Яровинский олег цска – Олег Яровинский: «Лучший скаут ЦСКА — человек, который никогда не играл в футбол»

Цска

Содержание

Олег Яровинский: «Лучший скаут ЦСКА — человек, который никогда не играл в футбол»

Янчик, Думбия

— Весной ЦСКА было тяжело без Думбия. Смысл был отпускать Нецида?

Это было общим решением. Тем более мы взяли Страндберга, у нас есть Панченко, Муса. Держать кого-то для количества — не вариант. К тому же Томаш был травмирован. Да и полгода для игрока — огромный срок. За него можно перейти в «Реал», а можно закончить карьеру в коллективе физкультуры. Мы это учитывали. Но расстались без проблем. Не секрет, что ЦСКА со всеми остается в хороших отношениях.

Сейду Думбия: «Кому бы я отдал премию, будь журналистом? Себе!»

— Только с Янчиком* были проблемы.

— Янчик вел себя весьма странно. Он просто исчезал из футбола, потом возвращался с какими-то собственными мыслями и претензиями.


*19-летний Давид Янчик перешел в ЦСКА летом 2007 года за 4,2 млн евро. В 4-й игре за клуб на 94-й минуте он забил «Спартаку» гол, который позволил армейцам продолжить беспроигрышную серию в дерби, длившуюся уже шесть лет. Тот мяч так и остался единственным, который форвард забил за красно-синих, а сам поляк, пережив четыре аренды и проблемы с алкоголем, полностью покинул ЦСКА только в 2013-м.


— Евгений Гинер рассказывал, что в ЦСКА есть список игроков на каждую позицию, который постоянно находится в ротации. Под какими номерами в нем шли Страндберг и Алиев?

— У нас нет драфта, как в НХЛ. Игрок может сегодня лучше выступить, завтра хуже, поэтому мы не переставляем их местами. Страндберг и Алиев в принципе значились в списках молодых нападающих. Это совпадение, что они оба оказались из Швеции, потому что были и другие ребята. Турок, например.

«Футбол мне не был интересен, я хотел заниматься дзюдо». Как ЦСКА презентовал Алиева и Страндберга

— «Молодых нападающих» — то есть для молодых есть отдельный список?

— Нет, список единый, просто за молодыми ребятами мы следим еще и по соревнованиям U-20, U-21, и, в тот момент когда они будут готовы, мы можем их приобрести. Хотя Алиев и Страндберг – это люди на будущее, на долгосрочную перспективу. И решение об их приобретении было принято вне зависимости от ухода Думбия.

— То есть ничего страшного, что Алиев сейчас за дубль играет?

— Более того, он и должен за дубль играть и развиваться там. Никто его не торопит.


Селекция, бриллианты

— Расскажите, как вы оказались в футболе?

— Пришел по объявлению. Юрий Белоус в 2003 году — я тогда был студентом 3-го курса факультета журналистики МГИМО — написал в газете «Спорт-Экспресс», что футбольный клуб «Торпедо-Металлург» набирает менеджеров в международный отдел. Я откликнулся.

— И сразу стали селекционером?

— Ни о какой селекции изначально речи не шло, ею занимались уважаемые личности. В селекционный отдел попал года через два, причем очень помог Леонид Слуцкий, который тогда работал тренером дубля. Он много времени проводил с молодежью — Белоус набрал абсолютно новую команду менеджеров, — объяснял разные нюансы. Как и Сергей Шустиков, кстати. Просмотр игроков – это ведь такая вещь, которой можно научиться. В том же ЦСКА один из лучших скаутов — человек, который профессионально в футбол не играл.

— Что было после «Металлурга»?

— В нем я проработал до 2008 года, пока на сезон не ушел в «Крылья». Дальше занимался агентской деятельностью, был директором российского офиса большого международного агентства «Спорт Инвест», которое заключало сделки по всей Европе. Потом получил приглашение из ЦСКА.

— Из чего состоит стандартный день спортивного директора ЦСКА?

— Большое количество времени посвящено работе с ДЮСШ. Поэтому я стараюсь приходить на тренерские советы, слушать, как тренеры обсуждают спортивные вопросы. Чтобы, в том числе, поучиться. Там обсуждаются темы детского футбола, которыми нужно владеть. Смотрю много разного футбола. Плюс есть масса встреч с агентами, представителями других клубов, вопросы продажи и покупки молодых игроков. То есть стандартного распорядка нет. Но каждый день много встреч и футбола.

— Часто бываете в разъездах?

— Если брать стандартный набор командировок, который есть в селекционном штабе, то он связан с ДЮСШ. Это поездки на разные турниры. Мы всегда стараемся как минимум одного представителя отправить туда, чтобы он посмотрел наших ребят на уровне европейских команд. Плюс периодически летаю с основным составом. Ну и в командировки за рубеж.

— Как происходит поиск игроков? Вы видите крутого футболиста по ТВ, консультируетесь с руководством и едете смотреть на него вживую?

— Объясню на примере. Вы приходите в педагогический институт и смотрите там три факультета девушек. Посмотрели, отобрали себе и начинаете следить за этим ограниченным кругом. Так и мы. Знаем, что есть условно в Бельгии или Голландии команда, которая активно подтягивает молодежь. Мы без привязки к конкретному человеку смотрим ее матчи. Вдруг кто-то находится – смотрим глубже. Нравится. Начинаем вести. Еще много смотрим превентивно — юношеские, молодежные соревнования. Не с прицелом на одного игрока, а вообще. Составляем списки, по ним потом кого-то ведем. Любого игрока мы смотрим несколько раз, прорабатываем, потом вступаем в переговоры.

— Когда настает этот момент?

— Зависит от подхода. Есть позиции, которые требуют усиления в данный конкретный период, есть – которые в перспективе. Тот же самый Витиньо*, которого сейчас как только не склоняют, был человеком, появившимся в списке неожиданно, потому что сыграл не так много матчей, но как модель, подобного плана игрока клуб хотел купить давно. И было несколько кандидатур.


*Витиньо, четвертая по стоимости покупка ЦСКА в истории, в начале сезона-2013/14 перешел в клуб из «Ботафого» за 9,5 млн евро и считался невероятной трансферной удачей. Но за полтора года бразилец так и не стал игроком основы, забил всего один гол и в январе уехал в годичную аренду в «Интернасьонал».


— Как вы определяете, какие чемпионат и клуб смотреть?

— Во-первых, селекционеры смотрят и детские турниры — это с 8 утра до 9 вечера, когда перед тобой огромное количество детей, а ты перекусываешь бутербродами с чаем. Если говорить о большом футболе, то это все ведущие лиги: Голландии, Бельгии, Германии. Но опять же нужно понимать, кого мы смотрим. Бесполезно говорить: «Давайте купим Гетце».

— То есть вы ищете того, о ком никто не знает?

— Такого не бывает. При современном уровне развития технологий невозможно усмотреть кого-то в одно лицо. Если человек считает, что он может привезти со двора такой бриллиант, что он сразу попадет в основной состав ЦСКА, это значит, что он не отдает себе отчета об уровне РФПЛ. Попасть в Премьер-лигу со двора нереально, футболист уже должен быть определенного уровня. А если он определенного уровня, значит, о нем знает много народу. И вопрос тут уже в другом. Если раньше большие деньги стоила информация – о том, кто и где играет, то сейчас самое сложное — это коммуникация. То есть понимание, как дойти до человека, как правильно действовать и как купить его с наименьшими затратами для клуба. Этим мы и стараемся заниматься.

— Получается, современная селекция — это больше переговоры, чем поиск?

— Конечно. Сейчас нельзя представить ситуацию, что ты кого-то нашел в дебрях, привез его, сам поставил в состав, он заиграл, забил 50 мячей — все, ты красавец. Такого не бывает.


Галицкий, кот в мешке

— Скаутом может стать любой? Сергей Галицкий* рассказывал в интервью «СЭ», как нашел игрока, смотря футбол на беговой дорожке.


*Сергей Галицкий: «Бежал на тренажере, смотрел телевизор, переключил на какой-то дурацкий канал, там шел футбол. Играл аргентинский «Ланус», я увидел Перейру, и он мне очень понравился. Потом посмотрел диски с его игрой и сказал селекционерам: «По-моему, это то, что нам надо».


Существует огромное количество баек, как кто-то кого-то нашел. Если брать конкретно Сергея Галицкого, я не знаю эту историю, но постараюсь проанализировать. Он предприниматель высокого уровня. Чтобы им стать, у него наверняка есть своя система, по которой он строит бизнес. Поэтому что он сделал? Увидел человека, который ему чем-то приглянулся, понял, что этот человек выступает на высоком уровне, сыграл там определенное количество матчей. То есть Галицкий, как системный человек, минимизировал возможность ошибки и попросил свою селекционную службу полностью игрока проработать. Они это сделали. Так что если ты системный человек, понимаешь, как происходят процессы, то, да, ты вполне можешь быть скаутом.

— В детском футболе возможно откопать неизвестный талант?

— Если совсем углубляться в детский спорт, то, наверное, можно. Хотя возьмем Александра Головина, который сейчас является игроком основного состава ЦСКА. Его высмотрел один скаут, потом, чтобы уговорить перейти в клуб, директор академии и еще один человек летали к нему. Но его уровень, несмотря на то что он был достаточно юным, был понятен. Просто не все в него верили, а в ЦСКА поверили. Но такого, чтобы его никто не знал и не видел, не было. Он чуть ли не через турнир получал приз лучшего футболиста по своему возрасту.

— Какими программами пользуются скауты?

— Wyscout и Instat. Также у нас есть много связных и источников из разных стран. Они не числятся в клубе, но это наши товарищи, агенты, спортивные директора. Мы все контачим, обмениваемся информацией.

— В контрактах скаутов прописаны бонусы за удачные трансферы и ответственность за провал?

— Что такое провал? Провал — это привезти игрока, у которого одна нога деревянная. А так возможна как удача, так и неудача. В этом вся соль селекции. Хотя чудес не бывает. Если проанализировать рынок молодых футболистов в Западной Европе, которые переходят из маленькой команды в среднюю, а потом из средней — в топ, то сумма, которую средняя команда заплатила маленькой, будет измеряться уже сотнями тысяч евро. Идиотов нигде нет — настоящий талант видно всегда, и за него попросят деньги. Но можно грамотно вести переговоры и минимизировать сумму выплаты. Дело – в процессе убеждения.

— Если скаутинг — это про переговоры, а не про поиск, почему в «Удинезе» постоянно находят крутых игроков, которых никто не знал?

— «Удинезе» — это клуб, который не боится рисковать большими деньгами даже за самых юных игроков. Потому что он работает за счет оборота. Они могут заплатить три раза по 300 тысяч евро за 15-летних футболистов и потом на одном из них заработать 50 млн. Но для этого нужно иметь определенную заточку. ЦСКА не может выполнять роль «Удинезе», потому что нам нужно еще бороться за титулы и играть в Лиге чемпионов. «Удинезе» часто совмещает приятное с полезным, но они много ошибаются. Просто об их ошибках мы не знаем, а удачи видим.

Страмные чувства. Куда скатился «Удинезе»

— То есть это просто раскрученная история и итальянские скауты не такие крутые?

— Они крутые тем, что от момента, когда они кого-то увидели, до момента, когда об этом узнал президент клуба, проходит минимальное количество времени. И решения принимаются очень быстро. Та же история с «Порту»*. Они могут спокойно за молодого заплатить 6 млн евро, потом продадут его за 30. Но эти 6 млн очень часто отдаются за кота в мешке. И у них есть ошибки. Просто это такая модель бизнеса.


*За последние десять сезонов «Порту» продал 28 игроков на сумму 600 млн евро.


— При этом «Порту» борется за титулы.

— Да, но, базируясь в Португалии, они могут легко охватить бразильский и африканский рынки молодежи. Переезжая в Португалию, ребята попадают в знакомую среду — там тепло, там море, там менталитет, который позволяет таланты не губить. В нашей стране приезд иностранцев в возрасте 14–15 лет затруднен.


Ди Мария, агенты

— Расскажите про самые тяжелые переговоры.

— Каждый трансфер индивидуален, поэтому везде были свои ситуации. Легких переговоров не бывает вообще. Потому что нужно свести воедино позиции продавца, покупателя, игрока, агента, хотя в ЦСКА мы стараемся минимизировать их участие и общаемся с клубами напрямую. Но бывают ситуации, когда нам помогают другие люди, которые имеют влияние на клуб.

— Был ли неизвестный игрок, которого вы хотели приобрести, но не сделали этого, а он стал звездой?

— В «Москву» мы хотели купить Анхеля Ди Марию. Даже почти купили. Сидели, общались, он был согласен, но «Бенфика» опередила. Вели переговоры по Йосси Бенаюну еще до его перехода в «Челси». Тогда он играл в «Расинге» из Сантандера. По Ди Марии, кстати, мы разговаривали летом, а осенью была возможность купить его еще дешевле. При этом он стоил не десятки тысяч долларов, а больше миллиона. И был котом в мешке, из которого неизвестно что получилось бы. То есть снова ситуация, о которой я говорил: игрока, никакую не звезду, ведут несколько клубов, при этом он уже стоит серьезных деньг. Но за счет быстрой работы можно всех опередить и его забрать.

— Белоус рассказывал, что «Москву» мог возглавить Дель Боске.

— На каком-то этапе был Зденек Земан. До Олега Блохина — Михайличенко, пара итальянских тренеров. Мы с ними встречались, общались. Про некоторых мне не хотелось бы говорить, потому что люди тогда имели работу и параллельно разговаривали с нами. Вдруг решат, что они сейчас работают и тоже на стороне ведут переговоры.

— Часто игроки просили заоблачные суммы?

— Постоянно. Например, вели переговоры с Фарфаном*, и он запросил такие деньги, что стало дурно. Я думаю, даже «Зенит» и «Газпром» вздрогнули бы.


*За карьеру 30-летний перуанский нападающий поиграл в трех командах: «Альянса Лима» (2001–2004), ПСВ (2004–2008), «Шальке» (2008 – по наст. время), забивая в среднем меньше 0,3 мяча за матч.


— Сталкивались со странными увлечениями игроков?

— Был один иностранец — не буду называть имя, — увлекался такой вещью: на специальном полигоне машины разгоняются, и он должен от них уворачиваться. Когда об этом узнал, подумал, что утка. Оказалось правдой.

— Часто звонят сумасшедшие агенты?

Вообще, сумасшедшие постоянно звонят в клубы. Самые частые звонки связаны с тем, что человек играет на первенство области, ему 27–28 лет, но он понял, что хочет стать профессиональным футболистом, и требует, чтобы его пригласили на просмотр в основной состав. На вопрос «Думаете ли вы, что соответствуете нашему уровню?», даже не сомневаясь, отвечает утвердительно. Каждый день такое происходит. 

Агенты футболистов российских топ-клубов. Кто стоит за спинами игроков


Килиманджаро, «Дорога костей»

— Леонид Слуцкий не скрывает, что вы дружите и вместе проводите отпуск. Самые популярные направления?

— У нас сложилась горнолыжная тусовка, куда входят его брат с семьей, его ребенок, наш общий друг с двумя детьми и я с женой и ребенком. Мы уже много лет каждую зиму выезжаем кататься на лыжах. Плюс у нас есть детская хоккейная команда: зимой снимаем коробки и практически каждые выходные устраиваем детский хоккей.

— Забавную историю, связанную со Слуцким, помните?

— Помню историю с его сыном. Приехали в горы, вышли на склон, его сын сказал, что уже сто раз катался на горных лыжах, и мы поехали. Оказалось, что он немного переоценил свои возможности, и мы кубарем вдвоем летели с горы. Летели долго.

Леонид Слуцкий: «Когда-нибудь хотел бы поработать за границей. Хоть в Чемпионшипе!»

— У вас и кроме горных лыж есть интересные хобби.

— Началось с детства. Активно увлекался скалолазанием, ходил с отцом на охоту, состоял в скаутской организации, которая занималась походами и приключениями. А тема с Севером появилась после экспедиции на парусном судне. Мы ходили вокруг Шпицбергена. Мне настолько понравилось, что я заболел Севером, и все это вылилось в то, что я вошел в состав дайверского клуба при ЦСК ВМФ, с которым много лет путешествую.

— Только по Северу?

— Да. У каждого дайвера есть такой дайвбук, и если мой посмотреть, то это выглядит забавно, потому что мой первый дайв и крайний — только там. Я ни разу не нырял в теплой воде и даже не тянет.

— На дне попадаются крутые объекты?

—У нас был большой проект — обнаружили двигатель времен Великой Отечественной войны от самолета МБР-2*. Это легендарный самолет, он считается отцом-основателем авиации Северного флота. И мы решили этот двигатель поднять, для чего организовали экспедицию по подъему. Вытащили и сдали в музей. Там нам были очень благодарны, для них это ценный экспонат. Они даже нашли фамилии членов экипажа, который ушел в боевой вылет, — все спаслись. Я, правда, там был больше на подхвате — опытные водолазы работали, а я не мешал.


*МБР-2 (Морской Ближний Разведчик Второй) — гидросамолет массой около 3,2 тонн и экипажем из трех человек совершил первый полет в 1932 году. Во времена ВОВ использовался в качестве легкого бомбардировщика и морского разведчика.


— Ходили по затонувшим кораблям?

— Только плавал вокруг них. Потому что любое погружение на рэки — так их называют в дайверской среде — это довольно опасное мероприятие. Там очень много частей, за которые можно зацепиться. Плюс мы погружаемся в сухом костюме, и если его порвать под водой, то будет плохо. Еще сильное течение, большая глубина, вода всего два градуса — в общем, ходить по кораблю можно, освоив так называемую специальность — рэк-дайвинг.

— Максимальная глубина погружения?

— Любительский дайвинг разрешен на глубине не ниже 18 метров, но были обстоятельства, что мне пришлось погрузиться на 30. Вверх поднимался на 6 тысяч метров.

— Это какая же гора?

— Килиманджаро*. Мой первый опыт восхождения на сложную вершину, и я решил, что нужно идти сложным маршрутом, сам нес рюкзак, хотя есть группа из местных, которые помогают. Потом об этом сильно жалел. Потому что колбасит там как следует. И горная болезнь начинается, и все что угодно. А после 6 тысяч метров в горах вообще умирают все. Начинается отмирание клеток мозга. Вопрос только в том, насколько хороши твои физическая подготовка и природные данные. Кто-то выдерживает два дня, кто-то неделю, а кто-то месяц. Вот чтобы не попасть в число тех, кому осталось два дня, нужно долго готовиться. Поэтому я больше люблю невысокие трекинговые маршруты в Грузии, на Алтае, где можно просто пройтись и получить удовольствие. А терять здоровье, чтобы потом повесить медаль и хвастаться… Зачем?


*Килиманджаро — высочайшая гора Африки (5895 метров), расположенная в Танзании. Имеет три пика в виде потухших вулканов. Впервые была покорена в 1889 году.


— Видели в горах мумифицированные трупы?

— Я все-таки не Федор Конюхов, который рассказывает, что идет, а вокруг люди падают, как столбы, десятками. Но помню случаи, как некоторых одолевала горная болезнь. Они очень странно себя вели. Приходилось их держать, чтобы травму себе не нанесли.

— Расскажите про путешествие на мотоциклах.

— На Колыме есть знаменитая «Дорога костей», ее строили заключенные ГУЛАГа. Сейчас она заброшенная, потому что из Магадана в Якутск ведет новая трасса, но в мотосреде уважаемая. В итоге мы с ребятами год эту тему прорабатывали, скооперировались с новозеландцами, чехом и сделали маршрут. Но без помощи местных ничего бы не получилось — они нам предоставили автомобили поддержки, в том числе КАМАЗ для форсирования рек.

— Долго ехали?

— Две недели, причем километров пятьсот — по полнейшему бездорожью. Жили в палатках – там ведь людей вообще нет. Попадались, конечно, населенные пункты, но в лесу как-то приятнее, хотя там медведи бродят. Потому что некоторые города производят удручающее впечатление. Например, заброшенный Кадыкчан. Там жили 10 тысяч человек, но в начале 1990-х они оттуда эвакуировались, оставив все как есть. Мы в этом городе погуляли: жутковатое зрелище. Скрипящие двери, куклы лежат… В общем, нервно сжимали карабины в руках.

— Бывало, что медведь рядом пробегал?

— Когда был ребенком, в Новгородской области выбежала медведица. Август, стрелять нельзя, а она в пяти метрах оказалась. Обошлось, потому что с дороги свернула. Но страху натерпелся серьезно. Самое страшное, что было слышно, как клокочут ее внутренности. Еще однажды в Якутских горах нас отрезало от основных сил. Забросили туда на вертолете, мы поохотились. И остановились в зимовье оленеводов — это такая общая избушка, которую они используют, если застряли в горах. В этот момент неожиданно пошел снег, и вертолет не мог нас забрать. А мы пошли практически без провизии, потому что план был, что через полтора дня нас эвакуируют обратно.

— Как выживали?

— Пять дней питались тем, что добывали охотой. Собирали бруснику, варили из нее морс. В страшной цене были чай, сигареты. Но самая главная опасность была в том, что начинало холодать, и эвен, который с нами был, сказал, что, если через день вертолета не будет, нужно оттуда уходить, иначе мы замерзнем. А уходить нужно в стадо, потому что ближайшее жилье было километрах в ста пятидесяти — это несколько дней пути по горам с необходимостью вплавь форсировать реки. Это при нулевой температуре. Но если бы мы ушли в стадо, нас было бы вообще нереально найти, потому что оно постоянно мигрирует, местные живут там по нескольку месяцев. Мы верили, что вертолет прилетит, ждали, в итоге все хорошо закончилось.

— Путешествуете в любое время года?

— Да, зимой вот ходил в экспедицию на собачьих упряжках по Байкалу. Километров 300 проехал. Когда собаки бегут, кажется, что медленно, потому что всегда в одном темпе. В какой-то момент я решил сфотографировать упряжку сбоку и спрыгнул с нее. И в этот момент понял, что совершил ошибку. Собак, если они вышли на маршрут, невозможно остановить. Только если тормоз на нартах нажать, который вгрызается в лед. Или пока они сами не решат остановиться. В итоге где-то на протяжении сорока минут я гнался за этой упряжкой в зимней одежде — унтах, шапке меховой, от меня пар валил. На рывке почти догонял, чуть-чуть не хватало, снова отставал. Но каким-то чудом смог зацепиться.

— Тяжело с собаками?

— В тяжелые моменты нужно спрыгивать, толкать, нарты двигать. И если ты помогал им, на привале они подойдут и выкажут уважение. А если ехал, как мешок, и курил бамбук, то у них и отношение будет соответствующее.

Текст: Александр Головин

Фото: Global Look Press, личный архив Олега Яровинского

Скачайте приложение еженедельника «Футбол»!                                               

App Store: https://itunes.apple.com/ru/app/ezenedel-nik-futbol-zurnal/id957851524?mt=8                                           

Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=net.magtoapp.viewer.weeklyfootball&hl=ru

  

www.ftbl.ru

«Лучший скаут ЦСКА — человек, который никогда не играл в футбол» — Пресса о ПФК ЦСКА — Новости — официальный сайт ПФК ЦСКА

Селекционный отдел ЦСКА считается лучшим в Премьер-лиге. Чтобы понять, как клубу удается выгоднее всех продавать и эффективнее всех покупать, еженедельник «Футбол» встретился со спортивным директором армейцев Олегом Яровинским, который рассказал о том, как правильно искать новичков, может ли обычный человек стать скаутом и почему для ЦСКА невозможен путь «Порту» и «Удинезе».

Янчик, Думбия

— Весной ЦСКА было тяжело без Думбия. Смысл был отпускать Нецида? 
— Это было общим решением. Тем более мы взяли Страндберга, у нас есть Панченко, Муса. Держать кого-то для количества — не вариант. К тому же Томаш был травмирован. Да и полгода для игрока — огромный срок. За него можно перейти в «Реал», а можно закончить карьеру в коллективе физкультуры. Мы это учитывали. Но расстались без проблем. Не секрет, что ЦСКА со всеми остается в хороших отношениях.

— Только с Янчиком* были проблемы. 
— Янчик вел себя весьма странно. Он просто исчезал из футбола, потом возвращался с какими-то собственными мыслями и претензиями.

— Евгений Гинер рассказывал, что в ЦСКА есть список игроков на каждую позицию, который постоянно находится в ротации. Под какими номерами в нем шли Страндберг и Алиев? 
— У нас нет драфта, как в НХЛ. Игрок может сегодня лучше выступить, завтра хуже, поэтому мы не переставляем их местами. Страндберг и Алиев в принципе значились в списках молодых нападающих. Это совпадение, что они оба оказались из Швеции, потому что были и другие ребята. Турок, например.

— «Молодых нападающих» — то есть для молодых есть отдельный список? 
— Нет, список единый, просто за молодыми ребятами мы следим еще и по соревнованиям U-20, U-21, и, в тот момент когда они будут готовы, мы можем их приобрести. Хотя Алиев и Страндберг – это люди на будущее, на долгосрочную перспективу. И решение об их приобретении было принято вне зависимости от ухода Думбия.

— То есть ничего страшного, что Алиев сейчас за дубль играет? 
— Более того, он и должен за дубль играть и развиваться там. Никто его не торопит.

Селекция, бриллианты

— Расскажите, как вы оказались в футболе? 
— Пришел по объявлению. Юрий Белоус в 2003 году — я тогда был студентом 3-го курса факультета журналистики МГИМО — написал в газете «Спорт-Экспресс», что футбольный клуб «Торпедо-Металлург» набирает менеджеров в международный отдел. Я откликнулся.

— И сразу стали селекционером? 
— Ни о какой селекции изначально речи не шло, ею занимались уважаемые личности. В селекционный отдел попал года через два, причем очень помог Леонид Слуцкий, который тогда работал тренером дубля. Он много времени проводил с молодежью — Белоус набрал абсолютно новую команду менеджеров, — объяснял разные нюансы. Как и Сергей Шустиков, кстати. Просмотр игроков – это ведь такая вещь, которой можно научиться. В том же ЦСКА один из лучших скаутов — человек, который профессионально в футбол не играл.

— Что было после «Металлурга»? 
— В нем я проработал до 2008 года, пока на сезон не ушел в «Крылья». Дальше занимался агентской деятельностью, был директором российского офиса большого международного агентства «Спорт Инвест», которое заключало сделки по всей Европе. Потом получил приглашение из ЦСКА.

— Из чего состоит стандартный день спортивного директора ЦСКА? 
— Большое количество времени посвящено работе с ДЮСШ. Поэтому я стараюсь приходить на тренерские советы, слушать, как тренеры обсуждают спортивные вопросы. Чтобы, в том числе, поучиться. Там обсуждаются темы детского футбола, которыми нужно владеть. Смотрю много разного футбола. Плюс есть масса встреч с агентами, представителями других клубов, вопросы продажи и покупки молодых игроков. То есть стандартного распорядка нет. Но каждый день много встреч и футбола.

— Часто бываете в разъездах? 
— Если брать стандартный набор командировок, который есть в селекционном штабе, то он связан с ДЮСШ. Это поездки на разные турниры. Мы всегда стараемся как минимум одного представителя отправить туда, чтобы он посмотрел наших ребят на уровне европейских команд. Плюс периодически летаю с основным составом. Ну и в командировки за рубеж.

— Как происходит поиск игроков? Вы видите крутого футболиста по ТВ, консультируетесь с руководством и едете смотреть на него вживую? 
— Объясню на примере. Вы приходите в педагогический институт и смотрите там три факультета девушек. Посмотрели, отобрали себе и начинаете следить за этим ограниченным кругом. Так и мы. Знаем, что есть условно в Бельгии или Голландии команда, которая активно подтягивает молодежь. Мы без привязки к конкретному человеку смотрим ее матчи. Вдруг кто-то находится – смотрим глубже. Нравится. Начинаем вести. Еще много смотрим превентивно — юношеские, молодежные соревнования. Не с прицелом на одного игрока, а вообще. Составляем списки, по ним потом кого-то ведем. Любого игрока мы смотрим несколько раз, прорабатываем, потом вступаем в переговоры.

— Когда настает этот момент? 
— Зависит от подхода. Есть позиции, которые требуют усиления в данный конкретный период, есть – которые в перспективе. Тот же самый Витиньо*, которого сейчас как только не склоняют, был человеком, появившимся в списке неожиданно, потому что сыграл не так много матчей, но как модель, подобного плана игрока клуб хотел купить давно. И было несколько кандидатур.

— Как вы определяете, какие чемпионат и клуб смотреть? 
— Во-первых, селекционеры смотрят и детские турниры — это с 8 утра до 9 вечера, когда перед тобой огромное количество детей, а ты перекусываешь бутербродами с чаем. Если говорить о большом футболе, то это все ведущие лиги: Голландии, Бельгии, Германии. Но опять же нужно понимать, кого мы смотрим. Бесполезно говорить: «Давайте купим Гетце».

— То есть вы ищете того, о ком никто не знает? 
— Такого не бывает. При современном уровне развития технологий невозможно усмотреть кого-то в одно лицо. Если человек считает, что он может привезти со двора такой бриллиант, что он сразу попадет в основной состав ЦСКА, это значит, что он не отдает себе отчета об уровне РФПЛ. Попасть в Премьер-лигу со двора нереально, футболист уже должен быть определенного уровня. А если он определенного уровня, значит, о нем знает много народу. И вопрос тут уже в другом. Если раньше большие деньги стоила информация – о том, кто и где играет, то сейчас самое сложное — это коммуникация. То есть понимание, как дойти до человека, как правильно действовать и как купить его с наименьшими затратами для клуба. Этим мы и стараемся заниматься.

— Получается, современная селекция — это больше переговоры, чем поиск? 
— Конечно. Сейчас нельзя представить ситуацию, что ты кого-то нашел в дебрях, привез его, сам поставил в состав, он заиграл, забил 50 мячей — все, ты красавец. Такого не бывает.

Галицкий, кот в мешке

— Скаутом может стать любой? Сергей Галицкий* рассказывал в интервью «СЭ», как нашел игрока, смотря футбол на беговой дорожке.
— Существует огромное количество баек, как кто-то кого-то нашел. Если брать конкретно Сергея Галицкого, я не знаю эту историю, но постараюсь проанализировать. Он предприниматель высокого уровня. Чтобы им стать, у него наверняка есть своя система, по которой он строит бизнес. Поэтому что он сделал? Увидел человека, который ему чем-то приглянулся, понял, что этот человек выступает на высоком уровне, сыграл там определенное количество матчей. То есть Галицкий, как системный человек, минимизировал возможность ошибки и попросил свою селекционную службу полностью игрока проработать. Они это сделали. Так что если ты системный человек, понимаешь, как происходят процессы, то, да, ты вполне можешь быть скаутом.

— В детском футболе возможно откопать неизвестный талант? 
— Если совсем углубляться в детский спорт, то, наверное, можно. Хотя возьмем Александра Головина, который сейчас является игроком основного состава ЦСКА. Его высмотрел один скаут, потом, чтобы уговорить перейти в клуб, директор академии и еще один человек летали к нему. Но его уровень, несмотря на то что он был достаточно юным, был понятен. Просто не все в него верили, а в ЦСКА поверили. Но такого, чтобы его никто не знал и не видел, не было. Он чуть ли не через турнир получал приз лучшего футболиста по своему возрасту.

— Какими программами пользуются скауты? 
— Wyscout и Instat. Также у нас есть много связных и источников из разных стран. Они не числятся в клубе, но это наши товарищи, агенты, спортивные директора. Мы все контачим, обмениваемся информацией.

— В контрактах скаутов прописаны бонусы за удачные трансферы и ответственность за провал? 
— Что такое провал? Провал — это привезти игрока, у которого одна нога деревянная. А так возможна как удача, так и неудача. В этом вся соль селекции. Хотя чудес не бывает. Если проанализировать рынок молодых футболистов в Западной Европе, которые переходят из маленькой команды в среднюю, а потом из средней — в топ, то сумма, которую средняя команда заплатила маленькой, будет измеряться уже сотнями тысяч евро. Идиотов нигде нет — настоящий талант видно всегда, и за него попросят деньги. Но можно грамотно вести переговоры и минимизировать сумму выплаты. Дело – в процессе убеждения.

— Если скаутинг — это про переговоры, а не про поиск, почему в «Удинезе» постоянно находят крутых игроков, которых никто не знал? 
— «Удинезе» — это клуб, который не боится рисковать большими деньгами даже за самых юных игроков. Потому что он работает за счет оборота. Они могут заплатить три раза по 300 тысяч евро за 15-летних футболистов и потом на одном из них заработать 50 млн. Но для этого нужно иметь определенную заточку. ЦСКА не может выполнять роль «Удинезе», потому что нам нужно еще бороться за титулы и играть в Лиге чемпионов. «Удинезе» часто совмещает приятное с полезным, но они много ошибаются. Просто об их ошибках мы не знаем, а удачи видим.

— То есть это просто раскрученная история и итальянские скауты не такие крутые? 
— Они крутые тем, что от момента, когда они кого-то увидели, до момента, когда об этом узнал президент клуба, проходит минимальное количество времени. И решения принимаются очень быстро. Та же история с «Порту»*. Они могут спокойно за молодого заплатить 6 млн евро, потом продадут его за 30. Но эти 6 млн очень часто отдаются за кота в мешке. И у них есть ошибки. Просто это такая модель бизнеса.

— При этом «Порту» борется за титулы. 
— Да, но, базируясь в Португалии, они могут легко охватить бразильский и африканский рынки молодежи. Переезжая в Португалию, ребята попадают в знакомую среду — там тепло, там море, там менталитет, который позволяет таланты не губить. В нашей стране приезд иностранцев в возрасте 14–15 лет затруднен.

— Расскажите про самые тяжелые переговоры. 
— Каждый трансфер индивидуален, поэтому везде были свои ситуации. Легких переговоров не бывает вообще. Потому что нужно свести воедино позиции продавца, покупателя, игрока, агента, хотя в ЦСКА мы стараемся минимизировать их участие и общаемся с клубами напрямую. Но бывают ситуации, когда нам помогают другие люди, которые имеют влияние на клуб.

— Был ли неизвестный игрок, которого вы хотели приобрести, но не сделали этого, а он стал звездой? 
— В «Москву» мы хотели купить Анхеля Ди Марию. Даже почти купили. Сидели, общались, он был согласен, но «Бенфика» опередила. Вели переговоры по Йосси Бенаюну еще до его перехода в «Челси». Тогда он играл в «Расинге» из Сантандера. По Ди Марии, кстати, мы разговаривали летом, а осенью была возможность купить его еще дешевле. При этом он стоил не десятки тысяч долларов, а больше миллиона. И был котом в мешке, из которого неизвестно что получилось бы. То есть снова ситуация, о которой я говорил: игрока, никакую не звезду, ведут несколько клубов, при этом он уже стоит серьезных деньг. Но за счет быстрой работы можно всех опередить и его забрать.

— Белоус рассказывал, что «Москву» мог возглавить Дель Боске. 
— На каком-то этапе был Зденек Земан. До Олега Блохина — Михайличенко, пара итальянских тренеров. Мы с ними встречались, общались. Про некоторых мне не хотелось бы говорить, потому что люди тогда имели работу и параллельно разговаривали с нами. Вдруг решат, что они сейчас работают и тоже на стороне ведут переговоры.

— Часто игроки просили заоблачные суммы? 
— Постоянно. Например, вели переговоры с Фарфаном*, и он запросил такие деньги, что стало дурно. Я думаю, даже «Зенит» и «Газпром» вздрогнули бы.

— Сталкивались со странными увлечениями игроков? 
— Был один иностранец — не буду называть имя, — увлекался такой вещью: на специальном полигоне машины разгоняются, и он должен от них уворачиваться. Когда об этом узнал, подумал, что утка. Оказалось правдой.

— Часто звонят сумасшедшие агенты? 
— Вообще, сумасшедшие постоянно звонят в клубы. Самые частые звонки связаны с тем, что человек играет на первенство области, ему 27–28 лет, но он понял, что хочет стать профессиональным футболистом, и требует, чтобы его пригласили на просмотр в основной состав. На вопрос «Думаете ли вы, что соответствуете нашему уровню?», даже не сомневаясь, отвечает утвердительно. Каждый день такое происходит. 

Килиманджаро, «Дорога костей»

— Леонид Слуцкий не скрывает, что вы дружите и вместе проводите отпуск. Самые популярные направления? 
— У нас сложилась горнолыжная тусовка, куда входят его брат с семьей, его ребенок, наш общий друг с двумя детьми и я с женой и ребенком. Мы уже много лет каждую зиму выезжаем кататься на лыжах. Плюс у нас есть детская хоккейная команда: зимой снимаем коробки и практически каждые выходные устраиваем детский хоккей.

— Забавную историю, связанную со Слуцким, помните? 
— Помню историю с его сыном. Приехали в горы, вышли на склон, его сын сказал, что уже сто раз катался на горных лыжах, и мы поехали. Оказалось, что он немного переоценил свои возможности, и мы кубарем вдвоем летели с горы. Летели долго.

— У вас и кроме горных лыж есть интересные хобби. 
— Началось с детства. Активно увлекался скалолазанием, ходил с отцом на охоту, состоял в скаутской организации, которая занималась походами и приключениями. А тема с Севером появилась после экспедиции на парусном судне. Мы ходили вокруг Шпицбергена. Мне настолько понравилось, что я заболел Севером, и все это вылилось в то, что я вошел в состав дайверского клуба при ЦСК ВМФ, с которым много лет путешествую.

— Только по Северу? 
— Да. У каждого дайвера есть такой дайвбук, и если мой посмотреть, то это выглядит забавно, потому что мой первый дайв и крайний — только там. Я ни разу не нырял в теплой воде и даже не тянет.

— На дне попадаются крутые объекты? 
—У нас был большой проект — обнаружили двигатель времен Великой Отечественной войны от самолета МБР-2*. Это легендарный самолет, он считается отцом-основателем авиации Северного флота. И мы решили этот двигатель поднять, для чего организовали экспедицию по подъему. Вытащили и сдали в музей. Там нам были очень благодарны, для них это ценный экспонат. Они даже нашли фамилии членов экипажа, который ушел в боевой вылет, — все спаслись. Я, правда, там был больше на подхвате — опытные водолазы работали, а я не мешал.

— Ходили по затонувшим кораблям? 
— Только плавал вокруг них. Потому что любое погружение на рэки — так их называют в дайверской среде — это довольно опасное мероприятие. Там очень много частей, за которые можно зацепиться. Плюс мы погружаемся в сухом костюме, и если его порвать под водой, то будет плохо. Еще сильное течение, большая глубина, вода всего два градуса — в общем, ходить по кораблю можно, освоив так называемую специальность — рэк-дайвинг.

— Максимальная глубина погружения? 
— Любительский дайвинг разрешен на глубине не ниже 18 метров, но были обстоятельства, что мне пришлось погрузиться на 30. Вверх поднимался на 6 тысяч метров.

— Это какая же гора? 
— Килиманджаро*. Мой первый опыт восхождения на сложную вершину, и я решил, что нужно идти сложным маршрутом, сам нес рюкзак, хотя есть группа из местных, которые помогают. Потом об этом сильно жалел. Потому что колбасит там как следует. И горная болезнь начинается, и все что угодно. А после 6 тысяч метров в горах вообще умирают все. Начинается отмирание клеток мозга. Вопрос только в том, насколько хороши твои физическая подготовка и природные данные. Кто-то выдерживает два дня, кто-то неделю, а кто-то месяц. Вот чтобы не попасть в число тех, кому осталось два дня, нужно долго готовиться. Поэтому я больше люблю невысокие трекинговые маршруты в Грузии, на Алтае, где можно просто пройтись и получить удовольствие. А терять здоровье, чтобы потом повесить медаль и хвастаться… Зачем?

— Видели в горах мумифицированные трупы? 
— Я все-таки не Федор Конюхов, который рассказывает, что идет, а вокруг люди падают, как столбы, десятками. Но помню случаи, как некоторых одолевала горная болезнь. Они очень странно себя вели. Приходилось их держать, чтобы травму себе не нанесли.

— Расскажите про путешествие на мотоциклах. 
— На Колыме есть знаменитая «Дорога костей», ее строили заключенные ГУЛАГа. Сейчас она заброшенная, потому что из Магадана в Якутск ведет новая трасса, но в мотосреде уважаемая. В итоге мы с ребятами год эту тему прорабатывали, скооперировались с новозеландцами, чехом и сделали маршрут. Но без помощи местных ничего бы не получилось — они нам предоставили автомобили поддержки, в том числе КАМАЗ для форсирования рек.

— Долго ехали? 
— Две недели, причем километров пятьсот — по полнейшему бездорожью. Жили в палатках – там ведь людей вообще нет. Попадались, конечно, населенные пункты, но в лесу как-то приятнее, хотя там медведи бродят. Потому что некоторые города производят удручающее впечатление. Например, заброшенный Кадыкчан. Там жили 10 тысяч человек, но в начале 1990-х они оттуда эвакуировались, оставив все как есть. Мы в этом городе погуляли: жутковатое зрелище. Скрипящие двери, куклы лежат… В общем, нервно сжимали карабины в руках.

— Бывало, что медведь рядом пробегал? 
— Когда был ребенком, в Новгородской области выбежала медведица. Август, стрелять нельзя, а она в пяти метрах оказалась. Обошлось, потому что с дороги свернула. Но страху натерпелся серьезно. Самое страшное, что было слышно, как клокочут ее внутренности. Еще однажды в Якутских горах нас отрезало от основных сил. Забросили туда на вертолете, мы поохотились. И остановились в зимовье оленеводов — это такая общая избушка, которую они используют, если застряли в горах. В этот момент неожиданно пошел снег, и вертолет не мог нас забрать. А мы пошли практически без провизии, потому что план был, что через полтора дня нас эвакуируют обратно.

— Как выживали? 
— Пять дней питались тем, что добывали охотой. Собирали бруснику, варили из нее морс. В страшной цене были чай, сигареты. Но самая главная опасность была в том, что начинало холодать, и эвен, который с нами был, сказал, что, если через день вертолета не будет, нужно оттуда уходить, иначе мы замерзнем. А уходить нужно в стадо, потому что ближайшее жилье было километрах в ста пятидесяти — это несколько дней пути по горам с необходимостью вплавь форсировать реки. Это при нулевой температуре. Но если бы мы ушли в стадо, нас было бы вообще нереально найти, потому что оно постоянно мигрирует, местные живут там по нескольку месяцев. Мы верили, что вертолет прилетит, ждали, в итоге все хорошо закончилось.

— Путешествуете в любое время года? 
— Да, зимой вот ходил в экспедицию на собачьих упряжках по Байкалу. Километров 300 проехал. Когда собаки бегут, кажется, что медленно, потому что всегда в одном темпе. В какой-то момент я решил сфотографировать упряжку сбоку и спрыгнул с нее. И в этот момент понял, что совершил ошибку. Собак, если они вышли на маршрут, невозможно остановить. Только если тормоз на нартах нажать, который вгрызается в лед. Или пока они сами не решат остановиться. В итоге где-то на протяжении сорока минут я гнался за этой упряжкой в зимней одежде — унтах, шапке меховой, от меня пар валил. На рывке почти догонял, чуть-чуть не хватало, снова отставал. Но каким-то чудом смог зацепиться.

— Тяжело с собаками? 
— В тяжелые моменты нужно спрыгивать, толкать, нарты двигать. И если ты помогал им, на привале они подойдут и выкажут уважение. А если ехал, как мешок, и курил бамбук, то у них и отношение будет соответствующее.

Александр Головин

pfc-cska.com

Реализовали всё, что было задумано — Все новости — официальный сайт ПФК ЦСКА

Предлагаем вашему вниманию фрагмент беседы с начальником селекционного отдела армейского клуба Олегом Яровинским из официальной программки к матчу ПФК ЦСКА — «Арсенал».

...— Натхо и Ерёменко, без сомнения, являются готовыми футболистами стартового состава. А какими вам представляются перспективы Панченко?
— Желания проявить себя у него хоть отбавляй. По ходу матчей, которые Кирилл начинал в стартовом составе, он выполнял огромный объём работы, пробегал едва ли не больше всех партнёров по команде. Молодой и талантливый парень, он сейчас адаптируется на более высоком уровне. Панченко уже забил победный мяч в ворота «Торпедо», и это только начало. Уверен, он обязательно прибавит и очень поможет ПФК ЦСКА.

В последнее время армейцы приглашали в основном молодых и перспективных футболистов. Нынешним летом пришли опытные мастера, 26-летний Натхо и 27-летний Ерёменко.
— Речь ни в коем случае не идёт о глобальном изменении курса. Но разве кто-то говорил, что мы не обращаем внимания на опытных игроков? При комплектовании команды стоит учитывать, что молодым футболистам зачастую требуется время на адаптацию. Однако, в коллективе обязательно должны присутствовать видавшие виды мастера. Если же составлять команду исключительно из молодых игроков, можно серьёзно потерять в качестве. Согласитесь, было бы глупо отказываться от таких умелых футболистов, как Натхо и Ерёменко. Нет никаких сомнений, что оба ещё долго будут выступать на самом высоком уровне.

В августе ПФК ЦСКА покинул Стивен Цубер. Тот самый случай, когда можно сказать, что всё произошло быстро и неожиданно.
— Он был счастлив в нашем клубе, не раз говорил, что развивается здесь. Но при этом очень хотел оказаться в бундеслиге. И когда появился шанс вернуться в свою языковую среду, Цубер за него ухватился. По словам главного тренера ПФК ЦСКА Леонида Слуцкого, когда решение о переходе было принято, Стивен будто скинул с себя оковы, заиграл совсем по-иному. Кстати, наш клуб выручил за Цубера хорошую сумму. Большую, чем мы уплатили за него год назад.

Полностью интервью с Олегом Яровинским читайте в программке № 5 (527).

Кроме того, в издании:

— Интервью с нападающим Ахмедом Мусой.
— Беседа с женой Ахмеда Мусы Джамилей.
— Материал о футболисте армейской молодёжки Игоре Дрыкове.
— Исторический материал, посвященный 70-летию Великой Победы.
— Аналитика от Дмитрия Симонова.
— Представление соперника.
— Цифроскоп, статистика, эксклюзивные фото и прочие материалы.

Спрашивайте программку в точках выездной торговли на территории «Арены Химки».

Программки к предыдущим домашним матчам ПФК ЦСКА доступны для скачивания в разделе «Медиа».

pfc-cska.com

Олег Яровинский ушел с должности спортивного директора ЦСКА

Занимавший пост спортивного директора ПФК ЦСКА Олег Яровинский принял решение покинуть «армейский» клуб. Во вторник он приехал на сбор в Австрию и попрощался с командой.

Олег Яровинский покинул ЦСКА. В стане красно-синих он ранее занимал должность спортивного директора. 27 июня Яровинский приехал в Австрию на сбор «армейцев», где попрощался с командой.

Ранее сообщалось, что 35-летний специалист покинет ЦСКА и продолжит работу в «Халл Сити», который возглавил бывший наставник столичного клуба Леонид Слуцкий.

Во вторник Яровинский приехал на сбор #ЦСКАвАвстрии, где попрощался с командой pic.twitter.com/xecNglImx8

— ПФК ЦСКА Москва (@PFC_CSKA_MOSCOW) 29 июня 2017 г.

«Мы благодарим Олега за работу и желаем дальнейших карьерных успехов», — говорится в обращении клуба к Олегу Яровинскому.

Фото: пресс-служба ЦСКА
Источник: официальный сайт ЦСКА

www.ftbl.ru

Олег ЯРОВИНСКИЙ: «Нападающего найдем обязательно!»

В начале 2014 года селекционный отдел ПФК ЦСКА возглавил Олег Яровинский, с именем которого красно-синие болельщики связывают теперь все армейские трансферы. О том, что ждет ЦСКА в начале нового сезона, какую работу ведет возглавляемая им служба, Олег рассказал в эксклюзивном интервью rbworld.

 

 

«ГЛАВНОЕ У НАС – ЭТО ОБЩИТЕЛЬНОСТЬ»

 

– Олег, расскажите немного о себе. Чем занимались до того, как прийти в ЦСКА? И как вообще попали в клуб?

– Я родился и вырос в районе метро «Коломенская», это не так далеко от «Автозаводской». В детстве я очень любил футбол и постоянно ездил на Восточную улицу смотреть матчи на стадионе им. Э. А. Стрельцова. Помню, что тогда, как и сейчас, на игры «торпедо» ходило мало людей. Часто приезжали болельщики ЦСКА и «Динамо» и гоняли там всех после матчей. Приходилось пробираться по дворам, чтобы не получить. Я никогда не относился ни к одной из группировок, просто любил ходить на центр и смотреть футбол. Позже матчи стали проходить в «Лужниках»…

 

А в футбол я пришел по объявлению – сначала в ФК «Торпедо-Металлург». Работал в отделе международных отношений у Белоуса: просто помогал с бумажками, ни о какой селекции даже и речи не шло. Там познакомился с Леонидом Слуцким. Затем я работал с ним в «Крыльях Советов», а полтора года назад Леонид Викторович позвал в ЦСКА, и я не мог отказаться.

 

– Сколько человек работает в Вашем отделе? И по каким критериям Вы их выбираете?

– В моем отделе работает 6 человек. Четких критериев нет, но скажу, что ЦСКА – это одна большая семья, где все друг другу рады и помогают, поэтому в моем отделе одним из главных критериев является доверие и честность, а всё остальное приобретается с опытом.

 

– Какие качества являются ключевыми для сотрудников вашего отдела?

– Трудно сказать… Наверное, всё же коммуникабельность, общительность, ведь наш отдел работает с информацией, а она не всегда открыта.

 

– Расскажите, как организована работа в вашем отделе. Допустим, вам ставят задачу найти правого атакующего полузащитника. Ваши действия?

– Мы смотрим много футбола, начиная с ДЮСШ, юношей и заканчивая ведущими чемпионатами Европы. Мы постоянно ведем работу по всем позициям, поэтому практически на каждый запрос у нас уже имеются кандидаты. Так что сначала мы поднимаем свои записи, а потом действуем по ситуации.

 

– Селекционная служба – одна из самых закрытых структур в клубе. Какие меры для сохранности информации вы предпринимаете? И что делаете, если утечка информации всё же произошла?

– Самая закрытая структура – это, пожалуй, бухгалтерия, потом – юридический отдел. Мы являемся бронзовыми призерами. (Улыбается.) Нельзя сказать, что у нас всё так уж закрыто, тем более сейчас, когда настолько популярен интернет, социальные сети… Ведь у футболистов есть родственники, знакомые, иногда и сами клубы спешат выложить информацию раньше... Другое дело, что в ЦСКА не принято разбазаривать информацию, поэтому мы смело между собой говорим по телефону, называем какие-то имена…

 

– Селекционная служба ЦСКА славится именно «точечными» приобретениями… Можете рассказать, как долго идет процесс подписания игрока? Может, вспомните какие-нибудь наиболее интересные случаи подписания игроков? Или трансферы, которые сорвались?

– Одной из основных наших задач является приобретение классного игрока за меньшие средства, но в современных реалиях это практически невозможно, поэтому мы и занимаемся «точечными приобретениями». Случаев было много, но какой-то определенный вспомнить не могу. Безусловно, можно считать удачным приобретение Натхо и Еременко. Но такие ситуации мы называем «специальными».

 

– Сейчас межсезонье, футболисты отдыхают, но у Вас как раз начинается самая горячая пора… Или Ваш отдел и так работает 24 часа в сутки, 7 дней в неделю?

– Нет, мы не роботы, чтобы работать сутками напролет! А межсезонье действительно самый активный период. В это время мы, например, летаем на различные молодежные турниры. К примеру завтра (мы общались с Олегом во вторник, 16.06.2015 – Прим. ред.) я улетаю в Чехию на молодежный чемпионат.

 

«ЛИМИТ РАБОТУ У МЕНЯ НЕ ОТНИМЕТ»

 

 – В 2012 году фанатами одного из клубов был написан манифест,  который был посвящен в том числе селекции, а именно наличию в команде темнокожих игроков. Как вы к этому относитесь? И не возникает ли у таких футболистов сомнение переходить в ЦСКА, учитывая пыл фанатов?

– Я считаю, что проблема расизма преувеличена. Я много раз бывал в странах Африки и скажу вам, что там этот вопрос стоит куда острее, чем у нас. Ни один из темнокожих игроков, переходящих в ЦСКА, о расизме не беспокоится, и никто в клубе на эту тему не жалуется.

 

– Что вы думаете о лимите на легионеров? Получается, если его ужесточат, у вас станет меньше работы.

– Нет, работу у меня лимит не отнимет, ведь поиски внутри лиги также ведутся практически ежедневно.

 

– Что с молодыми армейцами, которые сейчас находятся в аренде?

Караваев продолжит играть в Европе. Слава неплохо провел сезон в «Дукле», но превзойти Фернандеса в ЦСКА ему будет тяжело. (17 июня Караваев на правах аренды пополнил клуб «Баумит» из города Яблонец-над-Нисоу. – Прим. ред.).

 

Витиньо до конца года будет в Бразилии, два последних матча он провел очень качественно. Когда мы его подписывали, он считался лучшим юным футболистом Бразилии, и нам нужно было его заполучить. Да, мы шли на риск. К сожалению, пока у него не получилось раскрыться у нас в чемпионате.

 

Тен возвращается в команду. Им, кстати, интересуются клубы премьер-лиги, так что будем думать. Что касается Нетфуллина, то ЦСКА владеет только 50 процентами прав на этого футболиста. У Базелюка не получилось в «торпедо». Сейчас подыскиваем варианты для новой аренды для Кости. Хочется, чтобы игрок играл и раскрылся. Добавлю, что из «Мордовии» вернулся Васин. Витя - большой молодец! Надеемся что у него все получится.

 

– Вы говорили, что в ЦСКА есть «четкий вектор, направленный на максимальное развитие собственных воспитанников». Довольны ли Вы тем, как они выступают? За последние десять с лишним лет в основе ЦСКА закрепились, по сути, только двое – Акинфеев и Щенников.

– Нет, не доволен. Если всем быть довольным, то можно тогда заканчивать с футболом. В российском футболе в плане подготовки молодежи очень много проблем.  Вот если сейчас отдать ребенка в спортивную школу при клубах, то через два года он будет просто «Марадоной» или «Пеле» у себя во дворе, но это не даст ему никакого развития.

 

Раньше было по-другому, была массовость. Проводились турниры во дворах… Сейчас же ребенок из спортшколы во дворе просто король! Вот вам пример: недавно разговаривал с Павлом Погребняком… Его дети занимаются в школе «Фулхема, и сейчас их начали вытеснять ребята, которые просто пришли с улицы в эту школу.

 

– Почему, продавая футболиста в другую российскую команду, а тем более отдавая в аренду, ЦСКА никогда не настаивает на заключении «джентльменского соглашения» – чтобы экс-армеец не играл против ЦСКА в ближайшей очной игре? Что это – уверенность в себе, гордость, особая принципиальность?

– Да, подобные «джентльменские соглашения» заключают владельцы клубов…  Но наши игроки уверены в своих силах, так что нам это просто не нужно.

 

– Пытаясь найти дешевого, но классного футболиста – «штучный товар», как Вы говорили, – ЦСКА часто рискует на трансферном рынке. Рискованным было приобретение Мусы, но оно себя оправдало. Кто еще был таким же «конем в мешке» – Миланов, Цубер?

– Вообще-то Муса на тот момент уже был игроком сборной Нигерии… Что же касается Миланова и Цубера, то когда мы их брали, они также были лучшими молодыми игроками своего возраста. Другое дело, что у нас в России своя специфика игры, другие поля, и не каждый европейский футболист может заиграть так, как и в предыдущем клубе.

 

– Почему всё-таки ЦСКА решил расстаться с Цубером уже через год?

– По Стивену мы получили хорошее предложение, плюс он сам хотел играть в Германии. Тут сложилось всё воедино. Мы пытались удержать Стивена, но он мечтал играть в Бундеслиге. Поэтому решили не препятствовать его переходу.

 

«УСРЕДНЕНИЕ КОМАНДЫ – ПУТЬ ОПАСНЫЙ»

 

– Два отборочных раунда не только Лиги чемпионов, но и еврокубков вообще ЦСКА в последний раз проходил в 2004 году. Хватит ли у команды сил и, главное, «глубины» состава, чтобы пробиться в групповой этап Лиги чемпионов 2015/16?

– У ЦСКА всегда – исторически – была довольно короткая «скамейка». Большое количество «призывников», сидящих в запасе, – это не стиль клуба. У тренера ЦСКА всегда был довольно ограниченный подбор игроков. Конечно, нас ждут два тяжелейших раунда в Лиге чемпионов, но сил должно хватить… А приобретать средних футболистов только для той самой «глубины» состава не имеет смысла. И вообще усреднение команды – это очень опасный путь!

 

– «Фенербахче», «Панатинаикос», «Янг Бойз», «Спарта», «Рапид» – вот наши возможные соперники. Какой вариант предпочтительнее?

– Мне кажется, что ни с одним из этих соперников нам не будет просто. Мальчиков для битья в Лиге чемпионов нет. На кону серьезные финансы, престиж, и «на одной ноге» никого не обыграешь. Два матча – это очень мало. В них может случиться всё что угодно! Приведу пример. «Тосно» и «Ростов» – команды по составу разного класса: «Ростов» гораздо сильнее. В гостях «Ростов» выиграл 1:0, а потом быстро пропустил на своем поле, и дальше могло случиться всякое…

 

– Потенциал «Тосно» нам хорошо известен давно – еще по матчу с народной командой в Кубке России…

– Вот именно! (Улыбается.) Так что в матчах квалификации Лиги чемпионов на результат может повлиять кочка… Или если кто-то поскользнется. В двух предыдущих европейских кампаниях никто не желал ЦСКА таких серьезных соперников, а они попались! Прогнозировать сейчас очень тяжело.

 

– Расскажите, как возник вариант с приобретением Панченко. Можно ли сказать, что основным его достоинством является гражданство РФ? Довольны ли Вы вообще его выступлением?

– Вот если бы он забил 20 мячей и стал лучшим бомбардиром чемпионата России – тогда мы могли быть довольны им! Конечно, Кирилл испытывал определенные сложности, но вообще-то он футболист с большим набором качеств... Перейдя в новую команду, он не смог проявить себя с лучшей стороны, – так бывает. Кирилл не получал много игрового времени, ибо конкуренция в ЦСКА высокая.

 

– Насколько сказалась травма, которую он получил в Дзержинске?

– Конечно, она сказалась очень сильно! Чтобы вернуться на прежний уровень после длительной травмы, надо играть, а для этого нужно выиграть конкуренцию, что сложно. Получается некий замкнутый круг! Нужно ведь не только снова обрести себя, но и превзойти партнеров, которые изначально находятся в лучшей форме. В топовых клубах вообще тяжело вернуться «в обойму» после травмы, потому что никто не дремлет – каждый хочет играть.

 

– В прессе появились слухи, что Панченко переходит в «Тосно».  Можете как-то прокомментировать?

– Слухов действительно очень много. Недавно в «Тоттенхэм» отправляли Дзагоева, теперь говорят о переходе Панченко в «Тосно»… И впереди еще два с половиной месяца трансферного периода, и произойти может всякое.

 

– Согласно еще одному слуху, Думбия может вернуться в российский чемпионат. Им якобы заинтересовалось «Динамо»…

– Итальянские СМИ используют любую возможность сообщить о возможном переходе какого-либо футболиста в российский чемпионат. Я на такие вещи внимания не обращаю.

 

– Слуцкий говорил, что ЦСКА ищет нападающего. Есть ли какой-то прогресс в этом деле?

– Да, нападающего мы должны найти обязательно. Определенные кандидатуры наметились.

 

«МИНИМИЗАЦИЯ СОБСТВЕННЫХ ОШИБОК»

 

– Следите ли вы за состоянием Эльма? Как он поживает? Слуцкий назвал его ни много ни мало сильнейшим легионером в истории ЦСКА – сильнее даже Вагнера. Согласны с этим?

– Не буду спорить со Слуцким – он ведь работал с этими футболистами как тренер. Но если честно, я всё-таки думаю, что Вагнер и Эльм – фигуры равного масштаба с точки зрения мастерства. Заменить Эльма реально очень тяжело, потому что он футболист высочайшего уровня… Я общаюсь с ним через день, мы поддерживаем с ним хорошие отношения. Ему и ребята постоянно передают привет. Эльм звонит нам после матчей – какие-то из них он даже смотрит! Расмус – европейский парень, не сказать, чтобы очень открытый, но очень профессиональный. К ЦСКА он относится с огромным уважением и любовью.

 

– Как вы считаете, каково будущее в ЦСКА Цауни? Слуцкий в него верит, но травмы, кажется, замучили Александра окончательно.

– Да, черная полоса у Саши никак не сменится белой. Футболист он квалифицированный, но ему нужно победить травмы… Ему не везет: травмы разные и специфические… На одном из отрезков на зимних сборах он выглядел просто блестяще! И это притом, что все остальные тоже были супер. И далеко не каждый сможет выйти на замену в матче с «Ромой» – после то ли полугода, то ли года отсутствия – и так с ходу войти в игру!

 

– Ваш предшественник Антон Евменов назвал главной своей ошибкой продажу Вагнера. Какие свои ошибки вы можете признать?

– Ошибок была куча! Они случаются каждый день, даже системного характера… Бывало, принимали неправильные решения, неверно начинали переговоры... Без ошибок невозможно никакое общение, и, наверное, вся селекционная деятельность состоит из минимизации своих собственных оплошностей. Допустим, где-то в Ираке есть фантастически сильный футболист – гений! Но для того чтобы его найти, нужно поехать в Ирак и вылавливать его где-то в барханах… Но это – глупость, напрасная трата сил, ошибочное направление. Гораздо правильнее обратить внимание всё-таки на нормальную лигу.

 

– В «FIFA» или других футбольных симуляторах процесс поиска игрока идет так: даешь задание скаутам следить за определенным регионом – и они подыскивают там футболистов… В армейской реальности всё происходит так же?

– Мы стараемся, чтобы скауты постоянно менялись. Скаут не должен «срастись» с определенной лигой – голландской, португальской или еще какой-то, чтобы не возникла необъективная картина мира. С таким человеком невозможно дискутировать, он «прикипает» к футболистам, которых видел по 15 раз за сезон… Одного игрока должны посмотреть несколько скаутов – по нему должны вестись споры, должна звучать ругань. Тишь да гладь – это первый признак того, что что-то плохо работает. В дискуссии скаут вынужден искать аргументы, чтобы переубедить оппонента, а для этого ему приходится думать. За стол переговоров люди садятся с одной позицией, а потом она меняется, ибо всплывают новые факты, – особенно часто так бывает при разговоре о молодых футболистах. Поэтому я всегда прошу скаутов, которые занимаются ДЮСШ, чтобы все решения по отчислению или зачислению ребят принимались в дискуссии.

 

– Задача скаута – не только следить за определенными лигами и регионами, но и оставаться незамеченным, чтобы вовремя подписать нужного игрока, пока его не перехватили. Знают ли наших скаутов за границей?

– Начнем с того, что клуб заказывает билеты для тех, кто к нам приезжает. Мы ни от кого не скрываемся! Если мы будем ходить с мешком по базе «Баварии» и пытаться кого-то украсть, то тогда есть смысл прятаться. Если же мы собираемся вступать в переговоры – смысла прятаться нет. Нет ничего зазорного в том, чтобы приехать на стадион, даже пообщаться с представителем клуба… ЦСКА – клуб высокого уровня, и усилить его может только соответствующий футболист, а значит, он какое-то более или менее продолжительное время должен играть в другом серьезном клубе. Если это так, то о таком футболисте уже знает довольно много народу. Весь вопрос только в том, как решить вопрос с переходом этого футболиста, как убедить его перейти в ЦСКА.

 

– Как, кстати, воспринимают ЦСКА в Европе?

– Как топ-клуб! При этом, конечно, есть категория европейцев, которая считает Россию чем-то вроде Катара, где сидят на денежных мешках, только вместо верблюдов там медведи. На балалайке поиграли, сто грамм махнули – и пошли сорить деньгами… Другая категория: называется футболист… далее следует театральная пауза – и имя 35-летнего человека, который когда-то играл в «Ювентусе». Мы говорим: «Спасибо, нам такой футболист не нужен…» А они: «Ну как?! Такой большой игрок! Такая звезда!» И есть люди, которые относятся к ЦСКА серьезно. Конечно, все мы реалисты: мы понимаем, что сами по себе английская, немецкая, французская и другие лиги сильнее нашей. Но эта разница не настолько глобальна. Когда у нас появятся стадионы, когда разовьется вся околофутбольная инфраструктура, наша лига, уверяю вас, будет смотреться по-другому. «Космос» английской премьер-лиги создает телевидение – вживую всё гораздо приземленнее.

 

«НЕЦИД ДОЛЖЕН БЫЛ “ЗАДУШИТЬ” ДУМБИЯ»

 

– Нецид и Гонсалес, покидая ЦСКА, согласились на десятикратное понижение зарплаты. От отечественных футболистов такого профессионализма и любви к игре ждать, как правило, не приходится…

– Нет, русские ребята тоже часто идут на понижение зарплаты. Ошибочно считать всех футболистов рвачами, которые думают исключительно о деньгах. Часто приходится идти на понижение зарплаты, чтобы вернуться на свой уровень. Но даже понижение зарплаты в абсолютных величинах позволяет футболисту ЦСКА чувствовать себя хорошо. Они играют не за бутерброд!

 

– Кстати, о Нециде. Томаш стал для армейцев своим парнем, приходил к нам на трибуну, пел вместе с нами в мегафон… В недавнем своем интервью он сказал, что тренер ему не доверял, и он принял решение уйти. Это действительно было в большей степени решение Томаша?

– У него были две тяжелые травмы, и, когда он вернулся прошлым летом в клуб, ему было объективно тяжело выдерживать конкуренцию. Чтобы завоевать право выходить на поле, Нецид должен был «задушить» Думбия, который был в полном порядке. Продлевать контракт Томаша – игрока с довольно большой зарплатой – было тяжело, тем более что он хотел некоторого улучшения условий. А чтобы вернуться на былой уровень, Нециду нужна была регулярная игровая практика. Фактически тренеру нужно было посадить в запас Думбия…

 

– Если опять вернуться к слухам, ЦСКА могли пополнить Попов и Смолов, но один в итоге перешел в народную команду, а другой – в «Краснодар». Теперь можете раскрыть какие-то карты?

– Что касается Попова – то это всё ерунда! Мы с ним даже никогда не встречались. Смолов же на протяжении своей карьеры испытывал некоторые проблемы, и он перешел в «Урал», чтобы доказать, что способен на многое. После этого им заинтересовались все топовые команды. В том числе положили на него глаз и мы. Русских нападающих так мало, что на каждого из них обязательно нужно обращать внимание. Селекционной службе надо прорабатывать такие варианты, даже если они ни чем в итоге не закончатся. К тому же Федор находился в статусе свободного агента…

 

– Страндберг уже заиграл в ЦСКА неплохо, забил даже в важном матче в ворота «зенита». Алиев же выступал только за молодежный состав. Дело исключительно в травме Алиева или Страндберг просто лучше приспособился к новым условиям и новому чемпионату?

– Здесь комплекс причин. Изначально мы рассматривали Страндберга и Алиева как пару молодых нападающих, которых необходимо купить – вне зависимости от того, останется в ЦСКА Думбия или нет… Надо учитывать, что Страндберг уже играл целый сезон на взрослом уровне, в отличие от Алиева. К тому же последнего сильно «подкосила» травма.

 

«ФАНАТЫ ХУЛИГАНЯТ. И СОЗДАЮТ АНТУРАЖ…»

 

– В предыдущем интервью вы сказали, что смотрите много футбола. Много – это сколько?

– Смотрю футбол ежедневно. В основном по телевизору. Но сейчас вот уезжаю на молодежный чемпионат Европы в Чехию… Естественно, я постоянно хожу на ЦСКА, а по возможности посещаю и матчи других команд.

 

– Как вам армейские фанаты?

– Я оцениваю их поддержку очень высоко! Еще до прихода в ЦСКА я с удовольствием ходил на матчи красно-синих. Мне нравилось, как болеют, – этот шум, это движение… Я вообще считаю, что российский чемпионат стоит на пороге значительного улучшения качества боления на трибунах. Это две стороны одной медали: конечно, фанаты и хулиганить будут, и создавать необходимый антураж. Например, английская премьер-лига сделала в этом плане свой выбор, когда начала борьбу с хулиганами. Теперь перед каждым матчем все пабы вокруг стадиона кишат грустными татуированными людьми лет за сорок. На арену их не пускают! Англия потеряла свою атмосферу. Люди просто приходят на стадион, и это помогает клубам зарабатывать большие деньги. Но я всё же считаю, что нужно найти золотую середину.

 

– Обращаете ли внимание на какие-то баннеры, перфомансы?

– Конечно, это очень важно! И футболисты всегда хотят, чтобы на трибунах было много народу. Профессия у них всё-таки публичная… И нет ничего ужаснее матча без зрителей.

 

– В одном из интервью вы сказали, что в России фанаты злые, а в Европе – агрессивные по-доброму.

– Проблема в том, что у нас в футболе часто не хватает самой игры. У нас порой не «играют в футбол», а «работают на футболе». Так что это касается в большей степени не конкретно фанатов, а в целом публики на стадионе. И касается скорее не Москвы… Я считаю, что на футболе нужно больше позитива. Так должны работать журналисты: конечно, критиковать не запрещается, но если, к примеру, возникла пограничная ситуация, лучше написать что-то клевое. У нас же многих прочитавших газету или сайт в Интернете на трибуну больше не затащишь… Ну и от футболистов многое зависит.

 

– Многое зависит от их поведения. Аршавин же имел неосторожность сказать: «Ваши ожидания – это ваши проблемы».

– Я считаю Аршавина очень талантливым футболистом. Он выступал на высоком уровне, много лет защищал честь страны, а сгубила его словесная перепалка с подвыпившими болельщиками и вырванные из контекста слова. И теперь его представляют толстым чипсоедом, гномом, хамом…

 

Вообще поколение 1981–1983 годов рождения было у нас неординарным. Такого может больше и не быть. Аршавин, братья Березуцкие, Кержаков, Павлюченко – это всё большие профессионалы, и нам нужно ими гордиться.

 

– Вопрос от читателей нашего Twitter'a: какие города планируете посетить этим летом? Может, уже билеты купили?

– Магадан! (Смеется.) А если серьезно, то после посещения чемпионата Европы в Чехии поеду в Ярославль – там пройдут соревнования по старшим школьным возрастам. Потом планирую снова съездить в Европу…

 

– Хотите ли сказать что-то болельщикам? Обратиться к ним, сделать какое-то напутствие…

– Скажу болельщикам ЦСКА только одно: давайте вместе смотреть футбол! Нам без вас на стадионе очень грустно, но если уж есть какие-то придуманные чиновниками правила, давайте их соблюдать. В театре артисты не будут играть без зрителей, а футболисты… порой вынуждены это делать.

 


Источник: RBworld.org

rbworld.org

Олег Яровинский: 'ЦСКА ищет форварда. Одного – как минимум'

Спецкор "СЭ" поговорил с начальником селекционного отдела ЦСКА, который находится рядом с командой на сборе в Испании.

 

– Давайте сразу с глобального. Самый главный вопрос от имени всех болельщиков ЦСКА. Трансферы – будут?

– Конечно же, мы работаем в этом направлении. Не выдам никаких секретов, если скажу, что основное усиление нам требуется в атаке. Но надо понимать, что зима – самое неблагодарное время для приобретения нападающих, футболистов группы атаки.

– Почему?

– Эти люди приносят результат. И все отпускают форвардов в середине сезона с огромным трудом, со скрипом. А учитывая, что ЦСКА не привык переплачивать за футболистов, для нас это втройне проблема. Плюс, вы посмотрите – Китай выгребает все, что только можно. Никуда не делась Англия, и так далее. Хотя мы все равно пытаемся выходить из положения.

– В связи с вероятным переходом на схему 3-5-2, которую Гончаренко пока только пробует на тренировках, не было ли пожеланий от главного тренера – найти кого-то именно под такую схему?

– Сейчас идет лишь третий день сборов. Считаю, что вопросы по поводу тактики, во-первых, должны адресоваться главному тренеру, а во-вторых, в принципе преждевременны. И потом, сильный футболист встроится в любую схему.

– Но форвард, которого ищет ЦСКА, он все-таки должен быть какой?

– Хороший должен быть!

– Логично.

– Если серьезно, у нас есть определенные модельные характеристики нападающего, которые мы обсуждали с главным тренером. Он свои пожелания высказал, и они полностью совпадают с клубной стратегией, идеей, вектором развития. Форварды – как раз те люди, кем ЦСКА всегда мог гордиться. У нас всегда была отличная атака, и хотя нападающие часто оказывались непохожи друг на друга, но очень эффективны.

– Дедлайн есть по поиску нападающего? Ясно, что хочется как можно быстрее, но…

– Вот это и есть самый главный дедлайн. Когда в России идет межсезонье, то кажется, что времени много, а на самом деле его очень мало. Сроки установлены, пытаемся в них вписаться и решить вопрос вовремя. Собственно, у нас работа началась не 10 января, когда из отпуска вышла команда, а гораздо раньше. Тем не менее, все непросто.

– Давайте обсудим кандидатуру…

– …я сразу хочу сказать, что не готов комментировать конкретные фамилии. У нас в списке есть немало людей. В шорт-листе, как правило, всегда три-четыре человека.

– И все-таки, резюме: речь о том, чтобы взять одного нападающего.

– Одного, как минимум.

– А кроме этого?

– Зимнее окно в России закрывается чуть позже, чем везде. Поэтому никогда не говори никогда – может, мы нажмем на кнопку, три вишенки выстроятся в ряд, и что-то получится. Кто знает?

Карлуш СТРАНБЕРГ (справа) покинул ЦСКА, следующим будет Ласина ТРАОРЕ? Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

ПРОДАЛИ СТРАНДБЕРГА, ПОТОМУ ЧТО ПОЯВИЛСЯ ЧАЛОВ

 

– ЦСКА не только ищет форварда, но и продает. В "Брюгге" за 1,5 миллиона евро ушел Страндберг. Почему?

– Безусловно, сделка получилась удачной. На мой взгляд, Карлуш – такой футболист, который еще остается молодым и в определенной степени у нас прогрессировал. Но когда ты приобретаешь молодых игроков, то приобретаешь, по сути, набор качеств. И как он трансформируется в реальную эффективность, это уже вопрос времени. Вы никогда не поймете этого, не взяв человека в команду, не попытавшись встроить его в схему, не поместив в определенную тренировочную интенсивность, которая в топ-клубе всегда разительно отличается от клубов поменьше.

Потому что, в противном случае, если он уже умеет все, то твоими конкурентами сразу же становятся "Манчестер Сити", "Челси", и так далее. А теперь еще и Китай. Их клубы, между прочим, неплохо работают на рынке и видят то же, что и остальные. Я бы похвалил китайцев.

Возвращаясь к интенсивности. Я вовсе не хочу сказать, что у условного "Брюгге" тренировки хуже, чем у нас. Но объективно, чем лучше футболисты собраны в команде, тем выше интенсивность, и молодой игрок обязан проявлять себя в таких условиях, что не всегда дается просто.

– Странберга получилось продать дороже, чем покупали?

– Да. Причем в разы.

– Но вот как расценивать такой трансфер? Да, что-то заработали. Но вы же его не для того брали, чтобы перепродать. Вы же надеялись, что он заиграет – а он, по сути, не заиграл.

– Безусловно. Но если никогда не рисковать и не брать таких футболистов, то никогда и не угадаешь. Подобные игроки должны быть. Люди, выходящие на 10, 15, 20 минут, они подпирают основу и создают конкуренцию. Не забывайте и о том, что мы продали Страндберга в том числе потому, что в прошлом году у нас появился российский, молодой нападающий Федор Чалов.

– Тем более свой.

– Конечно. Мы получили возможность доверять россиянину. Для нас это очень приятно, учитывая, что он воспитанник нашей школы.

ВИТИНЬЮ, переводчик Максим ГОЛОВЛЕВ и Виктор ГОНЧАРЕНКО. Фото Валентин КОБЫЩА, ПФК ЦСКА

 

ПРОБЛЕМЫ ВИТИНЬЮ БЫЛИ НЕ В ХОЛОДЕ. НАДЕЮСЬ, ОН ИХ ИЗЖИЛ

 

– Витинью вернулся в ЦСКА. Бразилец стал другим?

– На мой взгляд, он сейчас приехал взрослым, возмужавшим человеком. Витинью с огромным желанием работает на тренировках. И сказал мне, что приехал сюда играть и, наконец-то, оправдать все те надежды, которые мы с ним связываем. Потому что играть в футбол он умеет. Я это говорил всегда. Даже когда его нещадно – и на мой взгляд незаслуженно – критиковали. Продолжаем верить в Витинью. Тренерский штаб будет искать для него оптимальную позицию на поле. Этот очень талантливый парень обязательно принесет нам большую пользу.

– В начале карьеры в ЦСКА у Витинью, насколько знаю, была загвоздка с женой и их маленьким ребенком. Теперь он собирается перевезти в Россию семью?

– Мне он сказал, что приезжает вместе с ними и собирается пустить корни в нашей стране, насколько это возможно, естественно.

– Вот оно что. А не будет так, что Витинью из испанских "плюс 17" приедет в российский дубак и сразу расхочет пускать корни в снег?

– Знаете, я не связываю определенные проблемы Витинью с мифическим холодом в России.

– Холод вполне себе реальный.

– Но дело не в нем! Витинью, поверьте, не страдает от мороза или ветра. На мой взгляд, "погода в России" – избитый журналистский штамп. Давайте расскажем еще, что русские футболисты лучше переносят холода, чем английские, немецкие или бразильские. Я вас уверяю, все футболисты хотят играть на отличных полях в хорошую погоду, и от национальности это совершенно не зависит.

А сложности Витинью были скорее психологические, даже комплексные. Надеюсь, он их изжил.

Зоран ТОШИЧ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

УВЕРЕН, ДОСТИГНЕМ КОМПРОМИССА С ТОШИЧЕМ

 

– С Тошичем до сих пор не продлен контракт, хотя до истечения осталось полгода. Что будет дальше?

– У нас хороший контакт с ним и с его агентом. Зоран – наш родной человек. Уверен, мы найдем компромиссное решение.

– Компромисс – это продление договора?

– Да.

– Разговоры про переход Тошича в "Трабзонспор" имели под собой реальную почву?

– Вокруг наших футболистов количество слухов, особенно в межсезонье, всегда превышает пределы разумного. Если бы их, слухи, можно было измерять килограммами, вес получился бы запредельным. Слухи мы не комментируем.

– Помимо Тошича, с кем еще собираетесь пролонгировать соглашения в ближайшее время?

– ЦСКА уже много лет старается заблаговременно продлевать контракты. Такова наша система работы. Есть люди на подходе, но кто, пока не скажу. Секретная информация!

– Вернется ли в ЦСКА Панченко и останется ли в команде Ионов?

– Не хотелось бы сейчас это комментировать.

– Вообще, больше никто из арендованных, помимо Васина с Витинью, не вернется этой зимой в ЦСКА?

– На данный момент никого не планируем возвращать. Арендованные должны завершить сезон там, где играют. Бессмысленно дергать ребят из клубов, где у них неплохо складывается. Изначально отдавали их именно на сезон.

– Почему разорван контракт с Цауней?

– Обоюдное решение. Расстались по-дружески. Саша – очень хороший футболист и великолепный парень. И его проблемы со здоровьем – наша общая беда. Очень жаль, что так вышло. Читал про него едкие комментарии, но поверьте, он такого не заслуживает. Цауня своим отношением к футболу и спорту вызывает большое уважение. Да, так получилось. Но профессиональный спорт состоит из травм, они мешали не только Цауне. Дай Бог, чтобы у него все получилось. Двери нашего клуба открыты для него всегда.

– И все же, Олег, согласитесь, трудно спорить, что Цауня наряду с Марком Гонсалесом – рекордсмен ЦСКА с точки зрения травматичности, какой-то заоблачный уровень.

– Но Цауня же не специально получал эти травмы. Он не стрелял себе в ногу, не резал себя ножом. Саше, как и Марку, где-то не повезло. Если вы посмотрите, какому количеству людей в европейских клубах травмы так или иначе мешали раскрыться – их очень много!

– Ведется ли работа по замене, сейчас или летом, Еременко? У вас был футболист топ-класса, а теперь его нет. Или обойдетесь имеющимися силами?

– Ситуация с Ромой, при всей ее печальности, позволила нам пристальнее посмотреть на ближайший резерв. У нас есть Гордюшенко, Головин, Миланов, еще целый ряд футболистов. И опять-таки, вопрос прежде всего главному тренеру.

В целом, мы никогда не останавливаемся в поиске людей в атаку – сейчас с этим самая острая ситуация. А чтобы заменить Еременко, у нас хватает внутренних резервов. Молодые россияне будут играть ключевую роль.

– Контакт с Еременко поддерживаете?

– Да. Он находится дома, с семьей. Он отличный парень, наш товарищ. Порой так бывает – в жизни каждый из нас совершает ошибки… За них мы платим. Иногда чересчур высокую цену…

Роман ЕРЕМЕНКО. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

 

ПОРАЗИЛ ТРАНСФЕР ВИТСЕЛЯ В КИТАЙ

 

– "зенит" и "спартак" ведут активную работу на рынке. Вас всех в ЦСКА зависть не берет, когда вы видите возможности конкурентов и сравниваете их со своими?

– Слезы, сопли, кивания на кого-то еще – подобного рода вещи являются уделом слабых. Вы наверняка читали много раз, наш президент клуба говорит, что не надо ни на кого кивать, нужно делать свою работу. Футболисты ЦСКА никогда не сдаются. И не раз доказывали, что умеют перекусывать много кого. Будем делать как можно лучше и сильнее то, что в наших силах.

– Из "анжи" никого не берете? Игроков выложили на прилавок, как на рынке.

– Всегда печально, когда в команде премьер-лиги пертурбации. У нас всего 16 клубов в РФПЛ – как можно радоваться чьему-то кризису?

– В кризисе весь российский футбол. Согласны, что если судить по масштабу трансферов, силе уезжающих из России игроков, нынешнему составу клубов – идет деградация РФПЛ.

– Не употреблял бы слово "деградация". Говоря, что чемпионат деградирует, мы сами себя не уважаем. Очевидно, что футбол в стране неразрывно связан с экономикой. И если в ней происходят потрясения, они переносятся на футбол. Многие страны сейчас переживают непростые времена. Так давайте перестанем себя унижать. Без уважения к самим себе ничего не получится. Будем выбираться из ситуации – и работать!

– Какой трансфер этой зимой вас поразил?

– Честно говоря, сильно был удивлен трансфером Витселя. Великолепное, просто шикарное решение с точки зрения "зенита". А вот со стороны игрока… У него был, черт побери, крайне трудный выбор! Ясно, что многие Витселя критиковали – за то, что выбрал длинный рубль. Точнее, доллар. Но… уж больно доллар длинный.

– А что он выбирал, переходя в "зенит" из "Бенфики"? Не то же самое?

– Нет, переход из Португалии в Россию я бы не называл "шагом назад". Что касается Китая, то такие деньги, как там вращаются, вызывают не то чтобы зависть – завидовать некрасиво – но чувство удивления.

– Китай – это надолго? И не разрушат ли гигантские китайские деньги весь мировой футбол. У них нет финансовых ограничений, в отличие от Европы, нет общепринятых трансферных окон.

– Китай – в принципе необычная цивилизация. Исторически китайцев всегда было гораздо больше, чем жителей других стран. И наверное, при желании они могли бы кого-то захватить, имея колоссальное численное преимущество. Но Китай практически никогда не занимался экспансией. Поэтому пытаться предугадать их дальнейшие поступки – дело неблагодарное. Наши предки много веков пытались это сделать, но не могли. Остается просто с интересом наблюдать – что будет.

Аксель ВИТСЕЛЬ и Алан ДЗАГОЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

РЕШЕНИЕ СЛУЦКОГО – ЭТО СТРАШНО, НО ОЧЕНЬ КРУТО!

 

– Не тайна, что вы со Слуцким не просто вместе работали в "Москве" и ЦСКА, но и дружите. Как вы восприняли его решение об уходе?

– Насколько я понял, Леонид Викторович хочет принять новый вызов. Всегда, когда такие вещи случаются, надо пожать человеку руку и сказать: "Дерзай!"

– Вы узнали одним из первых, правильно?

– Зачем это обсуждать? Мы же не на Олимпийских играх бежали стометровку, чтобы спорить, кто быстрее.

– Но вы пытались его отговорить?

– Состоялось несколько встреч с Романом Юрьевичем Бабаевым и Леонидом Викторовичем. Когда люди хотят сделать страшный и тяжелый шаг, впоследствии все оборачиваются новым свершениями. Лично я всегда за такое уважаю. Это страшно – но очень круто!

– Команда ждет Слуцкого в гости на втором сборе, верно?

– Да. Есть договоренность, а детали обсудят с Виктором Михайловичем. Они же большие друзья.

– За три дня уже сильно заметна разница между подходами Слуцкого и Гончаренко?

– Двух одинаковых тренеров в мире не существует. Отличия есть всегда. У каждого – своя система работы, которой он придерживается.


Источник: sport-express.ru

rbworld.org

«Основное усиление ЦСКА требуется в атаке»

Глава селекционного отдела ЦСКА Олег Яровинский поделился планами команды по укреплению состава в зимнюю паузу в чемпионате России.

— Самый главный вопрос от имени всех болельщиков ЦСКА — трансферы будут?

— Конечно же, мы работаем в этом направлении. Не выдам никаких секретов, если скажу, что основное усиление нам требуется в атаке. Но надо понимать, что зима — самое неблагодарное время для приобретения нападающих, футболистов группы атаки.

— Почему?

— Эти люди приносят результат. И все отпускают форвардов в середине сезона с огромным трудом, со скрипом. А учитывая, что ЦСКА не привык переплачивать за футболистов, для нас это втройне проблема. Плюс вы посмотрите — Китай выгребает все, что только можно. Никуда не делась Англия, и так далее. Хотя мы все равно пытаемся выходить из положения.

— Но форвард, которого ищет ЦСКА, он все-таки должен быть какой?

— Хороший должен быть!

— Логично.

— Если серьезно, у нас есть определенные модельные характеристики нападающего, которые мы обсуждали с главным тренером. Он свои пожелания высказал, и они полностью совпадают с клубной стратегией, идеей, вектором развития. Форварды как раз те люди, кем ЦСКА всегда мог гордиться. У нас всегда была отличная атака, и хотя нападающие часто оказывались не похожи друг на друга, но очень эффективны.

— Давайте обсудим кандидатуру…

— …я сразу хочу сказать, что не готов комментировать конкретные фамилии. У нас в списке есть немало людей. В шорт-листе, как правило, всегда три-четыре человека.

— И все-таки, резюме: речь о том, чтобы взять одного нападающего?

— Одного как минимум.

— А кроме этого?

— Зимнее окно в России закрывается чуть позже, чем везде. Поэтому никогда не говори «никогда»: может, мы нажмем на кнопку, три вишенки выстроятся в ряд, и что-то получится. Кто знает?

— С Зораном Тошичем до сих пор не продлен контракт, хотя до окончания осталось полгода. Что будет дальше?

— У нас хороший контакт с ним и с его агентом. Зоран — наш родной человек. Уверен, мы найдем компромиссное решение.

— Вернется ли в ЦСКА Панченко и останется ли в команде Ионов?

— Не хотелось бы сейчас это комментировать.

news.sportbox.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *