Джорджо киналья: Джорджо Киналья — Sports.ru

Разное

Содержание

Звёзды и тернии Джорджо Кинальи - Футбол как жизнь - Блоги

Ровно 8 лет назад не стало человека, который для поклонников "Лацио" был намного больше, чем просто футболистом.

1 апреля 2012 года является трагическим днём для всех болельщиков "Лацио". Именно в этом день в американском городе Нейплс, находящемся в штате Флорида, на 66-ом году жизни скончался величайший игрок в истории клуба - Джорджо Киналья. В тот же день сын Кинальи, Энтони, сообщил «Sky Sports» по телефону о смерти отца: "Он умер сегодня утром около 9:30. Неделю назад он перенёс сердечный приступ... операция на сердце прошла успешно. Его отправили домой, где он, казалось, выздоровел. Сегодня утром он проснулся, чтобы принять лекарства, и лёг обратно в постель. Затем я пошёл осмотреть его и обнаружил, что он не дышит. Я пытался привести его в чувство, но ничего не помогло".

Аж через полтора года (пришлось долго ждать решения американского суда) его тело было переправлено в Италию, и он был похоронен рядом с тренером чемпионского "Лацио" образца 1974-ого года Томмазо Маэстрелли, который сыграл в карьере и жизни форварда особую роль. Именно Киналье суждено было стать одним из кузнецов того первого официально признанного Скудетто в истории "бьянкочелести" (напомним, что за незаслуженно отданное лишь Дженоа Скудетто сезона 1914/1915, римский клуб ведёт "юридическую борьбу" до сих пор), а позже - настоящей иконой для всех болельщиков клуба.

Вообще, апрель 2012-ого года стал воистину "чёрным" месяцем для всех тиффози небесно-голубых - уже через 11 дней после смерти великого Джорджо, 12 апреля наш мир покинул 17-летний воспитанник "орлов" Мирко Ферсини, не оправившись от черепно-мозговых травм, полученных в ДТП за несколько дней до этого. Сразу 2 лациале - один, являющийся символом великого прошлого, и один, по неволе ставший символом будущего, отправились смотреть за полётом Олимпии с небес...

И жизненный, и футбольный путь Кинальи заслуживает не на одну статью, а на целую книгу. Небесно-голубая часть Рима его обожала и готова была воздвигать монументы при жизни, вторая, та которая жёлто-красная - ненавидела, и заставляла его порой ночевать у главного тренера "орлов" Томмазо Маэстрелли. Согласитесь, когда в Вечном Городе к тебе нет раводушных - это впечатляет.

Уроженец маленького тосканского городка Каррара, Джорджо Киналья начинал свою карьеру в Уэльсе, куда его семья эммигрировала по причине нехватки рабочих мест в Италии после окончания Второй мировой войны. Однако, в "Суонси" "Лонг Джон" (такое прозвище получил Киналья от болельщиков за свои габариты и за схожесть с вымышленным литературным персонажем Роберта Льюиса Стивенсона в плане роста и телосложения) поиграл совсем немного, уже в 1966 году вернувшись в Италию в возрасте 19-ти лет.

Не особо удачный год в клубе Серии С "Массезе" и 2 успешных года в "Интернаполи" (где Киналья, к слову, познакомился с капитаном чемпионского "Лацио" 1973/1974 и своим другом Джузеппе Уилсоном) из того же дивизиона, были начальным этапом карьеры Кинальи на Родине. Возможно, высокий и проворный форвард смог бы устроиться в клубе высшего статуса и раньше, но в те времена предписания итальянского футбола были таковы, что прежде чем играть в Серии А, нужно было минимум 3 года провести на профессиональном уровне в пределах Аппенинского полуострова. Киналья же начинал свой футбольный путь в Уэльсе. Однако, никто не может знать, что было бы в том случае, если бы "Лонг Джон" сразу же попал в Серию А. Возможно, тогда он никогда не попал бы в "Лацио", и не нашёл бы в своей жизни клуб, где он смог стать иконой. Как говорится: всё, что ни делается, - к лучшему. И судьба великого Кинальи является этому ещё одним подтверждением. Ведь в "Лацио" он стал выполнять свою основную миссию с первого же сезона. А особенно - после того, как в 1971 году, после вылета команды в Серию В, команду возглавил легендарный Томмазо Маэстрелли - по иронии судьбы, бывший капитан "Ромы", который сначала сразу же вернёт "Лацио" в Серию А, затем сходу возьмёт там бронзовые медали, потеряв золото лишь в последнем туре в матче против "Наполи" на последних минутах игры, а в 1974 приведёт "бьянкочелести" к заветному Скудетто.

Отношения между Кинальей и Маэстрелли вообще были особо трогательными и заслуживают отдельного упоминания. Ведь именно Маэстрелли давал форварду приют в своём доме, уберегая Киналью от разъярённых болельщиков "Ромы". А когда в феврале 1975 года Маэстрелли заболел и отправился в клинику на обследование и прохождение лечения, Киналья был единственным из игроков команды, кто не просто навещал наставника, а делал это ежедневно. А когда перед матчем с "Торино" Киналье сообщили, что у Маэстрелли рак печени, и шансов выжить нет, Джорджо расплакался прямо в раздевалке...

К сожалению, 2 декабря 1976 года, в возрасте 54 лет, коуч скончался. Возможно, не случись эта трагедия, "Лацио" бы закрепился в итальянском футболе на высоких позициях надолго.

В чемпионском для римлян сезоне 1973/1974 Киналья был бесподобен. В 30 сыгранных матчах "Лонг Джон" забил 24 мяча, став лучшим бомбардиром чемпионата, на 1 мяч опередив Роберто Бонинсенью из легендарного "Интернационале" Эленио Эрреры (который, к слову, в том сезоне особой борьбы за Скудетто не вёл - главным конкурентом небесно-голубых, как и в 2000-ом, и сейчас, был "Ювентус"). Именно победный гол Кинальи 12 мая 1974 года в матче последнего тура против аутсайдера чемпионата "Фоджи" принёс "бьянкочелести" долгожданное золото. Этот мяч Джорджо забил с пенальти, и, после точного удара увидев, что партнёры отвернулись, чтобы не видеть столь тревожного момента, в своём стиле крикнул: "Какого чёрта вы отвернулись? Вы что, в меня не верили?"

Именно этот гол принёс "банде Маэстрелли" Скудетто, а нашему герою - звание лучшего бомбардира того чемпионата. За 7 сезонов в небесно-голубой футболке с орлом на груди Киналья забил 121 гол и находится на третьем месте в списке лучших бомбардиров в истории клуба, уступая лишь Сильвио Пиоле и Джузеппе Синьори. Однако, Чиро Иммобиле осталось всего лишь 5 мячей, дабы догнать Киналью. После чемпионского сезоне Киналья уже не повторял прежние показатели результативности в "Лацио". Этому послужил и неудачно проведённый Мундиаль, и проблемы с женой, которая вынуждена была уехать в Нью-Йорк, подвергшись угрозам фанатов "Ромы", и, конечно же, тяжёлая болезнь Томмазо Маэстрелли и несложившиеся отношения с новым алленаторе команды Джулио Корзини.

Отдельной строчкой в биографии "Лонг Джона" является римское дерби. Страсть и ненависть, которыми пропитаны эти матчи, полностью впитались в кровь Кинальи. В матчах с "Ромой" он всегда вёл себя вызывающе. Именно он впервые отпраздновал гол в дерби забегом в сторону Curva Sud (трибуну фанатов "Ромы") и поднятой вверх правой рукой с указательным пальцем. Позже этот жест дважды повторил Паоло Ди Канио - молодым 20-летним пареньком в 1989-ом, и вернувшимся домой ветераном футбола в 2005-ом. Позже, сам Ди Канио так описывал случай, когда совершил этот поступок впервые: "Только один игрок в истории подбегал к фанатам Ромы и показывал им однопальцевый жест. Это случилось годами ранее, когда центрфорвард Джорджо Киналья сделал подобный салют в сторону романистов, спровоцировав национальный скандал. Разница была в том, что Киналья являлся ветераном Национальной сборной Италии, в то время как я был двадцатилетним парнем, играющим всего девятый матч за Лацио. Киналья затем уехал в команду «Нью — Йорк Космос» из Северно — Американской Соккер Лиги, где играл бок–о–бок с Пеле и Францом Бекенбауэром. Позже он даже стал президентом Лацио. Он живая легенда, человек, который навсегда останется в сердцах фанатов Лацио. Забив тот гол, я сразу понял, что тоже останусь навсегда в их сердцах. Даже сейчас у меня пробегают мурашки по коже, когда думаю об этом. Забить победный гол в Римском дерби значило нечто неописуемое словами, особенно для меня, ребенка, который провел своё детство, путешествуя по стране, чтобы поддерживать свой клуб. Признаюсь, если бы я закончил с футболом прямо в тот момент и в том месте, я бы всё равно чувствовал себя счастливчиком. Радость была так велика, что мне было всё равно, прикоснусь ли я к мячу ещё раз в моей жизни."

Киналья же решался идти на прямой конфликт с романистами не раз - в чемпионском сезоне, перед дерби второго круга, Киналья дразнил болельщиков "волков", поднимая одну ногу, как будто целясь в них. Как раз после того случая, "Лонг Джону" несколько недель пришлось прятаться в доме Томмазо Маэстрелли, а его жена была вынуждена эммигрировать в Нью-Йорк. Кстати говоря, в ночь перед той игрой игроки "Лацио" даже стали стрелять по фонарям из имеющихся в их наличии пистолетов, когда тиффози "Ромы" пришли к гостинице с целью подразнить ненавистных им игроков команды, являющейся для них врагом номер 1. Естественно, среди стрелявших был и наш герой. Не будучи, в отличие от того же Ди Канио, коренным римлянином (к слову, в чемпионской команде римлянином был лишь защитник Джанкарло Одди), Джорджо, став полностью своим в "Лацио", стал ненавидеть "Рому" и её фанатов всеми фибрами души.

Посчастливилось Киналье побывать и поиграть и на украинской земле. В рамках 1/32 финала Кубка УЕФА сезона 1975/1976 римляне встречались с одесским "Черноморцем". Матч, состоявшийся в Одессе 17 сентября 1975 года, навсегда остался в памяти всех болельщиков "моряков" - ведь та игра была первой для одесситов в еврокубках за всю историю клуба, и сразу же - победа! Благодаря голу Анатолия Дорошенко на 33-й минуте, "Черноморец" в присутствии 50 тысяч болельщиков (при фактической вместимости стадиона ЧМП в 30 тысяч) смог одолеть небесно-голубых со счётом 1:0.

Однако, в ответной игре, которая прошла 1 октября того же года в Риме, "Лацио" благодаря хет-трику героя нашей статьи, в дополнительное время таки одержал победу 3:0 и прошёл в следующий раунд турнира. Хотя, кто знает, что было бы, если бы на 89-ой минуте римской встречи арбитр не назначил пенальти за фол Анатолия Рыбака против Ренцо Гарласкелли. Но уже в следующем раунде, разлагающийся некогда чемпионский "Лацио" в одни ворота проиграл "Барселоне", уступив сине-гранатовым 0:3 дома и 0:4 на выезде.

К слову, тот сезон, когда Киналья с командой посетили Южную Пальмиру, стал для "Лонг Джона" последним, который он провёл в составе "орлов" в качестве игрока. Отыграв в составе "Лацио" 7 лет и став живой легендой для всех болельщиков "бьянкочелести", в 1976-ом году он перешёл в "Нью-Йорк Космос", выступавший в то время в NASL (так называлась тогда лига, в которой принимали участие клубы из США и Пуэрто-Рико. Официально была санкционирована Федерацией футбола США, как второй уровень футбольных лиг в США после лиги MLS). Киналья уехал за океан довольно рано - в 29 лет, тогда как такие легенды футбола как Джордж Бест, Йохан Кройф, Герд Мюллер, Франц Беккенбауэр, Пеле (к слову, последние двое стали одноклубниками "Лонг Джона") туда приезжали в основном заканчивать. Как, впрочем, многие футболисты делают и сегодня. Впрочем, в случае с нашим героем, причиной тому могло стать то, что именно в Нью-Йорке с недавних пор проживала его любимая женщина, а также то, что у него не сложились отношения с новым тренером "Лацио" Джулио Корзини, о чём мы уже упоминали выше.

Свой дебютный гол в новой футболке Джорджо забил в первом же матче, оформив дубль в ворота "Лос-Анджелес Ацтекс". Однако, чуть более чем через полгода после переезда, Киналье пришлось ненадолго вернуться в Италию. 2 декабря 1976 в Риме скончался Томмазо Маэстрелли - тренер, который сыграл, наверное главную роль в футбольной жизни великого форварда. А возможно, что и не только в футбольной... Но вернувшись с похорон и отойдя от этого удара, Киналья вновь начал забивать, в общем и целом отыграв за "Нью-Йорк Космос" 7 лет (столько же, сколько и ранее за "Лацио"). Кроме того, он стал самым популярным футболистом в США и близким товарищем президента "Warner Brothers" Стива Росса, совладельца франшизы "Нью-Йорк Космос". В 2000-ом году "Лонг Джон" был включён в Национальный футбольный зал славы США. Уже после смерти Кинальи, возрождённый после расформирования "Космос" навсегда закрепил за ним девятый номер, кроме него, такой награды удостоился лишь Пеле (за "Королём футбола", естественно, был закреплён десятый).

Несмотря на блестящую клубную карьеру, по-настоящему заиграть в сборной Италии Киналье не удалось. Даже несмотря на то, что в 1971 году ему суждено было стать первым игроком в истории "Скуадры Адзурры", который был вызван в команду из клуба второго дивизиона (напомним, сезон 1971/1972 небесно-голубые провели в Серии В). 21 июня 1972 года Киналья забил гол в своём дебютном товарищеском матче против сборной Болгарии в Софии. Но ни при Ферруччо Валькареджи, ни при Фульвио Бернардини, Джорджо не смог себя зарекомендовать в составе главной команды страны. На большом турнире он смог сыграть лишь раз (если не считать такой интересный факт, что в 1970-ом он не попал в окончательный список из 22 человек, но Валькареджи взял его в Мексику, чтобы молодой игрок набрался опыта. Италия дошла до финала турнира, где уступила Бразилии) - на Мундиале 1974 года в Германии. Кроме него, на то мировое первенство из "Лацио" отправились также капитан той чемпионской команды Джузеппе Уилсон, а также Лучано Ре Чеккони (менее чем через три года после этого застреленный при неудачной попытке розыгрыша ограбления ювелирного магазина в Риме владельцем этого магазина). Кроме них, из состава "орлов" на Чемпионат мира должен был отправиться Луиджи Мартини, но ему помешало повреждение. Позже Киналья высказывался: "Я не понимаю, как «Лацио», чемпион Италии, может быть представлен только тремя игроками … сумасшедшие". И Киналья оказался прав, - ведь на том Мундиале итальянцы даже не вышли их группы...

Свою последнюю игру за национальную команду Лонг Джон сыграл в Москве на Лужниках против сборной СССР, в стартовом составе которой на игру вышло 11 игроков киевского "Динамо" (а 12-ый, Стефан Решко, в перерыве вышел на замену вместо Владимира Веремеева), а главным тренером которой был легендарный Валерий Лобановский. Этот товарищеский матч состоялся 8 июня 1975-ого года, менее чем через месяц после победы киевлян в Кубке обладателей Кубков, а единственный мяч в игре на 63-й минуте забил Анатолий Коньков. В той игре наш герой провёл на поле все 90 минут, но ничем интересным не отметился. Кстати говоря, очень символично, что и у другой легенды "Лацио" - Паоло Ди Канио, отношения со сборной не сложились. В отличие от Джорджо, Паоло не провёл в составе "Скуадры Адзурры" вообще ни одной игры. Киналья же, в общем и целом, провёл в футболке сборной 14 матчей, в которых ему удалось поразить ворота соперников 4 раза.

История жизни "Лонг Джона" после завершения футольной карьеры вначале была связана с главным клубом его жизни - "Лацио". Причём, вернулся туда он не в качестве тренера, как это часто бывает, а в качестве президента. Однако, на этом посту легендарный форвард продержался недолго - всего 2 года, с 1983 по 1985. Затем он успел поработать в разных клубах - "Ференцвароше", "Марсале", "Фодже", "Виртус Ланчано". А в "Ньюк-Йорк Космос", в котором он провёл 7 лет футбольной жизни как игрок, великий Киналья имел даже часть акций. Символично, что это было на протяжении тех же двух лет первой половины 80-ых, когда Киналья был президентом "Лацио". Однако, никакими особыми успехами в качестве функционера, Джорджо похвастаться не мог.

Вообще, его послеигровая жизнь была сопряжена целым букетом скандалов - вплоть до приговора в 2 года лишения свободы, вынесенного в 1996 году за фиктивное банкротство и ложные отчёты, поданные им в период управления "Лацио" (однако, итальянские власти не сумели привлечь его к ответственности, так как к тому моменту Джорджо вновь вернулся в Штаты и даже успел стать гражданином США), а также обвинений в связях с известной на весь мир не менее сицилийской мафии, неаполитанской Каморрой.

Но всем, кому близок к сердцу римский "Лацио", Киналья запомнился конечно же не этим. Он запомнился тем, что своими руками (а вернее сказать, ногами) писал историю клуба. Тем, что был предан этому клубу до конца своих дней, даже находясь далеко за океаном. И сказанные его устами слова «если вы заболели "Лацио", то это неизлечимо», стали символом для миллионов поклонников "бьянкочелести" по всему миру, а сам великий и могучий "Лонг Джон" - их олицетворением.

История. Они играли в Одессе: Джорджо Киналья

Ранее мы уже сообщали о том, что 1 апреля мировой футбол понес невосполнимсую утрату − в Италии в возсрасте 65 лет от сердечного приступа скончался великий голеадор римского «Лацио» Джорджо Киналья. Как мы и обещали, вашему вниманию материал газеты «Одесса-Спорт» из рубрики «Они играли в Одессе» об этом незаурядном человеке, который в свое время был в Одессе и играл здесь...

 

ДОЛГОВЯЗЫЙ ДЖОН или ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ

CHINAGLIA!

 

Одесса своими глазами в разные года и десятилетия видела таких звезд как Руди Феллер, Эмманюэль Пети, Эмилио Бутрагеньо, Томас Шааф, Лев Яшин, Эдуард Стрельцов, Олег Блохин, Уго Санчес, Джордж Веа, Ринат Дасаев, Хосе Антонио Камачо. Многих вышеназванных помнят и относительно молодые люди, а вот героя нашего сегодняшнего рассказа могут помнить только те, кто вовсю «болел» в 70-е, когда сеньор Джорджио КИНАЛЬЯ был суперзвездой европейского футбола, обладателем Скудетто-1974 в составе «Лацио». За всю историю римского клуба «золото» страны он завоевывал лишь дважды. Так вот, если в 2000-м году этот результат «подняла» целая гвардия суперзвезд, то в 1974-м, по мнению современников и очевидцев, это было личное достижение таланта и харизмы Долговязого Джона.

 

Собственно, за это он и признан величайшим игроком в 100-летней истории «Лацио». Вообще, этому человеку, при всей противоречивости, дерзости и рискованности в характере, о которых мы еще поговорим, было свойственно превращать в «золото» все, к чему он прикасался… Он стал самым-самым в «Лацио», потом самым-самым в Америке… Кстати, он был первым футболистом в истории, призванным в сборную Италии из команды второго дивизиона!

 

15 сентября 1975 года с трапа самолета ТУ-134, прибывшего специальным рейсом из Рима, спустились футболисты «Лацио», которым через день предстояло сразиться с одесским «Черноморцем» в матче 1/32 финала Кубка УЕФА. На тот момент, это была команда суперзвезд, римская дрим-тим, впервые завоевавшая Скудетто-1973/74, но приближающаяся к своему кризису и распаду (чего, конечно же, «надувшаяся» от успеха команда не осознавала, а сторонние наблюдатели просто не могли заметить). На сайте www.chernomorets-nostalgia.com, жизнь которого поддерживает верный поклонник «Черноморца», мигрировавший в Германию, вы можете увидеть и электронный фрагмент номера от 14 сентября 1975 года газеты «Знамя коммунизма», где генеральный менеджер «Лацио» Роберто Ловати признается корреспонденту, что в Одессе его команда согласна на ничью. На самом деле, это не блеф и не «шапкозакидательский» поклон «морякам», которые в классе «лациале», видимо, все же уступали. Это реальный взгляд на состояние римской команды, которая только-только выходила из межсезонья (в Италии играли «осень-весна», а в СССР «весна-осень», благодаря чему «Черноморец» был на пике игровой формы, а «Лацио» только-только выходил из отпускной анемии). И тем не менее…

 

«ПАРАЛИЗОВАННЫЙ» САПЕЛЬНЯКОМ

 

Об одесской игре «Черноморец» – «Лацио» хотелось бы говорить и говорить… Первая игра в истории одесской команды в еврокубках! И сразу же – первая победа! Еще и над римским гигантом! Бронзовые призеры чемпионата СССР, подопечные Ахмеда Алескерова выиграли 1:0. Гол на 33-й минуте было суждено забить Анатолию Дорошенко. Но наша речь не о нем, а о «боге» итальянского «Лацио» Киналье! На стадионе ЧМП собралось 50 000 болельщиков (при фактически 30 000-й вмещаемости!). Каким они увидели знаменитого, великого и ужасного?! Фактически парализованным!

 

Вспоминает вратарь «Черноморца» в этом матче Александр ДЕГТЯРЕВ:

«К Киналье прикрепили Александра Сапельняка. А Саша – «персональщик» от Бога! Он Киналью «закрыл» полностью. Тот не смог нанести ни одного толкового удара в створ». Фактически, таким образом римская «девятка» была абсолютно нейтрализована.

 

PROVOCAZIONE IN ITALIANO

 

В столице Италии одесситов поселили в центре города, у реки Тибр. Виктор ЗУБКОВ вспоминает, что рядом с гостиницей находилась спортивная база стрелков. И игроки «Черноморца» с балконов наблюдали, как мастера стендовой стрельбы оттачивали свое мастерство на голубях… К счастью, некоторым пернатым удавалось «переигрывать» своих губителей, выбирая спасительную траекторию…

 

1 октября. «Стадио Олимпико». Первая же игра «на нервах» «Черноморца» случилась в подтрибунном помещении, когда «моряки» узнали, что здесь дескать не принято выходить на разминку перед игрой. Как так? Для «Черноморца» такая разминка была чуть ли не частью самого матча. Вратарь Александр Дегтярев до сих пор удивляется: голкипер «почувствовал» мяч в руках уже по ходу игры, и далеко не на первых минутах. «Моряки» разминались в раздевалке…

 

Вторая и главная провокация этого матча произошла на 38-й минуте, когда защитник «Лацио» Аммониачи сознательно (по мнению свидетелей с одесской стороны) пошел на стычку с форвардом «Черноморца» Виталием Шевченко. Говоря шахматным языком, тактически это были неравноценные фигуры! Форвард Шевченко, который потом в Одессе проведет долгие 8 сезонов, в 1975-м был призван усилить как раз римскую «кампанию». Аммониачи особой роли в общей стратегии не играл! Венгерский арбитр обоих отправил с поля в раздевалку, где выяснение отношений между антигероями матча продолжилось!

 

Свои эпизоды не реализовали Нечаев и Дорошенко, но и «Черноморец» продолжал «стоять» до конца. Официальный протокол матча гласит, что на 89-й минуте «Рыбак завалил в своей штрафной Гарласкелли». Александр Дегтярев с уверенностью говорит, что в общей сутолоке Анатолий Рыбак лишь по инерции двинулся в его направлении после вбрасывания аута… Увы, 11 метров! К мячу подходит великий и ужасный Киналья...

И опять же, набор мелодраматических случайностей… Дегтярев с улыбкой, ни в чем не виня Анатолия Рыбака, вспоминает, что тот ему сказал, что смотрел видеозапись с Кинальей, и Джорджио, дескать, бьет в правый угол.

Собственно, дуэль. Наш вратарь сегодня уверен, что «прочитал» в глазах Кинальи левый угол, но пошел на поводу у информации про правый… Синьор Киналья ударил в левый – 1:0.

 

Пошло дополнительное время. «Черноморец» «расстроился», но держался. Однако в каждом из «мини-таймов» «Лацио» забил. И, вот какая каналья, в – оба раза забил Киналья. По воспоминаниям современников синьора Джорджио он умел «делать гол из ничего». В этом матче «ничего» находилось на позиции правого «инсайда». Оттуда и выросли оба мяча. Один раз Дегтярев чуть дотянулся, второй раз – достать не смог.

 

БАНКЕТ, ВИНО, ЗАЖИГАЛКИ И… «FIAT»

 

Игроки «Черноморца» вспоминают послематчевый банкет. Элегантный Киналья пришел с супругой, сел за персональный столик, пригубил вина, закурил. Они – профессионалы, им – разрешали. К столу «Черноморца» подошел главный тренер Ахмед Алескеров. Тренерский приказ по вину: ни грамма! Александр Дегтярев признается, что после матча выпить очень хотелось. Одесситы начали «обрабатывать» официанта, который пугливо сказал, что он – не коммунист, но сочувствующий. И организовал советской команде вино, «законспирированное» под воду. Какие чувства пережили наши сознательные футболисты, когда ближе к концу банкета Алескеров все же разрешил выпить. Вода «легализовалась»…

 

Виктор Зубков вспоминает, что от римской стороны «Черноморцу» были презентованы зажигалки. А судья из Венгрии Палотаи, нейтрализовавший Виталия Шевченко и «насвистевший» на пенальти, ходил и хвастал брелком от автомобиля «FIAT». Может, он был просто сувенирным?..

 

КОСМОПОЛИТ КИНАЛЬЯ

 

«Разложение» великого состава «Лацио» началось даже не от звездной болезни, а от онкологической – легендарного тренера Томмазо Маэстрелли. Даже недруги римлян соглашаются, что если б не смертельный недуг мэтра, «тот» «Лацио» взял бы не одно Скудетто. Игроки тяжело пережили трагедию наставника. Затем случилась нелепая смерть Ре Чеккони при почти невероятных обстоятельствах. Столичная команда разваливалась.

 

Киналья берет курс на Нью-Йорк. На самом деле, Джорджио Киналья всегда был космополитом, что не очень типично для итальянца. Во-первых, на детско-юношеском уровне его футбольное становление произошло не на Аппенинах. Иначе говоря, Киналья – воспитанник валлийского футбола. Тогда многие итальянцы искали «куска хлеба» по Европе, вот и отец Джорджио отправился в Южный Уэльс. В 8-летнем возрасте к нему присоединился и Джорджиньо, детство которого прошло в Кардиффе.

 

В 1962 году он подписал контракт с «Суонси», где, в общем, не блеснул, но смог начать и «разыграться». Через 4 года, когда семья вернулась на родину, то есть только в возрасте 19-ти (!) лет, Киналья окунулся в итальянский футбол. Были в его карьере «Массезе», «Интернаполи» и «Лацио».

 

Поворотным периодом в звездной карьере «Лонг Джона» (его так и называли на английский манер) стал неаполитанский, когда он забил 25 голов за два сезона. «Лацио» заплатил за Киналью около 200 000 долларов. Считается, что это была наиболее эффективная трата денег в истории «Лацио».

Так или иначе, благодаря привычке кочевать, синьор Киналья не страдал от мысли покинуть Италию, а, напротив, мечтал покинуть агонизирующий римский клуб и взять курс на Нью-Йорк. Кроме того, в Италии ему не давали жить, с ним все хотели пить, за него все хотели замуж, его просто все хотели. В 1972 году, оказавшись с «Лацио» в турне по США, суперзвезда итальянского футбола загорелся «американской мечтой».

 

«АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА» СБЫВАЕТСЯ

 

О жизни и игре Кинальи в Америке можно тоже писать бесконечно. Она удалась на все 100% притязаний амбициозного супермена. А наш герой действительно был таким. Забивая голы, он одержимо шептал свое имя, полагался на себя, готов был рисковать, в том числе, и в бизнесе. Конечно, и за океаном были дни разочарований, непоставленных сверхрекордов. Но его фактический побег из «Лацио», с последующими возвращениями и заглаживаниями, стоил того. В нью-йоркском «Космосе» играли Пеле, Беккенбауэр, Карлос Альберто и другие. Пика Киналья достиг в 1980 году (в 33 года), когда забил в 39 матчах 50 голов. Эта сумма сложилась из 32-х голов в 32-х матчах регулярного сезона и 18 (!) голов в 7 матчах плей-офф. В общей сложности за восемь сезонов в «Космосе» он забил 243 гола – намного больше, чем кто-либо еще. 193 из них пришлись на 213 матчей регулярного первенства, 50 – на 43 матча плей-офф. Это феноменальные показатели, не покорившиеся ни одному футболисту мира! 25 февраля 1978 года Киналья получил американское гражданство. Он вкладывал деньги в недвижимость штата Нью-Джерси, жил в лучших номерах, пил лучший виски, отдыхал на лучших курортах и называл США собственным домом, который он нашем «впервые в жизни».

 

КИНАЛЬЯ ИЛИ КАНАЛЬЯ?

 

Благодаря Михаилу Боярскому в «Трех мушкетерах» в наш лексикон вошло фривольное словечко «каналья», которое французы иногда употребляют со смыслом «черт возьми», но переводится оно как «мошенник» или «хитрец». Фамилия Киналья всего лишь созвучна с какой-то там «канальей», но так уж вышло, что в мошенники уважаемый синьор все же был записан. По завершении карьеры в Штатах и возвращении на родину, почти 4 сезона он был президентом римского «Лацио». Причем, неудачно. В 1985 году команда «упала» в серию «Б». Но президентом быть, вероятно, понравилось амбициозному человеку.  В 2006 году общественность взорвалась от масштабов уголовного дела вокруг «Лацио». Итальянская полиция арестовала четырех подозреваемых по делу о попытке мафии приобрести римский клуб с целью отмывать через клуб крупные суммы денег.

 

Мафиозная группировка «Каморра» вынуждала президента «Лацио» продать клуб, угрожая Клаудио Лотито и его супруге смертью. В это дело был замешан и Киналья, которого обвинили  в манипуляциях акциями, вымогательстве и нанесении финансового ущерба. Киналья утверждал, что действовал не в интересах мафии, а в интересах венгерской фармкомпании. Было доказано, что эти «фармацевты» не существуют и придуманы с целью «присвоить» римский клуб, но синьор Киналья от правосудия скрылся. На протяжении четырех лет его просто не могли найти, лишь получая приветы из-за океана. А уж поскольку Клаудио Лотито остается президентом «Лацио», то, кажется, у всех все хорошо.

 

Людмила ЛИТНЕВСКАЯ

газета «Одесса-Спорт»

Боевой клич Джорджо Кинальи — football.ua

Football.ua вспоминает взлеты и падения из жизни легенды Лацио и итальянского футбола.

Смерть Джорджо Кинальи 1 апреля 2012 года от инфаркта могла бы быть глупой шуткой Твиттера, но, к сожалению, это не так. Великий форвард Лацио 1970-х действительно покинул этот мир неожиданно и преждевременно – в возрасте 65-ти лет. В какой-то мере это даже можно понять: слишком много он успел испытать за свою жизнь, потому что так складывались обстоятельства и, кроме того, его деятельная натура никогда не знала покоя. Конечно, это уже был не тот горячий Киналья, который продавливал реальность так же легко, как защиту соперников на пути к голу, который бросался на конкурента за лидерство в команде Джиджи Мартини, который давал по заднице юному Винченцо Д’Амико за то, что тот недостаточно выкладывался на поле или который хватал за горло боссов Лацио, когда не вовремя выплачивалась зарплата. Он постарел, погрузнел, во многом разочаровался и многих разочаровал сам. Это не тот случай, когда de mortuis aut bene, aut nihil. Киналья – слишком уж противоречивая личность, чтобы вписать его в какие-то рамки, поэтому  попытаемся вспомнить все грани этого гения. Возможно, злого гения. 

 


Его называли Джорджоне из-за высокого роста и крупной фигуры, будто вылепленной из белого мрамора родной Каррары. Или Лонг Джоном: частично потому что он напоминает валлийского нападающего Ювентуса конца 1950-х и начала 1960-х годов Джона Чарльза, частично потому что это прозвище вызывает ассоциации с пиратом Лонг Джоном Сильвером из Острова сокровищ Стивенсона. Киналье, который родился 24 января 1947 года в Понтечимато, рядом со знаменитой Каррарой, пришлось пересекать океан жизни и футбола множество раз. Кем он только ни был: тосканцем, итальянцем, эмигрантом, валлийцем, американцем; регбистом второй линии, силовым центрфорвардом, бомбардиром, чемпионом Италии, президентом Лацио, Космоса, Ференцвароша и Фоджи; подследственным, оправданным, подсудимым, «фашистом», демократическим христианином, кандидатом на региональных и европейских выборах, провалившимся на региональных и европейских выборах; женатым, разведенным, снова женатым, отцом пятерых детей; певцом (I’m football crazy – его хит 1974 года), менеджером, популяризатором футбола в Соединенных Штатах Америки и так далее. 

 

Приключения в жизни Джорджо начались еще в шестилетнем возрасте, в 1953 году, когда ему пришлось в одиночку пересечь пол-Европы и Ла-Манш. Его отец Марио с женой Джованной и старшей дочкой Ритой уже несколько лет жили в Уэльсе, а сын оставался на родине с бабушкой Клелией. Она сопровождала его до Милана, а дальше ребенку пришлось справляться самому: «Мне не было страшно. Я был слишком маленьким, чтобы понимать, что происходит. Я только запомнил хорошо то, что бабушка вышила на моей коричневом свитере». Это было: «Giorgio Chinaglia – 111 Richmond Street – Cardiff, Wales». Поезд, корабль, снова поезд, лондонский вокзал Виктория и лишь потом прибытие в Кардифф – это очень и очень долго. Однако в шесть лет время летит быстро, а жизнь – всего лишь игра. Джорджо прибыл на место назначения живым и здоровым, и на перроне его уже ждал взволнованный отец, чтобы отвести в новый дом. Точнее, в арендованную у других итальянских эмигрантов квартиру. 

 

Вскоре Джорджо пошел в местную католическую школу, но учеба его мало интересовала. Его привлекал только мяч – неважно, овальный или круглый. Утром мальчик играл в регби, а по вечерам занимался футболом, приходя домой в грязной и порванной одежде. У Марио Кинальи, однако, сомнений не было: регби пускай занимаются валлийцы, а призвание итальянцев – кальчо: «Мой отец был уверен, что у меня есть способности, чтобы стать великим футболистом. Порой он верил в меня больше, чем я сам». Верил, но не щадил, обладая сильным характером (другие редко отправляются в эмиграцию): когда он ушел со сталелитейного завода и открыл свое заведение Mario’s Bamboo Restaurant, то заставлял Джорджо пахать на кухне и в зале все время, свободное от тренировок. Неудивительно, что парень знал цену труду и мечтал стать футболистом, во что бы ни стало. 

 

Тем не менее, уже тогда стал проявляться несдержанный характер Кинальи: он отказался попробовать свои силы в Кардифф Сити только потому, что его не хотели брать без просмотра. Этой ошибки не повторили тренеры Суонси, приняв в состав талантливого итальянца без всяких оговорок. В 1960-х типичная британская команда напоминала военную казарму, где особенно трудно приходилось беззащитным новичкам, вынужденным делать всю грязную работу. Джорджо выдержал все испытания и в 19 лет даже добрался до первой команды, однако отношения с руководством не сложились, и его выставили его за дверь с жестоким приговором: «Тебе никогда не стать профессиональным футболистом!» Только не из того теста был слеплен этот крупный итальяшка, чтобы сдаться из-за нескольких неверующих в него британцев. 

 

Решением стало возвращение на родину, если конкретно, в Массезе из Серии С. Киналья выделялся на фоне своих одноклубников, не знавших о веяниях британской моды: отрастил волосы и бакенбарды, а также носил бархатные пиджаки а-ля Beatles. Что касается игры, то здесь он был куда менее заметным: всего 5 голов в 32-х матчах. Вскоре Джорджо загребли в армию, и пока он томился в казарме, а то и на гауптвахте за многочисленные проделки, например, побег на ужин в ресторане, его продали в Интернаполи, который поднялся в Серию С из ниоткуда. Конечно, он был недоволен, особенно учитывая то, что ему обещали Фиорентину, но президент новичков Де Гаудио уговорил строптивца, пообещав зарплату в 600 тысяч лир плюс премии за каждый гол и каждое заработанное командой очко. 

 

Именно в Интернаполи Джорджо познакомился с Джузеппе Уилсоном – жестким на поле и интеллигентным вне его. Помимо футбола, сын англичанина и неаполитанки изучал юриспруденцию в университете. Они стали неразлучными друзьями на долгие годы. Также во время одной из вылазок на гульки с друзьями Киналья познакомился с дочерью американского военнослужащего из НАТО Конни Эруцьоне. Их отношения начались с дружбы, позже пришла любовь, и молодые люди хотели сразу же пожениться. Только родители сумели переубедить их немного повременить, но это, действительно, была судьба. 

 

Сезон Интернаполи закончился на печальной ноте: клубу совсем немного не хватило, чтобы подняться в Серию В. Зато Киналья положил 14 мячей и очень заинтересовал скаутов ряда команд. Самым расторопным оказался Карлетто Галли из Лацио: за 200 миллионов в Рим переехал Джорджоне, а также его друг Уилсон. В то время орлов тренировал эксцентричный аргентинец Хуан-Карлос Лоренсо, который не разделял энтузиазма президента Умберто Лендзини и его скаутов: «Киналья? Это не игрок уровня Серии А. Он мне напоминает слона, закрытого на ключ в посудной лавке». Скептицизм, окружавший бывшего эмигранта из Уэльса, был развенчан на поле довольно быстро: 28 сентября 1969 года на Олимпико прибыл Милан Риверы, Кудичини, Прати, Шнеллингера и Сормани. И потерпел неминуемое поражение. Тогда впервые произошло то, что стало в Риме традицией: Киналья забивает, Лацио побеждает. 

 

Довольно быстро Лонг Джон привлек внимание наставника Скуадры Адзурры Феруччо Валькареджи, который даже внес его в предварительную заявку на чемпионат мира 1970 года. Киналья в Мексике все же не поехал, но стало очевидно, что перспективы в национальной команде у него есть. Это было как исполнение мечты, в особенности для человека, побывавшего в эмиграции. Однако завершилась эта мечта печально и, наверное, вы можете с легкостью догадаться почему. А пока все только начиналось – с претензией на рекорд, ведь Киналья получил первый вызов из Серии В, где на тот момент выступал его Лацио, что до него удавалось лишь Козимо Ночере из Фоджи. Форвард вышел на замену в матче против Болгарии во втором тайме и уже через пять минут расписался в воротах соперника. Последним футболистом Лацио, который забивал за Скуадру Адзурру, был Сильвио Пиола. Это чтоб был понятен масштаб события. 

 

Еще одним памятным выступлением в синих цветах стало противостояние с Англией на Уэмбли 14 ноября 1973 года. Местные таблоиды вышли со снисходительными заголовками, вроде «К нам пожаловали итальянские официанты», ведь никогда ранее Скуадра не побеждала в гостях у родоначальников. Для Кинальи, имеющего негативный опыт в Британии, победа была делом чести, и как ни удивительно, но он сумел ее добыть. За две минуты до финального свистка Джорджоне решительно прошел по флангу и с острого угла неожиданно пробил по воротам. Питер Шилтон мяч отразил, но расторопнее всех в штрафной оказался Фабио Капелло. С тех пор пересечение Ла-Манша для Италии перестало нести в себе привкус обреченности. 

 

На мундиале 1974 года Киналья вышел в составе Италии на матч против Гаити на Олимпиаштадионе в Мюнхене. Адзурри считались едва ли не главными фаворитами турнира после второго места на прошлом мундиале. Лонг Джон, чемпион и лучший бомбардир Серии А, обещал стать лидером и в национальной команде, но неожиданно возникли проблемы. Италия, конечно, отыгралась, однако на 69-й минуте Валькареджи заменил Киналью на Пьетро Анастази, что первый спокойно перенести не смог. Ведь в Лацио никто и никогда не позволял себе его менять! Джорджоне отреагировал бурно, сопроводив слова характерными жестами: «Кто? Я? Да пошел ты на ...!» Больше на том мундиале он не вышел, хотя за сборную выступать позже все же довелось. Суть не в этом. Суть в том, что именно с него началась эта традиция с посыланием тренеров, которую продолжили Андреа Карневале в 1990-м и Роберто Баджо в 1994-м. И когда их меняли, по ТВ обязательно показывали кадры с первооткрывателем…

 

В Лацио же Джорджоне давно являлся неоспоримым лидером. В сезоне 1970/71, тем не менее, команда покинула Серию А, что повлекло за собой отставку Лоренсо, а на его место пригласили другого вылетевшего – Томмазо Маэстрелли. Киналья разозлился и устроил сцену: «Зачем вы убрали Лоренсо? Нужно было дать ему еще один шанс! Тогда я тоже уйду!» Однако хватило одной мягкой улыбки синьора Томмазо, чтобы истерика прекратилась. Маэстрелли быстро нашел подход к строптивому футболисту, более того, фактически стал для него вторым отцом. Порой тренер проявлял снисхождение, когда отпустил Джорджо к жене Конни, которая давала жизнь их первой дочери Синтии, а порой и хитрость, когда с помощью лимонных капель убеждал Киналью, что он больше не болен простудой и может спокойно выходить на поле. Он выходил и забивал.

 

Когда Маэстрелли умер от рака, Джорджо уже жил в Америке, однако он вернулся, чтобы нести гроб с телом любимого тренера: «Томмазо был для меня отцом. Он меня действительно любил как отец. Не знаю, почему он выбрал именно меня из всей команды. Однако он стал для меня очень близким и дорогим человеком. Я часто бывал у него дома, иногда оставался ночевать. Думаю, что наши пути никогда не должны были расходиться: ни в жизни, ни в футболе». Или другая история. Однажды, когда слухи об интересе Ювентуса к успешному тренеру достигли своего пика, Маэстрелли спросил у Кинальи: «Эх, Джорджо... Представим, что мне позвонят из полосатой команды. Что будем делать?» И получил неожиданный ответ: «А что можно делать, Мистер? Останемся здесь. Мы представляем Рим, мы самые сильные, все остальные нам уступают. Куда ты хочешь уехать? На Север? Зачем оно тебе?»

 

Действительно, зачем? Лацио Маестрелли с первой попытки выиграл чемпионат Серии В и готовился к тому, чтобы взорвать элиту. На счету Кинальи – 21 гол! На тот момент Лонг Джон уже превратился в идола одной части Рима и самого ненавистного в другой. Надо сказать, что он сам провоцировал такое отношение. Забив свой первый гол в дерби в Кубке Италии, Джорджоне бросился к Курве Суд, как бы говоря: «Вот он я, Джорджо Киналья! Я вас переиграл!» В это время противоположная трибуна непрерывно скандировала «Giorgio Chinaglia e’ il grido di battaglia», «Джорджо Киналья – наш боевой клич». Ультрас восхищались не только игрой великого нападающего, но и тем, что он, как и еще один футболист того Лацио Джиджи Мартини, открыто заявил, что будет голосовать на выборах за Джорджо Алмиранте из правой партии Социальное движение. Как раз за эти свои слова форвард и получил клеймо фашиста. 

 

Несмотря на то что у Кинальи даже были друзья среди игроков Ромы, например, Франческо Кордова или Боб Виери, в дерби на поле он преображался в эдакого воина света, борющегося с вечной тьмой. Однако со временем отношения с болельщиками джаллоросси стали проблемой, потому что они нередко приходили к нему под дом или в его собственный магазин джинсов, чтобы покричать оскорбительные речевки. Особенно это не нравилось его жене Конни. Как-то раз произошел такой случай в кинотеатре Грегори, куда футболисты Лацио частенько захаживали перед матчами на фарт. Болельщик Ромы подошел к Джорджо и начал обзывать его всяческими словами. Тот не стал отвечать сразу, а подождал, когда в зале погаснет свет, подошел сзади и прошептал «Тебе конец!» Как вы догадываетесь, просмотр фильма для романиста закончился досрочно. 

 

Банда Маэстрелли не славилась сплоченностью коллектива вне поля, поэтому тренировки Лацио, на которых клан Кинальи шел на клан Мартини, нередко перерастали в настоящие побоища. Однако это никак не отражалось на выступлениях в чемпионате, где каждый понимал, что победа важна для всех в одинаковой степени. Лонг Джон же хотел забивать всегда и везде, постоянно требуя мяч у партнеров и почти всегда получая его. В год скудетто форвард из Каррары забил 24 гола, то есть почти в каждом матче. Самый важный пришелся на пенальти в ворота Фоджи: пускай вышло корявенько, но эффективно. «Нет ничего поэтического в том пенальти. У меня в голове крутилась только одна мысль: я должен забить. Я не чувствовал ничего особенного, разве что чуть большее давление, чем обычно. Однако я был уверен, что мы выиграем то скудетто. Я был уверен в этом еще с летних сборов после предыдущего чемпионата, когда у нас украли титул. Я был настолько уверен, что сумел зарядить этой уверенностью своих партнеров». 

 

Лацио отобрал скудетто у северных грандов и привез его в Риме впервые в послевоенные годы. Команда и руководство праздновали, в городе повсюду продавались футболки с изображением Орла, летающего над Волчицей, но… Маэстрелли заболел раком, а жена Кинальи уехала с детьми в Америку, куда звала и самого Джорджоне. Тем более, заокеанский клуб Космос только что пригласил Пеле и был не прочь добавить к нему итальянца. Кумир Рима выкупил рекламную полосу в Corriere dello Sport, чтобы объяснить болельщикам свое решение в открытом письме, но боссы Лацио его не отпустили, указывая на наличие контракта. Новый тренер Джулио Корсини не сумел заменить Маэстрелли, а конфликты с нападающим, то и дело сбегавшим к жене, едва не закончились рукоприкладством. Корсини вскоре попросили, и он обвинил во всех неудачах Киналью. Когда президент Лендзини все же договорился о переходе Лонг Джона в Космос за 900 тысяч долларов, спасать от вылета Лацио вернулся Маэстрелли. Тифози настолько не хотели отпускать кумира, что в день его отъезда собрались в аэропорту в Фьюмичино. Киналье пришлось вылетать из другого аэропорта, который находится в Чампино: сначала в Геную, потом в Париж и, наконец, в Штаты. 

 

Киналья стал настоящей звездой в Космосе – даже больше, чем Пеле и Франц Беккенбауэр. Его лицо постоянно красовалось на обложках спортивных изданий, он выигрывал бомбардирские гонки вместе со званием лучшего нападающего чемпионата. Со временем он даже стал совладельцем Космоса, однако постепенно былой энтузиазм сошел на нет: звезды прошлого повесили бутсы на гвоздь, посещаемость стадионов резко упала. В 36 лет Киналья почувствовал скуку, а еще ностальгию за Италией и непреодолимое желание вернуться в Лацио. Отец Марио пытался переубедить сына: «Не стоит тебе ехать в Италию, проблем не оберешься. Здесь у тебя есть все: слава, деньги, семья. Зачем тебе рисковать всем этим?» Однако Джорджоне как обычно не послушался: поехал в Рим и выкупил только что вернувшийся в Серию А клуб, погрязший в долгах как в шелках. Дальнейшие события – наглядная демонстрация, почему нельзя ни при каких условиях отдавать клуба в руки обычного болельщика, а не опытного бизнесмена. 

 

На пресс-конференции 13 июня 1983 года Киналья заявил: «Я пошел на огромные жертвы, чтобы приехать в Рим и выкупить Лацио, однако порой в жизни нужно делать выбор… Я хочу создать сильную команду с сильными игроками, которая будет бороться за титулы». В сущности, тот состав Орлов отнюдь не был слабым: Бруно Джордано, Лионелло Манфредония, Винченцо Д’Амико, арендованный у Ювентуса Микаэль Лаудруп. Однако сезон не заладился сразу. Джорджо часто не мог сдержать эмоции, из-за чего к нему не очень хорошо относились в Федерации футбола Италии. Например, был случай, когда он набросился на арбитра Меникуччи, который, по его мнению, помог Удинезе сравнять счет на Олимпико: «Таких, как этот судья, нужно дисквалифицировать пожизненно!» Как вы понимаете, все вышло с точностью до наоборот: на восемь месяцев отправили отдыхать от футбола самого Киналью. 

 

Бьянкочелести спаслись от вылета в последнем туре за счет перевеса над Дженоа в личных встречах, после чего Киналья попробовал заработать деньги, продав Джордано и Манфредонию. Неудачно. Также изначально планировалось, что какие-то средства на развитие выделят его американские знакомые, но не произошло и этого. Находящемуся под грузом финансовых проблем Лацио не помогли ни опытный Паоло Карози, ни старые знакомые Хуан-Карлос Лоресо и Джанкарло Одди: последнее место в таблице на пару с Кремонезе. К тому времени Киналья успел развестись и жениться во второй раз, у него родилось еще два сына – Дональд и Энтони. Казалось бы, зачем упорствовать в этой авантюре с Лацио? Джорджоне не привык сдаваться, он решил поднять клуб из Серии В с Джиджи Симони на скамейке. Однако здесь тоже ничего не получилось, поэтому 13 февраля 1986 года Киналья, наконец-то, признал неизбежное, передав полномочия вице-президенту Франко Кименти. Он ушел со словами: «Я расстроен и разочарован. Пытался сделать как лучше. Наверное, я слишком люблю этот клуб, чтобы мыслить здраво». 

 

На самом деле, Киналья вел дела достаточно безалаберно, что завершилось судебными разбирательствами и не подтвердившимися обвинениями в мошенничестве. Фактически все, за что в дальнейшем брался Лонг Джон, заканчивалось печально, что его натуре было очень сложно перенести. Он стал комментатором, но вел репортажи настолько откровенно, что это не понравилось владельцам клубов, у которых возникали проблемы с продажей игроков: «Для меня все просто – я называю вещи своими именами. Если футболист – дерево, я так и говорю. Если матч вызывает тошноту, я тоже этого не скрываю. Однако в Италии, в отличие от Америки, такую прямоту благом не считают». На региональных выборах в Лацио от партии демократических христиан он стал единственным, кто не прошел: «Никакой я не демократический христианин. Просто друзья уговорили меня поучаствовать, а мне не было чего делать». Позже он баллотировалась и от левоцентристской партии католиков, но тоже остался не у дел. 

 

Проблема в том, что Киналья не умел сидеть без дела, даже когда у него ничего не получалось. В 2000 году он повторил ту же авантюру, что и с Лацио, но в Фодже, поставив цель подняться из Серии С2 в А. Однако на этот раз ситуация сложилась еще хуже, чем в Риме. Дошло до того, что недовольные ультрас напали на футболистов команды прямо на поле, а когда начали разбирать финансовые документы, выяснилось, что через счета клуба отмывали грязные деньги. В тот раз Джорджоне удалось доказать, что он являлся жертвой чужих интересов, но в 2006 году, когда состоялась попытка захвата Лацио Лотито на бирже, невиновность доказать не удалось, и некогда великий футболист вынужден был убегать в США от обвинений в спекуляциях, вымогательстве и даже связях с мафиозным кланом Казалези. Требование о выдаче преступника Италии не было удовлетворено, поэтому Киналья умер в качестве лица, скрывающегося от правосудия. 

 

Очень печально, что так сложилась жизнь игрока, который на футбольном поле ничего не боялся, никогда ни от кого не убегал и не отказывался от ответственности. Именно такого Киналью предпочитают запомнить болельщики Лацио со стажем. Наверное, нам тоже стоит последовать их примеру. 

 

 

Яна Дашковская, специально для Calcio dello Stivale

Пеле, Беккенбауэр, Рауль и другие легенды, зажигавшие в самом пафосном клубе мира

С днем рождения, «Нью-Йорк Космос»!

Getty Images

Сегодня свой день рождения празднует один из самых ярких и необычных клубов в истории футбола. 4 февраля 1971 года был основан «Нью-Йорк Космос» - лидер американского соккера 70-80-х.

Своему появлению он обязан футбольному буму в США, который начался с финала ЧМ-1966. Телеканал BBC впервые показал финал чемпионата мира в Америке, а успех трансляции заставил местных бизнесменов задуматься о создании собственной лиги. Так появилась Североамериканская лига соккера - NASL.

После оглушительного успеха ЧМ-1970 в соседней Мексике владелец компании «Уорнер» Стив Росс и его деловые партнеры Ахмет и Несухи Эртегуны решили создать свой клуб. А для его продвижения и популяризации решили приглашать звезд первой величины.

Пеле (1975-1977)

А разве можно было в 70-х найти более известного человека в мире футбола, чем Пеле? Личность мирового масштаба и лучший футболист в истории игры - вот насколько масштабными были амбиции «Нью-Йорк Космос».

Getty Images

Конечно же, на такую звезду пришлось хорошенько раскошелиться. 4,5 миллиона долларов - беспрецендентная сумма для спортсменов по тем временам. О том, как американцам удалось уговорить Короля, ходят легенды, но он все же приехал в США и дал огромный толчок развитию соккера в этой стране.

Приезд Пеле - это не про футбол. Этот переход стал своеобразным знаком для других топ-футболистов того времени. После него в Штаты поехали и остальные, а первый матч бразильца в новом клубе стал поворотной точкой в истории американского спорта.

Джорджо Киналья (1976—1983)

Getty Images

Следующий звездный новичок - чемпион Италии и лучший бомбардир Серии А в составе «Лацио» Джорджо Киналья. Он стал символом клуба на долгие годы, а его превосходство над соперниками позволяло забивать почти в каждом матче.

За бомбардирские подвиги и преданность клубу «Космос» закрепил за Кинальей «девятку» и вывел ее из оборота. К слову, такой же чести удостоился и Пеле со своей десяткой.

Франц Беккенбауэр (1977—1980 и 1983)

www.whoateallthepies.tv

Еще через год «Космос», не выигрывавший лигу уже 5 лет, пошел ва-банк. В команду пришел один из самых титулованных игроков мира Франц Беккенбауэр. На закате карьеры 32-летний Кайзер Франц решил подзаработать и покинул родную «Баварию» ради вояжа за океан.

Золото, серебро и бронза чемпионатов мира, золото и серебро чемпионатов Европы, бесчисленные победы в Бундеслиге и три подряд Кубка европейских чемпионов - вот с каким багажом ехал в США капитан сборной Германии.

Все, к чему прикасался Беккенбауэр, становилось золотым. «Нью-Йорк Космос» - не исключение. После его прихода команда выиграла три чемпионата из четырех.

Карлос Альберто (1977—1980 и 1982)

Карлос Альберто и Джорджо Киналья, AP

Еще один чемпион мира (1970) и многолетний партнер Пеле по «Сантосу» пришел вместе с Беккенбауэром. В Бразилии возрастной футболист был уже не так востребован, да и про сумасшедшие деньги от американцев забывать не стоит.

Паззл сложился. Несмотря на приток звезд в лигу, именно «Космос» был наиболее укомплектованным коллективом и стал доминировать в местном футболе. Даже уход Пеле не пошатнул его позиции.

Йохан Нескенс (1979—1984)

Йохан Нескенс (слева), Getty Images

На смену Королю пришел не кто-нибудь, а призер трех последних крупных турниров и лидер сборной Голландии Йохан Нескенс. Главную звезду «оранжевых» Йохана Кройффа к тому моменту уже завербовали соперники по NASL, поэтому «Нью-Йорку» пришлось довольствоваться не менее талантливым, но менее раскрученным вице-чемпионом мира. Нескенс прижился в США и остался там фактически до самого распада NASL.

А вот и весь состав 1983 года. Узнали главных звезд?

Нескенс (13), Киналья (9), Беккенбауэр (6) в составе «Нью-Йорк Космос», www.gsp.ro

К сожалению, привлечь звезд клубам было легче, чем привлечь болельщиков на стадионы. Рентабельность лиги была поставлена под вопрос и вскоре мыльный пузырь лопнул. Ну а «Нью-Йорк Космос» остался светлым пятном в истории соккера.

Но в 2010 году ностальгия победила. В США наконец-то прижился непривычный вид спорта и «Космос» был возрожден. Естественно, не обошлось и без звезд первой величины, хоть клуб и выступал даже не в МЛС.

Маркос Сенна (2013-2015)

Первым звездным новичком стал чемпион Европы-2008 и легенда «Вильярреала» Маркос Сенна. Возможно испано-бразильский опорник и не был таким ярким, как лидеры «Космоса» 70-х, но затащить игрока такого калибра в обновленную Североамериканскую лигу - настоящий подвиг.

Официальный сайт «Нью-Йорк Космос»

Сенна добросовестно отработал 4 года в США, а главной наградой для него стал прощальный сезон в одной команде с другой испанской легендой - Раулем Гонсалесом Бланко.

Рауль (2014-2015)

Marca

Нужны ли здесь какие-то комментарии? Вся карьера символа мадридского «Реала» прошла на наших глазах. Перед самым своим закатом он решил сменить обстановку и изучить другие культуры. Германия, Катар, а на сладкое - один из самых своеобразных городов планеты - Нью-Йорк.

В новейшей истории «Космоса» хватает и других интересных персонажей, но было бы не совсем правильно ставить их в один ряд с такими легендарными исполнителями. Так например, пару матчей за эту команду отыграл сын Роберто Манчини Андреа, а также экс-игрок «Ювентуса» Карвальо Амаури. Более заметный след в истории клуба оставили Хуан Аранго и Эммануэль Ледесма, засветившиеся в Германии и Италии соответственно.

Возможно, с появлением «Нью-Йорк Космос» в МЛС список увеличился бы в разы, но этой идее не суждено было воплотиться в жизнь. Пока клубу и его болельщикам приходится жить своим скромным настоящим и с ностальгией вспоминать яркое прошлое.

Читайте также:

Месси приблизился к рекорду Роналду, Катар сотворил историю и другие цифры выходных

Как изменятся рейтинги лучших игроков в FIFA 20?

Семья недели. Шакира и Пике ломают стереотипы о разнице в возрасте

Как сборная в тотальный футбол играла

8 июня 1975 года в Лужниках прошёл очередной товарищеский матч: сборная СССР принимала сборную Италии. Особенностью той встречи было то, что все одиннадцать футболистов в составе нашей команды были игроками киевского «Динамо». Киевский клуб на тот момент был не только безоговорочно сильнейшим в Союзе, но и своим триумфальным выступлением в Кубке кубков подтверждал претензии на европейское лидерство. Пожалуй, во всей истории мирового футбола вряд ли удастся отыскать ещё один пример, когда один коллектив в равной степени успешно выступал в одно время как на клубном уровне, так и в турнирах для сборных.

Хотя матч сборных формально и был товарищеским, тем не менее для обеих команд он выливался в немаловажное событие престижного характера. Для итальянской сборной потому, что она переживает после неудачи на чемпионате мира этап значительного обновления, омоложения состава и под руководством нового тренера Фулвио Бернардини полна решимости вернуть себе былую высокую репутацию. Сборной СССР, прочно вставшей на путь возрождения, желательно было продолжить и приумножить пришедшие к ней в этом сезоне успехи. Эти побудительные мотивы обеих сторон обещали высечь из товарищеского матча искру подлинного соревнования в мастерстве, сделать его незаурядным, и те, кто пришёл на стадион, не разочаровались в своих ожиданиях, оказались вознаграждёнными игрой высокого качества и накала», – писал в газете «Советский спорт» (10.06.1975) заслуженный мастер спорта Сергей Сальников.

Победный мяч записал на свой счёт Анатолий Коньков. Выполняя роли свободного защитника и опорного полузащитника, он активно поддерживал атаку хозяев в условиях, когда за Блохиным и Онищенко неусыпно следили персональные опекуны. Коньков мог открыть счёт чуть раньше, однако его удар, завершавший изящную многоходовку, отразила крестовина. Впрочем, на 63-й минуте справедливость восторжествовала – с передачи Мунтяна Коньков несильно, но точно пробил в касание в нижний угол! Успех «универсального солдата» стал воплощением тогдашней стратегии динамовских тренеров – любой из игроков должен уметь сыграть на любой позиции.

Это, в частности, отметил олимпийский чемпион Мельбурна-1956 Никита Симонян, который анализировал встречу на страницах еженедельника «Футбол–Хоккей» (№24, 1975):

На стороне нашей сборной были преимущество в отлаженности коллективных действий, умение и способность управлять ими, не полагаясь на случайность. Счёт мы могли открыть ещё в первом тайме. Можно вспомнить удары Мунтяна, Колотова, эффектный рейд Конькова, ситуацию, когда Блохин в падении эффектно нанёс удар головой, но мяч прошёл чуть в стороне от штанги, и т. д.

Формально обе стороны придерживались похожих, если иметь в виду цифровые обозначения, тактических построений, ибо выступали с квартетами хавбеков и дуэтами форвардов. Но по существу манера их действий была различной. В четвёрке итальянских полузащитников ныне нет такого ярко выраженного лидера, как Ривера или Маццола. На мой взгляд, у них просто нет игрока такого класса. Антониони, Капелло и их партнеры по-своему хороши, игроки своеобразные, с богатой техникой, но они – не лидеры.

У киевлян в средней линии тоже вроде бы царит равенство. Но это равенство иного рода, ибо каждый игрок поочерёдно в состоянии быть вожаком, вести игру, определять и исполнять очередной манёвр.

…Вечером после матча мне довелось беседовать с капитаном итальянской сборной Факкетти, и, естественно, я поинтересовался его мнением. Факкетти считает, что наша сборная ныне выглядит здорово, и прямо сказал, что он не слишком огорчён проигрышем, ибо к этому привели действия соперника, выступавшего лучше, выглядевшего командой более сыгранной, умелой, крепче сколоченной: «У нас много молодых, и они растерялись, когда после перерыва советская сборная заиграла в голландском ключе, а особенно после пропущенного мяча, когда взаимозаменяемость ваших игроков совсем уже сбила с толку нашу молодёжь».

Как это было

СССР – ИТАЛИЯ – 1:0 (0:0)

8 июня 1975 года. Товарищеский матч. Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 70 000 зрителей.

Судья: Милош Чаич (Югославия).

СССР: Евгений Рудаков, Анатолий Коньков, Виктор Матвиенко, Михаил Фоменко, Леонид Буряк, Владимир Трошкин, Владимир Мунтян, Владимир Онищенко, Виктор Колотов (к), Владимир Веремеев (Стефан Решко, 46), Олег Блохин.

Тренер: Валерий Лобановский.

Италия: Дино Дзофф, Франческо Рокка, Андреа Орландини, Ромео Бенетти, Франческо Морини, Джачинто Факкетти (к), Джузеппе Савольди, Джанкарло Антоньони, Джорджо Киналья, Фабио Капелло (Сальваторе Эспозито, 37), Джорджо Морини (Франческо Грациани, 76).

Тренер: Фулвио Бернардини.

Гол: Коньков (63).

Предупреждения: Коньков (39), Колотов (88), Антоньони (88).

Фото: «Футбол в СССР»

«Просто я знаю больше, чем эти идиоты-тренеры». Когда эго футболиста становилось помехой

История знает немало тех, кто считал себя – справедливо или нет – важнее клуба.

Малкольм Макдональд («Ньюкасл»)

Только прибывший наставник «Ньюкасла» Гордон Ли и звёздный нападающий Малкольм Макдональд катастрофически не ладили. Это и понятно: никто из них и не пытался, особенно зазвездившийся игрок, который сразу спросил журналистов Newcastle Evening Chronicle: «А кто вообще такой этот Гордон Ли?»

«После такого старта мне уже ничего не оставалось», – отметил Макдональд спустя несколько лет. Во время сезона-1975/76 того то и дело заменяли, а сам тренер так и ему и сказал: «Ты не хороший профессионал, Макдональд. Футбол – это больше, чем просто забивание голов». Тогда же нападающий решил раскритиковать тренировочный стиль тренера. В общем, не клеились дела, и всё тут.

Драма не закончилась и после того, как Супермака подписал «Арсенал» за 333 тыс. фунтов. «Оно того не стоит», – отметил Ли. Макдональд с ним не согласился, и наколотил пару десятков голов. Что касается тренера, то спустя 18 месяцев он отправился тренировать «Эвертон», а затем «Престон» и «Рейкьявик».

Иан Райт («Арсенал»)

Зазнайка Иан Райт никогда не был человеком скромным, и он с радостью принимал комплименты других. Когда в 1996-м он решил покинуть «Арсенал», форвард не постеснялся упомянуть о том, как Брюс Риох прозвал его «большой шишкой» – и не важно, какое значение тот вкладывал в эти слова.

Не секрет, что новый тренер команды стремился привить «канонирам» игру в пас, что пришлось не по душе Райту, который не мог привыкнуть к игре без мяча. В конце концов всё привело к большой потасовке в раздевалке после поражения от «Шеффилд Юнайтед» в Кубке Англии. Тогда Риох заметил, что пропущенный Райтом момент не упустил бы даже его бывший одноклубник из «Болтона» Джон Макинлэй. Прав он был или нет, это не имеет значение, ведь на стороне Райта был звёздный статус. В итоге о скандале прознал член правления Дэвид Дэйн, и вскоре Риох паковал чемоданы, в то время как Райт побил рекорд «Арсенала» по голам.

Пьер ван Хойдонк («Ноттингем Форест»)

«Ситуацию можно было разрулить и иначе, признаю», – согласился ван Хойдонк спустя лет десять после своей печально известной забастовки.

Дело было так: «Форест» успешно прорвался в АПЛ в сезоне-1997/98 – во многом благодаря 34 голам голландца. Но сказка быстро превратилась в кошмар, когда нападающий прознал о том, что команду решили не укреплять, а распродавать. Нападающий Кевин Кэмпбелл ушёл в «Трабзонспор» за 2,5 млн. фунтов, а любимчик публики Колин Купер перебрался к другой новоприбывшей из низов команде «Мидлсбро».

Разъярённый Хойдонк потребовал отправить и его подальше, но получил отказ. Он такого терпеть не хотел, и взял да уехал из Англии в родную Голландию, где тренировался в родном клубе «Бреда». Спустя три месяца тренировок он вернулся-таки в команду, но тренер Бассетт мириться был не намерен.

«Я уже сказал, куда он может засунуть свою ветвь мира», – отрезал специалист. Да, другие были времена.

В январе 1999-го Бассетт ушёл, а команда вновь прозябала в низах. Нападающий вернулся в Голландию, а новый тренер отметил, что лучше тому не возвращаться в эти части Англии.

Он и не вернулся, поиграв за «Бенфику», «Фейенорд» (дважды), «Фенербахче» и «Бреду».

Диего Марадона («Наполи»)

Переход Диего Марадоны в «Наполи» за рекордные 6,9 млн. фунтов произвёл настоящий фурор. «У нас нет мэра, домов, школ, автобусов, работы и санитарии, но кого это волнует, когда у нас есть Диего Марадона?», – писали в газетах.

Аргентинец и правда был хорош, а «Наполи» выиграл Серию А в 1987 и 1990 годах. За пределами поля, однако, проблем был не счесть. Марадона постоянно пропускал тренировки и матчи, и собрал внушительную сумму штрафов в 70 тыс. долларов. И это не говоря о подозрениях в связях с мафией.

Когда в июле 1991-го в команду пришёл Клаудио Раньери, Марадона отрабатывал 15-месячный запрет за употребление кокаина. «Я бы хотел с ним поработать. Но никто – даже Диего – не больше этого клуба», – заявил специалист.

После запрета Марадона уехал в «Севилью», но больше никогда не играл, как раньше.

Родни Марш («Манчестер Сити»)

Когда Родни Марш пришёл в «Манчестер Сити» за нехилые 200 тыс. фунтов в 1972 году, тренер Малкольм Эллисон был уверен, что он заткнёт дыру в команде и станет недостающем звеном, которое они так долго искали. Вот он игрок, который позволит «Сити» наконец завоевать чемпионский титул!

Не тут-то было: Марш сбил с курса всю команду, а одноклубники обвиняли его в том, что он нарушает ритмы атаки, и «жонглирует мячом, словно тюлень».

Никто не любил лондонца за рабочую этику, но он задержался в синей части Манчестера на четыре года – правда, успеха он не принёс. Поиграв за резервную команду, куда он отправился за критику тренера Тони Бука, он получил свой шанс вернуться: тренер позвал его к себе и задал вопрос: «Если думаешь, что я такой бестолковый тренер, мы с тобой не сработаемся. Хочешь взять свои слова назад?» На это он получил ответ: «И не думаю, ты даже этого не стоишь».

Что ж, было решено: Марш забрал свои вещи и отправился в «Корк», а затем – в американский «Тампа-Бэй Раудис». О нём остались только лучшие воспоминания: одноклубник Деннис Таэрт отметил, что «тот слишком много возился с причёской и трепался с лондонскими друзьями-журналистами».

Дэвид Бекхэм («Манчестер Юнайтед»)

Ну и куда же без главной суперзвезды мирового футбола – Бекхэм был так известен, что его даже знает ваш Microsoft Word. Но, несмотря на утверждения самого футболиста, что у него с тренером сэром Алексом Фергюсоном были отцовские отношения, в это верится с трудом – особенно если вспомнить кампанию-2002/03.

Тогда травмированный Бэкс с трудом набирал форму, а фиаско в Кубке Англии против «Арсенала» и вовсе привело к тому, что шотландец кинул в полузащитника бутсой и рассёк ему бровь. Ну, не кинул, а пнул. Так или иначе, это был серьёзный разлад. Что же стало причиной? Как писал Ферги, Бекхэм отказывался признавать, что его нежелание вернуться в оборону стоило команде гола, да и звёздный стиль жизни англичанина с его шапочками «бини», еженедельными причёсками и миссией попасть на все рекламные постеры, была специалисту не по душе.

Седьмой номер «Манчестер Юнайтед» очень интересовал «Барселону», но он всё-таки выбрал «Реал», в связи с чем, как считает Ферги, на «пантеон богов Юнайтед» так и не попал».

Тони Йебоа («Лидс»)

«Не думаю, что Джордж Грэм особо меня жаловал. Мне кажется, он ждал от меня только бед», – считает бывший бомбардир «Лидса» Тони Йебоа.

И правда: когда шотландец взял на себя бразды правления на «Элланд Роуд», он не считал, что ганский нападающий решит все беды клуба. Это странно, ведь Йебоа тогда обожали все – чего только стоили его чудо-голы «Ливерпулю» и «Уимблдону» сезоном ранее.

Йебоа – сам честно признавшийся, что йоркширские пудинги прибавили ему пару килограмм – стал всё больше времени проводить на лавке запасных. Всё закончилось в марте 1997 года.

Это была игра против «Тоттенхэма», и «Лидс» уступал со счётом 1:0. Грэм решил заменить нападающего на защитника. Это пришлось Йебоа не по душе, и он со всей силы запустил футболку в своего наставника.

Больше за «Лидс» он не играл. «Йебоа недостаёт достаточной рабочей этики для того, чтобы попасть в команду», – дипломатично отметил Грэм.

Джорджо Киналья («Нью-Йорк Космос»)

В 1976 американцев порядком удивило прибытие за Океан бывшего игрока сборной Италии и героя «Лацио» Кинальи. Все были рады, но вскоре обнаружили, что с европейскими звёздами всё не так-то просто: Киналья любимчиком публики никогда не был, а Италию он и вовсе покинул из-за множества угроз от болельщиков других команд. В Нью-Йорке всё тоже не заладилось с самого начала.

«Киналья заявился во время своего отпуска в 1975 году и заявил, что хочет к нам присоединиться. Это – или он просто купит свою франшизу, – вспоминает тогдашний президент Тойе, который как-то назвал игрока «нетренируемым».

«Это правда – я нетренируемый. Просто я знаю больше, чем эти идиоты-тренеры», – подтвердил Киналья.

Так или иначе, итальянец команде помог: он поиграл в США семь лет бок о бок с Пеле, Карлосом Альберто и Францем Беккенбауэром, в общей сложности записав в свой актив 397 мячей. «Я завершитель – то есть когда я своё дело делаю, мяч в воротах».

В 1983 он повесил бутсы на гвоздь и стал президентом «Лацио», после чего унаследовал 60% акций «Космоса», который, правда, в 1986 уже объявил о банкротстве. В 2014 легендарную команду было решено вернуть, а футболка с номером 9 была навсегда закреплена за острословом-итальянцем.

Автор: Jon Spurling, FourFourTwo

«Стадио Олимпико» - Рим, Италия. Обзор, фотографии, история достопримечательности — Рамблер/путешествия

«Стадио Олимпико», центр спортивного комплекса «Форо Италико» и просто красавец-стадион, был открыт в 1953 году. Через семь лет он уже принимал Олимпиаду. С тех пор здесь постоянно проходят футбольные матчи между сборными Италии и других стран, а также другие важные спортивные события.

«Стадио Олимпико» – муниципальная собственность, арендуемая совместно столичными командами «Рома» (трехкратные чемпионы Италии) и «Лацио» (двукратные чемпионы Италии). Эти римские клубы – непримиримые соперники на футбольном поле и вне его. Встречи между ними – это всегда нешуточные страсти, настоящие футбольные битвы. Болельщики обеих команд нередко устраивают потасовки и самые настоящие драки как на самом стадионе, так и за его пределами. Самый известный пример — смерть болельщика «Лацио» в сезоне 1979-1980 годов в результате выстрела из ракетницы, принадлежавшей фанату «Ромы».

Футбол под пиво

Недалеко от «Стадио Олимпико» есть известный даже за пределами Италии пивной бар «Бароне Россо», в котором собираются болельщики, чтобы отдохнуть за кружкой пива, обменяться впечатлениями о прошедших играх и посмотреть матчи итальянской «Серии А» на огромных экранах, установленных в заведении.

«Сердце» стадиона находится в районе Южной трибуны, на которой собираются самые преданные болельщики «Ромы». Именно к «Курве Суд» (название как самой трибуны на итальянском. так и экстремальной фанатской группировки «Ромы») обращают свои полные радости взгляды после забитых мячей «джаллоросси» («желток-красные» – цвета команды). И да, именно к этой трибуне подходили прощаться (иногда – даже на коленях) с преданными тифози Агостино Ди Бартоломеи, Джузеппе Джаннини и Бруно Конти.

Ультрас команды «Лацио», соответственно, облюбовали Северную трибуну «Стадио Олимпико». У них в кумирах числились такие звезды, как Джорджо Киналья, Джузеппе Манчини, Ален Бокшич, Павел Недвед, Фернандо Коуту и другие.

Левые против правых

Интересно, что исторически у обеих ультрафанатских движений есть не только различия в футбольных предпочтениях, но и в политических взглядах. Радикальные болельщики «Ромы» - отъявленные леваки, в то время как фанаты «Лацио» - крайне правые.

Некролог Джорджо Чинаглии | Футбол

Когда Джорджио Чинаглиа, скончавшегося в возрасте 65 лет после сердечного приступа, спросили, правда ли, что он играл с Пеле, итальянский нападающий, как говорят, ответил: «Нет, Пеле играл со мной». расскажет вам все, что вам нужно знать. Человек футбольного мира, которого уважали на двух континентах, Чиналья также был эгоцентричным, ярким и бескомпромиссным индивидуалистом, мало ценившим условности или авторитет как на поле, так и за его пределами.«Если у вас нет эго, особенно в спорте, вы далеко не уедете», - сказал он в 2006 году.

У него определенно было эго, и он ушел далеко - от места своего рождения в Карраре, Тоскана, через Южный Уэльс к успеху на клубном и международном уровне, вернувшись в Италию. На пике своей карьеры он перешел в Североамериканскую футбольную лигу (NASL), играл за New York Cosmos вместе с Пеле и Францем Беккенбауэром и считал себя во всех смыслах равным им.

Физический и целеустремленный нападающий, а не игрок с природным талантом, он, тем не менее, забивал голы, где бы он ни играл, и пользовался особенно большим уважением в Лацио после того, как вдохновил их на их первый титул чемпиона лиги - хотя товарищи по команде и тренеры не всегда были такими восторженными. .

Чиналья переехал в Кардифф в 1955 году в возрасте восьми лет, когда его отец Марио искал работу в сталелитейной промышленности. Джорджио прислушался к совету Марио не заниматься регби, и когда ему было 13 лет, он сделал хет-трик в команде Cardiff Schools, что принесло ему контракт с Swansea Town, ныне Swansea City.

Они тогда были в третьем дивизионе, но Чиналья с трудом написал свое имя в свете. Он часто разочаровывался в черных задачах, которые от него ожидали, и хотя он дебютировал в лиге в феврале 1965 года, чуть больше года спустя ему дали бесплатный трансфер, в том числе за его небрежное отношение к тренировкам и хронометражу и интерес к выпивке , азартные игры и женщины, как и при любой неспособности.

Он вернулся в Италию для прохождения военной службы, что означало вступление в полк для футболистов. Обязательная подготовка и военная дисциплина улучшили его игру, и, хотя он не имел права участвовать в Серии А в течение трех лет, потому что профессионально играл за пределами Италии, он смог присоединиться к Массе Серии С, недалеко от города его рождения, а затем к Интернаполи. уровня, где он забил 26 голов в 66 играх за два сезона (1967-69).

Лацио дал ему шанс в Серии А, и хотя он был более эффективен, чем элегантен, в конечном итоге он забил за них 98 голов в 209 матчах.Он стал любимцем их фанатов, которые прозвали его Длинным Джоном за его сходство с Джоном Чарльзом, нападающим из Уэльса, игравшим в Италии за поколение до этого. Для них он не мог сделать ничего плохого, особенно когда он издевался над болельщиками «Ромы» после того, как забил им в дерби, и несмотря на свое соперничество с товарищем по команде Джиджи Мартини. Они были вознаграждены в 1974 году, когда Чиналья привел «Лацио» к их самому первому в истории скудетто - праву носить трехцветный значок - забив 24 гола, включая победный пенальти против Фоджи.

Он также был неотъемлемой частью сборной Италии, забив гол Фабио Капелло, который обыграл Англию на «Уэмбли» в решающем отборочном матче чемпионата мира в 1973 году. Однако его вспыльчивый характер положил конец его международной карьере. После замены в матче против «Гаити» в финале чемпионата мира 1974 года он поспорил с главным тренером и умчался прочь, выбив дверь раздевалки и в ярости разбив бутылки с водой.

Затем в 1976 году было принято смелое решение покинуть Италию и отправиться в зарождающийся NASL, частично по указанию его американской жены Конни, а частично, по мнению некоторых, потому что Лацио больше не мог позволить себе свою зарплату, а после инцидента в Италии были с облегчением избавился от бомбы замедленного действия.Но в то время как многие громкие имена воспользовались предложенными долларами, чтобы продлить карьеру, которая шла на убыль в более требовательном европейском театре, Чиналья был великим игроком в расцвете сил, и его приход в Cosmos через год после карьеры Пеле дал авторитет лиги значительно повысился.

Упрямый и полный уверенности в себе, он не уважал репутацию, даже Пеле. Однажды он раскритиковал физическую форму великого бразильца, что вызвало у некоторых фанатов освистание, потребовал лучшего обслуживания от своего прославленного товарища по команде и ответил на критику Пеле своего позиционирования так: «Я - Чиналья.Если я стреляю с места, то это потому, что Чиналья может забить оттуда ».

Тренеры и руководители команд сочли его трудным, но ему нравилось покровительство босса Warner Communications Стива Росса, и городская пресса была благодарна за его присутствие». помните, как он проводил корт после игр в раздевалке в парчовом халате, - сказал ветеран-аналитик Тони Корнхайзер. - Он понимал, что значит быть звездой.

Он четыре раза был лучшим бомбардиром лиги, выигрывал В 1981 году получил награду MVP (самый ценный игрок) и стал лучшим бомбардиром NASL, забив 262 гола.Он был введен в Национальный зал футбольной славы США в 2000 году.

Вне футбольного поля ему очень нравился Нью-Йорк, и он стал американским гражданином в 1979 году, но в 1983 году его соблазнили вернуться в Италию, чтобы стать президентом. Лацио. Это оказалось неразумным ходом - клуб был по уши в долгах, и хотя его резкий характер можно было оправдать в игроке, он не очень хорошо играл у президента. Его забанили на восемь месяцев за угрозы судье.

Хуже было, когда его расследовала полиция по поводу возможной причастности организованной преступности к его попытке купить Лацио.Но он ответил своим критикам с характерным американо-итальянским акцентом: «Мне плевать. Почему люди не судят меня за то, что я сделал на поле?»

У него осталась вторая жена Анжела; двумя их сыновьями; и сыном и двумя дочерьми от его брака с Конни, закончившегося разводом.

Джорджио Чиналья, футболист, родился 24 января 1947 года; умер 1 апреля 2012 г.

Итальянская легенда Джорджио Чиналья салютовал фашистам, нес пистолет, вступил в схватку с Пеле и ударил товарищей по команде,

Задумчивый итальянец, с быстрыми ногами и еще более быстрым языком, Джорджио Чиналья по прозвищу «Длинный Джон», потому что По своему сходству с Джоном Чарльзом, был одним из самых результативных нападающих в футболе 1970-х годов.

Как лучший бомбардир Серии А в сезоне 1973/74, Чиналья вывел «Лацио» на свой первый скудетто, а также получил международное признание, выиграв 14 матчей за сборную Италии и забив четыре гола.

16

Джорджио Чиналья был легендой и для Лацио, и для NY Cosmos

Он также был звездным нападающим New York Cosmos в Североамериканской футбольной лиге (NASL), помогая легендарной команде выиграть четыре футбольных мяча NASL.

Но, как подтвердит любой, кто когда-либо встречался с ним, он был не из тех парней, с которыми было легко ладить.

«Джорджио - блестящий игрок, - однажды сказал его товарищ по команде Cosmos Франц Беккенбауэр, - но у него нет карьеры дипломата…»

ЖЕСТКИЙ СТАРТ

Хотя он родился в Тоскане, Италия, он переехал в Кардифф в 1955 году в возрасте восьми лет.

Его отец Марио покинул родину, чтобы найти работу в Уэльсе в сталелитейной промышленности, но вся его семья должна была жить только в одной комнате.

Джорджио - блестящий игрок, но у него нет карьеры дипломата."

Франц Беккенбауэр

Фактически, китайцы были настолько бедны, что юному Джорджо приходилось прибегать к краже молока, которое оставалось у людей на пороге каждое утро по дороге в школу.

И только когда в 13 лет его заметили, сделав хет-трик в команде Cardiff Schools, он наконец привлек внимание Суонси Таун (ныне Суонси Сити), подписав свой первый контракт.

ОТЗЫВ

16

Чиналья вырос в Кардиффе и не вернулся в Италию, пока ему не исполнилось 19 Фото: Алами

16

Чиналья прославился вместе с Лацио, став лучшим бомбардиром Серии А в 1973-74 годах и помог им выиграть титул Фото: Алами

16

В «Лацио» Чиналья забил 98 голов в 209 играх с 1969 по 1976 год Фото: Рекс Характеристики

Чиналья, один из небольшой группы иностранных мальчиков в своей школе, часто становился мишенью для некоторых местных ребят.

«Тогда как минимум два раза в неделю на школьном дворе происходили драки - валлийские мальчики против иностранцев», - поясняет он.

А потом у него была ломка с одним из учителей. Вызвали родителей, применили трость и нависла угроза изгнания.

И тут вмешалась учительница физкультуры, умоляя начальство пересмотреть свое решение.

«Он сказал:« Ты не можешь этого сделать. Он лучший игрок, который у нас есть ».

ИТАЛЬЯНСКИЙ ВОЗВРАТ

Когда Суонси выпустил Чинаглию в подростковом возрасте, игрок и его семья вернулись в Италию, когда ему было 19.

Но это означало, что Джорджио должен будет пройти обязательную военную службу.

К счастью, его мастерство на поле спасло его бекон, и он был помещен в специальный полк для футболистов, где все, что ему нужно было делать, это тренироваться весь день, а затем играть в странную игру.

Это то, чему Чинаглиа приписывает возвращение своей неустойчивой карьеры в нужное русло.

16

Когда Чинаглиа скончался в 2012 году, тифози Лацио с любовью вспоминали его на трибунах Фото: AFP - Гетти

16

Синякам центр нападающего Чинаглии научились в Кардиффе, где он играл в школьный футбол Фото: Алами

«В противном случае, я бы, наверное, все еще быть в Уэльсе, - сказал он, - вываживаться в грязи и пить эль.”

ВООРУЖЕННАЯ И ОПАСНАЯ

Помог «Лацио» в их первом скудетто в 1974 году, Чиналья гарантировал себе место в анналах клуба, но для фанатов «Ромы» он был воплощением дьявола.

«Лацио», как известно, была любимой командой Бенито Муссолини и давно ассоциировалась с фашизмом.

Чиналья публично выразил поддержку фашистской партии, возглавляемой одним из бывших приспешников Муссолини.

Он нажил еще больше врагов, когда отдал нацистский салют печально известным ультраправым ультрас Лацио после победы в римском дерби.

Это сделало его целью угроз убийством со стороны террористических групп, которые были обычным явлением по обе стороны политического спектра в Италии в 1970-х годах.

Он стал носить с собой ружье.

Вратарь Феличе Пулики позже заявил, что «у всех нас было оружие в кобурах».

Когда им было скучно, они стреляли в птиц из своих гостиничных номеров.

Правый защитник Серджио Петрелли даже выкрикнул свет над своей кроватью, потому что он не побеспокоился, чтобы встать и выключить его.

Во время группового похода в кинотеатр сторонник рома узнал Чинаглию и начал его оскорблять. Джорджио не ответил.

Затем, когда свет погас, фанат рома обнаружил, что его дважды ударили по лицу, не зная, кто только что напал на него.

НАЦИОНАЛЬНАЯ СЛУЖБА

Хотя он и упустил место в составе сборной Италии на чемпионате мира 1970 года, Чиналья все же вышел из игры четыре года спустя, когда он был выбран национальным боссом Ферруччо Валькареджи для участия в финале в Западной Германии.

Но все пошло не так, как планировалось.

Во время первой игры «Адзурри» против «Гаити» Чиналья был заменен на Пьетро Анастази, и он был недоволен.

16

Тем не менее, для итальянской национальной сборной Чиналья регулярно пользовался благосклонностью и зарабатывал только 14 матчей Фото: PA: Press Association

16

На чемпионате мира 1974 года Чинаглиа был недоволен тем, что его заменили, и выбил дверь раздевалки Фото: Rex Features

Покинув поле, он выругался прямо в объектив телекамеры, прежде чем броситься прочь и вылететь через дверь раздевалки.

Что касается Италии, то они были нокаутированы в первом раунде.

АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА

Когда появились новости о переводе Чинаглии в New York Cosmos, итальянские общины в Бронксе и Бруклине устроили «Ночь Джорджо Чинаглии» в отеле на берегу реки Гудзон.

Сотни гостей собрались и собрали деньги в черных мешках для мусора, чтобы передать их непосредственно Чинаглии.

«Я должен вам сказать», - сказал он. «[Были»] Многие люди желали мне всего наилучшего, скажем так.”

ВИСКИ В ЕГО ШКАФЕ

Возьмите шкафчик Чинаглии в раздевалке Космоса.

В то время как большинство игроков просто запихивали туда одно или два полотенца и свои личные вещи, Chinaglia была похожа на обнесенную веревкой VIP-зону.

Там был чистый хромированный фен, широкий выбор элитных лосьонов и зелий, индивидуальный шелковый халат, тапочки ручной работы, несколько сигарет, зажигалка Dunhill, бутылка виски Chivas Regal и хрустальный бокал.

16

Chinaglia переехал в NY Cosmos в 1976 году и сразу стал успешным Фото: Алами

16

Чиналья был лучшим бомбардиром NASL четыре сезона подряд Фото: AFP - Getty

16

The NY Cosmos четыре раза выигрывал NASL Soccer Bowl с Предоставлено: Гетти - автор

`` ПЕЛЕ ИГРАЛ СО МНОЙ ''

Когда они были товарищами по команде в New York Cosmos, отношения между Чинаглией и Пеле были в лучшем случае холодными, прежде всего потому, что победитель чемпионата мира из Бразилии всегда привлекал внимание итальянцев.

Ссоры были обычным делом и заключались бесчисленные перемирия.

Однажды, когда интервьюер спросил Чинаглию, правда ли, что он когда-то играл с Пеле, он просто ответил: «Нет, Пеле играл со мной».

БОЛЬШЕ BUST-UPS

Во время одной жаркой тренировки с Cosmos молодой английский нападающий Стив Хант устал от менее энергичных попыток Чинаглии участвовать, назвав его «ленивым».

Нет, Пеле играл со мной ».

Ответ Джорджио Чинаглии на вопрос, играл ли он с бразильцем.

«Следующее, что вы знаете, он ударил меня правой рукой по подбородку, - вспоминает Хант.

«Очевидно, я вернулся за ним, там была большая схватка… но я должен сказать, что с тех пор мы сели и поговорили об этом, и мы отлично поладили».

КИТАЙ КРИЗИС

В 1977 году «Чинаглиа» и «Нью-Йорк Космос» отправились на Дальний Восток, став первой профессиональной футбольной командой, выступившей в Китайской Народной Республике.

16

Пеле играл вместе с Чинаглией, и итальянец ненавидел находиться в тени бразильца Фото: Гетти - участник

16

Хотя они часто улыбались камерам, за кулисами Чинаглиа и Пеле не попадали Фото: AP: Associated Press большая часть команды Cosmos восприняла этот опыт, Чинаглиа был менее чем впечатлен страной, особенно кухней.

Итак, вместо того, чтобы наслаждаться супом из морских слизней из медуз, Чиналья взял дело в свои руки, взяв с собой бесконечные банки равиоли и каннеллони.

ЗЛОЙ ОТСТУПЛЕНИЕ

После того, как его игровые дни подошли к концу в Нью-Йорке, Чиналья вернулся в Италию, чтобы стать президентом своего любимого Лацио. Но споры не за горами.

Например, в одной игре против «Удинезе» на стадионе «Олимпико» Чиналья пришел в ярость от выступления рефери Джино Меникуччи и начал атаковать его с зонтом в конце матча.

Последовал восьмимесячный запрет.

НО ОН МОГ БЫЛО ОЦЕНИТЬ

В 213 матчах регулярного сезона за «Нью-Йорк Космос» в NASL Чиналья забил 193 гола, а в 43 играх плей-офф он забил еще 50.

В 1980 году, тем временем, он забил семь голов в победе со счетом 8: 1 над Туслой Головорезом.

«Я просто хотел забивать голы. Мне было все равно, кто играет со мной рядом.

"Я никогда не любил, поэтому иногда меня не любили. Но меня это не волнует.”

16

Чиналья забил выдающиеся 193 гола в 213 играх за «Нью-Йорк Космос», прежде чем уйти в отставку в 1983 году Фото: Архив Хултона - Гетти

16

Франц Беккенбауэр однажды сказал о Чинаглии: «Джорджио - блестящий игрок, но у него нет карьеры дипломата. Фото: PA: Empics Sport

16

Позже Чиналья вернулся в Италию, чтобы стать президентом Лацио, когда он повесил свои ботинки Фото: News Group Newspapers Ltd

Джорджио Киналья: Профиль легенды Лацио

Недавно появилась история о том, что Иванка Трамп остановилась в траттории в Риме во время недавнего визита президента в Ватикан.Увидев изображение человека в небесно-голубой рубашке, с вытянутыми руками и лицом, повернутым вверх в позе мольбы, она, как говорят, спросила: «Кто он святой?». Официант сказал ей, что это не святой, это Джорджио Чиналья . И хотя Джорджио Чиналья не был святым, он был легендарным нападающим, известным как Лонг Джон , который стал чем-то вроде бога для фанатов «Лацио».

Джорджио Чиналья: предыстория и история

Джорджио Чиналья родился в тосканском городе Каррара, известном своим белым мрамором и лардо. Он вырос в Кардиффе, Уэльс.В возрасте девяти лет Чиналья присоединился к своему отцу-металлисту в Уэльсе, когда семья искала побег из ужасающей нищеты послевоенных лет в Италии. Чиналья научился играть в футбол в Уэльсе, но решил присоединиться к Суонси вместо Кардиффа, по-видимому, потому что Кардифф предложил ему лишь ограниченную попытку. Знак пламенного темперамента и растущей самоуверенности, которыми он прославился. Его несколько лет в Суонси в середине шестидесятых были бурными и изобиловали рассказами о его легендарном проступке; поздние ночи, распутство, азартные игры и, конечно же, его свирепый нрав.Впоследствии Чиналья вернулся в Италию, чтобы заняться торговлей с Массезе и Интернаполи в третьем дивизионе страны.

Джорджио Чиналья, Source-TVando

В 1969 году новоиспеченный «Лацио» набросился на долговязого нападающего, который, казалось, нашел свою нишу в итальянском футболе. Именно в небесно-голубой майке старейшего клуба Рима и под наставничеством менеджера Томмазо Маэстрелли Чиналья добился своих лучших результатов как футболист. Чиналья показал себя смертоносным финишером и вскоре привлек внимание национальной сборной и получил вызов в матче против Болгарии.Чиналья, хотя и был первым игроком, попавшим в сборную Италии из второго дивизиона, сразу же зарекомендовал себя, забив гол с первого касания. Он также учтет победу Италии над Англией со счетом 2: 1 на стадионе «Уэмбли», обеспечив передачу победному голу товарища по команде Адзурри Фабио Капелло. Позже он представлял Италию на чемпионате мира 1974 года в Германии.

Тем временем в Лацио, Чиналья вместе с Ре Чеккони, Уилсон и Д’Амико превратили недавно получивших повышение 72-73 Иглз в команду, которой едва не хватило титула.В следующем 1974 году, забив 24 гола, Чиналья стал капоканноньером Серии А и обеспечил «Лацио» свой первый титул в Серии А.

Несомненно, этот матч против «Ромы» из другого города в конце того выигранного чемпионата сезона, который превратил Чинаглию в легенду «Лацио», вырезал его имя в пантеоне игроков «Лацио» и стал предметом легенд дерби. Чиналья зашел в раздевалку цыган, чтобы предупредить своих противников, что будет ждать их на поле. Такова была его жестокая конкуренция.Чинаглиа преуспевал, раздражая своих оппонентов. Забив победный гол со счетом 2: 1, Чиналья, как известно, пробежал под террасу «Ромы», протянув руку, указав указательным пальцем прямо в сердце болельщиков соперника. Чиналья одолела их всех и победила. Он не собирался позволить им забыть об этом. Ни один фанат «Лацио» никогда этого не делал. «К счастью» , позже он сказал в интервью об этом дерби : «Я стал ярым фанатом своей команды».

Джорджио Чиналья

Лацио середины 1970-х всегда был на самом узком выступе.В Италии это были годы свинца, раздираемые политическим и криминальным насилием и окровавленные неоднократными актами ужасающего терроризма. Лацио, похоже, был пропитан этим духом. Лацио из Чинаглии представлял собой жестокую банду фракционированных маньяков, вооруженных оружием. Тренировки часто превращались в настоящие потасовки. Для Лонг Джона это было обычным делом. В конечном итоге он был исключен из сборной за то, что разрушил раздевалку команды после замены в матче против Гаити.

В 1976 году, после 246 игр и 122 голов за «Лацио», Чиналья шокировал футбольный мир, покинув «Лацио» и присоединившись к «Нью-Йорк Космос».За 9 лет работы в команде NASL вместе с такими игроками, как Пеле и Беккенбауэр, Чиналья забил 231 гол в 234 играх, прежде чем уйти на пенсию.

Чиналья вернулся в Рим в 1983 году, чтобы служить президентом Лацио в течение одного года, прежде чем снова уехать в Соединенные Штаты. Он продолжал работать на различных непродолжительных административных должностях в различных футбольных клубах, а также комментировал на английском и итальянском языках несколько вещателей. Он был замешан в нескольких скандалах, связанных с обвинениями в отмывании денег и финансовых правонарушениях, включая предполагаемую попытку купить Лацио с использованием отмытых денег.Чиналья умер в 2012 году в своем доме в Неаполе, штат Флорида, когда он выздоравливал от сердечного приступа.

Nonostante Tutto… Джорджио Чиналья È Il Grido Di Battaglia!

Последние мысли

Чинаглию помнят как одного из величайших итальянских нападающих своего поколения. Его мощный стиль игры установил шаблон для классического внушительного центрального нападающего, достаточно сильного, чтобы одолеть оппонентов в штрафной и забить голы. Его безграничное чванство и экстравертный характер приводили в замешательство фанатов и неуравновешенных противников.В 1974 году Чиналья выпустил трек под названием «Football Crazy». В этой культовой песне Чинаглиа поет строчку : «Да, я лучший, я лучший во всем мире, я самый сильный из всех, я помешан на футболе». Действительно, Чиналья был сумасшедшим капитаном расстроенной команды «Лацио», покорившей Италию. Его изображение до сих пор регулярно украшает баннеры Curva Nord и знаменитое изображение Длинного Джона, протянутого пальцем в этом провокационном жесте, даже показанном в недавнем дерби-тифо.Джорджио Чиналья иль сетки битвы!

Доверенное лицо. Пеле был уловом, но Джорджио… | Скотт Солтер | Журнал Ron

Пеле был призовым, но Джорджио Чиналья был настоящим королем Нью-Йорка.

Кредит: Империя футбола

Джорджио Чиналья родился в Италии и вырос в Уэльсе. Он был уникальным футболистом. Играя за «Лацио» и сборную Италии, до того, как возглавить New York Cosmos вместе с Пеле и компанией, Чинаглиа был нацелен на гол и жаждал власти.

В футболе очень мало таких, как Джорджия Чиналья. Харизматичный, но настолько самоуверенный как на поле, так и за его пределами, что в конечном итоге создает проблемы. У всех выдающихся бомбардиров есть эго. Подумайте о Златане, Криштиану и компании, но ни один из них не касается Чинаглии.

Итальянец - необычная история; родился в Карраре, Тоскана, вырос в Кардиффе, Южный Уэльс.

Безработица в Италии после Второй мировой войны вынудила семью Чинаглиа уехать в Южный Уэльс. Его отец нашел работу на металлургическом заводе в городе, прежде чем открыть собственный ресторан на Ньюпорт-роуд, в районе Рамни города.Джорджио получил образование в школах Кардиффа, в начальной школе Святого Петра, а затем в школе леди Мэри.

Классическая сказка из последнего как нельзя лучше олицетворяет Чинаглию. Когда его попросили сыграть в регби, он ответил, что только «уродливых человека играли в игру с овальным мячом». Именно такой прямолинейный, забавно высокомерный характер сделал Чианлиа тем человеком и футболистом, которым он был.

Его любовь к футболу зародилась в валлийской столице, где он начал представлять Cardiff Schools.Затем тренер Суонси Уолтер Роббинс заметил, что Чинаглиа сделал хет-трик при победе со счетом 3: 0 над Wrexham Schools, и предложил ему месячное испытание. Его взяли в подмастерья, прежде чем он дебютировал в старших классах в октябре 1964 года.

Чинаглиа не впечатлил, и его быстро выбросил в резерв менеджером Тревором Моррисом, который впоследствии почувствовал гнев Марио Чианглии, отца Джорджио.

«Джорджио был только многообещающим юношей, но его отец считал его величайшим игроком в мире - гением», - сказал Моррис - ясно, откуда Джорджио взял свое высокомерие.

Его отец начал активно искать новый клуб, в основном в своей родной Италии, и Чиналья потерял интерес к «Лебедям». Он начал опаздывать на тренировку и даже опаздывал на игру. После этого надпись была на стене, и Чинаглию выгнали из Суонси всего после 4 выступлений.

Марио Чиналья обеспечил ему переход в третий дивизион «Массезе», прежде чем переместить Джорджио в Интернаполи. Его время в Южном Уэльсе, возможно, подошло к концу, но это оказало длительное влияние на Чинаглию.В «Однажды в жизни» Клайв Той шутит, что Чиналья был итальянцем, говорившим по-английски с валлийским акцентом.

Именно в Интернаполи Чиналья встал на ноги, забив 25 голов за 2 сезона, прежде чем его выкупил римский гигант «Лацио» за 140 000 фунтов стерлингов. В Риме мощный нападающий возглавил таблицу результативности Серии B с 21 голом и вернул Лацио обратно в Серию A.

Высокий, мощный нападающий с хорошей ногой и ударом правой ноги, Чианлия начал привлекать внимание международной Тренер Феруччо Валькареджи и игрок «Лацио» забили гол в своем дебютном матче за Gli Azzurri в 1972 году.Его звездный час наступил год спустя, когда он помог Италии одержать первую победу на английской земле.

Однако жизнь в Риме испортилась для Чинаглии и его семьи. Они столкнулись с оскорблениями со стороны фанатов оппозиции, и нападающий постоянно выражал свое недовольство итальянским налоговым законодательством. Они купили дом в Нью-Джерси, США, и решили ехать оттуда на матчи Лацио.

Это действительно были грани безумия Чинаглии. Однако это продлилось недолго: в 1976 году Чиналья ворвался в кабинет президента New York Cosmos Клайва Тойя и настаивал на том, что он либо будет играть за Cosmos, либо купит свою команду.Он присоединился к Космосу.

Это был переворот для Космоса. Конечно, не на том же уровне, что и Пеле, но Чиналья был игроком в расцвете сил, а не увядающей суперзвездой. Он продолжит бить рекорд результативности НАСЛ, забив 34 гола в 1978 году.

«Судите меня за то, что я делал на поле - это было бы неплохо». - Джорджио Чиналья, Once in a Lifetime (2006)

Несомненно, Пеле был главной достопримечательностью New York Cosmos, но итальянская Чиналья была сильной и мало заботилась о репутации.Они обменивались критикой взад и вперед, Чиналья критиковал физическую форму Пеле и позицию бразильской Чинаглии. Отвечая на критику своего партнера по забастовке, Чиналья сказал известную фразу: «Я - Чиналья. Если я стреляю с места, это потому, что Чиналья может забить оттуда ».

В лучшем случае он был прав. Чиналья забил 193 гола в 213 играх за «Космос», что является невероятным рекордом в любой лиге. Несмотря на их разногласия, Чиналья по-прежнему оставался футболистом и уважал карьеру и талант Пеле, хотя Франк Беккенбауэр (напарник этих двоих по команде Cosmos) сказал журналу New York Times в 1981 г. : «Джорджио - блестящий игрок, но он не имеет карьеры дипломата."

" Они, наверное, меня не выносят - мне плевать ". Чиналья, Once in a Lifetime (2006)

Хотя итальянец не ладил с Пеле, одним человеком, с которым он ладил, был основатель Cosmos Стив Росс. Президент Warner Brothers влюбился в игру после того, как турецкие братья Ахмет и Несухи Эртегун убедили ее в ее коммерческой жизнеспособности.

Чиналья установил такие отношения с Россом, что последний воспринял его мнение как евангелие.

Если тренер поссорится с итальянцем, вы можете положить деньги на то, что он вскоре потеряет работу. «Пеле был его призом [Росса], но Чианглия была его доверенным лицом», - сказал один источник, близкий к паре.

Именно эти отношения сделали Чинаглию одной из самых любимых и ненавистных фигур в игре.

Он убедил Росса управлять клубом так, как он считал нужным. Росс часто видели гуляющим в форме или спортивном костюме Чинаглии, такими были отношения между итальянским нападающим и президентом клуба.

«Джорджио был очень увлечен футболом и нашел единомышленника в моем отце». - Марк Росс, «Однажды в жизни» (2006)

Его влияние проявилось, когда он ударил товарища по команде Хулио Сезара Ромеро по лицу.

Несмотря на свои проступки, Чинаглиа так и не был наказан, и никто из товарищей по команде не пожаловался. Дэвид Хирши из New York Daily News назвал Чинаглию «единственным играющим генеральным менеджером в лиге» , что попало в самую точку.

Когда лига пришла в упадок после ухода Пеле, Cosmos столкнулись с растущими долгами и изо всех сил пытались удержаться на плаву. Они продали 60% акций клуба Чинаглии, несмотря на то, что деньги не переходили из рук в руки.

Джорджио Чиналья умер от сердечного приступа в апреле 2012 года и считается одним из самых загадочных и высокомерных игроков всех времен. Несмотря на это, он по-прежнему очень привязан к нему. Несмотря на то, что Чинаглиа был назван величайшим игроком в истории Лацио, внесен в Зал славы американского футбола в 2000 году и его футболка под номером 9 была снята с карьеры Cosmos в 2014 году, Чинаглиа действительно не получил должного признания.

Некрологи | Джеймстаун Сан

РИМ (AP) - Бывшая звезда "Космоса" из Италии, Лацио и Нью-Йорка Джорджио Чиналья умер от сердечного приступа, сказал его сын. Мастеру итальянского футбола было 65.

Чиналья умер в воскресенье в своем доме в Неаполе, штат Флорида. Об этом сообщил его сын Энтони через друга семьи Чарли Стиллитано, который был соведущим Чинаглии на радио-шоу Sirius XM.

Чиналья был лучшим бомбардиром Североамериканской футбольной лиги за всю историю после того, как ранее играл с «Лацио».

Лацио тоже объявил о смерти. Чиналья жил в США с тех пор, как в Риме ему предъявили обвинения в причастности к организованной преступной группировке, которая якобы пыталась купить Лацио в 2006 году.

Чиналья помог «Лацио» выиграть свой первый титул в Италии в 1974 году, а позже стал президентом клуба.

В 1976 году он присоединился к Cosmos и играл вместе с Пеле и Францем Беккенбауэром. Он играл за Италию на чемпионате мира 1974 года.

В Cosmos он играл в составе, который отличался утонченностью Пеле и расчетливой игрой Беккенбауэра.

«Я финиширую. Это означает, что когда я заканчиваю с мячом, он оказывается в задней части сетки», - сказал он в 1978 году.

В 2000 году Чиналья был занесен в Зал футбольной славы США и избран величайшим игроком в истории Лацио во время празднования столетия клуба.

«И я, и весь город Рима выражаем глубокие соболезнования», - говорится в заявлении мэра Рима Джанни Алеманно.«Для фанатов« Лацио »Чиналья был больше, чем символ. Он был знаменитым игроком, несшим за собой целое поколение фанатов, и эмблемой первого титула в 1974 году. И таким мы его помним.

«Мы знаем, что в течение многих лет он больше не проживал в Италии, но мы доступны для семьи для любого типа инициативы, которую они хотят организовать в память о нем».

Чиналья родился в Тоскане, но вскоре его семья переехала в Уэльс, где он начал свою карьеру в Суонси.

Чиналья вернулся в Италию с маленьким тосканским клубом «Массезе» в 1966 году и в конечном итоге перешел в «Лацио» в 1969 году, забив 98 голов в 209 матчах за римскую команду. Итальянские фанаты прозвали его Длинным Джоном за валлийское прошлое.

В Нью-Йорке Чиналья стал лучшим бомбардиром в истории Североамериканской футбольной лиги, забив 262 гола за восемь сезонов за «Космос».

Он был президентом Лацио с 1983 по 1985 год.

Совсем недавно в Чинаглии с 2006 года проходило «Футбольное шоу».

«Джорджио был одной из легендарных фигур футбола, и для нас большая честь и благодарность за то, что он стал частью семьи SiriusXM», - говорится в заявлении спутниковой радиокомпании. «Все те, кто любит спорт и слушает его, делятся его историями и невероятными знаниями игры, лучше для этого опыта. Его будет не хватать».

Фабио Капелло, который недавно ушел с поста тренера сборной Англии и был товарищем Чинальи по сборной Италии, сказал, что «Джорджоне оставался рядом со мной даже после того, как мы перестали играть.Он был мне настоящим другом ».

Капелло вспомнил, как Чиналья внес свой вклад в свой знаменитый гол в ворота Англии на Уэмбли в 1973 году.

«Все началось с того, что он пробежал по правому краю. Я вложил мяч, но думать об этом сейчас меня действительно не интересует», - сказал Капелло, сообщает информационное агентство ANSA. «Сейчас я вспоминаю те звонки, которые он делал мне недавно, чтобы взять у меня интервью. Он всегда хорошо справлялся со мной. Я потерял дорогого мне человека.«

PSV Union 93G встретятся с лучшим бомбардиром NASL и бывшей звездой Италии и Лацио Джорджо Чинаглиа

Лучший бомбардир Североамериканской футбольной лиги (НАСЛ), бывший игрок национальной сборной Италии и звезда СС «Лацио» Джорджио Чиналья позирует с ПСВ Юнион ФК 93G на региональном турнире национального кубка клубного футбола США 2007 года в Терлоке, Калифорния. Г-н Чинаглиа сопровождал тренеров Союза ПСВ Гэри и Карин Айрленд на турнир в качестве специального гостя NorCal Premier.

О ДЖОРДЖИО ЧИНАЛЬЯ

Джорджио Чиналья - легенда среди американских футбольных фанатов, впервые прославившийся как одна из величайших звезд Североамериканской футбольной лиги в 1970-х и 1980-х годах, когда играл в New York Cosmos. Он был волшебником, который забивал голы, энергичным человеком на поле и за его пределами и был одной из важных причин, по которым NASL пользовался большим успехом на протяжении своей истории. Избранный в Зале славы в 2000 году, г-н Чиналья до сих пор остается лучшим бомбардиром в истории профессионального футбола Северной Америки.Г-н Чиналья в настоящее время ведет футбольное шоу и предварительную игру Chelsea True Blue на спутниковом радио Sirius.

В последний раз занимая должность старшего вице-президента по развитию бизнеса ChampionsWorld LLC, г-н Чинаглиа сыграл важную роль в приобретении многих ключевых корпоративных партнеров, включая MasterCard и Budweiser. Г-н Чинаглиа также был ведущим аналитиком всех международных телевизионных передач компании.

В дополнение к работе г-на Чинаглиа с ChampionsWorld, он был одним из организаторов многих студийных шоу чемпионатов мира по футболу FIFA 2002 и 2006, проводимых ABC, с анализом транслируемых по телевидению матчей.Начав свою карьеру в сфере телевещания в 1990 году, г-н Чинаглиа участвовал в сотнях трансляций по всей Европе для RAI International, MediaSet и Sky Sports. Он также написал четыре книги о своей жизни и мире международного футбола.

Уроженец Италии, г-н Чиналья, начал свою карьеру профессионального футболиста в 1962 году в клубе «Суонси» в Уэльсе. Позже он играл за Massese и Internapoli в Италии, а затем перешел в SS Lazio в Риме, где его до сих пор обожают как величайшего игрока клуба, который привел их к скудетто 1974 года, первому чемпионату Италии в этой организации.Г-н Чиналья четырнадцать раз выступал за сборную Италии и был ключевым членом команды чемпионата мира 1974 года. В 1976 году г-н Чинаглиа подписал знаменательную сделку с New York Cosmos. Его 242 гола в 254 матчах - это все еще рекорд, который вряд ли когда-либо будет побит. Он был лучшим бомбардиром лиги четыре раза и самым ценным игроком лиги в 1981 году.

Во время работы в Cosmos г-н Чинаглиа также работал руководителем в Warner Communications, а затем и президентом Cosmos.Г-н Чиналья вернулся в Италию в 1982 году, когда он купил свой бывший клуб SS Lazio и теперь живет в Нью-Джерси.

Джорджио Чиналья - Общество истории американского футбола

Лучший бомбардир в истории Североамериканской футбольной лиги. За свою восьмилетнюю карьеру в «Нью-Йорк Космос» Чиналья забил 242 гола НАСЛ, уступая место среди бомбардиров первого дивизиона США только Арчи Старку с его 260 голами за АСЛ. Чиналья забил 397 голов во всех играх за «Космос», в том числе в межсезонье в Европе, Южной Америке и Азии.

Чиналья, сыгравший 14 игр за сборную Италии, в том числе две на чемпионате мира 1974 года, присоединился к Cosmos в начале сезона NASL 1976 года, поскольку Cosmos пытался окружить Пеле более сильным составом поддержки, чем он имел. в своем первом сезоне "Космос". Чиналья играл за «Лацио» с 1969 года и привел римскую команду к чемпионату Италии в первом дивизионе в 1974 году.

Чиналья был звездой чемпионских команд NASL Cosmos в 1977, 1978, 1980 и 1982 годах и забивал голы в титульном матче NASL все эти четыре года.Те чемпионские годы были частью череды, в которой он забил не менее 24 голов за шесть сезонов подряд. Вероятно, его лучшим годом в «Космосе» стал 1980 год, когда он следил за регулярным сезоном, в котором он забил 32 гола в 32 играх, а в плей-офф он забил еще 18 голов в семи играх. Среди этих 18 было семь голов в матче плей-офф первого раунда против «Головорезов Талсы».

Хотя в составе Cosmos было и несколько других, более известных на международном уровне, Чиналья год за годом был самым эффективным игроком команды.Он был выбран в качестве главной команды всех звезд NASL в 1976, 1978, 1979, 1980, 1981 и 1982 годах и был самым ценным игроком лиги в 1981 году. Он возглавлял NASL по голам в 1978, 1979 и 1982 годах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *