Футболист геннадий красницкий – Кающаяся «звезда» (Геннадий Красницкий). Скандалы советской эпохи

Разное

Кающаяся «звезда» (Геннадий Красницкий). Скандалы советской эпохи

Кающаяся «звезда»

(Геннадий Красницкий)

Свою карьеру в футболе Г. Красницкий начал в 1954 году, выступая за ташкентский «Пищевик». Четыре года спустя талантливого 18-летнего парня заметят тренеры «Пахтакора» и пригласят в основной состав. Буквально с первых же матчей Красницкий покажет себя во всей красе: благодаря высокой скорости, мощи и сильнейшему удару он станет лучшим форвардом-тараном в составе команды. Про удары Красницкого ходили легенды. Самый феноменальный случай произойдет в Лиме, куда Красницкий приедет в составе сборной клубов «Динамо». Москвичи играли против клуба «Спортинг Кристалл». В один из моментов Красницкий так мощно пробил с правой ноги по воротам соперников, что мяч… пробил сетку и улетел на трибуну. В газетах на следующий день написали, что если бы на пути мяча встал вратарь, то он наверняка стал бы инвалидом.

Не менее впечатляюще Красницкий выступал и в чемпионате СССР, являясь главным забивалой «Пахтакора». Вот почему в

1961 году его пригласили играть за сборную СССР. Во многом благодаря стараниям Красницкого «Пахтакор» в сезоне-62 добился самого значительного результата в своей карьере – занял 6-е место в чемпионате страны. В следующем году ташкентцы ставили перед собой еще более высокие цели, что, естественно, не вписывалось в планы других команд-фаворитов. Поэтому любой повод убрать с дороги конкурентов руководители и меценаты клубов, соперничающих с «Пахтакором», непременно старались использовать. А лучший игрок «Пахтакора» Красницкий сам предоставил возможность этим людям расправиться с собой – слишком капризным и несдержанным нравом обладал главный забивала «Пахтакора».

В начале сентября 1962 года «Пахтакор» занимал 5-е место во 2-й подгруппе, отставая от лидера, тбилисского «Динамо», всего на четыре очка. Именно в этот момент и случился скандал с Красницким. Он получился настолько громким, что его долгое время горячо обсуждала вся спортивная общественность страны. О его перипетиях люди узнали из статьи в «Комсомольской правде» от 7 сентября под названием «Кающаяся звезда». Ее авторами выступили заведующий отделом спорта газеты «Комсомолец Узбекистана» В. Емельянцев и журналист Н. Дадабаев. Писали же они следующее:

«Ташкентский „Пахтакор“ ждали трудные матчи в Тбилиси, Харькове и Баку. Перед выездом капитан команды мастер спорта Геннадий Красницкий обнадежил болельщиков:

– Едем добывать очки!

Команда, действительно, уехала, но… без капитана. Тот решил продлить свой отдых и лишь через два дня соизволил пожаловать в Тбилиси. Был он явно не в духе и на поле не блистал. Совсем «сердитым» приехал капитан в Харьков и все 90 минут игры с «Авангардом» простоял на поле. Зато уж после матча он развернулся…

События начались в полночь. Центр нападения легко обошел защиту, состоявшую из дежурных администраторов, и ворвался в гостиницу. Отборная брань понеслась по этажам. Начальник команды У. Бектемиров пытался перехватить разбушевавшегося форварда, но досталось и ему. Только с помощью основного и дублирующего составов Красницкого удалось нейтрализовать. Утром ему купили билет и отправили в Ташкент. А Уктам Сулейманович Бектемиров только причитал: «Что будет, что будет?!»

Почему же так волновался начальник команды? Чтобы понять это, стоит оглянуться назад.

В минувшем сезоне перед игрой с московским «Спартаком» захмелевший ташкентский центр нападения оскорбил дежурную в Лужниках. Вечером, изрядно выпив, он решил выяснить у администраторов, хорошо ли они знают Красницкого. Дело закончилось очередным скандалом.

Дебошира пожурили. Так, не строго, по-семейному. Но даже и это обидело «звезду».

– Покупайте билет. Играть не буду. Улетаю в Ташкент… – куражился Красницкий.

Его уговорили остаться: ведь он забивал голы, которые приносили очки. А за очки прощали все. Красницкий мог опоздать на самолет, оскорбить товарища, нагрубить тренеру. Он мог не явиться на занятия в институт и сидеть три года на одном курсе с пятнадцатью «хвостами» в зачетке. И ему все сходило с рук, потому что он хорошо бил правой по воротам. А когда научился крепко бить и левой, его включили в сборную СССР и стали прощать больше.

Например, такое. Красницкий развлекался в ташкентском ресторане «Зеравшан». Сначала бил бокалы, потом попытался напасть на инкассатора. Когда же в зале раздались выстрелы, «звезда» сбежала. Конечно, его узнали, но, конечно же, опять простили.

Очередной дебош не помешал республиканскому Совету спортивных обществ возбудить ходатайство о присвоении Г. Красницкому звания мастера спорта СССР. И он стал мастером. Стал и капитаном команды. Но поведение его осталось прежним.

Победу над столичным «Спартаком» Г. Красницкий отметил в своем обычном стиле – явился в гостиницу пьяным. Что делать? Отстранить его от игр и отправить домой – значит обидеть «звезду». Придется руководителям команды держать ответ перед всеми его семью няньками – Федерацией футбола, перед республиканским советом Союза спортивных обществ и перед самим его председателем В. С. Митрофановым. Наконец начальник команды У. Бектемиров, собравшись с духом, позвонил в Ташкент.

– Шума не поднимайте. Чтобы не пошли разговоры по Москве. Дома разберемся, – распорядились оттуда.

А дома делали вид, что ничего не произошло. Дело замяли. Замяли, как и много раз до этого.

Спортивные руководители Узбекистана видели в Красницком не молодого парня, делающего первые шаги в большом спорте, а только футболиста, забивающего голы. Они по-прежнему славили капитана, считали его незаменимым. Дело доходило до смешного. Перед товарищеской встречей в Фергане на улицах города появились афиши: «Выступает „Пахтакор“. За команду играет Красницкий и другие».

Что ж, «реклама – двигатель торговли». Болельщики валом валили на стадион смотреть аж на самого (!) Красницкого.

А смотреть-то уж, честно говоря, было не на что. Пьянки сказались. На счету прославленного в прошлом бомбардира ныне всего четыре мяча и десяток дебошей…

Увы, похождения Красницкого и на этот раз не стали предметом большого разговора. Заседание президиума республиканского совета Союза спортивных обществ проходило при закрытых дверях. Говорят, Красницкий вновь каялся и вновь обещал… А любвеобильные няньки вновь хлопотали вокруг своего неугомонного дитяти».

16 сентября «Комсомолка» продолжила разговор о Красницком, опубликовав отклики читателей на статью «Кающаяся звезда». На этот раз публикация носила куда более жесткое название – «С поля!..». Вот что писали в своих письмах читатели.

Г. Пулатов, болельщик «Пахтакора», Ташкент: «Прочитав остро написанную статью о Красницком, не могу не высказать своего одобрения. До этого мы лишь понаслышке знали о непростом поведении Красницкого. Теперь стало ясно, насколько позорным и возмутительным оно было.

Я не пропускаю ни одного матча «Пахтакора». В команде есть замечательные ребята. Много раз она играла без своей «звезды», и не хуже, а часто лучше, чем с Красницким. Когда на поле Красницкий, складывается впечатление, что он сковывает инициативу нападающим, требует играть только на него. Не дай бог, если кто-либо из партнеров даст не «чистый» мяч. Он злится, откровенно игнорирует товарищей по команде.

Поведение Красницкого позорит всю команду. Так зачем же держаться за дебошира и хулигана? Не лучше ли лишить его права играть в классе «А»?».

А. Дружинин, Ташкент: «Читая статью „Кающаяся звезда“, приходишь в недоумение. Неужели законы и нормы нашего общежития не распространяются на Красницкого, эту зарвавшуюся „звезду“?

Произошло же подобное потому, что узбекистанские спортивные руководители, руководство команды «Пахтакор» считали Красницкого незаменимым. Но самое печальное то, что они и после выступления «Комсомольской правды», видимо, продолжают оставаться на этой глубоко ошибочной точке зрения. Иначе чем еще можно объяснить появление Красницкого на поле во время матчей с ленинградским «Динамо» и кутаисским «Торпедо». Этот вызывающий жест тренеров команды «Пахтакор» трудно понять.

Нет, таким горе-футболистам не место на наших стадионах. Их, как сорную траву, надо гнать с полей, вместе с меценатами».

От редакции «Комсомолки» под письмами было помещено следующее резюме:

«До сих пор неизвестно, что же творилось за закрытыми дверями республиканского совета Союза спортивных обществ Узбекистана и какое наказание понес футбольный дебошир и зазнайка. Спортивные руководители Узбекистана словно в рот воды набрали. А судя по сигналам ташкентских любителей спорта, всю эту историю вновь хотят спустить на тормозах.

Надо надеяться, что Федерация футбола СССР и Центральный совет Союза спортобществ разберутся и примут меры как по отношению к хулиганствующему футболисту, так и к его покровителям».

Следующее возвращение к этому скандалу «Комсомолка» предприняла 30 сентября. Тогда был опубликован ответ председателя совета Союза спортивных обществ и организаций Узбекистана В. Митрофанова. Вот что он заявил:

«Вопрос о поведении Красницкого обсуждался на президиуме совета Союза спортивных обществ и организаций Узбекистана с участием Федерации футбола, тренерского совета, руководства ЦС „Пахтакора“, а также всего состава футбольной команды. Обсуждение носило откровенный, острый характер, и поведение Красницкого было осуждено всеми участниками, требовавшими сурового наказания.

Вместе с тем комсорг команды Семенов и другие футболисты просили президиум учесть решение коллектива – сохранить Красницкого в «Пахтакоре» с тем, чтобы силой коллектива воздействовать и перевоспитать его.

С такой же просьбой обратились члены президиума Федерации футбола Узбекистана.

Дважды выступил Красницкий. Полностью признав свою вину, он обратился с просьбой оставить его в команде, дав обещание исправиться.

Президиум совета Союза спортобществ, с учетом вышеуказанного, принял следующее постановление:

1. За систематическое нарушение режима, недостойное поведение и зазнайство лишить Красницкого Г. звания «мастер спорта».

2…дисквалифицировать Красницкого Г. на один год условно и отстранить от обязанностей капитана команды.

3. За ослабление требовательности и воспитательной работы в коллективе команды «Пахтакор» начальнику команды тов. Бектемирову У. объявить строгий выговор. Старшему тренеру команды тов. Келлеру А. А. объявить выговор».

Таким образом заветная мечта конкурентов «Пахтакора» – лишить команду ее главного забивалы – оказалась несбыточной. И всю озабоченность этой ситуацией «Комсомолка» отразила в своем резюме. Цитирую:

«На первый взгляд, ответ тов. Митрофанова производит внушительное впечатление. Красницкий лишается звания мастера, столь дорогого и почетного для каждого спортсмена, руководителям команды объявлены выговоры. Но вот вдумаешься в смысл второго пункта постановления: дисквалифицировать на один год условно, и в душе нарастает протест. Для чего же, дорогие товарищи, стоило, как говорится, огород городить? Ведь этот пункт не что иное, как бастион прежних меценатских позиций: главное – не человек, его поступки, а умение бить левой и правой. Тут сказалось желание всеми силами сохранить футболиста для добывания новых очков команде. Можно напомнить, что два года назад Красницкий уже был условно дисквалифицирован на целый сезон. Новый рецидив – расплата за всепрощенчество.

По сей день в редакцию идут письма читателей, возмущенных похождениями зарвавшейся «звезды». Пишут и земляки Красницкого, люди, болеющие за успехи и неудачи «Пахтакора». Все болельщики, как один, требуют подлинной, настоящей дисквалификации Красницкого. Пусть за зиму как следует подумает, потренируется, и не в ресторанных выпивках, конечно, а в спортивном зале, и, глядишь, с нового сезона общественность доверит ему право защищать спортивную честь родной республики.

Вот это принципиальная позиция, которую, к сожалению, никак не может решиться занять тов. Митрофанов…»

И все же этот скандал выбил «Пахтакор» из колеи: в сезоне-63 он занял последнее место и вылетел из высшей лиги. Правда, спустя год ташкентцы вернутся в группу «А» и займут 9-е место. И лучшим в команде вновь будет признан Геннадий Красницкий. Поэтому в 1965 году его вновь привлекут под знамена сборной СССР. За нее он проведет 3 матча и забьет (единственный из «пахтакоровцев»-сборников) 1 гол.

Красницкий повесит бутсы на гвоздь в 1971 году и уйдет на тренерскую работу. А финал его жизни окажется трагическим. В конце 80-х его назначат судьей-инспектором, сняв с должности начальника отдела футбола республиканского ДФСО профсоюзов. Это понижение станет последней каплей, переполнившей чашу терпения некогда знаменитого футболиста. 12 июня 1988 года Красницкий покончил с собой, выбросившись из окна. Было ему всего 47 лет.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Талант особого рода - Чемпионат

Геннадий Красницкий родился в Ташкенте, школьником увлёкся футболом и играл на стадионе «Пищевик». О детской увлечённости футболом вспоминал сам Геннадий Александрович: «Попасть в команду была желанная мечта каждого мальчишки. Спасибо, что природа меня не обделила силой, и в день я проводил несколько матчей, которые длились по два часа и исчислялись десятками забитых мячей. Я был безмерно счастлив, когда однажды тренер „Пищевика“ Геннадий Ермаков пригласил меня в команду. Он и был моим первым наставником».
Тренер Геннадий Васильевич Ермаков вспоминает: «Тринадцатилетний Гена Красницкий попал в поле моего зрения и обратил на себя внимание прежде всего умением забивать. Благодаря именно этой его способности „Пищевик“ в 1954 году выиграл все соревнования, почти все голы забил Гена».

Справка «Чемпионат.ру»

Красницкий Геннадий Александрович.

Нападающий. Мастер спорта.

Родился 27 августа 1940 г. в г. Ташкенте. Погиб 12 июня 1988 г. в г. Курган-Тюбе.

Первый тренер — Геннадий Ермаков.

Выступал за команду «Пахтакор» Ташкент (1960 — 1970).

За сборную СССР сыграл 3 матча, забил 1 гол.

Тренер в команде «Пахтакор» Ташкент (1971, 1974 — 1976). Главный тренер команды «Звезда» Джизак (1984 — 1985).

На стадионе «Пахтакор» Красницкого впервые увидели в 1956 году, когда он играл за юношескую сборную Узбекистана. А с 1958 года Красницкий стал выступать за «Пахтакор», в котором провёл 13 сезонов.

В первом же матче в Ташкенте с нижнетагильским «Металлургом» 13 апреля 1958 года Красницкий открыл счёт своим голам, пока ещё во втором эшелоне. А всего в классе «Б» за два сезона Красницкий забил 24 гола, причём в 1958 и 1959 годах становился лучшим бомбардиром команды. Геннадий Александрович играл в первом матче «Пахтакора» в высшей лиге и забил первый гол в 1960 году, когда «Пахтакор» включили в высший эшелон. В сезоне-60 он забил 19 мячей, всего на один гол отстав от лучшего бомбардира первенства тбилисского динамовца Калоева.

В первый сезон в высшей лиге блестяще сыграл тандем Красницкий – Стадник, созданный тренером «Пахтакора» Келлером. В линии нападения «Пахтакора» играли два нападающих, которые доставили много неприятностей своим противникам.

Красницкий зарекомендовал себя хорошим бомбардиром, в чём немалая заслуга его партнёра по атаке, играющего в острокомбинационном стиле. Все команды высшей лиги могучую фигуру Красницкого воспринимали с опаской, если не сказать с дрожью в коленках. Первыми почувствовали это московские армейцы в 1961 году, пропустив на «Пахтакоре» от грозного ташкентца три гола. В следующем матче в Минске Геннадий вновь порадовал почитателей его таланта – опять хет-трик.

После таких бомбардирских подвигов Красницкого приглашают в сборную СССР для участия в товарищеском матче со сборной Польши в Варшаве. В команде выступал почти весь состав, выигравший первый Кубок Европы: Яшин, Медакин, Нетто, Чохели, Воронин, Маношин, Метревели, Иванов, Бубукин, Месхи.

На месте центрального нападающего в те годы выступал 20-летний Валерий Лобановский, и во втором тайме матча в Варшаве вместо него вышел Красницкий. Сезон 1961 года вообще стал показателен для Геннадия. В 24 матчах он забил 20 голов, а это 0,83 гола за матч! Не менее успешным выдался и следующий год: 39 голов дебютанта в первых двух сезонах – такого не смог добиться никто из самых знаменитых форвардов.

В 1962 году «Пахтакор» занял шестое место в чемпионате, опередив многих старожилов высшей лиги. Игрокам команды, в том числе Красницкому, было присвоено почётное звание «Мастер спорта». Талант его как игрока был так велик, что, пожалуй, и на треть он не использовал отпущенного ему потенциала.

Авторитет у Красницкого был высочайший. Пройдя школу великих тренеров – Аркадьева, Якушина, Качалина, Соловьёва, работавших в «Пахтакоре», – он, как никто другой, тонко понимал игру.

Не раз Геннадий Александрович представлял нашу страну и на различных турнирах. Так, к примеру, по окончании сезона 1963 года он был приглашён в состав сборной клубов в турне по Южной Америке.

Об одном моменте этого турне стоит рассказать отдельно. В матче с бразильцами в ворота хозяев назначили стандарт, и к мячу подошёл Красницкий. Вот как он сам рассказывал об этом эпизоде. «Очень хочу закрутить мяч. Пусть знают, что и нам знаком „сухой лист“. Бью сильно внутренней стороной стопы. Получилось так, как нужно. Обогнув стенку, мяч влетает в незащищённый вратарём угол. Трибуны молчат. А мне хочется кричать во всё горло: „Гол, гол! Да ещё в Бразилии! И забил здорово!“

Второй мяч, забитый Красницким в Южной Америке, уже давно вошёл в историю, хотя обстоятельства, при которых он был забит, кажутся неправдоподобными. При ударе Геннадия мяч пробил сетку ворот, что по законам физики никак не может произойти. Рассказывает автор гола: „Шла 83-я минута. Все клонилось к “нулёвке». Но тут за явный снос Лобановского метрах в двадцати от ворот назначается штрафной. Подойдя ко мне, он попросил: «Гена, исполни!»

На следующий день наш переводчик прочёл в газете «Коррео»: «Если бы мяч попал во вратаря, команде пришлось бы подыскивать другого голкипера. „Кристалл“ нокаутирован…»

На поле возник спор: был ли гол? Тренер «Кристалла» знаменитый Диди категорически утверждал, что ворота не были взяты. Однако судья Алмейда колебался недолго. Зияющая дыра в сетке – веский аргумент.

Вынесли своё решение и справедливые зрители, которые после игры вынесли Красницкого с поля на руках! А утренние газеты подтвердили правильность решения арбитра. Беспристрастный объектив камеры фотокорреспондента газеты «Ультима Ора» запечатлел мяч в воротах в сантиметре от штанги.

Кстати, ещё один мяч, который пробил сетку, Геннадий Красницкий забил в международном матче в Греции.

Обо всём этом Геннадий Красницкий рассказал в своей книге воспоминаний «От Рио-де-Жанейро до Монтевидео», сегодня являющейся библиографической редкостью. 25 ноября 1966 года в матче с московским «Спартаком» в Ташкенте Красницкий забил еще один чудо-гол. В центре поля был назначен штрафной удар в сторону «Спартака». Красницкий стал задумчиво колдовать с установкой мяча. Зная его незаурядные качества исполнителя штрафных ударов, кто-то из спартаковцев предложил выстроить «стенку», но вратарь Владимир Маслаченко громко крикнул, что обойдётся без неё. Красницкий начал разбег со своей половины поля, отчаянный бросок голкипера не помог – мяч ядром влетел в сетку.

В сентябре 1969 года Геннадий Красницкий забил 100-й гол в зачёт престижного клуба бомбардиров Г. Федотова, став в нём первым пахтакоровцем.

Несмотря на постоянные приглашения из Москвы, Киева, других городов, Геннадий выступал только в своей родной команде и был предан ей до окончания своей карьеры. За «Пахтакор» в чемпионатах, кубковых и международных матчах им в 13 сезонах было сыграно более 400 матчей и забито более 200 голов.

По завершении игровой карьеры Красницкий работает тренером в ташкентском «Тракторе», родном «Пахтакоре» и джизакской «Звезде», выступавшей в 80-х годах в 1-й лиге.

Мне посчастливилось работать с Геннадием Александровичем в «Звезде». В 1983 году он пригласил меня в команду в качестве администратора. Мне было всего 22 года и не было опыта работы на такой ответственной должности. Приходилось учиться и набираться опыта, при этом были и ошибки в работе. Но я был очень благодарен Геннадию Александровичу за его терпение, можно сказать отеческую поддержку. Он всегда был готов прийти на помощь, выручить в трудную минуту.

Он был очень порядочным и честным человеком, не терпел фальши и лицемерия. Многие партийные и спортивные чиновники тех времён боялись его принципиальности и открытости в своих высказываниях. Сколько им доставалось от него, когда не решались те или иные организационные или административные проблемы! Он никогда не был приспособленцем, а его жизненная позиция сформировала меня как молодого человека. Его популярность была огромна не только в республике, но и во всей стране. После окончания наших гостевых игр сотни любителей футбола ждали его возле автобусов и раздевалок, желая получить автограф от известного футболиста.

Именем Красницкого названа футбольная школа и спортивно-оздоровительный комплекс в Бектемирском районе Ташкента. Нынешнее поколение любителей футбола мало знает о выдающемся форварде «Пахтакора». Но в те времена его любили болельщики, при объявлении его фамилии на наших и зарубежных стадионах неизменно гремели аплодисменты.

Привожу эту информацию не только для любителей футбола со стажем (надеюсь, они вспомнят прекрасные мгновения игры Красницкого), но и, главным образом, для молодых болельщиков. Им надо знать историю футбола своей страны, в которую имя Геннадия Красницкого вписано золотыми буквами.

Любители футбола нашей страны не только почитают Красницкого как выдающегося футболиста и тренера, но и благодарны ему за его верность родному городу, команде «Пахтакор» и Узбекистану. И совершенно справедливо, что по опросу видных специалистов и журналистов Геннадий Красницкий признан лучшим футболистом Узбекистана ХХ века.

Геннадий ЛОГОФЕТ (капитан московского «Спартака»):

– Гена всегда был открытым в общении и готовым для дружеской шутки. Помню его потрясающий гол в наши ворота с середины поля. В адрес нашего вратаря никто тогда не сказал ни слова упрёка – такие мячи из числа неберущихся. Гена был явным лидером в «Пахтакоре», но элементов заносчивости или высокомерия мы у него не замечали. К нему все «спартачи» относились с уважением – как к футболисту и как к человеку.

Владимир ПЕРЕТУРИН (телекомментатор, Москва):

– Это был футболист, на которого ходили болельщики. Каждый его удачный финт становился предметом обсуждения, а о его сокрушительных ударах вообще ходили легенды. «Проблема Красницкого» всегда стояла перед командой, которая встречалась с «Пахтакором», ташкентский клуб всегда считался самобытной командой, ну а Геннадий Красницкий был одной самых ярких и впечатляющих фигур той футбольной эпохи.

Анатолий БЫШОВЕЦ :

– На каждой установке перед матчем с ташкентцами тренеры всегда говорили нам: не расслабляться! Делать это с командой, где играет Геннадий Красницкий, ни в коем случае нельзя. Он один мог решить исход поединка в пользу «Пахтакора» и делал всё неожиданно: рывок, пас, финт, а главное – удар!

Евгений ЛОВЧЕВ:

– В нынешнем футболе я не вижу игроков, равных Красницкому по классу. Безусловно, из поколения того времени Геннадий Красницкий прочно входил в число наших звёзд, самых известных и популярных футболистов, таких как Стрельцов, Воронин, Шестернев, Понедельник… Он был не только замечательным спортсменом, он был ещё и замечательным человеком – с ним было легко и приятно общаться.

Константин БЕСКОВ:

– Красницкий был одной из самых ярких личностей в нашем футболе – отличные физические данные, работоспособность, удар. Мне нравился этот парень. Все обычно говорят об индивидуальных качествах Красницкого как бомбардира, но не следует забывать и о его тактическом мышлении – одним точным пасом он умел отсечь сразу несколько игроков обороны и вывести партнёров на завершающий удар. Красницкий вполне мог бы играть в любом современном европейском клубе.

Борис АРКАДЬЕВ:

– Умножьте всё сделанное Красницким на два, и вы получите представление о его способностях.

www.championat.com

Геннадий Красницкий — Письма о Ташкенте

Источник

В  истории  футбола  Узбекистана 2008  год  интересен  многими  событиями, юбилейными и памятными датами,  о которых мы  периодически  будем рассказывать. Для  самого  знаменитого  игрока нашей  страны —  лучшего  футболиста Узбекистана ХХ  века  Геннадия  Красницкого  этот  год  особенный.

50 лет  тому  назад
Красницкий впервые  выступил за  команду – флагман футбола  Узбекистана  ташкентский  «Пахтакор». Но все  по порядку.

Геннадий Красницкий  родился в Ташкенте, школьником увлёкся футболом и играл на стадионе «Пищевик». Вспоминает  пахтакоровец 60-х  годов  Виталий  Суюнов: «Гену  знал  с  детства, так  как  жил  с ним  в  одном  дворе, учился  в  одной  школе. Все  пацаны  его уважали. В  общении он был  прост,  не терпел ложь, обман, любил шутку. Я  был немного старше  и однажды  привел  его  на  стадион «Пищевик».

О детской  увлеченности  футболом вспоминал  сам  Геннадий: «Попасть  в  команду  была  желанная  мечта  каждого  мальчишки.  Спасибо, что природа меня  не обделила  силой,  и  в день я  проводил несколько  матчей, которые длились по два часа  и  исчислялись  десятками  забитых мячей. Я был безмерно  счастлив, когда  однажды тренер  «Пищевика» Геннадий  Ермаков  пригласил  меня  в  команду.  Он и  был  моим  первым наставником»

Тренер  Геннадий  Васильевич  Ермаков  вспоминает: «Тринадцатилетний  Гена  Красницкий  попал  в  поле  моего  зрения  и  обратил  на себя внимание  прежде  всего  умением  забивать. Благодаря    именно  этой  его  способности «Пищевик»  в  1954  году  выиграл все    соревнования, почти  все голы забил  Гена».

На стадионе «Пахтакор» Красницкого впервые увидели в 1956 году, когда он играл за юношескую сборную Узбекистана. С 1958 года Красницкий стал выступать за «Пахтакор»,  в котором провел 13 сезонов.

В  первом же  матче  в  Ташкенте  с  нижнетагильским «Металлургом» 13  апреля 1958  года  Красницкий  открыл  счет  своим голам, пока еще  во  втором  эшелоне.   Вот  как  он  сам об этом  вспоминал: «Первую игру  никогда не забуду. Волновался   я  страшно, когда  впервые  вышел  в  составе «Пахтакора». Возможно, волнение  мое  было  не  так  велико, играй  наша  команда не  в  Ташкенте. А тут все думалось, как  встретят зрители ? Поэтому  все  проделывал  череcчур  старательно,  а это  приводило к  скованности. Потом  подумал: если так  и дальше будет       какой  от  меня  толк? Стал  играть так, как подсказывала  обстановка. Появилась  легкость  и  свобода  в   движениях. А затем  и гол  забил».

К  сказанному добавлю, что этому голу  сегодня  50 лет. А  всего  в  классе «Б»  за  два  сезона  Красницкий  забил  24 гола, причем в 1958 и 1959 годах  становился лучшим бомбардиром  команды.
Геннадий играл в первом матче «Пахтакора» в высшей лиге  и  забил первый гол  в  1960  году, когда  «Пахтакор»  включили  в  высший эшелон. Ворвался  в большой футбол Красницкий ошеломляюще.
В сезоне-60  он  забил 19 мячей (небывалый результат для дебютанта), всего на один гол отстав от лучшего бомбардира первенства тбилисского динамовца З.Калоева. В первый сезон  в высшей лиге блестяще сыграл тандем  Красницкий — Стадник, созданный тренером «Пахтакора А.Келлером.
Из  харьковской  программы 23 августа: «В линии нападения «Пахтакора» играют два нападающих, которые доставляют много неприятностей своим противникам. Это центральный нападающий Геннадий Красницкий, возглавляющий группу сильнейших снайперов, и полусредний С.Стадник. Имена этих двух  молодых спортсменов широко стали известны лишь в этом сезоне. Игра сдвоенным центром  в ряде игр была продемонстрирована ими с большим мастерством. Красницкий зарекомендовал себя хорошим бомбардиром, в чем немалая заслуга С.Стадника, играющего в острокомбинационном стиле».
В чемпионате 1961 года к «Пахтакору» все команды подходили уже с иной меркой, ну а могучую фигуру Красницкого  вратари клубов высшей лиги воспринимали не иначе,  как с опаской, если не сказать с дрожью в коленках. Первыми почувствовали это московские армейцы, пропустив на «Пахтакоре» от грозного ташкентца три гола. В следующем матче  в Минске Геннадий вновь порадовал нас,  почитателей его таланта.  – опять хет-трик  с «Беларусью».

После таких бомбардирских удач Красницкого приглашают  в первую сборную  бывшего СССР  для участия в товарищеском матче со сборной Польши в Варшаве. В сборной выступал  почти весь состав , выигравший  первый Кубок Европы – Яшин, Медакин, Нетто, Чохели, Воронин, Маношин, Метревели, Иванов, Бубукин, Месхи. На месте центрального нападающего играл двадцатилетний Валерий Лобановский, во втором тайме вместо него вышел Красницкий.

Сезон 1961 года  показателен для Геннадия. В 24-х матчах он забил 20 голов, это  0,83 гола за матч — высокая результативность, в среднем  из пяти матчей лишь в одном Геннадий не поражал ворота. Вообще, 39 голов дебютанта в первых двух сезонах  – такого не смог добиться никто из самых знаменитых форвардов.

В 1962 году «Пахтакор»  занял  шестое  место  в  чемпионате, опередив многих  старожилов высшей лиги, игрокам, в  том  числе Красницкому было присвоено  почетное  звание  «Мастер спорта».  Тренер А.Келлер отзывался  о Красницком: «Он  знает  и  умеет в  футболе  почти все. Талант его  как  игрока так велик, что, пожалуй,  и на  треть  он  не  использовал  отпущенного  ему  потенциала».
Выступал Красницкий в различных сборных  на футбольных полях многих стран мира. По окончании сезона 1963 года Красницкий выступал в составе сборной клубов в Южной Америке. Вот как сам Геннадий рассказывает  о забитых голах.

«Штрафной .Бразильцы выстраивают стенку. Пробить ребята поручают мне. Очень хочу закрутить мяч. Пусть знают, что и нам  знаком «сухой лист». Бью сильно внутренней стороной стопы. Получилось так, как нужно. Обогнув стенку, мяч влетает в незащищенный вратарем угол. Трибуны молчат. А мне хочется кричать во все горло: «Гол, гол! Да еще в Бразилии! И забил здорово!»
Второй мяч, забитый Красницким уже давно вошел в историю, так как обстоятельства при которых он был забит, кажутся неправдоподобными. При ударе Геннадия мяч пробил сетку ворот, что по законам физики никак не может произойти. Рассказывает автор гола.

«Шла 83-я минута. Все клонилось к «нулевке». Но тут за явный снос Лобановского  метрах в двадцати от  ворот назначается штрафной. Подойдя ко мне, он попросил: «Гена, исполни!»
На следующий день наш переводчик прочел в газете «Коррео»: «Если бы мяч попал во вратаря, команде пришлось бы подыскивать другого голкипера. «Кристалл» нокаутирован…» На поле возник спор: был ли гол? Диди ( тренер «Кристалла») категорически утверждал, что ворота не были взяты. Судья Алмейда недолго колебался. Зияющая дыра в сетке – веский аргумент. Вынесли свое решение и справедливые зрители, после игры вынесли меня на руках…Утренние газеты подтвердили правильность решения арбитра. Беспристрастный объектив камеры фотокорреспондента газеты «Ультима Ора» запечатлел мяч в  воротах в сантиметре от штанги».

Обо  всем  этом  Геннадий  Красницкий рассказал в  своей  книге  воспоминаний «От  Рио-де-Жанейро до  Монтевидео», сегодня  являющейся  библиографической  редкостью.

25 ноября 1966 года в матче с московским «Спартаком» в Ташкенте Красницкий забил еще один чудо-гол. В центре поля был назначен штрафной удар в сторону «Спартака». Красницкий стал задумчиво колдовать с установкой мяча. Зная его  незаурядные качества исполнителя штрафных ударов, кто-то из спартаковцев  предложил выстроить  «стенку», но вратарь  Владимир Маслаченко,  громко крикнул, что обойдется без нее. Красницкий начал разбег со своей половины поля, отчаянный бросок Маслаченко не помог, — мяч  ядром  влетел в сетку. Еще  один  мяч, который  пробил  сетку, Геннадий  Красницкий  забил  в  международном  матче  в Греции. Он  тоже  был  засчитан.

В сентябре 1969 года Геннадий Красницкий забил сотый гол в зачет престижного клуба бомбардиров Г.Федотова, став первым пахтакоровцем в клубе самых  знаменитых  бомбардиров.

В «Пахтакоре» Красницкий провел 13 сезонов. Несмотря ни на какие посулы из Москвы, Киева, других городов Геннадий выступал только в одной команде. За «Пахтакор» в чемпионатах, кубковых и международных матчах им сыграно более 400 матчей, забито более 200 голов.

Особенно  славился Геннадий  исполнением  штрафных  ударов. Об этом  красочно написал  в  своей  книге «Форварды»  многолетний  главный  редактор  московского  «Футбола» Лев Филатов: «Мяч устанавливал подолгу, отходил  от  него  далеко, и  когда начинал  разбег, так  что земля  гудела, трибуны  замирали, Нервно, как  марионетка  вздрагивал  вратарь, съеживались  игроки  в  «стенке». Бывало, что  и  не  выдерживали, — рассыпались  в  стороны. Если  удар  оказывался  метким,  мяч  находили  в  сетке, — полет  его  был  невидим».

По завершении  игровой карьеры Красницкий работает тренером в ташкентском «Тракторе», родном «Пахтакоре», «Янгере», джизакской «Звезде». Игравший  в  джизакской  «Звезде» Борис Баканов вспоминает: «Геннадий Александрович  был квалифицированным  тренером,  в  работе  был  требовательным, тренировки проводил сам. Все  наши хитрости  и  уловки разгадывал  мгновенно, приговаривая: «То, что вы  делаете, я  это  уже  забыл».

Уверен, что сердца миллионов истинных любителей футбола содрогнулись, прочтя в одном из июньских номеров «Футбола» за 1988 год некролог.

«В расцвете творческих сил на 48-ом году  трагически  оборвалась жизнь мастера спорта Геннадия Александровича Красницкого.»
Это  было  20  лет тому назад.

….Говорят, у него были прегрешения в жизни. Отвечу словами Булата Окуджавы: «Но безгрешных не знает природа…» Говорят, у него был трудный характер. Добавлю из Роберта Рождественского: «Ведь жил-то в первый раз».
В энциклопедии футбола (Москва, 1997) о Г.Красницком сказано: «Лидер атак «Пахтакора» 60-х годов, один из самых колоритных футболистов тех лет. Атлетически сложенный, отлично координированный Красницкий  выделялся смелостью, решительностью в борьбе за мяч. В первые годы выступлений благодаря высокой скорости, мощи, сильнейшему удару был форвардом-тараном, впоследствии проявил склонность к комбинационной игре, интересно действовал в тактическом плане, великолепно исполнял штрафные удары  его  именем  назван  спортивно-оздоровительный  комплекс в Бектемирском районе  Ташкента».
Нынешние  любители  футбола  мало  знают  о  выдающемся форварде Узбекистана.  Но в  те  времена его любили болельщики, при объявлении фамилии Красницкого на всех стадионах, многих стран мира, где  он выступал,  гремели  аплодисменты.
Геннадий  Красницкий  занесен  в  Энциклопедию  мирового  футбола (кроме него в  престижном  списке знаменитых  футболистов  разных стран мира  еще  трое  футболистов Узбекистана – Берадор Абдураимов, Михаил Ан и Владимир Федоров).
В заключение  высказывания авторитетных в  футболе  людей, в  свою бытность  лично знавших  Геннадия Красницкого.

Евгений ВАЛИЦКИЙ (тренер «Пахтакора» в 1964-1971 годах):
«Геннадий – это редкий футбольный  талант. В  команде он   пользовался  большим  уважением и  никогда  не  злоупотреблял этим. Всегда  был готов  прийти на  помощь, выручить  в  трудную  минуту. Будучи  тренером, он никогда  не  укорял игрока замечаниями типа: вот если бы я  был бы на  твоем  месте…»

Виталий  ВИТКАЛОВ (капитан «Пахтакора» 50-х годов):
«Я всегда поражался  его  поразительным  спортивным  азартом, причем, если Гена захотел, то  его  блестящий  талант  украшал  любую  игру, приводя  ее  к  победной. Авторитет у Красницкого был  высочайший. Пройдя школу у великих  тренеров, он тонко понимал игру. У него  было  редкое  дарование. Жаль, что обстоятельства сложились так, что  и  футболистом, и тренером он не  смог  максимально  выразить себя».

Вячеслав КОЛЬЦОВ (вратарь «Пахтакора» 60-х годов):
«Гена был незаурядной  личностью, но, несмотря на  кажущуюся мощь, грубоватую порой  манеру  разговора, поведения, он на самом  деле  был человеком  тонкой  души, легко ранимым, обижавшимся, иной раз, по пустякам».

Роза РАФИКОВА (декан ташкентского  института физкультуры):
«Гена  был  своеобразным, но  открытым  и прямым, не умеющим  лгать или  льстить человеком.  И  вместе  с  тем, это был уважаемый бескорыстный  и  справедливый  человек».

Дмитрий АН (пахтакоровец, старший брат Михаила Ана):
«Гена был удивительно простым  в  общении. Он – игрок сборных  команд, с триумфом выступавший на  зарубежных  стадионах,   на равных  общался  с  дублерами. Он держал себя  равным  среди всех, хотя для  нас, его  ровесников он был  кумиром».

Геннадий  ЛОГОФЕТ (капитан  московского «Спартака»):
«Гена  всегда  был  открытым  в  общении и  открытым  для  дружеской  шутки. Помню его  потрясающий  гол  в  наши  ворота  с  середины поля. В  адрес  нашего  вратаря  никто  тогда  не  сказал  ни  слова  упрека – такие мячи   из  числа  неберущихся.  Гена  был  явным  лидером  в  «Пахтакоре», но элементов  заносчивости  или  высокомерия  мы у  него не  замечали. К нему  все «спартачи»  относились   с  уважением  как  к  футболисту  и как  к  человеку».

Владимир ПЕРЕТУРИН (телекомментатор, Москва):
«Это  был  футболист, на которого ходили  болельщики, каждый  его  удачный  финт становился  предметом  обсуждения, а  о  его  сокрушительных  ударах  вообще  ходили  легенды. «Проблема Красницкого» всегда  стояла  перед  командой, которая  встречалась  с  «Пахтакором» а ташкентский  клуб всегда   считался   самобытной  командой, ну , а  Геннадий  Красницкий  был  одной   самых  ярких  и  впечатляющих     фигур той  футбольной эпохи».

Анатолий БЫШОВЕЦ (футболист киевского «Динамо», тренер):
«На  каждой  установке перед  матчем  с  ташкентцами тренеры  всегда  говорили нам – не расслабляться! Делать это  с  командой, где  играет Геннадий  Красницкий, ни  в  коем случае нельзя. Он один мог решить исход  поединка в  пользу «Пахтакора»  и делал  все  неожиданно: рывок, пас, финт, а  главное  —  удар!»

Евгений  ЛОВЧЕВ (капитан «Спартака», лучший футболист 1972 г):
«В нынешнем футболе я  не  вижу игроков, равных Красницкому  по  классу. Безусловно, из  поколения  того  времени Геннадий  Красницкий  прочно входил  в  число наших звезд, самых  известных  и  популярных  футболистов, таких как  Стрельцов, Воронин, Шестурнев, Понедельник… Он  был не только замечательным  спортсменом, он был еще и  замечательным  человеком —  с ним  было легко  и  приятно  общаться».

Константин БЕСКОВ ( выдающийся  российский  тренер, Москва):
«Красницкий был  одной  из  самых  ярких  личностей  в  нашем  футболе —  отличные  физические  данные, работоспособность, удар. Мне  нравился  этот  парень. Все обычно говорят  об  индивидуальных  качествах  Красницкого как бомбардира, но не  следует забывать и о его  тактическом  мышлении – одним  точным  пасом  он  умел  отсечь  сразу  несколько  игроков  обороны  и вывести  партнеров  на  завершающий  удар. Красницкий  вполне мог  бы играть  в  любом  современном  европейском  клубе».

Лев ФИЛАТОВ (журналист, многолетний  редактор «ФУБОЛА», Москва):
«Футбольное  имя  себе  Красницкий  составил. О нем  помнят, иначе  и  быть  не  могло —  уж  очень  он  был заметен  на  поле».

Борис  АРКАДЬЕВ (выдающийся  российский  тренер, Москва):
«Умножьте все  сделанное  Красницким  на  два  и  вы  получите  представление  о  его  способностях».
Привожу эту  информацию  не  только  для  любителей  футбола  со  стажем (надеюсь, они  вспомнят  прекрасные  мгновения игры  Красницкого), но  и, главным  образом,  для  молодых  болельщиков,  которым надо  знать  историю футбола  своей  страны,  в  которой  имя Геннадия  Красницкого  вписано  золотыми  буквами.
Любители  футбола  нашей  страны  благодарны Красницкому  не  только  как  выдающемуся  футболисту  и тренеру, но  и  за  его  верность  родному  городу, команде «Пахтакор», Узбекистану.
И совершенно справедливо, что  по опросу  видных специалистов и журналистов Геннадий Красницкий признан лучшим футболистом Узбекистана ХХ века.
Хочу  отметить, что эта  статья  основана  на  моей  книге  о  Г.Красницком  «Талант  особого рода», перевод   ее  на  узбекский  язык (книга  называется «Бетакрор  истеъдод  сохиби»)  осуществил болельщик  и  знаток  футбола ташкентский  журналист  Дильшод  Исраилов.

Владимир  САФАРОВ

Похожие темы

Like

Like Love Haha Wow Sad Angry

mytashkent.uz

жизнь в футболе — Письма о Ташкенте

27 августа исполнилось бы 70 лет выдающемуся футболисту ташкентского «Пахтакора» Геннадию Красницкому, признанного лучшим футболистом Узбекистана ХХ века. К этой дате вышла книга Владимира Сафарова  «Талант особого рода» Геннадий Красницкий: жизнь в футболе.

ВСПОМИНАЯ ВЕЛИКОГО СПОРТСМЕНА
Время расставляет всех по своим местам… Эта аксиома особенно справедлива к людям одаренным, получившим особое Божье благословение. Геннадий Александрович Красницкий без преувеличения принадлежит к подобной категории самородков. Правда, родиться с особым даром, музыкальным, артистическим или спортивным, это еще не все! Каждый самородок проходит шлифовку в руках такого необычного и часто непредсказуемого ювелира, как жизнь. И нередко случается, что или самородок начинает блестеть новыми гранями, или покрывается плесенью, налетом лености, который ничем не снять.

Феномен Геннадия Красницкого, названного абсолютно объективным жюри по имени Время лучшим футболистом Узбекистана в ХХ веке, не так легко разгадать, рассмотреть и проанализировать, как некоторым кажется. Он нелегко поддавался огранке и со стороны выдающихся наставников, таких, как Михаил Якушин, Гавриил Качалин, Борис Аркадьев. Сопротивлялся великий бомбардир не из-за природного упрямства, а просто потому, что имел собственный взгляд на футбол – игру, состязание, творчество и увлечение миллионов и миллионов людей по всему лику земли.

Отстоять собственное видение рисунка своей игры или роли, если взять термин театральный, Красницкому было также нелегко, как и артисту в споре с диктатором-режиссером. Все без исключения футбольные тренеры и являются такими диктаторами. Красницкому, которого обвиняют, что он как бы сам виноват в том, что не до конца раскрыл свой могучий потенциал, по-видимому, и не приходила мысль, что он может оспорить тренерское решение, выйти их схематического построения на тот или иной матч. Это в первую очередь обусловлено временем, в котором жил герой этой книги «Талант особого рода». Временем, когда всех стригли под одну гребенку…
Как бы хотелось, чтобы Красницкий мог нынче появится на поле, пусть не как голеадор, а тренер! Уверен, поклонники таланта смогли бы убедиться в неординарности его спортивного дара!

Минуло немало лет, как он ушел из жизни. Ушел сам? Или?.. На этот счет существует немало версий и сплетен, догадок и «правдоподобных» вымыслов. Однако тайну сию сорокасемилетний Красницкий унес с собой. Никто не узнает, что или кто побудил его вдалеке от дома, от безмерно любимого Ташкента, выпасть, выпрыгнуть или упасть из окна многоэтажного здания…

Непредсказуемый, легко ранимый, чувствительный, с мгновенной реакцией на несправедливость, тонко реагирующий на внимание или осуждение не только близких, родных людей, наставников и товарищей по футбольному «Пахтакору», Красницкий точно так же реагировал на стон и рев публики.

Как говорят некоторые режиссеры, зритель вел Геннадия. И хорошо бы только на поле. Его окружали после матча десятки поклонников. Немало действительных любителей «кожаного» мяча — и ташкентцев, и приезжавших посмотреть на «живого Красницкого» из регионов Узбекистана, даже из соседних республик, более далеких краев и весей — жаждали не только получить его автограф или пожать руку, но и посидеть, а значит, и выпить с футболистом, ставшим при жизни легендарным и почитаемым.

Короче говоря, слава рано пришла к Красницкому. Никто не спорит, что если таланту воздают — это замечательно и глубоко человечно! Однако сам талант, как правило, в расчет уже не берется. «Растаскиваемый», раздираемый поклонниками, он невольно теряется оттого, что становится в перекрестье чужих интересов, нередко нечистоплотных замыслов. И Красницкому не удалось всего этого избежать. Да, ему не преподносили дорогих сувениров, не отправляли отдыхать на Багамские острова и даже на черноморские пляжи за чужой счет, не носили по улицам на руках… И вкушавшие от славы большого спортсмена разносили вокруг Геннадия не вести о его доброте, наивности, широте души, искренности и дружелюбии, а всякую ерунду и даже грязь, полностью выдуманную, гиперболизированную…

В каждый из десяти лет в большом футболе в роли форварда и голеадора Геннадий делал шаг вперед в мастерстве, набираясь бесценного опыта в игре с сильнейшими командами мира, выходя на поле с великими Игорем Нетто и Львом Яшиным, Валентином Ивановым и Михаилом Месхи, Валерием Ворониным и Славой Метревели, с десятком не менее, чем эти корифеи футбола, талантливыми спортсменами, а затем терял накопленное, нарушая порой такой жестокий и такой необходимый спортивный режим…

Кто знает, что побуждало Красницкого, как принято выражаться, нарушать режим?! Кто вообще задавался мыслью вызвать его на откровенность? Кто из крепких и выдающихся тренеров команды, таких, как Михаил Якушин, Гавриил Качалин, Борис Аркадьев, что были в руководстве «Пахтакора», стремительно ворвавшегося и занявшего подобающее место в высшей лиге, ставил перед собой задачу узнать: «Почему этот крупный, сильный, таранного типа футболист всегда так угрюм, невесел?»

Красницкий женился и разошелся… Красницкого возвели на пьедестал, призвав в сборную бывшего Союза и олимпийскую команду, рассчитывая на его мастерство в матчах с лучшими командами Южной Америки… Ему первому из пахтакоровцев присудили звание мастера спорта. Чтобы через… полгода этого звания лишить! Чтобы начать кампанию сокрушения Геннадия Красницкого — не только футбольного кумира целой республики, но и просто молодого человека с трудным сиротским детством.

Мало кто знает, что отца Геннадий потерял в мировую войну, а мать страдала от того, что не могла заработать ему на штаны, да просто сытно накормить единственного сына.

Его возили по странам и континентам, а он не находил времени и места спросить: «Уважаемые начальники от спорта и тренеры различных сборных, а что будет со мной, когда придется уйти из большого футбола? Чем буду кормиться и содержать семью?» У Красницкого не было специального образования, но была тяга к знаниям, он был думающим, начитанным человеком, талантливым не только футболистом, но и баскетболистом, волейболистом, гандболистом. Наконец, и в шахматы, где надо обладать не силой крепких мышц, но уметь замечательно считать и просчитывать варианты, Геннадий играл отлично.

Да, специального образования у некогда способного учащегося ташкентской школы не было, зато в избытке было травм. За Геной без зазрения совести охотились на поле и малоизвестные костоломы команд-соперниц, и мастера с именем, не умевшие понять феномен Красницкого, а потому охотно выполнявшие установку своих тренеров завалить «красного», как будто какого-то медведя или кабана…

Он беззаветно любил футбол. Он беззаветно любил свой «Пахтакор». Он беззаветно любил родной Ташкент. Он отдавал силы, чтобы прославить Узбекистан — край, где родился и вырос, получил признание и любовь тысяч поклонников. Все свои голы в чемпионатах бывшего Союза, а их более двухсот, Красницкий, ставший членом престижного клуба имени Григория Федотова, забивал, играя за одну команду — ташкентский «Пахтакор»! И разве не понятно теперь, спустя годы, что атаку на лучшего голеадора узбекской команды вся бывшая советская спортивная печать вела по «разнарядке». За какие грехи? Чем провинился Красницкий? Тем, что отказывался от лестных предложений, которые десятки не менее талантливых, чем он футболистов, приняли бы, не раздумывая! Да, его приглашали настойчиво, упорно и в московское «Динамо», и в ЦСКА, и в «Динамо» киевское…

Но Геннадий был верен одному флагу, одному коллективу, одному клубу… Он вписал столько рекордов в летопись родного «Пахтакора», что не скоро эти рекорды будут побиты. Но и не в них, собственно, дело! Для Красницкого футбол — это не только голы, вернее, не столько голы, сколько жизнь, полная мысли, планов, проектов, которые необходимо осуществить. Для Геннадия футбол — это грандиозный замысел, реализуемый в огромной чаше стадиона с участием десятков тысяч зрителей, получающих в любимой игре стимул для преодоления невзгод, стимул для очищения от темных мыслей, стимул для рутинной каждодневной работы, отнимающей все силы. Для Красницкого футбол — это полет мысли, фантазия, это искусство силы и поэзия удали.

Но время и жизнь Геннадия Красницкого канули в лето… Только семьдесят ему исполнилось бы нынче… Читая книгу Владимира Сафарова, вслушиваясь в воспоминания людей, близко знавших знаменитого нападающего ташкентского «Пахтакора», ловишь себя на мысли, что автору удалось главное: нет минора, нет ностальгической печали по ушедшему безвременно человеку, но есть живой Красницкий со всеми его несообразностями, своеобразием человеческим и спортивным, есть истинный футболист, который только что зашел в раздевалку, снял пропахшую потом майку, сбросил бутсы и задумался над всем, что есть жизнь, спорт, футбол…

Владимир Сафаров – обладатель уникальной спортивной памяти. Она сквозит через его любимые голы,очки, дни и минуты, через память, пропущенную через его неравнодушие к футболу – с большой буквы виду спорта, — через неиссякаемую любовь к мастерам «кожаного мяча» Узбекистана, первым среди которых по праву назван Геннадий Александрович Красницкий…

Станислав АЛТУНЯНЦ
Лауреат премий Союза журналистов Узбекистана

Похожие темы

Like

Like Love Haha Wow Sad Angry

mytashkent.uz

Вспоминая Геннадия Красницкого — Письма о Ташкенте

Мавлон Шукурзода:

Cегодня, 27 августа выдающемуся узбекскому нападающему Геннадию Красницкому исполнилось бы 75 года…

Форвард ташкентского «Пахтакора», ставший кумиром для миллионов советских болельщиков, был признан лучшим футболистом Узбекистана 20-го столетия.

«Красный», как любя величали самого яркого футболиста Узбекистана, с раннего детства проявлял невероятную любовь к кожаному мячу, жизни в коллективе и лидерству в нём. Днём и ночью он, далеко не субтильный школьник-повеса, бегал с мячом по соседским дворам. Быть может, так и прошла бы юность высоченного выходца из Ташкента, если бы однажды он не решил встать на ниву профессионального футбола.

Геннадий Красницкий частенько гонял мяч на стадионе «Пищевик», куда его однажды привёл друг и будущий одноклубник Виталий Суюнов. Вскоре Красницкий, что называется, самолично выгрыз себе путёвку в большой футбол – благодаря хорошим физическим данным и выдержке на поле он сумел произвести впечатление на тогдашнего наставника «Пищевика» Ивана Зубарева а потом Геннадия Ермакова, который спустя некоторое время и предоставил настырному тёзке попробовать свои силы на неизведанном доселе уровне.

Красницкий надежды своего первого профессионального тренера оправдал с лихвой. К 1954 году «Пищевик» успел выиграть все возможные соревнования, а Красницкий – забить в ворота соперников массу голов, количество которых нынче не в состоянии сосчитать ни один из его одноклубников и тренеров. Но главное, чего смог добиться Красницкий за время своего выступления за «Пищевик», – обратить на себя внимание тренеров юношеской сборной страны.

Именно в футболке юношеской команды Узбекистана впервые все увидели Красницкого в 1956 году на стадионе «Пахтакор» – арене, на которой ему предстояло более десяти лет забивать фантастические по красоте голы, поражать собственным мастерством и характером соперников и приводить в восторг местную публику; арене, на которой он стал лучшим футболистом Узбекистана 20 века – именно этот титул присвоили ему спустя годы. Титул, который, наверное, наиболее точно отображает важное место Красницкого в скрижалях спортивной истории Узбекистана.

Когда в 1958 году Красницкий впервые попал в состав «Пахтакора», дебютные матчи у него явно не задались – форвард, по собственным признаниям, никак не мог привыкнуть к атмосфере большого футбола, а именно к болельщикам, иногда своим гулом не оставляющим возможности даже докричаться до ближайшего партнёра. Однако вскоре все эти технические трудности футболист преодолел, адаптировался – с этого-то момента карьера Красницкого буквально понеслась ввысь. Новые вершины он покорял настолько легко, что болельщики просто-таки диву давались: как же так, такой молодой – и уже такой успешный? Но успех всегда был тесно связан с Красницким – с каждым матчем он набирал всё новые висты, беспрерывно достигая очередных карьерных горизонтов.

За дебютный сезон в классе «Б» Красницкий отправил в ворота противников «Пахтокора» 24 гола – поистине выдающийся результат для начинающего свой путь игрока!
Однако новый его успех оказался ещё более ошеломляющим – в 1960-м в дебютном сезоне «Пахтакора» в высшей лиге Красницкий забил 19 мячей, уступив место в ранжире лучших бомбардиров союзного первенства лишь нападающему тбилисского «Динамо» Зауру Калоеву. Стало понятно: на футбольном горизонте зажглась новая звезда.
Тренеры сборной СССР сразу же взяли молодого бомбардира «на карандаш» – и пригласили его на гостевую товарищескую игру со сборной Польши. В этот день на поле варшавской арены появились Лев Яшин, Игорь Нетто, Валерий Воронин, Слава Метревели, Валентин Иванов, Михаил Месхи, Валентин Бубукин и прочие легенды советского футбола. А Геннадий Красницкий в этом матче во втором тайме заменил… двадцатилетнего Валерия Лобановского.

Прошло совсем немного времени и уже признанный мастер «Пахтакора», успевшего занять почётное шестое место в союзном чемпионате, отправился в Южную Америку в составе сборной клубов СССР. Этому знаковому периоду своей жизни Геннадий Красницкий и посвятил книгу «От Рио-де-Жанейро до Монтевидео», где в самых ярких тонах рассказал о пережитых мгновениях – о голах бразильцам, заставивших вздрогнуть зарубежных болельщиков, о восторженных оценках местной прессы и многом другом. «Если бы мяч попал во вратаря, команде пришлось бы подыскивать другого. Это был бы нокаут!», – с гордостью вспоминал Красницкий в своей книге публикацию бразильской газеты «Коррео», отмечавший удар узбекского нападающего.

Поставленный удар, по признанию коллег Красницкого, был главным преимуществом нападающего «Пахтакора» над остальными великими форвардами 20-го столетия. От его пушечных выстрелов защитники нередко убирали головы, а голкиперы просто старались поставить кулаки – дабы не рисковать собственными ладонями, ловя снаряды намертво. Порой мячи достигали стоек ворот – говорят, то было фееричное зрелище… «В Ташкенте Геннадий метров с двадцати попал в перекладину – ворота зашатались! Лев Иваныч схватился за голову: «Мамма миа!» Я в «стенку» не становился, когда Геша бил. Боялся», – вспоминал динамовец Георгий Рябов о способности Красницкого исполнять стандарты.

В 1969 году «Красному» удалось покорить очередную высоту – забить сто мячей, став таким образом первым пахтакоровцем, попавшим в «Клуб 100» Григория Федотова. За 13 сезонов, отданных родному «Пахтакору», Красницкий, кстати, успел разменять и вторую сотню – к концу карьеры в его послужном списке значилось около 300 матчей за ташкентский клуб и 200 забитых мячей.
Любой современный болельщик, изучая биографию Геннадия Красницкого, наверняка задастся резонным вопросом: почему такой способный игрок не продолжил карьеру в Москве? Красницкого действительно зазывали флагманы отечественного футбола – «Спартак», «Динамо», ЦСКА… Однако Геннадий, как заверяют его друзья и близкие, даже не помышлял о смене клубной прописки – он был влюблён в родные пенаты, грезил футболом именно в Ташкенте. Не успев закончить карьеру футболиста в 1970 году, Красницкий тут же был приглашён в тренерский штаб клуба – там он с небольшим перерывом отработал до 1976 года.

Спустя восемь лет Красницкий уже испытал себя в качестве главного тренера «Звезды» из Джизака. Ну а в 1987 году Красницкий, послуживший узбекскому футболу в должности начальника отдела республиканского ДФСО профсоюзов, был переведён в разряд судьи-инспектора – это была его последняя футбольная гастроль.
12 июня 1988 года 48-летний Геннадий Красницкий, находясь в таджикском городке Курган-Тюбе на инспектировании матча, выпал из окна третьего этажа гостиничного комплекса. Почти весь Узбекистан, к тому времени только переживший трагедию девятилетней давности (когда в злопамятной авиакатастрофе оборвалась жизнь других знаменитых игроков «Пахтакора»), вновь впал в траур. Каждый болельщик тогда порывался выдвинуть свою версию произошедшего: кто-то утверждал, что главного футбольного идола Ташкента довела до такого поступка излишняя любовь к горячительным напиткам, кто-то вменял в вину смерть Красницкого компании, некоторое время окружавшей его, а кто-то и вовсе завидел в этом событии криминальные оттенки…

В общем, мнений хватало.И пусть его каждодневная жизнь не была кристально чистой, что позволяло все эти версии придумывать, в памяти советских болельщиков «Красный» навсегда останется форвардом с исключительными игровыми навыками и удивительной преданностью ташкентскому «Пахтакору», а в памяти одноклубников и друзей – человеком с открытой душой и фанатичным отношением к справедливости.
Геннадий Красницкий – первый мастер спорта в составе «Пахтакора», первый член «Клуба 100» Григория Федотова в истории команды, обладатель самого сильного удара Советского Союза, лучший футболист Узбекистана 20 века!
Ну а недостатки – про них ещё Василий Розанов писал: «Таланты наши как-то связаны с пороком…» А Красницкий – вне всяких сомнений, талант, чья слава переживёт не одно поколение узбекских футболистов.

СПРАВКА: Красницкий Геннадий Александрович. Нападающий. Мастер спорта. Родился 27 августа 1940 г. в г. Ташкенте. Погиб 12 июня 1988 г. в г. Курган-Тюбе.
Первые наставники — Иван Зубарев, Геннадий Ермаков.
Выступал за команду «Пахтакор» Ташкент (1960 — 1970).
За сборную СССР сыграл 3 матча, забил 1 гол.
Тренер в команде «Пахтакор» Ташкент (1971, 1974 — 1976). Главный тренер команды «Звезда» Джизак (1984 — 1985).

ВОСПОМИНАНИЯ:
Алишер Аминов (бывший начальник джизакской «Звезды» и ташкентского «Пахтакора»):
«Мне посчастливилось не просто общаться с Геннадием Санычем, но и работать с ним – никогда не забуду проведённые три года в джизакской «Звезде». Мне тогда было 22 года – казалось бы, как можно серьёзно относиться к столь юному администратору, а затем и начальнику команды? Однако Геннадий Саныч относился к моему труду с уважением и всегда по-отечески наставлял меня. Теперь, спустя столько лет, я понимаю, что именно он заложил в меня некоторые общечеловеческие ценности. И для меня было особо лестно, что это сделал такой великий спортсмен. Он ведь был популярен не только в пределах Узбекистана – на выездных матчах его буквально брали в оцепление сотни болельщиков, желавших заполучить автограф своего кумира. А он, невзирая на такое внимание, оставался скромным человеком. Великая личность!»

Анзор Кавазашвили (бывший игрок столичных «Торпедо» и «Спартака»):
«Я до сих пор сожалею, что Гена не играл в центральных московских клубах. В национальную сборную ведь издавна попадают футболисты ведущих команд. Но Красницкий, преданный только «Пахтакору», упорно не желал переходить в один из столичных клубов. А если бы он, допустим, оказался в «Спартаке», то уверяю: знали бы мы все Красницкого как бессменного центрфорварда СССР наряду со Стрельцовым, Симоняном… Красницкий был изумительный футболист! Бог наградил его отличной пластикой, скоростью, габаритами и мышлением – он обладал всем. А его удар – это нечто особенное. Помню, как в Москве моё «Торпедо» принимало «Пахтакор» и гости получили право на штрафной. Я никогда не любил выстраивать «стеночку», поэтому и тогда сказал защитникам: «Ладно ребята, расходитесь». А он разбежится да как даст по мячу – руки я успел поднять только после того, как мяч уже коснулся сетки. Что же до его человеческих качеств, то за время сборов мне он запомнился балагуром. Гена очень любил пошутить. Да так, что все мы только и успевали за животы хвататься – после его шуток серьёзным оставаться было невозможно».

Герман Зонин (бывший тренер «Зари» (Ворошиловград):
«Генка был прекрасный парень, компанейский! Но мало того, что человеческие качества у него были на уровне, так он ещё и футболистом был прекрасным. Высокий, стройный, быстрый, да ещё и с ударом просто сумасшедшим. Люди в стенке боялись стоять, когда он штрафные исполнял. Моя последняя встреча с ним произошла в Москве – помню, он в качестве помощника старшего тренера приехал на аттестацию. Я его сразу предупредил: «Гена, отнесись ко всему серьёзно». Он в ответ покивал: «Да, Герман Семёнович, конечно». Но потом пришла какая-то компания – и утащила его с собой. С тех пор я его больше не видел. Пристрастие к алкоголю? Знаете, всё это чушь – выпить он любил, но это никогда не мешало ему в работе. У нас тогда вообще без напитков время не проводилось – все ребята любили яркие застолья, коллективные посиделки. Другое дело – это никогда не мешало игрокам отдаваться на поле. А если и мешало, всегда находились люди, готовые отвесить подзатыльник. Гена был таким. Настоящий лидер!».

Андрей Сухотин, Москва.

Похожие темы

Like

Like Love Haha Wow Sad Angry

mytashkent.uz

Красницкий Геннадий Александрович.

Форвард ташкентского "Пахтакора", ставший кумиром для миллионов советских болельщиков, был признан лучшим футболистом Узбекистана 20-го столетия. "Красный", как любя величали самого яркого футболиста Узбекистана, с раннего детства проявлял невероятную любовь к кожаному мячу, жизни в коллективе и лидерству в нём. Днём и ночью он, далеко не субтильный школьник-повеса, бегал с мячом по соседским дворам. Быть может, так и прошла бы юность высоченного выходца из Ташкента, если бы однажды он не решил встать на ниву профессионального футбола.Когда в 1958 году Красницкий впервые попал в состав "Пахтакора", дебютные матчи у него явно не задались – форвард, по собственным признаниям, никак не мог привыкнуть к атмосфере большого футбола, а именно к болельщикам, иногда своим гулом не оставляющим возможности даже докричаться до ближайшего партнёра. Однако вскоре все эти технические трудности футболист преодолел, адаптировался – с этого-то момента карьера Красницкого буквально понеслась ввысь. Новые вершины он покорял настолько легко, что болельщики просто-таки диву давались: как же так, такой молодой – и уже такой успешный? Но успех всегда был тесно связан с Красницким – с каждым матчем он набирал всё новые висты, беспрерывно достигая очередных карьерных горизонтов.За дебютный сезон в классе "Б" Красницкий отправил в ворота противников "Пахтокора" 24 гола – поистине выдающийся результат для начинающего свой путь игрока! Однако новый его успех оказался ещё более ошеломляющим – в 1960-м в дебютном сезоне "Пахтакора" в высшей лиге Красницкий забил 19 мячей, уступив место в ранжире лучших бомбардиров союзного первенства лишь нападающему тбилисского "Динамо" Зауру Калоеву. Стало понятно: на футбольном горизонте зажглась новая звезда.Тренеры сборной СССР сразу же взяли молодого бомбардира "на карандаш" – и пригласили его на гостевую товарищескую игру со сборной Польши. В этот день на поле варшавской арены появились Лев Яшин, Игорь Нетто, Валерий Воронин, Слава Метревели, Валентин Иванов, Михаил Месхи, Валентин Бубукин и прочие легенды советского футбола. А Геннадий Красницкий в этом матче во втором тайме заменил… двадцатилетнего Валерия Лобановского.Прошло совсем немного времени и уже признанный мастер "Пахтакора", успевшего занять почётное шестое место в союзном чемпионате, отправился в Южную Америку в составе сборной клубов СССР. Этому знаковому периоду своей жизни Геннадий Красницкий и посвятил книгу "От Рио-де-Жанейро до Монтевидео", где в самых ярких тонах рассказал о пережитых мгновениях – о голах бразильцам, заставивших вздрогнуть зарубежных болельщиков, о восторженных оценках местной прессы и многом другом. "Если бы мяч попал во вратаря, команде пришлось бы подыскивать другого. Это был бы нокаут!", – с гордостью вспоминал Красницкий в своей книге публикацию бразильской газеты "Коррео", отмечавший удар узбекского нападающего.Поставленный удар, по признанию коллег Красницкого, был главным преимуществом нападающего "Пахтакора" над остальными великими форвардами 20-го столетия. От его пушечных выстрелов защитники нередко убирали головы, а голкиперы просто старались поставить кулаки – дабы не рисковать собственными ладонями, ловя снаряды намертво. Порой мячи достигали стоек ворот – говорят, то было фееричное зрелище… "В Ташкенте Геннадий метров с двадцати попал в перекладину – ворота зашатались! Лев Иваныч схватился за голову: "Мамма миа!" Я в "стенку" не становился, когда Геша бил. Боялся", – вспоминал динамовец Георгий Рябов о способности Красницкого исполнять стандарты.В 1969 году "Красному" удалось покорить очередную высоту – забить сто мячей, став таким образом первым пахтакоровцем, попавшим в "Клуб 100" Григория Федотова. За 13 сезонов, отданных родному "Пахтакору", Красницкий, кстати, успел разменять и вторую сотню – к концу карьеры в его послужном списке значилось около 300 матчей за ташкентский клуб и 200 забитых мячей.Любой современный болельщик, изучая биографию Геннадия Красницкого, наверняка задастся резонным вопросом: почему такой способный игрок не продолжил карьеру в Москве? Красницкого действительно зазывали флагманы отечественного футбола – "Спартак", "Динамо", ЦСКА… Однако Геннадий, как заверяют его друзья и близкие, даже не помышлял о смене клубной прописки – он был влюблён в родные пенаты, грезил футболом именно в Ташкенте. Не успев закончить карьеру футболиста в 1970 году, Красницкий тут же был приглашён в тренерский штаб клуба – там он с небольшим перерывом отработал до 1976 года.Спустя восемь лет Красницкий уже испытал себя в качестве главного тренера "Звезды" из Джизака. Ну а в 1987 году Красницкий, послуживший узбекскому футболу в должности начальника отдела республиканского ДФСО профсоюзов, был переведён в разряд судьи-инспектора – это была его последняя футбольная гастроль.11 июня 1988 года 48-летний Геннадий Красницкий, находясь в таджикском городке Курган-Тюбе на инспектировании матча, выпал из окна третьего этажа гостиничного комплекса. #спорт

ok.ru

ГЕННАДИЙ КРАСНИЦКИЙ. Форварды

ГЕННАДИЙ КРАСНИЦКИЙ

Однажды, вспоминая о своей работе с «Пахтакором», Б. Аркадьев произнес: «Умножьте все сделанное Красницким на два и получите представление о его способностях».

Мы нередко, отзываясь о футболистах, говорим: «сильный», «крепкий», «атлетического сложения», даже «мощный». Применительно к Красницкому все эти слова меркнут и бледнеют. Он выглядел исполином.

Мартын Иванович Мержанов, первый редактор «Футбола», не доверял футболистам высоченным, могучим и даже имел на сей счет теорию. Он утверждал, что в футболе преуспевают люди небольшого, среднего, чуть выше среднего роста: они лучше скоординированы, ловчее, разворотливее, мяч им послушнее. Когда он видел на поле игрока, заметно возвышавшегося над остальными, морщился и качал головой: «Этого парня укоротить сантиметров на десять – вышел бы толк». Если иметь в виду форвардов, с Мержановым трудно было спорить. Самые прославленные из них, как иностранные – Пеле, Фонтен, Копа, Зеелер, Мюллер, Вава, Тостао, Чарльтон, Гривс, Хенто, Амансио, Ривера, Гарринча, Пушкаш, Зико, Росси, Платини, так и наши – Пайчадзе, Федотов, Бесков, Пономарев, Симонян, Сальников, Хусаинов, Маркаров, Бышовец, Блохин, Шенгелия, не отличались исключительными, выпиравшими внешними данными, их футбольный атлетизм, их соответствие игре скрыты от глаз и проявлялись в полной мере, когда они касались мяча. Красницкий ростом, массивностью противоречил теории Мержанова, и тот посматривал на него скептически.

Так-то оно так, но удивительно многообразный футбол Красницкого принял благосклонно. Если смолоду центрфорвард «Пахтакора» был «тараном», пускал в ход рост, вес и силу, то со временем в нем открылись и способности к комбинационной игре, он с видимым интересом пасовал партнерам, помогая им наносить завершающие удары, хотя в подробном, тщательном розыгрыше мяча участвовать не любил.

Особо славился Красницкий исполнением штрафных. Мяч устанавливал подолгу, отходил от него далеко, и, когда начинал разбег, так что земля гудела, трибуны замирали, нервно, как марионетка, подскакивал вратарь, съеживались игроки в «стенке». Бывало, что и не выдерживали – рассыпались в стороны. Если удар оказывался метким, мяч находили в сетке – полет его был невидим.

Потом стали замечать, что Красницкий берет уже не только на испуг, не только «разряжается», а и искусно закручивает, подрезает мяч. Откуда это взялось, что переменилось?

Любопытно по этому поводу высказался сам Красницкий в «Футболе».

«Когда вы пришли к мысли, что кроме сильного удара нужно вооружиться ударом точным, хитрым?» – спросил корреспондент Э. Аванесов.

«Мечтал об этом все время, сколько играл. Но… Но прилежанием я тогда похвастаться не мог. А у тренера Якушина характер оказался кремневым. Поначалу, не понимая, что он добра желает, я ершился – уж очень выматывался от якушинских индивидуальных заданий. Это продолжалось года два. Теперь-то я очень благодарен Михаилу Иосифовичу за строгость».

«Что требуется от форвардов, чтобы повысить результативность при исполнении штрафных и других ударов?» – еще один вопрос.

«На собственном опыте убедился, что мешают нам в этом техническая отсталость и лень».

Красницкому в момент интервью было 27 – для футболиста возраст, что называется, философский. Я намеренно привел точные выдержки, пусть слова «прилежанием похвастаться не мог» и «лень» принадлежат самому Красницкому. Произнесены они были чистосердечно, без обиняков, что выгодно характеризует нашего героя, а нам они дают разгадку к замечанию Аркадьева.

В футболе воспитанность достовернее всего проверяется тем, насколько игрок на протяжении полутора часов поглощен своим делом, игрой, насколько он способен не отвлекаться на выяснения отношений с противниками, с партнерами, с судьей, со зрителями. Красницкий и по этой части был уязвим: терял минуты и нервную энергию на подсказки товарищам, конфликтовал больше допустимого с арбитрами, картинно выражал неудовольствие, когда ему не давали мяч. За все это его прорабатывали и наказывали. В 28 лет он ни с того ни с сего решил оставить футбол, но полгода спустя вернулся.

Допускаю, что Красницкий чересчур доверился всемогуществу своей импозантности, незаурядности, исключительности. Как бы то ни было, мы не получили полного представления, чем был способен одарить футбол этот человек, внешне столь непохожий на остальных форвардов.

Ну а свою одаренность он доказал без чрезвычайных усилий: заветная сотня голов покорилась ему не то чтобы легко, но как-то сама собой; играл и забивал. Ни лавры лучшего бомбардира сезона, ни призовое место клуба его не манили, всего разок появился в финале Кубка, но, видимо, с непривычки к таким испытаниям ничем себя не проявил, как и в трех матчах за сборную страны.

Футбольное имя Красницкий себе составил. О нем помнят, иначе и быть не могло – уж очень он был заметен на поле! Но невольно думается, что мог он забить и двести мячей за свой век, если верить Б. Аркадьеву. Да и почему бы не верить?!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

sport.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *