Футболист мунтян: МУНТЯН Владимир Федорович

Разное

Содержание

МУНТЯН Владимир Федорович

Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер Украины, обладатель Кубка обладателей кубков и Суперкубка УЕФА, семикратный чемпион СССР, двукратный обладатель Кубка СССР, кавалер ордена «За заслуги» II и III степени

(Иллюстрированная версия из книги «Легенды отечественного футбола»)

Родился 14 сентября 1946 года в городе Котовске Одесской области. Отец – Мунтян Федор Степанович (1911 г. рожд.). Мать – Мунтян Мария Леонтьевна (1921 г. рожд.). Супруга – Мунтян Татьяна Георгиевна (1950 г. рожд.), инженер-технолог. Сын – Мунтян Андрей (1971 г. рожд.). Дочь – Мунтян Ирина (1974 г. рожд.).

Попасть в анекдот нелегко. Для этого нужно быть необыкновенно популярным. Владимир Мунтян стал героем анекдота, причем уже в 20-летнем возрасте. Футбольные болельщики с солидным стажем наверняка помнят датированный 1966 годом вопрос к «армянскому радио»: «Что необходимо «Арарату», чтобы стать чемпионом СССР?» Ответ: «Мунтян, Поркуян и еще девять киевлян».

..

Между тем столь забавного и необходимого для анекдота звучания фамилии Владимира Мунтяна не получилось бы, если бы она не утратила когда-то букву «у» в окончании – Мунтяну. Его отец родился вблизи Молдавии, мать – из-под Воронежа, из города Павловска. В Киев родители переехали в 1947 году, когда младшему сыну Володе не исполнилось и года. Долго жили в бараке за Пушкинским парком, недалеко от киностудии Довженко, потом получили комнату в коммунальной квартире на Брест-Литовском проспекте. Отец работал арматурщиком на асфальтобетонном заводе, мать – ночной няней в больнице.

Первым серьезным спортивным увлечением Владимира Мунтяна оказалась акробатика. В 10 лет он стал чемпионом Киева среди школьников, выполнил 3-й взрослый разряд. Свободно делал стойку, крутил «колесо», сальто, фляки. Однако вскоре цепочка житейских случайностей привела к тому, что Владимир изменил своей первой спортивной привязанности.

Однажды зимой, катаясь на лыжах, он сильно простудился. Его никак не могли вылечить от воспаления легких, и возникли подозрения на туберкулез. С этим диагнозом, потом, к счастью, не подтвердившимся, Володю заперли на два месяца в Пуще-Водице, в противотуберкулезном санатории для детей. Как раз в это время отцу выделили на заводе долгожданные две комнаты в коммунальной квартире на Чоколовке, в Первомайском массиве. Меккой для местных мальчишек, в компанию которых, естественно, влился после выздоровления Мунтян, оказался расположенный неподалеку стадион СКА. Там тренировались ребята из ДЮСШ гороно – «дикарям» из дворовых команд они великодушно дозволяли стоять за воротами и подавать мячи. А мячи настоящие, ниппельные, какими дворовые мальчишки сроду не играли. Поэтому прежде чем вернуть это кожаное чудо в поле, хотелось хоть немного им «почеканить».

У Владимира это получалось отнюдь не плохо. Наверное, поэтому однажды к нему подошел какой-то солдат и спросил: «Мальчик, ты хочешь серьезно заняться футболом?» Тот согласно кивнул, и солдат отвел его к тренеру. Им оказался известный детский футбольный наставник Михаил Корсунский, возглавлявший юношескую сборную Украины. Его команда тогда была чемпионом Советского Союза. Он остановил тренировку, собрал своих в кружок, бросил Мунтяну мяч и сказал: «Покажи-ка народу все, что умеешь». Володя начал жонглировать мячом: правой – левой, правой – левой… (пригодилась практика за воротами). Долго жонглировал, а потом исполнил любимый трюк, который тогда назывался «бразильским», – это когда бежишь с мячом, оставляешь его чуть сзади, а потом неожиданно двумя ногами из-за спины верхом перебрасываешь себе на ход. Получилось очень удачно, и довольный Корсунский даже сказал своим назидательно: «Теперь-то вы поняли, как это делается?» Судьба Владимира Мунтяна была решена.

О том, как он попал в киевское «Динамо», Владимир Федорович вспоминает не без улыбки: «В те годы проводилось очень много юношеских соревнований, и мы, игроки скромной команды гороно, были постоянно на виду у специалистов. Вскоре меня включили в сборную Киева, за которую выступали также и юные динамовцы, среди которых был и Толя Бышовец. После товарищеского матча со сборной Москвы

работавший тогда с динамовским дублем тренер Михаил Коман предложил мне на следующий день в 11. 00 быть у стадиона «Динамо», откуда футболисты команды отправлялись на тренировочную базу.

Представьте чувства девятиклассника, да еще шкета ниже, чем «метр с кепкой», которому предлагают тренироваться с киевским «Динамо»! На следующий день дома я так и не нашел подходящей сумки, взял школьную дерматиновую папку со сломанным замком, запихал в нее старые кеды – и вперед. Приехал на «Динамо» минут за десять до назначенного срока. Спрятался за дерево: автобус уже стоит, начали подходить футболисты. Все строго по субординации. Сначала – дубль: Рудаков, Соснихин, Левченко, Медвидь… У меня уже дрожь в коленках началась. А когда и динамовские звезды вальяжно так стали подходить, один за другим скрываясь в автобусном чреве, – просто какой-то животный страх обуял… Биба! Сабо! Серебряников! Лобановский! Базилевич! Турянчик! Островский! Щегольков! Для меня они были просто футбольные боги, сошедшие на землю. Ровно в 11.00 дверь автобуса со скрипом закрылась – и боги уехали на тренировку.

Я вышел из-за дерева и поплелся домой, проклиная себя за трусость и совершенно искренне полагая, что второго шанса сесть в этот автобус судьба мне не даст… Но судьба оказалась благосклонной. Примерно через неделю после того позорного бегства я случайно встретил Бышовца, с которым мы жили неподалеку, хотя и учились в разных школах: «Что с тобой? Меня каждый день тренеры спрашивают: куда делся этот малый?» Толины слова успокоили и помогли перебороть страх».

Обычно каждый игрок на всю жизнь запоминает свой дебют в большом футболе. Первую игру в чемпионате СССР в составе киевского «Динамо» отлично помнит и Владимир Федорович. Это была встреча в Ташкенте с местным «Пахтакором» в 1965 году. Матч выдался тогда трудный, киевляне победили 2:1. Мунтяна же все хвалили, уже тогда отмечая в нем качества, которые вскоре сделают из него всеобщего любимца.

Тогдашний старший тренер команды «Динамо» (Киев) Виктор Александрович Маслов обладал фантастической интуицией, мудростью. Причем это касалось не только неправдоподобного масловского предвидения путей развития футбола, без преувеличения, в мировом масштабе (достаточно вспомнить тактическую революцию по переходу киевского «Динамо» на игровую схему 4-4-2, затеянную им на два года раньше, чем это сделали англичане в триумфальном для них 1966 году), но и его прозорливости, связанной с перспективами каждого игрока, который находился в его распоряжении.

Именно он распознал в худосочном на вид девятикласснике Володе Мунтяне «золотого мальчика» киевского «Динамо». Именно такие игроки были нужны тогда команде.

В 1966 году началась «золотая эра» киевского «Динамо», когда группа вчерашних дублеров, и Владимир Мунтян в их числе, заменила пятерку уехавших на чемпионат мира ведущих динамовских игроков. В тот год киевляне сделали «дубль» – завоевали золотые медали первенства страны и Кубок СССР. К 22 годам Мунтян стал уже трижды чемпионом СССР, чего в таком возрасте не удалось больше ни одному футболисту, а к исходу карьеры завоевал в общей сложности 7 золотых медалей чемпионатов СССР – коллекцию, которую впоследствии собрал только еще один великий игрок – Олег Блохин.

По мнению большинства футбольных специалистов, полузащитник киевского «Динамо» Владимир Мунтян – одна из самых ярких фигур советского и европейского футбола конца 1960-х – первой половины 1970-х годов. Как писал В.В. Лобановский в своей книге «Бесконечный матч», этот полузащитник, обладавший неповторимым почерком и своеобразным видением игры, демонстрировал «безукоризненную технику, по-кошачьи мягкое обращение с мячом, отменную координацию, умение мгновенно принимать верные решения и вместе с тем нанести точный сильный удар. Ему не возбранялось использовать свои лучшие индивидуальные качества. Напротив, его непредсказуемые ходы, в которых разбирались только партнеры, отменно дополняли командную игру, придавали ей яркость, элегантность, некоторый шарм». В самом звездном составе киевского «Динамо» В.Ф. Мунтян выступал более 10 лет, с 1965 по 1977 год, провел в первенствах страны 302 матча, забил 57 мячей. За сборную команду СССР он сыграл 49 матчей и забил 7 голов (3 – с пенальти). В 1970 году ему довелось принять участие в финальной части чемпионата мира в Мексике. Однако совершенно особое место в его богатой игровой биографии занимает, конечно, матч с венгерским «Ференцварошем» в финале Кубка обладателей кубков, который состоялся в мае 1975 года в Базеле.

«Да, этот матч просто вне конкуренции! – с удовольствием вспоминает Владимир Федорович. – Подержать в руках еврокубок – по-моему, голубая мечта любого футболиста. Только я не согласен с некоторыми моими бывшими одноклубниками, которые теперь, с солидной временной дистанции представляют тот финал чем-то вроде легкой прогулки: мол, всем и так было ясно, что «Динамо» сильнее «Ференцвароша». Наверное, априори в классе мы венгров действительно превосходили, однако это предстояло еще доказать, а в кубковых матчах случается всякое».

Свою последнюю игру в чемпионате СССР В.Ф. Мунтян провел осенью 1977 года в Ереване. После этого собирался расстаться с большим спортом и посвятить себя научной работе. Еще будучи игроком, он окончил институт физкультуры и юридический факультет Киевского государственного университета, затем – аспирантуру факультета международных отношений, хотя кандидатскую так и не защитил. Однако весной 1978 года его вызвал в Москву председатель ЦС «Динамо» Богданов и предложил перейти в московское «Динамо», посулив присвоение звания майора. Мунтян поблагодарил динамовского начальника за приглашение и перспективы служебного роста и вежливо отказался.

Через неделю после этой поездки случилось событие, которое чуть было самым роковым образом не повлияло на его дальнейшую судьбу. Автомобиль, которым управлял Владимир Мунтян, попал в страшную аварию, в результате которой погиб человек, сидевший в салоне рядом с ним.

Сам Владимир Федорович с переломами двух позвонков и множеством других травм надолго оказался в больнице. В это время завели уголовное дело. Сразу, еще не разобравшись ни в чем, отняли партийный билет, а из Москвы пришла депеша за подписью первого заместителя министра внутренних дел Чурбанова: «Уволить капитана Мунтяна из органов МВД».

Через полгода дело закрыли – за отсутствием состава преступления. Техническая экспертиза автомобиля, которую провели приезжавшие в Киев специалисты из Тольятти, показала, что рулевая колонка имела серьезный заводской дефект, который и стал истинной причиной аварии.

Несмотря на выводы комиссии, Чурбанов свой торопливый приказ не отменил, и Мунтяну пришлось из эмвэдэшного капитана превратиться в армейского. По предложению начальника киевского СКА Виктора Пьяных, он стал играющим тренером в армейской команде с перспективой в следующем сезоне занять место главного – Алексея Мамыкина, который собирался вернуться в Москву.

Конечно, у него были предложения от различных команд, но Владимир Мунтян решил на какой-то период уйти в тень. Он надел военную форму и стал работать в Киевском высшем военном танковом инженерном училище на кафедре физподготовки факультета по подготовке иностранных специалистов. Ему удалось создать приличную команду, которая стала выступать в различных соревнованиях. Начал заниматься и общественной деятельностью: его выдвинули на должность председателя Киевской городской федерации футбола, члена президиума Федерации футбола Украины.

Однажды в Киев из Генерального штаба Вооруженных сил СССР приехал генерал Юрий Александрович Нырков – бывший футболист московского ЦДКА, заслуженный мастер спорта. Он предложил Мунтяну поехать поработать за границу. Владимир Федорович согласился и уехал по линии Министерства обороны тренировать армейскую команду на Мадагаскаре. На третий год его команда впервые стала чемпионом страны, а Мунтяна наградили мадагаскарским орденом «За достижения». Но Владимир Федорович решил контракт не продлевать и вернулся на Родину.

С 1989 года он работал на своем прежнем месте в танковом училище, а в 1992 году в звании подполковника по выслуге лет уволился из рядов Вооруженных сил. Снова начал заниматься общественной деятельностью в Федерации футбола Украины, стал заместителем председателя федерации. А вскоре его назначили главным тренером олимпийской сборной Украины.

В 1994 году начались игры за путевку на Олимпиаду в Атланту. Но в декабре того же года Мунтян вдруг покинул пост старшего тренера сборной и снова уехал в Африку, на этот раз в Гвинею на должность главного тренера национальной сборной. Многие тогда восприняли его решение с явным непониманием: ведь олимпийская сборная Украины неплохо шла в своей отборочной группе, а ее основные игроки – Шовковский, Ващук, Парфенов, Кривенцов, Коваль, Круковец, Кардаш, Косовский, Шевченко, Ребров, Геннадий Мороз, Пушкуца, Прудиус – уже тогда могли использоваться в национальной сборной.

Сам же В.Ф. Мунтян на вопрос о том, что побудило его зимой 1994 года оставить весьма перспективную команду, да к тому же лидировавшую в отборочном цикле с 9 очками из 9 возможных и отправиться в Гвинею, отвечает так: «Наверное, мне просто не хватило выдержки и терпения, а ситуация в украинском футболе тех лет требовала от тренера сборной прежде всего именно этих качеств. Именно отсутствие внимания к футболистам было той каплей, которая переполнила чашу терпения. Тогда, когда главные тренеры национальной и олимпийской сборных получали по 18 долларов в месяц, а для запасных игроков не было даже футбольной формы, мне такое решение казалось единственно верным. Создали Фонд Мунтяна. Но все, что было на счету фонда, уходило на зарплату помощнику, массажисту, врачу… Из этих сумм платили и премиальные игрокам. Никто денег на сборную не выделял!»

В Гвинее В.Ф. Мунтян провел 4 года (в 1998 году его команда дошла до финального турнира Кубка Африки). После африканской командировки он встал у руля футбольного клуба «Черкассы» и взялся вывести эту команду в высшую лигу украинского чемпионата. В принципе он эту задачу выполнил. Однако изменения в регламенте первенства оставили клуб в первом дивизионе. После этого его пригласили главным тренером в симферопольскую «Таврию», перед которой стояла задача удержаться в высшей лиге. С этой командой Владимир Федорович проработал меньше 4 месяцев и сразу по окончании чемпионата Украины-1999/00 получил расчет – без каких-либо комментариев со стороны руководства клуба. ..

После ухода из «Таврии» В.Ф. Мунтян тренировал ряд команд Украины и России: в 2000/01 – киевскую «Оболонь», в 2001/02 – футбольный клуб «Алания» (Владикавказ), в 2003/04 – «Кривбасс» (Кривой Рог), в 2004/05 – «Ворсклу» (Полтава).

В 2007 году принял молодежную команду киевского «Динамо» и, не прерывая работы с дублем киевского «Динамо», был назначен исполняющим обязанности тренера молодежной сборной Украины.

Работал председателем комитета национальных сборных Федерации футбола Украины.

С 2011 года – куратор молодежного состава киевского «Динамо» и юношеской сборной Украины U-19. Выполняет большую общественную нагрузку. С апреля 2007 года и по настоящее время Владимир Федорович – президент ассоциации ветеранов футбола Украины. Оглядываясь назад, Владимир Федорович часто тепло вспоминает о своем главном наставнике – Викторе Александровиче Маслове: «Дед (так за глаза звали его в команде) – огромный пласт в моей жизни, и трудно подобрать подходящие слова, чтобы по достоинству оценить все то, что с ним было связано. Я ведь сам тренером стал во многом благодаря стремлению хоть в чем-то на него походить».

Владимир Мунтян – один из лучших тренеров в истории украинского футбола в работе с молодежью. При Владимире Мунтяне через молодежную сборную прошли такие известные игроки как Андрей Шевченко, Сергей Ребров, Александр Шовковский, Владислав Ващук, Юрий Дмитрулин, Виталий Косовский, Дмитрий Парфенов, Виталий Пушкуца, Валерий Кривенцов, Евгений Селин, Николай Морозюк и многие другие, ставшие впоследствии лидерами первой сборной Украины. В молодежной команде киевского «Динамо» Владимир Федорович работал с Андреем Ярмоленко, Романом Зозулей, Евгением Хачериди, которые являются лидерами первой сборной страны и ведущих клубов Украины.

В.Ф. Мунтян – заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер Украины, обладатель Кубка обладателей кубков и Суперкубка УЕФА сезона 1974/75 годов, семикратный чемпион СССР (1966–1968, 1971, 1974–1975, 1977), серебряный призер первенства Советского Союза (1969, 1972–1973, 1976), обладатель Кубка СССР (1966, 1974). В 1969 году признан лучшим футболистом Советского Союза. В 1970 году участвовал в чемпионате мира в Мексике, в 1972 и1976 годах – в чемпионате Европы.

Владимир Федорович увлекается музыкой, фотографией, шахматами.

Как сейчас живет Владимир Мунтян, лучший футболист СССР 1969 года | Бугерниев спорт

Владимир Мунтян. Источник фото: Instagram

Владимир Мунтян. Источник фото: Instagram

14 сентября 2019 года выдающемуся советскому футболисту Владимиру Мунтяну исполнится 73 года.

Начало футбольного пути

Родился Владимир Мунтян в послевоенном 1946 году, в Котовске, городке возле Одессы. Его отец, вернувшись с фронта, работал арматурщиком, а мама трудилась нянечкой в больнице. Через год семья перебралась в Киев, где скоро получила две комнаты в коммуналке возле стадиона СКА, где тренировались ребята из ДЮСШ по футболу.

Сам Володя в детстве увлекался акробатикой, даже стал чемпионом Киева, но любовь к футболу пересилила.

Долгое время он наблюдал за тренировками юных футболистов, подавая им мячи, сам при этом стараясь их немного попинать, что у него хорошо получалось.

Вскоре его заметили и, после того как он умело жонглировал мячом и перекинул его по-бразильски, двумя ногами через себя, взяли в спортивную школу, а вскоре и в «Динамо» Киев.

Первый свой матч за звездную команду Владимир Мунтян сыграл в 1965 году, с «Пахтакором» из Ташкента.

В зените славы

К 22 годам Владимир Мунтян стал трехкратным чемпионом СССР, а всего в его копилке семь золотых наград союзного чемпионата. Столько имеет еще лишь один футболист — Олег Блохин.

Всего за «Динамо» Киев Владимир Мунтян за десять сезонов провел 302 матча, в которых забил 57 мячей. Выступал за сборную СССР, сыграл 49 игр и забил 7 мячей.

Дважды завоевывал Кубок СССР по футболу, в 1975 году завоевал Кубок обладателей Кубков УЕФА и Суперкубок.

Владимир Мунтян отличался изящным и артистичным стилем игры, умением обращаться с мячом, поразительным чувством паса.

Его называли романтиком атаки. Когда он с мячом приближался к воротам соперника, киевский стадион скандировал: «Муня! Муня!» И Муня забивал или отдавал изумительные по красоте и исполнению голевые пасы партнерам.

«Владимир Мунтян — этот полузащитник, обладавший неповторимым почерком и своеобразным видением игры, демонстрировал «безукоризненную технику, по-кошачьи мягкое обращение с мячом, отменную координацию, умение мгновенно принимать верные решения и вместе с тем нанести точный сильный удар. Ему не возбранялось использовать свои лучшие индивидуальные качества. Напротив, его непредсказуемые ходы в которых разбирались только партнеры, отменно дополняли командную игру, придавали ей яркость, элегантность, некоторый шарм», — Валерий Лобановский.

Свою последнюю игру в чемпионате СССР Владимир Мунтян провел в Ереване, против местного «Арарата» осенью далекого 1977 года.

Мало кто знает

Еще когда Владимиру Мунтяну исполнилось лишь 20 лет, про него уже ходил анекдот.

У «армянского радио» спрашивают, что нужно, чтобы ереванский «Арарат» стал чемпионом СССР по футболу. «Мунтян, Поркуян и еще девять киевлян».

Многие считали его армянином, но это не так. Его отец – молдаванин, изменил свою фамилию с «Мунтяну» на «Мунтян» и записал себя как русского. Его мама была чистокровной русской.

Как Владимир Мунтян живет сейчас

После завершения карьеры игрока Владимир Мунтян тренировал команды Мадагаскара, Гвинеи, Украины.
Сейчас является президентом ассоциации ветеранов футбола Украины.

Владимир Мунтян. Источник фото: Instagram

Владимир Мунтян. Источник фото: Instagram

Живет в Киеве с женой Татьяной, часто ездит отдыхать в Италию, к дочери Ирине, которая живет в Риме вместе с двумя дочерями.

В свободное время играет в шахматы, фотографирует и слушает классическую музыку.

Подписывайтесь, делитесь с друзьями, ставьте лайки и пишите комментарии, не будьте равнодушными.
Как сейчас живет Дмитрий Сычёв, «радость нашего футбола»
Как сейчас живет Сергей Юран, чемпион по футболу СССР, России и Португалии
Как сейчас живет Владимир Веремеев, шестикратный чемпион СССР по футболу
Как сейчас живет Сергей Шавло, чемпион по футболу СССР и Австрии

«Если бы такие легкие мячи были в наше время, после ударов Бибы, Сабо и Войнова они бы до ворот точно не долетали — разрывались бы в клочья!» / Бульвар

Что наша жизнь? Игра…

Прославленный мастер, отметивший в этом году 65-летие, полон планов и сил

Если составить рейтинг самых любимых болельщиками игроков киевского «Динамо» 60-70-х годов, то его возглавит, вероятнее всего, Муня, Мунечка — так уважительно и ласково тогда называли Владимира Мунтяна, одного из лучших полузащитников в истории клуба и всего советского футбола. Все у него было фирменное, неповторимое, мунтяновское — феноменальная техника, хитромудрые удары, филигранные пасы. Мобильный, изобретательный, изящный! И это при скромных антропометрических данных (рост — 169 сантиметров, вес — 68 килограммов). Он органично вписался в жесткую систему игры выдающихся тренеров Виктора Маслова и Валерия Лобановского. Виктор Александрович все удивлялся: «Откуда в нем только и берется? Не богатырь совсем, невысокий, щуплый, в чем только душа держится? А как выпустишь на поле, то лишь Мунтян на всех точках самый заметный». Диспетчером киевского «Динамо», конструктором его атак 19-летний дублер Володя Мунтян стал в 1966 году, заменив мэтра Андрея Бибу. В 1969 году он был признан лучшим футболистом страны. Мунтян — семикратный чемпион СССР, двукратный обладатель Кубка страны. В составе сборной участвовал в чемпионате мира в Мексике в 70-м году (провел четыре матча), после второго тура входил в символическую сборную мира. Он обладатель Кубка кубков и Суперкубка 1975 года. Был главным тренером олимпийской сборной Украины, сборной Гвинеи, клубных команд СКА (Киев), ФК «Черкассы», «Таврия» (Симферополь), «Оболонь» (Киев), «Алания» (Россия), «Кривбасс» (Кривой Рог), «Ворскла» (Полтава). С 2011 года — куратор молодежной команды и «Динамо-2» (Киев). Президент Ассоциации ветеранов футбола Украины.
«КАКОЙ Я РАНЬШЕ БЫЛ КУРИЛЬЩИК ЗАЯДЛЫЙ — НАКАНУНЕ ИГРЫ ЗА ДЕНЬ ВЫКУРИВАЛ ПО ДВЕ ПАЧКИ»

— Товарищ подполковник! Разрешите обратиться!

— Разрешаю.

— Володя, часто тебе честь отдают?

— Если честно, Миша, то нет. Какой из меня военный, какой офицер? С точки зрения оригинальности это звучит, а так — неправдоподобно просто (смеется). Не в обиду действующим офицерам, которые прошли достаточно серьезную службу, сказано.

— Но в Киевском высшем танковом инженерном училище, где ты одно время преподавал на спецфакультете, погоны, очевидно, все-таки носил?

— И с гордостью! Не знаю, что бы со мной было, если б я не надел форму. Она дисциплинировала.

 

— Легендарный тренер Лобановский, как известно, до генерала тоже не дослужился. Если в футболе применить военные звания, то кем был бы Валерий Васильевич?

— Однозначно он тянет на генералиссимуса. Здесь двух мнений не может быть.

— Тогда вы с Олегом Блохиным — маршалы! Поскольку по семь раз становились чемпионами страны, были обладателями Кубка кубков и Суперкубка…

— Ну, если Блохин согласится составить мне компанию… (смеется).

— С какими чувствами отмечал недавний юбилей?

— Было и радостно, и в то же время с грустцой все прошло. Ведь как жизнь устроена? Проходит детство, молодость, и ты начинаешь взрослеть, о-о-очень взрослеть! А потом приходится потихонечку стареть, о-о-очень стареть! Если бы жизнь, наоборот, от 100 лет назад крутилась! Вот был бы класс — живешь и молодеешь (смеется)! А так вся голова седая! Но, честно говоря, я этот юбилей рассматривал как промежуточный, особо не отмечал. Даст Бог, к 70-летию подойду, тогда другое дело.

— Какие семейные достижения?

— Приличные. Дети, внуки… У дочери Ирины (она 74-го года рождения, окончила университет в Риме, замужем за итальянцем Джузеппе) двое детей: Элеоноре полтора годика, Катеринке — четыре. У сына Андрюхи (71-го года рождения) обойма побольше. От первого брака — Кристина, 17 лет. От второго — Вовка Мунтян, 14 лет. От третьего — Мишка, два годика, и Давид, 11 месяцев. Дожить бы до того времени, когда поведу внуков в родной клуб. Вот было бы здорово!

Владимир Мунтян по прозвищу Муня был одним из самых любимых болельщиками игроков киевского «Динамо» 60-70-х

— Нужно еще и их желание…

— Воспитаем! (смеется).

— Здоровье-то позволяет внуков по футбольному полю гонять?

— Слава Богу, тьфу-тьфу! В целом грех жаловаться, хотя ноги беспокоят. Левая нога — проблемы там, крестообразные связки сорваны, мениски полетели — целый букет! Она у меня до 65 лет не оперировалась. А правая немножко потрепалась. Семь лет назад в Бельгии мне поставили искусственный коленный сустав.

Конечно, хотелось бы еще активно подвигаться, где-то стариной тряхнуть. Но, видимо, придется вести более спокойный образ жизни. Неспроста же я 15 килограммов прибавил.

— Я так понимаю, что какое-никакое здоровье сохранилось благодаря твоим победам над так называемыми вредными привычками…

— Прежде всего благодаря тому, что есть семья — жена, дети, внуки. Это тыл, который поддерживает меня в любое время суток, разделяет со мной и радостные минуты, и тяжелые. А от вредных привычек я отказался давным-давно. Даже и не припоминаю, когда.

— Не скучаешь по ним?

— Абсолютно нет! Какой я был курильщик заядлый! Накануне игры за день выкуривал по две пачки: тренерская работа не давала покоя.

— Может ли человек одолеть свои пагубные привычки, не дожидаясь, когда организм начнет барахлить?

— Запросто! Я тоже думал, что не смогу, но нашел в себе резервы. У каждого из нас столько еще неиспользованных ресурсов, блин! Они как бы прячутся, сокрыты внутри организма. Говорят: «Человек слаб, не может себя перебороть…». Да ерунда все это! Если ты задумал что-то, поставил цель перед собой, будешь ее добиваться, невзирая ни на какие проблемы, трудности.

Многое зависит и от окружения, которое может ввести в соблазн, и ты дашь слабину, пойдешь не тем путем. Тем более в наше время. Да, собственно, в любое время.

Могу ли я сказать, что вредные привычки мешали мне профессионально заниматься делом? Вроде бы нет. Сколько людей курят, выпивают 100-200 граммов и остаются лучшими в своей профессии. Я знаю докторов наук, профессоров, которые, если не примут 100 грамм, то и не напишут ничего. А они диссертации защитили, книги издают. Таких примеров много. А что, не так? Может, я стал деградировать после того, как избавился от вредных привычек (смеется).

«БЛОХИН ЕЩЕ НИ ОДНОЙ КОНТРОЛЬНОЙ ИГРЫ НЕ ПРОВЕЛ С ТЕМ СОСТАВОМ, НА КОТОРЫЙ РАССЧИТЫВАЛ. ТО ОДИН ВЫПАЛ, ТО ДРУГОЙ, ТО ТРЕТИЙ…»
Сборная СССР перед игрой с командой Перу, 1969 год. В первом ряду — Евгений Рудаков, Муртаз Хурцилава, Альберт Шестернев, Каха Асатиани, Виктор Серебрянников, Михаил Гершкович, Гиви Нодия, Владимир Мунтян, Анатолий Бышовец, Реваз Дзодзуашвили, Евгений Ловчев. Во втором ряду: третий слева — врач Олег Белаковский, дальше — старший тренер Гавриил Качалин, Валентин Афонин, Николай Киселев, Виктор Папаев, Геннадий Логофет, Анатолий Пузач, Владимир Капличный, Анзор Кавазашвили, Виталий Хмельницкий, Алексей Парамонов

— Володя, не хватает твоего авторитетного мнения о том, что происходит в украинском футболе. Ты же видишь, сколько специальных программ на телевидении, куда приглашают известных игроков, специалистов, и они, можно сказать, по косточкам разбирают матчи, игру футболистов. А ты держишься в тени. Это твоя принципиальная позиция?

— То, что порой вещают с экрана, — чушь полная! Не представляю, чтобы я вышел и сказал: «Вот этот игрок плохой, а тот никуда не годится». Кто мне дал право осуждать того или иного футболиста? Да, он сегодня был не лучший. Но я ж не знаю, какие тому причины. Может, он плохо спал, может, у него семейные проблемы. Я же тоже футболист. И меня бесят дилетантские разговоры о том, что вот этот игрок — одноногий, а этот — двуногий.

— «Не так ударил… не тому дал пас… вратарь не сделал шаг, чтобы отбить мяч… судья не назначил явный пенальти» — это звучит на каждом обсуждении…

— Вообще, комедия полная! Ой, не могу! Нарушается в какой-то степени элементарная культура, вот и уходишь в тень, чтобы не участвовать в подобных спектаклях. Но я совсем не против пообщаться в хорошей передаче, где собираются профессионалы, высказываются с чувством уважения, корректно.

— Что думаешь о сборной Украины, которая готовится к Евро-2012? Все были в панике: четыре поражения подряд в товарищеских матчах!

— Миша, это неправильный ход. Да, неправильный! Есть руководители, которым доверили сборную. Дайте им спокойно работать, создать команду! Дайте условия, о которых говорит Олег Владимирович! Дайте футболистов, блин! Блохин, что ли, их готовит? Или Калитвинцев? Тренеры сборной только выбирают тех игроков, которые в данный момент могут пытаться решить задачи, поставленные перед сборной.

Все у него было фирменное, неповторимое, мунтяновское — феноменальная техника, хитромудрые удары, филигранные пасы

Плюс столько травмированных ребят! Блохин еще ни одной контрольной игры не сыграл с тем составом, на который рассчитывает. То один выпал, то другой, то третий. Да елки-палки!

— Это же обычная футбольная жизнь: кто-то травмирован, кто-то не набрал форму. Сегодня одни проблемы, завтра будут новые, а чемпионат уже на носу…

— Но позволь. Менотти (Луис Сезар Менотти — легендарный аргентинский тренер, приведший сборную Аргентины к титулу чемпионов мира. Авт.) как-то сказал, что 15 человек в сборной — это еще не сборная, сборная — когда 100 человек в дверь стучатся! А к Блохину сколько кандидатов у дверей?

— Что ж, ты прав.

— Ну, спасибо.

— Я болею за Блохина…

— А кто не болеет? Хотя я где-то и воздержался, но в паре с Калитвинцевым они, на мой взгляд, составляют прекрасный тандем.

— Между прочим, песню «За Блохина!» сочинил я. Еще тогда, когда он работал тренером в Греции и ему в Украине не давали хода… И подразумевал, что он рано или поздно будет тренером киевского «Динамо»…

— Видишь, как? А скажи мне, пожалуйста, чем тебя Мунтян не устраивает, если у тебя Блохина такая пропаганда? Никто ведь не спорит, он был отличным футболистом. Но что Блохин делал бы без Мунтяна? Или без Колотова, без Веремеева, без Буряка? Все лавры, песни преподносятся Блохину. Но, Боже мой! Как он может быть один?

Все мы делали на футбольном поле ту часть работы, которую нам поручали. Блохин есть Блохин. Поэтому и забил больше всех, слава Богу! Но ведь ходили и на Колотова, и на Веремеева, и на Мунтяна, и на других ребят. Не надо забывать тех, с кем играл Олег, благодаря кому он состоялся.

«А ЧТО, МЫ РАНЬШЕ ВСЕГДА ПОПАДАЛИ ПО ВОРОТАМ? ТОЖЕ БИЛИ МИМО»

— Ответь мне как футболист, забивший в чемпионате СССР 57 голов: почему у Александра Алиева сбился прицел и перестали получаться удары по воротам?

— Хочешь сказать, что надо меньше ходить по ночным клубам?

— И это, видимо, тоже…

«Динамо» (Киев), звездный состав образца 1974-1975 годов. Владимир Мунтян — третий слева

— Ну, вообще! А что, мы раньше не ходили? Ходили! Что, мы всегда попадали по воротам? Тоже били мимо. Почему сосредоточено внимание на Алиеве? Потому что у него удары прекрасно поставлены и, кроме него, блин, никто не бьет. А у нас, елки-палки, наносили удары один, второй, третий… шестой, и было незаметно, кто бил мимо. Когда штрафной исполняли, очередь стояла, чтобы ударить. Если ошибся я, следующим будет бить, к примеру, Биба, или Сабо, или Колотов, или Буряк. Представляешь, сколько — очередь! А сейчас или Шевченко, или Алиев. Все ждут от него, от Сашки.

У меня вот как было. В какой-то игре не получалось ударить. Только я хочу подстроиться, найти позицию, меня успевают перекрыть. Я — с другой стороны, туда, сюда… Где-то один удар вышел, а обычно я до 10 ударов наносил. После матча подхожу к Лобановскому: «Васильич, — говорю, — так и так, вчера в игре никак не удавалось ударить: все позиции перекрывались. Посоветуйте, как себя вести в такой ситуации?». И знаешь, что он мне ответил? (Тут Владимир очень похоже сымитировал голос Лобановского) «Володя, значит, тебе надо заканчивать».

Я рассчитывал, что он мне скажет что-то умное по тактике, приемам ведения игры, а нарвался… Потом только понял, что задал ему вопрос, на который сам должен находить ответ. Если я не могу найти позицию, чтобы ударить по воротам, то как мне может тренер что-то подсказать? На поле творишь ведь ты, а не он!

— Как тебе новый мяч, который создает проблемы игрокам из-за непредсказуемости полета?

— Если бы такие легкие мячи были в наше время, то после ударов Бибы, Сабо и Войнова они бы до ворот не долетали, разрывались бы в клочья (смеется)! Странные мячи, придуманные, видно, человеком, не играющим в футбол.

У нас мячи были кожаные. Еще наш администратор Рафаил Моисеевич Фельдштейн (царствие ему небесное!) все это дело покрасит… Да ты что! Летели как надо.

«ИГРОК, КОТОРЫЙ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ КАРЬЕРЫ БУДЕТ ПОМНИТЬ, ЧТО ОН ФУТБОЛИСТ, НИКОГДА НЕ СТАНЕТ ХОРОШИМ ТРЕНЕРОМ»

— Жонглировать ими легче? Спрашиваю, потому что, когда ты жонглировал кожаным мячом, у меня дух захватывало…

— Если умеешь жонглировать, тебе по барабану, какой мяч. Помню, «Динамо» тогда на Нивках тренировалось. Я приезжал и наблюдал за игроками. Держал в руках теннисный мяч, пытался его подбивать. У меня никак не получалось. Одной ногой бью: раз, два, три, четыре — соскакивает. Раз, два, три… пять — опять в сторону. Пять раз — предел. Настолько это сложно было.

«Если бы жизнь наоборот от 100 лет назад крутилась! Вот был бы класс — живешь и молодеешь! А так вся голова седая». С Андреем Бибой

Тренировка закончилась. Идет Георгий Грамматикопуло, был такой у динамовцев нападающий. Подходит, мячик как раз отскочил, он поднял его: «Мальчик, сколько тебе раз набить этим мячом?». Я говорю: «Ну, раз 10». Он начал двумя ногами — левой-правой, левой-правой. Считаю: «10!.. 20!.. 40!! 50!!!». Спрашивает: «Хватит тебе?». Я рот раскрыл, думаю: «Ни фи-га себе! Вот это техника, б…!». Тренировался потом в поте лица. Сколько труда вложил, чтобы научиться жонглировать теннисным мячиком!

Но одно дело — научиться жонглировать и работать с мячом в цирке, а другое — в движении обыграть соперника. Раз, два, три — ты должен проскочить! Это уже умение работать на скорости, что блестяще получается у Месси.

— Ты тренировал разные команды — что скажешь о своей тренерской доле?

— С моей точки зрения, я еще не сформировался полностью как тренер, не раскрылся целиком. Хотя были положительные моменты. Хотелось работать. Прошел все тренерские этапы. И задачи, которые ставились перед клубами, которые я возглавлял, в принципе, выполнялись. Ни одна команда при мне в низшую лигу не вылетала.

А что тренерская доля? Она зависит от фортуны: пойдет — не пойдет. Здесь выходит так: не обязательно хороший футболист может стать хорошим тренером. Мне в какой-то степени непонятно, почему так получается: хороших футболистов сотни, тысячи, а хороших тренеров мало? И еще удивительнее, когда о человеке, который футбол наблюдал только из самолета, как Сабо говорит, пишут, что он хороший тренер.

Что такое хороший тренер? Впечатляющие результаты, да? Но тут надо учитывать, в какой клуб он попал. За счет чего? За счет каких-то своих контактов?

Нужно еще иметь немножко тренерской удачи, как я говорю, «кусочек счастья». В Украине у меня не сложилось, но ничего. Зато в Африке получилось. На третий год на Мадагаскаре клуб «Косфаба» (Антананариву), который я тренировал, стал чемпионом страны. Сам президент вручил мне орден «За достижения». А в Гвинее я вывел сборную в финал Кубка Африки. Уровень чернокожих футболистов достаточно неплохой. Недаром мы сейчас их приглашаем в наши клубы.

С легендарным немецким футболистом и тренером, лучшим полузащитником XX века Францем Беккенбауэром и президентом Федерации футбола Украины Григорием Суркисом

Фото PHL

Тренер прежде всего должен быть знающим, это обязательно. Правильно Васильич высказывался, что игрок, который после окончания своей карьеры будет помнить, что он футболист, никогда не станет хорошим тренером. Потому что все будет мерить под себя: как бы я нанес удар, как бы я сделал передачу.

А если знаний нет, ты все преподносишь молодым ребятам не так, как нужно с точки зрения, допустим, педагогики. Они тебя не понимают, воспринимают все по-своему. Ты начинаешь нервничать, раздражаться. А молодой организм ранимый. Необходимо взаимное уважение и разъяснение. Если игроку что-то непонятно, он должен все время подходить к тренеру, интересоваться, почему так, а не иначе.

— Велико влияние Лобановского на твои тренерские взгляды?

— Оно огромно. Для меня Васильич был истинным профессионалом. Не только я, многие наши ребята, которые перешли на тренерскую работу, исповедовали его принципы, идеи, конечно, добавляя к этому и свое видение. Но футбольные тенденции меняются. Сейчас все немножко по-другому идет.

Я очень многие вещи брал от Лобановского. Когда был тренером киевского СКА, специально привозил команду в Гантиади, где базировалось «Динамо», чтобы мои ребята подышали динамовским духом. В гостинице мы располагались этажом ниже. И была возможность общаться с Васильичем. Я его спрашивал, не переборщил ли с нагрузками. Он советовал: «Не спеши, спокойно. Все потом даст свои плоды».

— Ты играл с ним в дубле, куда его перевел Виктор Маслов. Какое впечатление он производил как игрок?

— Конечно, как наставник он превзошел всех. Но и как игрок был яркой фигурой, привлекался в сборную. Вот на Лобановского, кстати, тоже ходили.

— Спустя годы открылось для тебя что-то такое в футболе, чего ты раньше не знал?

— Нет. Надо еще пожить, чтобы узнать.

С супругой Татьяной. «Я благодарен ей за все. Если бы не она, наверное, и Мунтяна давно бы не было»

— Возьмем давние события, когда тебя объявили зачинщиком бунта футболистов киевского «Динамо» против Лобановского и Базилевича. (В 76-м году после Олимпийских игр, где сборная СССР, возглавляемая Лобановским, заняла третье место, игроки «Динамо» высказали недоверие тренерам. Мунтяна на турнир не взяли, и верхи решили, что он — главный мститель. — Авт.). Кто был инициатором на самом деле?

— А вот этого я не скажу (смеется).

— Но имя ты знаешь?

— Здесь не одно имя. Как может быть один зачинщик? Ерунда! Это же коллектив поехал на Олимпиаду и вернулся оттуда не со щитом, а на щите. Меня там не было. Я даже представить себе не мог, что они приедут и будут бастовать. А преподнесли ситуацию так, будто я специально готовил «бомбу» для Лобановского и Базилевича. Это липа.

— Но ты их поддержал, и тебе пришлось за всех отдуваться…

— Свою ошибку я признал, извинился перед Васильичем. Тогда мне все виделось с позиции игрока и я считал, что мы правы. А когда повзрослел, сам встал на тренерский мостик, осознал свою неправоту. Спроси у всех участников тех событий, они скажут то же самое.

«МОЙ ПАРТБИЛЕТ ЖИВ-ЗДОРОВ. ЭТО Ж РЕЛИКВИЯ!»

— Ты когда-нибудь исповедовался в церкви?

— Периодически это делаю. Первый раз было тяжело, не знал, как себя вести, но зато потом на душе стало легче. Честно говоря, за это спасибо сыну Андрею. Он благодаря вере в Бога оставил свои вредные привычки, словно заново родился (Андрей Мунтян открыл центр реабилитации наркозависимой молодежи, строит церковь. — Авт.). Это на нас с супругой сильно подействовало. Я только сейчас, наверное, понял, что Всевышний всю жизнь оберегал меня и мою семью.

В 78-м я вел машину, попал в аварию, погиб человек, который сидел рядом со мной. А я с переломом пятого и шестого позвонков очутился в реанимации. Очнулся и даже не помнил, как это все случилось. Открыли уголовное дело, меня допрашивал следователь. Но потом экспертиза показала, что причиной аварии был серьезный заводской дефект рулевой колонки, и дело прекратили за отсутствием состава преступления.

— Терял контроль над собой? Выражаясь по-церковному, бес в тебя вселялся?

— Жена говорит, да. Потому что порой были такие выходки, такое творил! А что, у других не бывает? Я же не был мальчиком-паинькой. С детства мы много чего вытворяли, набирались опыта. Как большинство наших родителей жило? У всех, что ли, были родители крутые и обеспеченные? В общем, довольствовались той жизнью, которая у нас была. К чужому руки не протягивали. И слава Богу. Зато спим спокойно.

— Тебя исключали из партии, восстанавливали. Многие потом свои партбилеты демонстративно сжигали, бросали на стол в парткомах. Какова судьба твоей партийной книжечки?

— Мой партбилет жив-здоров. Это ж реликвия! Ну как можно сжигать — какая глупость! Мы ж не виноваты, что жили в то время, что нас так воспитали. Наступит день, когда мы все вымрем. И коммунистов не будет, и партбилетов… Даже в истории не вспомнят.

— Сколько вы с женой Татьяной вместе?

— 43 года. Я благодарен ей за все, что сделано. Что тылы сильные, крепкие, надежные. Если бы не она, наверное, и Мунтяна давно бы не было.

— Володя, слава, успех не кружили тебе голову?

— Если и кружили, то, думаю, недолго. Я вот себе какой вопрос однажды задал: «Изменился бы я, если бы стал миллионером?». Почему спросил себя об этом? Потому что не миллионер (смеется). Миллионеры, они какие? Ведут себя независимо. Про миллиардеров не будем, это ребята труднодосягаемые.

Мне говорят: «Ты бы не изменился. Был бы таким, какой есть». Да, я согласен. Наверное, так оно и должно быть, как сейчас.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Владимир Мунтян — советский футболист, полузащитник, тренер

Владимир Мунтян родился 14 сентября 1946 в Котовске, Одесская область. Отец — Фёдор Степанович Мунтян (1911 г. р., близ Молдавии), работал арматурщиком на асфальтобетонном заводе. Мать — Мария Леонтьевна Мунтян (1921 г. р., Павловск (Воронежская область)), работала ночной няней в больнице. В 1947 году вместе с родителями переехал в Киев.

Ещё учась в школе, был приглашён в команду «Динамо», в составе которой провёл всю карьеру. По мнению специалистов того времени, считался одним из лучших полузащитников европейского футбола. Будучи игроком, окончил Институт физкультуры и юридический факультет Киевского государственного университета, затем — аспирантуру факультета международных отношений.

В 1978 году, управляя автомобилем, Мунтян попал в аварию, в которой погиб его пассажир. Сам Мунтян с переломами двух позвонков и другими травмами оказался надолго в больнице. В результате заведённого на него уголовного дела был лишён звания капитана МВД. Дело было закрыто через полгода в связи с отсутствием состава преступления.

В 1980 году стал играющим тренером киевского СКА, одновременно работая в Киевском высшем танковом инженерном военном училище на кафедре физподготовки факультета по подготовке иностранных специалистов. Затем Мунтян стал председатем Киевской городской федерации футбола и членом президиума Федерации футбола Украины.

В 1986—1988 годах работал на Мадагаскаре, тренируя клуб «Косфаба», став чемпионом страны в 1988 году. В 1992—1994 годах был главным тренером олимпийской сборной Украины, в 1995—1997 — сборной Гвинеи, выведя её в 1988 году в финальный турнир Кубка Африки. С 1998 по 2005 год тренировал различные клубы Украины и российскую «Аланию». С 2008 года исполняет обязанности главного тренера молодёжной сборной Украины.

За сборную СССР в 1968—1976 годах сыграл 49 матчей, забил 7 голов. Участник чемпионата мира 1970 года.

Председатель Комитета национальных сборных Федерации футбола Украины. С апреля 2007 года — президент Ассоциации ветеранов футбола Украины.

Достижения

Чемпион СССР (7 — рекорд, совместно с Олегом Блохиным):

1966, 1967, 1968, 1971, 1974, 1975, 1977.

Обладатель Кубка СССР (2):

1966, 1974

Обладатель Кубка обладателей Кубков УЕФА:

1975

Обладатель Суперкубка УЕФА:

1975

Звания

Заслуженный мастер спорта ссср (1975).

Лучший футболист СССР (по результатам опроса еженедельника «Футбол») (1969).

Лучший футболист Украины (1970)

Заслуженный тренер Украины.

Орден Мадагаскара «За достижения».

Орден Украины «За заслуги» II степени.

Лучший футболист Советского Союза-1969 Владимир Мунтян заболел коронавирусом, госпитализирован. Киевское «Динамо» помогает с лечением — Спорт уик-энд

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.