Фашисты это левые или правые: О «левизне» национал-социалистов –

Разное

О «левизне» национал-социалистов –

О «левизне» национал-социалистов

«Нацисты – левые», – утверждает популярный стример Üebermarginal. «Фашисты – левые», – вторит ему неоднократно появлявшийся в студии Рабкора Ежи Сармат. «Нацисты были национал-социалистами, а это разновидность социалистов»), – говорит Сайд Камалл (Seyd Kamall), глава группы Европейских консерваторов и реформистов, на заседании Европейского парламента[1]. «Существует возможность того, что появится новый Гитлер, социалист, как Гитлер»[2] – предостерегает республиканец и член Палаты представителей Луи Гоумерт (Louie Gohmert). Консервативный политический комментатор и предприниматель Гленн Бэк (Glenn Beck) публикует статью с красноречивым названием: «Yes, Virginia: Hitler really was a socialist»[3] («Да, Вирджиния: Гитлер действительно был социалистом»).

Изрядное созвучие консервативной мысли неизбежно должно было вызвать реакцию слева. Что же мы имеем кроме оскорблённой позы и требования извинений? Либеральные СМИ, обратившие внимание на этот вопрос, ограничились в основном утверждениями об исторической неверности такой позиции, и лишь немногие попытались привести опровергающие её аргументы.

Наивно ожидать, что программные особенности национал-социализма будут входить в компетенцию современных журналистов. К тому же, идеологическое ристалище на которое я неразумно ступаю этой публикацией, является токсичным для человеческой души местом и требует особой интеллектуальной заинтересованности. Люди, способные компетентно возразить или хотя бы осветить этот вопрос, поглощены иными делами. Славой Жижек занят сравнением Гитлера и Махатмы Ганди, к слову, не в пользу последнего. А двухминутные ответы Бориса Юльевича на вопросы зрителей не представляются исчерпывающими. Поэтому, макнув перо в известную субстанцию, помолясь, приступлю к размышлению в рамках, обозначенных границами моего ума.

На лекции, посвящённой взглядам Гитлера на экономику, американский историк Томас Вудс (Thomas Woods) справедливо заметил, что термины «фашизм» и «нацизм» стали синонимами слова «насилие»[4]. Фигура Гитлера – это вымоченная в чёрной краске тряпка, которой, в полемических целях, неопытные риторы пытаются задеть своего идеологического противника.

При этом, попытки как-то отделить аспекты политической и экономической деятельности национал-социалистов от их преступлений, встречают непонимание у общественности[5].

Поэтому вполне логичным выглядит желание идеологов, которых относят к правой части политической координатной сети, как можно дальше отдалится от одиозной фигуры немецкого лидера. Найти ответ на вопрос «зачем?» представляется наиболее простой задачей моего небольшого исследования. Однако, определение мотива суждения не доказывает его истинность или ложность.

Прежде чем попытаться ответить на вопрос «левые ли нацисты?», необходимо сделать несколько предварительных замечаний. Во-первых, понятия «левый» и «правый» подразумевают точку отсчёта, относительно которой и проявляется оттенок политической позиции, поэтому взгляды, которые стоят за этими словами определяются выбранным временным отрезком. В данном случае, исторический интервал разумно ограничить началом XX века, так как именно этот период характеризуется политической борьбой НСДАП, социал-демократов и коммунистов.

Во-вторых, по крайней мере на начальном этапе следует разделять два утверждения: «нацисты являются социалистами» и «нацисты являются левыми». В-третьих, в статье рассмотрены только программные документы или высказывания нацистов и социалистов по идеологическим вопросам, это методологические ограничение введено сознательно, чтобы оставить за пределами настоящего обсуждения реальные действия НСДАП и сконцентрироваться только на идеологии.

 

  1. Взгляды национал-социалистов.

В упомянутой выше статье, Гленн Бэк обширно цитирует программу НСДАП «25 пунктов». Довольно быстро он приходит к выводу, что нацисты были социалистами, анти-капиталистами и этатистами. Приведу только некоторые из них (все последующие цитирования будут приводиться по возможности на немецком или английском языках и сопровождаться переводом):

 

Оригинал[6] Перевод[7]
Staatsbürger kann nur sein, wer Volksgenosse ist. Volksgenosse kann nur sein, wer deutschen Blutes ist, ohne Rücksichtnahme auf Konfession. Kein Jude kann daher Volksgenosse sein. Гражданином Германии может быть только тот, кто принадлежит к немецкой нации, в чьих жилах течёт немецкая кровь, независимо от религиозной принадлежности. Таким образом, ни один еврей не может быть отнесён к немецкой нации, а также являться гражданином Германии.
Die Tätigkeit des Einzelnen darf nicht gegen die Interessen der Allgemeinheit verstoßen, sondern muß im Rahmen des gesamten und zum Nutzen aller erfolgen. Деятельность каждого отдельного гражданина не должна противоречить интересам общества в целом. Напротив, такая деятельность должна протекать в рамках общества и быть направленной на общую пользу.
Wir fordern die Verstaatlichung aller (bisher) bereits vergesellschafteten (Trust) Betriebe. Мы требуем национализации всех (ранее) созданных акционерных предприятий (трестов)…
Wir fordern die Gewinnbeteiligung an Großbetrieben. Мы требуем участия рабочих и служащих в распределении прибыли крупных коммерческих предприятий.
Wir fordern einen großzügigen Ausbau der Alters-Versorgung. Мы требуем разработки и создания по-настоящему достойного пенсионного обеспечения.
Wir fordern die Schaffung eines gesunden Mittelstandes und seiner Erhaltung, sofortige Kommunalisierung der Groß-Warenhäuser und ihre Vermietung zu billigen Preisen an kleine Gewerbetreibende… Мы требуем создания здорового среднего сословия и его сохранения, а также немедленного изъятия из частной собственности крупных магазинов и сдачи их внаём, по низким ценам, мелким производителям.
Wir fordern die Ausbildung geistig besonders veranlagter Kinder armer Eltern ohne Rücksicht auf deren Stand oder Beruf auf Staatskosten. Мы требуем, чтобы особо талантливые дети бедных родителей, несмотря на их положение в обществе и род занятий, получали бы образование за счет государства.
Der Staat hat für die Hebung der Volksgesundheit zu sorgen und durch den Schutz der Mutter und des Kindes, durch Verbot der Jugendarbeit… Государство должно направить все усилия на оздоровление нации: обеспечить защиту материнства и детства, запретить детский труд…

 

С позиции современной политической конъюнктуры приведённые выше требования выглядят достаточно левыми. Сильное государство, непонятная национализация акционерных обществ, пенсии, образование, избирательное здравоохранение, участие рабочих в распределении прибыли. Однако, четвёртый пункт программы (первый в приведённой таблице) является идеологической рамкой, через которую следует воспринимать и остальные положения этого документа. Расовое ограничение уничтожает эгалитаристскую основу, составляющую фундамент левой политической философии. Более того, преступления нацистов (начиная с евгенических экспериментов, заканчивая террором на оккупированных территориях) являются прямым следствием расовых предрассудков.

Поэтому позиция Гленна Бэка выглядит необоснованной, когда он предлагает рассматривать требования программы НСДАП в отрыве от того, к кому они могут быть применены.

Для того чтобы установить степень близости нацистов и социалистов, необходимо понять, что же нацистские идеологи понимали под словом «социализм» в названии своей партии. В речи, произнесённой 12 апреля 1922 года в Мюнхене Гитлер утверждает: «’национальное’ и ‘социальное’ – это две идентичные концепции. Только евреям удалось… отделить социальную идею от национальной с помощью марксистских фальсификаций… быть социалистом – значит строить государство и национальное сообщество так, чтобы каждый индивидуум работал в интересах национального сообщества»[8] – перевод мой А. Х.). Под «национальным сообществом» (Volksgemeinschaft) в данном случае понимаются только немцы по крови. В своей речи, произнесённой 28 июля 1922 года, он утверждает примерно то же самое, провозглашая социалистом того, для кого нет ничего выше чем великая Германия, земля и народ[9].

Схожие мысли высказывает Бенито Муссолини в своей брошюре «Доктрина фашизма»: «Для фашизма государство представляется абсолютом, по сравнению с которым индивиды и группы только «относительное». Индивиды и группы «мыслимы» только в государстве» (перевод Вячеслава Новикова)[10].

Роберт Лей, один из лидеров НСДАП, в речи, произнесённой 3 ноября 1936 года говорил следующее: «Социализм – это не просто результат пунктов программы, социализм – это справедливость. […] Верно то, что хорошо для Германии, а всё, что вредит Германии – ложно. Согласно этому анализу социализм не является утешением или убежищем для индивидуума, скорее социализм поднимает вопрос: «Что хорошо для Германии? Какова выгода для нации?»[11].

В своём памфлете «Эти проклятые нацисты» Йозеф Геббельс писал: «We are socialists because we see in socialism, that is the union of all citizens, the only chance to maintain our racial inheritance and to regain our political freedom and renew our German state»[12] («Мы социалисты, потому что мы видим в социализме, то есть в единстве всех граждан, единственный шанс сохранить наше расовое наследство, вернуть себе нашу политическую свободу и обновить наше Германское государство» –

перевод мой А. Х.). В этой же брошюре Геббельс пытается ответить на вопрос о том, почему национал-социалистическая партия является «рабочей». Согласно Геббельсу, слову «работа» необходимо вернуть былой, истинный смысл, как и слову социализм. По его мнению, любой человек, создающий ценность (value), является рабочим.

В своей речи от 24 апреля 1923 года, начало которой вызовет восторг у любого человека, знакомого с марксисткой теорией, Гитлер утверждает, что евреи подразумевают под «пролетарием» человека, который работает руками, а под «буржуа» — человека, выполняющего какой-то интеллектуальный труд. Поэтому он отвергает слово «пролетарий»[13]. В упомянутой выше речи от 12 апреля 1922 года, Гитлер говорит следующее: «Под работой мы понимаем исключительно такую деятельность, которая не только выгодна индивидууму, но и никоим образом не наносит вреда обществу, а скорее способствует его объединению» (

перевод мой А.Х.). Практически слово в слово его повторяет Геббельс, объясняя, что солдат тоже является рабочим, если с оружием в руках защищает национальную экономику. Наряду с солдатом в стан рабочих попадает и политический деятель, так как он выполняет работу по организации людей.

В интервью американскому поэту Джорджу Сильвестру Виреку в ответ на вопрос о «социализме» в названии партии Гитлер отвечает: «Socialism,  unlike  Marxism,  does  not repudiate private property. «Социализм, в отличии от марксизма, не отвергает частную собственность. В отличие от марксизма, он не отрицает индивидуальность и, в отличие от марксизма, он патриотичен»[14] (перевод мой А. Х.).

Роберт Лей в своей статье «Интернациональная этническая каша или Соединённые штаты Европы?»[15], размышляя о евреях и интернационализме, утверждает, что пролетарский интернационал придуман евреями для разрушения национальных государств. Лей убеждён в иерархии рас, на вершине которой находится нордическая раса, то есть раса хозяев или господ. Обращаясь к немецкому рабочему, он утверждает, что тот не может быть пролетарием, а должен стать хозяином в силу своего происхождения и для выполнения своей миссии европейского лидера: «Our socialist slogan is: “From proletarians to masters. ”» («Наш социалистический слоган: «От пролетариев к хозяевам»).

Таким образом, высокопоставленные члены НСДАП под социализмом понимали единство всех граждан государства. Гражданами государства могли быть только немцы по крови. Национал-социалисты называли себя партией рабочих, понимая под рабочими любых людей, активность которых не противоречила интересам общества. Противопоставляя себя марксизму, национал-социалисты отвергали классовую борьбу и проявляли интерес к обобществлению только еврейской собственности. Из сказанных слов видно, что «социализм» Гитлера может сосуществовать с капитализмом, если предпринимательская деятельность капиталистов осуществляется в интересах общества или государства.

 

  1. Что значит быть социалистом в Веймарской республике?

На странице Википедии, посвящённой политическим партиям Веймарской республики, можно найти множество объединений, содержащих в своём названии слово “sozial”[16]. Сначала обратим внимание на раздел «левые».

В Гейдельбергской программе, отражающей политическую платформу Социал-демократической партии Германии (SPD, опубликована в 1925 году), написано следующее: «Цель рабочего класса может быть достигнута только путём преобразования капиталистической частной собственности в общественную»[17] (перевод мой А. Х.).

Антон Паннекук, нидерландский астроном и коммунист, некоторое время член левого крыла Социал-демократической партии Германии, в своей брошюре «Классовая борьба и нация» писал следующее:  («Власть государства, вместе со всеми мощными средствами, которыми оно владеет, является феодом господствующих классов; пролетариат не сможет освободиться, не сможет победить капитализм прежде, чем победит эту могущественную организацию. Завоевание политической гегемонии – это не борьба за государственную власть, это борьба против государственной власти. Социальная революция, которая перерастёт в социализм, в своей сути заключается в победе пролетарских организаций над государством»[18] (перевод мой А. Х.)

Один из основателей Социал-демократической партии Германии, Август Бебель в своей работе «Общество будущего» следующим образом выражает своё отношение к государству: «C уничтожением частной собственности и классовых противоречий, государство постепенно исчезает»[19] (перевод мой А.Х.).

Социалистическая рабочая партия Германии (Sozialistische Arbeiterpartei или SAP или SAPD) в своём программном документе 1932 года утверждает следующее:  «Социалистическая рабочая партия стремится к общественному состоянию, в котором частная собственность на средства производства упразднена и передана в руки общества; в которой, следовательно, нет эксплуатации человека человеком и нет классов, а государство, которое организовало насилие в руках правящего класса, ликвидировано»[20]  (перевод мой А.Х.).

Оставшиеся партии «левого крыла» влились в одну из социал-демократических или коммунистических партий. Следует также отметить, что Социал-демократическая партия Германии, как написано в Гейдельбергской программе, являлась частью второго Интернационала. А значит, под терминами «рабочий класс» и «пролетариат» подразумевались определения через отношение к собственности на средства производства, как их сформулировал Карл Маркс. В отличие от Гитлера, социалисты под «рабочим» понимали наёмного работника, а под «буржуазией» – владельцев средств производства.

Партии «центра» не обнаруживают в своих названиях корня «sozial», остаются только партии, которые на странице в википедии определены в раздел «правые». Рассмотрим их всех: Christlich-Sozialer Volksdienst, Deutschsoziale Partei, Deutschsozialistische Partei, Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei (NSDAP).

Член партии «Christlich-Sozialer Volksdienst» Paul Bausch в своей книге «Der Kampf um die Freiheit der evangelischen Christen im politischen Leben – Sozialistisch? Bürgerlich? Oder Christlich?» («Борьба за свободу протестантских христиан в политической жизни – социалистическая? Буржуазная? Или христианская?») писал следующее: «Будет ли частный или государственный сектор использоваться свободной или связанной экономикой для производства определенных товаров, является всего лишь вопросом целесообразности. Что касается этих экономических вопросов, то Христианская народное движение не принадлежит ни к буржуазному, ни к марксистскому лагерю»[21] (перевод мой А.Х.). Протестанты этой христианской партии не считали себя социалистами.

Оставшиеся Deutschsoziale Partei и Deutschsozialistische Partei распались, а их лидеры (Richard Kunze и Julius Streicher) вступили в НСДАП. То есть их можно рассматривать как людей, разделяющих взгляды нацистов на социализм.

Таким образом, быть социалистом в Веймарской республике, значит принимать концепцию классовой борьбы, понимая под «рабочими» – наёмных работников, а под «буржуазией» – класс собственник средств производства. Выступать за обобществление средств производства через социалистическую революцию или эволюционно, через участие в сложившихся институтах буржуазного государства. Следовать убеждению о том, что государство – инструмент в руках правящего класса, а социалистические завоевания будут способствовать его отмиранию.

Приведённые выше цитаты говорят о том, что с точки зрения идеологии, нацисты не были социалистами или частью социалистического движения, по крайней мере в начале XX века. То есть Сайд Камал, Луи Гоумерт и Гленн Бэк ошибаются.

 

  1. Гарцбургский фронт.

В 1931 году была создана коалиция, в которую вошли представители следующих организаций: Немецкая национальная народная партия (Deutschnationale Volkspartei, DNVP), Национал-социалистическая партия, союз фронтовиков «Стальной шлем», члены Пангерманского союза, участники Аграрной лиги, представители финансовой, военной и промышленной аристократии. Кто же выступил союзником нацистов?

Немецкая национальная народная партия не знала о том, что Ежи Сармат относит националистов к левым, поэтому она имела достаточно консервативную и одновременно националистическую политическую платформу. В брошюре «Приципы Немецкой национальной народной партии» утверждается следующее: «… возвращение колоний, необходимых для нашего экономического развития. […] Только сильный немецкий народ, который сознательно сохраняет природу и сущность, сохраняет себя свободным от иностранного влияния, может быть надежной опорой сильного немецкого государства. […] Монархическая форма государства соответствует своеобразию и историческому развитию Германии. […] Из глубины христианского сознания мы ожидаем морального возрождения нашего народа, что является основополагающим условием его политического воскресения»[22] (перевод мой А.Х.).

В отличие от социалистов немецкие консерваторы и нацисты хотели создания сильного германского государства, возвращения колоний и консолидации именно немцев вокруг фигуры монарха в одном случае и вождя в другом. Обе эти партии с уважением относились к частной собственности и предпринимательству. Как написано в «принципах» DNVP: «Каждое жизнеспособное народное хозяйство основано на частной собственности и на самостоятельной экономике. Дух предпринимательства и чувство личности являются основой нашей экономической работы»  (перевод мой А.Х.).

О левизне Пангерманского союза лучше всего скажет его президент Генрих Класс в своей статье «Если бы я был императором»: «Если в ближайшем будущем будет забастовка, у пострадавшей группы работодателей или у индивидуального работодателя должны разрешить организацию защиты от забастовки на территории их предприятия. Затем правительственные чиновники издали бы приказ, действительный для окрестностей пострадавшего завода (точная площадь области должна определяться для каждого случая), запрещающий любые собрания, любую организацию так называемых забастовочных постов и любые контакты бастующих партии с желающими работать. Любой, кто нарушает этот запрет, даже не совершив правонарушения, может быть взят под стражу»[23] (перевод мой А.Х.). Перед этим, по мнению Класса, следует выслать из Германии всех депутатов, представителей партии, редакторов и издателей социалистических газет, всех лидеров социалистических профсоюзов. Дальнейшее рассуждения в статье посвящены национальному вопросу, видение которого совпадало с нацистским.

Немецкие консерваторы видели в Гитлере союзника, потому что он был последовательным националистом, выступал против социал-демократов и коммунистов, считал необходимым сильное государство для сохранения так нежно любимой реакционерами Германии. Не все консерваторы поддерживали Гитлера, после того как он получил желаемую власть, но идеологическая близость позволила им сплотиться в едином союзе, нашедшем своё официальное выражение в виде Гарцбургского фронта. Консерваторы не только привели нацистов к власти, как это сделал монархист и герой Первой мировой Гинденбург, но и вошли в правительство Гитлера, как это удалось, консерватору фон Папену, занявшему пост вице-канцлера. Поэтому популярный стример Üebermarginal и правый идеолог Ежи Сармат ошибаются, утверждая, что национал-социализм является левой идеологией, по крайней мере на начало XX века. Сложившаяся политическая картина Германии не является уникальной. Национал-социализм Гитлера нашёл бы поддержку в консервативных кругах мчащейся к обрыву Российской Империи, а «социальные» пункты программы НСДАП можно было бы увидеть в политических платформах русских либеральных партий, но это уже совсем другая история.

Хадиев Амир.

 

 

[1]
[1] Kamall: Nazis were socialists [Electronic resource] // YouTube. URL: https://www.youtube.com/watch?v=1LfnbusMd_0 (accessed: 10.06.2019).

[2]
[2] A debate over Nazis and Socialism broke out in House Judiciary – YouTube [Electronic resource] // YouTube. URL: https://www.youtube.com/watch?v=LNh_ZKBdR38 (accessed: 10.06.2019).

[3]
[3] Beck G. Yes, Virginia: Hitler really was a socialist [Electronic resource] // iHeartRadio. 2019. URL: https://news.iheart.com/featured/glenn-beck/content/2019-04-08-glenn-beck-blog-yes-virginia-hitler-really-was-a-socialist/ (accessed: 10.06.2019).

[4]
[4] Woods T.E.Jr. Hitler and Economics [Electronic resource] // YouTube. URL: https://www.youtube.com/watch?v=17DkMDvKqw0

[5]
[5] Yearwood P.D. Bank apologizes for praising Hitler [Electronic resource] // Jewish Telegraphic Agency. 2003. URL: https://www.jta.org/2003/08/12/lifestyle/bank-apologizes-for-praising-hitler (accessed: 10.06.2019).

[6]
[6] Das 25-Punkte-Programm der Nationalsozialistischen Deutschen Arbeiterpartei (24.02.1920) [Electronic resource] // documentArchiv. URL: http://www.documentarchiv.de/wr/1920/nsdap-programm.html (accessed: 10.06.2019).

[7]
[7] Программа «25 пунктов» НСДАП (1920) [Electronic resource] // Wikipedia. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/25_пунктов.

[8]
[8] Cesarani D. The Final Solution: origins and implementation. London: Taylor & Francis Ltdd, 2002. 45 p.

[9]
[9] Heiden K. A History of National Socialism. reprint. London: Taylor & Francis Ltd, 2011. 85 p.

[10]
[10] Mussolini B. The Doctrine of Fascism // The Living Age. New York, 1933. P. 235–244.

[11]
[11] Ley R. The Jews or Us… [Electronic resource] // German Propaganda Archive. Calvin college. URL: https://research.calvin.edu/german-propaganda-archive/ley3.htm (accessed: 10.06.2019).

[12]
[12] Goebbels J., Mjölnir. Those Damned Nazis [Electronic resource] // German Prpaganda Archive. Calvin college. URL: https://research.calvin.edu/german-propaganda-archive/haken32.htm (accessed: 10.06.2019).

[13]
[13] Comerchero V. Suggestions For Instructors to Accompany Values in Conflict. New York: Appleton-Century-Crofts, 1971. 66 p.

[14]
[14] Hauner M. HITLER: A Chronology of his Life and Time, Second Revised Edition // Palgrave Macmillan. New York: Palgrave Macmillan, 2008.

[15]
[15] Ley R. International Ethnic Mush or United National States of Europe? [Electronic resource] // German Propaganda Archive. Calvin college. URL: https://research.calvin.edu/german-propaganda-archive/ley4.htm (accessed: 10.06.2019).

[16]
[16] Weimar political parties [Electronic resource] // Wikipedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Weimar_political_parties (accessed: 10.06.2019).

[17]
[17] SPD: Heidelberger Programm (1925) [Electronic resource] // Marxist Internet Archive. URL: https://www.marxists.org/deutsch/geschichte/deutsch/spd/1925/heidelberg.htm (accessed: 10.06.2019).

[18]
[18] Pannekoek A. Class Struggle and Nation [Electronic resource] // Marxist Internet Archive. URL: https://www.marxists.org/archive/pannekoe/1912/nation.htm (accessed: 10.06.2019).

[19]
[19] Bebel A. Woman and Socialism [Electronic resource] // The Project Gutenberg. 2014. URL: https://www.gutenberg.org/files/47244/47244-h/47244-h. htm (accessed: 10.06.2019).

[20]
[20] Sozialistische Arbeiterpartei Prinzipienerklärung (1932) [Electronic resource] // Marxistische Bibliothek. URL: https://web.archive.org/web/20070429132251/http://www.marxistische-bibliothek.de/sapziel.html (accessed: 10.06.2019).

[21]
[21] Buchheim K. Der Christlich-Soziale Volksdienst [Electronic resource]. URL: http://www.hartwig-w.de/hartwig/ekh/csvd_10.htm (accessed: 10.06.2019).

[22]
[22] Kühnl R. Der deutsche Faschismus in Quellen und Dokumenten. Köln: PapyRossa, 2000. № 7., durchges. und erw. Aufl. 48-49 p.

[23]
[23] Class H. If I Were Kaiser (1912) [Electronic resource]. URL: https://web.archive.org/web/20061101115635/http://www.h-net.org/~german/gtext/kaiserreich/class.html (accessed: 10.06.2019).

Рабкор.ру

Идущие к «великому концу»: как устроено фашистское подполье в XXI веке

  • Андрей Сошников
  • Би-би-си

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Приближая Армагеддон: как устроено фашистское подполье в XXI веке

Что объединяет московскую поэтессу, студента с узбекскими корнями, начинающего ядерного физика и бывшего сотрудника американских спецслужб? Все они называют себя фашистами. Би-би-си изучила современный фашистский «даркнет» и его программу по «ускорению общественного коллапса».

Мемориальная мечеть на Поклонной горе, Белорецкий металлургический комбинат в Башкортостане, Казанский кремль, остановки общественного транспорта — рядом с этими местами в августе-сентябре 2020 года появились листовки российского отделения Atomwaffen Division («Дивизии ядерного оружия») — неофашистского движения, зародившегося в США в 2015 году.

Ячейки движения до недавнего времени действовали в странах Евросоюза, Великобритании и Украине. Россия — последняя страна, в которой появились «ядерные национал-социалисты», и единственная, где они по-прежнему проявляют активность.

Активность эта сводится к публикации фото с листовками в Telegram. Администрация мессенджера пытается блокировать каналы Atomwaffen Division, но они появляются вновь, привлекая по несколько сотен подписчиков.

В листовках — призывы к убийствам на расовой и религиозной почве. Авторы угрожают «не пощадить ни одного из врагов своей миссии вселенского масштаба», включая «нездоровых и колеблющихся».

Автор фото, Telegram

Подпись к фото,

Активист российской ячейки Atomwaffen Division на фоне Казанского кремля и мечети Кул Шариф

В США с Atomwaffen Division связано по меньшей мере пять убийств, в России — ни одного. Но по радикальности лозунгов им нет равных: ни одно движение на ультраправом фланге в России, включая тех, кто проповедовал геноцид, не призывало уничтожить большинство населения Земли ради создания «сверхчеловечества».

Откровенность «ядерных национал-социалистов» — родовая черта новой тенденции в фашизме. Таких радикалов, стремящихся привести общество к «великому концу», называют акселерационистами.

Лидер неофашистского движения The Base Риналдо Наззаро объяснял это так: «Большинство наших членов приветствуют сценарий коллапса системы. Он необходим, чтобы мы могли восстать из пепла. <…> Мы надеемся не просто пережить крах, но и воспользоваться вакуумом власти».

Автор фото, Telegram

Эта цитата — фрагмент собеседования Наззаро с потенциальным новобранцем The Base. Анонимный источник внедрился в организацию, записал несколько собеседований, а затем передал аудиозаписи американскому Южному центру по борьбе с бедностью (SPLC). Неправительственная организация, в свою очередь, поделилась ими с Би-би-си.

Как писала Би-би-си, американец Наззаро с 2018 года постоянно живет в Санкт-Петербурге, раньше он работал на ФБР и ЦРУ.

  • Лидер американских неонацистов уехал в Россию. Оттуда он координировал преступления в США

Идеи акселерационизма привлекают совершенно разных людей: от создателя главного фашистского форума в интернете Алишера Мухитдинова (известен как Александр Славрос), до московской переводчицы и поэтессы Елизаветы, которая перевела программу Atomwaffen Division на русский язык.

Полное имя Елизаветы еще нигде не публиковалось — она согласилась ответить на вопросы Би-би-си при условии, что мы не назовем ее фамилию.

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.

Подкаст

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Елизавета сказала Би-би-си, что стала фашисткой, потому что считает, что проблемы общества невозможно решить мирным, демократическим и политическим путем. Это популярная идея среди современных фашистов — мы поговорили с экспертами о ее истоках.

Александр Рид Росс, докторант Центра анализа радикальных правых (Портленд):

«Фашизм всегда заключался в манипуляции слабостями различных сторон, в кооптации элементов либеральной, консервативной, левой идеологии и субкультуры. Присваивая различные грани этих движений, фашизм являет собой максималистский феномен, способный, по задумке, взять эти движения под контроль — через насилие, через инфильтрацию или через кооптацию.

Был такой итальянский фашистский теоретик Франко Фреда, автор манифеста «Дезинтеграция системы». Его идея заключалась в том, что фашисты будут проникать в группы левого толка и делать их более правыми изнутри. Они будут подставлять левых, закладывая бомбы против мирных жителей, чтобы перетащить людей на правое крыло и сказать: «Вам ведь нужен порядок, правильно?»

В этом плане Славрос — очень интересный феномен. Фашистское движение в течение последних четырех десятилетий очень усердно работало для того, чтобы избавить себя от стигмы и сказать: «Мы просто белые националисты, мы не нацисты» и тому подобное.

Что делает Славрос? Он говорит: «Хотите — называйте нас нацистами, это нормально». Они признают, что они нацисты, расисты, антисемиты, что они готовы применять насилие. Они открыто называют себя террористами сопротивления, у которого нет лидеров».

  • «Наполовину русский»: история москвича Алишера Мухитдинова и его глобальной фашистской сети

Дмитрий Дубровский, доцент Высшей школы экономики (Москва):

«С фашизмом всегда была связана теория модернизации: у него всегда было то, что мой любимый философ Клод Лефор называл программой будущего. И любопытно применительно к акселерационизму, что это будущее должно быть построено после Армагеддона. То есть это следующий шаг после последнего дня. И это очень интересная задача — совместить в одном политическом проекте (а фашизм, с моей точки зрения, — политический проект) религиозные ожидания Армагеддона и программу следующего шага после Армагеддона.

Меня в этом больше всего интересует взаимосвязь между религиозными чувствами и акселерационизмом и фашизмом.

В России на протяжении 1990-х и в начале 2000-х годов либералы и демократы пытались не допустить, чтобы фашисты стали частью политической системы, пытались исключить их из любого политического соревнования. И последствием этого стало то, что в начале 2000-х годов жестокий расизм вышел на улицы.

Мы пережили от 5 до 10 лет жестокого уличного расизма. И теперь мы живем в ситуации, когда акселерационизм может быть принят российскими нацистами (не сейчас, но когда-нибудь), потому что у них нет никакого способа участвовать в политике, в том числе с помощью насилия. Единственный их удел на сегодняшний день, — это готовить какой-нибудь подпольный крипто-нацистский заговор».

Подпись к фото,

Александр Рид Росс, Дмитрий Дубровский, Эмми Бевензи, Анна Гриценко

Эмми Бевензи, докторантка Центра анализа радикальных правых, стипендиатка Mozilla Open Web (Портленд):

«В различных чатах в Telegram, связанных с Atomwaffen Division, мы можем обнаружить фото участников движения, стоящих рядом с электростанциями. Подразумевается, что они могут разрушить электростанцию. И я думаю, что основной опорой тактики акселерационистов является идея о том, что если мы разрушим критически важную инфраструктуру, в результате гражданской войны и краха общества выживут только сильнейшие. По иронии, это очень примитивистская, антицивилизационная стратегия.

С помощью интернета акселерационизм приобрел новое качество — безлидерность. Это началось еще в 1980-е годы, но сильнее проявилось в последнее десятилетие или около того. Впрочем, это не значит, что у этого движения нет центральных координаторов, таких как Риналдо Наззаро».

Анна Гриценко, независимая исследовательница крайне правых (Киев):

«В Украине крайне правые взяли на вооружение некоторые идеи акселерационизма. И не столь важно, какие у этих идей исторические корни — гораздо важнее, как крайне правые их интерпретируют.

Центральная идея заключается в том, что люди фундаментально неравны по своей биологической природе. Другая идея — что свобода несовместима с демократией. Наконец — идея, что технический прогресс несовместим с социальным прогрессом. Все это разделяют украинские крайне правые.

Организованные политические партии больше не работают таким образом, чтобы аккумулировать ультраправых, особенно если речь идет о молодых людях, которые больше предпочитают сидеть в интернете и общаться в чатах, чем на улицах. И это приводит к сепаратизации движения, к появлению маленьких групп активистов. Так что, наверное, новое время требует новых подходов».

Фашизм — «изм» левых, а не правых

Грядущий приход американского фашизма — излюбленная тема американских политологов. Некоторые даже считают, что это уже произошло здесь. Например, в этом году на съезде Американской ассоциации политических наук состоялась панельная дискуссия на тему «Не пора ли называть это фашизмом?» Меня не было на съезде, но я был бы рад возможности бросить вызов комиссии и профессору Дворе Яноу из Калифорнийского государственного университета в Хейворде, председателю комиссии, задав собственный вопрос: «Есть ли теоретико-дефиниционное обоснование для заявить, что нынешняя администрация США является фашистской, и полезно ли критически использовать этот язык в данный момент?»

Во-первых, у фашизма были свои академические теоретики, но на самом деле фашизм как понятие не имеет интеллектуальной основы; его основатели даже не претендовали на их наличие. Бред Адольфа Гитлера в «Майн Кампф», назидательная статья Джованни Джентиле в Итальянской энциклопедии, хвастливые балконные речи Бенито Муссолини — все это можно описать словами Роджера Скратона как «смесь разрозненных концепций». Именно об этой «амальгаме» и написал профессор Генри Эшби Тернер-младший:

.

Любой, кто читает множество исследований фашизма как многонациональной проблемы, не может не быть поражен частотой, с которой авторы, которые начинают с предположения, что имеют дело с единым явлением, заканчивают несколькими более или менее дискретными подкатегориями. Независимо от того, какие критерии применяются, кажется очень трудным удержать фашизм от фрагментации. Несмотря на это, было общее нежелание рассматривать то, что следует рассматривать как определенную возможность, а именно, что фашизм как общее понятие не имеет силы и не имеет ценности для серьезных аналитических целей. . . . Общий термин фашизм по происхождению не является ни аналитическим, ни описательным.

Российского политика-экстремиста Владимира Жириновского (что с ним стало?) называли «фашистом». Но, как писал профессор Джеймс Грегор, «в каком смысле Жириновский является фашистом, трудно сказать с какой-либо интеллектуальной убежденностью». Тем не менее, «фашизм» по-прежнему имеет значение в демократических обществах, как это видно на примере скандала, произошедшего несколько лет назад из-за австрийского лидера Йорга Хайдара. Называть кого-то, кто вам не нравится, «фашистом» до сих пор является популярным полемическим видом спорта: назовите кого-то коммунистом, и потребуются доказательства; даже с доказательством вы рискуете быть названным красным охотником. Назвать кого-то фашистом и этого достаточно, чтобы осудить.

В лексиконе левых нет ничего ниже краснухи, но нет такого человека, как «фашистка». Мы все слышали об «антикоммунистической истерии», особенно в эпоху Маккарти, но такого понятия, как «антифашистская истерия», не существует. Обзывание стало немного смешным, когда во время китайско-советского раскола 1969 года Москва и Пекин назвали друг друга фашистами.

Прочесав их литературу, профессор Грегор без тени сомнения показал родство, которое слишком долго игнорировалось, между фашизмом и марксизмом-ленинизмом. (Именно дон Луиджи Стурцо довел до абсурда: фашизм был черным коммунизмом, а коммунизм был красным фашизмом.)

Ричард Пайпс писал, что «большевизм и фашизм были ересью социализма». Вспоминая, что Муссолини начал свою политическую карьеру как выдающийся итальянский социалист, профессор Грегор пишет: «Самое непосредственное идеологическое вдохновение фашизма исходило от побочного влияния наиболее радикальных «подрывников» Италии — марксистов революционного синдикализма».

Даже Николай Бухарин, ведущий советский идеолог, подвергшийся чистке Иосифом Сталиным, начал испытывать опасения по поводу революции и намекать на фашистские черты формирующейся системы. Говорит профессор Грегор: «К началу 1930-х годов «конвергенция» фашизма и сталинизма поразила как марксистов, так и немарксистов. . . . К середине 1930-х годов даже Троцкий мог настаивать на том, что «сталинизм и фашизм, несмотря на глубокую разницу в социальных основаниях, являются явлениями симметричными». . . Фашистские теоретики указывали, что организация советского общества с его привитием этики воинского повиновения, самопожертвования и героизма, тоталитарной регламентацией общественной жизни, партийно-иерархической стратификацией при господстве непогрешимого государства по форме соответствовала , требованиям фашистской доктрины».

Левые либералы никогда не смели смотреть в лицо тому факту, что марксизм-ленинизм и фашизм, В. И. Ленин и Муссолини имели общее происхождение.

Это эссе было опубликовано в Washington Times 29 августа 2005 года. В Hoover Press доступен документальный фильм CNN о холодной войне: проблемы и противоречия, отредактированный Арнольдом Бейхманом. Для заказа позвоните по телефону 800-935-2882 или посетите сайт www.hooverpress.org.

Дополнительные ресурсы

Фашизм и левые

Фашизм и левые
Энциклопедия антиревизионизма в сети

Фашизм и левые

«Основной темой левой пропаганды является противостояние фашизму.
Довольно часто относительно умеренных противников левых называют «фашистами». Но поскребите «коммуниста», и под ним нередко оказывается фашист… Перерождение коммунистических партий у власти — это отдельная проблема, требующая отдельного анализа. А как насчет вырождения партий, не имеющих власти?»

Написано: ноябрь 1980 г.
Транскрипция, редактирование и разметка: Пол Саба
Авторское право: Эта работа находится в общественном достоянии согласно Creative Commons Common Deed. Вы можете свободно копировать, распространять и демонстрировать эту работу; а также делать производные и коммерческие работы. Пожалуйста, укажите Энциклопедию антиревизионизма в Интернете в качестве источника, включите ссылку на эту работу и отметьте любого из вышеперечисленных расшифровщиков, редакторов и корректоров.


EROL Примечание: Этот документ был распространен в рамках движения «Красная Эврика» в конце 1980 года.

* * *

Основной темой левой пропаганды является противостояние фашизму. Довольно часто относительно умеренных противников левых называют «фашистами».

Но поскребите «Коммунист», и нередко под ним оказывается фашист.

Режим, начавшийся с Октябрьской революции, теперь является фашистской диктатурой. В Китае также после поражения Культурной революции многие революционеры были казнены, а право свободно высказываться, проводить широкие дебаты, расклеивать большие плакаты и т. д. было официально и официально отвергнуто.

Перерождение коммунистических партий у власти — это отдельная проблема, требующая отдельного анализа. А как же вырождение партий без власти?

КПЕС (МЛ)

Наш опыт с «Коммунистической партией Австралии (марксистско-ленинской)» был достаточно пугающим, чтобы потребовать некоторого глубокого анализа. Почти любой раскол сопровождается возмущёнными возгласами «несправедливости» или «недемократичности» проигравшей стороны, поэтому отвлекать внимание от принципиальных вопросов, вдаваясь в подробности того, кто что кому сделал, казалось нежелательным. Но еще одна причина, по которой мы так и не дошли до этого, вероятно, заключалась в смущении тем, что когда-либо были связаны с такой больной группой.

Банкротство австралийского национализма как идеологии для коммунистов сейчас довольно очевидно, в то время как вопрос о том, стал ли Китай ревизионистским, был решен открытыми заявлениями самого китайского руководства. Хотя Vanguard продолжает выходить каждую неделю, люди, стоящие за ним, кажутся довольно дискредитированными, и нет особой необходимости дискредитировать их дальше.

В Аделаиде распался «Альянс рабочих и студентов за независимость Австралии» вместе с его газетой «Голос народа». В Мельбурне некоторое время назад уволился весь редакционный коллектив Independence Voice, не было «Платформы независимости» на Mayday, «Движение за независимость Австралии» практически прекратило свое существование, а сторонники этой линии были полностью разгромлены на «Community Radio» 3CR. Австралийско-китайское общество не в состоянии защитить новый режим в Китае, и от КПА (МЛ) в профсоюзном движении также мало что слышно.

В качестве полного выражения банкротства Э. Ф. Хилла у нас есть предположение в «Австралийских коммунистах», что они хотят единства с нами (ранее описанными как «советские агенты»). Хилл даже подписал статью, предлагающую воссоединение с КПА в «единую коммунистическую партию» (вероятно, потому, что китайские ревизионисты, недавно воссоединившиеся со своими итальянскими и югославскими коллегами, также желают восстановить отношения с КПА, оставив Хилла в стороне). на морозе).

Хорошо известно бандитское поведение сторонников КПА(ОД), пытающихся запугать своих противников. Интеллектуальный и физический бандитизм в 3CR и других местах стал настолько печально известным, что единственный «широкий единый фронт», который они смогли создать, был направлен против них самих. Они также прославились тем, что открыто предпочитали вступать в союз с различными нацистами и другими фашистами против Советского Союза, а не пытаться объединить людей, особенно левых, против советского империализма на основе прогрессивных принципов. Их главная политическая тема в эти дни — это единый фронт, который, как они утверждают, они имеют с Малкольмом Фрейзером, который, тем не менее, совершенно не подозревает об их существовании. Что касается Китая, то они открыто заявляют, что предпочли бы не говорить об этом, несмотря на то, что Китай был и остается центральным элементом всего их политического мировоззрения.

Эти факты упоминаются не для того, чтобы пнуть мертвую лошадь, а для того, чтобы подчеркнуть, что лошадь действительно мертва, и чтобы подтвердить, что приведенные ниже дополнительные факты о ней являются подлинными наблюдениями, а не просто частью продолжающейся межконфессиональной борьбы.

ДРУГОЕ ТОО

Более или менее открытый фашизм КПА (МЛ) привел к тому, что эту группу просто отвергли как «сумасшедших». Но на самом деле они являются лишь более экстремальным выражением проблем, которые существуют, хотя и менее открыто, среди левых. Действительно, например, в 3CR было заметно, что оправдание «не допустить сумасшедших» использовалось для оправдания ужасно манипулятивного и недемократического поведения (например, избранные представители спонсоров-слушателей голосуют против явных указаний большого общего собрания спонсоров-слушателей). . Люди, которые были бы шокированы и возмущены этим в других обстоятельствах, оправдываются, когда это делают их собственные друзья. Действительно, насколько далеко от оправданий действовать таким же образом? И как далеко отсюда до того, чтобы закончить так же, как и сами «сумасшедшие»?

Также тот факт, что Китай и китайские попугаи настроены антисоветски (а также Рейган, Тэтчер, Фрейзер и т. д.), стал поводом для того, чтобы фактически извиниться за действия Советского Союза, которые, если бы их совершали американцы, назвали бы «фашистскими». Действительно, многие совсем не сумасшедшие «левые либералы» были готовы пройти через самые удивительные умственные извращения, чтобы оправдать вьетнамскую оккупацию Кампучии или преуменьшить значение советской агрессии в других местах. Вместо того, чтобы соглашаться с «правыми» (такими как Черчилль), они предпочитают извиняться за фашистов (таких как Гитлер).

Где было возмущение (в отличие от беспокойства) левых, когда польским рабочим отказывали в элементарном праве создавать свободные профсоюзы? Почему «боевики» в «левых» профсоюзах находят удовольствие в тех же бюрократических маневрах, которые используют их оппоненты, чтобы остаться у власти? Почему расколы в левых группах так распространены и так неприятны?

В Австралии многие другие группы, якобы левые, продемонстрировали личную нетерпимость, сравнимую с китайскими попугаями, а также аналогичную готовность извиняться за реакционные режимы в других странах, при условии, что эти режимы на словах поддерживают «антиимпериалистические» принципы. (Вьетнам, Куба, Иран, Ливия… назовите страну, подавляющую другую страну или пытающуюся навязать своему народу какую-нибудь средневековую религию, и вы обнаружите, что группа «левых» с диким энтузиазмом относится к этому). газет складывается впечатление, что узколобый религиозный фанатизм довольно распространен, и даже там, где он не доведен до крайности, он все еще присутствует. Неудивительно, что так много «левых» думали, что такой фанатик, как Хомейни, будет прогрессивным для Ирана.

Недемократические тенденции «ленинцев» — общая тема антикоммунистической пропаганды — от открытых представителей буржуазии, от социал-демократов, от анархистов, от «левых» или «советских» коммунистов и кого угодно. Тем не менее к нападкам наших противников следует относиться серьезно, и классические представители марксизма действительно воспринимали их серьезно.

КИТАЙСКИЙ ФАШИЗМ

К этому вопросу особенно серьезно относились в Китае, и некоторые материалы о китайской культурной революции очень ценны для понимания появления фашистских тенденций среди так называемых «коммунистов».

Например, неопубликованные работы Мао Цзэдуна и материалы с критикой Линь Бяо («преемника», оказавшегося фашистом). Культурная революция была, в конце концов, прямой борьбой между революционерами и контрреволюционерами, которые претендовали на принадлежность к «левым». Концепция борьбы с буржуазными идеями, замаскированными под «левые», имела решающее значение для развязывания подъема 1960-х годов и будет иметь решающее значение снова. Необходимо было бросить вызов «мирным» идеям, господствовавшим среди левых в XIX веке.60-х и придется бросить вызов господствующим сейчас взглядам — ​​многие из которых вновь кристаллизуются в эклектичной мешанине «КПА».

В «Банде четырех» Журнал Пекинского университета от 1 сентября 1976 г. есть важная статья «Класс бюрократов и диктатура пролетариата»:

…Мы должны далее признать высокую концентрацию политических и экономических сил при диктатуре пролетариата. Если бы бюрократическому классу удалось узурпировать власть и осуществить свои реставрационные заговоры по всей стране, то он продолжал бы щеголять знаменем социализма, пользоваться этой высокой концентрацией политических и экономических сил и превращать демократический централизм пролетариата в фашистский. централизм бюрократического класса.

В контроле и манипулировании средствами производства и продуктом Труда эти бюрократы будут гораздо могущественнее любых прежних эксплуататорских классов и их политических представителей, чем рабовладельцы и феодальные правители, утверждавшие, что «вся земля под солнцем принадлежит мне». территория и все люди на земле мои подданные», и чем бюрократы и финансисты в капиталистических странах… В том же духе нынешние новые цари ведут себя гораздо хуже, чем старые цари… (Перевод с Подборки из журналов Китайской Народной Республики № 895, Генеральное консульство США, Гонконг. Перепечатано в Study Notes No 6, Red Eureka Movement, август 1978 г.)

В этой статье также рассматривается вопрос о превращении власти в капитал и капитала в власть, что имеет отношение к пониманию империализма на Западе, а также в Советском Союзе и Китае.

Западное буржуазно-демократическое общество движется к острому кризису и потрясениям по мере развития новой Великой депрессии и Третьей мировой войны. Результатом может быть коммунистическая революция или какая-либо форма фашизма или социал-фашизма. Мы можем столкнуться с новым правящим классом, более могущественным, чем нынешний. Это во многом зависит от того, насколько ясно левые понимают, за что мы боремся и против чего мы боремся, и насколько резко мы можем провести черту против сохранения старой системы эксплуатации в нашей собственной практике. Если левые будут продолжать ныть о капитализме и даже выступать против него с реакционной точки зрения, тогда они не смогут вдохновить людей на борьбу за что-то принципиально иное.

В самом деле, точно так же, как пришлось бы защищать национальную независимость, уже достигнутую странами Запада и Третьего мира, от советского «социалистического» империализма, нужно было бы также защищать завоевания, уже завоеванные буржуазно-демократической революцией, от нападок якобы « социалисты», которые хотят вернуться к более угнетательному обществу.

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ЦЕНТРАЛИЗМ

Если демократический централизм пролетарской диктатуры легко трансформируется в фашистский централизм бюрократического класса в развивающейся социалистической стране, то как быть с демократическим централизмом в ленинских партиях, оставшихся у власти? Является ли это аргументом против демократического централизма и диктатуры пролетариата, на чем настаивают анархисты и другие?

Ответ на этот довод состоит в том, что никогда не может быть гарантии от превращения диктатуры пролетариата в свою противоположность, и коммунисты у власти всегда должны быть готовы к переходу в подполье как коммунисты в оппозиции к капиталистическим бродягам у власти. Так и в коммунистических партиях вообще — надо быть готовым к бунту и быть исключенным за бунт.

Но если бы не было демократического централизма и пролетарской диктатуры, то было бы совершенно невозможно, чтобы революционные идеи, разделяемые лишь меньшинством в капиталистическом и социалистическом обществе, были бы централизованными и господствующими, и в этом случае буржуазия все равно держит власть. Так что ослабление демократического централизма — это не ответ. Наоборот, его необходимо укрепить, чтобы не допустить фашистов, по тому же аргументу, что левые не могут позволить себе быть пацифистами и должны научиться пользоваться оружием, если они не хотят, чтобы подстрекатели войны оставались у власти.

Пролетарская диктатура именно это и означает. Это не означает диктатуру некоторых бюрократов над пролетариатом. Это означает политическую систему, в которой рабочий класс действительно может обладать политической властью, чего можно достичь с помощью рабочих советов, возглавляемых революционной партией, и нельзя достичь с помощью парламентских институтов или слоняясь в беспорядке.

Демократический централизм и означает именно это. Это не означает, что руководство навязывает решения сопротивляющимся членам. Это означает, что абстрактное «парламентское» право, которое почти все организации предоставляют своим членам в конечном итоге принимать решения, становится реальным благодаря сознательному руководству процессом принятия решений, чтобы сделать его «от масс к массам» и, таким образом, заставить его действительно работать. без манипуляций и препятствий.

Эта статья не является призывом ко всем быть более терпимыми ко всем остальным. Это призыв к более резкой защите наших основных принципов и меньшей терпимости к попыткам их подорвать. Нельзя быть коммунистом, не будучи сначала демократом. Демократические революционеры Англии, Франции и так далее в прежние века без колебаний рубили головы своим аристократическим противникам, и мы тоже не должны.

Боязнь укрепления демократического централизма есть на самом деле боязнь борьбы. Такой страх вполне понятен в нынешней ситуации и намного лучше зашоренного самодовольства. Но это надо преодолеть.

Цитата из книги Оруэлла «Дорога к пирсу Уиган» в «Личное — это политическое» (Дискуссионный бюллетень № 9) звучит несколько звоночком, и ее стоит повторить: —

….. «Социализм» изображается как положение дел, при котором наши более громкие социалисты чувствовали бы себя как дома. Это наносит большой вред делу. Обыкновенный человек не может уклониться от диктатуры пролетариата, если вы предложите ее тактично; предложите ему диктатуру педерастов, и он приготовится к бою.

Мы должны быть готовы к борьбе с диктатурой педиков, а для этого нужно понять превращение коммунистов в пидорасов.

МЫ РАЗНЫЕ?

Если мы возьмем, к примеру, Линь Бяо, то, несомненно, он внес свой вклад в китайскую революцию, прежде чем стать откровенным фашистом. Суеверный культ Мао, который он создал в противовес Мао, имел определенные корни в феодальном прошлом Китая, но также нашел отклик среди западных «маоистов».

Тед Хилл теперь кажется не чем иным, как последователем Лю Шао-чи, затем Линь Бяо (как главный защитник культа), затем снова Лю Шао-чи, или кого-то еще, кто может находиться у власти в Китае в любой момент. Но некоторые из его анализов ревизионизма, парламентаризма и профсоюзной политики в таких публикациях, как «Оглядываясь назад; Глядя вперед» по-прежнему ценны, и однажды он выступил против священных коров и стереотипов и поддержал восстание.

С CPA(ML) дела обстояли не так задолго до того, как мы расстались, и люди имеют право спрашивать, как мы с ними связались и почему мы должны считаться другими. Если мы хотим быть другими, мы должны проанализировать тонкую разделительную линию, которая, по-видимому, существует между тем, чтобы быть марксистом-ленинцем или «маоистом», с одной стороны, и быть сумасшедшим или фашистом, с другой.

Нет нужды сейчас «разоблачать» руководство КПА(М) ввиду его явного вырождения. Но корни нынешних фашистских взглядов действительно нуждаются в изучении, поэтому следующие факты заносятся в протокол для нашей собственной выгоды, а не для пользы кого-либо, кто все еще верит Хиллу.

НЕКОТОРЫЕ ФАКТЫ

1. Внутри КПА(мл) никогда не было ничего отдаленно похожего на демократию. Это стало очевидным, когда конкретные разногласия потребовали надлежащего обсуждения и принятия решения. Но это должно было быть очевидным, даже когда люди думали, что они согласны.
2. Как только о принципиальном несогласии было объявлено «по надлежащим каналам» и т. д., немедленной реакцией были очернительные атаки на отдельных лиц — сначала тайно за их спинами, а затем открыто в «Авангарде».
3. Сама идея обсуждения разногласий была отвергнута, а «безопасность» использовалась для того, чтобы сообщить людям, что была полноценная демократическая дискуссия, в которой они просто не участвовали.
4. На самом деле оказалось, что никакого ЦК на самом деле не существовало. Один член движения «Красная Эврика» обнаружил, что он должен быть членом ЦК, после того, как захотел высказать свои взгляды ЦК. Это должно быть своего рода рекордом в международном коммунистическом движении!
5. Другие члены Движения «Красная Эврика», которые были и в ЦК, и знали об этом, смогли разоблачить ложь о том, что в ЦК велась какая-то дискуссия о Китае и что документы, выражающие оппозицию, были распространены в ЦК. комитет и др.
6. Отдельным членам партии приходилось выходить за пределы «каналов», чтобы получить какое-либо обсуждение, а затем обнаруживать, что «каналов» на самом деле не существует. Теперь другие, принявшие это, обнаруживают ту же ситуацию.
7. Речь шла не о произвольном подавлении дискуссии и узурпации решений, а о том, что не было никаких условий для серьезного обсуждения и отмены политики, с которой не согласны.
8. С этим положением, которое существовало задолго до того, как оно достигло критической точки, мирились люди, которые решительно восстали бы против подобных фашистских практик в любом другом общественном учреждении.
9. Многие люди, узнав об этом и увидев людей, которых заклеймили как советских агентов и т. д., заняли циничную позицию, что это неправильно, но не является важным принципиальным вопросом, требующим от них занять определенную позицию.
10. Нашей первоначальной реакцией на все это дерьмо было не начало публичной борьбы, как во времена Культурной революции или в соответствии с нашим собственным опытом 1960-х годов. Вместо этого у нас были большие заморочки по поводу «вечеринки» и полуконспиративной организации.
11. Несмотря на то, что мы были очень малочисленной группой, после разрыва с руководством КПА(МЛ) мы не смогли разрешить внутренние разногласия цивилизованно, не говоря уже о товариществе, но имели еще два раскола. Хотя это далеко не так плохо, как у Хилла, они также связаны со странным поведением, которое не будет терпимо в большинстве общественных организаций и не должно быть терпимо со стороны левых. Более того, они происходили в ситуации, когда мы не вели большой революционной борьбы и не стояло на кону неотложное решение о жизни и смерти.

ЖИЗНЬ НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ ЛЕГКОЙ!

В то время мы не осознавали этого в полной мере, но очевидной экстремистской позиции Хилла не было никакой альтернативы, потому что на самом деле не было никакой возможности для обсуждения. Если бы он согласился на дискуссию, что бы он мог сказать? И если КПА (МЛ) не следовала религиозно за Китаем, что еще она могла сделать? Мы не можем обвинять Хилла в собственной наивности.

Мы поняли, как трудно большинству людей бунтовать и думать самостоятельно, только когда мы порвали с Хиллом и компанией. «Сталинисты без страны» — презрительный троцкистский ярлык, и в этом что-то есть. Действительно, намного легче хотя бы думать, что ты знаешь, что делаешь, когда тебя поддерживает какая-то «социалистическая родина». (Или «Четвертый Интернационал», «великий вождь» или еще какой костыль).

Нереволюционерам довольно легко сохранять политическую позицию, поддерживаемую тем или иным реформистским течением в господствующем буржуазном обществе. Но в нереволюционном обществе и без поддержки революционного общества требуется реальное усилие для разработки революционной программы. Насколько легче было бы, если бы мы могли забыть, что у нас нет такой программы, просто делая вид, что Китай, или Албания, или где-то еще революционны и что их поддержка каким-то образом произведет здесь революцию. Или притворяясь, что если бы мы все были более преданными делу, мы бы выяснили, куда мы идем, пока туда добираемся.

Интересно отметить, как даже люди, не привязанные к России, Китаю или Албании, сумели убедить себя в том, что Вьетнам по-прежнему стоит поддерживать, и почувствовали глубокую личную угрозу всей своей идеологии, когда это подвергается сомнению. Или как людей, покидающих REM, потому что они никуда не двигались, которые прекрасно знают, что не так с политической линией Революционной коммунистической партии (США), тем не менее привлекает обнадеживающая определенность прокламаций этой группы.

Идеализм и метафизика — самые легкие вещи на свете, потому что люди могут говорить сколько угодно вздора, не опираясь на объективную реальность и не проверяя его реальностью. Материализм и диалектика, напротив, требуют усилий. Они должны быть основаны на объективной реальности и проверены ею. Если не прилагать усилия, можно скатиться к идеализму и метафизике. (Мао Цзэдун)

ЖРЕЦЫ И ЛОШАДИ

Судя по зарубежной литературе, соблазн узколобого религиозного фанатизма в этой ситуации очень силен. Он дает уверенность, которой иначе не было бы, и кладет конец всякой путанице, сомнениям, цинизму, либерализму и так далее.

Но этот выход есть выход из движения. Это значит примкнуть к бесчисленным сектам, которые гораздо лучше организованы и дисциплинированы, чем мы, и способны сделать больше именно потому, что не несут «бремени» необходимости действительно выдумывать революционную линию.

Мы, не колеблясь, отказались от «безопасности» слепого следования за Китаем, Албанией или кем-то еще, чтобы не сожалеть о последствиях.

Одним из следствий этого является то, что в некоторых отношениях мы более уязвимы для путаницы, сомнений, либерализма, цинизма и т. д., чем другие левые группы, которые чувствуют себя более уверенно в своих (явно неправильных!) линиях. Причина, по которой лошадям дают шоры, заключается в том, что это заставляет их постоянно работать, не отвлекаясь на вещи, которые они могут видеть. Группы, примкнувшие к иностранному государству или просто отражающие реформистское течение в мейнстримной буржуазной идеологии, имеют прочную основу для своей деятельности и могут годами отрабатывать ее после того, как она утратила какое-либо общественное значение или превратилась в чисто реакционный.

То же самое легко может быть справедливо и в отношении «революционных» групп, которые чувствуют себя в безопасности или делают вид, что чувствуют себя в безопасности на своем «правильном пути». Они могут вызвать бурную деятельность, полную шума и ярости, но ничего не значащую. Взгляните на Коммунистическую рабочую партию или Революционную коммунистическую партию (США). По многим пунктам мы были бы полностью согласны. У них такой же анализ Китая и Албании, как и у нас, и они, безусловно, проводят четкое различие между коммунистической революцией и буржуазным реформизмом, за который выступает большинство «революционеров».

В международных вопросах очень большого значения у них оказывается в корне неправильный анализ. Но еще важнее то, что весь их подход к «правильной линии» политики кажется чуждым. Они, конечно, не парализованы либерализмом, как мы, — ну и что?

Пока неразбериха, сомнение, либерализм, цинизм и т. д., мы так и не сможем сделать очень многого, в том числе теоретической работы:

Мы должны верить в массы и верить в партию. Это два основных принципа. Если мы сомневаемся в этих принципах, мы ничего не добьемся. (Мао Цзэдун)

Но единственным основанием веры в партию является уверенность в правильности ее анализа и линии. Когда у нас будут основания для такой веры, мы сможем что-то сделать, но не раньше. (И, конечно же, как только мы это сделаем, у нас снова возникнет проблема слепой веры и возможности для людей продолжать следовать за руководством, которое доказало, что заслуживает доверия, спустя много времени после того, как оно перестало играть прогрессивную или революционную роль. Но тогда это было бы на более высокой ступени спирали).

Требование взять себя в руки, бороться с либерализмом и прочим, не решит проблему неверия. Это атеистический век, а настоящие коммунисты — атеистические люди. Наш единственный Бог — это массы, и единственное основание нашей веры — научный анализ действительности.

Ситуация, в которой мы находимся, требует срочного выяснения, где мы находимся и куда идем. Без этого призывы давить решительнее и энергичнее приведут только к еще большему растерянию людей.

Подбородок вверх, спина прямая, глаза закрыты!

Консервативно, а не революционно поощрять «лидерство», «организацию», «деятельность», «коллективную жизнь» и т. д. без ясной перспективы освобождения людей от угнетения. Защитники статус-кво обычно обращаются с такими призывами, и каждая организация, революционная или нет, естественно, хочет быть организованной как можно более эффективно (и большинство швейных кружков и любительских театральных обществ, вероятно, организованы намного лучше, чем REM). Но совершенно неправильно рассматривать организационное отражение нашего замешательства как центральную проблему вместо того, чтобы заниматься самим замешательством. (Что касается тех, кто не запутался, у них была бы еще большая проблема. Снимите шоры!)

Коммунизм — не единственная идеология, противостоящая либерализму. Фашизм также выступает против либерализма. Одно дело — хотеть расширить и углубить и, в конечном счете, превзойти демократию, выйдя за рамки таких простых форм, как голосование большинством.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *