Футболист еврюжихин – Еврюжихин, Геннадий Егорович — Википедия

Разное

Не чокаясь. Последняя колея дипкурьера

Не знаю, насколько уместны личные воспоминания в ситуации, когда пишу о человеке, с которым никогда не был лично знаком, и тем не менее услужливая память настаивает: Геннадий Еврюжихин — имя из твоего детства. Говорят, что время нарастает, ложится слоями, как обои на стены, закрывая прежнее так, что даже рисунка не вспомнишь. Полнейшая чушь! Разве могу я, мальчишка 60-х, забыть тот восторг (вперемежку с дикой завистью) сверстников, который вызвало мое появление на очередном дворовом футбольном матче в синих «динамовских» трусах с белыми полосками, подаренных мне отцом в день рождения?! Вместе с этими (страшно дефицитными по тем временам) трусами я надолго обрел кличку «Еврюжихин», благо никогда не скрывал своих футбольных динамовских пристрастий. А где нынче пылится мой школьный портфель, на черном дерматиновом «брюхе» которого белой краской старательно выведено моей рукой слово «Еврюжихин»?.. В памяти навечно зафиксировались все голы нападающего московского «Динамо» и сборной СССР Геннадия Еврюжихина, которые хотя бы однажды были показаны на маленьком экране нашего домашнего телевизора «Старт-3». Но особенно почему-то запомнилась его «свеча» в матче со сборной Шотландии в «Лужниках» 14 июня 1971 года, когда мяч, пущенный Еврюжихой с правого фланга, по немыслимой траектории опустился в дальнем углу ворот британцев. Наши тогда победили 1:0.

Весной 1998 года в 50-й московской больнице на 55-м году жизни скончался мастер спорта международного класса, бывший форвард московского «Динамо» и сборной СССР Геннадий Еврюжихин. Дипкурьер с более чем 20-летним стажем, он, по собственному признанию, никогда не мечтал, подобно товарищу Нетте, стать пароходом, но имя, завоеванное в футболе, все равно не сделало его смерть событием для страны. Что уж говорить о рядовых болельщиках, если даже некоторые мои коллеги, узнав о том, что я собираюсь писать в рубрике «Не чокаясь» о Еврюжихине, искренне удивлялись: «А что, разве он умер?» Увы… Четыре года назад вечный странник обрел вечный покой на Троекуровском кладбище столицы.

В свое время я как-то попытался составить список самых драматических футбольных матчей с участием наших футболистов и совершенно неожиданно для себя увидел, что спортивная судьба московского динамовца Геннадия Еврюжихина уготовила ему сразу четыре такие встречи, каждая из которых могла навсегда отбить охоту заниматься футболом. Ему просто фатально не везло…

Давайте вспомним. Чемпионат Европы 1968 года. Неаполь. После нулевой ничьи в 120-минутной изматывающей полуфинальной игре с итальянцами финалиста определила монета, подброшенная главным арбитром матча. «Мы в это время уже мылись в душе, когда услышали сквозь шум воды восторженный рев стадиона и поняли, что капитан итальянцев Факетти оказался счастливее нашего Альберта Шестернева», — вспоминал впоследствии Еврюжихин. А упади тогда злополучная монета другой стороной, быть бы нашим почти наверняка чемпионами Европы, поскольку у пробившихся накануне в финал югославов было не много шансов устоять против сборной СССР: уж очень хорошо они помнили печальные для себя итоги финальных поединков с советскими футболистами на Олимпиаде-56 в Мельбурне и Кубке Европы-60 в Париже…

1970 год. Ташкентская битва за золотые медали чемпионов страны между ЦСКА и «Динамо». Снова нулевая ничья после первого матча. Во втором — за 19 минут до конца динамовцы вели 3:1 (один мяч забил Еврюжихин) и контролировали события на поле. В 99 случаях из 100 такие матчи спасти невозможно, но армейцы каким-то невероятным образом встречу спасли — выиграли 4:3 и получили золотые медали…

1970 год. Чемпионат мира в Мексике. Четвертьфинальный матч против команды Уругвая. На последних минутах добавочного времени, при счете 0:0 судья не заметил, как уругвайцы упустили мяч за пределы поля (хотя ему об этом отчаянно сигнализировала почти вся оборона сборной СССР) — последовал роковой прострел вдоль наших ворот и — гол, отправивший Еврюжихина и компанию домой…

И, наконец, 1972 год. Барселона. Финал Кубка кубков, в котором московскому «Динамо» (первой советской команде, добившейся права оспаривать в решающей игре столь престижный европейский трофей) противостоял шотландский «Глазго Рейнджерс». Воспользовавшись неразберихой в защитных порядках «Динамо», шотландцы повели после первого тайма 2:0. В самом начале второго еще более закрепили свое преимущество — 3:0. А потом, решив, видимо, что дело сделано, расслабились и пропустили два гола. В последние минуты игра шла практически в одни, шотландские ворота — по меньшей мере три наших игрока, включая Еврюжихина, имели почти стопроцентный шанс сравнять счет, но мяч, словно заколдованный, летел мимо. А потом произошло то, что сделало эту встречу одной из самых скандальных в истории европейских клубных турниров: за три минуты до ее окончания, когда игровое преимущество «Динамо» стало подавляющим, накачанные спиртным шотландские фанаты выбежали на поле, практически заставив судью закончить матч раньше времени. В итоге он так и остался недоигранным, несмотря на все официальные протесты динамовцев…

И все-таки несмотря ни на что футбольная судьба Геннадия Еврюжихина сложилась счастливо, я бы даже назвал ее уникальной по тем временам, поскольку, дебютировав в высшей лиге в составе московского «Динамо» в июне 66-го, он уже в октябре того же года вышел на поле в составе сборной. Это был матч в Москве против команды не существующей ныне страны ГДР. Интересно, что именно в игре против восточных немцев в октябре 1973-го Еврюжихин и закончил свои выступления под флагом национальной сборной.

Рассказывает Георгий Рябов, защитник московского «Динамо» с 1960 по 1970 г., игрок сборной СССР, многолетний коллега Еврюжихина в отряде дипломатических курьеров МИД СССР:

— Геннадий, насколько я знаю, начал играть в футбол в Казани, где родился и вырос. Потом рассказывал, что никаких спортивных школ и секций с профессиональными детскими тренерами в его жизни не было. Футбольными университетами стали для него дворовые чемпионаты, в которых, кстати, участвовал и его детский дружок Коля Осянин, ставший впоследствии известным нападающим московского «Спартака». В середине 60-х Геннадий уехал в Ленинград, поступил в тамошний институт точной механики и оптики и, как все студенты, продолжал играть в футбол. Впрочем, не как все, потому что очень скоро оказался в основном составе сначала ленинградского «Локомотива», а потом и «Динамо», игравшего в то время в первой лиге чемпионата СССР. Матч между московскими и ленинградскими динамовцами, которых жеребьевка свела в розыгрыше Кубка страны, стал определяющим в судьбе Еврюжихина, хотя в тот момент на него уже положили глаз селекционеры из московского «Спартака» (с подачи Осянина) и ЦСКА, не говоря уж о ленинградском «Зените». Но кубковый динамовский междусобойчик в Москве в одночасье сломал все их планы. Я очень хорошо помню ту встречу, тем более что мы неожиданно проиграли 1:2. Еврюжихин, против которого играл Володя Кесарев, терзал нашу оборону со страшной силой. Это был абсолютно непредсказуемый игрок, шустрый, мощный, несмотря на его маленькие габариты. Он мог сделать рывок на три метра, тут же остановиться и уйти в другую сторону. Скоростью он обладал просто фантастической, она компенсировала некоторые огрехи в технике…

В той игре Геннадия заметило наше руководство – начались переговоры. Уж не знаю, что ему посулили, но потом он говорил, что Москва его «купила» тем, что дала квартиру в Казани его родителям, всю жизнь прожившим в сыром подвале...

В московском «Динамо» началась настоящая футбольная карьера Еврюжихина. Я никогда не забуду его первую загранпоездку во Францию на матч с «Марселем». Что он там делал с французскими защитниками — этого на словах не передать!..

Появление 22-летнего Геннадия Еврюжихина на левом краю московского «Динамо» летом 1966 года болельщики восприняли как явление ангела-спасителя команды. Вернее, новый игрок своими действиями на поле заставил их поверить в чудесное возрождение «Динамо», занимавшего в тот момент 13-е место в чемпионате: команда начала выигрывать одну игру за другой. «Новое лицо «Динамо» — так назывался отчет в «Советском спорте» о матче «Динамо» (Москва) — СКА (Ростов-на-Дону), в котором состоялся дебют Геннадия Еврюжихина. «Динамо» одержало победу со счетом 4:0 (Еврюжихин забил один мяч и сделал две голевые передачи). Это стало своего рода сенсацией, поскольку в предыдущий приезд в Москву ростовчане обыграли «Торпедо» во главе с Эдуардом Стрельцовым 3:1 и ЦСКА с хоккейным счетом 6:4.

Далее динамовцами был повержен ереванский «Арарат» — 7:2, одесский СКА — 2:0, а потом Геннадий Еврюжихин дал настоящий бенефис в матче с московским «Спартаком», который «Динамо» выиграло со счетом 4:0. Это была 50-я встреча извечных соперников в истории отечественного футбола, и Геннадий отметился в ней двумя забитыми мячами и голевой передачей.

Отыграв в чемпионате страны 283 матча и 37 — за сборную, Геннадий Еврюжихин также внезапно исчез из большого футбола, как и появился в нем. Случилось это в 1976 году, сразу после того, как «Динамо» выиграло весенний чемпионат СССР. В том сезоне в игре против киевского «Динамо» Леонид Буряк сломал Геннадию ногу, и это стало началом конца футбольной карьеры 32-летнего футболиста.

Рассказывает Галина Еврюжихина, супруга Геннадия:

— Когда стало понятно, что с футболом закончено, остро встал вопрос: что дальше? У Гены, конечно, было высшее образование (в том же 76-м он окончил Московский государственный институт геодезии, аэродинамики и картографии), но диплом дипломом, а поскольку практика совершенно отсутствовала, искать работу по специальности было смешно. Ему предложили должность начальника физподготовки в девятом управлении КГБ, но Гена отказался: какой, говорил, из меня военный? А потом, глядя на бывшего партнера по «Динамо» Жору Рябова, который в то время уже работал дипкурьером в МИДе, сделал свой выбор. Правда, в 76-м спортсменов в отряд дипкурьеров брали уже с большой оглядкой, но помог большой поклонник футбольного таланта Гены полковник КГБ Владимир Верхолашин…

Однако, как ни странно, эта, казалось бы, очень престижная работа полного удовлетворения мужу не принесла. Более того, со временем он даже стал уставать от нее: почти каждый месяц командировки, сроки которых доходили до трех недель, в самолетах приходилось сидеть по 20 часов, не вставая. Представляете, какая это нагрузка! Может быть, и есть в этой работе некая романтика, но для Гены, который, еще будучи футболистом, вдоволь помотался по свету, она, в конце концов, перестала быть интересной. Особенно в период так называемой перестройки, когда его заработки совершенно не стали соответствовать огромным физическим и нервным перегрузкам. Я в тот момент временно не работала, и Гена очень переживал, что не в силах достойно содержать семью — у нас ведь росли сын и дочь…

Вся эта жизненная неустроенность на фоне внешнего лоска, постоянные мысли о том, что все-таки не удалось реализовать себя после футбола, и заставили его, в конце концов, искать истину в стакане. К тому же и профессия в какой-то мере к этому располагала, хотя за чрезмерную дружбу с зеленым змием здесь карают беспощадно. Бывший боксер, неоднократный призер чемпионата СССР Борис Курочкин, много лет проработавший в отряде дипкурьеров, как-то сказал мне, что иногда просто заставлял себя выпить рюмку-другую, чтобы снять стресс и заснуть после 10–20-часовых перелетов…

Рассказывает Галина Еврюжихина:

— Я уже не помню, в какую страну была последняя командировка Гены. Кажется, куда-то в Азию. Там ему стало очень плохо, но он все-таки нашел в себе силы добраться до Москвы в вертикальном положении. А из аэропорта его сразу увезли в больницу, потом в другую, в третью—врачи никак не могли поставить правильный диагноз. Поначалу даже были подозрения на инфекционное заболевание, но потом выяснилось, что у Гены серьезные проблемы с желудком, печенью и особенно с легкими. Когда после звонка из МИДа я приехала в больницу, его вывезли ко мне на коляске. Он был очень слаб, с трудом находил в себе силы даже на то, чтобы произнести две-три фразы, и тяжело дышал… Увы, из больничной палаты ему уже не суждено было выйти…

КСТАТИ

После ухода из «Динамо» Константин Бесков приглашал Еврюжихина спасать «Спартак», оказавшийся в первой лиге, но Геннадий отказался.

Еврюжихин Геннадий Егорович. Левый крайний нападающий и полузащитник. Родился 4 февраля 1944 года в Казани. Мастер спорта международного класса (1972 г.). Рост 170 см, вес 67 кг. С 1962 по 1963 г. выступал за команду «Ракета» (Казань), в 1964 г. – за «Локомотив» (Ленинград), с 1965 по 1966 (июнь) г. – за ленинградское «Динамо».

В составе московского «Динамо» дебютировал 27 июня 1966 г. в матче против команды СКА (Ростов-на-Дону). Чемпион СССР 1976 г. (весна). Серебряный призер чемпионатов СССР 1967 и 1970 гг. Бронзовый призер чемпионатов СССР 1973 и 1975 гг. Обладатель Кубка СССР 1967 и 1970 гг. Финалист Кубка обладателей кубков европейских стран 1972 г. Капитан московского «Динамо» с 1970 г. по 1976 г. Трижды попал в список 33 лучших футболистов страны. В чемпионатах СССР провел 283 матча, забил 52 гола.

В первой сборной СССР дебютировал 23 октября 1966 г. в игре против сборной ГДР в Москве (2:2). Последний (37-й) матч – в сборной 17 октября 1973 г. против команды ГДР в Лейпциге (0:1). В составе сборной забил 6 мячей. Третий призер Олимпийских игр 1972 г. Участник чемпионата мира 1970 г. и чемпионата Европы 1968 г.

По окончании футбольной карьеры работал (с 1977 по 1998 г.) дипломатическим курьером МИД СССР и России.

Умер 15 марта 1998 г. в Москве.

www.sovsport.ru

Геннадий Еврюжихин - биография и семья

ВЕДУЩИЙ ВПЕРЕД

Выступал за команды «Ракета» Казань (1962 - 1963), «Локомотив» Ленинград (1964), «Динамо» Ленинград (1965 - 1966), «Динамо» Москва (1966 - 1976). Чемпион СССР 1976 (весна) г. Обладатель Кубка СССР 1967 и 1970 гг. В сборной СССР провел 37 матчей, забил 6 мячей ( в т. ч. сыграл 8 матчей, забил 1 гол за олимпийскую сборную СССР). Третий призер Олимпийских игр 1972 г. Участник чемпионата мира 1970 г. Участник чемпионата Европы 1968 г.

При всей кажущейся нелогичности своих действий Геннадий Еврюжихин и есть тот футболист, который на протяжении последних лет задает темп и тон атакам московского "Динамо". Замысловатые геометрические фигуры, вычерчиваемые им в стремительном продвижении с мячом, запутывают соперников, и партнеры его, увлекаемые необычайной энергией товарища, идут - не могут не идти! - вперед.

Я хорошо помню дебют Еврюжвхина в высшей лиге летом 1966 года и восторженное удивление трибун, сопровождавшее его игру на протяжении всего матча. Помню, как он рвался к воротам и бил по ним из всех положений - мыслимых и немыслимых. Эта редкая целеустремленность и энергичность вызвали к нему тогда симпатию зрителей, которая сохраняется и до сих пор.

Поначалу он удивлял не только зрителей, но и специалистов. Еврюжихин часто бил по воротам из позиций, про которые обычно говорят "безнадежные", но удивительно - мяч, направленный им, оказывался в сетке. Он и потом вгонял в краску вратарей после этих своих полуударов-полунавесов. Напомню один такой гол - в матче со сборной Шотландии в Москве в 1971 году, когда наша команда выиграла - 1:0. Еврюжихин направил тогда мяч метров с семнадцати в сторону ворот верхом. Казалось, простой навес, и никто так толком не понял, почему же все-таки мяч оказался в сетке. Один такой гол случайный, второй, допустим, тоже, ну а если их больше?..

Позже, когда я услышал историю Еврюжихина-футболиста, мне многое стало ясным в его игре. Из нашей беседы с ним и вы узнаете о ней, а пока я подчеркну лишь одно - первую свою настоящую тренировку в футболе Еврюжихин провел только в 21 год. Для современного игрока это слишком поздно. И какими же надо обладать способностями и трудолюбием, чтобы без настоящей футбольной школы стать ведущим футболистом страны, игроком сборной СССР (к моменту этой беседы Еврюжихин провел в ней 36 матчей)!

- Как началась ваша футбольная карьера, Геннадий?

- Жил я в Казани. Между прочим, в одном дворе с Николаем Осяниным. Правда, играть вместе с ним мне пришлось только в уличной команде. В заводской же, где мы с ним состояли, - ни разу! Коля был старше на три года и все время шел впереди меня. Я - в мальчишках, он - в юношах, я в юношах, он - во взрослой команде. Играть нравилось, любил я футбол, но имели мы о нем смутное представление. Каждый играл во что горазд. Тренировки были примитивные - только били по воротам. Подсказать что-нибудь, объяснить или прием показать какой-нибудь было некому. Телевидение в ту пору футбол еще широко не показывало, а на игры казанской команды класса "Б" нам, мальчишкам, попасть было трудно - жили мы в 12 километрах от центра города.

- Так продолжалось до...

- ...осени 1963 года. В 19 лет я поступил в Ленинградский институт точной механики и оптики. Стал студентом, жил в общежитии. Как отличник, получал повышенную стипендию. В футбол играл в основном зимой, на деревянной баскетбольной площадке. Помню, что за один сезон этих импровизированных игр у меня резко улучшились скоростные показатели. Если осенью я пробегал 100 метров за 13,5 секунды, то весной в кедах - за 12,2. Уже потом, в московском "Динамо", тренер по легкой атлетике говорил мне - переходи, мол, к нам, через год будешь бегать 100 метров за 10,5. Разговор носил, конечно, шутливый характер - меня от футбола уже оторвать было нельзя...

- Но прежде московского "Динамо" было ленинградское...

- А еще раньше - "Локомотив", в молодежной команде которого я выступал в 1964 году на первенство Ленинграда по второй группе. Золотые были времена! Каких только голов я тогда не забивал! Один раз даже с центра поля с лета послал в сетку мяч, выбитый перед этим вратарем. В "Локомотив" меня пригласил один из его тренеров, увидевший мою игру на деревянной площадке. В этом же году я был включен в молодежную сборную Ленинграда и участвовал в "Кубке надежды". Только после этого я оказался в ленинградском "Динамо". Уговорил меня туда перейти известный в прошлом футболист, судья всесоюзной категории Аркадий Иванович Алов. Он и стал моим первым настоящим тренером. Учеба шла своим чередом, хотелось попробовать свои силы и в команде мастеров. Провел поначалу два матча за дубль, а потом стал и основным игроком. Удачным для меня был сезон дебюта. Забил я в чемпионате второй группы класса "А" 15 голов, успешно играл и в Кубке СССР.

- И вы оказались в центре внимания...

- Еще какого! Меня приглашали "Зенит", ЦСКА, "Спартак", московское "Динамо"... Честно говоря, тогда голова кругом пошла. Никак не мог уразуметь, что происходит. Ведь до этого не думал, не мечтал о большом футболе... А тут предложения одно заманчивей другого!

- И выбор пал на московское "Динамо"?

- Да. Долго думал и решил: если уж есть у меня футбольные способности, то надо играть в хорошей команде. Динамовцы, во-первых, были одноклубниками. Во-вторых, мне почему-то всегда хотелось играть в команде вместе с Численко. Помню, что первым, кого я встретил из динамовцев, был Яшин.

- Помнится, и в первые годы выступлений за московское "Дияамо" вы провели в ворота соперников немало голов. Что же случилось потом? Почему мало стали забивать?

- Сам но пойму. Думаю об этом беспрестанно. Ведь моменты есть, а голов и в самом деле мало. Видно, все-таки играть по-другому стал. Раньше терзал защитников соперника, убегал от них, уда

чно действовал на опережение во время прострелов и забивал, забивал... Сейчас же все норовлю в пас сыграть. Несколько раз ловил себя вот на какой мысли. У крайнего нападающего есть два главных варианта игры при встрече с соперником: уйти с мячом на фланг или рисковать, обходить защитника и прорываться по центру. Так вот если раньше я, как правило, выбирал второй вариант и благодаря этому добивался результата, то теперь чаще ухожу на край и делаю передачу партнерам. Стереотип уже какой-то выработался.

- Были, вероятно, все-таки какие-то обстоятельства, повлиявшие на изменение вашей манеры игры?

- Возможно, сама мапера игры московского "Динамо". Ведь я раньше- в пас вообще не мог играть. У нас же в команде не играть в пас никак нельзя, потому что главный ее принцип - коллективная игра. Обстоятельства меня и заставили уделить большое внимание игре в пас. Может быть, я и переусердствовал.

- Трудней ли стало играть в последние годы?

- Безусловно. Меня уже все хорошо знают и опекают значительно внимательней. Раньше за игру бывало до десяти толевых моментов имел, а сейчас в лучшем случае два-три. Научились защитники подключаться к атакам, и нам, нападающим, стало неизмеримо тяжелей.

- Вы игрок, зависимый от партнеров?

- А как же? Прежде всего, от полузащитников.

- Кто же ив них вам больше всего по душе?

- Гусаров и Маслов. Оба они знали, в какой момент мне надо отдать пас. Выиграл я у защитника хотя бы полкорпуса и... получаю мяч. Гусаров особенно тонко чувствовал обстановку да и технически выполнял передачи безупречно. Наши же нынешние молодые полузащитники то в дело заигрываются, медлят с пасом да и игру часто строят для себя - передачу делают только затем, чтобы с ними в "стенку" сыграли. Один Долматов, как мне кажется, владеет у нас пасом. Понимаете, что получается - оторвался от соперника, открылся вдали, а передачи не дождешься. Или не умеют они длинный пас дать, или боятся рисковать. Есть, конечно, риск мяч потерять, но ведь зато острота атак другая! Идет у нас игра - вдвоем против одного защитника оказываемся, и жди тут острого момента.

- Вот уже много лет про московское "Динамо" говорят, что по подбору игроков команда никому не уступает. Почему же она никак не может выиграть звание чемпиона?

- В нашей команде в последние годы появилось немало способных молодых игроков. Многие из них выступали даже в сборной страны. Так что с составом вроде бы все в порядке. В футболе, однако, не всегда следует сравнивать силы команд вообще - по именам игроков, по их потенциальным возможностям. Надо каждый раз смотреть конкретно, что тот или иной футболист делает на поле. С сожалением должен признать, что наши игроки слишком часто играют неровно. Причина - в самих футболистах. Каждый из нас должен сам отвечать за свою подготовку к матчу. Не все, однако, чувствуют эту ответственность. Вот и получается, что, как правило, у нас один-два игрока (причем разные) чуть ли не обязательно в той или иной встрече играют не в полную силу - то настроения пет, то еще что-нибудь... Когда же за победу борются не все одиннадцать, то на хорошие показатели рассчитывать трудно. Поэтому-то, не уступая в подборе игроков, скажем, лидерам нынешнего сезона - киевлянам и ереванцам, мы проигрываем им в не менее важном качестве - умении мобилизоваться на каждый матч.

- В последние годы у всех команд заметна тенденция к сокращению числа нападающих. Вы за это?

- Думаю, не от хорошей жизни те же киевляне проводят матчи с одним нападающим. И у нас часто выходят на поле только два форварда. Причины вроде уважительные: не в форме, к примеру, Байдачный или Эштреков, больны Козлов или Гершкович. На мой взгляд, нападающих должно обязательно быть три, из них два - крайних. Футбол от этого интересней становится! Верно, что при моей манере игры мне нужен большой простор и вроде бы лучше, когда всего два нападающих. Но когда у нас справа, скажем, играл Владимир Эштреков, находившийся в хорошей форме, то он к себе приковывал такое внимание, что мне хватало и простора, и возможностей для атаки.

- Как вы понимаете популярный ныне принцип, вернее, одну его часть: "все - в атаке..."?

- Конечно, это не значит, что все должны идти вперед сразу. Главное - занять позицию, удобную для продолжения атаки. У нас как часто бывает? Отдал пас и остался стоять на месте, посчитав, что свое дело сделал.

- Если бы вас попросили дать характеристику форварду Еврюжихину, что бы вы сказали?

- Сказал бы, прежде всего, о недостатках. С техникой, конечно, у меня не все благополучно. И очень жалею, что не представилась мне в детстве возможность поступить в какую-нибудь футбольную школу... Понимаю также, что надо быть смелее в игре, агрессивнее... И опять-таки спортивный характер надо было закалять раньше!

- А как, кстати, у вас с учебой?

- Перевелся я в Московский институт геодезии, аэрофотосъемки и картографии.

- Довольны ли вы своей футбольной судьбой?

- Еще бы нет! Ведь я, повторяю, никогда не думал и не мечтал о большом футболе, а тут - игрок московского "Динамо"! Много раз выступал в составе сборной СССР, участвовал в чемпионатах мира, Европы, олимпийских играх, финале Кубка кубков. Конечно, многие надежды не сбылись. Я имею в виду результаты участия в этих турнирах. Обидно, что ни разу не был чемпионом страны.


facecollection.ru

Еврюжихин, Геннадий Егорович — Википедия. Что такое Еврюжихин, Геннадий Егорович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Геннадий Еврюжихин

Общая информация
Полное имя Геннадий Егорович Еврюжихин
Родился 4 февраля 1944(1944-02-04)
Казань, Татарская АССР, РСФСР, СССР
Умер 15 марта 1998(1998-03-15) (54 года)
Москва, Россия
Гражданство СССР СССР→Россия Россия
Рост 170 см
Вес 67 кг
Позиция нападающий
Карьера
Награды и медали
  1. ↑ Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.
  2. ↑ Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Генна́дий Его́рович Еврюжи́хин, (4 февраля 1944, Казань, Татарская АССР, РСФСР, СССР — 15 марта 1998, Москва, Россия) — советский футболист, нападающий. Известен по выступлениям за футбольный клуб «Динамо» (Москва). Игрок национальной сборной СССР, Мастер спорта СССР международного класса (1972).

Биография

Рос в одном дворе с Николаем Осяниным, с ним же играл в футбол в детские годы. Спортшколу не посещал, играл ради удовольствия.

Окончив школу, уехал в Ленинград. Поступил в Ленинградский институт точной механики и оптики. Играл в студенческой сборной по футболу, за «Локомотив». Его заметил главный тренер «Динамо» (Ленинград) Аркадий Алов и пригласил к себе в команду. В «Динамо» провел 1,5 года, играл успешно, и его заметили представители столичных клубов. Еврюжихин уезжать из Ленинграда не хотел, начал тренироваться с «Зенитом», но сезон все же завершил в «Динамо».

В 1966 году перешёл в «Динамо» (Москва), однако о футбольной карьере не думал[2]. По-прежнему учился на дневном отделении в московском вузе на оптико-механическом факультете. На поле стал появляться только с июня 1966 — клубы улаживали разногласия между собой.

В первом матче за «Динамо» забил мяч в ворота "СКА" Ростов, а в девятом против московского «Спартака» забил три и помог выиграть команде со счетом 4:0. В конце года был вызван в сборную СССР.

Вплоть до 1976 года играл за «Динамо», причем именно в последнем сезоне стал чемпионом страны.

С 1977 года — дипкурьер МИДа[1].

Достижения

Примечания

  1. 1 2 3 Кто есть кто в мировом футболе / ред. О. С. Кучеренко. — М: Библиотека еженедельника «Футбол», выпуск 4, 1995. — С. 15
  2. Юрис Юрий. Геннадий Еврюжихин: Вечный странник // Футбол от «СЭ». — 1995. — № 20. — с. 6.

Ссылки

wiki.sc

Еврюжихин, Геннадий Егорович - это... Что такое Еврюжихин, Геннадий Егорович?

Генна́дий Его́рович Еврюжи́хин, (4 февраля 1944, Казань, Татарская АССР, РСФСР, СССР — 15 марта 1998, Москва, Россия) — советский футболист, нападающий. Известен по выступлениям за футбольный клуб «Динамо» (Москва). Игрок национальной сборной СССР. Мастер спорта (1967), мастер спорта международного класса (1972).

Биография

Рос в одном дворе с Николаем Осяниным, с ним же играл в футбол в детские годы. Спортшколу не посещал, играл ради удовольствия.

Окончив школу, уехал в Ленинград. Поступил в Ленинградский институт точной механики и оптики. Играл в студенческой сборной по футболу, за «Локомотив». Его заметил главный тренер «Динамо» (Ленинград) Аркадий Алов и пригласил к себе в команду. В «Динамо» провел 1,5 года, играл успешно и его заметили представители столичных клубов. Еврюжихин уезжать из Ленинграда не хотел, начал тренироваться с «Зенитом», но сезон все же завершил в «Динамо».

В 1966 году перешел в «Динамо» (Москва), однако о футбольной карьере не думал[2]. По-прежнему учился на дневном отделении в московском вузе на оптико-механическом факультете. На поле стал появляться только с июня 1966 — клубы улаживали разногласия между собой.

Уже в третьем матче за «Динамо» забил 3 мяча в ворота московского «Спартака» и помог выиграть команде со счетом 4:0. В конце года был вызван в сборную СССР.

Вплоть до 1976 года играл за «Динамо», причем именно в последнем сезоне стал чемпионом страны.

С 1977 года — дипкурьер МИДа[1].

Достижения

Примечания

  1. 1 2 3 Кто есть кто в мировом футболе / ред. О. С. Кучеренко. — М: Библиотека еженедельника «Футбол», выпуск 4, 1995. — С. 15
  2. Юрис Юрий. Геннадий Еврюжихин: Вечный странник // Футбол от «СЭ». — 1995. — № 20. — с. 6.

Ссылки

dic.academic.ru

ЕВРЮЖИХИН • Большая российская энциклопедия

  • Электронная версия

    2017 год

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: С. Г. Мереминский

ЕВРЮЖИ́ХИН Геннадий Егорович (4.2.1944, Казань – 15.3.1998, Москва), российский спортсмен (футбол), мастер спорта СССР международного класса (1972).

Воспитанник дворового футбола. Играл на позиции левого крайнего нападающего за команды «Ракета» (Казань; 1962–63), «Локомотив» (Ленинград; 1964), «Динамо» (Ленинград; 1965–66), «Динамо» (Москва; 1966–76). В чемпионатах СССР сыграл 283 матча, забил 54 гола, в еврокубках сыграл 14 матчей, забил 3 гола. Чемпион СССР 1976 (весна). Серебряный призёр чемпионата СССР (1967, 1970). Обладатель Кубка СССР (1967, 1970). Финалист Кубка обладателей кубков (1972).

В 1966–73 сыграл за сборную СССР 37 матчей, забил 6 голов. Серебряный призёр чемпионата Европы (1972; был в составе команды, но на поле не выходил). Бронзовый призёр Олимпийских игр (1972; 6 матчей, 1 гол). Участник чемпионата Европы 1968 (4-е место; 2 матча). Участник Девятого чемпионата мира в Мексике (1970; 4 матча).

В отборочном турнире к чемпионату мира (1970) сыграл 3 матча. Один из лучших крайних нападающих в советском футболе рубежа 1960–70-х гг. Обладал высокой скоростью, необычайной выносливостью и работоспособностью. В последние годы игровой карьеры умело руководил командной игрой, превосходно выполнял целенаправленные фланговые навесы, был мастером угловых и штрафных ударов. Отличался лидерскими качествами, в 1970–76 – капитан московского «Динамо». Трижды включался в список «33 лучших футболистов сезона» (в т. ч. в 1970 под №1 на своей позиции). После завершения карьеры футболиста работал (с 1977) дипломатическим курьером в Министерстве иностранных дел. Заболел после одной из командировок в Азию. Врачи так и не смогли поставить точный диагноз.

bigenc.ru

Геннадий Еврюжихин - футболист - биография, фото, видео

При всей кажущейся нелогичности своих действий Геннадий Еврюжихин и есть тот футболист, который на протяжении последних лет задает темп и тон атакам московского "Динамо". Замысловатые геометрические фигуры, вычерчиваемые им в стремительном продвижении с мячом, запутывают соперников, и партнеры его, увлекаемые необычайной энергией товарища, идут - не могут не идти! - вперед.

Я хорошо помню дебют Еврюжвхина в высшей лиге летом 1966 года и восторженное удивление трибун, сопровождавшее его игру на протяжении всего матча. Помню, как он рвался к воротам и бил по ним из всех положений - мыслимых и немыслимых. Эта редкая целеустремленность и энергичность вызвали к нему тогда симпатию зрителей, которая сохраняется и до сих пор.

Поначалу он удивлял не только зрителей, но и специалистов. Еврюжихин часто бил по воротам из позиций, про которые обычно говорят "безнадежные", но удивительно - мяч, направленный им, оказывался в сетке. Он и потом вгонял в краску вратарей после этих своих полуударов-полунавесов. Напомню один такой гол - в матче со сборной Шотландии в Москве в 1971 году, когда наша команда выиграла - 1:0. Еврюжихин направил тогда мяч метров с семнадцати в сторону ворот верхом. Казалось, простой навес, и никто так толком не понял, почему же все-таки мяч оказался в сетке. Один такой гол случайный, второй, допустим, тоже, ну а если их больше?..

Позже, когда я услышал историю Еврюжихина-футболиста, мне многое стало ясным в его игре. Из нашей беседы с ним и вы узнаете о ней, а пока я подчеркну лишь одно - первую свою настоящую тренировку в футболе Еврюжихин провел только в 21 год. Для современного игрока это слишком поздно. И какими же надо обладать способностями и трудолюбием, чтобы без настоящей футбольной школы стать ведущим футболистом страны, игроком сборной СССР (к моменту этой беседы Еврюжихин провел в ней 36 матчей)!

- Как началась ваша футбольная карьера, Геннадий?

- Жил я в Казани. Между прочим, в одном дворе с Николаем Осяниным. Правда, играть вместе с ним мне пришлось только в уличной команде. В заводской же, где мы с ним состояли, - ни разу! Коля был старше на три года и все время шел впереди меня. Я - в мальчишках, он - в юношах, я в юношах, он - во взрослой команде. Играть нравилось, любил я футбол, но имели мы о нем смутное представление. Каждый играл во что горазд. Тренировки были примитивные - только били по воротам. Подсказать что-нибудь, объяснить или прием показать какой-нибудь было некому. Телевидение в ту пору футбол еще широко не показывало, а на игры казанской команды класса "Б" нам, мальчишкам, попасть было трудно - жили мы в 12 километрах от центра города.

- Так продолжалось до...

- ...осени 1963 года. В 19 лет я поступил в Ленинградский институт точной механики и оптики. Стал студентом, жил в общежитии. Как отличник, получал повышенную стипендию. В футбол играл в основном зимой, на деревянной баскетбольной площадке. Помню, что за один сезон этих импровизированных игр у меня резко улучшились скоростные показатели. Если осенью я пробегал 100 метров за 13,5 секунды, то весной в кедах - за 12,2. Уже потом, в московском "Динамо", тренер по легкой атлетике говорил мне - переходи, мол, к нам, через год будешь бегать 100 метров за 10,5. Разговор носил, конечно, шутливый характер - меня от футбола уже оторвать было нельзя...

- Но прежде московского "Динамо" было ленинградское...

- А еще раньше - "Локомотив", в молодежной команде которого я выступал в 1964 году на первенство Ленинграда по второй группе. Золотые были времена! Каких только голов я тогда не забивал! Один раз даже с центра поля с лета послал в сетку мяч, выбитый перед этим вратарем. В "Локомотив" меня пригласил один из его тренеров, увидевший мою игру на деревянной площадке. В этом же году я был включен в молодежную сборную Ленинграда и участвовал в "Кубке надежды". Только после этого я оказался в ленинградском "Динамо". Уговорил меня туда перейти известный в прошлом футболист, судья всесоюзной категории Аркадий Иванович Алов. Он и стал моим первым настоящим тренером. Учеба шла своим чередом, хотелось попробовать свои силы и в команде мастеров. Провел поначалу два матча за дубль, а потом стал и основным игроком. Удачным для меня был сезон дебюта. Забил я в чемпионате второй группы класса "А" 15 голов, успешно играл и в Кубке СССР.

- И вы оказались в центре внимания...

- Еще какого! Меня приглашали "Зенит", ЦСКА, "Спартак", московское "Динамо"... Честно говоря, тогда голова кругом пошла. Никак не мог уразуметь, что происходит. Ведь до этого не думал, не мечтал о большом футболе... А тут предложения одно заманчивей другого!

- И выбор пал на московское "Динамо"?

- Да. Долго думал и решил: если уж есть у меня футбольные способности, то надо играть в хорошей команде. Динамовцы, во-первых, были одноклубниками. Во-вторых, мне почему-то всегда хотелось играть в команде вместе с Численко. Помню, что первым, кого я встретил из динамовцев, был Яшин.

- Помнится, и в первые годы выступлений за московское "Дияамо" вы провели в ворота соперников немало голов. Что же случилось потом? Почему мало стали забивать?

- Сам но пойму. Думаю об этом беспрестанно. Ведь моменты есть, а голов и в самом деле мало. Видно, все-таки играть по-другому стал. Раньше терзал защитников соперника, убегал от них, удачно действовал на опережение во время прострелов и забивал, забивал... Сейчас же все норовлю в пас сыграть. Несколько раз ловил себя вот на какой мысли. У крайнего нападающего есть два главных варианта игры при встрече с соперником: уйти с мячом на фланг или рисковать, обходить защитника и прорываться по центру. Так вот если раньше я, как правило, выбирал второй вариант и благодаря этому добивался результата, то теперь чаще ухожу на край и делаю передачу партнерам. Стереотип уже какой-то выработался.

- Были, вероятно, все-таки какие-то обстоятельства, повлиявшие на изменение вашей манеры игры?

- Возможно, сама мапера игры московского "Динамо". Ведь я раньше- в пас вообще не мог играть. У нас же в команде не играть в пас никак нельзя, потому что главный ее принцип - коллективная игра. Обстоятельства меня и заставили уделить большое внимание игре в пас. Может быть, я и переусердствовал.

- Трудней ли стало играть в последние годы?

- Безусловно. Меня уже все хорошо знают и опекают значительно внимательней. Раньше за игру бывало до десяти толевых моментов имел, а сейчас в лучшем случае два-три. Научились защитники подключаться к атакам, и нам, нападающим, стало неизмеримо тяжелей.

- Вы игрок, зависимый от партнеров?

- А как же? Прежде всего, от полузащитников.

- Кто же ив них вам больше всего по душе?

- Гусаров и Маслов. Оба они знали, в какой момент мне надо отдать пас. Выиграл я у защитника хотя бы полкорпуса и... получаю мяч. Гусаров особенно тонко чувствовал обстановку да и технически выполнял передачи безупречно. Наши же нынешние молодые полузащитники то в дело заигрываются, медлят с пасом да и игру часто строят для себя - передачу делают только затем, чтобы с ними в "стенку" сыграли. Один Долматов, как мне кажется, владеет у нас пасом. Понимаете, что получается - оторвался от соперника, открылся вдали, а передачи не дождешься. Или не умеют они длинный пас дать, или боятся рисковать. Есть, конечно, риск мяч потерять, но ведь зато острота атак другая! Идет у нас игра - вдвоем против одного защитника оказываемся, и жди тут острого момента.

- Вот уже много лет про московское "Динамо" говорят, что по подбору игроков команда никому не уступает. Почему же она никак не может выиграть звание чемпиона?

- В нашей команде в последние годы появилось немало способных молодых игроков. Многие из них выступали даже в сборной страны. Так что с составом вроде бы все в порядке. В футболе, однако, не всегда следует сравнивать силы команд вообще - по именам игроков, по их потенциальным возможностям. Надо каждый раз смотреть конкретно, что тот или иной футболист делает на поле. С сожалением должен признать, что наши игроки слишком часто играют неровно. Причина - в самих футболистах. Каждый из нас должен сам отвечать за свою подготовку к матчу. Не все, однако, чувствуют эту ответственность. Вот и получается, что, как правило, у нас один-два игрока (причем разные) чуть ли не обязательно в той или иной встрече играют не в полную силу - то настроения пет, то еще что-нибудь... Когда же за победу борются не все одиннадцать, то на хорошие показатели рассчитывать трудно. Поэтому-то, не уступая в подборе игроков, скажем, лидерам нынешнего сезона - киевлянам и ереванцам, мы проигрываем им в не менее важном качестве - умении мобилизоваться на каждый матч.

- В последние годы у всех команд заметна тенденция к сокращению числа нападающих. Вы за это?

- Думаю, не от хорошей жизни те же киевляне проводят матчи с одним нападающим. И у нас часто выходят на поле только два форварда. Причины вроде уважительные: не в форме, к примеру, Байдачный или Эштреков, больны Козлов или Гершкович. На мой взгляд, нападающих должно обязательно быть три, из них два - крайних. Футбол от этого интересней становится! Верно, что при моей манере игры мне нужен большой простор и вроде бы лучше, когда всего два нападающих. Но когда у нас справа, скажем, играл Владимир Эштреков, находившийся в хорошей форме, то он к себе приковывал такое внимание, что мне хватало и простора, и возможностей для атаки.

- Как вы понимаете популярный ныне принцип, вернее, одну его часть: "все - в атаке..."?

- Конечно, это не значит, что все должны идти вперед сразу. Главное - занять позицию, удобную для продолжения атаки. У нас как часто бывает? Отдал пас и остался стоять на месте, посчитав, что свое дело сделал.

- Если бы вас попросили дать характеристику фор варду Еврюжихину, что бы вы сказали?

- Сказал бы, прежде всего, о недостатках. С техникой, конечно, у меня не все благополучно. И очень жалею, что не представилась мне в детстве возможность поступить в какую-нибудь футбольную школу... Понимаю также, что надо быть смелее в игре, агрессивнее... И опять-таки спортивный характер надо было закалять раньше!

- А как, кстати, у вас с учебой?

- Перевелся я в Московский институт геодезии, аэрофотосъемки и картографии.

- Довольны ли вы своей футбольной судьбой?

- Еще бы нет! Ведь я, повторяю, никогда не думал и не мечтал о большом футболе, а тут - игрок московского "Динамо"! Много раз выступал в составе сборной СССР, участвовал в чемпионатах мира, Европы, олимпийских играх, финале Кубка кубков. Конечно, многие надежды не сбылись. Я имею в виду результаты участия в этих турнирах. Обидно, что ни разу не был чемпионом страны.

biozvezd.ru

Герои спорта: Динамовец Геннадий Еврюжихин убегал от соперников с курьерской скоростью - Спорт

17 октября 2012, 15:31, Андрей ЛИПОВЕЦКИЙ

Болельщики нарекли его прозвищем «электричка» – за исключительно высокую скорость. Специалисты легкой атлетики 70–80-х поговаривали даже о том, что займись этот футболист бегом по-настоящему, мы получили бы спортсмена, способного на равных соперни

– Галина Арсеньевна, когда вы познакомились со своим будущим супругом?

– В ноябре 1965-го. В семье известного футболиста ленинградского «Динамо» Володи Баскакова собрались гости, отмечали праздник Великого Октября. Поскольку я дружила с сестрой Володи – Галиной, то была в числе приглашенных, как и Гена.

– Какое впечатление произвел на вас Геннадий?

– Несмотря на то, что он уже тогда подавал серьезные надежды в футболе, Гена был очень скромный, даже стеснительный молодой человек. Когда он в тот вечер вошел в квартиру и увидел, что собралось много гостей, то попытался было уйти. Позже Володя Баскаков рассказывал мне, что специально не предупредил своего товарища о компании, иначе Гена не решился бы появиться на людях.

– Как часто вы встречались?

– Поскольку сезон закончился, довольно часто. Ходили в кино, театр, гуляли по красивому городу. Новый год встретили вместе. При этом Гена был галантным кавалером, постоянно дарил мне цветы.

– А поженились когда?

– Спустя лишь два года – в 1967-м. Скоропалительные браки в то время не были в моде. Мой муж уже выступал за столичное «Динамо». Свадьбу, правда, отпраздновали в Ленинграде, после чего я переехала в Москву.

– Жить-то было где?

– Да. Клуб выделил нам однокомнатную квартиру у Савеловского вокзала. А еще через три года с рождением сына Вадима мы переехали в «двушку» в Дубки (рядом с метро «Тимирязевская». – Прим. автора). Тут же проживали семьи Пильгуя, Гонтаря, Зыкова, Долматова.

– Посещали матчи с участием Геннадия?

– Поначалу посещала, но поскольку сильно волновалась и переживала за Гену, то со временем ходить на футбол стала реже.

– С кем-то из жен футболистов дружили?

– С Ирой Пильгуй, у нас с ней были общие материнские проблемы. В семье голкипера тоже родился сын, ему дали имя, как и папе, – Володя. С малышами мы постоянно гуляли вместе.

– Дачу вам выделили?

– В Новогорске делили пополам с четой Яшиных, нас соединяла общая веранда.

– Лев Иванович слыл заядлым рыбаком…

– И Гена «подсел» на рыболовный крючок. С легендарным вратарем, с которым муж находился в хороших отношениях, он, если выпадало свободное время, отправлялся на Куркинский пруд. Уловом Гена особо не хвастался, зато общение с природой служило для него хорошим отдыхом.

– Хорошо известно о хлебосольности четы Яшиных.

– Это правда. После очередной победы гостеприимная Валентина Тимофеевна накрывала стол, за которым собирались с женами и детьми Виктор Царев, Владимир Шабров, Жора Рябов и другие. Начиналось с оживленного обсуждения перипетий матча, а потом шли в ход самые разные темы, не связанные с футболом.

– Галина Арсеньевна, интересно, а машина у вас какой марки была?

– Машины у нас не было, хотя зарабатывал муж по тем меркам неплохо. Просто Гена относился к авто прохладно.

– У вас ведь двое детей?

– Да, дочь Ольга и сын Вадим.

– Вадим не пошел по стопам отца?

– Прозанимался немного у Константина Крыжевского (стержневой игрок линии обороны «Динамо» 50-х. – Прим. автора). Но с футболом у Вадика как-то не сложилось. Вот внук Григорий, возможно, и унаследовал гены деда – мальчик страшно любит возиться с мячом.

– Скажите откровенно, став известным футболистом, наверняка Геннадий пользовался успехом у женщин. Вам приходилось его ревновать?

– Хочу заметить, мой муж был не только известным футболистом, но и интересным собеседником. Да, было дело, ревновала, но не припомню, чтобы муж дал какой-либо серьезный повод: в этом смысле он был надежным человеком.

– А сам Геннадий как относился к вам, к детям?

– Очень тепло, внимательно и заботливо. О себе всегда думал в последнюю очередь. Бывая за границей, привозил оттуда книги, детскую одежду, подарки. В то время у нас в стране все было дефицитом. Мы получали подарки, а Гене доставляло большое удовольствие наблюдать за нашей реакцией. Супруг, между прочим, обладал хорошим вкусом, и что удивительно для мужчин, практически никогда не ошибался с размером одежды. Когда был дома, помогал детям с математикой, в ней он разбирался довольно прилично.

– Что, так никогда и не ссорились?

– Признаюсь, по молодости лет я не всегда Гену правильно понимала, иногда из-за пустяка мы ссорились, затаивая друг на друга необязательные обиды. Однако в моей памяти до сих пор живы слова Гены: «У меня надежный тыл, и поэтому я человек спокойный».

– У Геннадия было высшее образование?

– Да. Играя за ленинградское «Динамо», успевал учиться в оптико-механическом институте, а с переездом в Москву перевелся и окончил Московский институт геодезии и картографии.

– Закончил Геннадий карьеру игрока и пошел работать в МИД дипкурьером…

– Да, в дипслужбу его устроил Жора Рябов. Кроме Жоры, там уже работали многие бывшие именитые футболисты: Бреднев, Вшивцев, Савдунин, Рыжкин. Служба, надо сказать, была нелегкая, приходилось возить секретную почту по всему миру, выдерживая длинные перелеты, длящиеся порой в общей сложности более 20 часов. Причем экипажи могли не раз меняться, а дипкурьеру, согласно инструкции, выходить из самолета не позволялось.

– Не жалел Геннадий, что не попробовал себя в роли тренера?

– Поздно начал думать о карьере тренера. К тому же и предложений никаких не поступало.

– Галина Арсеньевна, извините за неприятный вопрос, но не задать вам его не могу. Почему звезда отечественного футбола ушел так рано из жизни?

– С началом перестройки количество зарубежных поездок на работе снизилось, и зарплата мужа уже не позволяла обеспечить семью. Плюс Гена очень переживал, что не может себя реализовать как личность, в том числе и в футболе. К сожалению, выход из положения он начал искать не там, где следует.

– С кем из бывших игроков «Динамо» продолжаете общаться?

– Дружу с семьями Пильгуя и Мудрика. Эдуард Николаевич Мудрик, кстати, сильно помог советами и поддержкой Гене, когда мой муж оказался в стане бело-голубых.

– Геннадий Еврюжихин оставил заметную веху в динамовском футболе, скажите, а со стороны столь популярного в стране общества материальная помощь вам поступает давно?

– Лет пять… (что, скорее всего, произошло благодаря выходу в одном из номеров «СТ» очерка Сергея Рыкова, посвященного Игорю Численко. – Прим. автора).

личное дело

ЕВРЮЖИХИН Геннадий Егорович.

4.02.1944, Казань – 15.03. 1998, Москва.

Воспитанник «Ракеты» (Казань). Левый крайний нападающий, полузащитник.

Выступал за команды: «Ракета» (Казань) – 1962–1963. «Локомотив» (Ленинград) – 1964. «Динамо» (Ленинград) – 1965–1966.

«Динамо» (Москва) – 1966–1976. В чемпионатах СССР 283 матча, 54 гола. Чемпион СССР 1976, 2-й призер 1967, 1970, 3-й призер 1973, 1975.

Обладатель Кубка СССР 1967 и 1970.

Финалист КОК – 1972. В еврокубках 14 матчей, 3 гола.

Капитан «Динамо» (Москва) – 1971, 1974. В «33-х» – № 1 (1970), № 2 (1967, 1973). В сборной СССР (1966–1972) – 37 матчей, 6 голов.

3-й призер ОИ-72, участник ЧМ-70, ЧЕ-68.

newtribuna.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *