперед немыслимо.

Я не волшебник и никогда на подобную роль не претендовал.

Я не признаю моды. Признаю только то, что рационально. В частности, для нашей команды. 

Я отношу себя к категории людей, которые не любят признаваться в своей неправоте, но – с годами и опытом – стараюсь после совершения ошибки поступать таким образом, чтобы окружающим не составило труда убедиться в том, что я ошибался. Откровенность – наука трудная.

Я не знаю, что это такое – талант. Иногда ведь достаточно счастливого стечения обстоятельств, чтобы пришел успех – вот вам и «талант». Но искать, благодаря каким личным качествам, благодаря каким методам большой тренер систематически добивался успехов, – полезно.

Я – сторонник сдержанных оценок, будь то победы или неудачи.

Везение – следствие многих слагаемых, а отнюдь не абстрактное понятие.

Я считаю, что критиковать не только можно, но и нужно. И если критика конструктивна, если в ней есть какие-то разумные начала, то она идет только на пользу критикуемым.

Честно говоря, относился к футболу поначалу как к занятию, способному отвлечь от напряженной умственной работы.

Для меня прошлое — это прошлое. Я его принимаю в расчет только в качестве приобретенного опыта.

Будущее рождается сегодня.

С первых шагов принял это для себя как главную, самую первую заповедь. Стал приглядываться к игрокам, старался их понять, принять их такими, как они есть: их характеры, настроения, запросы, вникнуть в семейные и личные дела, копался порой даже в таких пустяках, которые, казалось бы, вовсе никакого отношения к футболу не имеют.

Тренера без игроков не бывает. Когда у тренера единое с футболистами понимание цели – только по максимуму! 

Я остаюсь сторонником метода постепенности, разумной выдержки игроков в резерве. 

В основу модельных характеристик игрока я в первую очередь заложил бы высокие морально-волевые качества, склонность футболиста к универсальности действий и потенциальные функциональные возможности. Далее все зависит от тренера.

Своими ощущениями я никогда ни с кем не делюсь. Пока хранишь их в себе — они сильны, стоит обсудить с кем-нибудь — охладил и себя, и собеседника.

Жизнь игрока футбольной команды мастеров аскетическая, сознательно избегающая малейших житейских соблазнов. И еще хочу добавить, что в футболе давно уже нет «естественного отбора», а есть подбор исполнителей, обладающих различными определенными природными качествами, развитыми постоянной тренировкой.

Оценивать игру команды нужно сквозь призму противодействия ее соперника.

Отсутствие жесткости, целенаправленности в работе приводит к гораздо худшим последствиям, нежели отсутствие очков, – команда становится средней, она довольствуется малым и счастливо себя при этом чувствует.

Нельзя требовать от футболиста того, что он не в состоянии выполнить. Надо либо приспосабливать новшество так, чтобы дарование игрока было наилучшим образом использовано, либо искать другого исполнителя, что мы и делаем в киевском Динамо. Это не рецепт, а принцип.

Интеллектуально игроки становятся с течением времени более развитыми, а значит – и более требовательными.

Умение рационально использовать свои физические и духовные возможности приходит только с накоплением опыта, со зрелостью.

Вообще, вопрос о резерве – один из самых сложных, на мой взгляд. Необходимо добиться такого положения, чтобы в команде (имеется в виду сборная) существовала конкуренция, чтобы практически на любую позицию в случае, скажем, травмы или же снижения к себе требовательности была равноценная замена и чтобы эта замена никоим образом не ухудшала игру.

В день матча необходима строжайшая концентрация профессиональной энергии. Есть нити, убежден, посредством которых она передается игрокам. Сколько раз ловил себя на том, что импульс адресатом получен: «передатчик» и «приемник» находились на одной волне.

Необходимо, чтобы каждый проникся идеей так, будто все это придумано им самим. 

На тренировках мы не просто мяч катаем, а моделируем ситуации, которые возникают на поле в матчах.

Тратить время и средства на детальный, тщательный сбор информации выгодно – окупится сторицей.

Те, кто не ходит на стадион, не имеют права говорить о футболе.

Одна игра сборной стоит где-то 5-6 игр чемпионата. И примерно один год жизни.

Купить одну звезду, большую, заплатить ему большие деньги и он просто развалит коллектив.

В 1986 году выиграли Кубок кубков, а в 1987-м заняли 10 место в чемпионате СССР. Игроки снизили требовательность к себе. Они жили этими успехами. Вот почему в Манчестер Юнайтед запрещено говорить о том, что они выиграли Лигу чемпионов, даже шепотом! Иначе – штраф.

Спады в игре лишь на первый взгляд внезапны, на самом же деле в них нет ничего необъяснимого.

Причины неудач всегда конкретны, реальны, их можно определить. И это необходимо сделать, поскольку, разобравшись в конкретных обстоятельствах, дело можно поправить.

Вот это заранее запрограммированное умение менять характер тактических действий, гибкость стратегического мышления в ходе матча и есть, на мой взгляд, то новое в футболе, что окончательно утвердило давно известные принципиальные преимущества тотального футбола.

Решко, которому доставалось не меньше, как никто умел прятать боль и старался улыбаться, что выводило соперников из себя.

С миру по нитке – голому рубашка.

«Моя игра основана на простом принципе – всячески избегать ошибок и повышать надежность действий», – говорил швед Бйорн Борг, будучи лидером мирового тенниса. 

А ведь слово «рационально» означает всего лишь «разумно».

Тренер — это творческая личность. А творческая личность имеет право на ошибку.

Поражением тренера я считаю только неспособность тренировать. Хочет человек, старается — не может. Это поражение. А проигрыш на футбольном поле — совсем другое дело. Проиграл — думай, докапывайся к причинам. Излишняя чувствительность вредит, а потому с годами я научился воспринимать проигрыш умом.

Тренер должен учиться всю жизнь. Если очерствел, перестал учиться — значит, перестал быть тренером. Время не обмануть. Акценты расставляет оно. И учит – тоже.

Тренер не может нравиться всей команде. Это аксиома.

Для себя я твердо усвоил с первых же дней: тренер должен свято помнить, не забывать ни на миг, что работает с людьми, которые в значительной степени делают из него тренера. А люди в отличие от роботов имеют душу, часто довольно ранимую, иногда – строптивую. Тренер, безусловно, должен досконально разбираться в футбольном деле, но это одна сторона медали. Другая – тренер обязан одинаково хорошо понимать и душу игры, и души людей.

Футбол, прежде всего, творческий процесс. А то, что он связан с деньгами, было понятно всем, кроме советской системы, которая хотела получать высокие результаты, ничего не вкладывая. Не бывает так.

В футболе нет атакующей и оборонительной игры. Должна быть гармония.

Игра направлена на то, чтобы достичь результата. Это самое главное в футболе. Потому что любая красивая игра и без результата никогда, в общем,  не оставляет удовлетворения.

Футбол – профессия, а не состояние души, подверженной эмоциям. 

Сейчас футболом правит результат.

Современный футбол – это игра скорости и фантазии.

Суть современного футбола – в создании численного превосходства на различных участках поля. И первейшее требование к игроку – как можно быстрее переходить от обороны к атаке, и наоборот.

Чем больше в команде универсалов, тем свободнее они пользуются всем разнообразием тактических приемов.

Коллективное осмысленное движение поставлено во главу угла в современном футболе. Игровой прямоугольник стал таким же доступным, как баскетболистам – баскетбольная площадка. Футболистам, подготовленным, естественно, как подобает, не составляет труда промчаться 50–60 метров вперед и столько же – назад. На поле не должно быть пассивных игроков. Общее движение. Ошибка должна быть моментально исправлена.

Формула успеха в большом футболе тоже давно в принципе известна: жесточайший отбор выносит на гребень только тех, кто обладает способностью к колоссальной концентрации душевных и физических сил в момент наивысших испытаний.

Чем больше футболисты будут помнить автоматических навыков действий в элементарных ситуациях, тем больше времени останется на импровизацию, которую мы всячески поощряем.

Каждая тактика хороша, если она приводит к желаемой цели.

Программа — не гарантия успеха, но дает гораздо больше шансов на него, нежели стихийные действия.

Причины неудач всегда конкретны, реальны, их можно определить. И это необходимо сделать, поскольку, разобравшись в конкретных обстоятельствах, дело можно поправить.

Как советский тренер Валерий Лобановский опередил время

В списках лучших тренеров в истории футбола имя Валерия Лобановского стоит особняком, хотя он никогда не тренировал звездные западноевропейские клубы и топ-сборные. Мэтр стал легендой в киевском «Динамо», которое при нем оказалось на вершине советского футбола и пошумело в Европе. Его методы были прогрессивными и новаторскими: Лобановский привнес в футбол науку и тренировал игроков буквально как космонавтов, регулярно получая нагоняй от прессы и коллег — просто за нежелание работать «как все». Вместе с VOKA продолжаем цикл материалов о культовых футбольных тренерах.

Последний матч Полковника

 

7 мая 2002 года киевское «Динамо» прилетело в Запорожье, чтобы сыграть рядовой матч чемпионата против местного «Металлурга». Помимо того что игра давалась киевлянам непросто, во время матча главному тренеру «бело-синих» Валерию Лобановскому стало плохо. Скорая помощь подъехала прямо к тренерской скамейке, но Полковник отказывался ехать в больницу. Тренер очень хотел быть рядом с командой в преддверии решающих матчей сезона. Областной главврач лично уговаривал специалиста съездить в больницу, аргументируя тем, что побывка там продлится недолго. Валерий Васильевич послушал медиков и даже нашел в себе силы самостоятельно дойти до скорой. Но проблемы со здоровьем начались у Мэтра задолго до запорожского инцидента. В последние годы у него прогрессировала гипертония, а осенью 2001-го тренер перенес инфаркт. Постоянная работа и нервное напряжение сделали свое дело: Лобановский тренировал без перерывов больше 30 лет, совмещая работу в клубе и сборной и выполняя самые амбициозные задачи.

В больнице в Запорожье врачи определили, что у Лобановского инсульт. Чартерным рейсом прилетели лучшие нейрохирурги и кардиологи Украины. Тренера прооперировали, но это не помогло: 13 мая, в день рождения киевского «Динамо», легендарный Полковник скончался.

По разным оценкам, проститься с легендой пришли от 50 до 150 тысяч человек. Финал Лиги чемпионов, состоявшийся через два дня после смерти Лобановского, начался с минуты молчания в память о великом тренере. Позже ему посмертно присвоят звание Героя Украины, его именем назовут стадион «Динамо», памятник тренеру появится в самом центре Киева, ежегодно будет проходить турнир памяти Валерия Лобановского.

За годы работы Валерий Васильевич стал символом киевского «Динамо» и украинского футбола. За все время киевляне тринадцать раз побеждали в чемпионате СССР — восемь викторий были добыты в те периоды, когда клуб возглавлял Лобановский. Под его руководством «бело-синие» шесть раз брали Кубок Советского Союза. Вместе с Мэтром «Динамо» выиграло Кубок обладателей кубков в 1975 году, а затем добыло и Суперкубок Европы, причем это был первый раз, когда советскому клубу покорился европейский трофей. Позже «бело-синие» еще раз возьмут Кубок обладателей кубков — в 1986-м.

В сборной при Лобановском дела тоже шли хорошо: команда СССР выиграла серебряные медали Евро-88 и бронзу на Олимпийских играх 1976 года.

После распада Союза Валерий Васильевич вместе с «Динамо» пять раз подряд побеждал в чемпионате Украины и трижды выигрывал Кубок страны. С Мэтром на тренерском мостике киевляне добыли те легендарные разгромные победы над «Барселоной» в Лиге чемпионов. Наивысшим же достижением «Динамо» в постсоветскую эру Лобановского считается выход в полуфинал Лиги чемпионов сезона 1998/99. Сейчас такие результаты кажутся чем-то запредельным.

Научный футбол и тесты для космонавтов

Огромное количество трофеев, взращивание знаменитых воспитанников, строительство легендарных команд — эти достижения сделали Валерия Лобановского одним из лучших европейских тренеров. Какими же особенными методами Мэтр превращал команды в машины по коллекционированию побед и кубков?

Пожалуй, одним из столпов тренерской методики Лобановского было уважительное отношение к точным наукам, в частности — к математике. Специалист понимал, что точный расчет нагрузок на игроков необходим в футболе, поэтому еще в 1970-е «Динамо» наладило сотрудничество с работавшим на кафедре теории физвоспитания Киевского института физкультуры ученым Анатолием Зеленцовым. Позже он возглавит научную лабораторию «Динамо», которую в народе будут называть «центром Зеленцова». Но для начала ученый создал точную систему расчета тренировочного процесса и математически моделировал физические нагрузки игроков.

В те годы немногие понимали, зачем в футболе опираться на науку, поэтому Лобановский в своих идеях был пионером. Тренер считал, что на занятиях не стоит гонять футболистов до потери пульса, ведь каждый из них воспринимает нагрузки индивидуально. Поэтому Анатолий Зеленцов разрабатывал интенсивность и продолжительность упражнений, количество повторений и частоту чередований нагрузки и отдыха. Тактика и задачи на матч для каждого футболиста проектировались исходя из того, кто будет соперником киевлян в ближайшей встрече. Кроме этого, для «бело-синих» разрабатывалась стратегия на сезон. Тренеры учитывали, что команда не может быть на пике долгое время.

Можно услышать мнения, что Валерий Васильевич опережал время. Это не просто красивая фраза. Например, перед каждым матчем проходили тренировки с моделированием игры соперника, в роли которого выступал дубль команды. Дубль должен был стараться играть в стиле команды-оппонента. К тому же футболисты «Динамо» проходили физические тесты для космонавтов, что увеличивало интенсивность игроков во время прессинга.

Мэтр буквально конструировал игру своей команды. Он постоянно акцентировал внимание подопечных на систематизации тактических действий, стремился к четкой структуре. Лобановский вооружался статистическими данными и анализировал каждый матч. Он разделял поле на игровые зоны, для каждой из которых были свои требования.

Кстати, на следующий день после каждого матча «бело-синих» на доске возле тренировочного поля появлялся листок с данными. «Когда я был игроком, было сложно оценивать игроков. Тренер мог сказать, что игрока не было в нужный момент в нужном месте, и игрок мог просто не согласиться. Не было видео, настоящих методов анализа, но сегодня игроки уже не могут возражать. Они знают, что наутро после игры будет приколот листок с цифрами, характеризующий их игру. Если полузащитник сделал шестьдесят технических и тактических действий на протяжении матча, тогда он не справился с обязанностями. Он должен был сделать сто и больше», — рассказывал о своем подходе Валерий Васильевич.

К методам Лобановского многие специалисты относились со скепсисом, о научном подходе Мэтра немало писали в негативном ключе. Гонения на тренера в прессе порой перерастали в травлю. От него требовали бросить свои чудачества и начать тренировать «как все». Но Полковник от своих принципов не отступал, и позже многие известные и именитые тренеры отмечали, что именно благодаря киевскому новатору приобрели новые знания. Итальянский коуч Марчелло Липпи говорил о Лобановском следующее: «Я слушал его лекции и делал записи, как и многие коллеги в ранних 1980-х. Он был и остается примером для тренеров».

«Команды Лобановского были футбольными машинами, которые нейтрализовали соперников физически и с помощью тактической дисциплины. Он был новатором. Я никогда не стыдился детально изучать его отчеты и перенимать его методы. Очень сложно перенимать его методы. И очень сложно переоценить его вклад в развитие мирового футбола», — такое мнение высказывал испанский специалист Луис Арагонес.

1% таланта и 99% тяжелой работы

В 70-е и 80-е годы прошлого века в киевском «Динамо» не было игроков мирового калибра. Да, в украинском коллективе собрались умелые и толковые футболисты, но этого было недостаточно для побед в еврокубках. По мнению многих, именно тренировочные методики Лобановского давали возможность раскрывать все ресурсы организма и выводить футболистов на пик. Благодаря такому подходу киевляне могли не случайно, а стабильно обыгрывать лучшие европейские клубы.

Тактическая гибкость — еще один критерий, который отличал команды Валерия Васильевича. Специалист считал, что любой на что-то претендующий коллектив должен уметь подстраиваться под соперника и обстоятельства на поле. В домашнем матче команда Мэтра могла сыграть в атаку и добиться результата, а в ответном гостевом — закрыться и контролировать счет.

Еще один принцип, который ввел Лобановский в «Динамо», заключался в том, что команда на поле должна действовать как один механизм: все полевые игроки обязаны участвовать как в атакующих, так и в оборонительных действиях. Тренер хотел видеть свою команду универсальной, поэтому отдавал предпочтение разносторонним игрокам, которые без затруднений могли перестраиваться и адаптироваться к любым условиям.

Отдельное внимание уделялось игре без мяча. «Самое важное в футболе — то, как ведет себя игрок на поле, когда у него нет мяча, но не наоборот. Поэтому когда мы говорим, что у нас есть отличный игрок, то имеем в виду следующее: 1% таланта и 99% тяжелой работы», — заявлял Валерий Васильевич. Он был уверен: индивидуальное мастерство заключается не в способности обвести полкоманды, а в умении за доли секунды принять правильное решение в непростой ситуации.

Можно сказать, что Лобановский входил в группу тех тренеров в Европе и в мире, которые определяли процесс развития футбола. Говорили, что Мэтра отличало умение ясно и доходчиво объяснить игроку то, что от него требуется. Специалист знал, как добиться от каждого своего футболиста и команды в целом игры на пределе возможностей. Отменная функциональная готовность, умноженная на тактическую гибкость и самоотдачу, — таким был рецепт успеха коллективов Валерия Лобановского.

Строгий, рассчитанный математически, выверенный до мелочей футбол Лобановского во многом отражал черты характера и жизненные принципы самого тренера. Он был педантичен и дисциплинирован, не бросал слов на ветер и не отступал от своих принципов. Те, кто не знал Валерия Васильевича лично, называли его черствым и равнодушным. Мол, смотрите, у него на тренировках игрокам плохо становится, а ему хоть бы что. Тренировки у Мэтра действительно были не сахар, но футболисты вспоминали о Лобановском с теплотой и говорили о нем, как правило, только хорошее. Именно тренерские методы и стиль работы Полковника приводили его команды к успеху, а его подопечным позволяли быть больше чем просто хорошими игроками.


VOKA — это видеосервис, где каждый найдет что-то интересное для себя: фильмы и сериалы в HD-качестве и без рекламы, более 130 ТВ-каналов, премьеры новых эпизодов и сезонов одновременно со всем миром, live-трансляции концертов, спортивных матчей, контент собственного производства, а также удобные рекомендации по жанрам, настроению и новинкам.

Весь контент VOKA доступен к просмотру бесплатно для всех новых пользователей в течение первых 30 дней.

Спецпроект подготовлен при поддержке УП «А1», УНП 101528843.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. [email protected]

ЛОБАНОВСКИЙ Валерий Васильевич (1939–2002)

Заслуженный тренер СССР, восьмикратный чемпион СССР, шестикратный обладатель Кубка СССР, двукратный обладатель Кубка обладателей кубков УЕФА, обладатель Суперкубка УЕФА, серебряный призер чемпионата Европы, Герой Украины, пятикратный чемпион Украины, трехкратный обладатель Кубка Украины

(Иллюстрированная версия из книги «Легенды отечественного футбола»)

Его влияние на советский футбол было огромным. Именно Лобановский стал одним из инициаторов коренных перемен той советской футбольной системы, которая, разрушившись, повторила судьбу страны.

Он первым в стране перевел «игру миллионов» на рельсы футбольной науки, а стрелки наших футбольных часов на европейское время. Первым бросил вызов традиционным подходам к учебно-тренировочному процессу, при которых количественные показатели уступали место качественным характеристикам.

Отец – Лобановский Василий Михайлович. Мать – Лобановская (Бойченко) Александра Максимовна. Писатель Александр Бойченко, чьим именем названа одна из улиц Дарницкого района Киева, был ее родным братом. Брат – Лобановский Евгений Васильевич. Супруга – Лобановская Аделаида Панкратьевна. Дочь – Светлана Валерьевна. Внуки: Богдан и Ксения.

 

Валерий Лобановский родился 6 января 1939 года в Киеве. Он был вторым ребенком в семье. Отец его – Василий Михайлович Лобановский – работал на мельзаводе. Мать – Александра Максимовна – занималась домом и воспитывала детей. Валерий хорошо учился в школе, много читал, но все свободное время проводил на футбольной площадке. Обувь на нем горела, мячи он разбивал в клочья, доски на заборе, превращавшемся в импровизированные «ворота», после его ударов отлетали. Старший брат Евгений оторванные доски прибивал, а мама грозила, что футбольный мяч порежет на мелкие кусочки, а превращенные в бутсы ботинки сожжет в печке. Но в семье Лобановских видели, что футбол стал неотъемлемой составной частью жизни Валерия и способствовал его гармоничному развитию. Отец и старший брат, прошедший затем путь от инженера-теплоэнергетика до директора института, поощряли его занятия футболом и ходили на матчи с его участием.

В 1952 году Валерий Лобановский стал заниматься в футбольной школе № 1, куда его привел детский тренер Николай Чайка, выделивший способного игрока в мальчишеских сраженьях. Спустя три года Валерий оказался в киевской футбольной школе молодежи. Учился там отлично, да и общеобразовательную школу окончил с серебряной медалью. Первый тренер Лобановского – Михаил Корсунский гордился им и ставил его выше всех своих учеников. «У этого мальчика, – говорил он, – есть буквально все, чтобы стать выдающимся центрфорвардом, – быстрый ум, редкий глазомер, поразительная для его высокого роста ловкость и координированность движений, мощный накатистый бег, отличная прыгучесть, комбинационный дар, трудолюбие, смелость, точность ударов и передач, филигранная техника и тонкий дриблинг. Уложить его на газон можно только ударами по ногам сзади».

Уже в 18 лет (в 1957 году) Лобановский оказался в киевском «Динамо» и очень быстро вышел на первые роли. Разумеется, играл на своем излюбленном «боевом посту» – на месте центрфорварда. Начал забивать, моментально был замечен публикой и журналистами, получил приглашение в юношескую сборную страны.

Выделялся он на поле не только ростом и вошедшей уже в легенду рыжей шевелюрой, но прежде всего незаурядным мастерством, способностью протаранить любую оборону, храбростью и невероятной неуступчивостью в борьбе.

Спортивный аналитик, журналист Аркадий Галинский, писал: «Есть игроки, которые в любой команде, кто бы рядом с ними ни играл, выделяются сами по себе, магнетически притягивают внимание публики. Именно таким «футбольным магнетизмом» обладал и продолжает обладать Валерий Лобановский».

В одной из газет 1960 года описывается, с каким мастерством Лобановский держит мяч. Его корпус раскачивается, словно маятник – вправо, влево, вперед, назад, укрывая мяч. Огромный рост создает у защитников иллюзию неповоротливости, однако все маневры проводятся на большой скорости – ведь ноги-то длинные, стало быть, длинный шаг, и многие защитники попросту не успевают за его перемещениями. Это является признаком высочайшего класса игрока – умение работать с мячом на скорости, не теряя его и не давая возможности игрокам соперника сделать что-то в пределах правил. Да и сбить Лобановского с ног тоже непросто: у него прекрасная координация движений, гибкость, помноженная на силу, что позволяет ему действовать в манере «таранного форварда».

Поначалу Валерий Лобановский относился к футболу как к занятию, способному отвлечь от напряженной умственной работы. Он всегда хорошо учился, успешно окончил школу, а затем – политехнический институт. Вузы такого профиля для футболистов были редкостью во все времена. Однажды в Советском Союзе в период очередной околофутбольной «реформы» спортивные власти страны приняли решение, запрещавшее работать с командами высшей и первой лиг чемпионата СССР тренерам, у которых не было физкультурного образования. Единственным специалистом, не имевшим такого образования, оказался ставший к тому времени тренером «номер один» в советском футболе Валерий Лобановский. О решении тут же «забыли».

Карьера игрока Валерия Лобановского складывалась не просто. С 1959 года тренером киевского «Динамо» был Вячеслав Дмитриевич Соловьев, пятикратный чемпион СССР, ученик легендарного Бориса Аркадьева. Именно ему было суждено привести команду к первому в ее истории титулу чемпиона. Соловьев и стал инициатором той самой вошедшей в анналы истории с переводом Лобановского из центра нападения на левый фланг киевской атаки.

Для киевского «Динамо» тех лет уход Лобановского на фланг атаки означал едва ли не катастрофу – нападение лишалось грозной боевой единицы, способной почти гарантированно делать результат. Точки зрения специалистов на этот поступок тренера, разумеется, полярны. Но сам Вячеслав Дмитриевич считал, что Лобановский играл в центре атаки чересчур прямолинейно. Делать из него и Каневского – лучшего бомбардира команды – некое подобие сдвоенного центра, как это было в аркадьевском ЦДКА с Бобровым и Федотовым, он не хотел.

В одном-единственном матче – киевского «Динамо» с ереванским «Спартаком» в 1962 году – Лобановский и Каневский по просьбе Соловьева сыграли сдвоенным центром. Динамовцы забили тогда в ворота ереванских футболистов 8 мячей. «Тандем Лобановский – Каневский взаимодействовал «с листа», импровизируя, но тем не менее чрезвычайно эффективно. Но уже в следующем матче Лобановский вновь оказался на левом крае. Позднее, когда Виктор Маслов отчислил из «Динамо» не только Лобановского, но и Каневского, они немного поиграли вместе в «Черноморце» – именно в центре.

Вячеслав Дмитриевич вспоминал: «Каневский не очень хорошо взаимодействовал с Валерием, а тот это чувствовал и часто не отдавал Виктору передачи, стараясь самостоятельно решить тот или иной эпизод. Я заметил, что, несмотря на все индивидуальное мастерство Лобановского, его хитроумную обводку, финты, его манеру укрывать мяч корпусом соперники постепенно изучили и начали все чаще выигрывать у него единоборства, действуя по мере необходимости вдвоем, а то и втроем.

Кстати, позже Лобановский с успехом применял их прием в своей тренерской практике – вспомните знаменитый «коллективный отбор» в исполнении игроков киевского «Динамо». И хотя Валерия тогда это совершенно не пугало, со стороны подобные вещи казались для нас совершенно не перспективными.

Тогда я стал рассуждать следующим образом. Соперники изучили нашу манеру игры, а действия Лобановского в центре атаки были эффективны лишь потому, что его манера игры была оригинальной, тактически же его действия не выходили за рамки существующих канонов. Значит, подумал я, надо поставить Лобановского в совершенно новые для соперников условия, где бы он мог удивлять соперников гораздо больше, чем на привычном месте. Привычном для него – но и для соперников тоже! Я был уверен, что именно Валерий обладает огромными возможностями самосовершенствования, и он сможет найти себя в любой роли, в любом месте на поле, но, конечно, в атаке».

Но то, что Валерий Лобановский настолько хорошо «найдет себя» на месте крайнего форварда, стало откровением даже для тренера. Угловые удары Лобановского стали одним из самых эффективных приемов киевлян, и лучше него на левом фланге действовать не мог никто. Казалось бы, «сухой лист», – то есть удар с подкруткой, когда мяч, вращаясь, летит по дуге, – был изобретен до Лобановского. Он же, во-первых, научился сам создавать ситуации для того, чтоб заработать угловой, – при его умении держать мяч это было вполне возможно. А во-вторых, он отточил мастерство своего удара до невообразимого совершенства. В момент, когда Лобановский ставил мяч в сектор у углового фланга и отходил для разбега, стадион замирал. Длинный и очень быстрый разбег… сильнейший удар… и мяч по невообразимо красивой, захватывающей дух траектории плавно заворачивает к воротам, в последний момент словно бы камнем падая вниз и дезориентируя вратаря и защитников. Порой защите удавалось мяч отбить. Но чаще откуда-то из гущи игроков в единственно нужный момент выскакивала фигурка Олега Базилевича, который головой проталкивал мяч в сетку ворот.

Девять мячей, забитых Лобановским прямыми ударами с угла поля, остались непобитым рекордом чемпионатов СССР. И другие игроки забивали такие мячи, например Леонид Буряк, Эдуард Стрельцов. Однако сделать угловой удар постоянным оружием, раскрыть потенциал стандартного положения до такой степени смог лишь Лобановский.

Сам Лобановский очень тяжело воспринял свой переход на фланг – долго не соглашался, мирился и ссорился с тренером. Соловьев был мягким человеком, он позволял Валерию возражать, старательно и терпеливо объясняя ему необходимость перестановок.

Аркадий Галинский считал, что Лобановскому стоило тогда проявить характер и закрепить за собой место центрального нападающего в Киеве, или уехать в Москву – к Бескову в ЦСКА. Тогда его имя вошло бы в тот короткий и славный список выдающихся советских центрфорвардов, в котором значатся имена Федотова, Боброва, Стрельцова. Возможно, потому Лобановский так мало и играл в сборной, что был больше нужен там в качестве центрфорварда. В сборную СССР он вызывался всего два раза, в конце 1960 и начале 1961 года, и два матча сыграл в составе олимпийской команды в 1963 году.

Но вот слова Валерия Лобановского, которые свидетельствуют не о бесхарактерности, а скорее о твердом убеждении в том, что командные интересы футболист должен всегда ставить выше личных амбиций: «Думаю, что и мне не удалось сделать всего, что мог бы. С детства мечтал стать центральным нападающим, и всю футбольную жизнь хотелось играть именно на этом месте. Судьба распорядилась мной иначе. Когда того потребовали интересы команды, меня поставили на левый фланг. Хотя мне было там труднее играть, чем в центре, я все же приспособился. Уверен, что игрок, который умеет играть, должен успешно действовать на любом месте».

Позже, став уже известным тренером, Лобановский несколько раз говорил, что, окажись он на месте Соловьева, сам тоже поставил бы Лобановского на фланг.

Вскоре после успеха киевлян в чемпионате страны 1961 года в команде сменился тренер. Вячеслав Дмитриевич Соловьев уехал в свой родной ЦСКА, а «Динамо» возглавил заслуженный тренер СССР Виктор Александрович Маслов.

Несмотря на то что Маслов отличался умением налаживать с игроками теплые, дружеские отношения, именно встреча с ним стала для Лобановского роковой – он постепенно перестал попадать в основной состав, а затем после года сидения в запасе и вовсе был отчислен из команды.

27 апреля 1964 года на матче в Москве со «Спартаком», когда киевляне повели в счете 1:0, Маслов на 70-й минуте заменил Лобановского защитником Левченко. Такое случилось впервые за все время его игры в киевском «Динамо». Раньше он покидал поле только из-за травм. С этого момента тренер фактически перестал ставить Лобановского в состав, открыто называя его в прессе «старомодным игроком».

Но, как и в истории с Соловьевым, в последующих высказываниях Лобановского по поводу Маслова видна его самокритичность и глубокое уважение к тренеру.

«Не мог я, Лобановский-игрок, подняться до уровня Маслова-тренера. Совершенно иной уровень понимания, другой уровень мышления. Маслов имел полное право на такой шаг. Он ведь уже замыслил для киевского «Динамо» игру, для которой нужны были не такие футболисты, как Базилевич и Лобановский, а игроки совершенно другого типа.

Маслов морщился, когда мы с Базилевичем, получая мяч на флангах, как и прежде, демонстрировали технику обводки по своим «желобкам». Он хотел – и требовал этого от всех без исключения игроков – значительного расширения диапазона действий, неутомимых маневров в атаке по всему ее фронту, заставлял освобождать фланговые зоны для внезапных подключений по ним полузащитников и даже защитников, неукоснительно претворял в жизнь один из основополагающих своих тактических принципов – постоянное создание численного большинства во всех фазах игры, боролся всеми методами против передержек мяча, красивостей ради красивостей, громко клял тех, кто ожидал пас, стоя на месте».

В то время Маслов уже замыслил переход на новую тактическую систему 4+4+2, автором которой во всем мире считают англичанина Альфа Рамсея, под чьим руководством сборная Англии выиграла чемпионат мира в 1966 году. Но масловское «Динамо» действовало по этой системе еще до того, как все увидели ее в исполнении англичан. Игра Валерия Лобановского, который ничего не хотел менять в своей манере действий, новой тактике киевлян не соответствовала.

Уход Лобановского из киевского «Динамо» фактически поставил крест на его дальнейшей карьере игрока. Несколько сезонов, проведенных им в «Черноморце» и «Шахтере» в период с 1965 по 1968 год, ничего не решали – играл он фактически по инерции.

«Не удержали рыжего!» Именно такие слова с грустью произнес один из болельщиков одесского «Черноморца» в 1967 году, узнав об уходе из команды форварда Валерия Лобановского. Нечто подобное, наверное, говорили киевские болельщики в 1964 году, и поклонники донецкого «Шахтера», и многие любители футбола – в 1969-м, когда прочли в газете «Советский спорт» материал под скромным заголовком «Футболист уходит»: «Играть так, как мы играем, дальше нельзя. Мне претит антифутбол. А то, во что мы играем, и называется антифутболом. Потому что рассчитывать на удачу, на случай в современном футболе нельзя. Надо найти четкий водораздел между атакой и обороной, ничем не пренебрегая. Надо создавать ансамбль, коллектив единомышленников, подчиненных одной игровой идее. Я давно твержу, пусть кому-то обидно будет это слышать, что в нашей команде неправильный подбор игроков… Я больше не хочу пытать счастья в чужих командах – я больше не играю…»

Между тем «Динамо» в 1969 году в третий раз подряд стало чемпионом, и именно там под руководством Виктора Маслова сложился замечательный игровой ансамбль, в котором волею тренера места Лобановскому не нашлось. Несмотря на это, Лобановский, во всех своих высказываниях впоследствии называл себя едва ли не учеником Маслова и признавал, что он на месте тренера поступил бы с игроком Лобановским точно так же.

В качестве футболиста В.В. Лобановский сыграл в чемпионатах СССР 253 матча, забив в них 71 гол. С 1957 по 1964 год он выступал за команду киевского «Динамо» (144 матча, 42 гола), с 1965 по март 1967 года – за одесский «Черноморец» (59 и 15), с марта 1967 по июль 1968 года – за донецкий «Шахтер» (50 и 14). В составе киевского «Динамо» стал чемпионом СССР в 1961 году, серебряным призером чемпионата страны в 1960 году. Дважды В.В. Лобановского включали в список «33-х лучших футболистов» страны (1960, 1962). По два матча он сыграл в составе первой сборной Советского Союза и олимпийской команды СССР, принял участие в отборочных встречах к Олимпиаде-64.

Среди киевских почитателей футбола он был настоящей звездой. В нем чувствовалась Личность – упрямая, амбициозная, с тяжелым и суровым характером. И впоследствии эти его черты народная молва сделала легендой, практически лишив его права на простые человеческие чувства.

В 29 лет став главным тренером команды первой лиги – днепропетровского «Днепра», Валерий Лобановский сразу не дал повода усомниться в своих способностях. «Днепр» с приходом нового тренера сразу занял шестое место в высшей лиге, обратив на себя внимание уверенной игрой.

Вратарь «Днепра» Владимир Пильгуй вспоминал: «С приходом к нам Валерия Васильевича у коллектива появился какой-то свой стиль игры. Он поговорил с каждым в отдельности, узнал наши мысли и чаяния. По мере своих сил и возможностей старался помочь ребятам лучше устроить быт. Он много работал, отдавая себя тренировкам».

Для того чтобы устроить быт игроков, возможности у Лобановского были отменные: «Днепр» находился под патронатом одного из самых богатых предприятий страны – «Южмаша». Деловые, или, как сказали бы сейчас, «менеджерские» качества тренера проявились первым делом в том, что он привел в порядок поле, которое стало одним из лучших в стране.

С игроками он общался вполне доброжелательно и не свысока, однако постепенно давая им понять, что значимость его фигуры в команде будет возрастать с каждым днем.

«Здоровье у него было сумасшедшее, – рассказывал Николай Пинчук. – Он, когда бегал с нами кросс, впереди нас все время бежал, и обогнать его было невозможно. А когда мы сдавали нормативы, в беге на 400 метров «достать» его нельзя было! Он с нами на тренировках все полностью делал – и бегал, и «квадраты» играл, и все те нагрузки, что нам давал, переносил вместе с нами. Что у него серьезно было – так это дисциплина. Штрафовал тех, кто опаздывал на тренировку даже на пять минут».

В 1970 году В.В. Лобановский в составе группы специалистов ездил на чемпионат мира в Мексику. После окончания первенства он говорил: «Я не привез оттуда никаких тактических футбольных новинок. Но нашел подтверждение сложившимся ранее воззрениям на футбол. Футбол стал мобильнее и интенсивнее. Нагрузка в игре распределяется на всех десятерых полевых игроков равномерно. Великолепный мастер атаки Пеле не брезгует черновой работой в тот момент, когда команда защищается». В этих словах было признание необычайной важности того, чем через четыре года поразит футбольный мир сборная Голландии во главе с тренером-новатором Ринусом Михелсом и великим игроком Йоханом Круиффом и что разрабатывалось в теории и отчасти на практике талантливейшим Борисом Аркадьевым. Это назвали потом «тотальным футболом», и Лобановский одним из первых прекрасно почувствовал, что именно здесь кроются невероятные перспективы развития игры.

Например, он одним из первых тренеров в стране обзавелся видеомагнитофоном и стал использовать видеозаписи при анализе игры и своего клуба, и соперников. «Интенсификация» в действиях всей команды и каждого футболиста в отдельности повлекла за собой необходимость и более интенсивной работы на тренировках.

Но были в теории футбола от Лобановского и слишком неоднозначные положения. В те годы бурю критики вызывал термин «выездная модель», выдвинутый Лобановским чуть ли не в качестве лозунга. «Днепру» даже в годы выступлений в высшей лиге была присуща тяга к оборонительному футболу в гостевых матчах. А Лобановский логично обосновывал даже достаточность одного очка в гостях. В этом смысле «выездная модель» стала символом отсутствия стремления к борьбе, к победе. Впоследствии Лобановский от нее во многом отказался.

К 1974 году «Днепр» закрепился в высшей лиге чемпионата СССР. Особых лавров команда после успешного дебютного сезона не снискала – ее состав не был чемпионским. Но качественный скачок молодого тренера не прошел мимо внимания ответственных руководителей в Киеве, отвечавших за лучший украинский клуб – «Динамо». Тут помогли и связи, и случай. В 1973 году киевляне не смогли выиграть «запланированный дубль», проиграв и в чемпионате, и в финале Кубка страны, а в таких случаях голова главного тренера летит почти автоматически. В октябре 1973 года Лобановского вызвали в Киев. И предложили возглавить киевское «Динамо».

Увольнение главного тренера киевлян – Александра Александровича Севидова незадолго до конца чемпионата, когда команда имела прекрасные шансы занять первое место, выглядит не самым красивым поступком украинского руководства. Но Первый секретарь ЦК компартии Украины Владимир Щербицкий – отчаянный поклонник футбола – был тогда чем-то вроде неофициального президента клуба и решал все.

Севидов создал отличную команду, и Лобановский впоследствии неоднократно подчеркивал, что он пришел в клуб не на пустое место. Игровая связка Леонид Буряк – Олег Блохин, которая долгие годы была одной из самых ярких в «Динамо», вопреки сложившемуся стереотипу, возникла в команде вовсе не при Лобановском – Буряка в Киев из Одессы (как и Виктора Колотова из Казани) пригласил именно Севидов. Но Севидов был москвичом, а в украинском клубе подобные обстоятельства всегда играли не самую последнюю роль.

Что же касается Лобановского, он вновь совершил нетрадиционный и совершенно уникальный поступок, предложив возглавить команду на пару со своим давним партнером по атаке киевского «Динамо» (а потом и «Черноморца» и «Шахтера») Олегом Базилевичем. Тренеры дружили, часто встречались, общались, и постепенно выяснялась их общность взглядов на футбол.

Руководить киевским «Динамо» вдвоем? Это был смелый эксперимент, который так и остался экспериментом – с удачным началом и печальным финалом.

В свое время и Соловьев, и Маслов, и Севидов совмещали посты главного тренера и начальника команды. Лобановский в Киеве был одним из первых, кто предложил разделить эти функции, одновременно, правда, разделив груз организационных и творческих проблем пополам. Взявшись за масштабную перестройку дел в клубе, Лобановский и Базилевич понимали, что без абсолютного доверия друг к другу ничего у них не получится.

Консультантом команды стал 11-кратный рекордсмен страны среди юниоров по прыжкам с шестом Анатолий Зеленцов. Он давно разрабатывал теорию научного программирования подготовки спортсменов и был уверен, что нельзя строить тренировочный процесс «на глазок», с расчетом лишь на интуицию. Это было очень близко Лобановскому, его пониманию игры как заранее запрограммированной суммы действий. Научная обоснованность тренировочного процесса стала краеугольным камнем, положенным Лобановским, Базилевичем и Зеленцовым в основание новой команды. Методы работы Лобановского и Зеленцова описаны в их книге «Моделирование тренировки в футболе».

В игре «Динамо» в первый год совместной работы Лобановского с Базилевичем произошел своего рода взрыв. Увеличились объемы и интенсивность тренировок, возросли скорости, появились новые игровые связи, команда освоила прессинг, ставший ее могучим оружием, зоны действия игроков расширились. Формировал команду Севидов, и чемпионат страны 1974 года, выигранный динамовцами, был в большей степени его заслугой. Но следующее первенство было выиграно уже командой Лобановского и Базилевича.

Исполнители у Лобановского подобрались отменные: Евгений Рудаков, Владимир Трошкин, Стефан Решко, Виктор Матвиенко, Михаил Фоменко, Анатолий Коньков, Леонид Буряк, Владимир Мунтян, Владимир Веремеев, Владимир Онищенко, Олег Блохин, Виктор Колотов. Работать с такой командой было счастьем.

Команда завоевала многочисленные титулы, в том числе и международные, но споров о новом «Динамо» было множество. Стремление к игровому рационализму порой заметно сковывало игроков Валерия Лобановского, для которого командная игра всегда была важнее интересов любого, пусть даже самого талантливого футболиста. Во главу угла ставились коллективизм и отточенность командных действий. Впрочем, индивидуальные призы, среди которых стоит отметить два европейских «Золотых мяча» Олега Блохина и Игоря Беланова, говорят о том, что индивидуальностям все же находилось место и здесь.

В 1975 году был завоеван второй подряд чемпионский титул, а самое главное – впервые в истории советского футбола выигран европейский клубный турнир – Кубок обладателей кубков. В розыгрыше 1974–1975 годов киевляне встречались с сильными клубами – голландским «Эйндховеном» и немецким «Айнтрахтом», который был побежден дважды – на своем и на чужом полях. Игра же с «Эйндховеном» в Киеве, завершившаяся со счетом 3:0, стала одним из самых ярких «представлений» киевлян в том сезоне.

В финале «Динамо» противостоял венгерский «Ференцварош». В этом самом важном матче года состоялся классический гол киевского «Динамо» тех лет. Длинный диагональный пас Буряка вывел Блохина к воротам Геци, и форвард, обыграв на скорости трех защитников, спокойно провел третий гол.

И еще одной выдающейся победы, уникальной для советского футбола, добились киевляне в 1975 году – выигрыша европейского Суперкубка. Соперником «Динамо» была «Бавария» – сильнейший клуб Европы тех лет. «Бавария» обладала уникальным набором игроков – чего стоят хотя бы имена Герда Мюллера, Зеппа Майера и Франца Беккенбауэра! За год до Суперкубка многие игроки команды стали в составе сборной ФРГ чемпионами мира. Матч был неофициальным, тем не менее более серьезного соперника трудно было придумать. «Бавария» имела в Мюнхене колоссальное игровое преимущество. Но мастер персональной опеки Стефан Решко полностью «выключил» из игры Мюллера, насыщенная оборона перекрыла все доступы к воротам. На видеозаписях можно оценить не только феноменальный гол Блохина, который он забил, в одиночку переиграв четверых защитников и вратаря «Баварии», но и всю «схему», или «чертеж», той самой «выездной модели».

Гибкое сочетание зонной защиты с персональной опекой, коллективный отбор, постоянный прессинг игрока, принимающего мяч, несколько линий обороны, начало оборонительных действий в момент потери мяча на половине поля соперника, взрывная смена ритма игры, называемая «аритмией», – все это было вполне разработанными чертами футбола Лобановского.

А в домашнем матче киевляне сыграли уже более раскованно, свободно, причем Блохин вновь совершил нестандартный ход – пробил штрафной удар. В случае с Блохиным, пожалуй, Лобановский порой изменял себе и позволял Олегу делать на поле вещи, которые не вписывались в тренерские «схемы». Однако, по многочисленным свидетельствам, он все же недолюбливал Блохина, нарушавшего своими действиями налаженную картину «системы». В 1986 году Лобановский постепенно вытеснил Блохина из сборной – примерно в той же манере, в какой когда-то сделал это Маслов по отношению к нему самому.

Завоевание Суперкубка признали в СССР одним из самых громких футбольных событий, и Лобановский стал символом удачи. Но следующий год оказался для него годом страшного кризиса. Назначенный ранее главным тренером сборной страны, В.В. Лобановский объявил, что первоочередной задачей на 1976 год является победа на Олимпийских играх в Монреале. Остальные турниры – и в их числе чемпионат Европы! – фактически становились проходными.

Было принято довольно сомнительное решение: «в целях лучшей подготовки сборной к Олимпийским играм» чемпионат страны был разделен на две части – весеннюю и осеннюю, и, к ужасу поклонников «Динамо», основной состав киевлян, одновременно являвшийся и основным составом сборной, в весенней части первенства провел лишь несколько матчей. Команда фактически была исключена из нормальной соревновательной практики. В результате «Динамо» не добилось успехов в кубковых турнирах. Дальше – больше: сборная уступила в двух матчах команде Чехословакии и не вышла в финальную часть чемпионата Европы. Но и это не было воспринято как катастрофа. И лишь поражение сборной в полуфинале Олимпийских игр окончательно расставило все акценты: сезон провален.

Лев Яшин тогда сказал: «Клуб, которому надлежало вести всех за собой вперед, оказался изъят из футбола».

У провала были очевидные причины. После ошеломляющих побед 1975 года и тренеры, и игроки «потеряли бдительность», почувствовав себя по-настоящему непобедимыми. Большая доля вины за это, безусловно, лежит на тренерах. Вот к чему привела безграничная вера Лобановского в могущество «инженерного» подхода к футболу. «Слепая вера в систему подготовки» – вот наиболее часто встречающийся диагноз динамовской болезни тех лет.

Олег Блохин вспоминает: «Нам явно не хватало скорости и легкости, ловкости и координированности. По себе чувствовал, что буквально измотан тренировками, которые продолжались и в Монреале. Думал о чем угодно, только не о футболе. Порой выходил на поле и не знал, что мне делать. Попадал ко мне мяч, а я старался поскорее от него избавиться. Главное, отсутствовала жажда борьбы. По своему самочувствию да и по виду моих партнеров я полагаю, что в дни олимпийских баталий вместо обещанного тренерами «пика формы» у нас наступил «пик спада». Все игры – даже с откровенно слабыми соперниками! – мы проводили буквально через «не могу».

В связи с тактическим рисунком игры Лобановский хотел отодвинуть Мунтяна и Колотова назад – на место опорного полузащитника, что совершенно не оправдывалось данными игроков, и лишь появление в команде Анатолия Конькова помогло разрядить ситуацию, поскольку вся команда возражала против неоправданных перестановок. Напряжение в коллективе все росло, возникали стычки.

Именно тогда и проявились те самые черты характера Лобановского, что легли в основу его «военных» прозвищ – от «сержанта» до «полковника». Наиболее ярко, наверное, его «диктаторство» проявилось в истории с Владимиром Мунтяном, которого Лобановский не взял в олимпийскую сборную.

На зимний сбор в Болгарию Владимир Мунтян приехал с травмой колена. Врачами ему был рекомендован щадящий режим тренировок. Но Лобановский не дал ему никаких поблажек. Футболист решил поговорить с тренером, но выбрал для этого неудачный момент, обратившись к нему при всех руководителях команды – Базилевиче, Морозове, Зеленцове, администраторах. «Мы не можем к каждому подходить отдельно, – ответил тренер. – Есть общая программа». Мунтян взорвался и бросил в сердцах: «Много вас здесь собралось на каждого из нас. Как же вы можете так поступать по отношению к футболистам?!»

На следующий день Мунтян был отправлен домой. Через месяц вернулся после операции и появился на стадионе, опираясь на палочку. О возвращении Владимира Мунтяна на поле – в 30 лет – никто и не помышлял, но уже в марте он тренировался в полную силу. Лобановский вновь включил его в состав сборной. Однако на сборы не брал.

Накануне отъезда сборной в Канаду медики проводили углубленное обследование, и оказалось, что у Мунтяна – едва ли не лучшие в команде показатели. Тем не менее в состав олимпийской сборной он не попал. А кто знает, какие медали завоевала бы сборная в Монреале, будь в ее составе такой великолепный организатор игры, как Владимир Мунтян?

Так часто бывает – после оглушительного успеха команда «идет вразнос». Но случай с «Динамо» был особый: ведь команда проиграла все возможные турниры именно в тот момент, когда от нее ожидали дальнейших успехов. И завершение этого процесса было скандальным: команда решила избавиться от своих тренеров.

Формальных поводов для «бунта» было много, один из них – решение тренеров расстаться с Владимиром Трошкиным и Виктором Матвиенко. В августе 1976 года динамовцы всем составом явились на прием в Спорткомитет Украины и заявили о том, что они требуют отставки Лобановского и Базилевича. Получив отказ, футболисты забаррикадировались на базе, начались многочасовые собрания, на которых то и дело появлялись высокие чины динамовского и прочего начальства, но вот только доступ туда Лобановскому и Базилевичу был закрыт.

Впоследствии В.В. Лобановский говорил: «Наверное, следовало бы нам в самом начале подготовки поговорить серьезно всем вместе с позиций творческого содружества единомышленников. Это способствовало бы главному – достижению взаимопонимания. Возможно, мы отступили бы от каких-то положений своей программы (но не от главного, разумеется, не от программы!), возможно, подобная мера перенастроила бы игроков, спустила бы их с небес на землю. Но разговор не состоялся».

И даже здесь, признавая в общем свои просчеты, Лобановский все равно подчеркивает, что это именно игрокам следовало «перенастроиться» и «спуститься с небес на землю». Гибкости этому сильному человеку порой катастрофически не хватало. Об этом вспоминают многие игроки, тренеры и журналисты.

Не секрет, что дистанцию между собой и игроками Лобановский иногда держал, обращаясь к ним «по-большевистски»: «товарищ Мунтян», «товарищ Колотов». А история, рассказанная однажды Леонидом Буряком, вошла в классику футбольных легенд. В одном из матчей Буряк артистично и виртуозно сыграл пяткой – как говорится, «по-стрельцовски» отдал передачу назад, не глядя, причем так, что мяч достался партнеру, находящемуся в максимально удобной позиции. Защитники были отрезаны, словом, комбинация получилась эффектной. Однако не таков был Лобановский, чтобы оставить этот эпизод без комментариев. Будучи приверженным «научным методам функционирования футболистов», тренер в перерыве матча сделал Буряку выговор за «антинаучную игру пяткой».

«Валерий Васильевич! – ответил Леонид. – Да ведь сыграл-то я точно! И потом – народу нравится! Ведь мы играем для народа!»

Ответ Лобановского был чеканным и классическим: «Пятку мы убираем. – Пауза. – Народ – тоже!» В характере Лобановского таких черточек много. Он всегда был по натуре лидером, хозяином.

Тогда, в 1976 году, после конфликта он остался на своем посту. Команда вышла на календарный матч чемпионата без Лобановского и Базилевича, проиграла дома «Днепру» 1:3, после чего состоялся еще ряд бесед-собраний, и наконец, «в верхах» было принято решение, что без этих тренеров команда играть не может. Хотя бы без одного. Из команды ушел Олег Базилевич.

Выйти из такой истории прежним человеком Валерий Лобановский, конечно, не мог. После этой истории он несколько изменился, стал гибче, чуть смягчил систему жестких, иссушающих и изнуряющих тренировок. Команда заняла в осеннем чемпионате второе место.

Отдельная глава в биографии Валерия Лобановского – его работа в сборной СССР. Тренер сборной и тренер клуба – почти разные профессии, ведь игроки сборной не находятся постоянно перед глазами тренера, как игроки клуба. Но этот вопрос для Лобановского снимался, когда в сборную входили почти все игроки киевского «Динамо». Неудивительно, что предпочтение тренер отдавал «своим» игрокам. Да и московские футболисты просто физически зачастую не могли свыкнуться с тяжелейшими нагрузками, которые предлагал им Лобановский на тренировках. Об этом рассказывали, например, спартаковцы Евгений Ловчев и Вагиз Хидиятуллин, динамовцы Александр Минаев и Игорь Добровольский.

После «бронзы» в Монреале Лобановский был из сборной уволен и до 1982 года с главной командой страны больше не работал. В 1982 году он стал участником еще одного эксперимента, по сути уникального.

Главным тренером сборной был тогда Константин Иванович Бесков, и под его руководством команда отлично выступила в отборочном цикле чемпионата мира в Испании. Сборная в основном состояла из игроков трех ведущих клубов тех лет – «Спартака», киевского и тбилисского «Динамо». Тбилисская команда под руководством Нодара Ахалкаци годом ранее во второй раз в советской истории выиграла Кубок обладателей кубков, и ее игроки Давид Кипиани, Рамаз Шенгелия, Александр Чивадзе, Тенгиз Сулаквелидзе в сборной выглядели отлично, как, впрочем, и киевляне со спартаковцами. Кому-то «в верхах» пришла в голову фантастическая мысль объединить в тренерском штабе сборной «лебедя, рака и щуку» – прикомандировать к Бескову динамовских тренеров Лобановского и Ахалкаци.

Это привело к тому, что перспективная команда, которой вполне по силам было побороться за медали мирового чемпионата, сыграла в решающих матчах неудачно и не смогла войти в четверку сильнейших. Тренеры все были с характерами, каждый работал со своими игроками, взаимопонимание у игроков, конечно, было, но, получая от тренеров порой самые противоречивые указания, на поле они терялись. Сказалось и отсутствие Леонида Буряка (из-за травмы) и тбилисца Давида Кипиани.

Таким образом, Лобановский потерпел в сборной вторую неудачу – на этот раз по причинам объективным. Однако именно он остался во главе команды, когда из нее после чемпионата мира в Испании ушел Бесков. До конца сезона 1982 года он работал на двух постах, оставаясь главным тренером в «Динамо», а затем оставил клуб на Юрия Морозова и отправился в Москву. Мало кто сейчас помнит, что приглашался он в сборную на четырехлетний цикл, то есть до чемпионата мира 1986 года в Мексике. Соответственно, планы подготовки команды разрабатывал на четырехлетие, а не только до окончания отборочного цикла европейского чемпионата 1984 года.

В чемпионате Европы-84 в одной отборочной группе с командой СССР оказались сборные Португалии, Польши и Финляндии. Сборная СССР одержала четыре победы, один матч свела вничью и один проиграла – с португальцами на их поле. И этот, казалось бы, положительный результат оставил ее на втором месте. Спортивная пресса обрушилась на Лобановского, упрекая его в том, что игра была заранее обречена на неудачу из-за оборонительной тактики, выбранной тренером.

На коллегии Спорткомитета, где обсуждался вопрос «Об итогах футбольного сезона 1983 года и мерах по повышению мастерства советских футболистов» В. Лобановскому и Н. Симоняну (начальнику команды) был объявлен выговор «за допущенные просчеты» и «признано нецелесообразным использовать их в дальнейшем в качестве тренеров сборных команд страны».

Упреки по игре с португальцами действительно были справедливыми. Из-за осторожности, свойственной Лобановскому, сборная оказалась не готова к игре в условиях, когда она проигрывает на чужом поле, хотя португальцам не уступала. Не стоило, конечно, перечеркивать из-за этого всю деятельность тренера. Однако это было сделано. Тем более удивительным выглядит дальнейшее развитие сюжета: вопреки грозному постановлению Валерий Лобановский вновь был назначен тренером сборной за три недели до отъезда команды на чемпионат мира 1986 года в Мексику.

Что же послужило поводом для такого беспрецедентного решения? Киевское «Динамо» под руководством Лобановского в 1984 году заняло лишь десятое место в чемпионате страны (с Юрием Морозовым годом раньше было седьмое), однако уже в 1985 году выиграло золотые медали. Это была шестая победа тренера Лобановского в чемпионатах СССР. Но главным достижением было даже не «золото», а новая команда, постепенно сформированная Лобановским, и новая игра, показанная киевлянами в те годы.

Команду эту Валерий Лобановский, помня уроки прошлых лет, не «пересушивал», не загонял в тиски всевозможных схем и моделей. Здесь, как и прежде, были строжайшая дисциплина и фантастические нагрузки на тренировках, стремление к универсализации действий футболистов и «игровая аритмия», многовариантное развитие атаки и прессинг по всему полю. Однако степень свободы игроков на поле даже чисто визуально казалась большей, чем в былые годы.

В команде на первых ролях оставался легендарный Олег Блохин. Он стал своего рода «футбольным дядькой» для молодых динамовцев, да к тому же и организатором игры, отменным «плеймейкером», хотя позиция его на поле оставалась неизменной – в линии атаки. Выдающейся была средняя линия команды, сыгранность которой казалась просто идеальной. Павел Яковенко, Василий Рац, Иван Яремчук и Андрей Баль – все эти игроки запомнились болельщикам и историкам футбола не только поодиночке, но и вместе. В воротах уверенно играл Виктор Чанов. Защитники Олег Кузнецов, Анатолий Демьяненко, Владимир Бессонов, Сергей Балтача были надежны и мобильны. Рядом же с Блохиным играли Александр Заваров или Игорь Беланов.

Да и характер Валерия Лобановского, судя по многочисленным свидетельствам, заметно переменился. Уверенности в своей тренерской, футбольной правоте он конечно же не потерял, «диктаторские» черты характера оставались при нем. Но многие отмечали, что в общении он стал более мягким, более гибким.

Никита Симонян рассказывал: «Иной раз, видя, что нагрузки чрезвычайно высокие, а игроки на пределе, помощники Валерия Васильевича – Морозов и Мосягин – говорили мне: “Иди, Никита Павлович, поговори с Лобановским”. И я шел. Он меня встречал с улыбкой: “А я знаю, Никита Павлович, зачем вы пожаловали”. Я говорил: “Ну, интересно-интересно – зачем же?” А он отвечал: “Вы сейчас скажете, что надо нагрузки снизить”… С ним можно было горячо спорить, дискутировать сколько угодно – и я это делал неоднократно. Но уже через 10–15 минут после ожесточенного разговора он все забывал, отходил мгновенно и опять становился добродушным и простым в общении человеком. Никогда не выносил сор из избы. Если, допустим, игрок нарушал режим, не бросал его на суд общественности, а тихо предупреждал: “Или прекращаешь – или расстаешься с командой”. Никого никогда не казнил, никого не дисквалифицировал. И при этом пользовался безграничным авторитетом у игроков!»

К лету 1986 года киевляне показывали отличную игру (причем в обоих турнирах, в которых они участвовали, – в чемпионате СССР и Кубке обладателей кубков). В финале Кубка кубков соперником «Динамо» стал мадридский «Атлетико», и победа над ним вошла в историю советского футбола. Динамовцы показали в этой встрече все, что составляло достоинство школы Лобановского: и массированные «веерные» атаки, и длинные передачи на ход форвардам, и коллективный отбор, и отточенные комбинации. Олег Блохин, оттянувшись назад, сыграл так здорово, что футболисты «Атлетико» были вынуждены больше думать об обороне. Именно он забил второй мяч в этой игре, став единственным советским футболистом, дважды игравшим в еврокубковых финалах и забившим в каждом из них по мячу.

В.В. Лобановский вспоминал: «Средняя линия нашей команды в Лионе оказалась главной движущей силой, активно участвующей в созидательной и разрушительной игре. “Разрушение” ассоциируется с “отбойным молотком”, сводящим на нет все попытки соперников ворваться в штрафную площадь. “Молоток” же должен немедленно превращаться в “пружину”, способную за считанные секунды распрямиться до противоположных ворот. Нет созидания и разрушения в отдельности. И когда я видел, как задуманная Томасом, Да Сильвой и Кабрерой хитроумная атака срывалась благодаря коллективным усилиям не поймешь кого – защитников или хавбеков, а то и Блохина с Белановым, а потом Демьяненко с Рацем, меняясь местами, мчались по левому флангу, а параллельно им справа на той же скорости шли Бессонов и Яремчук, а в центре запутывали маневрами соперников Заваров, Блохин и Беланов, я мысленно аплодировал команде, не зная даже, чем закончится этот эпизод».

Между тем в сборной под руководством Эдуарда Малофеева дела шли не так хорошо. Команда выиграла отборочный турнир чемпионата мира 1986 года, но потом крайне неубедительно играла в товарищеских матчах. Не трудно понять логику тех, кто уволил Малофеева с поста главного тренера и заменил его Лобановским.

Смена тренера буквально накануне чемпионата мира особого порядка в организацию дел в сборной не внесла. Та работа, которую вел Малофеев, – независимо от того, как ее оценивать, – была перечеркнута. Базовой командой для сборной вновь стало киевское «Динамо». Команда вышла из группы, но в матче 1/8 финала уступила сборной Бельгии.

В чемпионате мира-86 сборная СССР провела четыре матча, каждый из которых был по-своему поучителен. Сначала советские футболисты победили в матче с Венгрией – 6:0, после чего команду стали рассматривать как одного из фаворитов турнира. Во втором матче – с французами сыграли вничью – 1:1. Обе команды играли осторожно и словно бы согласились на ничью, которая устраивала обеих. В последней встрече группового турнира с Канадой сборная СССР победила – 2:0, но в этом матче получил травму Олег Блохин. Играли с Канадой футболисты резервного состава – опять же из-за осторожности тренера. Лобановский хотел поберечь силы основных игроков, но это не пошло им на пользу. В результате матч 1/8 финала с Бельгией был проигран – 3:4. Сказались и отсутствие Блохина, и установка тренера на излишнюю осторожность. Выбившись из привычного игрового ритма, футболисты основного состава просто не смогли наладить свою нормальную игру, а ведь бельгийцы считались вполне «проходным» соперником.

Несмотря на такие результаты, В.В. Лобановский остался главным тренером сборной страны, работа его была признана удовлетворительной. Он получил возможность пройти международный цикл от начала до конца, спокойно работать с командой до чемпионата Европы 1988 года, а затем и до следующего чемпионата мира 1990 года. В этот период сборная СССР под руководством В.В. Лобановского выиграла 28 матчей, свела вничью и проиграла 13.

Сезон 1987 года был не слишком удачен для сборной. Выход команды в полуфинал главного еврокубкового турнира должен считаться успехом, однако Лобановского вновь накрыла «волна критики», в украинской прессе появились «письма трудящихся», вновь заговорили о торжестве оборонительной игры, об осторожности, которая сковывает киевлян по рукам и ногам.

Пика своего успеха на посту тренера сборной СССР Лобановский достиг на чемпионате Европы 1988 года, который прошел в Германии. Команда к тому времени пополнилась новыми талантливыми игроками, воспитанными не в киевском «Динамо». В частности, Олег Протасов и Геннадий Литовченко стали чемпионами страны в днепропетровском «Днепре», московский динамовец Игорь Добровольский начинал играть в сборной еще при Эдуарде Малофееве.

Первый матч на чемпионате команда Лобановского выиграла у будущих чемпионов – голландцев. Затем последовала ничья с ирландцами. В следующем матче – против сборной Англии – произошла зримая перемена: появились раскованность, уверенность, словно прорисовывались заново линии командных взаимодействий. Выиграв у англичан 3:1, сборная СССР вышла в полуфинал. Перед полуфиналом Лобановский проявил не свойственную ему гибкость – провел совещание с тренерами и игроками, предложив сыграть с помощью прессинга по всему полю. И команда, почувствовав доверие, сыграла с Италией так, что об этом полуфинале до сих пор помнят как об одном из самых ярких матчей не только того первенства.

В.В. Лобановский говорил впоследствии: «Мы понимали, что основное достоинство молодой итальянской команды в исключительно разнообразной деятельности игроков середины поля. После совещания тренеров и обсуждения с игроками было принято решение: применить прессинг по всему полю. Он отнимает много сил, но подготовка команды позволила пустить в ход это действенное, скрываемое нами до поры до времени оружие. Прессинг лишил итальянцев преимущества в технике. Манчини и Виалли были отрезаны от полузащитников, и наша команда успешно извлекла выгоды из создавшейся на поле ситуации».

После полуфинального матча СССР–Италия, убедительно выигранного советскими футболистами, Энцо Беарзот, приводивший сборную Италии к титулу чемпиона мира в 1982 году, сказал в раздевалке сборной СССР: «Я еще раз убедился в том, что вы великая команда. Вы играете в современный футбол на скорости 100 километров в час. Прессинг, который я сегодня увидел, – проявление высшего мастерства. Физическая форма советских игроков – это плод исключительной, отличной работы. Вы показали игру двадцать первого века».

Сборная Голландии, с которой встретились советские футболисты в финале чемпионата Европы 1988 года, была, безусловно, одной из сильнейших команд мира, слава знаменитого трио Гуллит – Ван Бастен – Рейкаард была громкой, и проиграть такой команде в финале вовсе не зазорно. Сборная СССР играла не на пределе своих возможностей, к концу матча выглядела достойно, много атаковала, но результат дал новую пищу для споров. Кто-то говорил, что второе место в чемпионате Европы после долгих лет неудач – очевидный успех, кто-то называл Лобановского прямым виновником поражения от голландцев.

1988 год для советского футбола вообще оказался весьма удачным. Олимпийская сборная под руководством Анатолия Бышовца завоевала золотые медали на Играх в Сеуле. Киевский динамовец Алексей Михайличенко, выступавший в обеих сборных, был признан лучшим футболистом страны. Венцом же сезона стал переход Александра Заварова в итальянский «Ювентус» – пожалуй, первый для советского футбола трансфер такого уровня. Чуть позже сыграл в Италии и Алексей Михайличенко, победив в составе «Сампдории» в чемпионате «Серии «А». Потом он стал чемпионом Шотландии в составе «Глазго Рейнджерс».

Сборная тем временем готовилась к чемпионату мира 1990 года. Отборочный цикл команда провела вполне уверенно, но перед чемпионатом игра ее поблекла и специалисты заговорили о возможной неудаче. Лобановский же поставил дело так, что полнота его власти на посту главного тренера сборной была почти абсолютной. И сделал очередной нестандартный ход – заявил заранее, что независимо от результатов, показанных командой на чемпионате мира в Италии, он уйдет со своего поста.

Несмотря на отсутствие личной заинтересованности в результате чемпионата, Лобановский вновь превысил пределы нагрузок на футболистов, и перед чемпионатом мира сборная, как и в 1976 году, оказалась измотанной еще до начала турнира. Были очевидны и тактические промахи тренера – особенно в обороне.

Возникла и еще одна проблема, с которой Лобановский столкнулся впервые. Семеро футболистов из состава сборной, которая играла в Италии, представляли зарубежные клубы. В своих клубах они научились совсем другому футболу, и менталитет их существенно изменился. Они уже не были готовы безоглядно выполнять все тренерские указания. К такой работе Лобановский был тогда не готов.

Отрицательно сказалось на игре сборной отсутствие Алексея Михайличенко, получившего травму. Повторилась и печальная история 1982 года, когда в Испанию не поехали Леонид Буряк и Давид Кипиани. Но суть даже не в конкретных ошибках в проигранных матчах с Румынией и Аргентиной и, уж разумеется, не в традиционно преувеличенных последствиях судейских промахов. Сама игра советской сборной оказалась настолько невыразительной, что рассуждать об отдельных моментах не имело смысла.

1990 год в карьере Валерия Лобановского был во многом переломным. Провал сборной на чемпионате мира в Италии совпал с «золотым дублем» киевского «Динамо» в чемпионате и Кубке СССР. Это был последний, 8-й титул чемпиона и 6-й Кубок, выигранные Лобановским в качестве тренера во внутренних соревнованиях.

Несмотря на то что в клубе его позиции были незыблемы, в конце года Лобановский объявил об уходе из команды и отъезде из страны. Причем не в Европу, а на Ближний Восток. Он становится главным тренером сборной Объединенных Арабских Эмиратов. И совершенно не имело уже значения специальное постановление, в котором футбольное руководство осудило его за неправильное комплектование команды.

Скорее, внезапный отъезд В.В. Лобановского можно объяснить тем, что здесь не удавалось реализовать новые идеи. Еще до начала чемпионата мира 1990 года Лобановский одним из первых в СССР заговорил о необходимости создания в стране системы профессионального футбола. Его проект создания Союза футбольных лиг был одной из последних попыток спасти разваливающийся чемпионат СССР. Еще в 1987 году он в числе других советских тренеров подписал письмо в ЦК КПСС о создании хозрасчетных клубов и самоуправляемого объединения профессиональных футбольных работников. Письмо долго бродило «по инстанциям», после чего на нем появилась выдающаяся, как и многие коммунистические достижения, резолюция, гласящая, что «тренеры плохо представляют, сколь много делается для развития футбола в стране»!

Лобановский не отступился. Последовали повторное обращение в Политбюро, серия интервью в прессе, еще несколько совещаний и резолюций. Наконец случилось Постановление Совмина, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ от 2 августа 1988 года под названием: «О совершенствовании управления футболом, другими игровыми видами спорта и дополнительных мерах по упорядочению содержания команд и спортсменов по основным видам спорта». Неудивительно, что созданием нового союза футбольных профессионалов после этого занялись не профессиональные футболисты, а чиновники Госкомспорта.

Но Лобановский все же добился своего. Подвергнув уничтожающей критике госкомспортовский проект, он предложил свой, альтернативный, и Союз был создан на его основе. Но это была пиррова победа. Буквально через год СССР перестал существовать, а с ним и Союз футбольных лиг.

Проработав в Объединенных Арабских Эмиратах три с половиной года, Лобановский еще три года возглавлял сборную Кувейта, которая под его руководством стала третьей на Азиатских играх – невиданное до той поры достижение.

Осенью 1996 года Валерий Васильевич Лобановский дал согласие на возвращение в киевское «Динамо». Выполнять свои обязанности тренер начал с 1 января 1997 года. Киев ждал его возвращения с той самой минуты, как новый президент клуба Григорий Суркис сказал, что одной из своих главных задач он считает возвращение Лобановского.

В это время команда переживала серьезный кризис, будучи отстранена от участия в европейских кубках из-за коррупционного скандала. Однако Лобановский смог вскоре перевернуть ход событий и вернуть клуб в элиту европейского футбола.

В 1997 году «Динамо» вновь победило в чемпионате Украины, в 1998 году сделало «дубль» – выиграло чемпионат и Кубок. Составив новую сильную команду, Лобановский стал наносить зрелищные поражения европейским грандам. Киевский клуб впервые за многие годы дошел так далеко в еврокубках – до 1/4 Лиги чемпионов, где уступил итальянскому «Ювентусу».

Оказалось, что клуб обладает замечательной парой нападающих: Сергей Ребров и Андрей Шевченко чувствовали себя на поле, как в свои годы Блохин и Онищенко, передавали друг другу мяч, порой не глядя, много забивали с передач друг друга. В линии полузащиты свой лучший сезон сыграл прибывший из российского чемпионата Юрий Калитвинцев. По-новому раскрылись в полузащите Юрий Дмитрулин, Юрий Максимов и Виталий Косовский, а в центре обороны – Александр Головко и Владислав Ващук. Заметной фигурой стал талантливый вратарь Александр Шовковский.

Сезон 1998/99 стал еще лучшим, потому что киевляне не только повторили победы в первенстве и Кубке Украины, но и были за шаг до финала самого престижного евротурнира. Четвертьфинальным соперником киевлян стал испанский «Реал Мадрид». Матч в Мадриде закончился ничьей –  1:1. Вторую игру «Динамо» уверенно выиграло – 2:0. В полуфинале «динамовцы» встречались с мюнхенской «Баварией». Первая игра в Киеве закончилась ничьей – 3:3, но через две недели немцы сумели победить с минимальным счетом – 1:0 и прошли в финал. 22-летний Андрей Шевченко, забивший оба мяча в победном матче с мадридским «Реалом», был признан лучшим нападающим Лиги чемпионов 1998/99.

В 2000 году В.В. Лобановский сменил Йожефа Сабо на посту тренера национальной сборной после того, как команда не пробилась в финал чемпионата Европы 2000 года. При этом он не оставил работу в «Динамо», вновь получив «всю полноту власти», как и в1975–1976 и 1986–1990 годах.

Добиться высоких результатов в Лиге чемпионов 2001 года и в чемпионате мира 2002 года Валерий Васильевич уже не смог. Сказалась тяжелая болезнь. Но он не покинул своего поста до конца. В истории же украинского клуба он на долгие годы остался единственным тренером, приводившим его к победам в престижных европейских турнирах.

По результатам своей тренерской работы В.В. Лобановский остался рекордсменом СССР. Восемь побед в чемпионатах страны (1974, 1975, 1977, 1980, 1981, 1985, 1986, 1990), шесть завоеванных Кубков (1974, 1978, 1982, 1985, 1987, 1990), две победы в розыгрыше Кубка обладателей кубков (1975, 1986) и один неофициальный, но такой почетный и, что самое главное, завоеванный в борьбе с лучшим тогда клубом Европы – «Баварией», Суперкубок (1975).

Четырежды его команда становилась серебряным призером чемпионатов СССР (1976, 1978, 1982, 1988), дважды – бронзовым (1979, 1989), становилась вице-чемпионом Европы (1988), бронзовым призером Олимпиады (1976). После распада СССР киевское «Динамо» под руководством В.В. Лобановского пять раз пять раз становилось чемпионом Украины (1997, 1998, 1999, 2000, 2001), трижды – обладателем Кубка Украины (1998, 1999, 2000), полуфиналистом Лиги чемпионов (1999).

У Валерия Лобановского была крепкая семья. Всю жизнь рука об руку с ним шла верная помощница – жена Аделаида Панкратьевна. Юрист по образованию, она изо дня в день не покладая рук трудилась на «домашнем фронте», вместе с мужем переживая все сложности отнюдь не способствующей крепкому здоровью тренерской профессии. Их дочь Светлана – выпускница филологического факультета Киевского университета по специальности «преподаватель русского языка для иностранцев». У Лобановских двое внуков: Богдан и Ксения.

Споры о том, был ли Лобановский тренером от Бога или просто талантливым менеджером, со временем лишаются смысла. Но сам факт, что вокруг одного человека были развернуты такие масштабные столкновения мнений, взглядов, позиций, причем не только спортивного, а и нравственного плана, не говорит ли о том, что след, оставленный им в футболе, стал частью нашей истории?

13 мая 2002 года Валерий Васильевич Лобановский ушел из жизни. По трагическому случаю на всех полях футбольной Европы почтили память великого советского тренера минутой молчания. Его надгробие на Байковом кладбище в Киеве украшает колоннада, где по-русски набита надпись: «Мы живы до тех пор, пока о нас помнят». В Киеве возле стадиона «Динамо» установлен монумент Лобановскому, а сам стадион получил имя тренера, так много давшего мировому футболу.

Валерий Васильевич Лобановский – кавалер орденов «Знак Почета» (1971) и Трудового Красного Знамени (1987), кавалер ордена Украины «За заслуги» ІІ степени, Герой Украины (2002, посмертно), кавалер Рубинового ордена УЕФА «За заслуги» (2002).

 

Валерий Лобановский: Величайший футбольный тренер, о котором вы никогда не слышали

Кто самый важный тренер в истории современного футбола? Поклонники с короткой памятью (или партийными фанатиками) могут предложить Алекса Фергюсона или Пепа Гвардиолу. Более информированные наблюдатели могут сослаться на успех и влияние Эленио Эрреры, Эрнста Хаппеля, Боба Пейсли или Ринуса Михелса. Послевоенное экономическое и футбольное доминирование Западной Европы означало, что английские, испанские, итальянские и немецкие лиги получили гораздо больше инвестиций, внимания и, прежде всего, мифологизации, чем восточные.

Болельщики редко упоминают Валерия Лобановского за пределами его родной Украины или России, где он тренировал большую часть своей карьеры, несмотря на то, что выиграл более тридцати трофеев, вывел сборную СССР в финал Евро-1988 и тренировал трех игроков на «Золотой мяч». Или.

Лобановский создал три блестящих команды «Динамо» (Киев) с разницей в десять или более лет и доминировал внутри страны, выиграв восемь чемпионских титулов СССР и шесть кубков СССР (в том числе три парных) в период с 1974 по 1990 год, а также пять титулов чемпионов Украины и три кубка Украины (еще три Парный разряд) с 1997 по 2001 год.

Он был первым тренером, который привел советскую команду к европейскому успеху, выиграв Кубок обладателей кубков в 1975 и 1986 годах и Суперкубок Европы в 1975 году. по пути тяжелые поражения от лучших клубов Западной Европы.

Несмотря на современную одержимость статистикой и трофеями как единственными маркерами величия, не только успехи Лобановского заслуживают памяти. После смерти тренера в 2002 году элитный европейский футбол стал формироваться по образу Лобановского и играть в стиле его великих команд «Динамо». Западная Европа переняла его методы обучения, подготовки и тактического планирования и реализовала его новаторское видение игры, что сделало его одним из самых важных и влиятельных тренеров в истории футбола.

Родившийся в Киеве в 1939 году, молодой Валерий был не по годам развитым математиком, получив золотую медаль по окончании средней школы.Как рассказывает Джонатан Уилсон в книге «Переворачивание пирамиды: история футбольной тактики» , Лобановский достиг совершеннолетия в научной помпе Советского Союза: атомная энергетика, спутник и неустанное стремление к технологическому превосходству создавали окружающий шум в годы его становления. Киев сам был центром исследований новой вычислительной техники. Именно во время изучения теплотехники в городском политехническом институте у Лобановского сформировался интерес к системам, статистике и аналитическому мышлению, который развивался вместе с его любовью к футболу.

Будучи игроком киевского клуба Виктора Маслова, завоевавшего титул чемпиона СССР в 1961 году, Лобановский был нападающим, прославившимся своим индивидуальным мастерством. Его превосходная способность закручивать мяч означала, что он часто забивал прямо с угловых, что заставляло прессу сравнивать его с Диди, двукратным победителем чемпионата мира с Бразилией.

Однако вскоре Маслов избавился от игроков, не вписывавшихся в его новую систему 4-4-2, включая Лобановского. Возможно, апокрифическая история, рассказанная украинским журналистом Аркадием Галинским, рассказывает, что Лобановский поссорился с Масловым, когда игрок отказался пить водку во время обеда: неслыханная в то время самодисциплина.Как бы то ни было, пара рассорилась. Но Лобановский, жертва новаторского Маслова, стал одним из величайших пионеров игры.

После ухода из «Динамо» Маслова Лобановский пережил разочаровывающие периоды в одесском «Черноморце» и в донецком «Шахтере», прежде чем завершить карьеру в 29 лет. В своей автобиографии «Бесконечный матч » Лобановский раскритиковал подход «Шахтера»: «В современном футболе нельзя полагаться на удачу […]. Необходимо создать ансамбль, коллектив верующих, подчинивших себя общей игровой идее.Это предвосхищает не только навязчивый контроль современных тренеров над тактикой, но и культовый авторитет самых успешных современных менеджеров над своими «верующими».

Ожесточенный Лобановский чуть не ушел из футбола ради сантехника, но в 1969 году ему предложили работу тренера во втором дивизионе «Днепр Днепропетровск». За три года он вывел их на шестое место в высшем дивизионе. На вечеринке в 1972 году он познакомился с Анатолием Зеленцовым, экспертом в области вычислительной техники и биоэнергетики, с которым у них завязались отношения на всю жизнь.Они обсудили последние научные исследования и способы их применения в футболе.

Через год эту пару назначили в киевское «Динамо», где Лобановский отвечал за тактику, а Зеленцов — за индивидуальную подготовку игроков. Хотя Маслов придавал первостепенное значение физической подготовке и подготовке, Лобановский был первым, кто сделал науку, статистику и анализ данных центральными. Вместе со своим закулисным персоналом Лобановский записывал количество бросков, пасов, обводок, подкатов, перехватов и ошибок на разных этапах игры, взращивая тот вид статистики, который формирует игру сегодня, от передач и тактики до телевизионных экспертов и социальных сетей. ссоры.

В основе ее лежала неустанная жажда инноваций. В своей книге «Методологические основы разработки тренировочных моделей » Лобановский и Зеленцов писали: «Первое, что мы имеем в виду, — это стремиться к новым образам действий, которые не позволят сопернику приспособиться к нашему стилю игры. . Если соперник приспособился к нашему стилю игры […], то нам нужно найти новую стратегию. Это диалектика игры». Идея футбола как соревнования между системами или «стилями» (например, владение мячом против контратаки) и обращение к «диалектике» предполагает гегелевское видение безжалостной тактики. эволюция: маршевый прогресс духа игры.

Поддерживал ли Лобановский идею футбола  Geist , однако он определенно не был идеалистом. В отличие, скажем, от непоколебимой приверженности Гвардиолы игре с владением мячом (несмотря на его самоубийственную переделку формы и состава), Лобановский был прагматиком, адаптируя свой стиль к каждому сопернику, заполняя полузащиту или используя экспансивную фланговую игру — в зависимости от того, что требовалось для победы. «Игры исчезают из памяти, — сказал он, — но результаты остаются».

Несмотря на использование индивидуальных планов тренировок, Лобановский превыше всего ценил «коалиционные действия».Словно доказывая важность коллектива над личностью, Лобановский и Зеленцов сказали, что «отличный игрок […] исходит из следующего принципа: один процент таланта и 99 процентов трудолюбия».

totaalvoetbal Ринуса Михелса 1970-х годов приписывают формирование современной игры благодаря прессингу, взаимозаменяемости позиций и функций, а также акценту на плавных передачах и движениях. Тем не менее, комбинация Лобановским скоординированного коллективного подхода с планированием на основе данных и трезвым прагматизмом означает, что сегодняшняя игра больше напоминает советскую лабораторию, чем голландский идеал.

В Кубке обладателей кубков 1975 года «Динамо» с комфортом обыграло венгров «Ференцвароша» со счетом 3:0, а неугомонный Олег Блохин, первый из обладателей «Золотого мяча» Лобановского, забил роскошное третье место.

В том же году «Динамо» встречалось с мюнхенской «Баварией» в Суперкубке Европы. Бавария была не только обладателем Кубка европейских чемпионов (выигравшим три раза подряд в 1974–76 годах), но и фактически чемпионом мира, предоставив большую часть команды Западной Германии, одержавшей победу на чемпионате мира 1974 года.Франц Беккенбауэр, капитан «Баварии» и сборной Западной Германии, сказал: «То, что он сделал для развития футбола, невозможно описать словами. Он всегда опережал свое время». Подопечные Лобановского выиграли с комфортным общим счетом 3: 0.

Самым запоминающимся голом киевлян, разгромивших «Атлетико Мадрид» со счетом 3:0 в финале Кубка обладателей кубков 1986 года, стал символический «коалиционный бой». позиция товарища по команде, таково было их коллективное понимание.Блохин с правой стороны штрафной завершил прием красиво дерзким, впервые нанесшим полузалп по размахивающему вратарю. В том же году Игорь Беланов, один из лучших бомбардиров турнира, стал вторым нападающим Лобановского, выигравшим «Золотой мяч».

Лобановский трижды руководил сборной СССР, кульминацией которого стал чемпионат Европы 1988 года, когда сборная СССР вырвалась в финал против Нидерландов Михелса – управленческое столкновение на века.Они уже обыграли голландцев со счетом 1: 0 на групповом этапе, обогнали Англию со счетом 3: 1 и забили два гола без ответа в полуфинале против грозной Италии, в которую входили Паоло Мальдини, Франко Барези, Карло Анчелотти, Джанлука Виалли и Роберто Манчини. . Марчелло Липпи, который привел Италию к славе на чемпионате мира в 2006 году, назвал украинца «тренерским гуру».

Однако в финале Лобановский остался сожалеть о своей команде. Советы упустили два хороших шанса, прежде чем Гуллит вывел Нидерланды вперед.Невероятный залп Ван Бастена обыграл Рината Дасаева — обладателя награды «Лучший вратарь года 1988 года» — с, казалось бы, невозможного угла, прежде чем Беланов попал в штангу и не реализовал пенальти. Михелс был объявлен ФИФА тренером века, а Лобановский уехал на Ближний Восток.

Однако в одном финальном повороте Лобановский совершил сенсационное возвращение на высший уровень. «Динамо» потеряло свои позиции на международной арене, не сумев пройти в групповой этап Лиги чемпионов и потерпев позорное поражение от швейцарского «Невшатель Ксамакс» в первом раунде Кубка УЕФА.

В кампании 1997–98 годов третья великая киевская команда Лобановского возглавила группу смертей, обыграв «Барселону» Луи ван Гала со счетом 3–0 дома и 4–0 на «Камп Ноу» благодаря хет-трику в первом тайме возможного мяча 2004 года. «Или победитель Андрей Шевченко и победа над голландскими чемпионами Дика Адвоката со счетом 3–1 в Эйндховене. Они проиграли возможным финалистам Ювентусу, но вернулись в 1998–99, чтобы победить команду «Реал Мадрид», в которую входили Роберто Карлос, Фернандо Йерро, Гути, Кларенс Зеедорф, Давор Шукер и Рауль со счетом 3: 1 по сумме двух матчей, прежде чем уступить Баварии со счетом 4: 3 по сумме двух матчей. Мюнхен в полуфинале.

Возможно, самым большим достижением Лобановского было не его развитие прессинговой игры или его настойчивость в важности статистического анализа, используемого сегодня всеми топ-командами, а его способность тренировать превосходных людей в командных игроков, о чем свидетельствует тот факт, что три Ballon d’ Нападающие, побеждавшие в трех разных десятилетиях, полностью разделяли философию Лобановского о системе, противопоставленной индивидуальности. Шевченко однажды сказал: «Влияние Лобановского на меня было настолько сильным, что я до сих пор часто вижу его во сне.

Величайший тренер в истории России и Украины мало известен случайным болельщикам в других странах Европы. Но видение, методы и тактика Лобановского определяют игру, которую мы наблюдаем сегодня, и он заслуживает того, чтобы его помнили как одного из самых важных тренеров в истории современного футбола.

Валерий Лобановский: ученый, который доминировал в футболе в Советском Союзе

Валерий Лобановский занимает 23-е место в 90-минутной серии «50 лучших менеджеров всех времен».Следите за остальными сериями в течение следующих пяти недель.


Жизнь и карьера Валерия Лобановского — это история, в которой причудливо сочетаются философия, история, наука и спорт.

Нет, это не просто статья, в которой повторяются ваши самые нелюбимые предметы на выпускных экзаменах в школе, это рассказ о том, как человек, оказавшийся прямо посреди репрессивного советского великие умы в истории футбола.

Если вы хотите по-настоящему понять стиль Лобановского и то, как он хотел, чтобы его команды играли, хорошим началом будут идеи отца коммунизма Карла Маркса. в футболе важно то, что игрок делает на поле, когда он не владеет мячом, а не наоборот. Поэтому, когда мы говорим, что у нас есть отличный игрок, это исходит из следующего принципа: один процент таланта и 99 процентов упорного труда. .» рис.twitter.com/FheXEGkWKQ

— Мохамед Моаллим (@iammoallim) 7 марта 2019 г.

Маркс ввел идею коллективизма, а не индивидуализма, идеологии, которой СССР будет жить на протяжении всего 20-го века, вплоть до падения железного занавеса в 1991 году. , особенно в атаке, шли как по маслу, как и по-советски.

Выросший в эпоху печально известного развития советской науки, он работал в теплотехнике в Киеве, а затем занялся футболом, куда пришел готовым не только оставить свой след в игре, но и изменить ее навсегда.

Чрезмерный приверженец дисциплины, он донес до своих игроков мысль о том, что никто не может быть лучше команды, а также стал пионером в том, как профессиональные футболисты придерживаются диеты, которая поддерживает его команды в отличной физической форме.

Лобановский был самым тщательным и трудолюбивым менеджером, которого вы когда-либо видели, человеком, который ничего не оставляет на волю случая, все ради одной общей цели. Побеждать; и не просто победить — доминировать.

Но сработало ли все это?

Ну, 33 трофея за 32-летнюю управленческую карьеру (уступает только сэру Алексу Фергюсону)…да, да, это сработало довольно хорошо.



Карьера наличия )
Советская топ-лига (1974, 1975, 1977, 1980, 1981, 1975, 1977, 1980, 1981, 1985, 1986, 1990)
Украинская Национальная лига (1997, 1998, 1999, 2000, 2001 )
Советский Кубок (1974, 1978, 1982, 1985, 1987, 1990)
Кубок Украины (1998, 1999, 2000)
Кубок победителей Кубка УЕФА (1975, 1986)
УЕФА Супер Кубок (1975)
СССР Супер Кубок (1980, 1985, 1986)
Содружество Независимых Государственных Кубка (1997, 1998, 2002)
Советская Первая Лига (1971)
Кубок залива наций (1996)
UEFA чемпионата Европы по европейскому хозяйству (1988)
Олимпийская бронзовая медаль (1976)
Европейский тренер года (1986, 1988, 1999)
ESPN 8-й величайший менеджер всех time (2013)

Он соответствовал стереотипу большого, страшного, холодного восточноевропейца, который не остановится ни перед чем, чтобы завоевать все перед собой, но это было бы большой медвежьей услугой для его персонажа.

Будучи игроком киевского клуба «Динамо» из своего родного города, он был хитрым нападающим с большим темпом и трюками, который был человеком, который брал игру за шкирку, когда он был нужен, далеко от тренера. он в конечном итоге станет.

В 22 года он помог «Динамо» выиграть свой первый чемпионский титул, но оставался в стороне от празднования, предпочитая вместо этого сосредоточиться на том, что будет дальше в его карьере, что раздражало его менеджера, великого Виктора Маслова, который был одним из великие новаторы прессингового футбола.

Эти двое никогда не сходились во взглядах, оба придерживались полярно противоположных взглядов на игру, но ученик не только затмил мастера, но и принял многие его точки зрения как свои собственные в годы своей управленческой карьеры. позже, который действительно взлетел в «Динамо» в 1973 году, где он пробыл девять лет, прежде чем приступить к первому из трех своих сроков в качестве менеджера СССР.

 | Валерий Лобановский родился #OnThisDay в 1️⃣9️⃣3️⃣9️⃣! 

 x 13 Высшая лига СССР/Национальная лига Украины
 Первая лига СССР
 x 9 Кубок СССР/Кубок Украины Comp
 Кубок обладателей кубков УЕФА
 Суперкубок УЕФА
 Тренер года в Европе

 рис. twitter.com/ZtSNq5DE2e

— Футбол в этот день (@footieonthisday) 6 января 2018 г.

Он сотрудничал с Анатолием Зеленцовым, статистиком, который неустанно работал над устранением всех слабых мест, с которыми может столкнуться их команда, и это партнерство стало решающим в европейском футболе.

Как цитирует издание Tifo Football, Саймон Купер писал в своей книге «Футбол против врага» 1994 года: «Зеленцов исходил из того, что, поскольку в современном футболе доля секунды может быть слишком длинной, игрок должен знать, куда пасовать. прежде чем он получил мяч.

«Для этого игроки «Динамо» должны были запоминать стандартные ходы, как если бы они были американскими футболистами, и должны были бегать без мяча по стандартным схемам».

За 17 лет за три пребывания в клубе дуэт выиграл 12 чемпионских титулов, шесть Кубков СССР и Суперкубок УЕФА.

Однако остальная часть континента действительно обратила внимание на эту великую команду «Динамо», когда они разгромили «Атлетико Мадрид» со счетом 3:0 в финале Кубка обладателей кубков 1986 года. Это выступление продемонстрировало захватывающую дух дисциплину, упорный труд и полное понимание каждого игрок о своей роли.

Второй целью, в частности, будет выставка А в музее, посвященная стилю Лобановского; широкая контратака с каждым касанием, рассчитанным до совершенства, и хотя они, возможно, никогда не выигрывали Кубок европейских чемпионов, его явные тренерские способности привели к его назначению в сборную.


9009

0

Команды управляются

4

1 Dynamo Kiev

5

ОАЭ

0

DNIPRO DNIPROPETROVSK 1969-73
1973-82, 1984-90 и 1997-2002 гг.
Советский Союз 1975-76, 1982-83 и 1975-76, 1982-83 и 1986-90
Ukraine 1979 и 2000-01
1990-93
Кувейт 1994-96

Международный футбол, очевидно, находится на другом уровне, когда дело доходит до подготовки, и из-за меньшего количества времени на работу с игроками Лобановскому стало сложно реализовывать свой стиль.

Они проиграли финал чемпионата Европы 1988 года Нидерландам из-за ТАКОГО удара с лета Марко Ван Бастена, но это было настолько хорошо, насколько это возможно, поскольку они никогда не приближались к победе на чемпионате мира.

Его наследие в восточноевропейском футболе, возможно, не имеет себе равных, и после его смерти в 2002 году в возрасте всего 63 лет со всего мира хлынул поток эмоций и дань уважения.

Через два дня после его смерти УЕФА почтил минутой молчания перед финалом Лиги чемпионов в Глазго, а Лобановскому было присвоено звание «Герой Украины» — высшая награда страны, а стадион киевского «Динамо» был переименован в его честь.

В знак уважения, которым он пользовался на родине, после победы «Милана» в Лиге чемпионов в 2003 году великий Андрей Шевченко посетил его могилу, чтобы положить медаль победителя.

Этот жест резюмирует мнение футбольного мира о Лобановском. Он был экстраординарным человеком, у которого была почти непревзойденная карьера, и его важность в том, как он формировал современный футбол, никогда нельзя упускать из виду.


Номер 50: Marcelo Bielsa — El Loudo’s Путешествие из Аргентины в Футрантинг Безмертие в Европе

Номер 49: VIC Buckingham — Как открыл англичанин, открыл Йохан Cruyff & Pionee Total Football

48: Клаудио Раньери: осмеянный мастер, вдохновивший одно из величайших достижений футбола

Номер 47: Билл Николсон: Мистер Тоттенхэм Хотспур, первый дважды выигравший тренер 20-го века

3 9000 Номер Свен-Горан Эрикссон: победитель скудетто, Шэггер, который так и не решил загадку Лэмпарда-Джеррарда Номер 44: Антонио Конте: проницательный тактик, чья перфекционистская философия заново изобрела колесо 3-5-2

№ 43: Кенни Далглиш: маяк света в самых темных часах Ливерпуля

№ 42: Massimiliano Allegri: мастерский тактик, выигравший серию пять раз в ряд

Номер 41: Сэр Бобби Робсон: футбольный колосс, чей боевой дух обеспечил бессмертное наследие

Номер 40: Луис Арагонес: самый важный тренер Испании, «Атлети Рок» и современный отец Тики-Така

3

3

Номер 39: Герберт Чепмен: один из величайших новаторов в футболе и идейный вдохновитель формирования WM

Номер 38: Карлос Альберто Паррейра: международный специалист, который никогда не уклонялся от вызова 3

2 Номер 37. Франц Беккенбауэр: немецкий гигант, чья игровая карьера затмила его управленческий гений

9000 2 Номер 36: Виктор Маслов: Советский пионер схемы 4-4-2 и новатор в прессинге

Номер 35: Рафа Бенитес: Победитель Ла Лиги, организовавший возвращение в Стамбул

3

Номер 34: Зинедин Зидан: Каталогизация перехода француза от фокусника полузащиты к маэстро менеджеров

Номер 32: Юпп Хайнкес: легендарный тренер, который создал «величайшую баварскую команду всех времен»

Номер 31: Висенте дель Боске: самый неудачливый тренер в мире, приведший Испанию к бессмертию

9006 Номер 30: Арсен Венгер: первопроходец, ставший непобедимым в «Арсенале»

Номер 29: Удо Латтек: Бундеслига Икона, побившая европейские рекорды

Номер 28: Джок Штейн: человек, который привел Celtic к историческим высотам и наставник сэра Алекса Фергюсона Трудные воспоминания двукратного победителя Кубка мира

Номер 26: Юрген Клопп: Первые годы в Майнце 05, где он закрепил свое «величайшее достижение»

Мир: Марио Загалло Номер 25 Обладатель кубка и скульптор бразильской эпохи Джога Бонито

Номер 24: Бела Гуттманн: инструктор по танцам, навсегда изменивший футбол (и управляемый. ..Просто все)


Валерий Лобановский: лучший советский ученый всех времен XI

Валерий Лобановский занимает 23-е место в рейтинге 90min Top 50 Great Managers of All Time. Следите за остальными сериями в течение следующих пяти недель. Вы можете найти обзор карьеры Лобановского Джека Спединга здесь .


Когда-то киевский теплотехник, великий Валерий Лобановский был настоящим новатором в использовании спортивной науки в футболе.

Выросший в Советском Союзе, он был воспитан с идеей, что самая большая сила — это команда, а не отдельный человек, и это было совершенно ясно, если вы смотрели любой из его матчей на протяжении всей его карьеры.

Особенно это касалось экстраординарного киевского «Динамо», выигравшего в общей сложности 12 чемпионских титулов за 17 лет, что привело к тому, что он стал тренером сборной СССР, дошедшей до финала чемпионата Европы 1988 года.

Его часовая схема 4-4-2 стала одной из самых страшных систем в европейском футболе, так что давайте посмотрим, кто войдет в команду, состоящую из лучших игроков, которые играли за второго по титулу тренера в истории футбола.


Вратари и защитники

Александр Шовковский (ГК) — Легенда киевского «Динамо». Он провел 426 матчей за клуб своего родного города за 23 года в основной команде. Вратарь, который очень редко ошибался и почти всегда присутствовал при Лобановском.

Олег Лужный (РБ) — Еще один член «команды мечты» 1999 года, которая отбросила украинский футбол в сторону, Лужный был полноценным крайним защитником, который так же хорошо шел вперед, как и останавливал атаки соперника.Он провел десять лет в «Динамо», прежде чем перешел в «Арсенал» на четыре года, после чего последовал незабываемый период в «Вулвз».

Александр Головко  (ЦБ) — Подлый центральный защитник, который объединил в себе все качества, которые искал Лобановский. Он был трудолюбив, дисциплинирован и не брал пленных, когда дело доходило до раскулачивания противников. Он был ключевой частью команды, которая выиграла пять чемпионских титулов подряд в период с 1997 по 2001 год.

Олег Кузнецов (ЦЗ) — Его огромный талант в игре с мячом был ключевым винтиком в машине, которая была первой великой командой Лобановского.Команда «Динамо», выигравшая Кубок обладателей кубков в 1986 году, разгромив «Атлетико Мадрид» со счетом 3:0.

Анатолий Демьяненко (ЛБ) — Вероятно, лучший левый защитник в истории восточноевропейского футбола, Демьяненко сыграл 80 матчей за СССР и 333 раза за «Динамо» за три разных десятилетия. Капитан, который был лидером людей и продемонстрировал почти непревзойденную последовательность.


Полузащитники

Геннадий Литовченко (РМ): Звездный игрок сборной СССР 1980-х годов, в 1984 году он стал лучшим советским футболистом года.

Андрей Гусин (CM) — Один из самых результативных игроков Украины, опорный полузащитник был важной частью команды мечты 1999 года, которая дошла до полуфинала Лиги чемпионов благодаря своим тактическим знаниям и твердой решимости не допустить нападающие прошли с его жестким захватом.

Александр Хацкевич (CM) — Сейчас, следуя по стопам своего наставника, Хацкевич является нынешним менеджером киевского «Динамо», но его выступления в качестве более атакующего полузащитника в конце девяностых сделали его чрезвычайно популярной фигурой в клубе.

Василий Рац (ЛП) — Вингер, точно знавший роль, которую ему дал Лобановский, Рац был невероятно трудолюбивым нападающим, который всегда создавал пространство либо для себя, либо для одного из своих товарищей по команде, и был жизненно важный компонент как для «Динамо», так и для СССР на пути к финалу Евро-88.


Форварды

Игорь Беланов (ST) — Играя несколько иную, более глубокую роль по сравнению со своим напарником в середине-конце 80-х, Беланов был чрезвычайно творческой личностью, но также смертельно опасен перед воротами.В 2011 году он был назван одной из трех «легенд украинского футбола» и вошел в список 100 лучших игроков чемпионата мира по версии The Times.

Андрей  Шевченко (ST) — Если вы помните только Шевченко как главного, который неудачно провалился в Челси, то вы упустили карьеру одного из самых смертоносных европейских нападающих за последние 25 лет. Он, возможно, является символом киевского «Динамо» и был лучшим бомбардиром их невероятного сезона в 1999 году, прежде чем выиграть Лигу чемпионов с «Миланом» в 2003 году.Он также является лучшим бомбардиром Украины и даже пробовал свои силы в политике из-за своей огромной популярности.


Number 50: Marcelo Bielsa: Marcelo Bielsa: Менеджер Argentina все время Best XI

Номер 49: Vic Buckingham: Anglish Manager все время Best XI

Номер 48: Claudio Ranieri: Tinkerman все время Best XI

№ 47: Билл Николсон: все время Tottenham Legends Best XI

Номер 46: Sven-Goran Eriksson: бывший менеджер Lazio все время BEST XI

Номер 45: Сэр Альф Рэмси: Победитель Кубка мира Лучший за все время XI Лучший за все время король Энфилда XI

Номер 42: Массимилиано Аллегри: Шестикратный победитель серии А Лучший за все время XI

9000 2 Номер 41: Сэр Бобби Робсон: Лучший легендарный боец ​​​​всех времен XI

Номер 40: Луис Арагонес: Самый важный тренер Испании Лучший тренер всех времен XI

916

900 Номер: : Лучший тактик за всю историю Йоркшира XI

Номер 38: Карлос Альберто Паррейра: Лучший герой Кубка мира за все время XI

Лучший за все время: Франц Беккер-XI: Франц Беккенбауэр: XI:

№ 36: Виктор Маслов: Dedushka’s Air Wire Best XI

№ 35: Rafa Benitez: симпатичный испанский лучший BENTEZ XI

№ 34: Zinedine Zidane: Лучший за всю историю французского фокусника XI

Номер 33: Луис Фелипе Сколари: Выбор Большого Фила за всю историю XI

Номер 32 : Юпп Хайнкес: лучший за все время немецкий мастер-тактик XI

Номер 31: Висенте дель Боске: лучший за всю историю усатого господина XI

Всегда лучший xi

Number 29: Udo Lattek: Assirection Leader’s Air Wire Best XI

Номер 28: Jock Stein: Большой Jock’s Air Wime Best XI

Номер 27: Витторио Поццо: Лучший XI всех времен по версии Il Vecchio Maestro

Номер 26: Юрген Клопп: Лучший игрок за всю историю Mr Heavy Metal Football XI

925013 Номер -Лучшее время XI

Номер 24: Бела Гуттманн: Лучший прото-Моуринью за все время XI


Как наука и инновации сделали Валерия Лобановского E лучший менеджер задней Европы

Функция является частью The Masterminds

После того, как Андрей Шевченко взорвался от восторга от того, что забил победный пенальти мимо Джанлуиджи Буффона, он на мгновение задумался. Несмотря на то, что он был строгим учеником, он не мог сдержать экстаза от того, что наконец завоевал титул чемпиона Лиги чемпионов, но как только всплеск эйфории утих, его мысли обратились к более мрачным размышлениям.

Когда он стоял на поле «Олд Траффорд» в качестве чемпиона Европы, его момент стал кульминацией многолетнего тщательного планирования, и все, о чем он мог думать, это вдохновитель плана: «Отец и Бог украинского футбола», по его собственным словам. , Валерий Лобановский.

Через несколько дней Шевченко отдал дань уважения неукротимому персонажу, который скончался за год до победы «Милана» над «Ювентусом» в 2003 году, посетив его могилу в Киеве, чтобы показать наставнику свои медали.Его послушное возвращение было похоже на возвращение сына, чтобы воздать должное своему отцу, с такой непоколебимой преданностью, которая редко встречается в современном футболе.

Однако охарактеризовать Лобановского чисто фамильярно значило бы затушевать то, что сделало его великим. Игорь Беланов, один из его самых знаменитых учеников с момента его первого пребывания во главе «Динамо», имел гораздо менее сентиментальную связь со своим боссом: «Мои отношения с Лобановским не были враждебными, но и не дружескими. Это было просто профессионально.Но он многое сделал для меня. У нас были ссоры, но мы знали, что делаем большой зависание ».

Игнорировать его глубокую связь означало бы слишком лениво подписаться под жестким дисциплинарным стереотипом советского мышления. Его отношения были в некотором смысле очень холодными и расчетливыми, но он считал расчеты важным элементом своего подхода к футболу во всех аспектах. Эта эффективность усилий вызывала величайшее уважение у его игроков, и, в конечном счете, это то, что значило для Лобановского больше всего.

В молодости он выучился на сантехника, научился аналитически оценивать практические ситуации, и гордость за свою работу была важнее всего. Как технически одаренный вингер в свои игровые дни, он обладал необузданным талантом и творческим потенциалом, о которых многие могли бы мечтать, но даже тогда его приводила в восторг красота продуманного и хорошо выполненного движения.

Его манипуляции с мячом, анализ вращения и траектории для достижения идеальной подачи были вне конкуренции.Он изучил «Folha Seca», созданную легендарным бразильским маэстро Диди, в которой он заставлял мяч внезапно падать в выбранной точке, делая подкрутку при передаче с высоты, и специализировался на угловых ударах, насколько это возможно, чтобы дезориентировать защитников. Его спортивные способности были позади многих его современников, что в конечном итоге привело к тому, что он поссорился с железным кулаком тогдашнего менеджера Виктора Маслова, но также повлияло на его управление подготовкой игроков позже в его карьере менеджера.Его не беспокоила нехватка темпа, когда он знал, что сможет произвести максимальный эффект для команды своими техническими способностями.

Когда сотрудник Научно-исследовательского строительного института в Киеве спросил его, почему он был таким угрюмым после победы в первом чемпионате СССР киевского «Динамо», он ответил, что недоволен уровнем своей игры и уровня команды, предположив, что другие команды потеряли титул, а «Динамо» его выиграло. Когда его спросили, приятно ли ему осуществить свою мечту, Лобановский сказал: «О чем вы мечтаете как ученый? Ваша степень? Ваша докторская? Ваша докторская диссертация? Ученый ответил: «Может быть, но настоящий ученый мечтает внести вклад в развитие науки, оставить в ней свой след.

«И вот вам ответ», — заключил Лобановский.

Чтение  | Олег Блохин: величайший футболист, вышедший из-за железного занавеса

Немногие менеджеры могут похвастаться тем, что создали династию, но машину киевского «Динамо» 1970-х и 1980-х годов можно отнести к уникальной философии, которую он отстаивал. «Машина», возможно, не совсем точное описание конечного продукта, выигравшего восемь чемпионатов СССР, шесть Кубков СССР и три Суперкубка СССР, как писал Барни Роней в The Guardian : «Было бы неправильно называть Лобановского «сухим». фигура, какой-то лязгающий советский шахматный компьютер, пренебрегающий человеческими вариациями и стремящийся только к ударной ноге с поршневым приводом. Он был продуктом советских 1950-х: времени, как и на Западе, прогресса и технологического оптимизма».

Самое поразительное в Лобановском-человеке то, как он развивался и приспосабливался к своим обстоятельствам, не переставая учиться, несмотря на то, что был самым строгим из приверженцев дисциплины. После того, как он покинул «Динамо» в качестве игрока в 1965 году, он продолжил обучение в Одесском политехническом институте на инженера-угольщика, чтобы получить второе высшее образование, хотя никогда не использовал свою дополнительную квалификацию на практике.

Эпоха, в которой он вырос, была отмечена гонкой за развитием технологий как способом публично отстаивать образовательное превосходство Советского Союза, но в повседневной жизни было заметно отсутствие технологий, доступных простым людям. Лобановский нашел изобретательные способы обойти это в своем стремлении к самосовершенствованию как менеджера.

Во время руководства «Динамо» было сложно тщательно подготовиться к европейским соперникам, поскольку матчи зарубежных лиг не транслировались по советскому телевидению. У Лобановского был коллега в Ужгороде, на границе со Словакией и в нескольких километрах от венгерской территории, где можно было ловить сигналы венгерского телевидения, поэтому матчи записывались на видеомагнитофон и контрабандой переправлялись обратно в столицу для анализа боссом и его командой. .

Хотя видео вряд ли можно назвать революционным, система, ставшая краеугольным камнем успеха Лобановского, безусловно, была революционной. Знаменитое ныне партнерство с деканом Днепропетровского института физических наук Анатолием Зеленцовым было неслыханным и поначалу встретило неодобрение многих футбольных обозревателей, утверждавших, что оно выводит из игры душу.Лобановский занял свой первый управленческий пост в городском клубе «Днепр» после того, как повесил бутсы на гвоздь в возрасте 29 лет, и отчаянно пытался создать команду, способную бросить вызов на самом высоком уровне, поэтому был заинтригован заявлениями Зеленцова о том, что он может улучшить игроков. уровни с использованием данных, собранных в результате производительности.

Академик предложил систему, в которой каждый участок поля автоматически анализировался компьютером, который измерял бы скорость отдельных игроков, сколько времени они провели в каждом конкретном месте, как они поддерживали друг друга, если их вытягивали из позиции, и как они работали. с мячом и без.Сэм Аллардайс, как известно, отстаивал идею использования статистической разбивки игр после того, как стал свидетелем команд НФЛ во время своего пребывания в качестве игрока в NASL, но это было двумя десятилетиями ранее, когда английская футбольная ассоциация все еще придерживалась линии «Позиции максимальных возможностей». — прославленное представление длинного мяча — как техническое достижение.

Реакция на события на поле — лишь малая часть работы, которую затеяли Зеленцов и Лобановский. Отбор игроков, которые считались подходящими для своих команд, был таким же техническим процессом с использованием компьютеров, привезенных из Москвы, для создания программ, которые проверяли ключевые навыки, которые понадобятся игрокам на поле. Один такой пример, который Саймон Купер описывает из своей встречи с Зеленцовым в своей книге «Футбол против врага », подробно описывает акцент на времени реакции; линия рассекает экран, когда точки перемещаются с разной скоростью, и игрок, за которым ведется наблюдение, должен нажать клавишу, как только она пересечет линию. Дается оценка из трех знаков после запятой, при этом определенный диапазон считается приемлемым.

Читать  |   В честь Андрея Шевченко, блестящего моста между востоком и западом

При отборе сборной СССР на чемпионат Европы 1988 года Лобановский использовал такие тесты, чтобы сократить 40 потенциальных игроков до 20 для окончательной группы.Несмотря на насмешки в СМИ над некоторыми из этих методов, они вышли в финал, где уступили Нидерландам Марко ван Бастена, Рууда Гуллита и Франка Райкаарда, которых они обыграли на групповом этапе.

Связь с Голландией восходит к формированию футбольных принципов Лобановского. Ринус Михелс был пионером всемирно известной концепции тотального футбола в 1970-х годах, которая вращалась вокруг системы жесткого прессинга без мяча и универсальности для игроков с точки зрения позиционной игры.Это было центральным в отношении Лобановского к своим командам — ​​каждый игрок мог вписаться в любую позицию, так что их индивидуальность была заменена их служением коллективу.

В своей книге « За кулисами » Джонатан Уилсон вспоминает показательный момент во время выездного матча Лиги чемпионов киевского «Динамо» с «Арсеналом», когда английские журналисты пытались опознать одного из игроков Лобановского. «Я помню недоумение, когда мы пытались опознать блондина, который только что поставил крест слева», — написал он.«Георгий Пеев?» — предположил кто-то, прочитав номер его футболки и сверив его с командным листом. «Не может быть — он правый защитник», — раздался пренебрежительный крик, но это было так; в своих лучших проявлениях движение [Динамо] все еще может восхищать».

Хотя можно спорить до скончания века, кто в конечном счете несет ответственность за взаимозаменяемость этого универсального стиля, называйте его Тотальным Футболом, тики-такой или гегенпрессингом, как хотите, где Лобановский был революционным вдохновителем, так это его упрямой настойчивостью против поток общественного мнения на его родине.Игорь Рабинер — известный российский футбольный писатель и журналист, выросший на стороне самой популярной команды в Советском Союзе, московского «Спартака».

«Летом 1990 года я отправился в путешествие по Волге и встретил ровесника из Киева, — писал он в Метель . «Две недели мы целыми днями спорили о том, что важнее в футболе – зрелищность (по-спартаковски) или чистый результат (по-динамовски), красивые комбинации или мощные прорывы на фланге, менеджер футбольного искусства вроде Бескова или строгий математик вроде Лобановского.

Эти дебаты среди сторонников бушевали по всему Советскому Союзу; Тот факт, что в период, когда «Динамо» выиграло 17 крупных трофеев, «Спартак» выиграл только три чемпионата СССР и один кубок, но все же получил больше и больше поклонников, говорит сам за себя.

Однако успех всего процесса зависел не только от идеологии. Требовались игроки, наиболее подходящие для режима, а также специальное оборудование и технологии для реализации стратегии, но и то, и другое требовало чего-то еще: денег.На рубеже тысячелетий экономика находилась в ужасном состоянии — президент Украины Виктор Кравчук зарабатывал около 40 долларов в месяц, но загадочным образом игроки киевского «Динамо» зарабатывали более 1000 долларов в месяц, причем большинство из них ездили на «Мерседесах». Ответ на то, как «Динамо» накопило такое поразительное богатство, заключается в методах, которые Лобановский использовал в начале своего правления.

В советское время клубы были государственными, а «Динамо», например, контролировалось Министерством внутренних дел, а это означало, что они не могли контролировать поток доходов в клуб, подписывая спонсорские соглашения.Купер объясняет в «Футбол против врага », что лидер Коммунистической партии Украины в 1980-х годах Владимир Щербицкий был страстным фанатом, которому клуб подарил экстравагантный подземный дворец в качестве «подарка». В свою очередь, он успешно убедил своего друга Игоря Лигачева лоббировать своих товарищей по Политбюро, чтобы дать Динамо разрешение стать полностью профессиональным.

Чтение  | Сергей Ребров: легенда киевского «Динамо», которую настигла тьма, теперь рвется к свету

Это привело к привычке создавать совместные предприятия с западными фирмами, которые не облагались налогом, поскольку технически «Динамо» все еще оставалось спортивным клубом.Эти новые компании, в которые клуб был обязан вкладывать лишь небольшую часть денежных средств, могли получать прибыль в размере от 1,5 до 2,5 миллионов долларов в месяц. Для защиты компаний были привлечены боссы мафии в обмен на кусок пирога; неясно, что из этого сделали бы регуляторы финансового фэйр-плей.

Лобановский покинул клуб через год после того, как они стали профессионалами в 1989 году, чтобы приступить к высокооплачиваемой работе во главе национальной сборной ОАЭ, после чего он управлял Кувейтом еще три года, прежде чем вернуться в свой духовный дом. Деньги всегда были важной частью его карьеры, прямо или косвенно. В свое первое правление он жестко проводил политику «победа дома, ничья» до такой степени, что оттолкнула от себя некоторых болельщиков, которым надоело оборонительное мышление за пределами Киева. Некоторые ничьи были «устроены» вдали от дома в неустанной погоне за общим успехом: цель наверняка оправдывала средства в его глазах.

Спустя долгое время после распада Советского Союза лазейки использовались для максимизации капитала, используя иностранные банки для размещения наличных денег, чтобы избежать уплаты налогов.Купер сообщает о водителе, которого отправили в Берлин с более чем 2 миллионами долларов наличными в кузове его машины, и о лицензиях клуба на экспорт частей ядерных ракет, двух тонн золота в год и других ценных товаров, которые были получены через взяточничество. Это было в то время, когда украинская гривна была введена в качестве новой валюты, и доллары стоили больше, чтобы накопить.

На футбольном фронте тоже процветал бизнес. Игроков дешево переводили в Советский Союз, а затем продавали по гораздо более высоким ценам.Александр Завалов, например, перешел в «Динамо» бесплатно из луганской «Зари» в 1984 году, а четыре года спустя был продан «Ювентусу» за 3 миллиона фунтов стерлингов. Эта привычка к тому, что другие считали переманиванием лучших талантов из Советского Союза, поддерживаемых государством, но свободных для ведения бизнеса, раздражала многих и уменьшала широкую привлекательность методологии Лобановского.

Дело расширилось до попытки договорных матчей в 1995 году, когда «Динамо» встречалось с «Панатинаикосом» в Лиге чемпионов. Испанский арбитр Антонио Лопес Ньето сообщил о клубе в УЕФА, который отстранил его на три года от участия в континентальных соревнованиях.Позже этот срок был сокращен до одного года, поскольку было сочтено, что он наносит ущерб развитию украинского футбола; хотя Лобановский в то время не руководил, он хорошо знал эту культуру.

Несмотря на критику неудержимого напора «Динамо», Лобановский, несомненно, стал победителем. Его безжалостный стейк был основным фактором его вызывающей разногласия привлекательности, но это также была его величайшая сила. Физическая подготовка его игроков требовала абсолютной физической подготовки и временами сводила игроков с ума, но те, кто остался, были обучены основным ценностям системы.Неудивительно, что Советский Союз осознал преимущество внедрения результатов в сборную как демонстрацию силы и планировал просто повторить клубный успех Лобановского на международной арене.

Через два года пребывания на посту босса «Динамо» он был назначен на двойную должность менеджера национальной сборной, и очень скоро представительство украинских (читай «Динамо») игроков резко возросло. В одном из своих первых матчей за сборную он выбрал весь стартовый состав из игроков «Динамо», чтобы сыграть против Турции в отборочном матче чемпионата Европы, а несколько месяцев спустя против Ирландии, но не стал повторять эксперимент снова в своем время.Игроки из других клубов были шокированы экстремальными физическими требованиями и жесткими инструкциями, навязанными им Лобановским, когда его первый период руководства был прерван из-за того, что игроки объявили забастовку в знак протеста против его стиля.

Эдуард Малофеев был назначен главным тренером в начале 1980-х как прямая противоположность Лобановскому. Знаменитый экспрессивный стиль белоруса не мог так сильно конфликтовать с динамовской идеологией, как и нравившийся публике «Спартак» Бескова, и хотя с эстетической точки зрения он привлек множество поклонников, материального успеха он не принес, и в 1986 году Лобановский был восстановлен.

Учитывая его потребность в полном контроле над игроками и их развитием, а не только в отдельные периоды сезона, несколько неожиданно, что он так долго держится на международной арене. Его наследие было тем, что он всегда хотел сохранить, и с «Динамо» это было бесконечно более возможно с его статусом и способностью прививать целую культуру в течение всего года. Когда он вернулся из своего ближневосточного перерыва, он оказался в другом мире, который он покинул.

Последствия политических связей «Динамо» в конце 1980-х годов означали, что это по-прежнему могущественное учреждение, но приходящая молодежь начала менять свое отношение. У него не было полного контроля только с помощью своей ауры, как раньше, хотя у него было последнее поколение великих игроков, включая Андрея Шевченко, Сергея Реброва и Олега Лужного, которые неукоснительно следовали его методам.

В то время как Ребров вернулся в качестве босса, чтобы продолжить линию учеников Лобановского в клубе, стиль игры и дух в клубе изменились – Зеленцова больше нет в его технической роли, а помощником стал Рауль Рианчо, испанец с вообще другое мировоззрение.

В 21 веке сомнительно, что вся его структура будет функционировать на открытом, конкурентном рынке, позволяющем игрокам переходить более свободно, но одно можно сказать наверняка — его новаторское отношение оставило неизгладимый след в спорте благодаря подходам менеджеры от Оттмара Хитцфельда и Луи ван Гала до Жозе Моуринью и Андре Виллаш-Боаша. И при всех требованиях, которые он предъявлял другим, Валерий Лобановский когда-либо просил от футбола наследства.

Эндрю Флинт @AndrewMijFlint

Благодарим Вадима и Александра Фурманов, а также Мануэля Вета за их экспертную оценку.

Валерий Лобановский и белый Роналдо

Это для Брайана, который пожертвовал и попросил статью о своем любимом игроке: Андрее Шевченко.

Никто так не пытался рационализировать иррациональную игру, как Валерий Лобановский. Это человек, который, как Брайан Глэнвилл написал в своем некрологе еще в 2002 году, «превратил киевское «Динамо» в команду с выдающимися навыками и талантом, достигнув апогея первым, когда, демонстрируя превосходную культуру футбола, они обыграли Ференцвароша из Венгрии в 1975 году. Финал Кубка обладателей кубков европейских чемпионов, первая советская команда, выигравшая крупное европейское соревнование, и выбранная почти единым блоком для представления Советского Союза на чемпионатах Европы и чемпионатах мира.

Лобановский тренировал в 70-х, 80-х и 90-х годах, но так много его идей были современными, более современными, чем то, что многие тренеры пытаются использовать сегодня. Как писал Джонатан Уилсон в 2012 году:

В конце концов, после случайной встречи со статистиком Анатолием Зеленцовым на вечеринке, победу одержал последний. Футбол стал для него системой из 22 элементов — двух подсистем из 11 элементов — движущихся в пределах определенной области (поля) и подчиняющихся ряду ограничений (законов игры).Если бы две подсистемы были равны, исход был бы ничейным. Если бы кто-то был сильнее, они бы победили. Аспект, который Лобановский нашел наиболее захватывающим, заключался в том, что подсистемы были подвержены одной особенности: эффективность подсистемы была больше, чем сумма эффективности составляющих ее элементов. Это, по мнению Лобановского, означало, что футбол созрел для применения кибернетических методов, которым обучают в [Киевском] политехническом институте. Он пришел к выводу, что в футболе речь идет не столько об отдельных людях, сколько о коалициях и связях между ними.

Сам Лобановский однажды сказал:

Я говорю не только о спортивной стороне дела. Меня в равной степени вдохновляют научные теории, которые позволяют мне планировать учебные занятия, или философские идеи, которые позволяют мне организовать группу, за которую я отвечаю. Каждый менеджер в мире говорит, что самое сложное — это лидерство мужчин. Они правы, но знают ли они, что чтение философских трудов может нам помочь?

Его команды часто сравнивают с другими видами спорта — баскетбольными или футбольными командами, в том смысле, что их движения были настолько тщательно скоординированы, что казались заранее спланированными.На размышления требовалось время, и его команда хотела избавиться от этого. Лобановский, возможно, понимал футбол — почему он существует, как он работает, что вы можете контролировать — на более глубоком уровне, чем кто-либо… когда-либо. И поэтому я с большим удовольствием говорю вам прозвище Андрея Шевченко: Белый Роналду.

До того, как зажечь нулевые с «Миланом», Шевченко выглядел точно так же. Он стал больше, но его строгая красота — это лицо — никогда не менялись.До переезда в «Милан» Шева играл за киевское «Динамо», в котором Лобановский был последним тренером. В 97-м 21-летний Шевченко сделал это с «Барселоной» в Лиге чемпионов:

И в 98-м и 99-м он сделал кое-что из этого, когда Киев выбил «Арсенал» и «Реал Мадрид» на пути к четвертьфиналу:

Летом 1999 года он перешел в «Милан» за рекордные для клуба 21,5 миллиона фунтов стерлингов. Это может показаться пустяком — деньги Кшиштофа Пятека! — но подумайте об этом так. В 1997-98 годах «Милан» заработал 48 фунтов стерлингов.55 миллионов дохода. Скажем так, в следующем году он вырос до 55 миллионов фунтов стерлингов. Это около 40% дохода клуба на одного игрока. Самый дорогой трансфер всех времен — Неймар из «Барселоны» — стоил «ПСЖ» примерно столько же, сколько и их заработок.

Если бы я был в то время профессиональным писателем, а не 11-летним мальчиком, борющимся с тем, что ему нужны брекеты и что его волосы никогда не перестанут виться, то я, вероятно, предостерег бы от траты таких денег на плеер из низшей лиги.КАК МОЖНО БЫТЬ УВЕРЕНЫ, ЧТО ЕГО ИГРА ПЕРЕЙДЕТ ИЗ УКРАИНСКОЙ ЛИГИ В СЕРИИ А? Что ж, в свой первый сезон за «Милан» он лидировал в лиге по голам (24). Во втором сезоне он снова забил 24 гола. В третьем сезоне он опустился до 14 (но добавил четыре передачи). В своем четвертом сезоне он боролся с травмами, но также забил победный пенальти в финале Лиги чемпионов против «Ювентуса». И в своем пятом сезоне он снова забил 24 гола, снова возглавив лигу, поскольку «Милан» выиграл свои первые скудетто за пять лет.В конце того же года он выиграл «Золотой мяч».

Итак, Белый Роналду, да? Я понимаю, в некотором роде. Что сделало Роналду таким блестящим, так это его постоянство — не только в том, как он никогда не переставал забивать голы, но и в том, как он мог напрягать оборону на каждом этапе игры: бегая на защитников, бегая сзади, прорезая с фланга, получение на конце креста, вы называете это. Позиционный интеллект в сочетании с размером, скоростью и контролем заставляли его доминировать.Все это было верно и для Шевченко, только в меньшей степени. Тем не менее, часть того, что сделало Роналду такой романтической фигурой — на уровне, которого украинец никогда не достигал, — это то, что травмы оборвали его карьеру, но более того, он доминировал над вами движениями и работой ног, которые вы обычно видите только в пикап игра. Он сделал все эти игривые вещи вдвойне смертоносными. У Шевченко было то же брутальное доминирование, но без матча в клетке, без рекламы в аэропорту, без переступаний и мускатных орехов.Шевченко просто внушал это низкоуровневое чувство страха перед любым из своих противников. Парень забил ровно 24 гола в трех из своих первых пяти сезонов в Италии — последовательность комична.

И именно это сделало некоторые из последних ошибок такими ошеломляющими. Он упустил шанс 8 из 10 против «Ливерпуля» в дополнительное время в финале Лиги чемпионов 2005 года. А потом он тоже не реализовал пенальти. Тем не менее, он все время доминировал в Серии А, заняв шестое и четвертое места по голам в 04-05 и 05-06 соответственно, а также пятое и четвертое по голам и передачам.Он отыграл семь сезонов в «Милане» и лишь однажды не попал в топ-10 ни в одной из категорий.

В то время казалось, что переход в «Челси» за 30,8 миллиона фунтов только усилит неизбежность команды, которую уже создали Роман Абрамович и Жозе Моуринью. Было шокирующим видеть, как Шевченко барахтается — идеальный нападающий почему-то забыл, как работают его ноги, — но он был не , а плохим игроком в своем первом сезоне: вторым в команде по голам без пенальти + передачам за 90 минут. И, ну, мы должны были знать лучше. «Милан» продал его в 2008 году, за пару месяцев до своего 30-летия — как раз в тот момент, когда он старел. Вскоре он вернется в Италию, взяв в аренду не слишком впечатляющий сезон, прежде чем завершит свою карьеру тремя действительно хорошими сезонами в киевском «Динамо». С тех пор Шевченко сделал карьеру в политике и даже попробовал себя в профессиональном гольфе, прежде чем обосноваться там, где он сейчас.

Шевченко однажды назвал Лобановского «богом и отцом украинского футбола».После победы в Лиге чемпионов он прилетел в Киев, чтобы возложить свою медаль на могилу Лобановского. Управление Украиной было последней работой Лобановского перед смертью, а в 2016 году она стала первой для Шевченко.

Валерий Лобановский и его математический принцип

Мануэль Вет –

14 августа 2013 года харьковский «Металлист» был дисквалифицирован УЕФА от участия в Лиге чемпионов 2013/14. Харьков должен был сыграть с ФК «Шальке-04» в плей-офф за место в групповом этапе соревнований этого сезона, пока украинский клуб не был дисквалифицирован из-за договорного матча между Харьковом и Карпатами Львов, который состоялся в 2008 году. см. статью «Футболграда» «Карпаты Львов – гордость Галиции» здесь).

Для «Металлиста» вердикт руководства европейского футбола стал шоком, поскольку предполагаемый договорной матч против «Львова» состоялся во времена предыдущего владения клубом украинским миллиардером Александром Ярославским.

Ярославский, который также был владельцем одной из крупнейших социальных инвестиционных компаний Украины DCH (Development Construction Holding), продал клуб в 2012 году, когда действующая администрация сделала ему «предложение, от которого он не смог отказаться».

Новым владельцем клуба стал Сергей Курченко, который является председателем ВЕТЭК (на момент смены собственника компания называлась «ГазУкраина-2009»).Смена власти стала одним из самых загадочных случаев в украинской политике в прошлом году, поскольку Ярославский заявил, что на него оказывали давление с целью продажи клуба.

Поскольку Ярославский заявил, что продажа клуба не была полностью добровольной, у многих поднялось удивление, когда новый владелец был внезапно обременен делом о договорных матчах, которое проводилось при Ярославском. Когда стало известно, что «Металлист» был исключен из европейского турнира этого года, новый режим поспешил указать, что им ничего не известно об этом случае.

«Металлист» вышел в четвертьфинал Лиги Европы 2011-12, уступив лиссабонскому «Спортингу»

Председатель правления Константин Пивоваров в заявлении на сайте клуба metalist.ua сказал: «Хочу напомнить, что договорной матч, которое якобы имело место, было проведено еще в 2008 году при старых владельцах клуба». Кроме того, «Металлист» объявил, что предпримет все необходимые юридические действия для восстановления. Однако Спортивный арбитражный суд постановил, что решение УЕФА о запрете клуба было оправданным.

Тем, кто регулярно следит за матчами украинской или российской премьер-лиги, хорошо знакомы различные обвинения в покупных арбитрах и заранее подготовленных матчах. Истории о том, как президенты клубов оказывают давление на игроков и судей соперника, не редкость в обеих странах, и действительно, концепция договорных матчей является исторической проблемой, возникшей еще до обретения Россией и Украиной независимости от Советского Союза.

Нил-Нил в Динамо? – Формула Лобановского

Валерий Лобановский – самый успешный тренер бывшего Советского Союза, а в качестве тренера киевского «Динамо» он выиграл 13 чемпионских титулов в Советском Союзе и Украине, а также два Кубка обладателей кубков.Он также сумел на советской сборной занять второе место на чемпионате Европы 1988 года в Западной Германии. В мае 2002 года Лобановский перенес инсульт во время матча «Динамо» против запорожского «Металлурга» и вскоре скончался в больнице. Ему присвоено звание Героя Украины посмертно.

Памятник Лобановскому в Киеве

За большим успехом легендарного тренера стояла расчетливая, почти темная сторона Лобановского. В киевском «Динамо», одном из самых легендарных клубов бывшего Советского Союза, он построил целую философию вокруг организованных матчей.Как отмечает немецкий историк Торстен Помян в своей статье под названием « Loba macht den Meister » («Лоба делает чемпиона»), Лобановский, известный своим математическим и научным подходом к игре, придумал простой расчет. : выиграйте все домашние матчи и сыграйте вничью на выезде, и вы, скорее всего, станете чемпионом Высшей лиги СССР. Эта система называлась выездный (буквально «прогулка» или «в гостях») и была ориентирована исключительно на получение хотя бы одного очка при игре на выезде.

Лобановский создал систему, в которой ничьи с соперниками обеспечивали ценное очко на выезде. Это было еще время, когда большинство лиг Европы действовало по двухбалльной системе, и ничья на долгом советском пути считалась хорошим результатом. Кроме того, многие из небольших клубов Советского Союза были рады набрать одно очко против украинского гиганта « Динамо Киев» , что позволило Лобановскому дать отдых своим звездным игрокам для проведения дополнительных контрольных матчей с более сильными соперниками.

Эти матчи были известны как «согласованные» ( договорный ) матчи, и, как указывает Роберт Эдельман в своей книге по истории советского спорта договоренности.Важным отличием от других более гнусных случаев является то, что совпадения были , а не , фиксированные для денежных целей.

В Советском Союзе была система лотерей, похожая на пулы в Великобритании, и даже можно было делать ставки на матчи, хотя, несмотря на то, что пропаганда настаивала на обратном, было общеизвестно, что в Советском Союзе был очень активный и могущественный преступный мир мафии. Но размер выигрыша в советской лотерейной системе был просто слишком мал, и поэтому мафиозные круги, как это было в случае со скандалом с Хойзером в немецкой Бундеслиге, который поддерживала хорватская мафия в Берлине, никогда не интересовались крупномасштабными манипуляциями. матчей чемпионата СССР.

Вместо этого система имела больше общего со скандалами в Италии, где матчи были назначены, чтобы гарантировать успех для более крупных клубов, например, в 2006 году, когда итальянская полиция обнаружила, что председатель «Ювентуса» Лучано Моджи организовал назначения судей и игроки оппозиции давали взятки, чтобы гарантировать, что «Ювентус» добьется наилучших возможных результатов.

Однако в системе была загвоздка. Как и в случае с Calciopoli , другие клубы Советского Союза подхватили и скопировали систему Лобановского.В конце 1970-х все настолько вышло из-под контроля, что Федерация футбола СССР ввела «лимит» на ничьи. Команды были ограничены восемью розыгрышами за сезон: восемью розыгрышами с 78 по 79, а затем до 10 после этого, при этом любые дальнейшие ничьи не приносили очков, поэтому они были эквивалентны поражению.

Правило «Ограничение на ничью» было разработано для того, чтобы побудить команды играть в более атакующую игру вместо того, чтобы соглашаться на ничью 0:0. Бесконечные ничьи означали, что Высшая советская лига производила один из самых оборонительных футболов в Европе, лигу, в которой тактика и экономические принципы были важнее привлекательного футбола, философия и стиль, которые отпугивали многих болельщиков.

Правило оказало существенное влияние на итоговую турнирную таблицу Высшей лиги СССР. В 1987 году московский ЦСКА вылетел в низшую лигу, потому что клуб нарушил лимит на ничьи, а это означало, что очко, которое могло бы их спасти, было недействительным.

В то время как другие страдали, ничья не помешала Лобановскому экономно подойти к игре, и это правило было отменено в 1989 году. Кроме того, подход к игре на выезде также устраивал клубы Высшей лиги СССР в еврокубках.Двухматчевая система европейского футбола означала, что советские клубы могли использовать этот принцип, чтобы конкурировать в Европе, и, несмотря на то, что советские клубы выиграли очень мало континентальных трофеев, Высшая лига СССР неизменно входила в тройку лучших из 5-ти рейтингов УЕФА. Рейтинг с годовым коэффициентом.

Киевское «Динамо» Лобановского выиграло Кубок обладателей кубков 1986 года

Вместе с успехом, однако, приходят и подозрения. Например, устраивали ли советские команды матчи, когда они играли в еврокубках? Кажется маловероятным, что советские клубы жульничали с клубами из Западной Европы, но во времена холодной войны клубы из-за железного занавеса часто сталкивались друг с другом в первых нескольких раундах турниров УЕФА, чтобы предотвратить политические проблемы. Может быть, на футбольном поле происходил обмен политическими услугами, и советским клубам был обеспечен безопасный и легкий проход, когда они играли против клубов из более мелких социалистических стран?

После распада Советского Союза в государствах-преемниках сохранился принцип фиксированных совпадений. Действительно, вскоре после распада СССР один российский клуб оказался в центре одного из крупнейших скандалов с договорными матчами в Европе.

Скандал с договорными матчами – связь с Францией

В 1995 году «Олимпик Марсель» был признан виновным в манипулировании игрой, впоследствии был исключен из европейского футбола и переведен во второй дивизион Франции.Российская газета «Известия » также сообщила, что стало известно, что «Марсель» зафиксировал полуфинал Кубка Европы 1991 года против московского «Спартака». Об этом стало известно во время допроса в полиции официального представителя французского клуба Жан-Пьера Берна.

Официальные представители «Спартака» и Российского футбольного союза отвергли обвинения в договорных матчах. Юрий Шляпин, который был президентом «Спартака» в 1991 году, сказал, что ни он, ни тренер Олег Романцев, ни председатель Николай Старостин никогда не слышали о какой-либо сделке с «Олимпиком».Шлябин также сказал, что «100 000 человек, которые видели матч, знали бы, если бы что-то было не так». Президент Российского футбольного союза Колосков также заявил, что не верит в причастность «Спартака» к какой-либо договорной игре.

Но в то время, когда клубы из бывшего Советского Союза испытывали финансовые затруднения, казалось вполне правдоподобным, что «Спартак» предпочитал финансовые услуги спортивным успехам. «Олимпик» в 1993 году считался одной из сильнейших команд Европы, и спартаковские чиновники в безжалостном математическом выводе вполне могли взять денежную выгоду за небольшой шанс на выход в финал еврокубка.Более того, клуб был знаком с такими механизмами, сталкиваясь с системой Лобановского.

Динамо Киев – Жизнь мечом

Пока Лобановский возглавлял сборную Кувейта, его бывший клуб Динамо Киев оказался замешан в скандале с договорными матчами. 13 сентября 1995 года киевское «Динамо» было дисквалифицировано из Лиги чемпионов. Испанский арбитр Лопес Ньето заявил, что перед матчем с греческим клубом «Панатинаикос» украинские чемпионы предложили ему 30 000 долларов США, а также две шубы — возможно, чтобы защитить его от неумолимой украинской зимы.

Умиротворяющий толпу испанский арбитр Лопес Ньето

Официальные представители «Динамо», конечно же, отвергли все обвинения. Несмотря на то, что взятка якобы была дана перед игрой, судья решил, что она все равно будет продолжена, опасаясь реакции 100 000 болельщиков на стадионе на столь резкую отмену. «Динамо» запретили участвовать в Лиге чемпионов 1995/96, а также дисквалифицировали на следующие три сезона, а Игорь Суркис, президент киевского «Динамо», был пожизненно лишен права занимать какие-либо официальные должности в футболе из-за его участия.

После личных обращений президента Украины Леонида Кучмы (президент Украины до 1994 г.) и тщательных переговоров с УЕФА в апреле 1996 г. отстранение «Динамо» от участия в турнирах УЕФА было снято. Переговоры о снятии запрета с «Динамо» вел Кравчук, который смог договориться об амнистии для клуба. Кравчук утверждал, что отстранение «Динамо» от еврокубков будет ужасно для развития футбола в Украине в целом.

За свои усилия Кравчук получил место в совете директоров киевского Динамо.Пожизненная дисквалификация Игоря Суркиса также была снята, потому что испанский арбитр Ньето отказался ехать на слушания УЕФА и поэтому не мог выступать против Суркиса. Важно отметить, что УЕФА по-прежнему считал «Динамо» виновным в договорных матчах и просто отменил свое решение оставить в силе четырехлетний запрет.

Это были наиболее известные истории договорных матчей с участием клубов из бывшего Советского Союза, и «Металлист» — просто последний пример. Как и «Динамо» Лобановского, устроенный «Металлистом» матч против «Львова» был не частью букмекерской конторы, а просто способом добиться для клуба наилучшего результата.

На фоне скандальной кампании 2008 года харьковский Металлист хорошо выступил в Кубке УЕФА, обыграв Бешикташ и Галатасарай (на фото) на ранних стадиях и победа над Львовом считалась гигантским скачком к этой замечательной цели. Как оказалось, «Металлист» финишировал бы третьим, даже если бы проиграл «Карпатам». Но клуб рискнул и теперь платит максимально возможную цену.

В течение многих лет харьковчане пытались попасть в Лигу чемпионов, и с этой целью клуб был исключен из-за проступка пятилетней давности. После очередной скучной ничьей с «Баварией» под руководством Оттмара Хитцфельда (учителя математики по образованию) Карл-Хайнц Румменигге однажды заявил как ни в чем не бывало, что «футбол — это не математика!» Дело «Металлиста» показывает, что Румменигге был прав: современный футбол — это не игра математических принципов, а игра, в которой честность и честная игра побеждают холодные расчетливые формулы.

Мануэль является докторантом Королевского колледжа Лондонского университета в Лондоне. Родом из Мюнхена, его диссертация озаглавлена: «Продажа народной игры: переход футбола от коммунизма к капитализму в Советском Союзе и его государствах-преемниках». Следите за новостями Мануэля в Твиттере @homosovieticus 

Величайшие менеджеры, № 8: Валерий Лобановский

Приложив немного усилий, вы сможете узнать биографию Валерия Лобановского и найти ответы, объясняющие, почему он был одним из величайших футбольных умов всех времен. Он был одаренным футболистом, хотя и очень индивидуалистом, и это, в конечном счете, научило его ценности коллектива.

Его тренировал легендарный Виктор Маслоу, человек, которому приписывают изобретение как прессинга, так и основы 4-4-2. Хотя их отношения со временем испортились, это было равносильно тому, чтобы быть учеником Томаса Эдисона сразу после того, как он создал лампочку.

Умный парень, Лобановский получил диплом теплотехника, играя в футбол (тогда за железным занавесом все игроки были любителями, кто-то больше, чем кто-то другой), и это заставило его совсем по-другому взглянуть на игру.Футбол Лобановского был одним из взаимодействующих систем и элементов, а также эффективностью, которая достигается, когда элементы взаимодействуют скоординированным образом. Он был первым, кто по-настоящему соединил науку и футбол, и жаргон не был притворством; это то, что он знал.

Он достиг совершеннолетия в начале 1970-х годов, когда в Советском Союзе разрабатывались первые компьютеры. Да, они были размером с микроавтобус и по вычислительной мощности примерно соответствовали микроволновой печи в магазине. Но он был одним из первых, если не первым, кто осознал потенциал использования компьютеров в спорте во всем, от отслеживания результатов и условий до моделирования и моделирования результатов.Это было в то время, когда самые передовые технологии, используемые тренерами по всему миру, состояли из свистка, блокнота и шариковой ручки.

Еще от ESPN FC

Муса Оквонга из ESPN FC рассуждает о том, какие качества необходимы, чтобы превратить обычного тренера в действительно великого менеджера. Читать



Согласны ли вы с нашим списком менеджеров? Присоединяйтесь к обсуждению в Twitter. Используйте хэштег #greatestmanagers и сделайте так, чтобы ваш голос был услышан.





отсчет No. 20: Fabio Capello
N 19: UDO Lattek
N 18: POP Guardiola
N 17: Jock Stein
№ 16: BELA GUTTMANN
N 15: Marcello Lippi
N 14: Ernst Happy
N 13: Ottmar Hitzfeld
No 12: Giovanni Trapattoni

№ 11: Висенте дель Боске
№10: Билл Shankly
No 9: Jose Mourinho
Nobal 9: Valeri Lobanovsky
No. 7: SIR Matt Busby
No. 6: Arrigo Sacchi


он понял то, что сейчас кажется очевидным: футболисты — это спортсмены, которым нужна скорость и выносливость, и поэтому они могут многому научиться у своих коллег на трассе. Гуру легкой атлетики Валентин Петровский, чьи революционные методы помогли Валерию Борзову выиграть две медали в спринте на Олимпийских играх 1972 года, был как раз впереди.Лобановский выбрал свой мозг и использовал свой опыт, чтобы пересмотреть подготовку своих игроков в киевском «Динамо».

Все эти факторы сошлись воедино в человеке, который воплотил в себе понятия «дальновидный» и «опередивший свое время». Когда его команды работали в полную силу, они двигались с идеальной синхронностью, их скорость и интенсивность не имели себе равных в других местах. Игроки легко менялись позициями, оставляя противников ошеломленными непрерывным движением. Это был советский ответ «тотальному футболу», но в то время как последний вырос органически, версия Лобановского получила научное развитие. После того, как киевское «Динамо» обыграло «Атлетико Мадрид» в финале Кубка обладателей кубков 1985–86 годов, испанская газета El Pais написала, что они «играли как команда, пришедшая из будущего».

Его резюме, как и следовало ожидать, битком набито серебром. Тринадцать чемпионских титулов (восемь в бывшем СССР, пять на Украине), девять кубков (шесть в СССР, три после распада) и два Кубка обладателей кубков. Но это только часть истории, потому что он никогда не тренировал крупную западноевропейскую державу.И только в последние несколько лет своей карьеры у него даже появилась возможность подписывать легионеров. Не говоря уже о том, чего он мог бы достичь, если бы у него были современные технологические, аналитические и научные инструменты, о которых он так мечтал, а не элементарное оборудование советской эпохи, с которым ему приходилось обходиться.

20 лучших менеджеров ESPN FC были определены в результате опроса более 20 постоянных обозревателей, авторов и редакторов ESPN FC.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.