Генерал ермолов краткая биография – ЕРМОЛОВ АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ — Краткая биографическая энциклопедия — История

Спортивные биографии

Краткая биография генерала Ермолова

Ермолов Алексей Петрович (1772— 1861), российский военный и государственный деятель.

Родился 4 июня 1772 г. в Москве в небогатой дворянской семье. Образование получил дома и в Благородном пансионе при Московском университете. С детства записанный в армию, в 1792 г. начал действительную военную службу в Нежинском драгунском полку в звании капитана.

В 1794 г. участвовал в войне против Польши, в 1796 г. воевал в Персии (официальное название Ирана до 1935 г.) и вскоре был произведён в подполковники.

Увлёкшись просветительскими идеями французских республиканцев, Ермолов был арестован по делу офицерского политического кружка и после недолгого заключения в Петропавловской крепости сослан в Кострому.

После смерти Павла I (1801 г.) он был прощён и продолжил службу, но начальство его недолюбливало за «дерзость» и независимость.

Ермолов участвовал в военных кампаниях против Франции (1805—1807 гг.), в Отечественной войне 1812 г., Заграничных походах русской армии (1813— 1814 гг.), был произведён в генерал-майоры (1808 г.).

В 1816 г. его назначили командиром Отдельного Грузинского корпуса и главнокомандующим гражданской частью на Кавказе и в Астраханской губернии. Успешная деятельность Ермолова на Кавказе до сих пор вызывает противоречивые оценки: его называют и главным вдохновителем колониального завоевания, использовавшим крайне жёсткие меры против непокорных горцев, и инициативным и талантливым государственным деятелем, отстаивавшим интересы России в этом регионе. Возрастающая среди войск популярность «проконсула Кавказа» вызывала опасения со стороны правительственных кругов, и в 1827 г. Ермолов был отстранён от командования и уволен со службы.

Более тридцати лет он прожил в бездействии в Москве и Орле.

В 1831—1839 гг. Алексей Петрович состоял членом Государственного совета, во время Крымской войны (1853— 1856 гг.) был избран начальником ополчения в семи губерниях. Он считался одним из самых известных острословов своего времени, оставил после себя мемуары с детальным описанием военных событий.

Умер 23 апреля 1861 г. в Москве и по завещанию похоронен в Орле, в церкви Троицкого кладбища, рядом с отцом.






citaty.su

Ермолов Алексей Петрович — биография

Русский военный и государственный деятель, генерал от инфантерии (1818) и от артиллерии (1837). Герой Отечественной войны 1812 года, участник Кавказской войны 1817-1864 годов.

А. П. Ермолов родился 24 мая (4 июня) 1777 года в Москве, в семье отставного майора артиллерии Петра Алексеевича Ермолова (1747-1832), мценского уездного предводителя дворянства. Учился в Московском университетском благородном пансионе.

В 1787 году А. П. Ермолов был записан унтер-офицером в Лейб-гвардии Преображенский полк. В 1791 году он был произведен в поручики и с чином капитана выпущен в Нижегородский драгунский полк. С конца 1792 года А. П. Ермолов — старший адъютант генерал-прокурора графа А. М. Самойлова. С марта 1793 года он был квартирмейстером 2-го бомбардирского батальона. С октября 1793 года – репетитор (младший преподаватель) в Артиллерийском инженерном шляхетском корпусе.

А. П. Ермолов служил под командованием А. В. Суворова в Польской кампании 1794-1795 годов. Командовал батареей при штурме Праги, за отличия был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Участвовал в Персидском походе 1796 года, за командование батареей при осаде крепости Дербент в мае 1796 года был удостоен ордена Святого Владимира 4-й степени с бантом.

В первые годы царствования Павла I А. П. Ермолов был членом тайного Смоленского офицерского политического кружка. В ноябре 1798 года он был арестован по обвинению в антиправительственной деятельности, содержался в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. Вскоре А. П. Ермолов был освобожден, а следствие по его делу прекращено. Однако через две недели Ермолов был вновь арестован и сослан «на вечное житье» в Кострому. С воцарением Александра I в 1801 году он был помилован и возвращен из ссылки.

С июня 1801 года А. П. Ермолов командовал конно-артиллерийской ротой. Он участвовал в Русско-австро-французской войне 1805 года и Русско-прусско-французской войне 1806-1807 годов. В сражении при Прейсиш-Эйлау (1807) полковник Ермолов командовал конной артиллерией, своими действиями обеспечил перелом в битве в пользу русской армии. Был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени и обратили на себя внимание военачальников.

С августа 1807 года А. П. Ермолов командовал 7-й артиллерийской бригадой в составе дивизии генерала Д. С. Дохтурова. За отличия в сражении при Гутштадте (1807) был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени. В сражениях при Гейльсберге и Фридланде А. П. Ермолов командовал батареями левого фланга, проявил храбрость и выдающиеся способности артиллерийского начальника.

В 1807 году А.П.Ермолов подал в отставку из-за разногласий с А. А. Аракчеевым, но по просьбе Александра I остался в армии. В марте 1808 года он был произведен в генерал-майоры и стал одновременно инспектором конно-артиллерийских рот. С октября 1809 года А. П. Ермолов командовал артиллерийской бригадой в дивизии генерала А. А. Суворова, а затем резервными войсками на галицийской границе. С мая 1811 года был командиром Гвардейской артиллерийской бригады, а позже одновременно командовал Гвардейской пехотной бригадой (Лейб-гвардии Измайловский и Литовский полки). С марта 1812 года А. П. Ермолов — командир Гвардейской пехотной дивизии.

Во время Отечественной войны 1812 года А. П. Ермолов по настоянию М. Б. Барклая-де-Толли был назначен начальником штаба 1-й Западной армии. Участвовал в разработке планов русских армий, в том числе сражения при Смоленске. В сражении при Валутиной Горе командовал правой колонной. За руководство войсками в этом бою был произведен в генерал-лейтенанты.

Во время Бородинского сражения 26 августа (7 сентября) 1812 А. П. Ермолов фактически выполнял обязанности начальника штаба М. И. Кутузова. Он лично возглавил контратаку 3-го батальона Уфимского пехотного полка на занятую французами батарею Раевского, был контужен картечью. После Бородинского сражения был начальником штаба объединенных армий.

На совете в Филях 1 (13) сентября 1812 года А. П. Ермолов выступал против оставления Москвы и предлагал дать французам сражение. Позднее он участвовал в боях при Малоярославце, Вязьме, Красном.

С конца ноября 1812 года А. П. Ермолов исполнял обязанности начальника штаба 1-й Западной армии. В декабре 1812 года стал командующим артиллерией действующей армии.

А. П. Ермолов принял участие в Заграничном походе русской армии 1813-1814 годов. В апреле 1813 года он был командиром 2-й гвардейской пехотной дивизии. В сражении при Кульме возглавлял 1-ю гвардейскую дивизию, а после ранения генерала А. И. Остермана-Толстого принял его корпус. Прямо на месте битвы Александр I возложил на А. П. Ермолова знаки ордена Святого Александра Невского. От прусского короля Фридриха Вильгельма III за Кульм он получил крест Красного орла 1-й степени.

С конца мая 1814 года А. П. Ермолов командовал Обсервационной армией на австрийской границе. С мая по ноябрь 1815 года был командиром Гвардейского корпуса. По окончании кампании 1815 года А. П. Ермолов был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени.

С 1816 года А. П. Ермолов командовал Отдельным Грузинским (с 1820 года — Кавказским) корпусом, занимал должности управляющего гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях и одновременно чрезвычайного и полномочного посла в Персии. В 1817 году посещал с миссией Персию, способствовал восстановлению дипломатических отношений с Тегераном. Возглавляя военную и гражданскую власть на Кавказе, проводил жесткую колониальную политику, руководил завоеванием Северного Кавказа.

Есть основания полагать, что А. П. Ермолов знал о существовании заговора декабристов, и не только не принимал никаких мер против его участников в Отдельном кавказском корпусе, но даже предупреждал некоторых о грозящей им опасности. Результаты проведенного расследования стали причиной недоверия императора Николая I к своему наместнику на Кавказе.

Во время Русско-персидской войны 1826-1828 годов А. П. Ермолов вступил в конфликт с генералом И. Ф. Паскевичем и в марте 1827 года подал в отставку «по домашним обстоятельствам». Отставка Ермолова вызвала большой резонанс и сильное недовольство в обществе.

С декабря 1831 года А. П. Ермолов был членом Государственного совета. В 1837 году был переименован в генералы от артиллерии. В марте 1839 года он был уволен в отпуск «до излечения болезни».

В 1855 году, в начальный период Крымской войны, А. П. Ермолов был избран начальником государственного ополчения в 7 губерниях, но принял эту должность только по Московской губернии. В мае 1855 года из-за разногласий с командованием покинул этот пост.

А. П. Ермолов скончался в Москве 11 (23) апреля 1861 года. Похоронен в фамильной усыпальнице Ермоловых в Свято-Троицкой церкви в Орле.

www.bankgorodov.ru

Ермолов, Алексей Петрович

Алексе́й Петро́вич Ермо́лов (24 мая (4 июня) 1777

, Москва — 11 (23) апреля 1861, Москва) — русский военачальник и государственный деятель, участник многих крупных войн, которые Российская империя вела с 1790-х по 1820-е. Генерал от инфантерии (1818). Генерал от артиллерии (1837). Герой Кавказской войны.

1. Биография

Ермолов родился в Москве в 1777[2]. Родом из небогатых дворян Орловской губернии. Его отец, Пётр Алексеевич Ермолов (1747–1832), был помещиком, владельцем небольшого имения из 150 душ крестьян в Мценском уезде Орловской губернии.

В царствование (1762—1796) Екатерины II он занимал должность правителя канцелярии генерал-прокурора графа А. Н. Самойлова, а с вступлением на престол Павла I вышел в отставку и поселился в своей деревне Лукьянчикове. Мать — урожденная Давыдова, находилась во втором браке за его отцом. По матери Алексей Ермолов находился в родстве с Давыдовыми, Потёмкиными, Раевскими и Орловыми. Знаменитый партизан и поэт Денис Давыдов доводился ему двоюродным братом.[3]

Как тогда было принято, ещё во младенчестве, Ермолов был записан в военную службу: в 1778 году он был зачислен каптенармусом лейб-гвардии Преображенского полка, а вскоре — сержантом этого полка.

Образование получил в Московском университетском пансионе.

Зачислен унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк 5 января 1787.

Поступил на военную службу в 1791 в чине поручика, служил под начальством Александра Суворова. Участник подавления Польского восстания под предводительством Т.Костюшко 1794, Персидского похода 1796 под началом Валериана Зубова. Между войнами жил в Москве и Орле.

1.1. Участие в известных войнах

В 1798 Ермолов был арестован, а затем уволен со службы и отправлен в ссылку в своё поместье по делу о создании Смоленского офицерского политического кружка и по подозрению в участии в заговоре против Павла 1-го. Помилован указом Александра I от 15 марта 1801. Участвовал в войнах с Францией (1805, 1806—1807). С 1809 командовал резервными войсками в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях.

1.2. Битвы с Наполеоном

С началом Отечественной войны 1812 назначен начальником Главного штаба 1-й Западной армии. В Бородинском сражении фактически выполнял обязанности начальника штаба Кутузова.

После перехода русской армии через Неман Ермолов возглавил артиллерию союзных армий, с апреля 1813 командовал различными соединениями. В 1813—1814 участвовал в сражениях под Бауценом и Кульмом, в боях за Париж руководил гренадерским корпусом. Награждён орденом святого Георгия 2-й степени.

1.3. Служба на Кавказе

С 1816 Ермолов — командир Отдельного Грузинского корпуса, управляющий гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, чрезвычайный посол в Персии.

В кампании 1818 г. руководил постройкой крепости Грозная.

В 1819 году Ермолов приступил к возведению новой крепости — Внезапная. В 1818 (1822) основал крепость Нальчик.

С 1819 году в состав ермоловского корпуса включили Черноморское казачье войско. Ермолов предоставил казакам землю по берегам Кубани и дал двухлетнюю отсрочку платы за нее.

В 1823 году командовал боевыми действиями в Дагестане, а в 1825 году воевал с чеченцами.

Русско-персидская война 1826—1828

Генерал Ермолов, главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом, предупреждал императора Николая I, что Персия открыто готовится к войне. Николай I ввиду обострявшегося конфликта с Турцией был готов за нейтралитет Персии уступить ей южную часть Талышского ханства. Однако князь А. С. Меньшиков, которого Николай I направил в Тегеран с поручением обеспечить мир любой ценой, не смог ничего добиться и покинул иранскую столицу[4].

В июле 1826 года иранская армия без объявления войны вторглась в пределы Закавказья на территорию Карабахского и Талышского ханств. Персы заняли Ленкорань и Карабах, после чего двинулись к Тифлису. Основная масса пограничных «земских караулов», состоявших из вооружённых конных и пеших крестьян-азербайджанцев, за редкими исключениями, сдала позиции вторгшимся иранским войскам без особого сопротивления или даже присоединилась к ним[4].

В конце августа 1826 года войска Отдельного Кавказского корпуса под командованием Алексея Ермолова полностью очистили Закавказье от иранских войск и военные действия были перенесены на территорию Ирана.

Получив от Ермолова донесение о вторжении персов, Николай I, не доверяя Ермолову (он подозревал его в связях с декабристами) направил к нему в начале августа, за две недели до коронации, Ивана Паскевича. Паскевичу было передано командование войсками Кавказского округа, хотя формально он подчинялся Ермолову, что привело конфликту, для разрешения которого был послан генерал-адъютант И. И. Дибич. Он принял сторону Паскевича, вел себя по отношению к Ермолову развязно и даже оскорбительно, чуть ли не устраивая ему пристрастные допросы. В своих донесениях царю Дибич писал, что «пагубный дух вольномыслия и либерализма разлит между войсками» корпуса Ермолова. Не остался без внимания и факт благосклонного приема Ермоловым сосланных на Кавказ и разжалованных в рядовые декабристов, которые были даже «званы на некоторые офицерские обеды».

Судьба Ермолова была решена. 3 марта 1827 года Ермолов подал в отставку «по домашним обстоятельствам». 27 марта он был освобожден от всех должностей. Уведомляя Ермолова об отставке, Николай I писал ему: «По обстоятельствам настоящих дел в Грузии, признав нужным дать войскам, там находящимся, особого Главного начальника, повелеваю Вам возвратиться в Россию и оставаться в своих деревнях впредь до моего повеления». Вместе с Ермоловым были уволены в отставку и его сподвижники («ермоловцы»), признанные «вредными».

По мнению Паскевича, Ермолова отстранили от командования за самоуправные поступки, за то, что войска были распущены, в дурном состоянии, без дисциплины, и за то, что в корпусе воровство было необыкновенное; люди были неудовлетворены жалованием за несколько лет, во всём нуждались, материальная часть находилась вся в запущениии. Вновь коронованный Николай I хотел на место Ермолова назначить Александра Рудзевича, но это намерение осталось не исполненным. Новый император был не лучшего мнения о Ермолове и прямо писал И. И. Дибичу: «Я Ермолову менее всех верю».

Но истинные причины смещения Ермолова были очевидны — подозрения царя в причастности Ермолова к заговору декабристов. «По наговорам, по подозрению в принятии участия в замыслах тайного общества сменили Ермолова», — писал декабрист А. Е. Розен. Тайная агентура доносила, что «войско жалеет Ермолова», «люди (т.е. солдаты) горюют» в связи с его отставкой. Преданность ему солдат и офицеров были столь велики, что Николай I всерьез опасался возможных волнений в Кавказском корпусе. Отставка Ермолова вызвала большой резонанс в передовых общественных кругах.[5]

1.4. В отставке

В 1827 году Николай I отправил Ермолова в отставку.

С 1831 года член Госсовета, с 1832 года член Российской академии.

С началом Крымской войны был избран начальником государственного ополчения в семи губерниях, но принял эту должность только по Москве. В мае 1855 покинул этот пост.

23 апреля (11 апреля ст. ст.) 1861 года в Москве Алексей Петрович скончался.

В духовном завещании он сделал следующие распоряжения о своем погребении. “Завещаю похоронить меня как можно проще. Прошу сделать гроб простой, деревянный, по образцу солдатского, выкрашенный желтою краскою. Панихиду обо мне отслужить одному священнику. Не хотел бы я ни военных почестей, ни несения за мною орденов, но как это не зависит от меня, то предоставляю на этот счет распорядиться, кому следует. Желаю, чтобы меня похоронили в Орле, возле моей матери и сестры; свезти меня туда на простых дрогах без балдахина, на паре лошадей; за мною поедут дети, да Николай мой, а через Москву, вероятно, не откажутся стащить меня старые товарищи артиллеристы”. Москва провожала генерала двое суток, а жители Орла по прибытии тела на Родину устроили ему грандиозную панихиду. Площадь перед Троицкой церковью, где шло отпевание Ермолова, и все прилегающие улицы были заполонены людьми. В Санкт-Петербурге, на Невском проспекте, во всех магазинах были выставлены его портреты.

Ермолов похоронен в Орле, рядом со своим отцом, в особом приделе Троицко-Кладбищенской церкви. На одной из стен могильного склепа вделана доска с простой надписью: “Алексей Петрович Ермолов, скончался 12 апреля 1861 года”.

2. Фразы

Во время смотра в 1805 году граф Аракчеев выказывает неудовлетворение утомленностью лошадей роты Ермолова, на что тот отвечает: «Жаль, Ваше сиятельство, что в артиллерии репутация офицеров зависит от скотов». [6]

О штабе Барклая он отзывался со своей обычной резкостью. «Здесь все немцы,- сказал он однажды,- один русский, да и тот Безродный» . [7]

При атаке французов при Гейльсберге на замечание офицеров о том, что не пора ли уже открывать огонь, полковник Ермолов говорит: «Я буду стрелять тогда, когда различу белокурых от черноволосых». [8]

У Ермолова, как у человека замечательного и своеобразного, было всегда много врагов. Раз как-то ему высказал это великий князь Константин Павлович, с которым он был в дружеских отношениях. «Я считал их, когда их было много, но теперь их набралось без счету, и я перестал о них думать»,- ответил Ермолов.

Во время боевых действий на Кавказе: «Чеченцы — народ, перевоспитанию не поддающийся. Только уничтожению»[9]неавторитетный источник?

На Кавказе: «Если волка будешь ты кормить с руки — из хребтов кавказских спустятся полки»

Во время боевых действий на Кавказе: «За одного нашего — десять ваших»

«Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее неизбежной смерти. Снисхождение в глазах азиатов — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены».

2.1. Оценки современников

А. С. Пушкин:
Но се, восток подьемлет вой!..Поникни снежной головой,Смирись, Кавказ,– идет Ермолов!
Жуковский в знаменитом «Певце во стане русских воинов» так характеризует геройскую личность Ермолова:
Хвала сподвижникам – вождям;Ермолов, витязь юный,Ты ратным брат, ты жизнь полкам,И страх твои перуны.
Жуковский “К портрету Ермолова”
Пред ним, за ним нет пышных титл,Не громок он средь гордой знати,Но за него усердный глас молитвНепобедимой русской рати.
Жуковский В. А. :
Захочет – о себе, как Тацит, он напишетИ лихо рукопись свою переплетет,—
На одном из московских вечеров, где был Ермолов, Глинка, поднимая заздравный кубок, приветствовал знаменитого гостя следующим экспромтом:
Умом затмил он блеск алмаза,В боях был славный он боец,Да здравствует герой Кавказа!Да здравствует герой сердец!Под буркою над русским станом,С морщиной умной на челе,Не раз стоял он великаномМонументально на скале.А шашка между тем чеченцевВела с штыком трехгранным спор;И именем его младенцевПугали жены диких гор.И вот еще из-за тумана,Которым лик его покрыт,Глядит героем ОссианаОн на мельчающий наш быт.И под маститой сединою,Хоть взор орлиный и пригас,Все баснословной стариноюИ славой обдает он нас.
На этот экспромт Дмитриев отвечал не менее прекрасным стихотворением:
Ты бывал и сам средь боев,Видел близко славы след;Не из нынешних героев,Ты – не нынешний поэт!Оттого, как блеск алмаза,блещет твой гранитный стих,И в тебе герой КавказаВспламенил восторга миг!Не видав войны кровавой,Я смиренно созерцалМужа, избранного славой,Петь не смел я – и молчал.Я дивился исполину —Исполинский был и век,И как горную вершинуИ его венчает снег.Но как тот горит и блещетВ искрах солнечных огней,Мне казалось, что трепещетИ над ним венец лучей!
«Человек с достоинством, но ложный и интриган», как характеризует его Барклай в своем «Изображении военных действий».

«Ангел-хранитель русских войск» (Д. Давыдов).

«Сфинкс новейших времен» (А.Грибоедов).

«Он рожден командовать армиями» (М. Кутузов).

В записках ген. Левенштерна со слов полковника Криднера, сообщается такой отзыв самого Александра: «Сердце Ермолова было так же черно, как его сапог». [10]

«Ермолов,- говорит в своих записках Писарев,- напоминает собою людей Святославова века; он всегда при сабле, всегда спит на плаще. Ни гагачьи пуховые постели помпадурские, ни штофные занавесы Монтеспан не манят его к неге и ко сну, который и в столице, как равно и в кочевых станах, продолжается у него только до рассвета».

«Я слышал от людей, знавших Ермолова в молодости, что он всегда любил серьезное чтение и хорошо знаком с классиками. При этом он не терпел пьянства и картежничества; последнее он строго преследовал, хотя страсть эту очень трудно вывести между его соотечественниками. Это единственная вещь, где он выказывал нетерпимость, особенно если чувствовал некоторое уважение к лицу, имевшему этот порок».[11]

“Ермолов был неуступчив и шероховат в сношениях с высшими сановниками,– говорит о нем один из современников его,– резко писал и еще резче говорил им свои убеждения, шедшие нередко вразрез с петербургскими взглядами, а сарказмы его, на которые он не скупился, задевали за живое многих сильных мира сего”.[11]

“И как хорош был этот среброволосый герой Кавказа,– рассказывал Бартенев,– когда он говорил, что поэты суть гордость нации. С каким сожалением он отзывался о ранней смерти Лермонтова. На мои глаза он был истинно прекрасен. Это слоновое могущество, эта неповоротливая шея с шалашом седых волос, и этот ум, это одушевление на семьдесят восьмом году возраста!.. Передо мной сидел человек, бравший с Суворовым Прагу, с Зубовым ходивший к Дербенту, с Каменским осаждавший турецкие крепости, один из главных бойцов Бородина и Кульма, гроза Кавказа!.. И после этого говорите против екатерининского века – он его чадо!”[11]

“Когда Алексей Петрович,– рассказывает один современник,– появлялся в театре или в собрании, приверженные к нему русские люди, и старые и молодые, оборачивались всегда в ту сторону, где стоял Ермолов, опершись на свою верную саблю, и задумчиво смотрели на его белые волосы, на эту львиную голову, твердо стоявшую еще на исполинском туловище, и в потускневших глазах его искали глубоко запавшие мысли”…

3. Память

  • Портрет Ермолова, стоящего на фоне кавказских гор, несомненно принадлежит к лучшим работам Джорджа Доу. Отказавшись в нем от изображения блестящего мундирного шитья и орденов, художник сосредоточил все внимание на характерном волевом лице генерала. Глядя на этот профиль, каждый вспомнит строки Пушкина, написанные в 1829 году после знакомства с Ермоловым: «Лицо круглое, огненные серые глаза, седые волосы дыбом. Голова тигра на геркулесовом торсе… Когда он задумывается и хмурится, то становится прекрасен и разительно напоминает поэтический портрет, писанный Довом».
  • Правый придел орловской Свято-Троицкой церкви — фамильная усыпальница Ермоловых. Сооружен 15 октября 1867 г. на средства, выделенные императором Александром II в память великих заслуг генерала от артиллерии Алексея Петровича Ермолова. Рядом с ним покоятся его отец Пётр Алексеевич (1748—1832), сын генерал-майор Клавдий Алексеевич (1823—1895) и невестка Варвара Николаевна (1825—1897).
  • В 1962 году именем генерала названа улица в Москве (улица Генерала Ермолова).
  • Памятники
    • Памятник в Грозном. В начале 20-го века в Грозном сохранялась землянка, в которой жил Ермолов при закладке крепости Грозная. В 1881-ых годах у землянки был сооружен скромный памятник Ермолову — бронзовый бюст на высоком четырехгранном каменном постаменте. Бюст был подарен главнокомандующим на Кавказе А. М. Дондуковым-Корсаковым. Землянку окружала решетка, вход в ограду был оформлен в виде каменной плиты, увенчанной крепостными зубцами. На железной двери помещалась надпись: «Здесь жил Алексей Петрович Ермолов». Памятник был уничтожен после революции 1917 года.
    • В 2008 в городе Минеральные Воды Ставропольского края по решению Городской Думы в сквере «Надежда», переименованном в сквер Ермолова, установлен памятник «Главнокомандующему на Кавказе, Генералу А. П. Ермолову».
    • В Орле, где похоронен Ермолов, в 1911 году по решению городской думы именем А. П. Ермолова была названа улица, ведущая от городского парка к его могиле, а также было объявлено о сборе средств на установку памятника генералу. Деньги на памятник собрали и немалые, однако сначала помешала Первая мировая война, а затем октябрьский переворот окончательно похоронил эти планы. С 1926 года улица Ермолова носит название Пионерской. Вторую попытку установить памятник предприняли почти через 100 лет. Одна из центральных площадей в 2002 переименована из площади Карла Маркса в площадь Ермолова, в центре которой находится сквер Ермолова, где 4 июня 2002 года был заложен камень с памятной надписью, что на этом месте будет открыт памятник Ермолову, однако до сих пор памятника нет[12].
    • В Ставрополе, на проспекте Карла Маркса.
    • В сентябре 2010 года памятник Ермолову открыт в Пятигорске (сквер на ул. Лермонтова). Памятник представляет собой скульптуру генерала на коне[13].

Список литературы:

  1. Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В.Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А.Е. Кроль, К.М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 252, кат.№ 7876. — 360 с.
  2. Могилы знаменитостей — Ермолов Алексей Петрович (1777-1861)
  3. А. П. Ермолов и его «Записки»
  4. Захаревич А. В. Донские казаки и армянское население в обороне русских границ от персидских войск в начальный период кампании 1826 г. Центр понтийско-кавказских исследований. Краснодар, 1995
  5. В. А. Федоров. Предисловие к «Запискам генерала А.П. Ермолова»
  6. Журнал «Новый Берег» 2008, № 21.
  7. Василий Александрович Потто кавказская война Том 2. Ермоловское время
  8. Военная энциклопедия. СПб.: Изд-во Сытина, 1910. Т. 10. С. 343.
  9. Грозный – это Кадыров, небоскребы и страх
  10. Издание Т-ва И. Д. Сытина Типография Т-ва И. Д. Сытина. Пятницкая ул. с. д. Москва. — 1911 Переиздание Артели проекта «1812 год» Редакция, оформление, верстка выполнены Поляковым О. В. Москва. — 1999 ,
  11. Василий Александрович Потто кавказская война Том 2. Ермоловское время, записки Ван-Галена
  12. Камнем по вере — Красная строка
  13. Сергей Рудковский. Памятник генералу Ермолову открыли в Пятигорске, РИА Новости (11.09.2010).

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Ермолов,_Алексей_Петрович

coolreferat.com

Доклад — Ермолов, Алексей Петрович

План

Введение
1 Биография

1.1 Участие в известных войнах

1.2 Битвы с Наполеоном

1.3 Служба на Кавказе

1.3.1 Русско-персидская война 1826—1828

1.4 В отставке
2 Фразы

2.1 Оценки современников

3 Память
Список литературы

Ермолов, Алексей Петрович

Введение

Алексе́й Петро́вич Ермо́лов (24 мая (4 июня) 1777[2], Москва — 11 (23) апреля 1861, Москва) — русский военачальник и государственный деятель, участник многих крупных войн, которые Российская империя вела с 1790-х по 1820-е. Генерал от инфантерии (1818). Генерал от артиллерии (1837). Герой Кавказской войны.

1. Биография

Ермолов родился в Москве в 1777[2]. Родом из небогатых дворян Орловской губернии. Его отец, Пётр Алексеевич Ермолов (1747–1832), был помещиком, владельцем небольшого имения из 150 душ крестьян в Мценском уезде Орловской губернии.

В царствование (1762—1796) Екатерины II он занимал должность правителя канцелярии генерал-прокурора графа А. Н. Самойлова, а с вступлением на престол Павла I вышел в отставку и поселился в своей деревне Лукьянчикове. Мать — урожденная Давыдова, находилась во втором браке за его отцом. По матери Алексей Ермолов находился в родстве с Давыдовыми, Потёмкиными, Раевскими и Орловыми. Знаменитый партизан и поэт Денис Давыдов доводился ему двоюродным братом.[3]

Как тогда было принято, ещё во младенчестве, Ермолов был записан в военную службу: в 1778 году он был зачислен каптенармусом лейб-гвардии Преображенского полка, а вскоре — сержантом этого полка.

Образование получил в Московском университетском пансионе.

Зачислен унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк 5 января 1787.

Поступил на военную службу в 1791 в чине поручика, служил под начальством Александра Суворова. Участник подавления Польского восстания под предводительством Т.Костюшко 1794, Персидского похода 1796 под началом Валериана Зубова. Между войнами жил в Москве и Орле.

1.1. Участие в известных войнах

В 1798 Ермолов был арестован, а затем уволен со службы и отправлен в ссылку в своё поместье по делу о создании Смоленского офицерского политического кружка и по подозрению в участии в заговоре против Павла 1-го. Помилован указом Александра I от 15 марта 1801. Участвовал в войнах с Францией (1805, 1806—1807). С 1809 командовал резервными войсками в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях.

1.2. Битвы с Наполеоном

С началом Отечественной войны 1812 назначен начальником Главного штаба 1-й Западной армии. В Бородинском сражении фактически выполнял обязанности начальника штаба Кутузова.

После перехода русской армии через Неман Ермолов возглавил артиллерию союзных армий, с апреля 1813 командовал различными соединениями. В 1813—1814 участвовал в сражениях под Бауценом и Кульмом, в боях за Париж руководил гренадерским корпусом. Награждён орденом святого Георгия 2-й степени.

1.3. Служба на Кавказе

С 1816 Ермолов — командир Отдельного Грузинского корпуса, управляющий гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, чрезвычайный посол в Персии.

В кампании 1818 г. руководил постройкой крепости Грозная.

В 1819 году Ермолов приступил к возведению новой крепости — Внезапная. В 1818 (1822) основал крепость Нальчик.

С 1819 году в состав ермоловского корпуса включили Черноморское казачье войско. Ермолов предоставил казакам землю по берегам Кубани и дал двухлетнюю отсрочку платы за нее.

В 1823 году командовал боевыми действиями в Дагестане, а в 1825 году воевал с чеченцами.

Русско-персидская война 1826—1828

Генерал Ермолов, главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом, предупреждал императора Николая I, что Персия открыто готовится к войне. Николай I ввиду обострявшегося конфликта с Турцией был готов за нейтралитет Персии уступить ей южную часть Талышского ханства. Однако князь А. С. Меньшиков, которого Николай I направил в Тегеран с поручением обеспечить мир любой ценой, не смог ничего добиться и покинул иранскую столицу[4].

В июле 1826 года иранская армия без объявления войны вторглась в пределы Закавказья на территорию Карабахского и Талышского ханств. Персы заняли Ленкорань и Карабах, после чего двинулись к Тифлису. Основная масса пограничных «земских караулов», состоявших из вооружённых конных и пеших крестьян-азербайджанцев, за редкими исключениями, сдала позиции вторгшимся иранским войскам без особого сопротивления или даже присоединилась к ним[4].

В конце августа 1826 года войска Отдельного Кавказского корпуса под командованием Алексея Ермолова полностью очистили Закавказье от иранских войск и военные действия были перенесены на территорию Ирана.

Получив от Ермолова донесение о вторжении персов, Николай I, не доверяя Ермолову (он подозревал его в связях с декабристами) направил к нему в начале августа, за две недели до коронации, Ивана Паскевича. Паскевичу было передано командование войсками Кавказского округа, хотя формально он подчинялся Ермолову, что привело конфликту, для разрешения которого был послан генерал-адъютант И. И. Дибич. Он принял сторону Паскевича, вел себя по отношению к Ермолову развязно и даже оскорбительно, чуть ли не устраивая ему пристрастные допросы. В своих донесениях царю Дибич писал, что «пагубный дух вольномыслия и либерализма разлит между войсками» корпуса Ермолова. Не остался без внимания и факт благосклонного приема Ермоловым сосланных на Кавказ и разжалованных в рядовые декабристов, которые были даже «званы на некоторые офицерские обеды».

Судьба Ермолова была решена. 3 марта 1827 года Ермолов подал в отставку «по домашним обстоятельствам». 27 марта он был освобожден от всех должностей. Уведомляя Ермолова об отставке, Николай I писал ему: «По обстоятельствам настоящих дел в Грузии, признав нужным дать войскам, там находящимся, особого Главного начальника, повелеваю Вам возвратиться в Россию и оставаться в своих деревнях впредь до моего повеления». Вместе с Ермоловым были уволены в отставку и его сподвижники («ермоловцы»), признанные «вредными».

По мнению Паскевича, Ермолова отстранили от командования за самоуправные поступки, за то, что войска были распущены, в дурном состоянии, без дисциплины, и за то, что в корпусе воровство было необыкновенное; люди были неудовлетворены жалованием за несколько лет, во всём нуждались, материальная часть находилась вся в запущениии. Вновь коронованный Николай I хотел на место Ермолова назначить Александра Рудзевича, но это намерение осталось не исполненным. Новый император был не лучшего мнения о Ермолове и прямо писал И. И. Дибичу: «Я Ермолову менее всех верю».

Но истинные причины смещения Ермолова были очевидны — подозрения царя в причастности Ермолова к заговору декабристов. «По наговорам, по подозрению в принятии участия в замыслах тайного общества сменили Ермолова», — писал декабрист А. Е. Розен. Тайная агентура доносила, что «войско жалеет Ермолова», «люди (т.е. солдаты) горюют» в связи с его отставкой. Преданность ему солдат и офицеров были столь велики, что Николай I всерьез опасался возможных волнений в Кавказском корпусе. Отставка Ермолова вызвала большой резонанс в передовых общественных кругах.[5]

1.4. В отставке

В 1827 году Николай I отправил Ермолова в отставку.

С 1831 года член Госсовета, с 1832 года член Российской академии.

С началом Крымской войны был избран начальником государственного ополчения в семи губерниях, но принял эту должность только по Москве. В мае 1855 покинул этот пост.

23 апреля (11 апреля ст. ст.) 1861 года в Москве Алексей Петрович скончался.

В духовном завещании он сделал следующие распоряжения о своем погребении. “Завещаю похоронить меня как можно проще. Прошу сделать гроб простой, деревянный, по образцу солдатского, выкрашенный желтою краскою. Панихиду обо мне отслужить одному священнику. Не хотел бы я ни военных почестей, ни несения за мною орденов, но как это не зависит от меня, то предоставляю на этот счет распорядиться, кому следует. Желаю, чтобы меня похоронили в Орле, возле моей матери и сестры; свезти меня туда на простых дрогах без балдахина, на паре лошадей; за мною поедут дети, да Николай мой, а через Москву, вероятно, не откажутся стащить меня старые товарищи артиллеристы”. Москва провожала генерала двое суток, а жители Орла по прибытии тела на Родину устроили ему грандиозную панихиду. Площадь перед Троицкой церковью, где шло отпевание Ермолова, и все прилегающие улицы были заполонены людьми. В Санкт-Петербурге, на Невском проспекте, во всех магазинах были выставлены его портреты.

Ермолов похоронен в Орле, рядом со своим отцом, в особом приделе Троицко-Кладбищенской церкви. На одной из стен могильного склепа вделана доска с простой надписью: “Алексей Петрович Ермолов, скончался 12 апреля 1861 года”.

2. Фразы

Во время смотра в 1805 году граф Аракчеев выказывает неудовлетворение утомленностью лошадей роты Ермолова, на что тот отвечает: «Жаль, Ваше сиятельство, что в артиллерии репутация офицеров зависит от скотов». [6]

О штабе Барклая он отзывался со своей обычной резкостью. «Здесь все немцы,- сказал он однажды,- один русский, да и тот Безродный». [7]

При атаке французов при Гейльсберге на замечание офицеров о том, что не пора ли уже открывать огонь, полковник Ермолов говорит: «Я буду стрелять тогда, когда различу белокурых от черноволосых». [8]

У Ермолова, как у человека замечательного и своеобразного, было всегда много врагов. Раз как-то ему высказал это великий князь Константин Павлович, с которым он был в дружеских отношениях. «Я считал их, когда их было много, но теперь их набралось без счету, и я перестал о них думать»,- ответил Ермолов.

Во время боевых действий на Кавказе: «Чеченцы — народ, перевоспитанию не поддающийся. Только уничтожению»[9]неавторитетный источник?

На Кавказе: «Если волка будешь ты кормить с руки — из хребтов кавказских спустятся полки»

Во время боевых действий на Кавказе: «За одного нашего — десять ваших»

«Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее неизбежной смерти. Снисхождение в глазах азиатов — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены».

2.1. Оценки современников

А. С. Пушкин:

Но се, восток подьемлет вой!.. Поникни снежной головой, Смирись, Кавказ,– идет Ермолов!

Жуковский в знаменитом «Певце во стане русских воинов» так характеризует геройскую личность Ермолова:

Хвала сподвижникам – вождям; Ермолов, витязь юный, Ты ратным брат, ты жизнь полкам, И страх твои перуны.

Жуковский “К портрету Ермолова”

Пред ним, за ним нет пышных титл, Не громок он средь гордой знати, Но за него усердный глас молитвНепобедимой русской рати.

Жуковский В. А. :

Захочет – о себе, как Тацит, он напишетИ лихо рукопись свою переплетет,—

На одном из московских вечеров, где был Ермолов, Глинка, поднимая заздравный кубок, приветствовал знаменитого гостя следующим экспромтом:

Умом затмил он блеск алмаза, В боях был славный он боец, Да здравствует герой Кавказа! Да здравствует герой сердец! Под буркою над русским станом, С морщиной умной на челе, Не раз стоял он великаномМонументально на скале.А шашка между тем чеченцевВела с штыком трехгранным спор; И именем его младенцевПугали жены диких гор.И вот еще из-за тумана, Которым лик его покрыт, Глядит героем ОссианаОн на мельчающий наш быт.И под маститой сединою, Хоть взор орлиный и пригас, Все баснословной стариноюИ славой обдает он нас.

На этот экспромт Дмитриев отвечал не менее прекрасным стихотворением:

Ты бывал и сам средь боев, Видел близко славы след; Не из нынешних героев, Ты – не нынешний поэт! Оттого, как блеск алмаза, блещет твой гранитный стих, И в тебе герой КавказаВспламенил восторга миг! Не видав войны кровавой, Я смиренно созерцалМужа, избранного славой, Петь не смел я – и молчал.Я дивился исполину —Исполинский был и век, И как горную вершинуИ его венчает снег.Но как тот горит и блещетВ искрах солнечных огней, Мне казалось, что трепещетИ над ним венец лучей!

«Человек с достоинством, но ложный и интриган», как характеризует его Барклай в своем «Изображении военных действий».

«Ангел-хранитель русских войск» (Д. Давыдов).

«Сфинкс новейших времен» (А.Грибоедов).

«Он рожден командовать армиями» (М. Кутузов).

В записках ген. Левенштерна со слов полковника Криднера, сообщается такой отзыв самого Александра: «Сердце Ермолова было так же черно, как его сапог». [10]

«Ермолов,- говорит в своих записках Писарев,- напоминает собою людей Святославова века; он всегда при сабле, всегда спит на плаще. Ни гагачьи пуховые постели помпадурские, ни штофные занавесы Монтеспан не манят его к неге и ко сну, который и в столице, как равно и в кочевых станах, продолжается у него только до рассвета».

«Я слышал от людей, знавших Ермолова в молодости, что он всегда любил серьезное чтение и хорошо знаком с классиками. При этом он не терпел пьянства и картежничества; последнее он строго преследовал, хотя страсть эту очень трудно вывести между его соотечественниками. Это единственная вещь, где он выказывал нетерпимость, особенно если чувствовал некоторое уважение к лицу, имевшему этот порок».[11]

“Ермолов был неуступчив и шероховат в сношениях с высшими сановниками,– говорит о нем один из современников его,– резко писал и еще резче говорил им свои убеждения, шедшие нередко вразрез с петербургскими взглядами, а сарказмы его, на которые он не скупился, задевали за живое многих сильных мира сего”.[11]

“И как хорош был этот среброволосый герой Кавказа,– рассказывал Бартенев,– когда он говорил, что поэты суть гордость нации. С каким сожалением он отзывался о ранней смерти Лермонтова. На мои глаза он был истинно прекрасен. Это слоновое могущество, эта неповоротливая шея с шалашом седых волос, и этот ум, это одушевление на семьдесят восьмом году возраста!.. Передо мной сидел человек, бравший с Суворовым Прагу, с Зубовым ходивший к Дербенту, с Каменским осаждавший турецкие крепости, один из главных бойцов Бородина и Кульма, гроза Кавказа!.. И после этого говорите против екатерининского века – он его чадо!”[11]

“Когда Алексей Петрович,– рассказывает один современник,– появлялся в театре или в собрании, приверженные к нему русские люди, и старые и молодые, оборачивались всегда в ту сторону, где стоял Ермолов, опершись на свою верную саблю, и задумчиво смотрели на его белые волосы, на эту львиную голову, твердо стоявшую еще на исполинском туловище, и в потускневших глазах его искали глубоко запавшие мысли”…

3. Память

· Портрет Ермолова, стоящего на фоне кавказских гор, несомненно принадлежит к лучшим работам Джорджа Доу. Отказавшись в нем от изображения блестящего мундирного шитья и орденов, художник сосредоточил все внимание на характерном волевом лице генерала. Глядя на этот профиль, каждый вспомнит строки Пушкина, написанные в 1829 году после знакомства с Ермоловым: «Лицо круглое, огненные серые глаза, седые волосы дыбом. Голова тигра на геркулесовом торсе… Когда он задумывается и хмурится, то становится прекрасен и разительно напоминает поэтический портрет, писанный Довом ».

· Правый придел орловской Свято-Троицкой церкви — фамильная усыпальница Ермоловых. Сооружен 15 октября 1867 г. на средства, выделенные императором Александром II в память великих заслуг генерала от артиллерии Алексея Петровича Ермолова. Рядом с ним покоятся его отец Пётр Алексеевич (1748—1832), сын генерал-майор Клавдий Алексеевич (1823—1895) и невестка Варвара Николаевна (1825—1897).

· В 1962 году именем генерала названа улица в Москве (улица Генерала Ермолова).

· Памятники

· Памятник в Грозном. В начале 20-го века в Грозном сохранялась землянка, в которой жил Ермолов при закладке крепости Грозная. В 1881-ых годах у землянки был сооружен скромный памятник Ермолову — бронзовый бюст на высоком четырехгранном каменном постаменте. Бюст был подарен главнокомандующим на Кавказе А. М. Дондуковым-Корсаковым. Землянку окружала решетка, вход в ограду был оформлен в виде каменной плиты, увенчанной крепостными зубцами. На железной двери помещалась надпись: «Здесь жил Алексей Петрович Ермолов». Памятник был уничтожен после революции 1917 года.

· В 2008 в городе Минеральные Воды Ставропольского края по решению Городской Думы в сквере «Надежда», переименованном в сквер Ермолова, установлен памятник «Главнокомандующему на Кавказе, Генералу А. П. Ермолову».

· В Орле, где похоронен Ермолов, в 1911 году по решению городской думы именем А. П. Ермолова была названа улица, ведущая от городского парка к его могиле, а также было объявлено о сборе средств на установку памятника генералу. Деньги на памятник собрали и немалые, однако сначала помешала Первая мировая война, а затем октябрьский переворот окончательно похоронил эти планы. С 1926 года улица Ермолова носит название Пионерской. Вторую попытку установить памятник предприняли почти через 100 лет. Одна из центральных площадей в 2002 переименована из площади Карла Маркса в площадь Ермолова, в центре которой находится сквер Ермолова, где 4 июня 2002 года был заложен камень с памятной надписью, что на этом месте будет открыт памятник Ермолову, однако до сих пор памятника нет[12].

· В Ставрополе, на проспекте Карла Маркса.

· В сентябре 2010 года памятник Ермолову открыт в Пятигорске (сквер на ул. Лермонтова). Памятник представляет собой скульптуру генерала на коне[13].

Список литературы:

1. Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В.Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А.Е. Кроль, К.М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 252, кат.№ 7876. — 360 с.

2. Могилы знаменитостей — Ермолов Алексей Петрович (1777-1861)

3. А. П. Ермолов и его «Записки»

4. Захаревич А. В. Донские казаки и армянское население в обороне русских границ от персидских войск в начальный период кампании 1826 г. Центр понтийско-кавказских исследований. Краснодар, 1995

5. В. А. Федоров. Предисловие к «Запискам генерала А.П. Ермолова»

6. Журнал «Новый Берег» 2008, № 21.

7. Василий Александрович Потто кавказская война Том 2. Ермоловское время

8. Военная энциклопедия. СПб.: Изд-во Сытина, 1910. Т. 10. С. 343.

9. Грозный – это Кадыров, небоскребы и страх

10. Издание Т-ва И. Д. Сытина Типография Т-ва И. Д. Сытина. Пятницкая ул. с. д. Москва. — 1911 Переиздание Артели проекта «1812 год» Редакция, оформление, верстка выполнены Поляковым О. В. Москва. — 1999 ,

11. Василий Александрович Потто кавказская война Том 2. Ермоловское время, записки Ван-Галена

12. Камнем по вере — Красная строка

13. Сергей Рудковский. Памятник генералу Ермолову открыли в Пятигорске, РИА Новости (11.09.2010).

Источник: ru.wikipedia.org/wiki/Ермолов,_Алексей_Петрович

www.ronl.ru

Кавказский Узел | Ермолов Алексей Петрович

 

Русский государственный и военный деятель. Генерал от инфантерии (1818 г.) и от артиллерии (1837 г.). Участник Кавказской войны.

Семья, образование и начало военной карьеры

Родился 24 мая (4 июня по н. ст.) 1777 года в Москве. А. П. Ермолов происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи. Его отец, Петр Алексеевич Ермолов (1747–1832), был владельцем небольшого имения из 150 душ крестьян в Мценском уезде Орловской губернии.

А. П. Ермолов получил образование дома и в Благородном пансионе при Московском университете.

В возрасте 10 лет А. П. Ермолов был записан в Преображенский полк. С 1792 года начал действительную военную службу в чине капитана.

В 1794 году А. П. Ермолов участвовал в войне против Польши и был отмечен А.В.Суворовым орденом Георгия 4-й степени.

В 1796 году А. П. Ермолов участвовал в в Персидском походе армии В.Зубова, за доблесть при штурме Дербента награжден орденом святого Владимира 4-й степени и чином подполковника.

В 1798 году военная карьера А.П.Ермолова неожиданно прервалась: за участие в офицерском политическом кружке «Вольнодумцы» он был заключен в Петропавловскую крепость, а затем сослан «на вечное житьё» в Кострому. В 1801 после убийства императора Павла I А.П.Ермолов в числе многих был прощен и продолжил службу, но был нелюбим многими влиятельными лицами за «дерзость» и независимость.

Наполеоновские войны

В июне 1801 года А. П. Ермолов назначен командиром конно-артиллерийской роты.

В 1805 — 1807 годах участвовал в войнах Третьей и Четвертой коалиций с Францией, был при Аустерлице. В 1808 году произведен в генерал-майоры.

Во время Отечественной войны 1812 года А. П. Ермолов был начальником штаба 1-й Западной армии, сыграл значительную роль в сражениях при Валутиной Горе, Бородино и Малоярославце; под Бородином лично водил войска в атаку. После Бородинского сражения был начальником штаба объединенных армий, сыграл видную роль в сражении под Малоярославцем, где он отдавал распоряжения от имени главнокомандующего. Выдвинув корпус Дохтурова на Калужскую дорогу, Ермолов преградил путь армии Наполеона и сражался весь день до подхода главных сил. Наполеон был вынужден отступать по разоренной Смоленской дороге.

После перехода русской армии через Неман Ермолов возглавил артиллерию союзных армий, с апреля 1813 г. командовал различными соединениями.

В 1813-1814 годах умело действовал в сражении под Бауценом, покрыл себя славой в битве под Кульмом, в боях за Париж руководил гренадерским корпусом, награжден орденом святого Георгия 2-й степени.

После возвращении в Россию Ермолов был рекомендован Аракчеевым на пост военного министра. Однако царь Александр I предпочел дать 38-летнему генералу другую должность.

Деятельность А.П. Ермолова на Кавказе

В 1816 г. Алексей Петрович Ермолов был назначен командиром Отдельного Грузинского (с 1820 г. — Кавказского) корпуса, управляющим гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, чрезвычайным послом в Персии.

А. Ермолов считал, что установить прочный мир с жителями Кавказа невозможно ввиду их исторически сложившейся психологии, племенной раздробленности и установившегося отношения с русскими. Как писал Ермолов, «Снисхождение в глазах азиатов — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены». Приказом Ермолов повелел «попавшихся на разбое вешать на месте преступления», а жителям тех аулов, где разбойники имели обыкновение прятаться, объявлять, что «жилища пособников будут истреблены до основания».

А. Ермолов разработал последовательный и систематический план наступательных действий, который предусматривал на первом этапе создание базы и организацию плацдармов и только потом начало поэтапных, но решительных наступательных операций.

Генерал Ермолов заново создал укрепленную Кавказскую линию как опору для планомерного наступления на территории горских народов Кавказа. В 1818 г. была заложена крепость Грозная (ныне г. Грозный), затем цепь других крепостей по рекам Сунже, Тереку, Кубани, где были поселены казаки и расквартированы регулярные войска. Прокладывались дороги, в лесах прорубались просеки. Строительство крепостей и дорог проводилось не только силами русских солдат: для этих работ массами сгонялось и местное население, для которого возведение укрепленной линии явилось тяжкой повинностью.

Ермолов начал с покорения и «умиротворения» Чечни и Горного Дагестана. Оно проводилось суровыми военно-колониальными методами. Непокорные селения сжигались, сады вырубались, скот угонялся, покоренные народы приводились к присяге на верность российскому императору, облагались данью, у них брались заложники («аманаты»). Ермолов карал не только «разбойников» и тех горцев, которые их покрывают, но и также тех, кто не ведет с ними борьбу.

Имя Алексея Ермолова стало нарицательным, им горцы пугали своих детей. Еще в 40-е годы XIX века аварские и чеченские жители могли заявить русским генералам: «Вы всегда разоряли имущество наше, жгли деревни и перехватывали людей наших!»

В начале 1818 г. народы Дагестана подняли восстание. К нему примкнули Аварское, Казикумыкское ханства, владения Мехтулинское, Каракайдакское, Табасаранское и вольное Акушинское общество. Действуя решительно, Ермолов зимой 1818 г. разгромил Мехтулинское ханство, а в 1819 г. генерал В. Г. Мадатов покорил Табасарань и весь Каракайдаг. Решительными мерами Ермолов подавил выступления в 1819–1820 г. местной светской и церковной знати в Имеретии, Гурии и Мингрелии.

В 1818 году А. Ермолов был произведен в генералы от инфантерии.

В 1822 г. Ермолов начал наступление на Кабарду, одновременно создавая линию крепостей в этом регионе.
Политика Ермолова была направлена на разрушение традиционного горского образа жизни и внедрение русских порядков. В 1822 г. были распущены действовавшие в Кабарде с 1806 г. шариатские суды (мехкеме). Вместо них в Нальчике учреждался Временный суд по гражданским делам под полным контролем российских чиновников. Предпринимались целенаправленные усилия на включение верхних слоев горского общества в клас российского дворянства.

Проводя жестокую политику подавления сопротивления местных племен, Ермолов при этом поощрял развитие на Кавказе торговли и промышленности. Он улучшил Военно-Грузинскую дорогу, при нем создавались лечебные учреждения на минеральных водах, был основан Пятигорск, а из крепости Кислой вырос город Кисловодск.

В 1827 году генерал А. Ермолов был отозван Николаем I и отправлен в отставку в связи с подозрением в сочувствии декабристам. Ермолов знал о существовании тайных декабристских организаций, и его близость со многими из принявших участие в восстании 1825 года была хорошо известна.

Последующая жизнь

Последующие годы своей жизни А.П.Ермолов провел в основном в Москве и Орле. В 1831 году Николай I назначил его членом Государственного совета, однако от участия в заседаниях совета Ермолов уклонялся. В дальнейшем А.П.Ермолов изредка выезжал инспектировать войска и присутствовать на военных смотрах.
В 1837 г. он был пожалован генералом от артиллерии.

После начала Крымской войны 1853-1856 годов московское дворянство избрало Алексея Ермолова начальником губернского ополчения, но для 76-летнего Алексея Петровича эта должность была уже лишь почетной.
Алексей Петрович Ермолов скончался в Москве 11(23) апреля 1861 года и по завещанию был похоронен в Орле, рядом с отцом, в церкви Троицкого кладбища.

Современные оценки деятельности А. Ермолова на Кавказе

Современные оценки деятельности А. Ермолова на Кавказе носят исключительно противоречивый характер.
Восприятие Ермолова жителями кавказских республик  большинстве своем резко отрицательное. Его называют «кровавым генералом», палачом, карателем, и даже обвиняют в организации геноцида кавказских народов.

В октябре 2008 года в Минеральных Водах Ставропольского края был установлен памятник генералу Ермолову. Он вызывает неоднозначную реакцию у представителей различных национальностей Ставропольского края и всего Северного Кавказа. 22 октября 2011 года неизвестные осквернили памятник.

Взгляды историков на последствия проводимой Ермоловым политики расходятся.

Сторонники российской имперской трактовки событий Кавказской войны подчеркивают, в первую очередь, достижения администрации Ермолова на Кавказе: строительство дорог, баз, крепостей, на месте которых позже возникали города. Ермолов привлекал на русскую государственную службу чеченцев, аварцев, кумыков. Он поощрял развитие на Кавказе торговли и промышленности. Карательные рейды объясняются необходимостью борьбы с набегами горцев и работорговлей).

Даже если смотреть на политику «умиротворения», проводимую Ермоловым, с имперских позиций, успешной ее можно назвать лишь в краткосрочной перспективе. Стратегически именно она привела во многом к росту интенсивности вооруженного противостояния на Кавказе и, в частности, росту радикального исламизма.
Проводя жестокую политику «умиротворения» путем массовых неизбирательных репрессий, Ермолов настраивал против себя все горское общество.

Проводимая им политика интеграции горской знати в российское дворянство, вместо ожидаемого им роста лояльности кавказского общества, привела в заметной степени к дискредитации прежней горской элиты, создавая вакуум власти.

Религиозные деятели, которые призывали к вооруженной борьбе за установление шариата и отказ от власти «неверных» и признавших ее местных правителей, стали получать все большую поддержку в народе, занимая место старой элиты — частично уничтоженной, частично дискредитированной сотрудничеством с русскими. Возникло религиозное движение, позже получившее название «мюридизм», приведшее в дальнейшем к образованию Имамата. После отзыва Ермолова Кавказская война вспыхнула с новой силой, а радикальный ислам сохранился на Кавказе до сих пор.

Источники:

  1. Вступительная статья к изданию «Записки А. П. Ермолова. 1798–1826 гг.» / Сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. В. А. Федорова. — М.: Высш. шк., 1991.
  2. Залесский К.А. Наполеоновские войны 1799-1815. Биографический энциклопедический словарь, Москва, 2003.
  3. Данилов А.А. Справочные материалы по истории России IX — XIX веков.
  4. Мария Позднякова. Грозный Ярмул: как генерал Ермолов обустраивал Кавказ. — Еженедельник «Аргументы и Факты» № 1 09/01/2013.
  5. Дмитрий Олейников. Большая война. — Журнал «Родина», №1, 2000 г.
  6. Письмо аварских и чеченских жителей генералам Гурко и Клюки фон Клугенау о причинах выступления против русского царизма. Не позднее 3 января 1844 г. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6563, лл. 4—5. Современный документу перевод с арабского. Цит. по сайту «Восточная литература».
  7. Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII — начала XX века. М. 1997 г.
  8. Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.
  9. Генерал Ермолов — воин и созидатель — «Пятигорская правда», №71, 6 июля 2010 года.
  10. Дмитрий Карцев. Проклятие Ермолова. — Газета «Час» (Латвия), 21.04.2011 г. Перевод на сайте ИноСМИ.
  11. Дмитрий Олейников. Большая война. — Журнал «Родина», №1, 2000 г.

www.kavkaz-uzel.eu

Алексей Петрович Ермолов (1777 – 1861) » Военное обозрение

«Лучше от Терека до Сунжи оставлю
пустынные степи, нежели в тылу укреплений наших потерплю разбои».

А.П.Ермолов

Имя выдающегося русского полководца и государственного деятеля, Алексея Петровича Ермолова неразрывно связано с судьбой нашего Отечества в 19 столетии. Изучение жизни и деятельности А.П.Ермолова по авторским монографиям и многочисленным публикациям, собственным запискам генерала вызывает у независимо мыслящих современных историков все больший интерес к судьбе этого славного полководца, его ратным подвигам во славу русского оружия, его военным и административным мерам на Кавказе по укреплению могущества нашей родной страны.

Несправедливая опала полководца со стороны властей при жизни, а затем тотальное замалчивание роли личности генерала Ермолова в русской военной истории во времена советской власти и в современной РФ, не может не оставлять в душе горечь и обиду. Возникает желание напомнить хотя бы вкратце нынешнему поколению о жизни и его великих заслугах перед Россией.

Алексей Петрович появился на свет в самом сердце нашей Родины, городе Москве, происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи Орловской губернии. В его характере отчетливо проявлялись отцовские и материнские начала, придавшие ему с ранних лет особенный облик — гордость, независимость и вместе с тем скромность, серьезность. Воспитанный в духе уважения и даже преклонения перед всем русским — языком, обычаями, историей, Ермолов никогда не кичился своим дворянским происхождением. Полученное им домашнее воспитание он впоследствии дополнил большой начитанностью. Стремясь дать сыну хорошее образование, отец определил его с семи лет в университетский благородный пансион. 5 января 1787 года на десятом году жизни Алексей Ермолов был зачислен унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк. В сентябре следующего года его произвели в сержанты, а вскоре и в офицеры, и к 1791 году он имел уже чин поручика. Получив назначение на должность старшего адъютанта при генерал-прокуроре в Петербурге, правителем канцелярии которого был его отец, юный офицер продолжал упорно совершенствовать свое образование, занимался под руководством известного петербургского математика Лясковского. Блестяще выдержав экзамен, он в августе 1793 года был переведен в капитаны артиллерии с причислением младшим преподавателем к Артиллерийскому инженерному шляхетскому корпусу.

Свое боевое крещение он получил под началом легендарного русского полководца Суворова. С первых дней польской кампании 1794 года юноша постоянно искал случая отличиться, выказать умение и отвагу. Именно эти качества капитан Ермолов проявил, командуя своей батареей при штурме предместья Варшавы, за что был удостоен ордена Георгия Победоносца четвертого класса. Тогда ему шел лишь 18-й год.

Вторую боевую награду Ермолов получил на Кавказе в войне с Персией за отличное усердие и заслуги при осаде крепости Дербент в августе 1796 года, где командовал батареей. Он был удостоен ордена Князя Владимира четвертой степени с бантом. Второй боевой орден он заслужил в 19 лет. Будучи в чине подполковника, он в числе многих офицеров прогрессивных европейских взглядов пострадал от своеволия нового императора Павла I. В 1798 году вместе с другими офицерами — членами политического кружка, неудовлетворенными новыми порядками в армии, был арестован его брат от первого брака матери A.M. Каховский. А в конце того же года за смелую переписку с братом оказался в Алексеевском равелине Петропавловской крепости и Ермолов. Через некоторое время он был направлен в ссылку в Кострому, которая могла бы быть сколь угодно долгой. После смерти Павла I ставший в 1801 году императором Александр I уже на другой день даровал свободу всем «узникам совести», в т.ч. и Ермолову. Арест, заточение в Алексеевском равелине и ссылка наложили сильный отпечаток на его личность и всю дальнейшую жизнь, научили его быть крайне осторожным и скрытным, что, однако, вполне уживалось с его острыми, язвительными афоризмами, которые способствовали его популярности, особенно среди офицерской молодежи, видевшей в нем человека независимых взглядов, презирающего лесть и угодничество. Теперь он жил одной мыслью — посвятить себя России и своему народу.

В сражениях русской армии с Наполеоном 1805—1807 годов закалялся полководческий талант офицера-артиллериста Ермолова. За доблесть в войне с Наполеоном 1805 года он был удостоен ордена Св. Анны II степени. Во второй войне с Наполеоном, в сражении при Прейсиш-Эйлау в 1807 году, блистательные действия полковника Ермолова, где он командовал десятками орудий конной артиллерии, обеспечившими перелом в битве в пользу русской армии, обратили на себя внимание русских военачальников. После войны 1806—1807 годов Ермолов вернулся в Россию с репутацией одного из первых артиллеристов русской армии. Его по заслугам оценили такие полководцы, как Кутузов и Багратион, другие видные военачальники. Находясь после военной кампании на отдыхе у родителей в Орле, А.П. Ермолов получил известие о производстве в генерал-майоры и назначении инспектором конногвардейских рот. В этом новом звании он отправился в 1809 году для осмотра конной артиллерии в молдавской армии. В 1811 году Ермолов вступает в командование гвардейской артиллерийской бригадой в Петербурге, а в марте 1812 года по пути к западным границам России он получил высочайшее повеление быть командующим гвардейской пехотной дивизией. Таким образом, к началу Отечественной войны с Наполеоном 25-летний Ермолов — это уже блестящий боевой генерал, кавалер многих заслуженных боевых наград.

Эпоха Отечественной войны с Наполеоном — одна из самых славных страниц русской истории. Массовый героизм, готовность к самопожертвованию русских солдат, офицеров и генералов стали важнейшим фактором победы в этой войне ради спасения Отечества. Примечательно, что среди героев войны особое место принадлежит генералу Ермолову. В самом начале боевых действий Александр I назначил генерал-майора Ермолова на должность начальника главного штаба Западной армии, которой командовал военный министр Барклай-де-Толли. С этого времени, Ермолов — непосредственный участник всех более или менее крупных сражений и боев Отечественной войны 1812 года как во время наступления французской армии, так и в период ее изгнания из России. В тяжелых боях под Смоленском за отличие и особенно за участие в сражении при Валутиной горе 7 августа, в результате которого неприятель не смог захватить важный участок соединения дорог и отрезать часть 1-й армии, Ермолов по представлению Барклая-де-Толли был произведен позднее в генерал-лейтенанты. С 17 августа Ермолов становится фактически начальником штаба Кутузова. В Бородинской битве генерал находился при самом Кутузове. Он принимал адъютантов с донесениями и обо всем важнейшем докладывал главнокомандующему. В критический, решающий момент сражения он совершил выдающийся подвиг. Обнаружив по пути с резервом во 2-ю армию, что французы взяли верх на Курганной высоте и захватили редут Раевского, Ермолов мгновенно принял решение восстановить здесь порядок, выбить неприятеля из редута, господствующего над всем полем сражения и справедливо названного ключом Бородинской позиции. Он развернул отступавшие с высоты части и сам лично возглавил атаку, с поднятой саблей первым побежал на крутизну. Множество солдат, обгоняя Ермолова, бросились вверх в штыковую атаку. Батарея Раевского была отбита. Потеря стратегической высоты поколебала всю наступательную мощь противника. После Бородинского сражения Алексей Петрович был награжден орденом Св. Анны 1-й степени. По меткому выражению Ермолова, в сражении при Бородине «французская армия расшиблась о русскую». Он убежденно считал, что в Бородинском бою все русское воинство увенчало себя бессмертной славой. Ермолов сыграл решающую роль в пресечении попытки Наполеона отступать на Калугу. После трехдневных ожесточенных боев за Малоярославец французской армии ничего не оставалось, как повернуть с Калужской дороги и отходить на Можайск, Вязьму, по пепелищам сожженных городов и селений старой Смоленской дороги, где его ожидал голод и русские партизанские отряды. Приняв предложение начальника главного штаба армии Ермолова, Кутузов начал свое знаменитое параллельное преследование, которое привело французскую армию к катастрофе. После сражения под Красным Ермолов получил звание генерал-лейтенанта.

Блестящие способности и воинскую доблесть проявил генерал-лейтенант Ермолов в заграничных походах союзных войск. Некоторое время Ермолов командовал артиллерией во всех армиях. В кампании 1813 года участвовал в сражениях при- Дрездене, Люцене, Бауцене, Кульме. Кампания 1814 года началась уже за Рейном, в пределах Франции. Особо отличился Ермолов в битве за Париж. По личному указанию императора Александра I Ермолов во главе гвардейской пехоты атаковал высоту Бельвиль — восточные ворота Парижа и вынудил французов капитулировать. Александр I поздравил Ермолова с блестящим успехом союзной гвардии, вручив ему знаки Св. Георгия 2-й степени. Писать текст манифеста о взятии Парижа император доверил именно Ермолову. 19 марта 1814 г. союзные войска торжественно вошли в Париж. Алексей Петрович получил должность начальника гвардейского корпуса. Авторитет Ермолова настолько возрос, что его кандидатуру рассматривали как наиболее вероятную на пост военного министра. В апреле 1816 года последовал рескрипт Александра I о назначении Ермолова наместником Кавказа. Император рассчитывал, что талантливый и энергичный генерал и государственный деятель способен выполнить задачи укрепления позиций России на Кавказе. В то же время в исследовательской литературе высказывается предположение, что Александр I преследовал также цель удалить на Кавказ очень популярного в передовых кругах России генерала.

А.П. Ермолов выехал на Кавказ c полномочиями командира отдельного Грузинского корпуса, управляющего гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, а также в качестве чрезвычайного посла в Персии. Сложная дипломатическая миссия Ермолова заключалась в том, что в ответ на территориальные претензии персов русский император, утомленный продолжительными войнами в Европе, для сохранения мира допускал возможность возвращения Персии чего-то из недавних завоеваний в Закавказье. Ермолов решил сам возглавить посольство, чтобы не допустить никаких уступок. В результате его принципиальной и гибкой позиции дипломатическая четырехмесячная миссия завершилась тем, что 16 августа он получил документ, где было объявлено, что шах приязнь русского государя предпочитает пользе, которую мог бы получить от приобретения земель. Между Россией и Персией были установлены дипломатические отношения. 8 февраля 1818 года чрезвычайно милостивым рескриптом Ермолов за успешное выполнение возложенного на него дипломатического поручения был произведен в генералы от инфантерии. План военной и административной деятельности на Кавказе включал в себя приведение в подданство горских народов Северного Кавказа и завершение образования административного устройства на Кавказе. Центром управления огромным краем была древняя столица Грузии Тифлис. В Чечне проживал самый жестокий и коварный из кавказских народов, своими набегами и разбоями наводивший страх на окрестные области и державший под контролем все движение по Военно-Грузинской дороге. Поэтому Ермолов начал с Чечни. В 1818 году он оттеснил чеченцев за реку Сунжу, в низовьях которой им была основана первая русская крепость — Грозная. С неумолимой последовательностью, планомерно двигался Ермолов на воинственные горские племена. 25 мая 1818 года войска перешли за Терек. Удивительно, но говоря о покорении Кавказа, всякий сразу же вспомнит А.П. Ермолова. Не он начинал Кавказскую войну, не он ее закончил, но все-таки имя Ермолова оказалось здесь самым блистательным. Объяснение тому можно найти в книге замечательного русского историка, генерал-лейтенанта В.А. Потто «Кавказская война»: «Эпоха Ермолова была для Кавказа прежде всего эпохой полного изменения внутренней политики. Наши традиционные отношения к завоеванным ханствам и горским народам были фальшивы в самом своем основании… Все наши сношения с мелкими кавказскими владениями носили характер каких-то мирных переговоров и договоров, причем Россия всегда являлась как бы данницей. Большей части не только дагестанских и иных ханов, но даже чеченским старшинам, простым и грубым разбойникам, Россия платила жалованье, поддерживая тем в них алчность и возбуждая в других зависть и стремление набегами вынудить Россию платить дань и им… С появлением Ермолова на Кавказе все это прекратилось. Принципом Ермолова было, что золото – не охрана от неприятеля, а приманка его, и он стал давать цену только железу, которое и заставил ценить более золота. «Хочу, — говорил он, — чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее неизбежной смерти. Снисхождение в глазах азиатов – знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели». В этих словах вся система Ермолова. Он смотрел на все мирные и немирные племена, населявшие Кавказские горы, если не как на подданных России, то рано или поздно долженствующих сделаться ими, и во всяком случае требовал от них безусловного повиновения. И прежняя система подкупа и задариваний в его руках сменилась системой строгих наказаний, мер суровых, доходящих до жестокости, но всегда неизменно соединенных с правосудием и великодушием. Ермолов, постигая в полном объеме неизбежность грядущих событий, первый вступил на настоящий путь отношений к кавказским народам – путь военный, путь открытой борьбы, исход которой для России не мог подлежать сомнению. Он сознательно поставил себе задачу завоевания Кавказских гор и, прекрасно понимая характер театра предстоящих военных действий, создал и новую целесообразную программу их. «Кавказ, — говорил он, смотря на вздымавшиеся перед ним горы, — это огромная крепость, защищаемая многочисленным полумиллионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого, так поведем же осаду». И в этих словах вся сущность руководящей деятельности Ермолова. Не возникает никаких сомнений в том, что многие постулаты ермоловской доктрины не утрачивают своего значения и в наши нелегкие дни.

Политические и стратегические задачи диктовали необходимость включения в состав России горного пояса, отделявшего Россию от добровольно присоединившихся и присоединенных к ней закавказских земель. Укрепив за Россией восток, главнокомандующий обратил внимание на запад. Для защиты Кабарды, добровольно вошедшей в состав России еще в 1557 году, от набегов «закубанских» горцев и турецких войск он поставил крепости в долинах рек Баксан, Чегем, Нальчик и др. Одновременно он перенес Военно-Грузинскую дорогу на левый берег Терека, что позволило обеспечить надлежащее сообщение с Закавказьем. Русские получили, как писал Ермолов, «свободный вход в Грузию, который отнять нет никакой возможности». Помимо военных операций генерал взялся за строительство на Кавказе лечебных и оздоровительных учреждений, затем последовало создание знаменитых ныне курортов — Пятигорска и Кисловодска, Жепезноводска и Ессентуков, по сути выстроенных руками русских солдат. А.П. Ермолов остался исторической эпохой для Кавказа, памятник великому полководцу украшал центр города Грозного до 1921 года. По словам А.С. Пушкина, «Кавказский край, знойная граница Азии — любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением…».

Во время междуцарствия 1825 г. Ермолов не стал спешить с принесением присяги Кавказским корпусом императору Николаю I. Одновременно с этим покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам. С 1826 г. правительство начало сбор сведений о деятельности А.П. Ермолова. Во время русско-турецкой войны 1826-1828 гг. на Кавказ для командования войсками «под главным начальством Ермолова» был направлен генерал И.Ф. Паскевич (фаворит нового императора), который фактически должен был сместить А.П. Ермолова. В 1827 г. за связь с декабристами А.П. Ермолов был отозван с Кавказа и уволен в отставку. Выйдя в отставку, А.П. Ермолов приехал в родовое село Лу-кьянчиково близ Орла, где поселился потом с сыновьями. Он проживал здесь под присмотром земской полиции. Там его часто навещал один из лучших друзей генерала, поэт и гусар, герой Отечественной войны 1812 года, Денис Давыдов. В 1831 г. Ермолов приехал в Москву. Популярность бывшего проконсула Кавказа была чрезвычайно велика во всех слоях общества. Секретные жандармские агенты доносили, что Ермолова постоянно посещают приезжающие в Москву военные, что сочувственное отношение к нему можно наблюдать не только среди дворян и чиновников, но и среди торговых людей. Император Николай I вынужден был считаться с общественным мнением и, чтобы прекратить невыгодные для правительства толки о Ермолове, решил использовать его на службе. По распоряжению императора Ермолов был введен в состав Государственного Совета. В 1837 году в связи с празднованием 25-летия Бородинской битвы Ермолову дали звание генерала от артиллерии. Однако после ознакомления со своими обязанностями в Государственном Совете Ермолов убедился, что он «здесь совсем лишний человек». В 1839 году он настоял на своем возвращении из столицы в Москву и в заседаниях Государственного Совета больше участия не принимал. В период 30-летнего пребывания в Москве, которое Ермолов называл «московским сидением», он уделял много времени приведению в порядок своих записок о войнах с Наполеоном, об Отечественной войне 1812 года и заграничных походах, о времени пребывания на Кавказе. Из этих материалов он составил последовательный рассказ о своей жизни. В связи с тяжелой обстановкой в Крыму в период Крымской войны в январе 1855 года был издан манифест о всеобщем государственном ополчении. И уже в феврале 1855 года заслуженного полководца Ермолова москвичи избрали начальником ополчения своей губернии, такая же честь ему была оказана еще в шести губерниях. До самой смерти Ермолов живо интересовался происходящими в мире событиями.



А.П. Ермолов скончался 11 апреля 1861 года на 85-м году жизни. Он завещал похоронить его в Орле, рядом с могилой отца, «как можно проще». Москва же провожала его двое суток, а жители Орла по прибытии тела на Родину устроили герою-земляку грандиозную панихиду. Его похоронили со всеми почестями у церковной стены на Троицком кладбище, рядом с могилой отца. Именем Ермолова были названы улицы в Москве, Орле, Пятигорске.

Героическая биография А.П.Ермолова – образец самоотверженного служения Родине и своему народу, достойный пример для воспитания патриотизма и лучших человеческих качеств у наших современников.

topwar.ru

Ермолов Алексей Петрович

Ермолов Алексей Петрович.
Литография К.Поля с оригинала П.З.Захарова-Чеченца. 1843 г. 

Ермолов Алексей Петрович (1777-1861),
российский генерал от инфантерии (1818; с 1837 —
генерал от артиллерии). Участник войны с Францией
в 1805 — 1807. В Отечественную войну 1812
начальник штаба 1-й армии, в 1813 — 1814
командир дивизии и корпуса. В 1816 — 1827 командир
Отдельного Кавказского корпуса и
главноуправляющий в Грузии во время Кавказской
войны. За покровительство декабристам в 1827 уволен в отставку.


Ермолов Алексей Петрович
(24.05.1777-11.04.1861), русский военный и государственный
деятель. Начал службу в армии под начальством А.В.
Суворова.
Отличился в Бородинской битве. С
1817 главнокомандующий на Кавказе. Им была
создана линия крепостей от Грозного до
Екатеринодара (ныне Краснодар). Ермолов много
сделал для Кавказа, содействуя развитию
торговли, промышленности, просвещения. Опираясь
на военные и административные методы, он
умиротворил многие кавказские племена,
присоединил Абхазию, ханства Ширванское и
Карабахское. О его роли в Кавказской войне в
статье Кавказ.


Ермолов Алексей Петрович.
Гравюра А.Г. Ухтомского с оригинала В.И. Машкова.
1810-е гг. С.-Петербург.

Ермолов Алексей Петрович (1772-1861) — военный и
государственный деятель. Генерал от инфантерии
(1818). Генерал от артиллерии (1837). На службе с 1791 г.
Участник Польской кампании 1794 г., Персидского
похода 1796 г. В 1798 г. арестован, уволен со службы и
заключен под стражу по делу о создании
Смоленского офицерского политического кружка.
Помилован указом Александра I от 15
марта 1801 г. Участвовал в войнах с Францией
(1805, 1806- 1807). С 1809 г. командовал резервными войсками
в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях.
С началом Отечественной войны назначен
начальником Главного штаба 1-й Западной армии.
Особое значение придавал организации
партизанской борьбы с неприятелем. В
Бородинском сражении
фактически выполнял обязанности начальника
штаба Кутузова. С 1816 г. командир
Отдельного Грузинского корпуса, управляющий
гражданской частью в Грузии, Астраханской и
Кавказской губерниях, чрезвычайный посол в
Персии. Руководил подавлением национальных
движений на Кавказе. С 1827 г. в отставке. С 1831 г.
член Госсовета. С началом Крымской войны был
избран начальником государственного ополчения в
7 губерниях, но принял эту должность только по
Москве. В мае 1855 г. покинул этот пост.

Данилов А.А. Справочные материалы по истории
России IX — XIX веков.


Ермолов Алексей Петрович [24.5(4.6).1777, Москва.—
11(23).4.1861, там же, похоронен в Орле], русский гос. и воен. деятель,
генерал от инфантерии (1818) и от артиллерии (1837). В армии с 1791.
Участвовал в войне с Польшей (1794). В войне с Персией (1796) за успешный
штурм Дербента награждён орденом. В 1798 как один из участников Смоленского
офицерского политич. кружка «Вольнодумцы» арестован, заключён в
Петропавловскую крепость, затем сослан в
Кострому
«на вечное житьё». В 1801
возвращён из ссылки и принят на службу. В войнах с Францией 1805—1807 проявил
храбрость и выдающиеся способности арт. начальника. Во время Отечеств, войны
1812 был нач-ком штаба 1-й Зап. армии. Сыграл значит, роль в сражениях при
Валутинои Горе, Бородино и Малоярославце. В Бородинском сражении проявил
инициативу, смелость, организовал и возглавил контратаку против французов,
захвативших батарею Раевского, и отбил её. После Бородино Е. назначен
нач-ком объединённого штаба 1-й и 2-й Зап. армий. Выполняя приказ М. И.
Кутузова, Е. проявил прозорливость, инициативу и решительность при перехвате
путей отступления наполеоновской армии на Калугу. У Малоярославца Е.
заставил франц. армию свернуть на пройденный уже ею и разорённый путь, что
во многом способствовало катастрофе армии Наполеона. По поручению
главнокомандующего в период контрнаступления Е. находился при авангарде и
решал вопросы организации преследования. Во время заграничных походов 1813 и
1814 был нач-ком артиллерии союзных армий, затем командовал дивизией и
корпусом. Отличился при Кульме и при взятии Парижа, где командовал гв.
корпусом. С 1816 ком-р отд. Грузинского (позже Кавказского) корпуса,
главнокомандующий в Грузии и одновременно чрезвычайный и полномочный посол в
Иране. Руководил рус. войсками, действовавшими на Сев. Кавказе. Сторонник
суворовских методов воспитания и обучения войск, выступал против линейной
тактики и кордонной стратегии, относился отрицательно к аракчеевскому
режиму, выделялся властным и независимым характером. Покровительствовал
сосланным на Кавказ декабристам. За связь с ними в 1827 был отозван с
Кавказа и уволен в отставку. В 1853 во время Крымской войны 1853—1856 был
избран нач-ком Московского губернского ополчения.

Использованы материалы Советской
военной энциклопедии в 8-ми томах, том 3.


Ермолов Алексей Петрович.
Гравюра Т.Райта с оригинала Д.Доу.
1820-е гг. Лондон.

Ермолов Алексей Петрович (1777, Москва — 1861,
там же) — военный и гос. деятель. Родился в
небогатой дворянской семье. Получил образование
дома и в Благородном пансионе при Московском
университете. Обучился переплетному делу,
полагая, что после прихода в Россию якобинцев
придется зарабатывать на хлеб ремеслом. С
детства записанный в армию, он в 1792 начал
действительную военную службу в Нежинском
драгунском полку в звании капитана. В 1794
участвовал в войне против Польши
и был отмечен А.В. Суворовым
орденом Георгия 4-й степени. В 1796 воевал в Персии и
вскоре был произведен в подполковники. Увлекшись
просветительскими идеями французских
республиканцев, Ермолов был арестован по делу
офицерского политического кружка и после
недолгого заключения в Петропавловской крепости
сослан «навечно» в Кострому.

В 1801 после смерти Павла I в
числе многих был прощен и продолжил службу, но
был нелюбим А.А. Аракчеевым и
начальством за «дерзость» и независимость. В
кампаниях против Франции 1805 — 1807
командовал артиллерией авангарда и проявил
мужество и умение. В 1808 Ермолов был произведен в
генерал-майоры. В Отечественной войне 1812 Ермолов
участвовал во всех крупных сражениях, особо
отличившись в битвах при Смоленске,
Бородине,

Малоярославце

и Березине. Во время заграничного похода русской
армии Ермолов был начальником всей артиллерии и
отлично дрался при Дрездене, Лейпциге, Кульме.
Спрошенный Александром I
благоволившим к иностранцам, о желаемой награде,
Ермолов ответил: «Произведите меня в немцы,
государь!», чем вызвал восторг патриотично
настроенных офицеров. В 1816 Ермолов был назначен
командиром отдельного Грузинского корпуса и
главнокомандующим гражданской частью на Кавказе
(«проконсул Кавказа») и в Астраханской
губернии и одновременно чрезвычайным и
полномочным послом в Иране. Таким образом,
Александр I отправил популярного генерала на
окраину империи и приобрел завоевателя народов
Северного Кавказа, начавшего долгую, но успешную
для России Кавказскую войну 1817 — 1864 годов. Ермолов
проводил колонизаторскую политику, полагая, что
«проконсул Кавказа жестокость здешних нравов
не может укротить мягкосердечием». Именем
Ермолова горцы пугали своих детей. Ермолов
строил крепости, дороги, способствовал
хозяйственному развитию покоренных территорий.
Ермолов знал о существовании тайных
декабристских организаций, и его близость со
многими из принявших участие в восстании 1825 года
была хорошо известна.

В 1827 Николай I отправил Ермолов в
отставку. Попытка Николая I
использовать авторитет Ермолов на благо
Отечества, заодно держа его под присмотром на
службе в Государственном совете (1831 — 1839), не
увенчалась успехом. Отойдя от государственных
дел, Ермолов общался с М.П.
Погодиным
, Л.Н. Толстым и многими
знаменитыми современниками, собственноручно
переплетал книги своей библиотеки и приводил в
порядок свои мемуары. Ермолов выработал
изумительный «тацитовский слог». Он просто и
кратко писал по-русски, по-французски, по-латыни и
оставил замечательные по литературной и
исторической ценности «Записки» (М., 1991).
Ермолов стал героем литературных произведений
А. С. Пушкина,

М.Ю.
Лермонтова
, В.А. Жуковского и
др. А.С. Пушкин писал Ермолову.: «Подвиги Ваши —
достояние Отечества, и Ваша слава принадлежит
России».

Использованы материалы кн.: Шикман А.П.
Деятели отечественной истории. Биографический
справочник. Москва, 1997 г.



ЕРМОЛОВ
Алексей Петрович
(1777 — 1861), генерал от инфантерии и кавалерии.

В службу
вступил при А.В. Суворове в 1794 г., который собственноручно вручил
ему первый орден Георгия 4-й ст. За компанию 1805-1807 гг.
представлен М.И. Кутузовым к награде, которую не получил. В
Отечественную войну 1812 г. — начальник штаба 1-й Западной армии.
Прославился в битве при Бородино: отбил у французов редут Н.Н.
Раевского (отца М.Н.
Волконской), назначен Кутузовым заменять Багратиона, после
ранения последнего. После Бородинского сражения — начальник штаба
объединенных армий. Во время заграничных походов 1813-1814 гг. —
начальник артиллерии союзных войск. В 1813 г. одержал победу под
Кульмом, решившую исход компании. В 1814 г. командовал гвардейским
корпусом при взятии Парижа, за что был награжден орденом Георгия 2
ст. В 1817 г. удален Александром I из Петербурга на Кавказ, где
возглавлял гражданскую и военную власть.

Для него была характерна
независимость взглядов и действий. Декабристы намечали его в состав
временного правительства. Данных о его причастности к этому замыслу
на следствии собрать не удалось.

Использованы материалы с сайта Анны Самаль «Виртуальная
энциклопедия декабристов» — http://decemb.hobby.ru/


Алексей Петрович Ермолов.
Литография П.Ф. Бореля в мастерской А.Мюнстера.
1860-е гг. С-Петербург. 

Алексей Петрович Ермолов 1777-1861 — Генерал от
инфантерии, генерал от артиллерии. Генерал
Ермолов был одним из самых известных и
популярных людей России первой половины XIX в.
Этой славы он добился участием в трех войнах с
Наполеоном, деятельностью по управлению
Кавказом, государственным умом, независимым и
благородным характером. «Ты ратный брат, ты
жизнь полкам», — писал о Ермолове после
Бородино поэт В.Жуковский. «Сфинксом новейшего
времени» назвал правителя Кавказа Александр
Грибоедов. «Я прошу Вас дозволить мне быть
Вашим историком», — обращался к Ермолову
А.Пушкин.

Алексей Петрович происходил из старинной, но
небогатой дворянской семьи Орловской губернии.
По обычаю того времени, еще в малолетстве он был
записан в службу в лейб-гвардии Преображенский
полк. Образование получил в Благородном пансионе
при Московском университете, впоследствии
дополнил его большой начитанностью. В чине
капитана состоял адъютантом при
генерал-прокуроре А.Самойлове, затем,
неудовлетворенный этой службой, перешел в
артиллерию. Большая часть жизни Ермолова будет
связана с этим грозным оружием войны.

В 1794 г. молодой артиллерийский офицер в составе
войск Суворова действовал против повстанцев в
Польше, за отвагу получил из рук полководца орден
святого Георгия 4-й степени. Через два года
участвовал в Персидском походе армии В.Зубова, за
доблесть при штурме Дербента награжден орденом
святого Владимира 4-й степени и чином
подполковника.

Военная карьера Ермолова неожиданно
прервалась в 1798 г.: за участие в офицерском
политическом кружке «Вольнодумцы» он был
заключен в Петропавловскую крепость, а затем
Павел 1 сослал его в Кострому. Там он часто
проводил время в обществе другого опального —
казачьего генерала М.Платова. Указом вступившего
на престол Александра 1 «О прощении людей»
Алексей Петрович был помилован.

По возвращении из ссылки он получил в
командование конно-артиллерийскую роту в Вильне.
Несмотря на прилежную службу, Ермолов имел
несчастье не понравиться инспектору всей
артиллерии генералу А.А.Аракчееву. При проверке
роты тот измучил солдат и офицеров придирками,
когда же в конце он выразил удовлетворение
содержанием в роте лошадей, Ермолов мрачно
ответил: «Жаль, ваше сиятельство, что в армии
репутация офицера часто зависит от скотов».
Аракчеев долго не мог простить Ермолову такого
сарказма. «Мне остается, — говорил Алексей
Петрович, — или выйти в отставку, или ожидать
войны, чтобы с конца своей шпаги добыть себе все
мною потерянное». К счастью, ожидание войны
оказалось недолгим.

В 1805 г., с началом русско-австро-французской
войны, рота Ермолова вошла в состав армии
М.Кутузова и заслужила высокую оценку своими
действиями в кампании. За мужество и
распорядительность в сражении под Аустерлицем
Алексей Петрович получил чин полковника. В
русско-прусско-французской войне 1806 — 1807 гг. он
проявил себя доблестным артиллерийским
командиром, отличился в сражениях и боях под
Голыминым, Морунгеном, Прейсиш-Эйлау, Гутштадтом,
Гейльсбергом, Фридландом. В сражении под
Прейсиш-Эйлау Ермолов отослал лошадей и передки
орудий в тыл, заявив подчиненным, что «об
отступлении и помышлять не должно». Под
Гейльсбергом в ответ на замечание, что французы
близко и пора открывать огонь, ответил: «Я буду
стрелять, когда различу белокурых от
черноволосых». В сражении под Фридландом
.находился в самом пекле битвы, чудом остался жив.
Получил за подвиги три ордена и золотую шпагу, но
из-за недоброжелательного отношения Аракчеева
остался без чина генерал-майора, к которому его
дважды представлял сам брат царя — Константин
Павлович. Ермолов хотел уйти из армии, но
ценивший его Александр 1 воспрепятствовал этому.

После объяснений с Ермоловым Аракчеев
переменил к нему свое отношение и с тех пор стал
ему покровительствовать. В 1809 г. Алексей Петрович
получил чин генерал-майора и назначение
инспектором конно-артиллерийских рот, затем стал
командиром отряда резервных войск на
юго-западных границах. Молодой горячий генерал
не раз просился поехать на театр войны с Турцией,
но не получил на это разрешения. В 1811 г. его
перевели в Петербург командиром гвардейской
артиллерийской бригады.

С началом Отечественной войны 1812 г. Ермолов был
назначен начальником штаба 1-й Западной армии
Барклая-де-Толли. Как и командующий 2-й Западной
армией П.Багратион, Алексей Петрович тяготился
отступлением и планом Барклая, но все же смирял
свое самолюбие «во имя пользы отечества». По
личной просьбе Александра 1 писал ему обо всем
происходившем. Как начальник штаба, он много
сделал для сглаживания отношений между
Барклаем-де-Толли и Багратионом и для успешного
соединения двух армий под Смоленском; явился
организатором обороны этого города, затем удачно
руководил войсками в бою при Лубине, был
произведен в генерал-лейтенанты.

В сражении у Бородино Ермолов находился при
главнокомандующем М.Кутузове. В разгар битвы
Кутузов направил его на левый фланг, во 2-ю армию,
где был тяжело ранен Багратион, и Ермолов помог
преодолеть там смятение войск. Увидев, что
центральная батарея Раевского взята французами,
он организовал контратаку, отбил батарею и
руководил ее обороной, пока не был контужен
картечью.

Кутузов высоко ценил боевые качества Ермолова,
но, считая его доверенным лицом императора, не
очень благоволил к нему (за Бородино
Барклай-де-Толли представил Ермолова к ордену
святого Георгия 2-й степени, но главнокомандующий
ограничился орденом святой Анны 1-й степени). В
свою очередь, энергичный Ермолов сетовал на
оборонительную стратегию Кутузова и вызвал его
неудовольствие, когда на военном совете в Филях
высказался против оставления Москвы без
сражения.

После ухода из Москвы Алексей Петрович,
исполняя обязанности начальника объединенного
штаба 1-й и 2-й армий, сыграл видную роль в сражении
под Малоярославцем, где он отдавал распоряжения
от имени главнокомандующего. Выдвинув корпус
Дохтурова на Калужскую дорогу, он преградил путь
армии Наполеона и сражался весь день до подхода
главных сил. Наполеон был вынужден отступать по
разоренной Смоленской дороге.

После перехода через Неман Ермолов возглавил
артиллерию союзных армий, с апреля 1813 г.
командовал различными соединениями. В 1813 — 1814 гг.
умело действовал в сражении под Бауценом, покрыл
себя славой в битве под Кульмом, в боях за Париж
руководил гренадерским корпусом, награжден
орденом святого Георгия 2-й степени.

По возвращении в Россию Ермолов был
рекомендован Аракчеевым на пост военного
министра. «Правда, он начнет с того, — говорил
Аракчеев, — что перегрызется со всеми, но его
деятельность, ум, твердость характера,
бескорыстие и бережливость его бы впоследствии
оправдали». Александр 1 предпочел дать
38-летнему генералу другую должность. В 1816 г.
Алексей Петрович был назначен главнокомандующим
в Грузию и командиром отдельного Грузинского
(Кавказского) корпуса; через два года произведен
в генералы от инфантерии.

В течение 11 лет Ермолов твердой рукой управлял
Кавказом, действуя планомерно и расчетливо,
соединяя жесткость и суровость с уважительным
отношением к мирному населению. «Штурм Кавказа
будет стоить дорого, — считал он, — так поведем же
осаду». Свою политику на Кавказе
главнокомандующий определил так: «Я медленно
спешу». Ермолов провел ряд военных операций в
Чечне, Дагестане и на Кубани, построил новые
крепости (Грозная, Внезапная, Бурная), усмирил
беспокойства в Имеретии, Гурии и Мингрелии,
присоединил к России Абхазию, Карабахское и
Ширванское ханства. Он поощрял развитие на
Кавказе торговли и промышленности, улучшил
Военно-Грузинскую дорогу. При нем создавались
лечебные учреждения на минеральных водах, был
основан Пятигорск, а из крепости Кислой вырос
город Кисловодск.

Правитель Кавказа привлекал на службу в свои
войска даровитых и образованных людей. Он
возрождал суворовские традиции в обучении и
воспитании войск, за что солдаты и офицеры
отвечали ему любовью. Генерал-патриот
покровительствовал сосланным на Кавказ
декабристам, те даже прочили его в члены будущего
Временного правительства. После того, как
командир Кавказского корпуса промедлил с
приведением своих войск к присяге новому царю —
Николаю 1, в Петербурге усилились слухи о планах
властолюбивого Ермолова отделить Кавказ от
России. Алексей Петрович лишь иронически
усмехался и все более мрачнел.

Вторжение персидских войск в пределы Грузии в
1826 г. послужило для Николая 1 поводом к обвинению
Ермолова в непредусмотрительности и к посылке на
Кавказ генерала Паскевича с особыми
полномочиями от царя. Поручив Паскевичу
командование войсками, Ермолов вскоре подал
прошение об отставке, которое было удовлетворено
в марте 1827 г.

Едва достигнув 50-летнего возраста, человек
кипучей энергии, огромного административного и
боевого опыта, Ермолов оказался обреченным на
бездействие и более 30 лет прожил в Москве и Орле.
Известный поэт И.Крылов откликнулся на отставку
Ермолова баснями «Конь» и «Булат» — о
неумении плохого наездника использовать
прекрасного боевого коня и о булатном клинке,
заброшенном и ржавеющем без пользы.

Уважение российского общества к опальному
генералу сохранялось, поэтому Николай 1 в 1831 г.
назначил его членом Государственного совета,
однако от участия в заседаниях совета Ермолов
уклонялся. Он изредка выезжал инспектировать
войска и присутствовать на военных смотрах. В 1837
г. был пожалован генералом от артиллерии. С
началом Крымской войны 1853 — 1856 гг. московское
дворянство избрало Ермолова начальником
губернского ополчения, но для 76-летнего Алексея
Петровича эта должность была лишь почетной. Умер
Ермолов 11 апреля 1861 г. в Москве и по завещанию
похоронен в Орле, рядом с отцом, в церкви
Троицкого кладбища.

Использованы материалы кн.: Ковалевский Н.Ф.
История государства Российского. Жизнеописания
знаменитых военных деятелей XVIII — начала XX века. М.
1997 г.


ЕРМОЛОВ Алексей Петрович (24.5.1772, Москва
-11.04.1861, там же), генерал от инфантерии (1818).
Из древнего дворянского рода,
происходившего от приехавшего в 1506 в
Москву татарина Арслана Мурзы. Сын
мценского уездного предводителя
дворянства. Образование получил в
Благородном пансионе Московского
университета. В 1787 записан унтер-офицером
в лейб-гвардии Преображенский полк. В 1791
произведен в поручики и с чином капитана
выпущен в Нижегородский драгунский полк.
С конца 1792 старший адъютант генерал-прокурора
графа А.М. Самойлова. С марта 1793
квартирмейстер 2-го бомбардирского
батальона. С окт. 1793 репетитор
Артиллерийского и Инж»нерного
кадетского корпуса. Участник подавления
Польского восстания 1794, за отличия при
штурме Праги награжден орденом Св.
Георгия 4-й степени. Участник Персидского
похода 1796. Был членом тайного Смоленского
офицерского политического кружка и в
нояб. 1798 арестован по обвинению в
антиправительственной деятельности.
Вскоре освобожден, а следствие
прекращено. ‘Однако через 2 недели Е. был
вновь арестован и затем выслан в Кострому
под надзор. После вступления на престол
Александра 1 15.3.1801 помилован. С июня 1801
командир конно-артиллерийской роты.
Участвовал в кампаниях 1805 и 1806—07. С авг.
1807 командир 7-й артиллерийской бригады в
составе дивизии ген.Д.С. Дохтурова. За
отличия в сражении цри Гут-тштадте (28.5.1807)
и Пассаге награжден орденом Св. Георгия 3-й
степени. В сражениях при Гейльсберге и
Фридланде командовал артиллерией левого
фланга. В авг. 1807 из-за разногласий с А.А.
Аракчеевым подал в отставку, но по
просьбе императора остался в армии. 16.3.1808
произведен в генерал-майоры и стал
одновременно инспектором конно-артиллерийских
рот. С окт. 1809 командовал артиллерийской
бригадой в дивизии ген. А.А. Суворова, а
затем резервными войсками на галицийской
границе. С мая 1811 командир гвардейской
артиллерийской бригады, а позже
одновременно командовал гвардейской
пехотной бригадой (лейб-гвардии
Измайловский и Литовский полки). С марта
1812 командир гвардейской пехотной дивизии.
После начала Отечественной войны 1812 Е. 26
июня (8 июля) по настоянию М.Б. Барклая-де-Толли
заменил Ф.О. Паулуччи на посту начальника
Главного штаба 1-й Западной армии.
Ближайший помощник ген. Барклая-де-Толли,
противник отступления. Участвовал в
разработке планов русских армий, в т.ч.
сражения при Смоленске. В сражении при
Валутиной Горе (7.8.1812) командовал правой
колонной. За руководство войсками в бою
под Лубином произведен в генерал-лейтенанты.
Во время Бородинского сражения
фактически выполнял обязанности
начальника штаба М.И. Кутузова. Лично
возглавил контратаку 3-го батальона
Уфимского пехотного полка на занятую
французами «батарею Раевского», был
ранен. После сражения исполнял
обязанности начальника штаба
соединенных армий. На совете в Филях 1(13)
сент. выступал против оставления Москвы и
предлагал дать французам сражение.
Отличился в сражениях при Малоярославце,
Вязьме, Красном. 7.11.1812 назначен
командиром усиленного отряда. С 21 нояб. —
исполняющий обязанности начальника
штаба 1-й Западной армии. С 19.12.1812
командующий артиллерией действующей
армии. После неудачного сражения при
Лютцене (20.4.1813) обвинен ген. П.Х.
Витгенштейном в нераспорядительности и
переведен на пост командира 2-й
гвардейской пехотной дивизии. В сражении
при Кульме возглавлял 1-ю гвардейскую
дивизию, а после ранения ген. А.И.
Остермана-Толстого принял его корпус. С
конца мая 1814 командовал Обсервационной
армией на австрийской границе. С мая по
нояб. 1815 командир гвардейского корпуса.
По окончании кампании награжден орденом
Св. Георгия 2-й степени. В кампанию 1815
командовал 6-м пехотным корпусом, с
которым в апр. выступил из Кракова. С 29.6.1816
командующий Отдельным Грузинским (с 1820 —
Кавказским) корпусом, управляющий
гражданской частью в Грузии,
Астраханской и Кавказской губерниях,
чрезвычайный посол в Персии. Во время
русско-турецкой войны 1826—28 вступил в
конфликт с ген. И.Ф. Паскевичем и 3.3.1827
подал в отставку «по домашним
обстоятельствам». С дек. 1831 член
Государственного совета. В 1837
переименован в генералы от артиллерии. В
марте 1839 уволена отпуск «до излечения
болезни». Во время Крымской войны в февр.
1855 избран начальником ополчения в 7
губерниях, но в мае 1855 из-за разногласий с
командованием покинул пост.

Использованы материалы книги:
Залесский К.А. Наполеоновские войны 1799-1815.
Биографический энциклопедический
словарь, Москва, 2003


Сочинения:


Записки А. П. Ермолова.
1798-1828.
М., Высшая школа, 1991

Записки. Ч. 1—2. М., 1865—1868.

Литература:

Алексей Петрович Ермолов, 1777 — 1861: Биогр. очерк. —
СПб.: Рус. воен.-ист. о-во, 1912. — 207 с.: ил„ портр.

Бейтуганов С.Н. Кабарда и Ермолов: Очерки
истории. — Нальчик: Эльбрус, 1993. — 300 с.

Блиоев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война: [1817 —
1864]. — М.: ТОО «Росет», 1994. — 522 с.

Гордин Я. Легенда о генерале Ермолове: [О А.П.
Ермолове: (1777 — 1861)] // Новое время.-1995.-№5.-С. 36-38.

Ермолов А. Алексей Петрович Ермолов (1777 — 1861). Спб.,
1912;

Ермолов А.П. Записки А.П. Ермолова, 1798 — 1826 / Сост.,
подгот. текста, вступ. ст. и коммент. В.А. Федорова.
— М.: Высш. шк., 1991. — 462 с.: ил.

Кавтарадзе А.Г. Генерал А.П. Ермолов. — Тула:
Приок. кн. изд-во, 119 с.

Михайлов О.Н. Генерал Ермолов: Ист. роман //
Михайлов О.Н. Избранное: В 2 т. Т. 2.-М.: Воениздат,
1989.-С. 3 — 414.

Погодин М.П. Алексей Петрович Ермолов.
Материалы для его биографии. — М., 1864, — 452 с.

Уманец Ф.М. Проконсул Кавказа: Ист. монография. —
СПб., 1912.-116 с.

Утверждение русского владычества на Кавказе. К
столетию присоединения Грузии к России. 1801 — 1901. Т.
3, ч. 1: Время А.П. Ермолова. 1816 -1826 гг. — Тифлис:
Воен.-ист. отдел Штаба Кавк. воен. округа, 1904.-564 с.

Шишов А.В. Герой антинаполеоновских войн: [О ген.
от инф. А.Ермолове (1777 — 1861)] // Воен. вестник. — 1993. -№
II.- С. 86-89.

Эйдeльмaн Н.Я. Быть может за хребтом Кавказа..
:(Русская литература и общественная мысль первой
половины XIX в. Кавказский контекст). М., 1990. (Указ.
имен.)

Экштут С. Алексей Ермолов: [О ген. от инф. А.
Ермолове, главнокомандующем войсками в Грузии, и
о его участии в подавлении чеченского восстания
в 1825 г.] // Родина. — 1994. -№3-4.-С. 30-35.

Художественная литература:

«Роман-газета»
№ 5. Олег Михайлов. Проконсул Кавказа. Генерал Ермолов. Исторический роман.

«Роман-газета»
№ 6. Олег Михайлов. Проконсул Кавказа. Генерал Ермолов. Исторический роман.

Далее читайте:

Г.-м. Ермолов Главнокомандующему 1-ю армиею ген.
Барклаю де-Толли

Прокламации ген. Ермолова 1819 —
1822 годов

Бородинское сражение
1812 г.

Участники
наполеоновских войн
(биографический
справочник).

Записки А.
П. Ермолова
. 1798-1826 гг.:

Записки генерала Ермолова, начальника Главного штаба 1-й Западной армии, в Отечественную войну 1812 г.

Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией.

Автобиография, написанная А. П. Ермоловым в 1858 г.

Русский литературный анекдот XVIII-начала XIX вв.
А. П. Ермолов
.

о. Сергий (РАЗУМЦЕВ). Потомки Ермолова.

Ершова А.О., студентка 2 курса истор. ф–та КГУ (Кострома).
Кострома – место ссылки А.П.
Ермолова и М.И. Платова: исследования историков и краеведов
.

 

1812w.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о