Левые и правые что значит: Правые и левые – что такое в политике?

Разное

Содержание

Сердечная недостаточность — Кардиология | Хирсланден Швейцария

Слабость сердечной мышцы, как правило, развивается незаметно. Сердечная мышца при этом медленно слабеет до состояния, когда, в конечном счете, больше не в состоянии закачивать нужное количество крови в систему кровообращения. Как следствие пониженной насосной функции снижается и количество кислорода, необходимого для питания таких важных органов, как головной мозг, почки или мышцы. В зависимости от того, какие камеры сердца страдают от недостаточности — левые или правые, говорят о сердечной недостаточности правых или левых отделов сердца. Если недостаточность затронула обе камеры, то речь идёт о глобальной сердечной недостаточности. К ослаблению сердечной мышцы могут приводить разные причины. Самая частая из них – это нарушения коронарного кровообращения (ИБС, ишемическая болезнь сердца). Но также и клапанные болезни сердца, воспаление сердечной мышцы или заболевания лёгких могут приводить к сердечной недостаточности.

Слабость сердечной мышцы сначала протекает малосимптоматично, либо вообще не даёт о себе знать. Тревожными признаками, которые могут указывать на начинающуюся слабость сердечной мышцы, это прогрессирование чувства усталости, снижение выносливости к нагрузкам, отёчность ног и щиколоток, а также ночной кашель. Однако также и одышка с нехваткой воздуха, приступы головокружения, боли в груди или неясные колебания веса могут указывать на сердечную недостаточность.

Чем раньше будет распознана сердечная недостаточность и назначено лечение, тем лучше прогнозы. Диагноз ставят на основании клинической картины жалоб и на основании данных различных исследований. Самое важное исследование здесь – это измерение насосной функции сердца методом эхокардиография. В зависимости от степени тяжести сердечной недостаточности, она подразделяется на 4 стадии (ФК), которые определены Классификацией Нью-Йоркской Ассоциации сердца (NYHA). На I стадии ещё возможна нормальная физическая нагрузка.

На II стадии жалобы появляются при интенсивной физической нагрузке, а на III стадии эти жалобы уже появляются при лёгкой нагрузке. Для стадии IV, в конечном итоге, эти симптомы характерны уже даже в состоянии покоя.
Для лечения сердечной недостаточности применяют различные медикаменты. Цель медикаментозного лечения состоит в разгрузке сердца (снижении артериального давления) и усилении насосной функции. В отдельных случаях, когда сердечная недостаточность связана с нарушением проводимости электрического импульса, может применяться кардиальная ресинхронизационная терапия.

Если, несмотря на все усилия по лечению сердечной недостаточности, она продолжает демонстрировать тенденцию роста, то в некоторых случаях в качестве последней опции лечения остается только трансплантация сердца.

«Украинский центризм». Что это значит? — Центр гражданского мониторинга и контроля

На съезде 15 февраля правящая партия «Слуга народа» объявила себя «украинскими центристами». Это событие сразу заинтересовало журналистов и политологов, ведь знать идеологию правящей политической силы – значит понимать, какие перспективы ждут государство в будущем. Именно идеология отражает партийную позицию по общественно-политическим и экономическим вопросам в государстве, определяя путь его развития. Как «центризм» отразится на жизни граждан и какую идеологию поддерживают украинцы, узнал Центр общественного мониторинга и контроля.

Между правыми и левыми

Обычно политиков определяют по принадлежности к левому или правому крылу. В экономическом измерении – это движение от социализма к радикальному капитализму. «Левые» и «правые» могут быть как авторитарными, так и либеральными, порождая много оттенков: социал-демократы, социал-либералы и тому подобное.

Центризм в политике – это промежуточная позиция между правыми и левыми движениями. Центризм характеризуется умеренными и компромиссными действиями, без радикальных шагов. Другими словами, это формально нейтральная позиция между демократическими и консервативными силами. Если проанализировать заявление председателя партии «Слуга народа» Александра Корниенко, то «украинский центризм» вполне укладывается в рамки этого определения.

«Мы можем стать партией активного центризма, который мотивирован на всестороннее и непрерывное развитие Украины. Это центризм, который обеспечивает выполнение нашей программы … это центризм, который отрицает политические крайности и радикализм. Но это креативный центризм, и это «украинский центризм». Мы предлагаем закрепить это на уровне устава, осуществить определенные действия, чтобы ввести этот термин в современный политологический пространство. Украинский центризм как идеология партии «Слуга народа», – отметил Александр Корниенко во время съезда партии.

Стоит заметить, что в мае 2019-го Руслан Стефанчук назвал партию «Слуга народа» либертарианской. Впрочем, через несколько месяцев тогдашний глава политсилы Дмитрий Разумков отметил, что для социальной сферы эта идеология не работает.

Политический и экономический векторы центризма

«Украинский центризм», по мнению экспертов, не обещает украинцам политических или экономических потрясений. Радикальных шагов от нынешней власти ожидать не стоит. В то же время это не означает, что государственный курс будет ограничен только этой идеологией.

По словам Александра Корниенко, «Слуга народа» является патриотической партией и остается на подпорках национализма, «когда речь идет о защите границ нашего государства». То есть в этом аспекте политсила тяготеет к правым взглядам. Хотя «слуги» лишены присущего националистам авторитаризма. Глава политсилы называет своих однопартийцев гуманистами, «когда речь идет о защите прав человека на жизнь».

В то же время «Слуга народа» имеет много либеральных планов, в частности, завершение экономических реформ, которые не смогла осуществить предыдущая власть.

«Сейчас мы рассматриваем вопрос рынка земли. Это либеральная реформа? Да. Ни одна из политических сил не решилась на открытие рынка земли. Большая приватизация – это либеральная реформа? Либеральная», – отметила заместитель председателя фракции «Слуга народа» Евгения Кравчук.

Также в «украинской центризме» есть щепотка социализма. «Слуга народа», подобно левым партиям, обещает поддерживать социально уязвимое население: пенсионеров, ветеранов и тому подобное. Таким образом, отмечают эксперты, можно ожидать, что власти не будут сокращать социальные выплаты, а наоборот будут обеспечивать их рост.

Идеологические предпочтения украинцев

Социологический опрос «Центра Разумкова» предыдущих лет показал, что 58% украинцев являются центристами, 23% – «левыми» и 18% – «правыми». При этом центристы распространены на всей территории государства. Националистических взглядов больше на западе страны, а «левых» – на востоке.

Также ряд исследований фиксирует склонность граждан к «левым» идеологиям. Но анализ ответов населения свидетельствует, что чаще всего «левые» взгляды украинцев заключаются в «социалке». О комплексной идеологии речь не идет. Люди убеждены, что государство должно гарантировать бесплатное образование и медицину, пенсии и тому подобное. Однако в других вопросах те же респонденты занимают «правую» (рыночную) позицию.

По словам политологов, украинцы в основном выбирают партии не по их идеологии, а за лидерами, которые им импонируют. В отличие от США или Великобритании, где общество поляризовано по политическим предпочтениям, в Украине нет такого четкого распределения.

«Персонализированные партии набирают больше голосов избирателей и пользуются большей поддержкой (финансовой, медийной) кланов», – убежден политический философ Михаил Минаков.

Впрочем, эксперты считают, что плюрализм вкусов украинцев является положительным моментом. Это дает надежду на развитие и появление новых, перспективных политиков.

 

Левые и правые. Книга Израиля [Путевые заметки о стране святых, десантников и террористов]

Левые и правые

«Две калоши старые – левая и правая…» – как пели в годы раннего детства автора, когда ещё у всех окружающих испокон и до скончания веку в паспортах в графе «гражданство» был СССР, а Израиля ни у кого из его родственников не было ни в какой перспективе. Как не было США, Канады, Германии, Великобритании, Чехии, Австралии и прочих Сингапуров и Новых Зеландий, где теперь «наших» – как собак нерезаных. Не в смысле молодёжного движения, зачатого и выношенного под патронажем Администрации президента и лично В. Суркова, а в исконном смысле этого слова.

Израиль, как известно не только всем, кто там бывал, но и многим из тех, чья нога не ступала на его землю, страна до крайности политизированная. Поскольку, как сказано в Торе, течёт его земля молоком и мёдом. И уж кого-кого, а любителей лизнуть бюджетного мёду на халяву и молоком запить там пруд пруди. Благо «халява» – слово самое что ни на есть еврейское. Точнее, ивритское. «Халаф». Как и вся русская феня, вроде «ксивы», «хазы», «мусора» и, извините, «параши».

Означает «халаф» именно молоко. Которое в тюрьмах то ли всей Малороссии, когда она ещё понятия не имела, что когда-нибудь на свою голову станет незалежной Украиной, то ли одной только Одессы в жаркое время года давали заключённым в качестве питья – вместо воды, которая была там в страшном дефиците.

И созывали «братву» на перерыв в трудовой деятельности во благо Российской империи «на халаф». А поскольку народ в этих тюрьмах сидел не исключительно еврейский (хотя в огромной массе именно он и сидел), то, попав в воровское «арго», слово это неизбежно изменилось – всё-таки его не лингвисты-филологи переняли, – после чего разлетелось по всей стране. Укоренившись в русском языке и напрочь потеряв в нём прежнее значение.

Потеряло оно его до такого состояния, что именно на этом вопросе автор в начале 90-х, играя в «Что? Где? Когда?», выиграл у команды, возглавляемой самим Александром Друзём. Правда, игра, естественно, была не настоящей: с совой, волчком и пронзительной руладой в начале каждого сета, а так, молодёжной развлекушкой на очередной большой еврейской посиделке под Питером. Что сработало: Друзь расслабился. Но тут как с Крымом – кто смел, тот и съел, а победителей не судят. Все те, кто недоволен, могут проявлять свои эмоции до морковкина заговения. У французов это называется «остроумие на лестнице».

Впрочем, не только с невинным изначально и вполне приемлемым ныне в приличном обществе «халафом» в русском языке произошли такие изменения. «Мусор», вообще-то, тоже отнюдь не бытовые отбросы, как полагают особо обидчивые милиционеры, ставшие волею судьбы и Дмитрия Анатольевича Медведева в бытность его третьим президентом всея России полицейскими, а «мосер». С ударением на последний слог. Что переводится как «предатель».

Именно так вполне резонно называли евреи-уголовники евреев-чекистов. Которые представляли не еврейскую, а общенациональную, то есть гойскую, власть и собратьев по этническому происхождению ловили, сажали и расстреливали. Что приличным евреям делать запрещено – к вопросу о жидомасонском, всемирном, сионистском и прочих заговорах и засильях… И в результате остались все они, чекисты, таки по Бабелю: «с одним смитьём».

Кстати, чтобы закончить с темой: «параша» в исконном смысле – глава из Торы. Тоже с ударением на конце слова. Так как единственная книга, которую в тюрьме можно было держать в камере, – Библия. И читать, сидя орлом, как у грамотного населения по сей день заведено, можно было только её. По одной главе. Чтобы не увлекаться и не занимать дефицитное место общего пользования, куда всегда очередь. Не забудем, что евреи, согласно древней национальной традиции, были и остаются грамотными стопроцентно. Хоть в России у царя, хоть в Америке у президента, хоть у лысого беса на чёртовых выселках. Хоть на воле, хоть в тюрьме. Народ такой.

Отсюда, кстати, и происходит странная для тех, кто этого не знает, фраза «Да читал я эту парашу». Поскольку читать главу из книги, хоть из Торы, хоть из «Краткого курса истории ВКП (б)», хоть из «Хождения по мукам», несколько проще, чем перелистывать фаянсовый стульчак городского ватерклозета, деревянную сидушку деревенского сортира или примитивное жестяное ведро. Желающие оспорить этот простейший факт могут попробовать. Автору будет крайне любопытно узнать результат. Хотя, впрочем, в мире столько идиотов…

Последнее перед возвращением к сюжету о левых и правых партиях и избирателях этих партий в Государстве Израиль краткое отступление, существенное для евреев, антисемитов и интересующихся. Российский уголовный жаргон, вошедший, благодаря кинематографу и той повышенной культуре речи, которую являет в постсоветский период вся отечественная «элита» – деловая, политическая и прочая, – в нормальную языковую лексику, насыщен «евреизмами» не потому, что злобные семитские уголовники заразили им чистых, аки агнцы, славян. В рамках грядущего этих народов порабощения, спаивания и изничтожения как оплота православия, казачества и борьбы с однополыми браками вселенского масштаба. А просто потому, что сформирован был этот сленг именно в западных губерниях империи, большие города которой были еврейскими процентов на тридцать-сорок, а маленькие на семьдесят-восемьдесят.

Евреи, зажатые в черте оседлости, как шпроты в банке, имели на исторический период, о котором речь, повышенную пассионарность. Как писал о соответствующих ситуациях, вовсе не имея евреев в виду, Гумилёв. То есть рвались из своих местечек куда глаза глядят. Кто в эмиграцию – от Палестины и Аргентины до Шанхая и Южной Африки. Кто в те районы империи, куда периодически открывали доступ инородцам. К которым относились не только евреи – но они в первую очередь. Поскольку районы были очень уж дикие и гиблые. Например, Сибирь. Кто в революцию – за которой опять-таки следовала та же Сибирь. Кто просто в уголовщину. Откуда и взялись «Одесские рассказы». А также американские аналоги Фроима Грача и Бени Крика: Багси Сигал, Меир Лански и персонажи книги и фильма «Однажды в Америке».

Такая вот загогулина, понимаешь. Песня, из которой слова не выбросишь. В русском языке заимствований, связанных с конкретной исторической эпохой и конкретными соседями, полным-полно. Морская лексика взята у голландцев при Петре. Инженерная – у немцев и американцев в ХХ веке, при последних царях и первых вождях советского народа. Компьютерная – у тех же американцев в постсоветский период. Про тюркские, иранские, кавказские всех видов и прочие заимствования не стоит даже говорить. И что это значит, кроме того что язык не вымерший, как латынь или санскрит, а живой? Да ничего. Вопреки М. Задорнову, которому не в добрый час вздумалось побаловаться, просвещая народ толкованием вопросов языкознания.

Однако «место мокрое, а ребёнка нет», как говорят персы в своём Иране. И читатель, терпеливо сидящий у потока, которым течёт авторская мысль, справедливо ждёт, что ему скажут что-нибудь о левых и правых в Израиле. Ты ещё здесь, читатель? Ты не ушёл за пивом? Или к телевизору, смотреть «Дом-2» и постепенно превращаться в пень с глазами и ушами? Ну молодец. Тогда представь, что ты вернулся лет на сто назад. И перед тобой Гражданская война в России.

«Продармия», Первая конная, оборона Царицына. Будённый, Фрунзе, Троцкий, Щорс. Лазо, горящий в печи паровоза. Наголо бритый Григорий Котовский, с усами под Чарли Чаплина. Блюхер. Пилсудский, Маннергейм, Антанта. Нестор Иванович Махно, Петлюра, Скоропадский. Краснов, Колчак, Юденич. Деникин, Врангель. Мишка Япончик. Погромы. ВЧК. Военный коммунизм. Белый террор. Красный террор. Большевики, меньшевики, анархисты, анархо-синдикалисты, эсеры. На веки вечные гикнувший золотой запас России – большой привет императорской Японии и странам цивилизованного Запада. Мятеж левых эсеров. Кронштадтский мятеж. Заговор Сиднея Рейли. Бои с басмачами. Бои с хунхузами. Ну и хватит, пожалуй.

Что осталось в памяти народной, кроме «сотни юных бойцов», которая «на разведку в поля поскакала», и «шла дивизия вперёд, чтобы с боем взять Приморье, белой армии оплот»? Кроме усов командарма Семёна Михайловича? И фразы «… как Троцкий», адекватно оценивавшей единственное в своём роде ораторское искусство создателя Красной армии, она же РККА? А также фильмов «Неуловимые мстители» и «Белое солнце пустыни»? Правильно, читатель. Красные в памяти остались. И белые. И то, что это была война между ними.

На самом деле война эта была не между ними, а между всеми. Притом что временные попутчики и союзники уничтожались ударом в спину и шельмовались на десятилетия вперёд, как тот же Махно. И свои становились чужими, после чего ни их жизнь, ни жизнь их сторонников не стоила ломаного гроша, как было с Троцким. Чего там только не было наворочено, в борьбе партийных группировок с одной стороны и генералов, атаманов и бесчисленных местных правительств с другой. А по большому счёту осталось в истории одно: белые против красных. Красные против белых. И всё. И вот в Израиле оно тоже так осталось.

Тут надо ввести поправку на то, что евреи друг друга не убивают даже в припадке большой политической неприязни. На войне, если придётся, – да. В гангстерских разборках – сколько угодно. В «бытовухе» меньше. Существенно меньше. Не до такой степени они жестоковыйный народ. Ну, бланш под глаз поставить, расквасить нос или пенсне с этого носа раскрошить ровным слоем по ближайшей поверхности – это да. Или, скажем прямо, не довести арабского террориста до тюрьмы, из которой его всё равно выпустят болтуны-политики, – бывает. Но чтобы сопернику на выборах пулю в лоб, машину на воздух или нож под ребро – это не еврейское. От чего взаимная неприязнь, плавно переходящая в ненависть, меньше не становится.

Рубят карьеры. Подают в суд. Пишут доносы в налоговую. Травят в прессе – благо то, что в Израиле имеется в виде прессы, в огромной мере левое и ультралевое. И если страна не управляется «социально близкими» – то пропади она пропадом, такая страна. Судя по газете «Гаарец» и её читателям, образованным и состоятельным левакам, во всяком случае. Ну и до кучи есть ещё левое лобби в судах и вообще в юридической системе, включая прокуратуру. В университетах – что обеспечивает бесконечное пополнение министерств и ведомств левыми выпускниками кафедр и факультетов общественных наук. И много где ещё. Поскольку правые во власть впервые попали в этой стране ещё в 1977 году, но левый лагерь отделался тогда лёгким испугом, сохранив всё своё влияние и власть даже в отсутствие парламентского большинства. Умеют люди изворачиваться!

Президенты Израиля – левые все. Кроме Моше Кацава и Реувена Ривлина, которого избрали как раз, когда писалась эта книга. Причём Кацава отрешили от власти и посадили. В прямом смысле слова, в тюрьму. По бредовому обвинению одной из его старых подружек в изнасиловании, имевшем место, по её словам, невесть за сколько лет до того, как она о нём вспомнила. И то ли решила бывшего любовника шантажировать, а потом не смогла вовремя остановиться, то ли приспичило ей ему отомстить за что-то, то ли система её придавила и построила по своим правилам и под свои нужды. А Израиль – страна такая. Там хоть президент, хоть министр, хоть премьер-министр, хоть поп-звезда. Сказали в тюрьму, значит, в тюрьму.

Причём для всех, кто знает, как устроена местная бюрократическая машина и что такое нравы местной бюрократии, вопрос об изнасиловании не стоит в принципе и стоять не может. Sexual harrassmen, оно же сексуальное домогательство, – это не израильская реальность. Точнее, как раз израильская, и даже ежедневная и ежечасная, но никто в здравом уме и твердой памяти по такому поводу не был осуждён. Не США. Хотя Израиль и старается походить на них. Фарс? Ну, кому как. Ведь сел человек. Сидит. И вся его вина на самом деле в том, что нечего стороннику правого лагеря становиться израильским президентом, пока есть кому его оттуда сбросить, уничтожить его реноме, изгадить биографию и посадить в узилище. Для острастки прочих. Чего, вообще-то, особенно никто и не скрывал.

Как следствие израильская левизна и правизна – понятия специфические. Экономика и политика, играющие в мире главную роль для соответствующего позиционирования, тут меняются местами. По крайней мере, частично. Поскольку левые за госсобственность, а правые за свободный рынок и частное предпринимательство, как и везде. Но основные левые – это богачи и верхний уровень среднего класса. «Первый Израиль». Прибрежные жители – потомки основателей государства.

Вообще-то это дети и внуки тех, кто скромно жил, работал на износ и воевал за свою страну. Природа на них отдохнула, как могла. Они сидят на шее у государства, заполняя все мыслимые и немыслимые синекуры. Не вылезают из израильского теле– и радиоэфира. Играют в политику или бездельничают, составляя костяк израильских пацифистов и сексуальных меньшинств. В связи с чем уклоняются от службы в армии, травят Израиль из Америки или Европы, требуют его бойкота из солидарности с угнетёнными арабами, видят своими главными союзниками арабских лидеров и готовы заключить с ними любой пакт против собственного государства – лишь бы только оно правым не досталось.

Электорат правых, напротив, – это «Второй» и «Третий Израиль». То есть восточные евреи – рабочие, крестьяне из израильских колхозов-мошавов или мелкие лавочники. И те, кто приехал в страну в 90-х и 2000-х: «русские» и выходцы из развитых государств. В том числе «французы», которых гонит на историческую родину рост на родине «доисторической», во Франции, антисемитизма. Основным источником которого является арабская община этой страны.

Соответственно, главная линия размежевания на левых и правых в Израиле – вопрос о «мирном процессе» и «соглашениях Осло». Левые полагают их не просто гениальным, но единственно верным решением проблемы взаимоотношений с арабскими соседями. О пролетарском интернационализме никто из них уже не вспоминает, но отдавать ради химеры мирного договора с палестинцами они готовы всё – кроме собственной виллы. Хотя складывается такое впечатление, что, если хорошо приплатить, отдадут и её. Мало ли на планете стран, где они готовы жить, помимо Израиля…

Правые разжижением мозгов такого рода не страдают, и наиболее трезвомыслящая их часть уверена, что бобик мирного урегулирования давно сдох и попытка оживить его мёртвую тушку в стиле вуду обречена на провал. Благо за двадцать лет после начала «процесса Осло» в Израиле были убиты террористами полторы тысячи евреев, а за сорок пять лет до того – тысяча. Прогресс налицо. Только кому нужен такой прогресс?

Тем более что нынешнее палестинское руководство давным-давно отказалось даже от попыток делать вид, что оно хочет хоть какого-нибудь урегулирования. И ясно, что хочет оно только денег плюс использовать уникальный идиотизм израильских левых, которые последовательно идут на все его условия. Ну и продолжения банкета, разумеется. В виде поэтапных ударов по Израилю – дипломатических, политических и террористических. В ассортименте. Чем невольно помогает правому лагерю в его противостоянии с левым. И сильно. Поскольку такого бесхитростно откровенного врага ещё поискать.

Правда, израильские правые постепенно учатся на своих ошибках. Нельзя же десятилетиями наступать на одни и те же грабли. В парламенте они завоевали твёрдое и окончательное большинство. Распад социалистической идеологии и социалистической системы ещё можно не замечать из американского Гарварда. Но не обращать на него внимания, живя в Израиле, как-то не получается. Не даёт миллион с лишним репатриантов – олим и ватиков, выходцев из СССР и постсоветских государств, которые составляют значительную часть избирателей этой страны.

Опять-таки пошли подвижки в СМИ. Поскольку удавить конкурентов ветеранам масс-медийного рынка не удалось и бесплатную газету «Исраэль а-Йом» читает куда больше людей, чем левую прессу. Да и в исполнительных органах произошли серьёзные изменения. Хотя тот же МИД, несмотря на присутствие в его рядах на момент, когда пишутся эти строки, министра Либермана и замминистра Элькина, насмерть держится за старые догмы, благодаря которым израильская дипломатия два десятка лет занималась исключительно вопросами отношений с палестинцами. И если бы Шимон Перес мог стать не израильским, а палестинским президентом и сам построить для них государство, не исключено, что оно бы наконец действительно возникло…

Как бы то ни было, борьба левых и правых – или, если угодно, красных и белых – в Израиле никуда не делась. Хотя и приобрела иные формы, чем неприкрытая ненависть Бен-Гуриона к Жаботинскому. Фраза «Старика», которой он объяснял соратникам, почему лучше пойдёт на союз с религиозными ортодоксами, чем с европейски образованными ревизионистами, остаётся актуальной по сей день. «Они хотят быть не рядом с нами, а вместо нас» – резонное обоснование для борьбы, выдержавшей десятилетия. Даже если история похоронила левацкие идеи в большей части стран, исповедовавших их вплоть до самого конца ХХ века.

Вопрос о власти и собственности ещё никто не отменял. Клясться в верности идеалам власти рабочего класса и трудового крестьянства из дорогого столичного пентхауса или виллы на побережье удобно. Притом что так называемые правые идеи защищают в сегодняшнем Израиле как раз те, кто строит своё будущее и будущее своих детей собственным потом и кровью. Они же – национально-патриотический лагерь. Такой вот парадокс. Свойственный, впрочем, не одному Израилю. Ну, тут кто бы сомневался…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Почему левые политические взгляды сохраняют популярность в мире

Слово «социализм» сегодня вновь популярно: его с удовольствием повторяют влиятельные политики в Великобритании, в Германии наследница правившей в ГДР партии завоевывает первые места на выборах в земельном парламенте. В Польше левые вновь вернулись в парламент. Однако говорить о полноценном «левом ренессансе» пока рано — позиции правых выглядят крепкими. Но все может измениться с ухудшением ситуации в экономике.

Сегодня левые в России и других странах мира вспомнят о годовщине Октябрьской революции и попытке построения социализма в СССР.

«Мы знаем, что помощь от вас, товарищи американские рабочие, придет еще, пожалуй, и не скоро, ибо развитие революции в разных странах идет в различных формах, различным темпом…»

— говорится в некогда знаменитом письме советского вождя Владимира Ленина. Оно было написано в 1918 году, когда большевистская революция была примером для американских левых.

Те времена давно канули в лету, однако в Америке спустя 100 лет вновь говорят о социализме, причем не в левых литературных салонах, а с экрана телевизора. «Социалистом» называет себя сенатор-демократ Берни Сандерс, один из главных соперников Хиллари Клинтон на праймериз Демократической партии 2016 года. Политик вновь собирается участвовать в выборах президента, и, хотя он вряд ли победит, у него немало сторонников среди демократов левого толка.

«Представляете, уже договорились до того, что считают американскую армию образцом социалистического товарищества. Они даже не соображают, что несут», — возмущается в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» один из американских дипломатов.

Социалистические штаты Америки

Слово «социализм», действительно, многие годы считалось в США почти ругательным, оно было синонимом «коммунизма», а, значит, связано с СССР — противником Вашингтона во времена «холодной войны».

Но времена меняются. Согласно майскому опросу социологической службы Gallup, 4 из 10 опрошенных американцев заявляют, что социализм будет неплох для США.

Однако тут есть небольшая оговорка: они имеют в виду «какую-то форму социализма». При этом 51% выражает полную неприязнь к подобному.

Сторонником Сандерса называет себя и актриса Синтия Никсон, исполнившая роль одной из героинь в фильме «Секс в большом городе». «Представители истеблишмента ,«корпоративные» демократы напуганы этим термином, но если вы считает себя демократическим социалистом, то вы считаете, что здравоохранение, жилье, образование и все, что помогает нам стать лучше, должно быть основным правом, а не привилегией», — так характеризовала свои взгляды Никсон в интервью Politico.

close

100%

Кандидат в президенты США от демократов Берни Сандерс во время мероприятия кампании в Нью-Гэмпшире, 1 сентября 2019 года

Brian Snyder/Reuters

Социалистическая тема появились в среде демократов не на пустом месте: левые идеи были популярны в демократической среде в 1920-е годы, а в 1930-е многие знаменитые американцы открыто симпатизировали СССР и даже состояли в Компартии. В 1971 году зарубежные эмигранты создали в США Социалистическую трудовую партию, а еще в начале XX века была создана Социалистическая партия США.

Но для большинства американцев, как, впрочем, для самого Сандерса, социализм означает отнюдь не повторение советского опыта, к которому американцев много лет призывал Ленин. Речь, прежде всего, идет о социальном обществе: финансируемой государством медициной, высоких налогах для богатых и бесплатном университетском образовании. «Таких людей много в Нью-Йорке и Калифорнии, я бы сказал, что такие взгляды выражает американская интеллигенция», — говорит «Газете Ru» аналитик Гудзонского института в Вашингтоне Ричард Вайц.

Все это пока вряд ли осуществимо, но левые взгляды вновь набирают популярность, и не только в США.

Одним из главных оппонентов британского премьера Бориса Джонсона стал лидер лейбористов Джереми Корбин, которого даже сторонники лейборизма считают слишком радикальным. Впрочем, предшественник Корбина на этом посту — Эд Миллибэнд — активно апеллировал к социализму во время политических дебатов с консерваторами. «Я стою за социализм в Великобритании», — скандировал он под аплодисменты, правда, он все же проиграл консерватору Дэвиду Кэмерону.

close

100%

Джереми Корбин, лидер британской оппозиционной Лейбористской партии в Манчестере, Великобритания, 3 июня 2017 года

Andrew Yates/Reuters

Несмотря на то что заявления нынешнего лидера лейбористов Корбина против Brexit вызывают симпатию у части британского общества, Великобритания пока не готова к возвращению левых к власти. Возможно, британцев пугает демонизация лейбористской партии, лидера которой Джонсон сравнивает с Иосифом Сталиным. Как заявил премьер, в случае если левые придут к власти, Лейбористская партия будет атаковать миллиардеров с «наслаждением и мстительностью», не виданными со времен раскулачивания в СССР в 1930-е годы. «В реальности они закончат тем, что повысят налоги для всех», — прокомментировал Джонсон.

Как отмечает ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Борис Гуселетов, «популярность левых в Европе несколько снизилась». «Во Франции, Италии, Польше, Чехии, Австрии, Германии они серьезно пострадали на выборах, проиграла выборы и греческая «Сириза», — обращает внимание эксперт.

Левые размываются

При этом, констатирует Гуселетов, во многих странах с сильными левыми традициями — Испании, Португалии и Финляндии — они смогли прийти к власти, правда, не одни:

«Нигде они не имеют абсолютного большинства и вынуждены создавать коалиции с либералами, зелеными, крайне левыми, что в перспективе осложняет их шансы на победу, так как ведет к размыванию идентичности. Но это проблема всех политических сил современности».

Один из примеров подобного «размывания» — Германия, где немецкие социал-демократы, представители одной из старейших партий Европы, все меньше отличатся от своих оппонентов — Христианских демократов, с которыми они входят в коалицию.

Это заставляет избирателя искать новых лидеров в более радикальной левой политике, обращаясь к «Зеленым» и Левой партии — наследнице правившей в ГДР Партии демократического социализма. На недавних выборах в земле Тюрингии первое место заняли как раз «левые», второе при этом получили ее антагонисты — радикальные националисты из партии «Альтернатива для Германии».

В соседней Польше власть пока крепко удерживает правая консервативная партия «Право и справедливость», однако недовольство ее политикой среди молодежи растет, и на недавних парламентских выборах левые впервые за много лет вновь создали фракцию в парламенте. «Коалиция левых партий» — получила на выборах почти 12%.

Пока это редкие успехи: Венгрия давно разочаровалась в социалистах и предпочитает правую политику, которую уже много лет проводит в жизнь премьер-министр консерватор Виктор Орбан. Многие эксперты отмечают — чтобы вновь прийти к власти, левые должны стать более радикальными, так как видят в традиционных социалистах и социал-демократах политиков, почти неотличимых от надоевших им либералов.

Подобная радикализация привела к успеху правых националистов, которые взяли на вооружение левые социальные лозунги и привлекают ими новых сторонников.

Одним из таких политиков стала французский националист Марин Ле Пен, за которую голосуют разочаровавшиеся в социалистах французы. Сама Ле Пен использует левые лозунги из популистских соображений.

Основой для формирования нового левого фронта во Франции может потенциально стать и движение «желтых жилетов», однако оно во многом эклектично, а его популярность постепенно идет на спад.

В целом, новому интересу к радикальным левым идеям может способствовать ухудшение экономической ситуации в европейских странах, как это было и ранее: «Я не считаю, что нужно полностью повторять советский опыт, но я верю в социализм», — откровенничает с корреспондентом «Газеты.Ru» в одном из латвийских кафе молодая русскоязычная официантка Светлана. Сама она хорошо говорит по-латышски и рассказывает, что среди ее знакомых левых немало именно латышей.

Подобные настроения среди молодых, которые не помнят времен Латвийской ССР, вполне объяснимы. Страна переживает демографический кризис, молодые люди не видят будущего в Латвии. По данным статистического агентства ЕС Eurostat, в 2018 году самую высокую убыль населения среди стран Евросоюза зафиксировали в этой балтийской республике. За год население сократилось на 7,5%. Для сравнения: еще в 2017 году этот показатель находился на уровне 5,5%.

За последнее десятилетие из двухмиллионной Латвии за рубеж уехали более 300 тыс. местных жителей трудоспособного возраста. «Моя дочь уехала, живет в Норвегии, а я вот здесь. Для меня ничего не изменилось — кланялся одному союзу, теперь другому», — улыбается корреспонденту «Газеты.Ru» пожилой таксист-латыш. Правда, несмотря на то что он не то с ностальгией, не то с гордостью называет себя «советским продуктом», обратно в социализм не стремится.

Профессиональные ручные ножницы по металлу ERDI

Типы ручных ножниц.
1. Обычные ножницы по металлу .

У обычных ручных ножниц по металлу традиционно режущая кромка и ручка изготавливаются методом ковки из одной цельной заготовки. Усилие резания зависит от соотношения длины режущей кромки и длины рукоятки ножниц.

2. Ножницы по металлу с рычажной передачей.

Ножницы по металлу с рычажной передачей состоят из режущей головки и рукоятки. Обе детали ножниц шарнирно сочленены. Это соединение создает дополнительное рычажное передаточное усилие. Преимущество таких ножниц в значительном уменьшении прилагаемого усилия при раскрое металла.

Виды ручных ножниц

1. Проходные или ножницы для прямого реза

Благодаря длинным лезвиям этих ножниц можно быстро, не прилагая больших усилий, и точно по размеру произвести раскрой металла на большой длине или произвести краевую вырезку.
2. Идеальные ножницы

Название этих ножниц неслучайно. Идеальные ножницы настоящие «универсалы». Их можно использовать для непрерывной проходной резки листового металла, а также резки больших и малых контуров или радиусов (криволинейный разрез). При этом не имеет значения, выполняются ли работы с края (обрезка кромки) или посередине листа. Конечно же, идеальные ножницы можно использовать также для простейшей краевой вырубки.
3. Фигурные ножницы

Фигурные ножницы лучше всего подходят для выполнения мелких, близких радиусов в области кромки листа металла. Благодаря своей филигранной форме лезвий эти ножницы могут легко вырезать чрезвычайно узкие фигуры или кривые.

Правые или левые ножницы?
Все ручные ножницы по металлу делятся на правые и левые.

Это вовсе не значит, что правые ножницы используют правши, а левые ножницы – левши. Как раз наоборот, если это касается ножниц для прямого реза, так называемых «пеликанов». При длинном прямом раскрое важно видеть линию разметки. При такой операции правше будет удобнее работать левыми ножницами. Ну а общее европейское разделение ножниц идет от расположения нижней режущей кромки. Так у левых ножниц нижняя режущая кромка расположена слева, отсюда и название. А использование идеальных (универсальных) и фигурных ножниц подразумевает наличие у рабочего, как правых, так и левых ножниц. Все зависит от конкретной операции резки (например, обрезка края круглого воздуховода). В любом случае, правые ножницы заточены и сконструированы таким образом, что они хорошо режут правые радиусы (то есть, дугу слева направо). Радиусы справа налево лучше всего резать с помощью левых ножниц . Если правша будет резать радиус правыми ножницами (см. выше, слева направо), то движение будет направлено наружу от запястья. А при левых ножницах (радиус справа налево) вовнутрь от запястья.

Качество ножниц
Срок службы и стойкость режущих кромок находится в прямой зависимости от качества используемой стали и ее обработки. В особенности высокоэффективные ножницы с режущими кромками HSS из высокопрочной стали отвечают самым высоким требованиям, предъявляемым к стойкости и длительности режущей способности ножниц. В зависимости от назначения и частоты применения могут использоваться такие режущие материалы, как специальная высококачественная сталь, высококачественная сталь и качественная сталь. Чем выше качество стали режущих кромок, тем дольше срок службы ножниц!

Более 80 лет фирма BESSEY производит ручные ножницы по металлу профессионального уровня под фирменным знаком ERDI . Для изготовления высококачественных ножниц используются самые современные станки и оборудование. Стабильно высокий уровень качества гарантируется текущим контролем собственного производства и использования материалов, прошедших контроль качества.

Ручные ножницы ERDI с рычажной передачей.
Режущие головки ножниц изготавливаются в ковочном штампе из улучшенной стали.
Лезвия дополнительно закаляются индуктивным способом. Благодаря этому достигается высокая долговечность, а края разрезов остаются ровными, без заусенцев.
Эргономичная рукоятка с пластиковым покрытием и защитой от соскальзывания.
Никелированные стальные ручки жесткой конструкции.
Наличие встроенной стальной пружины для самостоятельного раскрытия ножниц.
Обе рукоятки шарнирно сочленены, благодаря чему возникает дополнительная рычажная передача. Это позволяет работать чрезвычайно легко, с небольшими усилиями.
Надежная замковая защелка.

Обычные ножницы для резки листового металла
Обычные ножницы для резки листового металла представляют собой настоящий классический пример прочности и надежности. Независимо от цели применения и материала из широкого спектра вариантов и возможностей обычных ножниц по металлу всегда можно выбрать инструмент с требуемой режущей формой и режущими качествами. Ручные ножницы по металлу ERDI — полностью кованые, чрезвычайно прочные и абсолютно надежные. На них всегда можно положиться.

Цельнокованые головка ножниц ERDI и рукоятка изготовлены в ковочном штампе. Поэтому они столь прочны и надежны.
Индуктивно закаленные лезвия гарантируют долгий срок службы ножниц по металлу ERDI и оптимальный результат.
Ножницы имеют регулируемое соединение. После последующей заточки все обычные ножницы по металлу могут быть легко настроены заново.

Высокоэффективные ножницы ERDI с лезвиями HSS
Высокоэффективные ножницы с лезвиями HSS отвечают наивысшим требованиям как к стойкости, так и к режущей способности инструмента. Отличное качество стали способствует тому факту, что высокоэффективные ножницы с лезвиями HSS по сравнению с обычными ножницами показывают всегда лучший результат. Прежде всего, при работе с листами из высококачественной стали. Высокоэффективные ножницы с лезвиями HSS поставляются для всех областей применения и во всех вариантах, от фигурных до идеальных ножниц, в качестве обычных ножниц для резки листового металла или с рычажной передачей. Выбор за Вами!

1 Длительный срок службы
Головки ножниц изготовлены в ковочном штампе из улучшенной стали.
Вставные лезвия из HSS гарантируют значительно большую стойкость по сравнению с обычными лезвиями, что в полной мере проявляет себя при обработке высокопрочных материалов.
2 Двойная рычажная передача
Благодаря двойной рычажной передаче требуются существенно меньшие усилия. Одновременно при этом значительно увеличивается режущая способность инструмента.
3 Эргономичная рукоятка
Мягкая прокладка и покрытие из пластика обеспечивают удобное расположение эргономичной рукоятки в руке.

Чилийское дежавю — Ведомости

Нынешние выборы в Чили не просто очередной этап мирной конкуренции левых и правых. Это конец целой эпохи, которую можно назвать постпиночетовской.

С 1989 г., когда в Чили после 16-летнего правления генерала Пиночета прошли первые свободные выборы, политические процессы в этой стране развивались на основе консенсуса между левоцентристами и правоцентристами. Те и другие признавали правила игры, установленные диктатором на последнем этапе правления. В основе консенсуса лежало признание эффективности либеральной экономики и системы управления, закрепленной в пиночетовской конституции. В течение постпиночетовского периода большую часть времени правили умеренно левые. Но сколько бы они ни проклинали покойного диктатора, как бы ни пытались засадить за решетку его соратников (в ряде случаев это получилось), ни на экономический либерализм, ни на конституцию они не покушались. Вне этого консенсуса действовали только маргиналы – как ультралевые, так и ультраправые. То есть чилийское общество в целом консенсус поддерживало.

В этом году консенсусу, а значит, и постпиночетовской эпохе в Чили пришел конец. Радикально левое студенческое движение, бунтовавшее в 2011–2019 гг., кристаллизовалось в коалицию «Я одобряю достоинство». В нее вошли и традиционные левые (коммунисты, феминистки, зеленые, либертарианцы и проч.), но тон в ней задают повзрослевшие лидеры студенческих протестов. Во главе коалиции встал депутат Габриэль Борич – вождь студентов времен баррикадных боев. Новые чилийские левые выступают против консенсуса 1989 г., против либеральной экономики и конституции.

Как известно, действие рождает противодействие. На месте ослабевшей умеренно правой коалиции материализовалась настоящая правая Республиканская партия, открыто и прямолинейно апеллирующая к временам Пиночета, во главе с Хосе Антонио Кастом. Эти такие же враги консенсуса, как и сторонники Борича, только с противоположным знаком: они считают нынешнюю генерацию левых противниками и даже врагами.

В первом туре президентских выборов, состоявшемся 21 ноября, Борич получил примерно 25%, а Каст – 28–29% (точные цифры появятся через день-другой). Кандидаты от партий консенсуса провалились: правоцентрист Франко Париси, христианская демократка Ясна Провосте и центрист Себастьян Сичель завоевали по 12–13% каждый.

Борич, энергичный и обаятельный потомок хорватских переселенцев, выступает с политической повесткой, традиционной для левых в Латинской Америке. Он требует перейти к бесплатному образованию, национализировать пенсионную систему и здравоохранение, предоставить больше прав коренному населению (мапуче), легализовать аборты и раскрыть двери мигрантам. Но гвоздем его программы является взыскание роялти с горнодобывающей промышленности (Чили – крупнейший поставщик меди на мировые рынки).

Его противник Каст выдвигает прямо противоположную программу. Он предлагает сократить налоги, расширить полномочия правоохранительных органов, железной рукой подавить преступность, запретить въезд мигрантам, силой подавить движение мапуче и запретить аборты.

Чилийская молодежь, устраивающая беспорядки уже 10 лет, имеет причины для недовольства. Либеральная постпиночетовская модель, как и любая другая, неидеальна и нуждается в постоянной корректировке. Да, пенсионные фонды должны работать лучше, как и больницы с поликлиниками. И да, плату за обучение в школах и вузах необходимо корректировать, чтобы молодые люди имели возможность учиться. Но обратим внимание на то, что беспорядки 2011–2019 гг. устраивали не безработные и не малооплачиваемые, а студенты и старшеклассники. За которых, между прочим, платили родители, которые ворчали, но баррикад не строили. То есть протесты – а они приводили к погромам и жертвам – устраивались достаточно благополучными, а не нищими и голодными людьми. Можно предположить, что на баррикады их влекли не столько реально существующие проблемы, сколько свойственный молодежи кураж и стихийное бунтарство.

Молодежные выступления в Чили заставляют вспомнить эпизод фильма Марка Захарова «Убить дракона»: после известий о смерти чудовища на улицу выходит невнятная личность, отбирает у зеленщика его тележку и поджигает. На вопрос, что он делает, тот отвечает: «Борюсь». С кем, за что? «Со всеми. За счастье и свободу».

Параллельно с молодежными протестами на юге Чили, в районах проживания мапуче, разворачивался другой конфликт: индейцы выступали против скупки земель лесопромышленными и энергетическими компаниями. Тут прослеживается определенная параллель со студенческими протестами. Действительно, известно немало случаев обмана и насильственного захвата земель мапуче, запугивания и давления. Но покажите страну, где нет конфликтов между крупными компаниями и мелкими земельными собственниками. Возьмите хотя бы американские, австралийские или шведские фильмы – десятки посвящены таким конфликтам. В коммунистическом Китае они случаются не реже, и в канувшем в Лету СССР они происходили (почитайте «Прощание с Матёрой» Валентина Распутина). Конфликты такого рода разрешаются тем легче и справедливее, чем демократичней государство, в котором они происходят.

В Чили с демократией все в порядке. Но если студенты и школьники, требующие снижения платы за обучение, бьют витрины, поджигают автомобили и перегораживают улицы, это вопрос не к политической системе, а к полиции. Если индейцы не действуют через депутатов, СМИ и гражданские структуры, а поджигают технику и перекрывают дороги, то это тоже к полиции. Если крестьяне, выступающие против лесопромышленников, считают, что нарушаются не их права как граждан, а их привилегии как коренного народа, – это об уровне правосознания протестующих.

Собственно, приведенные выше рассуждения и подняли Хосе Антонио Каста на первое место на прошедших выборах. Так рассуждает его избиратель, которому надоели уличные беспорядки в городах и перекрытые трассы в сельских районах. Ему осточертели мигранты, которых в Чили, самой благополучной стране континента, скопилось сотни тысяч. Каст справедливо спрашивает левых: если вы считаете, что у нас серьезные социальные проблемы, почему же вы требуете привечать венесуэльцев и гаитян, которые отбирают у вас работу? Если вы недовольны состоянием дел с безопасностью, почему вы требуете урезать полномочия полиции – хотите жить в обстановке криминального террора, как в Венесуэле или Гондурасе?

В этом суть политического выбора, перед которым стоит Чили. Левые, недовольные минусами либеральной модели, хотят ее разрушить, а правые не понимают, зачем сжигать дом, которому необходим ремонт. Но если первые обуяны жаждой «все взять и поделить», то вторые со страха отказываются видеть, что ремонт действительно нужен. Отсюда, в частности, выступления Каста против абортов: понятно, он практикующий католик, но живет-то в XXI в., и его жестокая, упрямая позиция вызовет ненависть во всем мире!

Хотя Каст в первом туре выборов получил больше голосов, чем Борич, у последнего больше шансов на победу во втором туре. Потому что Чили – относительно небольшая страна, сильно связанная с другими странами Латинской Америки и еще сильнее с США и Европой. Каста уже называют чилийским Трампом и вторым Болсонару; понятно, что Вашингтон и Брюссель приложат все усилия, чтобы не допустить его победы. А в Чили очень даже смотрят CNN, BBC и Euronews, особенно средние слои – основной электорат Каста.

Атакующие Каста СМИ не забывают всякий раз напоминать, что он немец. Вроде ничего особенного, немцев в Чили полно, но это не самая популярная в стране группа населения. Борич, конечно, тоже не мапуче и даже не потомок андалузских крестьян, но хорваты все же не немцы, и мать у него каталонка. Настойчивые напоминания о немецких корнях Каста – скрытая и довольно действенная контрпропаганда.

Центристы из бывших партий консенсуса тоже сыграют большую роль в ориентации чилийских избирателей перед вторым туром. А за ними – более трети избирателей. Ясна Провосте уже призвала своих сторонников голосовать против Каста, назвав его «олицетворением фашизма». Себастьян Сичель, поддерживающий однополые браки и выступающий за усиление государственной поддержки бедняков, просто не сможет поддержать Каста – его избирателю близок и понятен Борич, а не его правый оппонент. Есть и небольшие левые партии типа Патриотического союза и Прогрессивной партии, которые однозначно выступят в поддержку Борича. Теоретически Каст может получить поддержку со стороны правоцентриста Париси, но она вряд ли будет весомой: этот сеньор поленился прилететь из США, где проживает, на первый тур выборов. ..

Нынешние выборы в Чили оставляют ощущение дежавю. Так, жестко и бескомпромиссно, сталкивались правые и левые в 1970-м, когда победил социалист Сальвадор Альенде. А дальше был хаос, вызванный социалистическими экспериментами, кровавый переворот, чугунная стабильность при Пиночете – и затем 30 лет относительного спокойствия под сенью постпиночетовского компромисса. Эти времена ушли, и, скорее всего, к власти придет молодой наследник Альенде. Но для Чили это не станет возвратом к хаосу и танкам 1973-го. Потому что Борич – не Альенде. За ним не стоят сильные и агрессивные левые партии, готовые бороться за свои идеи с оружием в руках (бить витрины и сражаться – разные вещи). Его не поддерживают мощные агрессивные профсоюзы (рабочие в Чили неплохо зарабатывают и променять относительное благополучие на карточки образца 1972–1973 гг. не готовы). Ликвидировать демократию Борич не сможет, да он этого и не хочет. А без такой ликвидации невозможно шариковское «все взять и поделить».

Значит, победа левых в Чили приведет только к неким новациям (повышение налогов, увеличение роли государства в образовании и здравоохранении, возможно – узаконение привилегий индейцев). Может быть, это даже и неплохо – корректировка существующей модели. Потому что отменить ее в Чили уже вряд ли возможно.

Правые сильнее влияют на людей в интернете, чем левые – Наука – Коммерсантъ

Сотрудники кафедры социологии философского факультета Томского госуниверситета исследовали, как онлайн-активность представителей радикальных политических и религиозных взглядов связана с уровнем радикальности мнений и настроений населения регионов в офлайн-реальности. Исследование, поддержанное грантом РФФИ, показало линейную зависимость для праворадикальных идей и движений. Работа социологов в этом направлении поможет эффективнее противодействовать идеологиям экстремизма и выявить дополнительные факторы, влияющие на рост радикальных настроений.

В качестве основного объекта авторы работы взяли радикализм, связанный с политикой и религией: правый и левый радикализм и радикальный исламизм. С помощью интеллектуального анализа данных и дата-майнинга ученые исследовали радикальные онлайн-сообщества, а также провели массовый опрос населения в шести регионах России. В итоге было рассчитано два индекса: индекс онлайн-активности радикалов (параметры онлайн-активности, поделенные на население региона) и индекс радикальности настроений населения.

Среди интересных выводов, к которым пришли ученые, оказался тезис о правых радикалах. Чем выше уровень онлайн-активности правых радикалов, тем выше поддержка их идей среди населения. Скорее всего, считает заведующий кафедрой социологии философского факультета Томского госуниверситета Виталий Кашпур, это связано с тем, что эти течения направлены на защиту традиционных институтов — вроде церкви или нации — перед угрозами со стороны глобализационных и миграционных тенденций.

А вот для леворадикальных течений линейной взаимосвязи выявлено не было. Например, в регионах с высоким уровнем онлайн-активности левых радикалов, как в Удмуртии, уровень офлайн-активности не выше, чем в других регионах. Как объясняет ученый, «нет конвейерной ленты между мнениями людей и их действиями».

Отсутствие взаимовлияния тоже важно, уверен Виталий Кашпур: значит, в этих отношениях все не так просто. То есть на уровень радикальности населения влияет большее число факторов, нежели просто онлайн-активность разных сообществ.

Сейчас ученым понятно: то, что люди думают, и то, что они делают,— разные вещи. От этого исследователи будут отталкиваться, продолжая работать с темой и изучая, как онлайн сказывается на офлайне и наоборот.

В ближайшее время группа исследователей ТГУ начнет новый проект, продолжает Виталий Кашпур: он поддержан грантом РНФ. Работа будет касаться того, как в онлайне возникают и распространяются радикальные настроения, не связанные с политическими идеологиями. Например, объясняет ученый, это может быть деятельность антиваксеров — людей, выступающих против прививок.

По материалам Томского государственного университета,

Удивительное происхождение «левых» и «правых» в политике

В четверг вечером, когда 10 кандидатов в президенты от Демократической партии выйдут на сцену в Хьюстоне, чтобы обсудить будущее своей партии, все они надеются выделиться среди своих конкурентов. В конце концов, хотя все они хотят представлять одну и ту же политическую партию, их взгляды попадают в разные точки политического спектра. Некоторые кандидаты, такие как бывший вице-президент Джо Байден, представляют более умеренное крыло партии.Другие, такие как сенатор от Вермонта Берни Сандерс, представляют более радикальное видение прогрессивной политики — то, что обычно называют левым крылом.

Но почему слева и справа сигнализируют о разных концах политического спектра?

Сегодня эти термины являются метафорами, но изначально они были «буквальными описаниями», — говорит София Розенфельд, профессор европейской и американской интеллектуальной и культурной истории Пенсильванского университета.Вот как историки объясняют удивительную эволюцию этих терминов.

Каково происхождение политических терминов «левый» и «правый»?

История начинается во Франции летом 1789 года, объясняет Патрис Хигонне, почетный профессор французской истории Гарвардского университета. Когда Французская революция набирала обороты, разъяренная толпа только что штурмовала Бастилию. Национальное собрание собралось, чтобы действовать как правительство революции.А у собрания была главная цель: написать новую конституцию.

Литография штурма Бастилии 14 июля 1789 года.

adoc-photos/Corbis через Getty Images

Один из главных вопросов, который обсуждался на собрании, заключался в том, какой властью должен обладать король, говорит Дэвид А.Белл, профессор ранней современной Франции в Принстонском университете. Будет ли он иметь право абсолютного вето? По мере продолжения дебатов те, кто считал, что король должен иметь абсолютное право вето, сидели справа от председателя ассамблеи, а те, кто считал, что он не должен — более радикальная точка зрения — сидели слева от председателя ассамблеи. Другими словами, те, кто хотел быть ближе к традициям, были справа, а те, кто хотел больше изменений, были слева.

«Таким образом, эти группы стали известны как левые и правые , и именно здесь мы прослеживаем происхождение», — сказал Белл TIME.

Схема рассадки повторилась в последующих законодательных собраниях и парламентах. «Он довольно быстро вошел в обиход», — говорит он. «Эти термины использовались в газетах, сообщавших о национальном собрании».

Получить наш информационный бюллетень истории. Поместите сегодняшние новости в контекст и просмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили электронное письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Нажмите на ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получили подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Как распространялись «левые» и «правые»?

Весь мир наблюдал за Французской революцией, и ее жаргон в конце концов начал распространяться по всему миру — но не в одночасье. Согласно эссе французского историка Марселя Гоше «Правые и левые», процесс превращения правых и левых в основные категории политической идентичности был «длительным процессом, длившимся более трех четвертей века, до первого десятилетие 20 века.

Распространенность левых и правых в большевистской России и в первые годы Советского Союза служит примером охвата терминов.

«Большевики были очарованы Французской революцией. Они очень серьезно относились к тому, чтобы сохранить его наследие и поднять его на более высокий уровень», — сказала TIME в электронном письме Марси Шор, профессор европейской культурной и интеллектуальной истории Йельского университета.Они рассматривали это как необходимый шаг в историческом процессе, который в конечном итоге приведет к коммунизму.

Для них левый и правый приобрели новые специфические значения. Люди, которые отошли от линии коммунистической партии, описывались оппонентами как левые или правые уклонисты, особенно в сталинскую эпоху. Склонение влево обычно означало принятие радикальной международной рабочей революции, а склонение вправо обычно означало принятие какого-то национального чувства.Но определения были текучими, всегда меняющимися в зависимости от постоянно меняющейся линии партии.

В межвоенные годы термины слева и справа использовались по всей Европе, поскольку люди боролись с политикой нации и класса. «Очень трудно говорить о 1920-х и 1930-х годах в Европе, не упоминая постоянно «правых» и «левых», — пишет Шор. «Это особенно верно, потому что межвоенные годы были временем поляризации политического спектра: правые стали более радикальными, левые стали более радикальными; либеральный центр «растворился в воздухе» (по выражению Маркса).

Как «левые» и «правые» вошли в американскую политику?

По словам Майкла Казина, профессора американской политики и социальных движений в Джорджтаунском университете, эти термины вошли в американский разговорный язык только в 20-м веке, а поиск в Google NGram показывает, что термины левые и правые -wing стал широко использоваться в англоязычных книгах только в 1920-х годах.

Но по мере того, как термины становились все более распространенными, те, кто мог их использовать чаще всего, начали избегать их.В 1920-х и 30-х годах в США были «добросовестные» коммунисты и социалисты, говорит Брент Себул, профессор истории США 20-го века в Университете Пенсильвании, но они стали менее склонны называть себя «левыми» из-за множества причины.

Во-первых, когда президент Франклин Д. Рузвельт учредил «Новый курс» в 1930-х годах, он открыл эру либерализма, примирившего частное предпринимательство. Многие люди, которые были активными социалистами, предпочли поддержать «Новый курс», пожертвовав своими более радикальными идеологиями во имя достижения прогресса в основных партиях и политике.

Рузвельт подписывает Закон о чрезвычайной банковской деятельности в 1933 году

Беттманн/Getty Images

Затем, в 1940-х и 1950-х годах, холодная война и красная паника подняли ставки для левых. «Вы бы потеряли работу в правительстве, если бы активно говорили о социалистических или коммунистических взглядах», — говорит Себул. «Так что это имеет важное значение с точки зрения того, кто на самом деле идентифицирует себя как левака». Тем временем консервативные мыслители начали связывать рост либерального государства с тем, что они называли левачеством, с его коммунистическими ассоциациями. «На самом деле именно правые поддерживают эту идею левых [в мейнстримной политике]», — утверждает он.

Тем не менее, люди начали использовать этот термин примерно в 1960-х годах, говорит Дженнифер Бернс, профессор Университета 20-го века.С. истории в Стэнфордском университете и научным сотрудником Гуверовского института.

Что вызвало сдвиг? Во-первых, политические партии — в прошлом часто движимые региональными и экономическими интересами — начали укрепляться вокруг центральных идеологических убеждений. Во-вторых, и правые, и левые стали отвергать старый политический консенсус. Консерваторы работали над защитой нового набора идей, не соглашаясь с философскими основами расширенного правительства. А с другой стороны, студенческие активисты протестовали против того, что они считали «гегемонистским либерализмом», как выразился Бернс, и войны во Вьетнаме.

Этот момент был ключевым: левый и правый вновь стали полезными в американской политике, когда людям нужен был способ выразить свое несогласие с другими по поводу того, что могло казаться их собственной точкой зрения.

«Внезапно у вас появилось больше определенных левых и правых, потому что обе стороны думают, что середина — истеблишмент, власть предержащие — все портят и плохо работают», — говорит Бернс.«Это может быть причиной того, что левых становятся более определенными как точка в политическом спектре, потому что людям, которые не согласны с либерализмом, но не являются консерваторами, нужно слово, чтобы они могли называть себя левыми… [И] когда люди карабкаются чтобы отличаться от консервативного движения своего времени, но они ясно понимают, что не призывают к расширенному правительству или расширенному вмешательству в экономическую или социальную и политическую жизнь, они прибегают к этому термину права .

Что сегодня означают «левый» и «правый»?

Как объясняет София Розенфельд из Penn, эти термины зависят от ситуации и стали инструментами, которые меняются в зависимости от контекста. Они означали что-то особенное во Французской революции, что-то особенное в подъеме социализма и национализма в Европе и что-то особенное в зарождении студенческих движений в Соединенных Штатах.

Сегодня в США слева и справа предполагают прогрессивизм и консерватизм. Но определение центра все еще постоянно меняется. Во вторник Макклатчи сообщил, что, хотя Байден был назван умеренным кандидатом, его повестка дня гораздо более прогрессивна, чем гл. Хиллари Клинтон была всего четырьмя годами раньше.

Одна тенденция имеет тенденцию сохраняться: левые и правые становятся более сильными политическими группировками, когда центр уходит.Некоторые утверждают, что это именно то, что происходит в 2019 году.

«Я думаю, что термин правильно возвращается сегодня, — говорит Бернс, — потому что мы видим такое разнообразие среди людей, которые действительно ясно понимают, что они не либерально».

Термины также все чаще используются в политической борьбе, говорит Казин. Политики сегодня часто описывают своих оппонентов как крайних левых или крайне правых в попытке делегитимировать свою политику.

И значения слева и справа еще могут измениться.

«Я историк; Я не верю, что у терминов есть неоспоримые значения», — говорит Казин. «Чем важнее термин, тем более спорным является его значение».

Исправление от 14 сентября

В первоначальной версии этой истории было искажено утверждение, что Марсель Гоше был «поздним историком». Он все еще жив.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Пишите Мадлен Карлайл по адресу madeleine. [email protected]

Секционные модели 101: что нужно знать перед покупкой секционных моделей – Gates Home Furnishings

Все больше и больше наших клиентов в Grants Pass спрашивают, как они могут заставить секционный диван работать в своем доме, и мы рады видеть, что эти предметы становятся все более популярными! Эти универсальные предметы мебели отлично подходят для максимизации пространства в комнатах всех форм и размеров, а также они легко настраиваются и могут вписаться в уникальные пространства.Но из-за того, что доступно так много стилей и форм, терминология может сбить с толку начинающих покупателей. Мы надеемся, что этот пост поможет демистифицировать раздел!

Настройка секционного

Первое, что нужно понять о секционном диване – это то, что он состоит из двух или более отдельных частей, которые скрепляются между собой металлическими скобами, расположенными по бокам куска. Это отличная вещь для клиентов, потому что это означает, что вы часто можете попросить отдельные части, чтобы создать индивидуальную секцию, соответствующую размеру вашего дома. Если нужной вам конфигурации нет в наличии, просто запросите специальный заказ, чтобы получить именно то, что вы хотите!

В зависимости от производителя и стиля секции у вас могут быть разные детали. Для секции L-образной формы вы сможете выбрать часть дивана с тремя подушками, часть дивана с двумя подушками и квадратную соединительную часть с одной подушкой. Некоторые стили могут также предлагать шезлонг, который по размеру похож на двухместный диван, но имеет одну длинную подушку и не имеет спинки с одной стороны.Но чтобы правильно сконфигурировать эти части, вам нужно понимать разницу между частями, обращенными к правой и левой руке.

Лицом вправо и лицом влево

Обозначения «лицом к правой руке» и «лицом к левой руке», сокращенно RAF и LAF, просто относятся к стороне, на которую помещается рука, если вы смотрите прямо на деталь в разрезе. Так что, если вы смотрите на диван и видите, что с правой стороны есть подлокотник, а с левой ничего нет, это будет диван RAF. Для традиционной L-образной секционной конфигурации вы, скорее всего, получите один элемент RAF и один элемент LAF. Но в зависимости от того, в какую сторону секция будет обращена в вашей комнате, вам может понадобиться более длинная часть дивана RAF и более короткая двухместная часть LAF, соединенная угловой клиновой частью без подлокотников, или наоборот. Чтобы определить, какой из них подходит именно вам, просто обратитесь к сотруднику Gates! Мы позаботимся о том, чтобы вы заказали правильные детали для вашего дома!

Наклонные секции

Многие более крупные секционные модели имеют варианты наклона, независимо от того, питаются они от электроники или нет.И если вы ищете первоклассную секционную модель, вам следует спросить о моделях с регулируемой поясничной опорой и подголовниками. Эти секции отлично подходят для гостиной или театральной комнаты, потому что каждый человек может отрегулировать свое сиденье, чтобы получить идеальный уровень комфорта. Кроме того, некоторые модели имеют встроенные консоли и подстаканники, что делает их еще более функциональными!

Ткань

Чтобы получить приятный на ощупь вариант по более низкой цене, попробуйте секционный диван из микрофибры или микрозамши.Эти прочные ткани приятны на ощупь и обеспечат вам большую отдачу от затраченных средств. Но для наибольшего стиля и долговечности ищите секционные кожаные изделия высшего качества. Вы можете найти секционные кожаные изделия всех цветов, от коричневого до белого и серого. Эти варианты дороже, но за кожей легко ухаживать, и она прослужит вам долгие годы!

Секционные диваны — отличный вариант для каждого дома, потому что они максимально увеличивают количество сидячих мест в любом пространстве. Если вы заинтересованы в покупке секционной мебели для своего дома, посетите сайт Gates Furniture, чтобы узнать, какие стили доступны сейчас, или спросите о заказе нестандартной детали.Кроме того, наши сотрудники могут помочь вам завершить образ кофейным столиком или ковриком, который объединит всю комнату!

Почему некоторые люди не могут отличить правое от левого?

Дэвид Сакс/Getty Images

Почему некоторым людям трудно отличить лево от правого?

Валери Мойзес , Блоксхэм, Оксфордшир, Великобритания

Раньше я так сильно путал лево и право, что моему учителю вождения приходилось учить меня «повернуться на мою сторону» или «повернуться на свою сторону». Я все еще работаю над этим.

Кажется, это вопрос семантики: термины «слева» и «справа» не несут такого же естественного значения, как другие слова для обозначения местоположения, такие как «сверху» или «сзади». Древние римляне, вероятно, с меньшей вероятностью путали эти два слова, поскольку их слово «лево», « зловещий », стало ассоциироваться с несчастьем, а их слово «право», « декстер », — с полезными и правильными вещами.

Гай Кокс , Сент-Олбанс, Новый Южный Уэльс, Австралия

В детстве мне было очень трудно отличить слева направо.Тем не менее, я был сосущим палец, и мой момент озарения наступил, когда я понял, что кожа на моем правом большом пальце выглядит иначе, чем на левом, из-за сосания. Поэтому, когда мне пришлось выбирать между левым и правым, я просто смотрел на свои большие пальцы. Через несколько лет картина закрепилась в моем сознании.

«Во многих языках слово «право» имеет положительную коннотацию. «Левый» происходит от древнеанглийского слова lyft , означающего «слабый»

.

Крис Дэниел , Глан Конуи, Конуи, Великобритания

На удивление часто путают левое и правое.Одно исследование показало, что до трети людей иногда имеют с ним проблемы. Это может быть связано с дислексией и диспраксией, а также с трудностями в определении времени.

В таких языках, как французский, испанский и английский, слово «право» имеет положительную коннотацию правильности, прямоты и прямоты. В латыни и итальянском языке это связано с ловкостью.

«Левый», напротив, происходит от древнеанглийского слова lyft , означающего слабый. Французское слово «левый» означает «неуклюжий», а итальянское — «зловещий».

Многие царства животных и растений имеют двустороннюю симметрию. В то время как верх и низ, перед и зад очень отличны друг от друга и имеют физическую реальность, левое и правое имеют мало видимых различий, за исключением того, что они являются зеркальными отражениями друг друга. Концепция левого и правого усложняется тем, что она связана с наблюдателем, поэтому необходимо пространственное понимание, чтобы понять, что ваше право может быть чьей-то левой.

Джерри Гормли , Королевский университет Белфаста, Великобритания

Неврологические процессы, лежащие в основе различения левого и правого, сложны.Задача требует многих высших когнитивных функций, включая интеграцию визуальной информации, языка и памяти, а также способность вращать объекты в уме.

Значительная часть населения изо всех сил пытается понять, какая сторона какая. В здравоохранении, авиации и судоходстве это может иметь катастрофические последствия. Некоторые из самых печально известных ошибок в медицине были связаны с операцией не на той стороне тела, например, с удалением не той почки или конечности.

Чем можно помочь? Существуют методы, позволяющие отличить левую руку от правой — например, вытягивание большого пальца левой руки под прямым углом к ​​указательному образует букву «L», чтобы идентифицировать левую руку и сторону.Однако проведенное мной исследование показывает, что этот метод не является надежным.

Включение систем безопасности при принятии важных решений в отношении левой или правой стороны может помочь уменьшить количество ошибочных действий — например, хирургическая бригада берет перерыв перед операцией, чтобы просмотреть контрольный список, чтобы убедиться, что операция проводится на правильной стороне пациента. .

Некоторые люди, которым трудно отличить левое от правого, чувствуют себя стигматизированными и могут захотеть скрыть свои трудности.Если вы спокойно скажете, что у вас с этим проблемы, и заручитесь поддержкой тех, кто с вами работает, все может измениться.

Чтобы ответить на этот вопрос или задать новый, напишите по адресу [email protected]

Вопросы должны представлять собой научные исследования о повседневных явлениях, а вопросы и ответы должны быть краткими. Мы оставляем за собой право редактировать элементы для ясности и стиля. Пожалуйста, укажите почтовый адрес, номер телефона для работы в дневное время и адрес электронной почты.

New Scientist Ltd сохраняет за собой полный редакционный контроль над опубликованным контентом и оставляет за собой все права на повторное использование материалов вопросов и ответов, которые были отправлены читателями на любом носителе или в любом формате.

Вы также можете отправить ответы по почте: The Last Word, New Scientist, 25 Bedford Street, London WC2E 9ES.

Действуют положения и условия.

Взлеты и падения «левых» и «правых»

Марк Никол

Левый имел плохую репутацию на протяжении всей истории.Поскольку подавляющее большинство людей правши (большинство оценок находится в диапазоне от 85 до 90 процентов), леворукость стала ассоциироваться со слабостью — само слово левый происходит от древнеанглийского слова, означающего « слабый.»

Поэтому до недавнего времени леворукость часто считалась нежелательной, и даже в двадцатом веке родители и учителя часто заставляли детей-левшей использовать правую руку для письма, еды и других основных действий.Даже сейчас «комплимент для левой руки» (также называемый «комплиментом для левой руки») относится к якобы положительному комментарию, который явно или неявно является оскорблением.

Идиомы, которые используют слева для описания нежелательной или необычной ситуации, включают «две левые ноги», относящиеся к неуклюжему танцору, и «вне левого поля», что означает неожиданный комментарий или идею. (Последнее, однако, не обязательно является уничижительным.) Мы также используем слева для обозначения чего-то, что осталось позади в результате преднамеренного действия или случайного недосмотра.Еще одна распространенная идиома с негативной коннотацией, использующая это значение оставило , — это «оставляло желать лучшего».

Эквиваленты и в других языках имеют такое же уничижительное значение. Gauche , французское слово, обозначающее , оставило , также означает «бестактный, грубый, социально некомпетентный» — как на английском, так и на французском языке. Напротив, droit является корнем слова maladroit , что означает «некомпетентный, неумелый, неподходящий». (Английский язык принял и адаптировал этот термин как adroit — буквально «справа» и означает «соответствующий»), а также maladroit . )

Зловещий , от латинского слова «слева», стал ассоциироваться с неблагоприятными или неудачными событиями и был заимствован французским, а затем английским языком для обозначения «зло». В геральдике это относится к правой стороне герба (левая сторона с точки зрения носителя щита, от которого произошел герб), напротив dexter или правая сторона. От латинского элемента dextr-, означающего «справа», заимствованного в английский язык как dexter, мы также получаем прилагательное dexterous , означающее «умный, искусный».

Право само по себе означает «хороший, правильный», и это первоначальное значение применительно к правой руке — это правильная рука. Среди многих идиом, предполагающих положительную коннотацию, есть «правая рука» и «нужный материал». (Использование правого и левого для обозначения политической идеологии, каждое из которых часто пишется с большой буквы, когда речь идет о приверженцах как о коллективе, пришло из революционной эпохи во Франции: консервативная партия в Национальном собрании называла себя Droit, « партия «Право». Либеральную фракцию в оппозиции стали называть «левыми».)

Хотите улучшить свой английский за пять минут в день? Оформите подписку и начните ежедневно получать наши советы по письму и упражнения!

Продолжай учиться! Просмотрите категорию «Выражения», ознакомьтесь с нашими популярными публикациями или выберите похожую публикацию ниже:

Хватит делать эти неловкие ошибки! Подпишитесь на ежедневные советы по письму сегодня!

  • Вы гарантированно улучшите свой английский всего за 5 минут в день!
  • подписчиков получают доступ к нашему архиву с более чем 800 интерактивными упражнениями!
  • Вы также получите три бонусные электронные книги совершенно бесплатно!
Попробуйте бесплатно прямо сейчас

Если вы левша, это не значит, что у вас правое полушарие — так что же это значит? | Новости и события

Эта статья Эммы Карлссон, доктора наук в области когнитивной неврологии Школы психологии, перепечатана из The Conversation под лицензией Creative Commons. Прочтите исходную статью. Школьная лаборатория HAND всегда заинтересована в том, чтобы найти больше левшей для своих экспериментов. Напишите им для получения дополнительной информации: [email protected]

Было много заявлений о том, что значит быть левшой, и меняет ли это тип человека, но правда остается чем-то вроде загадки. Мифы о леворукости появляются год за годом, но исследователям еще предстоит раскрыть все, что значит быть левшой.

Так почему же люди левши? Правда в том, что мы тоже не знаем этого полностью.Что мы знаем, так это то, что только около 10% людей во всем мире являются левшами, но это число не делится поровну между полами. Около 12% мужчин являются левшами, но только около 8% женщин. Некоторые люди очень взволнованы разделением 90:10 и удивляются, почему не все мы правши.

Но вот интересный вопрос: почему наша хилость не зависит от случая? Почему не 50:50? Это не связано с направлением почерка, поскольку леворукость будет преобладать в странах, где их языки пишут справа налево, а это не так. Даже генетика странная — только около 25% детей, у которых двое родителей-левшей, также будут левшами.

Быть левшой было связано со всеми видами плохих вещей. Например, плохое здоровье и ранняя смерть часто связаны, но это не совсем так. Последнее объясняется тем, что многие люди старшего поколения вынуждены переключаться и использовать правую руку. Это создает впечатление, что левшей в старшем возрасте меньше. Первый, несмотря на привлекательный заголовок, просто неверен.

Положительных мифов тоже предостаточно. Люди говорят, что левши более креативны, так как большинство из них используют свое «правое полушарие». Это, пожалуй, один из самых устойчивых мифов о рукопожатии и мозге. Но какой бы привлекательной ни была (и, возможно, к разочарованию тех левшей, которые все еще ждут, чтобы однажды проснуться с талантами Леонардо да Винчи), общая идея о том, что любой из нас использует «доминирующую сторону мозга», которая определяет нашу личность и решения делать тоже неправильно.

Латерализация мозга и леворукость

Однако верно то, что правое полушарие мозга контролирует левую сторону тела, а левое полушарие — правую, и что полушария на самом деле имеют особенности.Например, речь обычно немного больше обрабатывается левым полушарием, а распознавание лиц — немного больше правым полушарием. Эта идея о том, что каждое полушарие специализируется на определенных навыках, известна как латерализация мозга. Однако половинки не работают изолированно, так как толстая полоса нервных волокон, называемая мозолистым телом, соединяет две стороны.

Интересно, что есть некоторые известные различия в этих специальностях между правшами и левшами.Например, часто упоминается, что около 95% правшей имеют «доминирующее левое полушарие». Это не то же самое, что вышеприведенное утверждение о «левом полушарии», на самом деле это относится к раннему выводу о том, что большинство правшей в большей степени зависят от левого полушария в отношении речи и языка. Предполагалось, что для левшей все будет наоборот. Но это не так. На самом деле, 70% левшей также обрабатывают речь больше в левом полушарии. Почему это число меньше, а не наоборот, пока неизвестно.

Исследователи обнаружили множество других особенностей мозга или «асимметрий» в дополнение к языку. Многие из них специализируются на правом полушарии — по крайней мере, у большинства правшей — и включают в себя такие вещи, как обработка лица, пространственные навыки и восприятие эмоций. Но они недостаточно изучены, возможно, потому, что ученые ошибочно предположили, что все они зависят от того, находится ли полушарие, которое не является доминирующим для речи у каждого человека.

На самом деле, это предположение, а также признание того, что у небольшого числа левшей наблюдается необычное доминирование правого полушария мозга в отношении языка, означает, что левши либо игнорируются, либо, что еще хуже, активно избегаются во многих исследованиях мозга, потому что исследователи предполагают, что, как и в случае с языком, все другие асимметрии будут уменьшены.

То, как некоторые из этих функций латерализованы (специализированы) в мозге, может фактически влиять на то, как мы воспринимаем вещи, и поэтому может быть изучено с помощью простых тестов восприятия. Например, в недавнем исследовании моей исследовательской группы мы представили изображения лиц, которые были построены таким образом, что одна половина лица показывает одну эмоцию, а другая половина — другую эмоцию, большому количеству правшей и левшей. .

Обычно люди видят эмоции, отображаемые на левой стороне лица, и считается, что это отражает специализацию в правом полушарии.Это связано с тем, что поля зрения обрабатываются таким образом, что возникает смещение в левую сторону пространства. Считается, что это представляет обработку правым полушарием, в то время как смещение в правую сторону пространства, как полагают, представляет обработку левым полушарием. Мы также представили различные типы изображений и звуков, чтобы изучить несколько других специализаций.

Наши результаты показывают, что некоторые типы специализаций, включая обработку лиц, по-видимому, следуют интересной закономерности, наблюдаемой для языка (то есть, похоже, что больше левшей предпочитали эмоции, показанные на правой стороне лица). лицо).Но в другом задании, в котором рассматривались предубеждения в отношении того, на что мы обращаем внимание, мы не обнаружили различий в паттернах обработки данных мозгом у правшей и левшей. Этот результат свидетельствует о том, что, хотя связь между рукоятью и некоторыми специализациями мозга существует, для других ее нет.

Левши занимают центральное место в новых подобных экспериментах, но не только потому, что они могут помочь нам понять, чем отличается это меньшинство. Изучение того, что отличает левшей, также может помочь нам, наконец, решить многие из давних нейропсихологических загадок мозга.

Дата публикации: 12 августа 2019 г.

словесных соединений: слева и справа. Пришло время снова последовать за… | Р. Филип Бушар | The Philipendium

Пришло время снова пройти извилистый путь словесных связей через континенты и века. Сегодня мы начнем со слов «левый» и «правый», следуя связям с неожиданными направлениями.

Когда слова «левый» и «правый» представляются как пара, мы сразу думаем об их значениях как о противоположностях — двух противоположных направлениях или двух противоположных сторонах человека или предмета. Например, мы можем думать о повороте налево по сравнению с поворотом направо. Или мы можем думать о левой руке против правой руки. Но если мы представляем одно слово без другого, то смысл становится менее ясным, потому что оба слова имеют несколько значений. «Left» может быть прошедшим временем или причастием прошедшего времени от «leave», например, «я оставил ключи в машине» или «Элвис покинул здание». «Правильно» может иметь несколько значений, наиболее распространенным из которых является синоним «правильно», например, «я всегда прав». Но еще одним важным использованием этого слова является ссылка на свободу или право, как в Билле о правах или право на ношение оружия (не путать с правом на ношение оружия, свободой, которую многие из нас ценят летом). .

Как оказалось, два основных значения слова «левый» не связаны друг с другом, но все различные значения слова «правый» связаны между собой. Другими словами, два значения слова «левый» произошли от разных источников, и это просто совпадение, что сегодня есть два разных слова «левый», которые имеют одинаковое написание и произношение. Но все различные значения слова «правильный» имеют общее происхождение, и за многие века это слово расширилось и стало иметь множество значений.

Слово «правильный» происходит от древнеанглийского riht , первоначальное значение которого было «прямой» — другими словами, не изогнутый и не кривой.Это слово может также означать прямой или прямой, два понятия, которые тесно связаны с прямолинейностью. Эти значения до сих пор придаются слову «правильно» в определенных контекстах, таких как «Ложка прямо здесь» или «Он стоит прямо». Поскольку ранняя западная культура придавала большое значение прямым объектам (в отличие от предметов, которые были кривыми), слово «правильный» также приобрело значение «хороший» и «правильный». Поэтому вы можете сказать «Поступай правильно», подразумевая нравственную правильность или добродетель.Или вы можете сказать «Я знаю правильный ответ», подразумевая фактическую правильность. Концепция нравственной добродетели также отражена в таких фразах, как «Он честный джентльмен» или «Она праведная женщина». И наоборот, слово «кривый» стало ассоциироваться со злом. И поэтому сегодня вы можете сказать: «Я думаю, что этот политик — мошенник».

В результате довольно интересного скачка понятие «морально правильное» в конечном итоге расширилось до значения «то, что кто-то заслуживает». Вместо того, чтобы говорить: «Это правильно, что ты должен унаследовать землю твоего отца», ты мог бы сказать: «Ты имеешь право унаследовать эту землю.После небольшой эволюции слово «право» стало отражать концепцию законного права или привилегии. Так что сегодня мы можем сказать: «Я буду отстаивать свои права» или говорить о наших законных правах при демократии.

Большинство людей в мире — где-то между 70% и 90% — правши. Из-за этого люди в древности считали праворукость правильной. Они считали леворукость чем-то неправильным, ущербным или, возможно, даже злом. Поэтому доминирующая рука (для большинства людей) стала называться «правой» рукой, что буквально означает «правильная рука».Слово «левая» происходит от староанглийского lyft , означающего «слабый», и использовалось для обозначения более слабой, недоминирующей руки. Сегодня было бы странно, если бы мы назвали одну руку правильной, а другую — слабой, но таков был склад ума того времени. Напротив, другое слово «левый» — прошедшее время слова «уходить» — происходит от древнеанглийского слова lǣfan и сохранило свое первоначальное значение.

После того, как слова «право» и «лево» стали ассоциироваться с двумя руками, было естественно расширить значения до общего значения направления.Если вы говорите кому-то повернуть направо, это означает повернуться в направлении его правой руки. Если вы говорите кому-то повернуть налево, это значит повернуться в сторону левой руки. В результате слово «правильно» имело долгую историю использования наряду с несколькими различными значениями, прежде чем оно стало ассоциироваться с направлением.

Оказывается, английский — не единственный язык, где слово, первоначально означавшее «прямой», расширилось до множества других значений. Во французском языке слово droit может означать направление вправо, как в правой руке или поворот направо. Это может также означать юридическое право. В испанском языке то же самое, где derecho может означать направление вправо или законное право. В обоих этих языках это слово до сих пор носит исходное значение «прямой». Так, по-французски «прямо» — это tout droit , а по-испански «прямо вперед» — todo derecho . В обеих этих фразах первое слово означает «все». Поэтому в обоих случаях фраза, означающая «прямо вперед», буквально «все в порядке».В английском языке мы также используем фразу «все в порядке», но мы используем ее для обозначения того, что что-то находится в достаточно приемлемом состоянии, например: «Я только что упал с лестницы, но со мной все в порядке».

Англоговорящего человека, изучающего французский или испанский языки, может сбить с толку то, что одно и то же слово используется, когда говорят кому-то повернуть направо или идти прямо. Вы должны слушать всю фразу, а не одно ключевое слово, чтобы понять, нужно ли вам сделать поворот или продолжать движение вперед. Во французском или испанском языке, чтобы сказать кому-то повернуть направо, вы исключаете слово, означающее «все», и включаете слово, означающее «повернуть».Таким образом, по-французски вы могли бы сказать tournez à droite , а по-испански вы могли бы сказать dobla a la derecha или gire a la derecha . (Также обратите внимание, что окончания слов изменились, указывая на то, что слово, означающее «правый», изменилось с мужского на женский.)

Во французском языке слово «левый» звучит как gauche , что первоначально означало «неуклюжий». Одна рука стала известна как «правильная» рука ( droit ), а другая стала известна как «неудобная» рука ( gauche ).Как и в английском языке, значения этих двух слов расширились от рук до направлений. Слово «gauche» также вошло в английский язык, сохранив первоначальное значение «неловко», но избавившись от любой ссылки на направление. С другой стороны, в английском языке есть слово «adroit», означающее умелый в использовании рук или ума. Это слово тоже заимствовано из французского, прямое указание на правую руку — умелую руку, а не неловкую руку.

До сих пор мы видели, что английские, французские и испанские слова, обозначающие «правильный», произошли от слов предков, означающих «прямой».Но с итальянским дело обстоит иначе, где слово «правильно» звучит как destra . Это слово происходит от латинского dexter , что на самом деле означало «правильно» — как по направлению или по правой руке — прямо с самого начала. В английском языке есть несколько слов, происходящих от dexter , например, «ловкость», снова относящаяся к умению пользоваться руками и снова подразумевающая, что правая рука — это искусная рука. Чтобы усугубить оскорбление левшей, у нас также есть слово «амбидекстр».Это слово относится к человеку, умеющему пользоваться любой рукой, но буквально оно означает наличие двух правых рук.

Итальянское слово «левый» — sinistra , от латинского слова sinister , означающего левое направление. Слово «зловещий» было поглощено английским языком, взято непосредственно из латыни, но полностью утратило связь с определенным направлением. Вместо этого мы используем это слово для обозначения «зла». (Представьте, что кто-то говорит вам: «На следующем перекрестке поверните зловеще!») Жалко бедных левшей, которым пришлось столкнуться с таким количеством негативных ассоциаций, не говоря уже об откровенных предубеждениях!

В испанском языке слово «левый» имеет вид izquierda , что не имеет ничего общего с соответствующими французскими, итальянскими или латинскими словами.Аналогичное слово встречается и в других языках Пиренейского полуострова, включая португальский, каталонский и баскский. Лингвисты знают, что izquierda — это доримское слово, а это означает, что это слово использовалось на территории нынешней Испании до завоевания этой территории Римской империей и последующего введения латинского языка. Каким-то образом слово пережило завоевание. Хотя нет полной уверенности в том, где именно на Пиренейском полуострове возникло это слово, существует большая вероятность того, что это слово произошло от баскского языка.

Немецкое слово, означающее «право», — rechts . Сходство с английским более чем поверхностное. Когда-то «gh» в слове «right» произносилось так же, как «ch» в rechts . И, как и в английском языке, первоначальное значение слова rechts было «прямой». Слово тесно связано с латинским словом rectus , что означает прямой или правильный. Сегодня у нас есть большое количество слов в английском языке, которые произошли от rectus .«Исправить» ситуацию означает исправить ситуацию, или, в разговорном английском, «выправить ее». «Прямоугольник» — это форма, в которой все внутренние углы являются «прямыми» углами (другими словами, 90 градусов).

В английском языке также есть прилагательные «прямой», «прямой» и «правильный» — все они относятся к тому, чтобы быть прямым или быть правильным. Каждое из этих слов имеет латинский эквивалент, от которого оно произошло — directus , erectus и correctus — и все они были получены путем добавления префикса к rectus . В английском языке также есть форма существительного каждого из этих слов, например, «направление» и «коррекция». Кроме того, испанские слова «право» ( derecho ) и французское слово «право» ( droit ) происходят от латинского слова directus — того же корня, что и наше английское слово «direct».

Теперь мы завершаем наш извилистый путь словесных связей для слов «левый» и «правый». Несмотря на несколько зловещих последствий, мы ловко следовали указаниям, чтобы оказаться там, где должны быть.Следите за будущими выпусками этой серии Word Connections!

Если вам понравилась эта статья, пожалуйста, нажмите на значок сердца ниже!

Сдвиг влево, сдвиг вправо — что сдвигаем и зачем?

По мере того, как все больше команд решают задачи непрерывной доставки, мы слышим, как многие люди говорят о «сдвиге влево» и «сдвиге вправо» в контексте тестирования. Что это значит, и почему все хотят это сделать?

Когда разработка программного обеспечения была линейной

В середине 1980-х я присоединился к моему первому проекту «водопад» в качестве разработчика. Это была линейная прогрессия, и в моей голове я видел, как она развертывается слева направо. Казалось разумным (на мой наивный взгляд) начать с тщательного анализа строящейся системы, выяснив, чего хотят заказчики. На этом «этапе» был создан аналитический документ, который инициировал «фазу требований», во время которой аналитики и менеджеры по продукту создали документ с подробным описанием каждой части функциональности, которую необходимо создать. И так продолжалось, передача от одной фазы, а часто и от одной команды к другой, с переходом из рук в руки толстых документов Word, пока разработчики, наконец, не «заморозили» код, чтобы больше нельзя было вносить изменения.Наконец, отдел контроля качества мог приступить к этапу тестирования, обычно до крайнего срока выпуска оставалось очень мало времени!

Звучит ужасно, и часто так и было, потому что водопад, казалось, шел рука об руку с отсутствием каких-либо надлежащих методов разработки или каких-либо мыслей о создании качественного продукта. Водопадные команды, использующие надежные методы разработки, тестирования и развертывания, прекрасно справлялись, пока их клиенты не нуждались в изменениях чаще одного или двух раз в год. Увы, поэтапно-закрытые проекты слишком часто страдали от низкого качества и сдерживались техническим долгом.

Независимо от того, были ли они дисфункциональными или нет, каскадные проекты определенно были линейными. У них была четкая отправная точка и четкий конец. Как только проект был запущен в производство, группы разработчиков программного обеспечения передали работу по обеспечению работоспособности производства отделу эксплуатации, немного отдохнули после напряженной спешки и приступили к совершенно новому проекту разработки.

Переключение передач влево, вправо

С появлением в 90-х годах гораздо более конкурентоспособного и динамичного мира программного обеспечения, выпуск программного обеспечения один или два раза в год стал проигрышной стратегией для компаний во многих областях бизнеса. Конец века ознаменовался появлением гибких подходов к разработке. Мы начали разбивать функции на управляемые фрагменты. Вся команда по доставке начала тесно сотрудничать с клиентами, чтобы понять, чего они хотят, и доставлять их постепенно и итеративно. Мы начали изучать множество способов повышения качества наших продуктов, когда стали использовать методы и принципы Agile и DevOps.

Я думаю, что когда люди сегодня говорят «сдвиг влево», они могут сохранить немного этого водопадного мышления и увидеть статичное «начало» для нового программного проекта.Несмотря на это, я считаю, что они просто пытаются описать гибкую практику использования тестов для управления разработкой программного обеспечения. Мы начинаем каждую новую функцию с вопроса, почему мы хотим ее создать, а затем как мы планируем ее тестировать. Тестируем новые идеи! Мы рисуем прототипы на доске и «тестируем» их. Мы просим клиентов (или потенциальных клиентов) протестировать наши идеи. Мы используем обучающие релизы, чтобы увидеть, действительно ли наши функциональные идеи стоят больших вложений.

Хорошо зарекомендовала себя практика разработки через тестирование, которая помогает разработчикам создавать удобный и правильный код.Многие команды используют ориентированные на бизнес тесты для управления разработкой, практикуя такие методы, как разработка, основанная на поведении (BDD). Исследовательское тестирование часто начинается еще до того, как изменение кода зафиксировано в системе управления исходным кодом. Мы тестируем такие атрибуты качества, как производительность, безопасность и доступность — мы не ждем, пока будет выпущена версия-кандидат. Тестирование — это не этап, это неотъемлемая часть разработки.

Под «сдвигом вправо» люди подразумевают, что они не собираются просто перебрасывать функцию через стену в операционный отдел при ее развертывании, они будут отслеживать, наблюдать, анализировать данные журналов и «тестировать в производстве».«DevOps обратил наше внимание на необходимость продолжать тестирование, даже когда новые изменения внедряются в рабочую среду. Мы можем использовать переключатели функций и другие средства для управления нашими изменениями до тех пор, пока не будем уверены, что они правильно работают в рабочей среде. Когда мы узнаем из данных об использовании в производстве, мы используем эту обратную связь для управления последующими изменениями.

Концепция , стоящая за «сдвигом влево» и «сдвигом вправо», превосходна и находится в центре внимания подходов Agile и DevOps. Но современная разработка программного обеспечения больше не является линейным процессом, так что же на самом деле означает сдвиг влево и сдвиг вправо?

Нет начала, не будет конца (надеюсь!)

Сдвиг в сторону «начала/слева» или «конца/справа» доставки программного обеспечения не имеет смысла для команды, использующей принципы и методы Agile и DevOps для частого предоставления ценности клиентам в устойчивом темпе.Современная разработка программного обеспечения представляет собой бесконечный цикл разработки небольших фрагментов функций, получения отзывов по мере их использования в производстве (возможно, небольшим числом людей) и продолжения их добавления, удаления и изменения на основе того, что мы узнаем из отзывов. . Эллен Готтесдинер и Мэри Горман в своей книге « Открой, чтобы осуществить » представляют этот процесс символом бесконечности:

.

Тестирование программного обеспечения играет важную роль на обеих сторонах цикла создания и обучения.

Поскольку сегодня разработка программного обеспечения непрерывна, мы сейчас говорим о «непрерывном тестировании», особенно в контексте гибкой разработки и DevTestOps. В своем посте «Непрерывное тестирование в DevOps» Дэн Эшби продемонстрировал, как тестирование вписывается в каждую часть DevOps на его непрерывном пути от планирования и создания до выпуска и мониторинга:


Иллюстрация из «Непрерывное тестирование в DevOps», Дэн Эшби, https://danashby.co.uk/2016/10/19/continuous-testing-in-devops/

Когда мы сегодня говорим «сдвиг влево», мы на самом деле имеем в виду левый цикл бесконечного цикла разработки и поставки программного обеспечения.И когда мы «смещаемся вправо», мы включаемся в эту правую петлю. Вот как мне нравится изображать смещение влево и вправо в контексте тестирования. Вместо того, чтобы сосредотачивать наше тестирование на моменте, когда релиз-кандидат построен и доставлен, мы расширяем нашу область действия вправо и влево.

Раннее тестирование, частое тестирование, тестирование в производстве

Тестирование

«Сдвиг влево» и «Сдвиг вправо» состоит из набора разнообразных действий, вплетенных в циклы обучения при разработке программного обеспечения. Мы полагаемся на отзывы, полученные в результате тестирования, чтобы формировать наши функции, чтобы убедиться, что новые изменения не приводят к неожиданным результатам, чтобы убедиться, что то, что мы предоставили, используется нашими клиентами так, как они ожидают.

Как заметила Джанет Грегори, использование термина «сдвиг влево» может вернуть некоторых людей к фазам большого предварительного анализа и требований водопада. Она предлагает использовать термины «непрерывное тестирование» или «целостное тестирование». Мне они нравятся, потому что они охватывают весь бесконечный цикл поиска и разработки, поставки и DevOps. Независимо от того, как ваша команда решит назвать это явление, важно найти способы интегрировать тестирование в каждую деятельность по разработке и эксплуатации, которую выполняет ваша команда.

Хотите узнать, как mabl может помочь вам проводить раннее и частое тестирование? Начните бесплатную пробную версию сегодня!

Каталожные номера :

«Сдвиг влево — почему мне не нравится этот термин», Джанет Грегори, https://janetgregory.ca/shift-left-why-i-dont-like-the-term/

«Непрерывное тестирование в DevOps», Дэн Эшби, https://danashby.co.uk/2016/10/19/continuous-testing-in-devops/

Откройте для себя, чтобы доставить: Agile Product Planning and Analysis , Эллен Готтесдинер и Мэри Горман, https://www.Discovertodeliver.com

«Обучающий релиз», Ардита Карадж, https://medium.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.