Интервью с футболистом: Интервью Дмитрия Мичкова о том, как стать профессиональным футболистом.

Разное

Содержание

Интервью Дмитрия Мичкова о том, как стать профессиональным футболистом.

Как стать профессиональным футболистом и зачем нужно заниматься спортом, нам рассказал известный футболист родом из Климовска Дмитрий Мичков. Дмитрий, в молодости поигравший в чемпионатах Бельгии за «Харельбеке» и Швейцарии за «Серветт», запомнился своими выступлениями за ФК «Томь», в которой был вице-капитаном и становился лучшим по отборам игроком Чемпионата России.

С Дмитрием мы знакомы уже несколько лет — иногда вместе играем в футбол в Климовске и Подольске, наверное, с ним играют или играли почти все, увлекающиеся футболом, жители ближайших городов. Дмитрий яро любит футбол и всегда требует от партнеров по команде максимальной самоотдачи в игре.

Дмитрий, добрый день! Последний раз Вы выступали в сезоне 2013/2014 за воронежский Факел, как обстоят дела сейчас, Вы завершили карьеру?

Дмитрий Мичков: Официально я карьеру не завершал. Есть определенные варианты продолжения карьеры, поэтому я тренируюсь и поддерживаю форму, играю в ЛФЛ в зоне Запад за команду Мегатитан. Это один из лидеров в чемпионате и в Лиге Чемпионов ЛФЛ. ЛФЛ очень интересный турнир, в котором играют и профессионалы, и любители — играть могут все желающие. Для меня это оптимальный способ заполнить паузу и поддерживать форму, так как уровень турнира очень неплохой.

Как Вы начали заниматься футболом и как Вам удалось стать профессиональным футболистом?

Решение отдать меня в секцию футбола принял мой отец, когда мне было 3- 4 года. С 5-6 лет он усиленно пытался устроить меня в московские футбольные школы ЦСКА, Спартака, Торпедо. Я мог оказаться в любой из них, но в школах ЦСКА и Спартака время начала тренировок нас не устраивало. Они начинались в 14:00 часов в Сокольниках и из Климовска ездить каждый день было невозможно. А в Торпедо тренировки были по субботам и воскресеньям — так я оказался в спортивной школе Торпедо. Потом тренировок стало больше уже 3-4 раза в неделю и они были вечером, после занятий в школе.

А с 9-ти лет я начал ездить самостоятельно. В 14 лет меня начали вызывать в сборную Москвы своего возраста и взяли на ставку в Торпедо — это были первые заработанные мной деньги.

В 96 году я выпустился из школы Торпедо и решил поступать в РГУФК. В то время президент и тренер «Спортакадемклуба» Лексаков Андрей Владимирович (с 2013 года технический директор РФС. — прим. ПодольскСити) заинтересовался мной, помог поступить в университет и взял в «Спортакадемклуб». Так я стал профессиональным футболистом.

Нужно ли заниматься спортом, футболом, тем более профессионально? И что делать, если не получиться заиграть на высоком уровне?

Моё мнение: обязательно нужно заниматься спортом, в том числе игровыми видами спорта и не только спортом. Любые развивающие секции, кружки, курсы для детей и подростков. Ребенок должен быть занят каким-либо делом помимо школы. В 90-е это было очень актуально, если занятий у ребенка кроме школы не было, как правило дети проводили время на чердаках и подвалах занимаясь пагубными делами. Если ребенок занят, то у него не останется времени на плохие вещи. У меня с 1-го по 5-ый класс, кроме футбола, было и фигурное катание в Климовске, и курсы английского языка.

А дальше уже смотреть по успехам. Если проглядывается перспектива, талант и желание у ребенка, как правило в игровых видах спорта — это 12 — 14 лет, то можно задуматься и о дальнейших шагах, попытаться стать профессионалом. А если перспектив нет, то ничего страшного — это во всяком случае очень полезно для развития здоровья, опять же — чтобы ребенок не болтался по улицам.

У меня 2-е детей. Дочка и сын ходят на всё что только можно: танцы, рисование, вокал, иностранные языки.

Дмитрий, какие Вы можете дать советы ребятам, начинающим футболистам из Подольска и Климовска?

Если они хотят стать профессиональными футболистами, то надо стремиться в московские футбольные школы. Там уровень соревнований несравнимо выше, чем в Подольске, Климовске и области в целом. Дело даже не в тренерах.

В Климовске тренер может быть в сто раз лучше, чем в Москве, но уровень игры и мастерства и других ребят намного выше.

Можно отдать ребенка и в климовские, подольские секции, но с 8-9 лет обязательно нужно стремиться в Москву. Если до 16 лет играть в турнирах Московской области, то шансов вырасти и стать профессиональным футболистом практически нет.

Любить футбол в себе, а не себя в футболе.

К сожалению, очень распространенная тенденция: в 12 — 16 лет кто-то начинает выделяться среди остальных ребят. Он талантливее, ему проще что-то дается, его начинают приглашать в сборные и он перестает пахать и отдаваться на 100%. Ему кажется, что так будет всегда и что он уже лучше других. Плюс ещё и возраст такой, когда начинаются пьянки-гулянки и они могут быть намного интереснее, чем тренировки. Человек заканчивает с футболом уже в 17 лет, хотя и был талантливее остальных. Сверстники, которые отставали от него, быстро его догоняют и перегоняют, потому что пашут и не «звездят».

В итоге: из 2-х сборных Москвы, в которых я играл в 14-15 лет, профессионально заиграли на высоком уровне 5-6 ребят из 30-ти человек. Остальные сократили требования к себе и завязали с футболом.

Пахать, пахать и пахать — иначе футбол наказывает.

Благодарим Дмитрия за выделенное время и желаем ему спортивных успехов и, вообще, всяческих успехов в жизни, здоровья ему и его семье.


«Я без зарплаты уже три месяца. Это не мешает получать удовольствие от футбола». Откровенное интервью Шатова

Какую помощь предлагал Семак и что такое «пожизненный контракт» от «Урала».

Какую помощь предлагал Семак и что такое «пожизненный контракт» от «Урала».

В середине ноября 2021-го Олег Шатов объявил о приостановлении профессиональной карьеры.

31-летний хавбек и «Рубин» расторгли контракт по обоюдному согласию сторон. Официальному сайту казанского клуба Шатов объяснил свое решение тем, что «в последнее время больше лечился, чем играл», а также пообещал, что «сделает попытку вернуться».

В январе 2022-го Шатов присоединился на сборах в ОАЭ к ФК «Урал», за который выступал с 2007-го по 2011 год. Президент «Урала» Григорий Иванов на вопрос о возможности подписания с Шатовым контракта ответил следующим образом: «У него пожизненный с нами контракт. Когда он еще мальчиком уходил от нас, то говорил, что заканчивать будет в «Урале». Вот и думайте сами. И мы будем думать, как бы лучше все сделать»

Мы встретились в ОАЭ с Шатовым и поговорили по душам:

  • Насколько сложно было принять решение о приостановлении карьеры
  • Почему было ошибкой приехать в Казань без семьи
  • Как в «Рубине» отреагировали на слова Олега
  • О моральном состоянии — была ли депрессия? И о физическом — прав ли Кокорин, говоря, что соблюдение режима в 18 лет позволяет после 30 иметь меньше травм?
  • О том, как Шатов провел 2,5 месяца вне профессионального футбола и кому благодарен за это время
  • О его возвращении

«Я не восстанавливался, а мучился»

— Когда впервые промелькнула мысль приостановить карьеру?

— Это было в Казани, и это не спонтанное решение. Все шло к этому — тут и мое внутреннее состояние, и физическое ощущение моего организма.

Просто я мучился в тот момент. Не восстанавливался, а мучился — потому что шло одно повреждение, оно тянуло за собой другое, третье. Я просто принял решение, что сделаю так, как реально хочу.

Ни о чем не жалею, у меня было более двух с половиной месяцев, которые я провел замечательно. Но для себя понял, что скучаю и по футболу, и по мячу. При любой возможности принимал участие [в матчах] — в Питере играл в любительской лиге, также играл с друзьями.

Что бы ты ни говорил и что бы ни делал — себя не обманешь. В очередной раз понял, что я люблю футбол и я буду делать не одну попытку, а две или три тысячи, если потребуется, чтобы вернуться.

— Сразу для себя сформулировал это как «приостановление» карьеры?

— Конечно, понимал для себя, что не заканчиваю. Если бы я завершал карьеру, я бы никому об этом не говорил — молча встал бы и ушел.

Но [ситуация] была понятна всем — и я должен был что-то сказать: и руководству «Рубина», и партнерам по команде, и болельщикам. Я должен быть честен с ними — так это и было. Хотя мог спокойно досидеть до зимы, получить одну-две зарплаты и никому ничего не говорить. Но я думал, что лучше эти два месяца как следует отдохну, «выдохну», проведу время с семьей, приведу свое состояние — в первую очередь, наверное, голову — к одному знаменателю. Поставлю какие-то цели, к которым буду идти.

Думаю, что это было не зря. По крайней мере, я в себе это ощущаю — вот сейчас приехал, тренируюсь шесть-семь дней в двухразовом режиме, и, тьфу-тьфу, пока меня ничего не беспокоит.

— Уже не первый раз делается акцент на словах «привести в порядок голову». Что вкладывается в это понятие?

— Мысли разные есть: «Закончить с футболом? А надо ли мне это? Почему так? А что в будущем? Что я сделал не так [в прошлом]?» Много разных мыслей, сидишь, вспоминаешь. Иногда есть ненужные вещи, которыми ты засоряешь себе голову.

Есть те, кто может сразу отсекать все ненужное, а есть те, кто каждый раз сквозь себя это пропускает. Наверное, я отношусь ко второму типу людей. Любое недомогание, насморк или травма — я начинаю думать: «Как? Из-за чего? Почему? Где я допустил ошибку? Что я сделал не так?»

Хотя на самом деле это уже прошло — об этом можно забыть и не вспоминать.

— Касательно такого морального состояния — это можно назвать депрессией?

— Я не специалист по психологии, у меня никогда не было депрессии. Но, наверное, это мои внутренние тараканы, с ними каждый человек борется по-разному. Но я считаю, это что-то мое, внутреннее.

https://www.instagram.com/p/CV7ncYqLzLr/

— Принял это решение еще исходя из того, что приехал в Казань без семьи. А у меня жена и трое детей, мне было тяжело без них. Наверное, это одна из главных ошибок, какие я допустил. В следующий раз я должен знать, что жена и дети всегда должны быть со мной рядом, потому что только с ними я могу сразу переключаться — от футбола к повседневной жизни, к быту, любви, заботе.

Мне этого очень сильно не хватало, но так сложились обстоятельства, что семья не могла переехать ко мне в Казань.

Но сейчас, если я останусь в «Урале» или буду играть в какой-либо другой команде, моя семья поедет со мной.

— Почему родные не могли переехать в Казань?

— На то были причины — дети растут, у них и школа, и занятия, и секции: то есть быт налажен. До этого мы семь лет жили в Питере и каждый день друг друга видели, но тут [в случае с Казанью] решили попробовать. Но ничего, неудачный опыт — тоже опыт.

«Эти два месяца для меня были как глоток свежего воздуха»

— Сколько вынашивал в себе решение приостановить карьеры?

— Наверное, месяц. Викторович [Леонид Слуцкий] видел мое состояние, внутренние переживания. Он не раз подходил, спрашивал: «Что с тобой?» Но я уже посеял это зерно в своей голове, и оно, видимо, дало ростки.

Если честно, даже не хочу об этом говорить. Было — и было, принял такое решение — и принял. Это же моя жизнь, моя футбольная карьера. Только мне отвечать за свои поступки и действия.

Я эти два месяца кайфанул — получил удовольствие от общения с родными и близкими: детьми, женой, друзьями. Почувствовал, каково это — жить обычной жизнью: не быть профессиональным спортсменом, не быть привязанным к какому-то графику, расписанию. Я себя чувствовал более чем комфортно.

— Кайфанул?

— Да. Честно — да (смеется). Вообще не переживаешь, что тебе надо завтра встать и куда-то поехать. Что у тебя расписание и ты от чего-то зависишь. Нет, ты просто делаешь то, что ты хочешь.

У тебя есть дети и их надо [куда-то] отвезти — ты их повез. Не захотел что-то делать — ты это просто не делаешь и переключаешься на другое. Эти два месяца для меня были как глоток свежего воздуха.

— Говоришь, что не хочешь поднимать эту тему, но у меня одно уточнение. Правильно понимаю, что Слуцкий — первый человек, которому ты рассказал о своем решении?

— Скорее всего, это была моя жена. Не помню точно, но, кажется, с ней первой я этим поделился. Потом были спортивный директор «Рубина» Олег Яровинский и Леонид Викторович. А затем уже узнала и команда, а также президент клуба.

https://www.instagram.com/p/CWa74YGoAnU/

— Какой была реакция людей? Высказали поддержку?

— Да нет, а что — я же не маленький 17-летний мальчик, который на эмоциях принял решение. Я осознанный взрослый человек, уже прошел определенный путь. Если такой человек приходит к подобному решению, значит оно не спонтанное, не эмоциональное.

Спасибо, конечно, большое, что они так отреагировали. Это было сугубо мое личное желание, и клуб пошел мне навстречу, большое спасибо, что не стали препятствовать. В этом плане все было хорошо.

— Тут недавно Александр Кокорин говорил в интервью, что если бы подходил к себе 18-летнему иначе с точки зрения режима, питания и восстановления, у него могло бы не быть такого количества повреждений к 30 годам. Между вашими историями можно провести параллель?

— Можно проводить параллели, но я думаю, что это не какая-то закономерность. Потому что каждый организм индивидуален.

Кто-то может вообще не заниматься с физиотерапевтами, не ходить в зал, и у него никогда не будет травм — будет играть и играть, и слава богу! А кому-то нужно быть каждый день заниматься под надзором специалистов. Но это все индивидуально.

Тяжело сказать — и на этот вопрос, наверное, нет однозначного ответа, — почему у многих футболистов травмы? Есть, конечно, где-то непрофессиональный образ жизни. Где-то ты позволяешь себе лишнего — плохо спишь, не режимишь. Но сказать, что именно из-за этого [травмы], — думаю, так нельзя.

Но факт в том, что, чем раньше ты начнешь относиться к своему телу и организму более профессионально и более правильно, тем они тебе прослужат гораздо дольше и лучше. Вот с этим я могу согласиться.

— Весь нынешний набор болячек — это отголоски твоей травмы колена еще в 2011 году?

— Нет, это все мышечные небольшие повреждения. Это не какая-то одна серьезная травма, как многие получают и выбывают, условно, на полгода — к примеру, с «крестами».

В общем, это просто маленькие болячки, мышечные микронадрывы: то на 10 дней выбыл, то — на 12. Тут на две недели, там — на три. И так потихоньку и форму не можешь набрать, и психологически это очень сильно на тебя давит, потому что ты в таком состоянии не можешь заниматься своим любимым делом, не можешь помогать команде. А находиться в зале по пять-шесть часов в день, думаю, не шибко приятно для любого спортсмена. Кто проходил такой путь, прекрасно понимает, о чем я говорю.

— Как себя чувствуешь сейчас?

— Шикарно. Шарджа (в этом городе ОАЭ «Урал» проводит сборы. — «Матч ТВ»), хорошая погода. Есть поле — я тренируюсь. Чувствую себя достаточно хорошо, уверенно.

У меня плавный вход в тренировочный процесс, с тренерским штабом обговорены многие вопросы, с тренером по физподготовке — тоже.

https://www.instagram.com/p/CY1QA8Use84/

— Приехал сюда проверить себя — ни на какой не на контракт. С Григорием Викторовичем [Ивановым] мы никакие такие условия не обговаривали. Просто спасибо футбольному кубу «Урал», что дали мне такую возможность. Пройдет определенное количество времени, если я буду готов и во мне будет заинтересованность — мы сядем и будем разговаривать. Если нет — наверное, есть многие команды, в которые можно поехать и быть им полезным.

Пока нельзя сказать, что Олег Шатов — игрок «Урала», но такой шанс существует, и он достаточно велик.

— Что ты в себе поменял или что в тебе поменялось за эти два месяца?

— Ничего. Человек не меняется за два месяца, какие у него были привычки, так они с ним и останутся.

Скорее всего, я просто «выдохнул» — как следует отдохнул. Как многие говорили: «Все идет от головы». Говорю же — забыл на два месяца, что был профессиональным футболистом, и жил той жизнь, какой живут люди, не занимающиеся профессиональным спортом с детства.

Я так наслаждался этим временем — и тело, наверное, само как следует отдыхало, когда голова ни о чем не думала.

Спасибо детям, которые меня постоянно заставляли быть в движении, не останавливаться. Они, как маленькие батарейки, каждый раз тебя подзаряжают. А когда таких батареек три — ты целый день ходишь заряженный.

— Самое яркое впечатление за то время, пока был на «паузе»?

— Просто с друзьями поиграл в футбольчик в удовольствие. Повспоминали старые моменты, потом поехали в баню — попарились, отдохнули как следует. Приехали в ресторан, покушали — так объелись! (Смеется.) И ты не думаешь, что завтра вставать на весы и у тебя будет какая-то там жировая прослойка. Такие моменты — они приятные.

«Быть профессиональным футболистом — это счастье. И я как никто теперь это понимаю»

— Ты рассказывал о звонке Семака и его предложении восстанавливаться на базе «Зенита». Как и где готовился?

— Просто после новости [о приостановлении карьеры] увидел пропущенный звонок от Семака. Перезвонил, а он сказал: «Олег, если будет нужна какая-то помощь от меня лично, либо от ФК «Зенит» — предоставить условия для тренировок, восстановления, базу, тренажерный зал, — можешь позвонить, мы чем сможем, поможем».

Считаю, это нормальная реакция моего бывшего главного тренера и бывшего клуба, которому я отдал немало лет профессиональной карьеры, — помочь и пойти навстречу человеку, который тем более живет на постоянной основе в Питере. Чтобы у него было место для занятия своим любимым делом.

https://www.instagram.com/p/B2XWgfEI_Pw/

— Я, конечно, воспользовался такой опцией, потому что два месяца отдыхал и ничего не делал. И даже не думал об этом — у меня такая установка была: «До нового года вопросы про футбол можете мне не задавать». Также и агент мне звонил — я отвечал, что до нового года даже не хочу, чтобы у меня голова вспоминала про футбол.

— С Шалимовым на данный момент относительно игровых перспектив в «Урале» тоже не общались?

— Нет. Ну а как тренер будет общаться с футболистом, если у него нет действующего контракта? Прекрасно понимаю Игоря Михайловича, что в каких-то упражнениях я участвую, например, в «квадратах», а в тактике — нет. Потому что тренеру тоже нужна какая-то гарантия и определенность насчет футболиста. Поэтому я и не задаю ему вопросы [из разряда]: «Почему не я?» Когда станет понятно, что можно рассчитывать на футболиста Шатова, тогда, наверное, и будут какие-то разговоры.

— Когда это будет понятно?

— Не знаю, я по-прежнему кайфую, играю в футбол без контракта и зарплаты. Просто приехал, играю с ребятами, получаю удовольствие.

Не знаю, может, будет [определенность], а может, и не будет. Может, вообще это интервью окажется [записано] зря и я через неделю скажу: «Нет, ребят, все. Я понял — поеду домой, всем спасибо, до свидания. Финита ля комедия — песенка спета» (смеется).

— Впечатлили слова Григория Викторовича [Иванова] про «пожизненный» контракт Шатова с «Уралом»?

— Не впечатлили. Просто у нас с Григорием Викторовичем теплые, а главное — искренние отношения. Мы всегда можем сказать друг другу правду: это касается  и футбола, и любой жизненной ситуации. Мне как никому другому с ним легко общаться, так что найти общий язык не составит труда.

«Пожизненный» контракт? Если я чем-то смогу помогать «Уралу» в какой-либо роли, я это буду делать с удовольствием. И мне не нужен какой-то контракт, это будет идти от чистого сердца, если меня попросят.

Про «пожизненный» контракт — это Григорий Викторович так выразился, я назову это дружбой. Да, он гораздо старше меня, ему вот исполнился 61 год, но я считаю, что у нас по-своему сложились такие отношения, что мы друг другу доверяем. И это самое главное для меня. Не хотелось бы это потерять.

— Как вариант «Б» рассматривается помощь «Уралу» в качестве человека в тренерском штабе, в клубном менеджменте?

— Тяжело об этом говорить. Считаю, что, если пойдешь [в клуб] менеджером или тренером, в любом случае ты сначала должен получить образование — ты же не бросишься в омут с головой без базовых знаний.

https://www.instagram.com/p/CY8dqezsNma/

— В любом случае базовые знания нужны. Если у меня будет какая-то заинтересованность или желание стать менеджером, главным тренером, помощником, я обязательно пойду учиться, выучусь, у меня будет база. А потом уже можно идти, пробовать, набираться опыта. В любой профессии надо учиться — это азы, опять же база. Без этого никуда.

— Ставишь перед собой дедлайн, когда хочешь определиться с будущим?

— Нет, вообще не ставлю. Я живу сейчас изо дня в день и получаю удовольствие от того, что делаю. Я занимаюсь любимым делом — играю в футбол, тренируюсь, общаюсь с ребятами. Мне от этого кайфово, мне нравится. Сейчас даже чего-то не хочется менять. Во что это выльется — я не знаю.

Возможно, это выльется в контракт и продолжение профессиональной карьеры. Возможно, во что-то другое. Посмотрим, что судьба мне уготовила.

— Нет опасения по финансовой составляющей просесть, если не будет контракта как у профессионального футболиста?

— Ничего, я без зарплаты уже нахожусь три месяца (смеется). Это мне не мешает получать искреннее удовольствие от футбола — приходить, тренироваться и бегать наравне с молодежью и играть с парнями в футбол. Это кайф и это счастье. Быть профессиональным спортсменом и футболистом — это счастье. Это кайф. И я как никто теперь это понимаю.

Читайте также:

«Над нашим домом просвистел снаряд и улетел куда-то». Интервью Кирилла Большакова

Кирилл Большаков о войне на Украине, подколах Юрана, и драках с борцом

Жизнь 20-летнего Кирилла Большакова – настоящий триллер. Пять лет назад он вместе с семьёй был вынужден уехать из Украины, долгое время был без паспорта и без команды. Полгода назад защитник оказался в СКА, не имея за плечами ни одной минуты во взрослом футболе. Болельщики армейцев отнеслись к этому трансферу скептически, а после ошибок в первых турах Кирилла не критиковал только ленивый. Однако молодой футболист не только смог исправить помарки и закрепиться в основе, но и стать одним из открытий осенней части сезона. В нескольких матчах он и вовсе был лучшим в команде по цифрам InStat. Теперь Большаков – ценный актив «СКА-Хабаровск» — прогрессирующий лимитчик с долгосрочным контрактом, правильным паспортом, да ещё и на дефицитной позиции. Несмотря на юный возраст, Кирилл смотрит на многие вещи по-взрослому. Он читает библию, цитирует апостола Павла и почти не тратит денег на себя. При этом в детстве воровал виноград, постоянно дрался и даже стоял на учёте в милиции. Интервью клубной пресс-службы с максимально нетипичным молодым российским футболистом.

Юран шутил про тюрьму. Постоянно кусается с Квеквескири, несмотря на разницу в 10 лет

— Как сборы? Втянулся или пока тяжеловато?

— Всё хорошо, уже втянулся, потому что я готовился в отпуске. Нам давали план тренировок, и к сборам подошёл в форме. Понимал, что здесь будет непросто.

— Успели соскучиться по футболу?

— Конечно. Месяца на отдых вполне достаточно. Хотелось уже скорее собраться всей командой, начать тренироваться. Соскучились друг по другу, по шуткам.

— Перед сборами ты коротко подстригся и даже пошутил, что это армейская стрижка. Решил сменить имидж на удачу?

— Да не, просто чтобы посвободнее было. В Турции тепло, постоянно тренируешься, волосы мешают. Ну и вот, решил по-армейски забриться.

— Партнёры подкалывают?

— Сергей Николаевич пошутил, что хорошо Новый год провёл – отсидел 15 суток (смеётся). Я говорю, да нет, всё нормально, с родителями был.

— Что за баттл у вас с Квеквескири в инстаграме? Во время отпуска постоянно подкалывали друг друга в комментариях

— Я два дня подряд выкладывал фотографии из тренажёрного зала, и Ика начал подтравливать меня, «хватит красоваться». Я, конечно же, начал отвечать. Мы постоянно друг друга подкалываем, у нас хорошие дружеские отношения. Он мне и на поле часто подсказывает, помогает. Я на него никогда не злюсь, не обижаюсь

— У вас разница в возрасте 10 лет. Это не мешает дружбе или всё-таки чувствуется, что интересы разные?

— Конечно, разница в возрасте ощущается. Я всё-таки ещё совсем молодой, только пришёл в профессиональный футбол. Ика даёт мне напутствия не только в футболе, но и в бытовом плане. Чувствуется, что он уже опытный футболист. Я стараюсь слушаться его.

— Не так давно Ираклий говорил в интервью, что молодёжь нынче не та пошла: распоясались совсем, слова им не скажешь, огрызаются. Как думаешь, это в том числе и в твой адрес было сказано?

— Думаю, и меня это тоже касается, я могу ответить. Часто же молодым достаётся без разбора. Если что-то случилось, виноват молодой. Я не отвечаю грубо, просто могу спросить: «почему постоянно виноват я?». Часто слышу это: «Большак, соберись». Я не очень люблю, когда так говорят. Молодёжь действительно сейчас может ответить, но в пределах разумного. Потом извинимся, скажем «да, ты на самом деле был прав».

Первым агентом был отец. Знакомые советовали бросить футбол и сконцентрироваться на учёбе

— Прошлый сезон ты провёл в молодёжке «Тамбова». Как ты там оказался?

— С 2015-го года я жил в Туле, закончил там школу. С молодёжкой «Арсенала» не получилось – там тренер поменялся. Я ушёл вслед за своим тренером в областную команду. Ждал, что в молодёжке сменится тренер, и я смогу вернуться. Мне было уже 18, и папа говорил: «что ты в этой любительской команде играешь? Это несерьёзно». Он писал письма в разные агентства, отправлял мои видеонарезки, просил пригласить на просмотр. Куда только ни отправлял: и в Германию, и в Польшу, и в Эстонию. Можно сказать, отец был моим агентом тогда. Если бы не он, я бы вряд ли оказался в СКА. В итоге нам ответили из Москвы – позвали в команду третьей лиги «СШ-75». Там я отыграл полтора месяца, забил пару голов, и меня познакомили с агентом, который и отправил меня в «Тамбов». Тяжёлый был период: ты без команды, постоянные переезды…

— Не было мыслей, что с профессиональным футболом может и не получиться?

— Нет, я всегда знал, что буду футболистом. Было время, когда меня никуда не брали, мне говорили: «Кирилл, может уже учёбой займёшься?». Но я никогда не отчаивался, а тренировался всё усерднее и усерднее. Мне просто нужен был шанс, чтобы начать свой путь.

— Сейчас «Тамбов» тонет из-за долгов. Когда ты там был, не было организационных проблем?

— Были уже тогда. Главная команда только что вышла в Премьер-Лигу, и молодёжку спонтанно набрали. При этом мы показали достойный результат, 8 место. Вообще молодёжный чемпионат и ФНЛ – это небо и земля. Просто два разных уровня. Там было гораздо легче в футбольном плане, но не в бытовом. Зарплату задерживали на 3-4 месяца, и мы просто выживали. Где-то у родителей просил, когда-то у знакомых занимал на еду и прочее. Хорошо, что мы ещё на детской базе жили. Если бы квартиры снимали, то народ бы просто разъехался, потому что на это денег точно не было. На самой базе условия тяжёлые были: кормили плохо, постоянно одно и то же. Я понимал, нужно терпеть и показывать себя, чтобы дальше куда-то попасть.


Фото ФК «Тамбов»

— Молодёжку «Тамбова» тренирует Сергей Передня, который хорошо знаком хабаровским болельщикам. Чем он тебе запомнился?

— У нас с ним хорошие отношения. Мы и сейчас переписываемся – то он меня поздравит с победой, то я его. Отличный специалист, мне нравилось с ним работать. Хотя ему было тяжело: дали молодёжную команду, а он до этого всегда работал в главных. Это совсем другой подход, нужно было в сжатые сроки собрать абсолютно новый коллектив, и он справился с это задачей. Мы обыгрывали дома «Спартак», «Краснодар», играли на равных с московским «Динамо» и «Локомотивом».


Сергей Передня

— «Тамбов» не пытался тебя оставить?

— Пытался. Когда в марте начался карантин, мне позвонили и позвали в основную команду. Поехал, прошёл сборы и мне предложили контракт на 3 года. Я знал, что основе тоже не платят месяцами и не стал подписывать. Да, это Премьер-Лига, но не факт, что я бы там играл. Не жалею об этом решении, и потом люди из персонала, которые там остались, говорили мне, что я всё сделал правильно.

— Были предложения от других команд, или СКА сразу на тебя вышел?

— Варианты были, но неточные. Это команды ФНЛ. А вот с Хабаровском сразу появилась конкретика, тем более, сразу предложили контракт без просмотра. Такое редко бывает, что молодого футболиста сразу берут на контракт в команду ФНЛ, причём в хорошую команду, которая может бороться за выход в Премьер-Лигу. Для меня это был идеальный вариант.

После ошибок думает о Рамосе и Ван Дейке. Обухов жалуется на его удары

— В начале сезона в твой адрес было много критики из-за результативных ошибок. Обращал на это внимание?

— Читал негативные комментарии. Было неприятно, потому что до этого я с таким не сталкивался. Ребята в команде и тренер поддерживали. Родители звонили, говорили, лучшие защитники мира тоже ошибаются. Если в Лиге Чемпионов привозят Варан и Ван Дейк, то что говорить обо мне? Меня это утешало. Конечно, я понимал, что нужно исправлять эти ошибки.

— Что это было, адаптация к ФНЛ и новым партнёрам? Волнение?

— Всё вместе. Ещё опыта не было на таком уровне. Я потом пересматривал эти моменты, думал: «как я мог ошибиться в таких простых ситуациях?!». Для меня это было удивительно. Считаю, всё от головы идёт. Может быть, переволновался. Набираемся опыта, играем. Думаю, с каждым разом буду прибавлять.

— Не часто штрафные удары доверяют бить центральным защитникам, особенно если им 20. Откуда у тебя такой навык?

— Мне всегда нравилось исполнять штрафные. Часто смотрел видеонарезки, тренировал удары с самого детства. Наверное, я доказал это на тренировках. Мы же постоянно бьём серии.

— Наши вратари часто ворчат на твои удары?

— Это да. Игорь Обухов пару раз высказывал, что я постоянно бью в него сильно. Он, бедненький, получает (смеётся). А мне это только приятно.

В детстве занимался дзюдо. Ушёл в футбол, потому что тренер бил его скакалкой. Но всё по делу

— Ты из Алчевска Луганской области. Расскажи об этом городе

— Изначально этот город строился для заводчан. В Алчевске градообразующее предприятие – металлургический комбинат — один из крупнейших в Европе. Сам городок небольшой: до войны было тысяч 120 населения, сейчас, наверное, раза в два меньше. Есть команда футбольная «Сталь», которая играет в первой лиге. Точнее играла. Я там занимался с детства. А ещё до футбола ходил на дзюдо. Ушёл оттуда, потому что тренер нас там бил скакалками, жёстко ругал. Хотя сейчас понимаю, что это был правильный подход. Мы были малыми, дурными, баловались. А как ещё вразумить, привить дисциплину? В итоге я сам пошёл на футбол, никто меня не записывал, как это обычно бывает.


Кирилл Большаков в нижнем ряду справа

— Как проходило твоё детство?

— У меня было счастливое детство. Бегали по дворам, лазали по гаражам, виноград воровали у соседей. Помню, и камнями в нас кидали, и с палками за нами бегали по району. Весёлое было детство. Я ещё застал то время, когда не было ни компьютеров, ни телефонов. Выходишь на улицу и знаешь, где твои друзья – либо во дворе, либо на футбольной коробке. Классное было время, хотелось бы туда вернуться: побегать, покричать, посмеяться. Даже в школу хочется вернуться.

— Самая безбашенная история из детства

— Один раз я чуть без глаза не остался. Прыгнул с крыши и напоролся на сучок глазом. Сразу кровь хлынула, я начал орать, прибежали родители и дальше ничего не помню. Хорошо, что всё обошлось. А так постоянно подбитый домой приходил, колени, локти сбитые. Как я ещё жив остался? Удивительно, что при этом я ни разу в жизни ничего себе не ломал.

— То есть ты был хулиганом?

— Ну да. Любил над старшими посмеяться – сказать что-нибудь плохое и убежать. В школе я был заводилой с последней парты, постоянно байки травил и смеялся, выводил учителей из себя. Я им всегда говорил: «мне ваша учёба не нужна, я буду в футбол играть». Несколько раз вызывали к директору, на учёт ставили за драки. У нас в классе был борец, и я с ним постоянно дрался. Я ему говорил: «ты борьбой занимаешься, но тебе это не поможет, я сильнее тебя».

— Сейчас ты угомонился?

— Да, конечно. Раньше я ерундой занимался. Сейчас стараюсь в конфликты не вступать, а наоборот, дружить, мирно время проводить.

Над его домом в Алчевске летали истребители и снаряды. Отказался от украинского гражданства и ни разу об этом не пожалел

— Как военные действия в Луганской области коснулись твоей семьи?

— Когда война началась, меня не было в городе. Я в это время отдыхал на Азовском море с родителями. В самом Алчевске бомбили всего пару раз, поэтому нельзя сравнивать с Луганском или Донецком. Конечно, это тоже страшно, пару человек погибло. Помню, истребители летали над городом. Бабушка рассказывала, как над нашим домом просвистел снаряд и улетел куда-то дальше. Гуляешь по городу, и слышны стрельба, взрывы. Не знаю почему, но страшно не было. Хотя, когда уезжали, помню были мысли «а вдруг сейчас снаряд попадёт в этот автобус?». Смотришь, на обочине танк подбитый стоит, машина сгоревшая…

— Тебе было 14?

— Да, 14-15. Мы уезжали как беженцы. Сначала нас привезли в Севастополь, где мы жили в палатках. Было даже прикольно – всё лето у моря, как будто в отпуске. Я там, кстати, продолжил заниматься футболом в местной команде.

— Из алчевских ребят кто-то смог, как и ты, выбиться в профессионалы?

— Только один парень 96-го года. Хотя у нас было сумасшедшее поколение ребят 96-99 годов. Там такие таланты, я не понимаю, как они могли не заиграть. Наверное, побоялись уезжать из Алчевска, что-то менять в жизни. Просто сдались, а могли бы играть на хорошем уровне. Останься я там, тоже бы уже, наверное, завязал с футболом.

— Почему вы переехали именно в Тулу?

— Так решил отец. Но он руководствовался моим будущим. Хорошая футбольная команда, условия для тренировок, академия. Поехали на просмотр, и меня взяли. Думаю, если бы не я, мы бы так и остались в Алчевске. Но тренеры говорили, что я талантлив, нужно заниматься дальше. В Туле первое время тяжело было. Ты приезжаешь в другую страну, где у тебя нет ни жилья, ни работы, ни знакомых. Изначально папа один поехал в поисках работы. Заработал первые деньги, и только потом мы переехали.

— Чем он занимался?

— Он обычный работяга. До войны на заводе слесарем был. В Туле устроился на ферму, помогал по хозяйству – что-то прикрутить, кран починить… Изначально мы вообще под Тулой жили в вагончиках. Потом папу взяли на завод и нам дали однокомнатную квартиру.


Отец Кирилла

— Почему родители решили вернуться в Алчевск?

— В России у нас нет жилья. Плюс в Алчевске остался дедушка, надо за ним присматривать, за домом, за хозяйством. Визуально город не особо изменился, только работы стало меньше, и зарплаты снизились.


Кирилл с дедушкой и мамой

— У тебя сейчас только российское гражданство?

— Да. Когда получаешь российское гражданство, ты сразу отказываешься от украинского. У меня есть российский паспорт и паспорт ЛНР. Процесс получения гражданства был довольно нудный. Тогда очень много людей приезжало в Россию, были огромные очереди. Зарегистрировались в МФЦ, и я получил паспорт только спустя полтора года. Всё это время меня не могли заявить в Туле, потому что не было никаких российских документов.

— Не было сомнений, когда отказывались от украинского гражданства?

— Никаких сомнений. Лично мне в России нравится больше, чем на Украине. Даже если выбирать, где играть, я бы выбрал Россию. Я думаю, здесь лучше уровень жизни, условия, работа.

— Легионером ты перестал считаться всего несколько месяцев назад. Я помню, что с этим были определённые трудности

— Да, поначалу в СКА меня заявили как легионера, и я даже не считался лимитчиком, а клубу нужен был именно лимитчик. Было заседание в РФС, и мы с нашим юристом Сергеем Шароновым разговаривали по видеосвязи. По началу меня почему-то не хотели признавать россиянином. Сезон уже начался, и Сергей продолжил заниматься моими документами. Потом вышли новые правила ФИФА, по которым у меня всё сошлось, и я перестал быть легионером.

— В будущем ты можешь выступать как за сборную России, так и за сборную Украины?

— Я бы без сомнений выбрал Россию.

Читает библию, борется со страстями и следит за языком. Помогает родителям финансово, хочет поиграть в Европе. Пусть даже в низших лигах

— В твоём профиле в инстаграме написано «Всё мне позволительно, но не всё полезно. Всё мне позволительно, но ничто не должно обладать мною». Ты знаешь, откуда это?

— Конечно. Не зря же я это написал. Это послание апостола Павла к Коринфянам. Я читаю библию и стараюсь вести правильную жизнь по заповедям божьим. Стараюсь быть православным христианином. Это послание относится к людям, которые думают, что им всё можно. Всё мне позволительно, но не всё полезно. Мне можно алкоголь? Можно. Но он мне не полезен. То же самое и про пищу. И здесь речь не только про тело, но и про душу.

— Тебе это родители привили?

-Да, это от папы. С детства ходил с ним в церковь на литургию по воскресеньям. Тогда я ещё, конечно, ничего не понимал. Когда жил в Туле, в церковь не ходил, а вот в Тамбове уже осознанно вернулся к этому. Купил библию, начал изучать священные писания и исправляться в душевном плане, стараться жить с Богом, по его слову.

— Часто нарушаешь заповеди?

— Конечно, все мы грешные, все ошибаются. Это неизбежно. Главное, понимать это и пытаться исправиться. Если согрешил, нужно сразу покаяться, попросить прощения. Важно суметь встать и не отчаиваться, потому что Господь всегда рядом, он поможет. Я стараюсь бороться со страстями, злыми помыслами, следить за языком своим.

— У тебя есть рецепт, как молодому игроку не зазвездиться, не снизить к себе требований и не закончить в 25?

— Рецепта нет, но есть куча примеров других футболистов, которые скатились и потеряли всё. Мне кажется, это лучшее наглядное пособие. Нужно прислушиваться к тренеру, к старшим ребятам, не надо быть о себе высокого мнения. Думать, что я, там, в порядке… Да какой в порядке? Тебе всего 20, нужно ещё пахать и пахать. Важно, как воспитывали человека, какое у него отношение к деньгам. Думаю, у меня с этим проблем не будет. Стараюсь помогать родителям, деньги перевожу. Всегда спрашиваю, что им нужно. На себя я особо не трачу.

— Где ты себя видишь через 5 лет?

— Не люблю загадывать, как Бог даст. Здесь всё зависит от меня, как я буду работать, как слушать тренеров, выполнять их установки. Хотелось бы, конечно, в Европе поиграть: Германии, Италии, Испании… Даже не обязательно в высшую лигу. Вот Николай Обольский играет в испанской Сегунде Б (третья по силе испанская лига – прим. пресс-службы), не побоялся поехать туда. Я бы тоже хотел попробовать себя в зарубежном чемпионате. Буду прикладывать к этому все свои силы, а там уж как пойдёт.

Автор: Роман Игнатик

Канделаки сообщила о просьбе снять с эфира скандальное интервью Мамаева :: Футбол :: РБК Спорт

По словам генпродюсера «Матч ТВ», президент «Ростова» Арташес Арутюнянц и сам футболист после эфира поблагодарили ее за это интервью

Читайте нас в

Новости Новости

Фото: Global Look Press

Генеральный продюсер «Матч ТВ» Тина Канделаки отреагировала на сообщения о том, что «Ростов» предпринимал попытки снять с эфире интервью с футболистом клуба Павлом Мамаевым. Она сделала соответствующий пост в своем Telegram-канале.

«Мне звонил пресс-атташе клуба, юноша Иван Корж. Я понимаю, что пиарщики иногда перестраховываются, пытаясь увести своих подопечных в тишину, а я в этом смысле человек опытный и сразу созвонилась с Арташесом Арутюнянцем — владельцем клуба», — написала Канделаки.

Канделаки назвала неприемлемым поведение ушедшего с «Матч ТВ» Арустамяна

По словам Канделаки, она объяснила Арутюнянцу, что снимать интервью нельзя, потому что сразу после съемок уже были анонсы. Тот услышал ее доводы о том, что снять интервью означает разочаровать всех зрителей, которые ждут его выхода.

Она рассказала, что была смонтирована версия интервью, которую разослали всем заинтересованным лицам. Она длилась 28 минут 12 секунд и была гораздо короче, чем та, что была показана в эфире. «Руководство клуба посмотреть эту версию не могло, и отсматривал ее все тот же юноша Корж. Он сказал мне, что хотел бы дать правки, с чем я без проблем согласилась. Параллельно договоренность о правках была и с Пашей Мамаевым», — написала Канделаки.

В итоге Корж прислал правки менее чем за сутки до выхода интервью. «Мы все эти правки взяли — они носили абсолютно технический характер, вычищающий паузы. Мы их сделали, смонтировав 28-минутную версию. По смыслу в этой версии и в версии на 49 минут, которую увидел зритель, ничего не поменялось», — рассказал Канделаки.

Главред «Матч ТВ» фразой «незаменимых нет» оценил уход Арустамяна

Она заявила, что слова людей, имеющих отношение к ФК «Ростов», которые говорят, что им пришлось всю ночь пересматривать интервью, являются искажением фактов, поскольку всю ночь пересматривала материал и отвечала на звонки лично она. Также Канделаки рассказала, что Арутюнянц и Мамаев после после эфира поблагодарили за это интервью.

Ранее о том, что «Ростов» пытался снять с эфира интервью, писал Telegram-канал «Мутко против».

Во вторник Нобель Арустамян, бравший это интервью, объявил об уходе с канала. По его словам, такой контент не должен появляться в эфире спортивного канала. «Мои доводы не нашли отклика у руководства, что вынудило меня написать заявление об увольнении по собственному желанию», — сказал журналист.

Интервью с Мамаевым вышло во вторник, программа называлась «Мамаева любовь». Футболист большую часть интервью рассказывал о сложных отношениях с бывшей супругой Аланой, в частности сравнив ее с дьяволом.

Автор

Иван Витченко

«Приходилось сидеть в углу, где нет людей и обогревателей».

Интервью футболиста нашей сборной, который прячется от бомб под Киевом

Наши тренеры во «Львове» — не единственные белорусские спортсмены, кто с начала войны остался в Украине. Причем 27-летний футболист сборной Беларуси и клуба «Колос» Николай Золотов находится в Киевской области, где ситуация более напряженная, чем на западе Украины. Но даже в такой ситуации белорус сохраняет голову холодной и проявляет мужество. В интервью для блога «Отражение» Золотов рассказал, как прячется с семьей от атак с воздуха. Вспомнил, как выручил бразильских одноклубников в стиле водителя «Такси». Восхитился патриотизмом украинцев. И осудил за происходящее не только российскую, но и белорусскую власть. Мы перепечатываем этот текст.

Николай Золотов с семьей. Фото: личный Instagram-аккаунт героя

«С дочкой обо всем забываешь»

— Как вы, Николай?

— Хорошо, если можно так сказать в этой ситуации. Хоть и находимся примерно в 50 километрах от Киева, но у нас относительно спокойно. Да, приходится периодически ходить в бомбоубежище, а кто-то целях безопасности там постоянно ночует. Но по сравнению с тем, что происходит в других городах, у нас очень хорошие условия. Спасибо президенту клуба, Андрею Засухе, за это.

— Как ваша семья справляется с ситуацией?

— Со мной жена, 11-месячная дочь и собака. Супруге первое время было очень страшно, присутствовала паника. Сейчас Мария спокойнее стала относиться к происходящему, может, от меня ей передалась уверенность. Плюс ребенок очень отвлекает, с ней обо всем забываешь, да и нельзя показывать панику и страх. К счастью, это получается. Дочь живет обычной беззаботной детской жизнью.

— Почему не покинули Украину после начала войны?

— Во-первых, немного страшно ехать. Очереди по несколько суток, да и с маленьким ребенком — не самый лучший вариант. Во-вторых, нельзя сказать, что это тоже безопасно. Были случаи, когда расстреливали обычные гражданские машины. В-третьих, мне самому не особо хочется уезжать. Наоборот, по возможности, хочется помогать здесь.

«Эту поездку все запомнят надолго»

— Вчера была новость, что вы помогли вывезти из опасной зоны бразильца.

— Когда все началось, я приехал домой. Президент клуба предложил перебраться из Киева на базу тем, кому некуда больше податься. Я забрал семью и отвез их. По дороге позвонил Диего и сказал, что он дома и хочет уехать оттуда. Жена, конечно, была против, чтобы я возвращался, ведь были огромные пробки (привычный путь в час 15 минут занял у нас часа четыре, а уже было довольно поздно, плюс военные действия), но выбора не было. Я спросил у работников клуба, есть ли возможность забрать Диего, однако многие уже покинули город. Решил ехать.

— Хватило приключений?

— На подъезде к Киеву мне позвонили и попросили взять еще одного бразильца, который был в дубле на просмотре. Он находился в Ирпене, а там как раз недалеко Гостомель, где только начинались военные действия. Но пришлось ехать. Тем более, что он там остался совсем один в гостинице. Сложность была еще в том, что у меня седан, а их было пять человек (к двум парням прилетели их девушки). И чемоданы. Думаю, эту поездку все запомнят надолго. Как в фильме «Такси». Сам не знал, что так умею. Нарушил не один десяток ПДД. Однажды заезжали на бордюры, чтобы объехать пробку. Тем более, уже был комендантский час. Но все обошлось. Бразильцы уже на родине. Клуб организовал для них трансфер в Румынию, а оттуда они полетели домой.

«Бывало, сидели по пять часов в бомбоубежище»

— Можно ли привыкнуть к такому ужасу?

— Первые дни были тяжелыми, все на стрессе. Все-таки непривычно жить как на пороховой бочке и постоянно ждать информацию, что и где бомбят. Бывало, сидели по пять часов в бомбоубежище, дочке было тяжело уснуть. Приходилось сидеть в углу, где нет людей и обогревателей. Одеялами укрыл, а сам стоял рядом. Когда очень замерзал, пытался что-то делать, чтобы согреться.

Человек ко всему привыкает. И к войне тоже, поэтому сейчас мы более подготовлены. Собрана сумка с едой и горячей водой для ребенка. Бывает, спим в одежде, чтобы быстрее собраться. Я не могу представить, как живут люди в Харькове, где постоянно бомбят. Да и в Киеве тоже. Воздушные тревоги постоянно. Нас отвлекают ребенок и собака, которые требуют внимания. Но все равно мы всегда наготове схватить сумку и идти в убежище.

— Есть ли люди в вашем окружении, которые еще не верят, что началась война?

— У меня, к счастью, нет. Все понимают, что происходит, — русские и белорусы. Пишут незнакомые странные люди всякий бред, но я не реагирую на них. Там бессмысленно вступать в полемику. А у жены таких еще больше, все-таки она более медийна в плане социальных сетей. Говорят ей, что все вранье: это русские спасают, а украинцы стреляют по своим. Но тут же все очевидно. Одно государство вторглось на территорию другого — и не надо других слов. Люди гибнут, обычные люди, дети, русские солдаты. Только вот ради чего?

Николай Золотов (слева). Фото: Reuters

«В Украине настоящие патриоты»

— До украинского «Колоса» вы играли за российский «Урал». Заметили разницу между людьми?

— Примерно один менталитет, но я в основном общаюсь с людьми из мира футбола. Одно явное отличие — в Украине очень любят свою страну, такого в России я не заметил. В Украине настоящие патриоты. Плюс нас очень зацепило с женой отношение к семье, родным, друзьям. Если люди крестят детей, то все, сильнее связи нет. А в целом отличные люди были со мной и в «Урале», и в «Колосе». С ребятами из Екатеринбурга еще общаюсь, осталось много друзей. Поддерживают, предлагают помощь.

— Какими еще показались украинцы?

— Это добрые, открытые люди. При этом никогда не было вопросов из-за того, что мы русскоговорящие (еще один фейк российских новостей). Никто здесь ничего не запрещает, люди по возможности переходят с тобой на русский.

Хозяин дома, в котором живем с семьей в Киеве, всегда очень сильно мне помогал, особенно когда я уезжал на матчи, а Мария оставалась одна. Помню, бросил все, когда у нас собака попала под машину, возил к врачу. Постоянно домашние продукты приносил. И так во всем.

— Совсем без негатива?

— Понятно, есть разные личности, как и везде. Но сейчас украинцы очень сильно сплотились. Столько добровольцев, которые создают отряды теробороны, столько помощи друг другу! Чтобы сдать кровь, люди приходят к 8 утра, стоят до закрытия. И все равно, может, не получится сдать в этот день.

В магазине тоже был случай. Бабушка покупала себе какие-то продукты, хотела расплатиться, но кассир не взяла с нее деньги. Бизнесмены организуют помощь: рестораны готовят для нуждающихся, магазины отдают товар, владельцы заправок направляют топливо на нужды армий и скорых. Это невероятно.

«Футбол вернется самый первый»

— Почему о происходящем не высказываются другие белорусские футболисты?

— Когда в нашей стране были демонстрации после выборов-2020, не так много спортсменов высказывалось. А тут вообще чужая страна. К тому же надо понимать, что им там говорят. После событий 2020-го многих уже не берут на работу или увольняют. Не все были готовы рисковать тогда, а сейчас тем более. В России спортсмены более влиятельны, но они тоже молчат. В любом случае, не мне их судить.

—  Когда у вас была последняя тренировка?

— Как только прогремели первые взрывы, сразу все разъехались. Но клуб очень помогает. Благодаря нашему президенту в данный момент мы не нуждаемся ни в чем. Он практически всем обеспечивает тех, кто сейчас находится на базе. Еда, питье и, самое главное, есть безопасность.

Кроме того, он помогает и жителям села, разгружали вот на днях машину с крупами. Восемь тонн отправятся по домам. Настоящий человек, очень ему благодарен и очень им горжусь.

Единственное, переживаем за детское питание для ребенка. Пока что сделали запас. Выбирались в магазины в близлежащих городах. Там стоят посты, поэтому на белорусский паспорт смотрят с подозрением.

— Заботят ли вас какие-то футбольные новости сегодня?

— Очень редко что-то такое читаю. Не до футбола. Постоянно слежу за информацией, что происходит в других украинских городах, не объявили ли тревогу.

— Сложно ли будет вернуться потом играть?

— Не думаю. Наоборот, об этом мечтаем. Хоть как-то будем отвлекать людей от этого ужаса. Наверное, футбол вернется самый первый.

— Осуждаете белорусские власти за то, что творится?

— Конечно, ведь идут российские войска со стороны Беларуси. Если бы наши власти землю не «продали» или не «сдали в аренду», эта война на востоке уже бы закончилась. Русские атакуют со всех сторон и до сих пор не взяли ни одного города. Я бы очень не хотел, чтобы белорусскую армию отправили в Украину, но не исключаю такой сценарий. Надеюсь, после переговоров все закончится.

Алексей Татаев «Алания» интервью о чехах, Гогниеве, Газзаеве, травмах, Шапи Сулейманове — 3 сентября 2021

Защитник Алексей Татаев — воспитанник «Краснодара» первой волны, ровесник Сафонова, Шапи, Игнатьева и Уткина. Лексо (все называют Татаева именно так) попробовал силы в Европе — в чешской «Младе Болеслав», где с ним играл и Николай Комличенко.

Этим летом Алексей, уроженец Южной Осетии, вернулся в Россию — в «Аланию». На выходных Татаев впервые забил в ФНЛ.

Корреспондент Sport24 Александр Сергеев встретился с Татаевым и узнал:

  • об удивительных отношениях чехов с алкоголем и вальяжном характере;
  • почему покинул Европу, хотя обещал до 2026-го не возвращаться;
  • как Лексо пережил панические атаки после четырех подряд травм;
  • почему сейчас не перешел бы в «Краснодар» и никогда не согласился бы на «Зенит»;
  • каким помнит теракт в Беслане (Алексею тогда было шесть лет) и винит ли в нем российскую власть.

Поехали!

Мечты об «Алании», Гогниев, Газзаев

— Ты вернулся в Осетию. Какие впечатления?

— Самые яркие. Я рад помогать своим людям — людям республики, которая меня воспитала, а теперь понимаю, что могу дать «Алании». Мы должны играть в Премьер-лиге.

Приняли меня отлично, с адаптацией проблем нет. В Чехии на нее ушло месяцев шесть. А в «Алании» есть пацаны, с которыми мы занимались с семи лет у Алика Дулаева. Дима Кобесов, Батраз Гурциев, Хетаг Хосонов — мы знакомы с малых лет.

— Понимаешь, что от тебя ждет Спартак Гогниев?

— От всех ждет одного и того же. Для него нет сильных и слабых. Если человек в команде у Гогниева, значит, на него рассчитывают.

— У «Алании» агрессивный, атакующий стиль, а еще здесь многое зависит эмоций. Тебе это привычно?

— Приятно, когда постоянно владеешь мячом, нацелен вперед. Есть свои сложности: велик риск напороться на контратаку. Я смотрел почти все матчи «Алании» в прошлом сезоне — много пропускаем именно так, над этим стоит работать.

— Тебе пришлось что-то менять в своей игре после «Млады»?

— Защитники «Алании» играют совершенно по-другому. В Чехии мы тоже иногда играли в три центральных, но там требования другие. Такие, как тут, вижу впервые. Наверное, это футбол будущего: больше на атаку, взаимодействие.

Во «Младе» тренеры требовали, чтобы я играл на своей позиции или близко к ней. Здесь такого нет — можешь отдать, подключиться, тебя всегда подстрахуют. Смелый футбол, меня это радует.

fcalania.com

— С вратарем Ростиславом Солдатенко уже нашел общий язык?

— Да, нравится, что он действует высоко. Где бы я ни играл, никогда не понимал, почему вратарь стоит в штрафной площади, если защитники на середине поля? В «Алании» ты играешь, а в 15 метрах позади вратарь, и ты не боишься за спину. Понятное дело, это и большое пространство для нападающих — они быстрее защитников и могут убежать. Но что вратарь так далеко выходит, раскрепощает.

— Другие команды уже привыкли к тактике «Алании»?

— Да, заметил, что многие садятся и пытаются ловить на контратаках. Вопрос в том, как мы учимся на своих ошибках и кто их совершает меньше. Важна концентрация, тренировки, выполнять то, что требует Гогниев. Если все ему верят и сосредоточены, у соперника шансов не будет.

— Что помнишь об «Алании» нулевых и десятых?

— За нее болела вся республика, стадион был битком. Мальчишкой я мечтал, что буду играть за «Аланию».

К нам в школу «Юность» приходили футболисты из «Алании» — например, Дмитрий Хомич. Все радовались: «Это Хомич! Побежали автограф возьмем!» И понимали: есть к чему стремиться.

— Какое у тебя отношение к Валерию Газзаеву?

— Лично не знаком, у меня были тренеры, которые у него занимались. У Газзаева прекрасная тренерская карьера, все о нем отзывались хорошо: тренер слова, дисциплины, всегда воспитывал хороших футболистов, людей.

Что о нем говорят в другом плане, не знаю, поэтому распространяться о нем будет некрасиво. Знаю его только как тренера, и ЦСКА Газзаева — лучший, что я видел.

РИА Новости

— Просто Газзаева связывают с развалом «Алании».

— Все так говорят. Но один человек не может разрушить империю. Все равно многие люди в этом замешаны.

Сейчас «Алания» возродилась, это гораздо важнее прошлого. Мне, осетину, было очень тяжело, когда в республике не было команды. Тем более в республике, где так много талантливых ребят. В «Алании» у меня больше мотивации работать, стремиться к чему-то, чем прежде.

«У меня было четыре травмы подряд: мениск, потом три надрыва сухожилия. Началась депрессия, случались панические атаки»

— Ты дебютировал за «Аланию» только на прошлой неделе — и это твой первый матч за год.

— У меня было четыре травмы подряд: мениск, потом три надрыва сухожилия. Только все залечу — а через неделю-две снова травма.

Очень тяжело психологически. Началась депрессия, случались панические атаки. Приходишь домой, голова разрывается, в футбол не хочешь играть. Начинаешь в себе копаться, думать, что изменить. И самое обидное — ответа не находишь. Идешь восстанавливаться — и так по кругу.

Три месяца тренировки были только в зале. На поле вообще нельзя было бегать. Это тяжело, но надеюсь, что в прошлом.

fcalania.com

— Я тоже играл защитником (правым) и всегда понимал: если что, сзади подстрахуют. В «Алании» с этим напряженно. Как-то накладывается психологически?

— Я уже много лет играю центрального защитника, привык. Не боюсь: все ошибаются. При этом на вратаря особо не надеюсь: если ошибся, а нападающий выходит один на один и забивает, виноват ты. Вратарь не может все время выручать.

В околофутбольной среде так принято: забил нападающий один момент из 10 — лучший игрок матча. Защитник спас 20 раз, один раз ошибся — все, меняйте его, продавайте, он никому не нужен. Таков футбол, а многие в нем не разбираются. Мне кажется, из миллиона человек только 10 тысяч разбираются в сути, понимают, что это за игра.

— После ошибок копаешься в себе?

— Работаю дальше, и все. Если ошибка тактическая — значит, ты просто плохо усвоил, что говорил тренер. Такое бывает, когда тренер только пришел — но со временем ты поймешь, что он требует. Или иногда борьбу выигрывает нападающий — такое случается, ты же не робот.

А технический брак допустим. Но, если он повторяется раз пять-шесть за матч, это вопрос концентрации.

— Во «Младе» ты однажды два матча подряд забивал автоголы. Не загонялся после этого?

— Очень загнался. В первом матче мы вели 1:0 у «Фастава», я забил в свои — и сыграли вничью. Во втором матче вели у «Слована» 2:1, «Млада» их не могла обыграть 12 лет — а я на 95-й себе забиваю.

Представь, как мне было плохо. Очень обидно, неделю ходил поникший. Благо, все поддержали. Матч-то я неплохо провел, почти все единоборства выиграл. Тренер Йозеф Вебер сказал: «Ты хорошо играл, просто не повезло».

fkmb.cz

— Тебе важна поддержка кого-то кроме команды, или в таких случаях выходишь из депрессии сам?

— Никто тебе не поможет, если сам этого не хочешь. Есть родные, девушка. Но все зависит от того, как ты сам себя подашь. Бывает, что-то не получается, и люди сваливают это на хреновую жизнь, что им не везет. Если у меня что-то не получится, я лягу спать и скажу себе: завтра все получится. Бывают плохие дни, но не нужно ныть. Дерьмо случается — нужно забывать и идти дальше.

«Это миф, что надо уезжать в Европу. Она не такая, как все говорят»

— Что сподвигло перейти в «Аланию»?

— Еще год назад планировал сменить обстановку. У меня была цель: приезжаю в Чехию и через год-полтора становлюсь основным игроком. Я ее достиг. На меня был спрос в Чехии: команды писали, интересовались. Но ценник был высоким для чешского чемпионата — столько платить не хотели.

Потом появились варианты с Европой, но начался карантин, и я не мог никуда уехать. Продолжал играть, все шло отлично, ждал предложений. Постоянно возникали варианты, но все время что-то не совпадало. А потом узнал про вариант с «Аланией» и сказал агентам: «Ничего больше не надо».

fckrasnodar.ru

— Твоя цитата из 2020 года: «Шесть-семь лет не собираюсь возвращаться в Россию». И тут внезапно такая перемена. Жизнь в Чехии не та, или в чем причина?

— Спокойно отвечу, слова не собираюсь брать обратно. В 2020 году я был неопытный молодой парниша, ха-ха. Каждый год мировоззрение меняется.

Тяжело жить в Европе, когда у тебя там никого нет. Чувствуешь себя чужеземцем в этой стране. Со временем я подумал: надо вернуться на родину, побыть там какое-то время, уладить личные и семейные дела. И тут — «Алания». Понимаю, перешел в лигу уровнем ниже. Но ни капельки не расстроился — ведь это «Алания». Тут буду получать удовольствие, со своими пацанами двигаться вперед.

— Ты рассказывал, что во время карантина на тренировках наматывал километры, не работал с мячом и жил взаперти. Тот период тоже повлиял на отъезд?

— Может, даже травмы от этого и пошли — тренировочный процесс сильно поменялся. Нам говорили выходить [на улицу] и бегать — а бегать-то особо негде было. Долгое время бегал в парке на твердом покрытии. Разрешали тренироваться два-три месяца, а потом опять закрывались на месяц — так чередовалось. Может, из-за этого здоровье усугубилось.

Думаю, сейчас все подправил. Все нормально, в Осетии воздух чище, ха-ха.

— Как обстояли дела с контрактом перед отъездом?

— Во «Младе» оставался год. Мне предлагали новые условия, но я дал понять: не останусь в их команде. Сказал, что устал от жизни в Чехии, она мне не нравится, хочу сменить обстановку, найти новую мотивацию.

fkmb.cz

Николай Комличенко

— В таких случаях в России говорят — футболист сдулся, ничего не получилось в Европе, вот и вернулся.

— Во-первых, это миф, что надо уезжать в Европу. Она не такая, как все говорят. Если бы контракт предложила «Барселона», я бы, конечно, поехал. Это другая Европа.

Псевдоболельщики могут что угодно говорить, но я сделал выбор в пользу своей республики. Думаю, тут кроме похвалы [в мой адрес] ничего не может быть. Я бы мог отсидеть год во «Младе» и поехать в любую команду Премьер-лиги на шикарных условиях. Я же не стал этого делать, я хотел играть за свою родину.

— Почему Чехия — не Европа? В лигах вроде чешской без большой зарплаты и комфортного лимита россияне не получат развития, которого лишены дома?

— Большую зарплату еще заслужить надо.

Был такой момент: [в клубе РПЛ] идут переговоры, стоит выбор между мной и русским футболистом, который играет в России. Клуб берет не меня: того русского видели в России. А меня из Чехии не берут, хотя играю отлично.

И потом задаю себе вопрос: «А зачем я уезжал в эту Европу?» Я же тоже был мальчишкой и слышал, что надо в Европу — вот и уехал. А что взамен? Ни о чем не жалею, но, когда говорят о том, как важно уезжать, хочется ответить: «Ты обоснуй, аргументируй свои слова».

— Караваев, Ефремов, Комличенко — никто в Чехии не задержался. Вячеслав уехал из «Спарты» в «Витесс», но и для него Чехия не стала транзитом в Германию или Италию — для всех дороги ведут в Россию.

— Я тоже думал про Чехию как про трамплинчик. Хотел дальше ехать в Европу. Если бы не карантин, не знаю, что бы случилось. Но я захотел поближе к семье. Годами не видеть свою семью тяжело. Уезжаю куда-то, трачу время и здоровье на то, чтобы заработать деньги и не видеть свою семью годами — но зачем мне это надо? Лучше приеду в Россию и буду получать удовольствие от футбола здесь, видеть семью в любой момент.

instagram.com/lekso_tata

— Комличенко говорил Sport24, что к тебе был интерес от «Спарты» и от «Виктории». Почему не пошел туда?

— Так это не я решаю, ха-ха. Интерес всегда бывает: звонят, спрашивают, сколько стоит. И, когда клуб называют цену, они говорят, что за такую цену мы другого поищем.

«Млада» хотела заработать большие деньги. Они думали, что раз на Комличенко заработали, то и на мне тоже заработают. Условно, им предлагают одну сумму, а они в три раза больше просят.

«Чехи вечером собираются, говорят: „За то, что мы справились с перелетом на Мальту“. И начинают пить»

— Ты рассказывал: на тренировках во «Младе» против новичков-иностранцев начинают жестко играть, чтобы дать понять — местные здесь всем заправляют. Как ты с этим справился?

— Это я сначала думал, что с жесткой игрой так специально. Со временем понимаешь: чехи всегда так играют. На самом деле они так тренируются. Бывало, приезжает парнишка, его встречают грубо, и он вялым становится, не хочет тренироваться. Я, наоборот, получал удовольствие. После жесткого стыка покажу палец вверх и говорю: «Красава, давай так же». Чехи удивлялись.

Я же был удивлен, когда местные подбадривали, если случались ошибки. На первых тренировках после помарок ко мне подходил капитан и поддерживал. После такого хочется рубиться на поле.

— В таких рубках на тренировках до драк не доходило?

— Там другой менталитет. В России и на поле подерутся, и после тренировки могут отойти. Чехи не такие. Помню случай: два парня прям жестко зацепились. Я у Комличенко спрашиваю, подерутся или нет. Он говорит: «Да ты чего? Здесь не так». А ситуация такая, что драка неизбежна. Они матерят друг друга, а потом отходят в разные стороны. Я был в шоке.

— Что тебя не устраивало в Чехии? По твоим словам складывается ощущение, что тебе было не очень комфортно.

— Я вырос на Кавказе, люблю дружбу, братство, когда есть свои люди, которые поддержат. Я привык, что в команде теплые отношения. Например, после тренировки с командой время проводишь, с пацанами куда-то едешь. Ты знаешь: это твои люди, которые всегда поддержат.

В Чехии я этого не нашел. Не то чтобы меня что-то не устраивало, просто хотелось для себя другой мотивации. Я доказал там то, что хотел, что хотел сделать — сделал.

— Ты еще рассказывал, как заболел и к тебе не сразу приехал доктор.

— В плане организации много что хромало. Доктора даже во «Младе» нет. Например, если тебе сломают ногу, то повезут в Прагу. Всей командой туда ездят. Бывало, у меня травма, еле хожу, а мне говорят ехать в Прагу. А у меня машины нет. Служебную то давали, то нет. Я прошу отвезти меня, спрашиваю, почему должен сам ехать — а мне говорят, что у них так не принято.

Начался карантин, я сильно болел, сидел дома. Звоню им, говорят: «Иди в больницу и сдай тест». Я сдал, ничего не было, и они говорят: «Ну лечись, пока не выздоровеешь». И ты думаешь: что это такое? Вообще не заботятся о здоровье футболистов.

— Это больше организационные моменты или дискриминация по отношению к иностранцам?

— Чехи — они вальяжные, на расслабоне. Я в офис захожу, у кого-то на столе стоит бокал вина. Никогда не забуду случай. Прилетели на Мальту на сборы. Чехи вечером собираются, говорят: «За то, что мы справились с этим трудным перелетом». И начинают пить.

— Повод всегда найдут?

— Да, пойдут в магазин, еды купят для всех и такие: «А давайте выпьем за это». Смешные ребята. Даже утром могли выпить.

— Еще тебе урезали зарплату без твоего ведома.

— После начала карантина капитан написал в группу в вотсапе: у клуба проблемы с бюджетом, я подписал бумаги на снижение зарплаты на 20 процентов. Спросил, не против ли мы. Из иностранцев был я, русскоязычный парниша и один бразилец. Мы втроем едем на стадион за едой и разговариваем о том, что нам никто ничего о сокращении не сказал. Никто даже не спросил у нас, как вообще дела. Три недели прошло после карантина — и тут без нашего ведома сокращают зарплату. Это ненормально.

Звонил чешскому агенту, спрашивал, почему так. А он мне говорит: тебе урезали расходы на налоги, платить их не будешь. В итоге месяцев шесть-семь так играл.

— С этим ничего нельзя было сделать?

— Вообще ничего. У чехов это считается нормальным. Потом агент сказал: «Да что там, подумаешь, немного же». Вот они такие. Вся жизнь вальяжная.

— Ты говорил, что в Чехии силовой футбол, больше борьбы. Тебе привычно в такой «бей-беги» играть?

— Честно: нет. Потому и ждал дебюта за «Аланию», чтобы почувствовать игру с мячом. Когда играл в «Краснодаре», у нас всегда было 60-70 процентов владения мячом за игру, а у меня — 110-120 передач за матч. В Чехию приехал, первая игра, тренер выпускает в опорке. За игру три раза получил мяч. Говорю Коле: «Это что такое? Это что за футбол?» Он: «Ну, привыкай, под мостом теперь будешь играть».

Со временем привык. У чехов проще взять и отдать защитникам соперника за спину — и все бегут. Есть, конечно, тренеры, которые хотят играть низом. Та же «Славия», например, Пльзень хороший футбол периодически показывает. Они со «Спартой» — как раз три лидера. «Славия» вообще последние три года без шансов выигрывает чемпионство. У них отличный тренер [Йиндржих Трпишовский].

slavia.cz

Йиндржих Трпишовский

— Это одна из причин, почему Комличенко так много забивал в Чехии?

— Бывало, как раз такие мячи после забросов и забивал. Мне кажется, даже не из-за игрового стиля. Колю сильно во «Младе» уважали и знали: он может решить трудную ситуацию. Если команда будет проигрывать, Коля вытащит. Можно сказать, вся атака шла через Колю, поэтому он и забивал. Чувствовал: тренер, команда и болельщики в него верили.

Есть одна история. Пропускаю игру из-за перебора желтых, сижу на трибуне. «Млада» горит 0:2 в первом тайме. Коля тогда очень плохо играл. Думаю: ему тренер сейчас как напихает в раздевалке. И Коля вдруг до перерыва забивает два гола, потом еще два. После игры тренер кому-то пихает, а потом говорит: «Ну что я могу Комли сказать? Плохо играл, но забил четыре».

Вот такой Коля был. Спокойно играет, два-три забьет и уйдет.

— Как Комличенко отнесся к твоему возвращению в Россию?

— Хорошо. Он тоже меня подколол: «Ты же там не собирался возвращаться!»

«Шапи звезду поймал? Да он в тапочках ходит, ха-ха. Шапи — простой парень, никогда не поймает звезду»

— Кто помимо «Алании» тебя хотел?

— Варианты были с командами РПЛ.

— Ты говорил про «Зенит», но не в это трансферное окно. Помнишь, когда?

— Я-то прекрасно помню, но говорить нет смысла: это уже в прошлом. Просто, как я знаю, шли разговоры, было близко к тому, чтобы все свершилось.

— Ты сказал, что это просто «легкое чемпионство, легкая медаль».

— Да.

— Тебе такое совсем не интересно?

— Вообще не интересно, честно. Условно: если играть в Чехии, то я бы лучше с «Младой» вышел в еврокубки и боролся за выход в группу, чем в «Славии», проведя за сезон две-три игры, выиграл чемпионство. Чемпионство — долгий путь. Удовольствие получаешь не от того, что на тебя медали надевают, а от самого пути.

Лева Байрамян (младший брат Хорена Байрамяна, воспитанник «Краснодара», сейчас в «Алашкерте». — Sport24) как-то попросил у меня книгу. Где-то неделю ее читал и каждый день восхищался: «Что за книга!» Рассказывает мне из нее ситуации, истории. А концовка там, можно сказать, вообще ни о чем. Дочитывает и пишет: «Лексо, в чем суть этой книги, почему она так закончилась? Почему ты мне ее дал почитать? Я очень расстроен». Я ответил: «Лева, ну ты когда читал, ты же был счастлив? Сам процесс тебе нравился? Итог не так важен». Так же и с чемпионством.

fckrasnodar.ru

Леон Байрамян

— Если бы было предложение от «Краснодара», вернулся?

— Посмотрел бы, подумал. Поехать туда и сидеть тоже не хочется. В принципе, я сейчас могу позвонить и спросить: «Не хотите меня?» 😆

У меня теплые отношения с «Краснодаром», это не проблема. Но сейчас сам вижу: что бы я этой команде дал? «Краснодар» борется за Лигу чемпионов, каждый год — новые достижения. Им нужны футболисты, которые могут дать команде что-то новое, улучшить их стиль игры. У меня пока особо такого нет. Может, через пять-шесть лет вернусь в «Краснодар», но сейчас нет смысла.

— Как тебе нынешний «Краснодар»? Общаешься с кем-то из ребят?

— Да, общаюсь с пацанами: Жекой Назаровым, Ильей Жигулевым — он, кстати, уехал в Польшу к Башкирову [в «Заглембе»]. С Эдиком Сперцяном тепло общаюсь, с парнями помладше. С Сафоновым, Шапи можем попереписываться.

— Подбадривал Сафонова, когда он выходил в основе на Евро?

— Ну что мне его подбадривать? Он же не маленький ребенок, не мой сын, ха-ха. Это наша работа. Молодец, только рад за него. Плоды «Краснодар» дает: Сафонов и Фомин ездили на Евро, Комличенко до этого был в сборной. Уткина могу выделить — какие штрафные кладет за «Ахмат».

fckrasnodar.ru

— Как думаешь, что происходит с Шапи? Такое отличное начало, сумасшедшие голы «Порту», «Валенсии», а потом что?

— Не могу сказать. Планку такую задал, все требуют от него: выходи, забивай в девятки. Не знаю, что требуют от молодого парня, который не сказать, что стабильно игрок основы (Сулейманову 21 год. — Sport24). Выходил на замену, показывал результат — а сейчас винить его в том, что не может таких голов забивать… Я за Шапи только рад, у него все идет, он играет отлично, он в команде.

Просто многие же не понимают: в карьере есть такое, что порой ты периодами не забиваешь, или у тебя травмы, болезни. Так все постоянно чередуется, повторяется. Может, у Шапи сейчас период такой, а через полгода лучшим бомбардиром станет.

— Ходят разговоры, что он звезду поймал.

— Шапи звезду поймал? Да он в тапочках ходит, ха-ха. Шапи — простой парень, никогда не поймает звезду, я его знаю с малых лет.

— У Вани Игнатьева тоже не идет — то забивал, а сейчас даже в «Рубине» не выходит.

— Тут же не только от футболистов зависит — еще и от тренера. Играешь у одного, любимчик у него, лучший игрок. Приходит новый и говорит: «Ты мне не нравишься, будешь на замену выходить».

«Три года назад игроки сборной были героями страны, им награды давали — а сейчас позор»

— Мой коллега Саша Муйжнек общался с Хетагом Хосоновым. Он говорил: «Лексо — топ-уровень, спокойно дорастет до уровня сборной». Когда тебя ждать в сборной?

— Когда буду готов, скажу тренеру, который будет тренировать сборную: «Вызывай» 😆

РИА Новости

— Когда Черчесов тренировал сборную, с тобой не общался?

— У Комли спрашивал про меня, просил присматривать. На самом деле я бы хотел при Черчесове поиграть, но так сложилось, что он уже не тренер. Может быть, где-нибудь в будущем в клубе сработаемся — всякое бывает в жизни.

— Что думаешь о прошедшем Евро? Болельщики говорят, что четвертое место в такой группе — позор.

— Их не поймешь. В такие моменты не надо в интернет заходить, и все. Три года назад игроки сборной были героями страны, им награды давали — а сейчас позор. Не понимаю, в чем позор.

Обвиняют людей, которые вообще ни в чем не виноваты. Люди выходят на поле с тем, что они умеют, чему они в этой стране учились всю жизнь. Кто виноват, что на все население России тренируется где-то миллион человек? Если брать другие страны — на 10 миллионов населения тренируются два-три миллиона, потому что есть все условия. Может, с этого надо начинать, а не обвинять футболистов? Диванные критики всегда все знают — почему тогда они сами не играют?

Ты не связываешь это с завышенными ожиданиями?

— Ну все же привыкли, что Россия — великая держава, в любом виде спорта хотим быть первыми. Какое-то время будешь первым, но, если не будешь прогрессировать, не будешь вовлекать что-то новое в тот же футбол, тяжело быть первым.

— В этом году был еще молодежный Евро. У нас был топ-состав, тоже большие ожидания…

— Для кого это был топ-состав?

fckrasnodar.ru

— Если взять по именам…

— По именам топ-состав был у Франции. Это у нас такое отношение: если человек играет в РПЛ — вау, какой он футболист! Когда играл в Чехии, футболисты из других стран говорили: «Россия — это деньги заработать, и все». Они не относились к этому чемпионату прям серьезно.

У нас привыкли: если парень играет в РПЛ в 19-20 лет — вау, это топ, должны выиграть молодежное Евро. Посмотрите на Европу, что Мбаппе вытворяет в своем возрасте. Вот это топ.

«В сентябре видишь, как люди цветы несут на могилы. Весь город плачет, можно даже слышать этот плач людей — это правда тяжело»

— 1 сентября — трагическая дата для Беслана и всей страны. Что у тебя на душе, когда наступает это число?

— Скорбь по людям, которые потеряли своих близких. У меня есть знакомые, чьи семьи пострадали в 2004-м. Наверное, если бы тогда я был чуть постарше, каждое 1 сентября плакал бы. Начал лишь со временем. Каждый год живешь в Беслане и в сентябре видишь, как люди цветы несут на могилы. Весь город плачет, можно даже слышать этот плач людей — это правда тяжело.

— Что прежде всего вспоминаешь?

— Маленькие дети, их без одежды выносят, родители плачут… Такое, конечно, надо помнить, но это не то, что хочется прокручивать.

— Ты в тот день дома был?

— Да. В школу тогда не пошел — мы только переехали в Беслан. Со всеми близкими находился дома. Гости туда-сюда ходили, узнавали, спрашивали, кто-то уезжал, приезжал — была большая суета.

РИА Новости

— Видел фильм Дудя про Беслан?

— Не смотрел.

— Должно ли государство быть в ответе за произошедшее?

— Всегда надо найти крайнего. Если что-то случается, должен быть виноватый. Такие у нас в стране законы: есть убийство — кто-то должен быть виноват, только если это не самоубийство.

В Осетии таких много было случаев: теракт — и начинают всех обвинять. Например, [в случае с другим терактом] охранники не арестовали человека на машине. Было много пострадавших, погибших — и начали обвинять тех, кто на улице что-то продавал: нельзя там продавать! Новые законы начали вводить.

Это говорит лишь о том, что мы очень далеки до цивилизации. К сожалению, такое происходит, пусть и редко. Если республика, власть, страна будет ко всему так относиться… В первую очередь должна быть защита детей, они наше будущее.

— Следишь за политической ситуацией в стране?

— В последнее время не особо. У меня свои взгляды, мнения. Того, что я хочу — хотя бы экологически чистую страну — наверное, не будет.

— Когда вернулся в Осетию, были какие-то флэшбеки, воспоминания?

— Когда в Беслан поехал, ездил, где жил, и вообще ничего не вспомнил. Веришь или нет — вообще ничего не узнал. Улицу вспомнил, заехал туда — и вообще ничего не вспомнил. Как будто в другой город приехал.

Потом поехал в школу, где в футбол играл — сразу все вспомнил.

— А в Цхинвале давно был?

— Я там родился, чуть пожил — и все. И в юности ездили играть туда. Кстати, после войны там были. А сейчас не заезжал.

После войны там нормальная обстановка, люди живут добрые. Когда мы маленькими были, приезжали на игру, шли в магазин — нам бесплатно все давали.

— Ты застал теракт и войну. Это на тебе как-то отразилось?

— Такое всегда сказывается. Знаю взрослых ребят, которые воевали, с ними общаешься и понимаешь: не пожелаешь никому такой жизни. Когда тебе рассказывают, что не могут спать по ночам, слышат взрывы, сны страшные, просыпаются от этого, задаешься вопросом: зачем вообще война, к чему она приводит? Люди просто страдают.

«Главная мечта — поднять над головой кубок Лиги чемпионов в составе „Алании»»

— Какие цели ставишь себе на этот сезон?

— Выйти с «Аланией» в Премьер-лигу.

— Главная футбольная мечта?

— Поднять над головой кубок Лиги чемпионов — самый заветный трофей.

— В составе «Алании»?

— Это было бы идеально.

— Или все-таки в «Интере», за который ты болел в детстве?

— Это уже посмотрим, ха-ха. В финале сыграть за «Аланию» против «Интера» — звучит красиво.

Еще больше увлекательного контента — в телеграм-канале Александра Сергеева

Эксклюзивное интервью с послом Евро — прославленным французским футболистом Давидом Трезеге

— Кубок чемпионата Европы по футболу, семь матчей которого летом сыграют в Петербурге, сегодня привезли в Москву, всего на один день. И всего на несколько минут он в студии программы «Время». У зрителей Первого канала есть уникальная возможность рассмотреть этот трофей из серебра, за который будут бороться 24 сборные, во всех деталях. К нам в студию его принес посол Евро, знаменитый французский футболист Давид Трезеге. Давид, добрый вечер.

— Добрый вечер и спасибо за приглашение.

— В 2000 году, Вы, Давид, стали автором золотого гола на чемпионате Евро и принесли победу своей стране, своей команде в матче с Италией. Вы именно этот кубок держали в тот момент в руках или какой-то другой? И какие эмоции тогда Вас обуревали и какие — сейчас в преддверии этого замечательного чемпионата?

— Прежде всего, да, это тот же кубок, который мы подняли после победы на чемпионате Европы, после финала, который мы выиграли у Италии. Очень красивый кубок. И что касается эмоций. Невероятные эмоции, наверное, самые сильные эмоции после тех, что я пережил после чемпионата мира.

— Евро был перенесен из-за пандемии на целый год. В каких условиях сейчас будут проходить матчи?

— Что касается условий на стадионе во время матчей. 50% зрителей будет на стадионе. Исключительный город Санкт-Петербург, город, в котором обожают футбол. Как я уже сказал, город, который влюблен в футбол, поэтому все будет великолепно.

— Давид, до старта буквально месяц, чуть даже меньше, понятно, что прогнозы делать — дело неблагодарное. Но все-таки Вы специалист, расскажите, пожалуйста, как Вы считаете, на какие команды стоит обратить внимание? Кто может в этом году стать фаворитами этого чемпионата?

— В первую очередь я, конечно же, хотел сказать, что Франция, которая хотела бы привести этот кубок, потому что в 1998 году мы стали чемпионами мира, в 2000-м мы стали чемпионами Европы. То же самое хотелось бы повторить в этом году. Стоит остерегаться Испании, Италии, Германии. Не стоит забывать Россию. Россия, которая вышла в одну восьмую чемпионата мира. И у России будет возможность сыграть три матча здесь, так что есть все шансы.

— Чемпионат будет интересный, уже понятно. Давид, почти четыре года назад Вы были в нашей студии, я уже знакома с Вами, Вы привозили Кубок мира, и тогда мне строго-настрого запретили прикасаться к нему. Скажите, пожалуйста, этот запрет распространяется и на Кубок Евро? И если да, то с чем связана такая традиция?

— Абсолютно все те же правила: нельзя трогать кубок, прикасаться, к сожалению, нельзя. Но мне повезло: я его выиграл и я могу к нему прикасаться. Правило простое: его не могут трогать те, кто его не выигрывал.

— Ага, но вот я сейчас это правило чуть-чуть нарушу, потому что Вы его трогали, а я хочу пожать Вам руку. Давид, спасибо большое, что Вы пришли к нам в студию, дали возможность посмотреть нашим зрителям на эту красоту и почувствовать вот это преддверие, начало. Буквально через месяц все мы будем смотреть на то, как сражаются европейские команды, болеть за наших, вы — за своих, мы — за своих.

Увидеть кубок вживую сегодня еще можно в парке Горького. Там он будет выставлен до 11 вечера. Россия — единственная страна из организаторов Евро, которой разрешили показать трофей не только в том городе, где будут проходить матчи, но и в столице. 

Финальный турнир чемпионата Европы по футболу впервые за свою историю пройдет по всему континенту. Матчи примут 11 городов. В Санкт-Петербурге состоятся шесть встреч группового этапа и один четвертьфинал. Жители Северной столицы смогли увидеть кубок в субботу и воскресенье.  

Матч-открытие чемпионата Европы покажет Первый канал, как и другие напряженные поединки, в том числе игры сборной России. Старт грандиозного футбольного праздника 11 июня. Играют Италия и Турция. Начало прямой трансляции из Рима в 21:45 по московскому времени.

Интервью с профессиональным футболистом Джошем Смитом

Как ты начал заниматься футболом? Вся моя семья очень любила спорт. Мой старший брат, который старше меня на девять лет, был великим футболистом, и именно он сказал моим родителям, когда мне исполнилось 11, что я должен играть в мяч. Я тогда стал серьёзнее.

В детстве ты просто играл в футбол? Я играл в баскетбол до первого года обучения. Я много играл в бейсбол, когда был моложе; Я бегал по пересеченной местности и по треку.Я бы сказал, что неплохо играл в баскетбол, возможно, даже начал бы в университетской команде в качестве разыгрывающего. Но довольно скоро я понял, что футбол действительно может куда-то меня привести.

Помогли ли занятия другими видами спорта улучшить ваши футбольные навыки? Ну, игра разыгрывающего — это та же концепция, что и полузащитника в футболе, только с меньшим игровым полем.

Хорошая мысль. На кого вы равнялись в футболе, когда начинали? Хммм.Пеле, Марадона, Джоуи Бест, Деннис Бергкамп, Джон Хартс, Тэд Рамос, Коби Джонс и многие другие.

Как болельщик «Арсенала», я ценю, что вы упомянули г-на Бергкампа. Можете ли вы поделиться с нами какими-либо уроками, которые вы извлекли из футбола и которые впоследствии могли бы применить в жизни за пределами поля? Трудовая этика. Я не всегда был отличным учеником, но хорошо, когда ты тратишь время на то, от чего, как ты знаешь, ты получишь отличные результаты.

Также способность расслабляться с определенными людьми — способность понимать динамику команды и отдельного человека.Ценить других людей и ладить с ними — это ключ к жизни. Вы должны ладить и учиться приспосабливаться к большому разнообразию и фону людей.

Какая футбольная сцена в Атланте? ОГРОМНО. В этом районе есть всевозможные клубные команды и молодые игроки. Джорджия, Южный Техас, Северная Каролина и Флорида — все это действительно большие очаги футбола. Атланта — главное место, откуда родом лучшие игроки Джорджии. У нас есть латиноамериканские лиги, связанные с Silverbacks, и в Атланте есть лиги для взрослых, которые играют семь дней в неделю.

Какова фанбаза Silverbacks? Это небольшой стадион, поэтому болельщики сидят прямо у поля. Если ты в первом ряду, ты на поле. Там много детей, и я думаю, что есть приличное количество латиноамериканских игроков/болельщиков.

Выходят юные футболисты и их родители. Они всегда там потом. Silverbacks отлично справляются со своей работой, привлекая внимание юных фанатов и доставляя удовольствие семьям. (Мы любим давать автографы родителям и игрокам, которые присутствуют после игры.) Поле с искусственным покрытием и без плохого отскока.

Футбол — популярный вид спорта в Соединенных Штатах, но не всегда ли эти игроки становятся преданными фанатами? Как вы думаете, что нам нужно сделать, чтобы повысить интерес к футболу в нашей стране? Нам нужно сосредоточиться на продвижении молодых американских игроков. У них что-то было с Фредди Аду, но у него не получилось. То же самое с Донованом. Я думаю, если бы они могли улучшить работу молодежной системы и связать ее со старшими американскими игроками, это было бы здорово.

Здорово, что Бекхэм и Ренальдо пришли к нам, но когда они уйдут, кто останется наследником. Люди приходят посмотреть на игрока или команду? Нам нужно, чтобы в спорте было больше соперничества. Нужна система понижения и повышения. В MLS нет штрафа за финиш последним. Должна быть возможность двигаться вверх/вниз. Это привлекло бы более старшую и более широкую аудиторию. При этом все больше и больше молодых людей играют в футбол, а затем становятся зрителями. Сегодня зрителей больше, чем 20 лет назад.

Большое спасибо за ваше время, Джош!

Студенты-журналисты берут интервью у бывшего английского футболиста Алана Смита — Новости

  1. Дома
  2. Как дела
  3. Новости
  4. Студенты факультета журналистики берут интервью у бывшего английского футболиста Алана Смита

Наши студенты-журналисты получили фантастическую возможность взять интервью у бывшего нападающего «Арсенала», «Лестера» и сборной Англии Алана Смита в рамках их подразделения по технике интервью.

После ухода из профессионального футбола Смит стал успешным футбольным экспертом и комментатором. Он регулярно появляется на Sky Sports и выступает в качестве сокомментатора очень успешных видеоигр EA Sports FIFA.

Интервью проходило в стиле пресс-конференции, классная комната была оформлена так, чтобы воссоздать атмосферу реального мероприятия. Студенты должны были провести биографическое исследование Алана Смита, придумав вопросы, чтобы задать ему вопросы о его карьере.Смит обсудил такие темы, как истории из его игровых дней, его работа в Sky Sports и его мысли о возвращении Уотфорда в Премьер-лигу. Это позволило учащимся отточить и развить свои навыки интервьюирования в условиях, более точно воспроизводящих реальный мир журналистики.

Болельщик Уотфорда Чарли Хеджес очень хотел узнать, что думает Смит о шансах местной команды на выживание в премьер-лиге в этом сезоне. Она сказала: «Было здорово услышать, что такой высокопоставленный человек, как Алан Смит, сказал об «Уотфорде» и о том факте, что он думает, что они не лягут спать.

Он также дал интервью один на один студенту Джеймсу Бруксу из отдела техники телевизионных презентаций.

Джеймс сказал: «Для меня было очень волнительно взять интервью у Алана Смита, легенды футбола. У него было так много интересных историй о его игровых днях и работе в Sky в качестве комментатора. Это был день, когда я определенно выиграл. не забудь».

Эшли Харви использовал этот визит, чтобы попрактиковаться в своих журналистских навыках, добавив эту историю в свой собственный новостной блог, который был ретвитнут 48 000 подписчиков Алана Смита.

Эшли сказала: «Это было отличным упражнением для нас, студентов факультета журналистики, и показало, как новость может дойти до стольких людей за такое короткое время. Алан Смит был таким милым человеком и так помогал всем нам».

 

Безопасность | Стеклянная дверь

Пожалуйста, подождите, пока мы проверим, что вы реальный человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, отправьте электронное письмо чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

Veuillez терпеливейший кулон Que Nous vérifions Que Vous êtes une personne réelle.Votre contenu s’affichera bientôt. Si vous continuez à voir ce сообщение, связаться с нами по адресу Pour nous faire part du problème.

Bitte warten Sie, während wir überprüfen, dass Sie wirklich ein Mensch sind. Ихр Inhalt wird в Kürze angezeigt. Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, Информировать Sie uns darüber bitte по электронной почте и .

Эвен Гедульд А.У.Б. terwijl мы verifiëren u een человек согнуты. Uw содержание wordt бинненкорт вергегевен.Als u dit bericht blijft zien, stuur dan een электронная почта naar om ons te informeren по поводу ваших проблем.

Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido se sostrará кратко. Si continúas recibiendo este mensaje, информация о проблемах enviando электронная коррекция .

Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido aparecerá en краткий Si continúas viendo este mensaje, envía un correo electronico a пункт informarnos Que Tienes Problemas.

Aguarde enquanto confirmamos que você é uma pessoa de verdade. Сеу контеудо será exibido em breve. Caso continue recebendo esta mensagem, envie um e-mail para Para Nos Informar Sobre O Problema.

Attendi mentre verificiamo che sei una persona reale. Il tuo contenuto verra кратко визуализировать. Se continui a visualizzare questo message, invia удалить все сообщения по электронной почте indirizzo для информирования о проблеме.

Пожалуйста, включите Cookies и перезагрузите страницу.

Этот процесс выполняется автоматически. Вскоре ваш браузер перенаправит вас на запрошенный вами контент.

Пожалуйста, подождите 5 секунд…

Перенаправление…

Код: CF-102/6ef982a43afd1673

Безопасность | Стеклянная дверь

Пожалуйста, подождите, пока мы проверим, что вы реальный человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, отправьте электронное письмо чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

Veuillez терпеливейший кулон Que Nous vérifions Que Vous êtes une personne réelle. Votre contenu s’affichera bientôt. Si vous continuez à voir ce сообщение, связаться с нами по адресу Pour nous faire part du problème.

Bitte warten Sie, während wir überprüfen, dass Sie wirklich ein Mensch sind. Ихр Inhalt wird в Kürze angezeigt. Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, Информировать Sie uns darüber bitte по электронной почте и .

Даже Гедульд а.у.б. terwijl мы verifiëren u een человек согнуты. Uw содержание wordt бинненкорт вергегевен. Als u dit bericht blijft zien, stuur dan een электронная почта naar om ons te informeren по поводу ваших проблем.

Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido se sostrará кратко. Si continúas recibiendo este mensaje, информация о проблемах enviando электронная коррекция .

Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido aparecerá en краткийSi continúas viendo este mensaje, envía un correo electronico a пункт informarnos Que Tienes Problemas.

Aguarde enquanto confirmamos que você é uma pessoa de verdade. Сеу контеудо será exibido em breve. Caso continue recebendo esta mensagem, envie um e-mail para Para Nos Informar Sobre O Problema.

Attendi mentre verificiamo che sei una persona reale. Il tuo contenuto verra кратко визуализировать. Se continui a visualizzare questo message, invia удалить все сообщения по электронной почте indirizzo для информирования о проблеме.

Пожалуйста, включите Cookies и перезагрузите страницу.

Этот процесс выполняется автоматически. Вскоре ваш браузер перенаправит вас на запрошенный вами контент.

Пожалуйста, подождите 5 секунд…

Перенаправление…

Код: CF-102/6ef982a9796c165a

Джордан Хендерсон: «Никто не заботится о благополучии игроков»

Недавно вы стали капитаном «Ливерпуля» в 200-й раз и сыграли за клуб более 400 матчей, а вам всего 31 год. Я заставляю тебя казаться старым, но это немного безумно, не так ли?

Ты не первый! Я не знаю, куда ушло время, если честно. Для меня лично и для моей семьи большая честь добиться этого в «Ливерпуле». Физически я чувствую себя очень хорошо, добавляю весь опыт, который у меня был за эти годы, и я доволен тем, где я нахожусь. Я правильно живу, правильно питаюсь, много тренируюсь и забочусь о себе, поэтому, надеюсь, я дам себе все шансы продолжать играть.

Когда вы подписали контракт с «Ливерпулем» в 2011 году, вы думали, что пробудете в клубе так долго?

Я знал, насколько большим был клуб и что это была фантастическая возможность, но я всегда хотел оставаться на «Энфилде» как можно дольше.Я думал, что будет сложно, особенно на первых этапах, но, честно говоря, не думал, что будет так тяжело, как было.

Вам было всего 20 лет, когда вы переехали в Ливерпуль. Это пришло слишком рано для вас?

Не уверен. Я был молод и присоединялся к огромному клубу, и это оказывало большое давление, но я думаю, что всякий раз, когда вы подписываете контракт с «Ливерпулем», независимо от того, на каком этапе своей карьеры вы находитесь, это будет большим шагом вперед. Большинству игроков требуется немного времени, чтобы адаптироваться, но я действительно хотел взяться за дело и действительно сыграл много игр в начале своего пребывания в «Ливерпуле».Сложность заключалась в том, что я чувствовал, что не достиг того уровня, на котором хотел бы.

Тогдашний менеджер «Ливерпуля» Брендан Роджерс говорил с вами о возможности перехода в «Фулхэм». Вы когда-нибудь думали об уходе?

Без шансов. Я действительно не рассматривал это. Я провел в «Ливерпуле» чуть больше года, у меня еще оставалось много времени по контракту, и я не хотел развлекаться. Честно говоря, Брендан был хорош в той ситуации.Он сказал, что поможет мне развиваться и совершенствоваться как игроку, что он, безусловно, и сделал, так что мне есть за что его благодарить.

Насколько тяжелыми были первые несколько лет в «Ливерпуле»? У твоего отца в то время был диагностирован рак, у твоей жены был ребенок, а «Ливерпуль» боролся за титул. Для любого молодого футболиста это было бы слишком сложно. ..

Не буду приукрашивать, это было трудное время. У меня были личные проблемы, я не играл на том уровне, на который был способен, и это было тяжело.

Я уверен, что вы, вероятно, являетесь своим злейшим критиком, но доходили ли вы когда-нибудь до такой степени, когда вы думали, что все должно измениться?

Я требователен к себе, но я думаю, что это может быть положительным моментом, если это подтолкнет вас к попыткам стать лучше. Но точно так же, когда вы слишком строги к себе, а затем у вас есть люди в социальных сетях, а также бывшие игроки и СМИ, критикующие вас, это может нанести психологический урон. Просто попытка найти какую-то уверенность и веру в себя может вызвать стресс.Я справлялся с этим, используя этот негатив в качестве топлива, чтобы дать мне немного гнева и энергии. Иногда это выливалось в разочарование или чрезмерную агрессию, но в конечном итоге я чувствую, что именно это помогло мне пройти через это.

Эксклюзивное интервью: Алан Смит — Тайный футболист

(Изображение предоставлено football365. com)

JR. «Алан, какое удовольствие! Большое спасибо, что нашли время поговорить со мной в TSF сегодня днем. Начнем со второго любимого клуба… Вы пять сезонов играли за «Лестер Сити», сыграв более 200 матчей…

AS.«Правильно, и я оглядываюсь назад с большой любовью, в этом нет никаких сомнений. «Лестер Сити» был моим первым клубом, это был семейный клуб, он был очень дружелюбным тогда и остается им до сих пор. Это было идеальное начало и идеальный этап для меня, потому что я присоединился к клубу, когда они были в старом втором дивизионе, мы получили повышение в моем первом сезоне, но я не ожидал, что попаду в команду.

Джок Уоллес подписал со мной контракт, но вскоре ушел. Он сказал мне, что я буду в резерве пару лет, чтобы изучить свое ремесло, потому что я пришел из ФК Алвечерч в Non League.Но когда пришел Гордон Милн, он выбил многих игроков Джока и дал мне шанс. Получить повышение в нашем первом сезоне было потрясающе, потому что за 12 месяцев я перешел из нелиги в высший дивизион.

На самом деле я был там и играл против знаменитостей. Я никогда не забуду игру против «Вест Хэм Юнайтед» и наутро после того, как в одном из таблоидов был снимок, в котором я и Тревор Брукинг боролись за мяч, и я просто не мог в это поверить, потому что Тревор был одним из моих героев.Просто стало ясно, что я играю в высшем дивизионе.

«Лестер Сити» — отличный клуб, и мне повезло, что я быстро наладил партнерские отношения с Гэри Линекером, так что это помогло, наши игры естественным образом сложились, и это мне очень помогло».

мл. Он везде достает этого Линекера! После «Лестера» последовали восемь сезонов в «Арсенале», где вы забили два самых важных гола в истории клуба, первый на «Энфилде» в 89-м и второй в Копенгагене в 94-м… Я имею в виду, если вы хотите стать легендой клуба….

КАК. «Я очень горжусь тем, что надел эту знаменитую красно-белую рубашку. Это клуб с великой историей, репутацией и традициями, и это клуб, за которым пристально следят. Я заметил, что, приехав из «Лестер Сити», где две-три игры без голов, это не имеет большого значения, но вдруг в «Арсенале» газеты напишут, что клуб ищет нового нападающего, этого бы никогда не произошло. в Лестер Сити.

В каком-то смысле мне повезло: я присоединился к нам в самом начале действительно успешного периода.Я посмотрел на Джорджа Грэма, и он выглядел как человек, который идет куда-то и имеет серьезные намерения. Я также смотрел на игроков молодежной команды, таких как Тони Адамс, Дэвид Рокасл, Майкл Томас, Пол Мерсон… эти персонажи были очень талантливы, и мне казалось, что «Арсенал» находится на подъеме.

До этого я мог бы перейти в «Манчестер Юнайтед» и «Челси», но у меня было хорошее предчувствие по поводу «Арсенала». Иногда в футболе нужно немного удачи, я присоединился к команде в прекрасное время и оглядываюсь назад с множеством замечательных воспоминаний.Победа в лиге на «Энфилде» в 1989 году была самым важным моментом для меня и для всех моих товарищей по команде, я думаю, я имею в виду, сделать это таким образом на последних секундах игры против такой фантастической команды «Ливерпуль». .. и в одиночку. патч… это был материал для сборника рассказов. Я не думаю, что какая-либо команда превзойдет его.

Кубок обладателей кубков УЕФА против «Пармы» в Копенгагене в 1994 году был изумителен, потому что «Арсенал» выиграл только два европейских трофея, что само по себе удивительно. Так что быть большой частью этого, играть за «Арсенал» восемь лет и быть их центральным нападающим более или менее на протяжении всего этого периода… что ж, это была большая честь.

Младший. «Удивительно, что у «Арсенала» всего два европейских трофея. Помимо коллективного успеха клуба в то время, вы также выиграли Золотую бутсу Первого дивизиона дважды за три сезона в 1989 и 1991 годах. Должно быть, в то время вы пользовались большим спросом в Европе?

AS » Вероятно, с «Арсеналом» связались, но мне напрямую ничего не приходило, сейчас все по-другому, тогда у меня никогда не было агента, о котором можно было бы говорить, поэтому не было возможности пройти через этот путь. Может быть, у «Арсенала» действительно были предложения, но я никогда о них не слышал, а Джордж Грэм отклонил их.

Я был связан с футбольным клубом «Валенсия», когда был в «Лестер Сити» ближе к концу, и мне очень хотелось поехать в Испанию, потому что у меня есть языковая подготовка, и я изучал французский и немецкий языки в университете, я просто думал, что жизнь в другой стране будет иметь был фантастический опыт. Я видел, как Гэри Линекер ездил в Барселону и изучал язык и культуру, но со мной этого никогда не происходило.

Ближе к концу моей карьеры в «Арсенале» «Нагоя Грампус Эйт», куда ушел мой старый менеджер «Лестер Сити» Гордон Милн, хотел объединить меня с Гэри Линекером, но этого не произошло. Я всегда немного завидую игрокам, которые уезжают за границу и делают карьеру, потому что я думаю, что это что-то добавляет тебе как человеку, так и футболисту».

мл. «Несмотря на это, вы играли в Англии в то время, когда некоторые серьезные тяжеловесы занимались своим делом.

КАК.«Правильно, сложно сравнивать защитников и нападающих, потому что это две разные профессии, но когда я играл за Англию, Брайан Робсон был просто замечательным футболистом, настоящим универсальным игроком, который мог делать абсолютно все. Он был двуногим и великолепно летал, а еще он был смелым, как лев, мог забивать голы и был замечательным игроком, с которым можно было тренироваться и играть.

Я также играл с Полом Гаскойном, когда он был на пике физической формы, и он был чем-то особенным, просто невозможно было отобрать у него мяч.Он был явно один на миллион с точки зрения его личности и характера. Я также играл с некоторыми из лучших защитников, которых когда-либо видела Англия, включая знаменитую четверку защитников и таких, как Дэвид «Рокки» Рокасл. А также великие нападающие, такие как Гари Линекер.

Я думаю, что Ян Райт был лучшим финишером с точки зрения его инстинкта бить по воротам, и лучшим, с кем я играл, может быть, даже лучше, чем Гэри, потому что Ян был единственным в своем роде, но мне повезло, что я играл с разными типами игроков и несколько отличных парней и отличных профессионалов. ’’

младший. «На международной арене вы играли против одних из лучших защитников мира, кто выделяется?»

КАК. «Я помню, как играл против Германии на стадионе «Уэмбли», и это был первый раз, когда они выступили как единая нация. Я играл против двух фантастических центральных защитников: Юргена Кёлера, который играл за мюнхенскую «Баварию», «Ювентус» и «Боруссию Дортмунд», и против Гвидо Бухвальда, который провел более 300 матчей за «Штутгарт». Они меня почти не пинали. Я считаю, что Бухвальд поставил Диего Марадона в финале Кубка мира в Италии 90 годом ранее, и они оба были настолько быстры и сильны, что все, что я придумал, они могли сравниться.Это была действительно трудная ночь, и мы проиграли 1:0, так что это тот уровень, о котором мы говорим.

Я также встречался с некоторыми блестящими игроками в Англии, Кенни Далглиш был моим большим фаворитом, и он был замечательным футболистом, но я всегда вспоминаю Юргена Кёлера и Гвидо Бухвальда как двух моих самых сильных соперников».

мл. «Алан, я очень ценю ваше время сегодня, я знаю, что вы занятый человек в эти дни. Давайте закончим с вашими тренерами, кто выделяется?

AS  «Ну, у меня было только два менеджера.У меня был Гордон Милн четыре из пяти лет до того, как Брайан Гамильтон вступил во владение в мой последний год в «Лестер Сити». Но Гордон оказал большое влияние на мою карьеру. Он пришел из школы «Ливерпуля» Билла Шенкли, получил повышение и выиграл лигу с клубом. Он был настоящим футбольным человеком и замечательным человеком, который в годы моего становления научил меня игре и требуемому профессионализму.

Я играл только под руководством Джорджа Грэма в «Арсенале», и опять же, он был тем, кто подталкивал вас каждый день недели.Он был очень хорош в тактике, поскольку сам был нападающим, поэтому он мог передать мне различные советы, одним из которых был удар головой, это было его любимым атрибутом.

Я играл за Англию под руководством Грэма Тейлора и первого сэра Бобби Робсона, но на международном уровне все немного по-другому, так как ты не так долго с командой и тренером. Это вроде как попасть туда и сделать все возможное, но на клубном уровне Гордон Милн и Джордж Грэм были для меня отличными менеджерами.”

Джеймс Роу – голландский футбольный эксперт, проживающий в Нидерландах, профессиональный писатель и переводчик для The Secret Footballer. Он выступал на talkSPORT и регулярно выступает на talkSPORT 2 и Love Sport Radio .  Вы можете следить за ним в Твиттере здесь.

Открывающее глаза интервью с профессиональным футболистом

У нашей женской футбольной команды была возможность поговорить с профессиональной футболисткой Джорджией Стивенс, которая недавно подписала контракт с «Ковентри Юнайтед» в качестве нападающего.20-летняя Джорджия, которая ранее играла за «Ливерпуль», «Эвертон» и «Тор К.А.», рассказала команде о том, как она добилась успеха в таком юном возрасте, и о самоотверженности, которую она вложила в тренировки.

Кейси Айрон и Шарлотта Ратт были двумя из студентов, которые говорили с Джорджией. Узнайте, почему они решили присоединиться к женской футбольной команде STORM и что они узнали из выступления Джорджии.

C asey Iron, Уровень 3 Спорт и физические упражнения

«Присоединение к футбольной команде колледжа USP стало для меня настоящим откровением, так как до поступления я занимался футболом.Я никогда не знал, каково это — не быть лучшим и не начинать все время. Это помогло мне осознать, что я люблю эту игру, и чтобы продолжать играть в нее, мне нужно было отступить, чтобы подняться выше. USP научил меня тому, что ты никогда не собираешься влиться в команду и стать звездой; вам нужно работать усерднее и продвигаться дальше, чтобы достичь того, чего вы хотели.

Время, чтобы поговорить с Джорджией и послушать ее опыт, было именно тем, что мне было нужно. Я знал, что она прошла через то, что мне еще предстояло испытать, и знание того, что это дает вам некоторое душевное спокойствие, зная, что кто-то прошел через это и может дать вам некоторое представление и информацию о том, на что это похоже. Услышав, что Джорджия увлеклась футболом в юном возрасте, меня действительно поразило. Я долго задавалась вопросом, готова ли я и правильно ли это решение перейти в женский футбол, но слух о том, что Джорджия перешла в молодом возрасте, убедил меня, что да, это большой шаг, но это можно сделать. ».

Шарлотта Рутт, визуальный дизайн 3 уровня

«В настоящее время я изучаю визуальный дизайн, который многие считают немного странным для человека, который также играет в футбол в колледже, однако это то, чем я очень интересуюсь.

Я играю в футбол с 6 лет, первоначально играл в мальчишеских командах, затем, когда мне было 11, я начал играть в женских командах. Мне очень нравится играть в футбол, так как я чувствую, что это бегство от реальности на 90 минут и куда вы можете забыть обо всем и просто играть в любимую игру в окружении товарищей по команде, которые раскрывают ваши лучшие качества на поле.

Что мне нравится в команде колледжа, так это то, что все подталкивают друг друга к лучшему и всегда поддерживают друг друга! В дополнение к этому, будучи частью команды колледжа, вы чувствуете себя частью действительно большой любящей семьи, которая хочет, чтобы вы достигли своих целей, независимо от того, насколько они велики или малы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.