Федоренко николай биография – Федоренко Николай Трофимович. Член-корреспондент АН СССР, главный редактор журнала «Иностранная литература» в 1970-88 гг.

Спортивные биографии

Николай Федоренко. человек, который знал…

Я, как и большинство старых «цэмистов», с огромным удовлетворением вспоминаю годы, прожитые в ЦЭМИ. Именно «прожитые», ибо смыслом жизни каждого из нас было общее дело ЦЭМИ. А нужно сказать, что с момента своего создания в 1963 году ЦЭМИ представлял собой на редкость монолитный коллектив, воодушевленный общей идеей. Идея эта более четко осознавалась инициаторами создания головного Института в области экономической кибернетики, но очень быстро, и надолго овладела коллективом сотрудников. Она заключалась в том, чтобы:
  • вопреки чрезмерному, всеобъемлющему дирижизму и потому – жестокости, свойственным сталинской эпохе;

  • преодолевая также пассивность экономики по отношению к общественно-политическим задачам, свойственную всеохватывающим рыночным отношениям, и недопустимую не только в мобилизационных условиях военного времени, но и в условиях разворачивающейся «гонки вооружений», или «холодной войны»;

  • опираясь на появившиеся образцы научного, оптимизационного подхода к поиску «наилучшего использования ресурсов» (Л.В. Канторович), что означало подведение универсальной математической базы под постановку и решение задач производственного и транспортного планирования;

  • имея в виду позитивный опыт ликвидации отставания СССР и Восточного блока от Запада в областях атомных вооружений и ракетостроения – достигнутого на основе энергичных, всеобъемлющих – от НИОКР до госприемки готовой продукции – мобилизационных мероприятий;

  • учитывая также «дорогую цену», которую пришлось заплатить СССР за достигнутые успехи, означавшую, в известном смысле, пиррову победу Восточного блока в «соревновании двух систем»; разработать новую экономическую теорию, основанную на математическом моделировании народного хозяйства, тесно связанную с практикой централизованного планирования и допускающую в то же время обширную область самодействия хозяйственных субъектов, отраслей и территорий.

cemi.online

Федоренко Николай Трофимович — биография и семья

Биография

1932(?)-1937 гг. — студент китайского отделения Московского института востоковедения.

1937—1939 гг. — аспирант Московского института востоковедения.

До 1968 года работал в МИД СССР.

Главный редактор журнала «Иностранная литература» (1970—1988).

Секретарь правления Союза писателей СССР.

Библиография

  • Федоренко Н. Т., Сокольская Л. И. Афористика. М., Наука. 1990. 415 стр. 25000 экз.
  • Очерки современной китайской литературы. М., Гослитиздат. 1953. 256 стр. 20000 экз.
  • Китайские страницы. М., Советская Россия. 1988. 142 стр. 50000 экз.
  • Цюй Юань. Истоки и проблемы творчества. М., Наука. 1986. 153 стр. 10000 экз.
  • Японские записи. М., Сов.писатель. 1966. 416 стр. 30000 экз. 2-е изд. М., Сов.писатель. 1974. 496 стр. 50000 экз.
  • Мао Дунь. М., Знание. 1956. 32 стр. 75000 экз.
  • Токийские диалоги. М., Правда. 1986. 46 стр. 80000 экз.
  • Мысль и образ. Литературно-критические статьи. М., ХЛ. 1985. 359 стр. 8000 экз.
  • Китайское литературное наследие и современность. М., ХЛ. 1981. 398 стр. 10000 экз.
  • Кавабата Ясунари: Очерк. М., Сов.писатель. 1978. 270 стр. 30000 экз.
  • Диалог в Каракасе. (о М. Отеро Сильве). М., Правда. 1979. 48 стр. 100000 экз.
  • Китайская литература. Очерки по истории китайской литературы. М., Гослитиздат. 1956. 731 стр. 20000 экз.
  • Гуань Хань-цин — великий драматург Китая. М., Знание. 1958. 31 стр. 65500 экз.
  • Земля и легенды Китая. М., Сов. Россия. 1961. 251 стр. 10000 экз.
  • Литературные записи. М., Современник. 1980. 350 стр. 25000 экз.
  • Кавабата Ясунари; Краски времени: Очерки. М., Сов.писатель. 1982. 464 стр. 100000 экз.
  • Древние памятники китайской литературы. М., Наука. 1978. 320 стр. 6000 экз.
  • Краски Созопола. М., Правда. 1981. 47 стр. 100000 экз.
  • Лауреат Международной Сталинской премии мира Го Мо-жо. М., Знание. 1952. 32 стр. 150000 экз.
  • страница на сайте ИВР РАН
  • Китайские записи. М., Сов.писатель. 1955. 536 стр. 30000 экз. 2-е изд. М., Сов.писатель. 1958. 561 стр. 30000 экз.
  • Меткость слова: (Афористика как жанр словесного искусства). М., Современник. 1975. 255 стр. 25000 экз.
  • Дипломатические записи. М., Сов.писатель. 1972. 399 стр. 30000 экз.
  • «Шицзин» и его место в китайской литературе. М., ИВЛ. 1958. 167 стр. 1300 экз.
  • Великий китайский писатель Лу Синь. М., Знание. 1953. 32 стр. 150000 экз.
  • Славянские записи. М., Современник. 1985. 351 стр. 50000 экз.
  • Проблемы исследования китайской литературы. М., ХЛ. 1974. 462 стр. 5000 экз.
  • Краски времени. Черты японского искусства. М., Искусство. 1972. 144 стр. 25000 экз.
  • Встречи с китайскими писателями. М., Правда. 1955. 64 стр. 150000 экз.
  • Морские записи: Очерки. М., Сов.писатель. 1984. 223 стр. 30000 экз.
  • Избранные произведения. В 2 т. М., ХЛ. 1987. 8000 экз. Т.1. Проблемы исследования китайской литературы. 510 стр. Т.2. Китайское литературное наследие и современность. 492 стр.

people-archive.ru

Они делали экономику страны. Николай Федоренко

Другие экономисты страны

Экономисты милостью Божьей: Николай Федоренко

Идеи и предложения по оптимальному функционированию экономики, выдвинутые Николаем Федоренко, используются в США, Китае и других странах. Когда же они будут востребованы на родине? ©

~~~~~~~~~~~



Академик Николай Федоренко

Экономика Советского Союза, как и сам СССР, могли бы успешно развиваться и сегодня, будь у государства политическая воля для осуществления рекомендаций отечественных учёных. Таких, как Николай Прокофьевич Федоренко (1917–2006) – один из основоположников экономико-математической школы. Под его руководством были детально просчитаны возможности комплексного развития СССР с 1970-х по настоящее время. Причём он предлагал поэтапно переходить к методам планово-рыночного регулирования, успешно применяемым с 80-х годов в Китае.

Однако приближённая к власти «научная элита» сделала всё, чтобы предложения, исходившие не только от Федоренко, но и от многих других советских экономистов, учёных и практиков, были направлены в архивы. Или подвергнуты «коллективной блокаде», а то и шельмованию. Не избежал такой участи и Федоренко.

Вначале судьба вроде бы благоволила бывшему фронтовику, экономисту, организатору науки. Действительный член АН СССР (с 1964 г.), академик-секретарь Отделения экономики АН СССР (1971-1983 гг.), он становится первым директором Центрального экономического института (ЦЭМИ) и возглавляет его почти четверть века (1963-1985 гг.). На этом посту Федоренко внес крупный, если не решающий вклад в применение математических методов и вычислительной техники в экономических исследованиях, планировании и управлении.


На одном из докладов в ЦЭМИ. 1971 г.

Как отмечал другой крупный экономист Николай Некрасов, «Федоренко настаивал на тщательном изучении статистики и её информационной базы, за расширение последней. Прежде всего – в сфере изучения динамики и структуры капиталовложений. И, естественно, – против очковтирательства в сфере экономической статистики и её практического использования. Он всегда был против отбора наиболее «выгодных» статданных для властных структур. Понятно, что такая позиция едва ли могла устраивать многих, облечённых административной властью».

Свой стаж экономиста Федоренко отсчитывает с 1946 года, когда он блестяще, причём впервые, выполнил, как сейчас говорят, «эксклюзивное» задание, связанное с расчётами эффективности комбинированных производств в химической промышленности. За выдающий вклад в развитие отрасли Федоренко был удостоен Государственной премии СССР (1970 г.).

Однако куда более сложный этап в его деятельности начался, когда он возглавил ЦЭМИ АН СССР. Первый директор приложил громадные усилия к поиску и обоснованию актуальных экономико-математических моделей в контексте решения проблем страны. В результате появился «готовый продукт» – методики прогнозирования развития национального хозяйства. Они были отражены в многовариантных моделях «Системы оптимального функционирования экономики» (СОФЭ). Её разработали под руководством Федоренко к концу 1960-х. Эти исследования, которые предусматривали, в частности, совмещение государственного планирования с моделями наиболее эффективного развития межрегиональной и межотраслевой экономики СССР, поддерживал глава правительства Алексей Косыгин. Итоги почти 30-летней работы в рамках СОФЭ подведены в книге Н. П. Федоренко «Вопросы экономической теории» (1994 г.).

В чём суть его разработок? Государственное планирование становится наиболее эффективным, если оно основывается на своевременном выявлении узких мест – с помощью экономического прогнозирования. Так считал и Николай Некрасов, приводя в доказательство опыт США и Японии. Кстати, в Штатах схожая методология была разработана и успешно реализована ещё в 30–50-е годы под руководством выдающихся российских экономистов Василия Леонтьева и Семёна Кузнеца. Она позволяет наиболее достоверно выявлять и своевременно устранять диспропорции в экономике и социальной сфере.

В рамках теории СОФЭ сложилась концепция программно-целевого планирования и управления. Особое внимание уделялось (по-видимому, эта тенденция будет усиливаться в исследованиях) статистическому или вероятностному подходу. В разработку теории СОФЭ внесли большой вклад наряду с академиком Федоренко видные советские экономисты и математики – лауреаты Ленинской премии академики Леонид Канторович, Василий Немчинов и профессор Виктор Новожилов, а также академики Абел Аганбегян, Александр Гранберг, Николай Петраков, Станислав Шаталин, доктора наук Виктор Волконский, Николай Шухов, Всеволод Пугачёв, Юрий Сухотин и многие другие. К сказанному есть смысл добавить, что Канторович – пока единственный из наших учёных, кто был удостоен Нобелевской премии по экономике.

Между тем, уже в середине 1970-х откат от косыгинских реформ и переход к привычным методам в управлении и планировании вызвали едва ли не опалу Федоренко и его коллег. В ноябре 1983-го политбюро ЦК на основе поступивших «сигналов» отметило в своём решении «существующую опасность или, по крайней мере, непредсказуемость внедрения экономического моделирования, широко используемого на Западе, в советское планирование. Использование западной экономической методологии способно нарушить систему подготовки, обсуждения, принятия и реализации народнохозяйственных планов». Между тем, в Китае госпланирование и экономическое моделирование-прогнозирование были совмещены с середины 1980-х годов и привели к беспрецедентным достижениям.

Но дело не только в политических факторах. Советское планирование примерно с середины 1970-х превратилось в «вотчину» руководства союзных республик. Они требовали от центра всё больше, направляя в Москву в основном липовую отчётность. Очевидно, такая «база планирования» принципиально противоречила новациям, предлагаемым школой Федоренко.

«Бессмысленно работать лучше, – откровенно говорил бывший председатель Госплана Эстонской ССР Рейн Отсасон, – зато большой смысл имеет составлять письма о помощи. Важно уметь выпросить деньги, продовольствие, корма, товары, что угодно, – это более важно, чем уметь делать их». Результатом стала огромная дифференциация союзных республик по размерам ассигнований из госбюджета, объёмам поставок материально-технических ресурсов, импортных товаров и т. п. Как следствие – разница в уровне жизни.

Прогноз развития советской экономики, рассчитанный под руководством Федоренко в начале 1980-х, показал глубокий кризис в стране к 90-м годам в случае, если продолжатся неадекватное реалиям экономическое планирование и усиление сырьевой модели экспорта. Всё это чревато распадом страны.

Но даже попытки предложить реформы в границах существующей идеологии вызвали неправомерную критику и охаивание научной школы. Федоренко и его направлению власти с подачи некоторых оппонентов приклеивали ярлыки «антимарксизм», «буржуазный субъективизм», «рыночный социализм». Впрочем, от обвинений в последнем академик и его коллеги не отбивались. Действительно, тот, кто внимательно читал труды о СОФЭ, мог заметить, что них проклевывались ростки будущих реформ.

Однако в новой, рыночной России теория оптимального функционирования экономики тоже оказалась не в чести. Её стали трактовать как некий паллиатив в условиях, когда о кардинальных рыночных преобразованиях не могло быть и речи, а экономическая наука пребывала в тисках жесточайшего контроля. На наш взгляд, книга Федоренко «Россия: уроки прошлого и лики будущего» («Экономика», 2001) помогает понять, почему эту теорию не привечали «реформаторы» нового времени. Ведь она рассматривала власть как своего рода экономический ресурс, доход от которого должен быть использован в рамках чётких правил и прозрачных процедур. В противном случае «власть может превратиться в источник своего рода монопольной ренты, присваиваемой частными лицами». «Опыт последних лет показал, – пишет далее Федоренко, – что российские реформы оказались наиболее непродуманными и уязвимыми именно в этом узловом звене – в стыке вертикальных и горизонтальных отношений в экономике, которому СОФЭ уделила особое внимание». Как верно замечает автор, отказ от ряда функций централизованного планирования, которыми задаются общие «рамочные» условия для взаимоотношений между субъектами рынка (разработка перспективных планов, поддержка крупных долгосрочных проектов, регулирование дифференциации доходов и т. п.), привёл к потере управляемости экономикой и резко возросшей социальной напряжённости в обществе. «В ходе реформ был грубо нарушен основополагающий принцип теории СОФЭ о прямой связи доходов любого участника с народнохозяйственным эффектом его деятельности. У отдельных лиц появилась возможность присваивать средства налогоплательщиков, сбережения населения, прямо урезать уровень заработной платы и наживаться на финансовом хаосе, порождаемом неплатежами». И ещё одна цитата: «Теория СОФЭ доказала, что экономика, в которой ценностные параметры отличаются от оптимальных оценок вклада хозяйственных агентов в общехозяйственный результат их деятельности, не может быть жизнеспособной. Ситуация в российской экономике убедительно это подтверждает».

Так что в последние годы жизни, как и в предыдущих «сражениях» с ретроградами из Госплана и ортодоксами от политэкономии, «битве» за присуждение Ленинской премии Канторовичу, Немчинову и Новожилову, в мелких стычках по защите своих коллег и по созданию им нормальных условий – везде Федоренко если не выходил победителем, то и не капитулировал.

Но не всегда силы оказывались равны. На июньском (1983 г.) пленуме ЦК работа ЦЭМИ и его директора подверглась критике. Дескать, «замкнулись в малозначимых диссертационных темах» и «групповых интересах», «страдают мелкотемьем», «партийное влияние в ЦЭМИ уменьшается» и т. п. Понятно, что после таких характеристик Федоренко пришлось уйти с поста академика-секретаря Отделения экономики АН СССР (в 1983-м), а вскоре – и отказаться от директорства в ЦЭМИ (в 1985-м).


Эмблема ЦЭМИ

Академик Дмитрий Львов в предисловии к мемуарам Федоренко «Вспоминая прошлое, заглядываю в будущее», вышедшей в «Науке» в 1999 г., писал: «Что могло бы быть и какова была бы судьба отечественных науки и хозяйства, если бы их нормальному развитию не мешали власть, догматическая в своей основе, и официальная наука – догматическая вдвойне… Наверное, Н. П. Федоренко неприятно вспоминать детали идеологического погрома ЦЭМИ и возглавлявшегося им целого научного направления в 1983–1985 гг. Я же хочу подчеркнуть, что эта акция, которой, к сожалению, пока ещё не дано справедливой официальной оценки, отбросила научную мысль назад на несколько десятилетий и лишила развитие народного хозяйства плодотворной теоретической базы в самый важный момент, когда эта база была нужнее всего – накануне «перестройки». В этом одна из причин всех наших бед».

Схожее мнение было у Некрасова: «СОФЭ примыкала к проектам экономических и управленческих реформ, начатых было под руководством А. Н. Косыгина. Но и те, и другие вскоре были остановлены. И стали подвергаться критике со стороны руководства ЦК и тех в научной среде, кто неукоснительно претворял решения и мнения ЦК».

Незадолго до пленума академик Тигран Хачатуров пытался было оказать Федоренко реальную творческую поддержку: в вышедшей под его редакцией в издательстве «Наука» книге отстаивался, в частности, принцип оценки эффективности инвестиций по совокупному объёму реальной продукции. То есть по выпущенной и востребованной потребителями, в расчёте на единицу инвестиций, вложенных в её производство. Но упомянутая позиция отнюдь не возобладала в «партийных предписаниях»: они по-прежнему были ориентированы на минимум инвестиционных затрат на единицу выпускаемой продукции. А востребованность у потребителей в расчёт не принималась…

Неудивительно, что в начале экономических реформ не были извлечены уроки из прежней порочной системы ценообразования, которая строилась на основе себестоимости продукции. То есть опять взяла верх ортодоксия. Хотя отечественным экономистам, разрабатывающим СОФЭ, в 60–70-е годы удалось преодолеть ограниченность трудовой теории стоимости и связанных с её использованием масштабных народнохозяйственных ошибок. Не только труд, но и другие факторы производства, доказывали они, – природные, капитальные, вообще любые лимитированные ресурсы – получают при оптимальном функционировании экономики свою оценку, вносят вклад в удовлетворение потребностей общества.

Теория СОФЭ выступила как альтернатива господствовавшим тогда методам управления народным хозяйством. Её создатели разрабатывали принципы построения эффективной системы хозяйственных отношений, которые основывались на сочетании «вертикальных» и «горизонтальных» взаимодействий между экономическими субъектами, о чём говорил Федоренко. Таким образом, уже тогда были сформулированы условия создания механизма типа регулируемого рынка. Именно такой мы и получили бы, если бы, по словам академика Дмитрия Львова, теоретическая база реформ не была выведена из процесса рыночных преобразований.

Теперь уже как научное новшество стали рассматриваться изыскания об «административно-командной системе» (Гавриил Попов), которую необходимо разрушить, а на её обломках построить рыночную. При этом оказались забытыми выводы даже некоторых объективно настроенных западных авторов, которые ещё недавно воспринимались одними как откровение, а другими – как ересь. Так, известный американский экономист Джон К. Гэлбрейт вовсе не считал, что советское планирование и существующая экономическая модель исчерпали свои возможности. Его вывод о том, что обе системы, которые он рассматривал как разновидности индустриального общества, «переросли рынок» и «наблюдается явная конвергенция в направлении одинаковых форм планирования», не выглядел фантастическим. Автор отмечал тенденцию «перемещения некоторых плановых функций от государства к фирме» и в то же время позитивно оценивал его прочные позиции в системе социально-экономических отношений. «Крупной советской фирме не грозит опасность попасть под неконтролируемое воздействие рыночных сил в области сбыта продукции, снабжения, обеспечения рабочей силой и в целом в вопросах формирования производственной политики», – был уверен Гэлбрейт. Примерно так думало и подавляющее большинство граждан СССР.

Однако неиспользование возможностей для проведения модернизации при замалчивании и охаивании оптимальных предложений по выходу страны из экономического кризиса в значительной степени радикализовали общество. Концепции Гэлбрейта и других трезвомыслящих зарубежных, отечественных экспертов стали расцениваться как «вчерашний день», «пройденный этап». Эти настроения подпитывались крупными ошибками руководства страны. Разрушительную роль сыграла ставка на одновременное проведение экономической и политической реформ. В результате страна пошла вразнос, общественное мнение было дезориентировано и оказалось готовым к восприятию вышеназванных «простых» рецептов. Между тем, экономическая реформа в условиях устоявшейся политической системы могла бы принести куда более позитивные результаты… Отмеченное Гэлбрейтом стремление директората и верхушки «техноструктуры» советских предприятий к самостоятельности никуда не исчезло, однако в новых условиях (когда господствующая мораль исчерпывалась лозунгом: «обогащайтесь!»), оно приобрело формы беззастенчивого грабежа некогда всенародной собственности…

«По большому счёту, квазирынок не может быть базой для подъёма экономики. …В России сформировалась своеобразная и сложная структура с господством олигархических элементов», – писал незадолго до своей кончины Федоренко в упомянутой книге «Россия: уроки прошлого и лики будущего». Он высоко оценивал роль централизованного государства как «защитника и гаранта интересов молодых, слабых и обездоленных», выступал за организацию целостного процесса индикативного планирования национальной экономики, расширение возможностей управления конечным спросом. Кооперативную форму собственности Федоренко рассматривал как «третий путь» развития производственных отношений и настаивал на её укоренении в качестве одной из основных форм хозяйствования. Излишне доказывать, что многие идеи академика актуальны для нынешней отечественной экономики. Они используются в ряде стран. Когда же эти предложения будут востребованы на родине?

Да, режим оптимального функционирования народного хозяйства рассматривался представителями этого направления как такой, при котором достигается наилучшее (оптимальное) использование всех ресурсов общества для достижения объективных целей общественного развития. И это было верно. Но переход к рынку, подтвердив практическую значимость одних положений теории СОФЭ, показал в то же время несостоятельность некоторых других, имевших целью совершенствование отжившей системы централизованного планирования. Этим объясняются, в частности, метаморфозы, происшедшие с некоторыми представителями экономико-математического направления в России. Одни из них в годы «шоковой терапии» оказались в рядах ярых рыночников, лоббистов проводимых реформ, а другие (и таких хватало) – в числе их оппонентов, «умеренных», центристов, выступающих против попыток ломать страну через колено.

Но игнорировать заделы в области экономической теории и практики, созданные в советские годы, по меньшей мере неразумно. Даже в условиях современной экономики, столь не похожей на доперестроечную, можно использовать прежние и новые разработки системщиков и математиков из ЦЭМИ. В частности, в области эконометрики, прикладной статистики и микроэкономики, в том числе исследования качества жизни. С помощью оптимальных методик производственные, финансово-промышленные комплексы и предприятия могут лучше организовать свою деятельность. Экономико-математическое моделирование позволяет определить источники материальной поддержки малообеспеченных слоёв населения.

В начале 1990-х власти предержащие не прислушались к рекомендациям учёных ЦЭМИ и других экономистов, которые подошли к разработке нового хозяйственного механизма с позиций оптимальности. И это обернулось для страны многими бедами.

Сейчас в обществе понимание необходимости форсированного развития отечественной экономики и придания ей социальной направленности становится условием национального выживания. Но чтобы перейти к новому хозяйственному механизму с минимальными издержками, необходимо его сначала смоделировать.

И здесь без уникального научного багажа и методик Центрального экономико-математического института и их коллег из других исследовательских центров не обойтись.

Алексей Чичкин, Александр Мешков
«Файл-РФ»

Метки: биографии и личности, идеология и власть, изобретения и открытия, интервью и репортаж, история, книги и библиотеки, мужчины, наука, образование и воспитание, пятая колонна, развал страны, реформы и модернизация, россия, современность, социализм и коммунизм, ссср, учебники, ученые, экономфинбиз

mamlas.livejournal.com

Федоренко, Николай Трофимович — это… Что такое Федоренко, Николай Трофимович?

Николай Трофимович Федоренко (27 октября (9 ноября) 1912, Пятигорск — 2 октября 2000 года) — филолог-востоковед, государственный и общественный деятель, профессор, член-корреспондент АН СССР.

Биография

1932(?)-1937 гг. — студент китайского отделения Московского института востоковедения.

1937—1939 гг. — аспирант Московского института востоковедения.

До 1968 года работал в МИД СССР.

Главный редактор журнала «Иностранная литература» (1970—1988).

Секретарь правления Союза писателей СССР.

Федоренко Н. Т. против Солженицына, Сахарова

Библиография

  • Лауреат Международной Сталинской премии мира Го Мо-жо. М., Знание. 1952. 32 стр. 150000 экз.
  • Великий китайский писатель Лу Синь. М., Знание. 1953. 32 стр. 150000 экз.
  • Очерки современной китайской литературы. М., Гослитиздат. 1953. 256 стр. 20000 экз.
  • Встречи с китайскими писателями. М., Правда. 1955. 64 стр. 150000 экз.
  • Китайские записи. М., Сов.писатель. 1955. 536 стр. 30000 экз. 2-е изд. М., Сов.писатель. 1958. 561 стр. 30000 экз.
  • Мао Дунь. М., Знание. 1956. 32 стр. 75000 экз.
  • Китайская литература. Очерки по истории китайской литературы. М., Гослитиздат. 1956. 731 стр. 20000 экз.
  • «Шицзин» и его место в китайской литературе. М., ИВЛ. 1958. 167 стр. 1300 экз.
  • Гуань Хань-цин — великий драматург Китая. М., Знание. 1958. 31 стр. 65500 экз.
  • Земля и легенды Китая. М., Сов. Россия. 1961. 251 стр. 10000 экз.
  • Японские записи. М., Сов.писатель. 1966. 416 стр. 30000 экз. 2-е изд. М., Сов.писатель. 1974. 496 стр. 50000 экз.
  • Дипломатические записи. М., Сов.писатель. 1972. 399 стр. 30000 экз.
  • Краски времени. Черты японского искусства. М., Искусство. 1972. 144 стр. 25000 экз.
  • Проблемы исследования китайской литературы. М., ХЛ. 1974. 462 стр. 5000 экз.
  • Меткость слова: (Афористика как жанр словесного искусства). М., Современник. 1975. 255 стр. 25000 экз.
  • Древние памятники китайской литературы. М., Наука. 1978. 320 стр. 6000 экз.
  • Кавабата Ясунари: Очерк. М., Сов.писатель. 1978. 270 стр. 30000 экз.
  • Диалог в Каракасе. (о М. Отеро Сильве). М., Правда. 1979. 48 стр. 100000 экз.
  • Литературные записи. М., Современник. 1980. 350 стр. 25000 экз.
  • Китайское литературное наследие и современность. М., ХЛ. 1981. 398 стр. 10000 экз.
  • Краски Созопола. М., Правда. 1981. 47 стр. 100000 экз.
  • Кавабата Ясунари; Краски времени: Очерки. М., Сов.писатель. 1982. 464 стр. 100000 экз.
  • Морские записи: Очерки. М., Сов.писатель. 1984. 223 стр. 30000 экз.
  • Мысль и образ. Литературно-критические статьи. М., ХЛ. 1985. 359 стр. 8000 экз.
  • Славянские записи. М., Современник. 1985. 351 стр. 50000 экз.
  • Токийские диалоги. М., Правда. 1986. 46 стр. 80000 экз.
  • Цюй Юань. Истоки и проблемы творчества. М., Наука. 1986. 153 стр. 10000 экз.
  • Избранные произведения. В 2 т. М., ХЛ. 1987. 8000 экз. Т.1. Проблемы исследования китайской литературы. 510 стр. Т.2. Китайское литературное наследие и современность. 492 стр.
  • Китайские страницы. М., Советская Россия. 1988. 142 стр. 50000 экз.
  • Федоренко Н. Т., Сокольская Л. И. Афористика. М., Наука. 1990. 415 стр. 25000 экз.
  • страница на сайте ИВР РАН

dic.academic.ru

Федоренко, Николай Трофимович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Федоренко.Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).
Николай Федоренко
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Имя при рождении:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Род деятельности:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Дата рождения:

27 октября (9 ноября) 1912(1912-11-09)

Место рождения:

Пятигорск

Гражданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Подданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Страна:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Дата смерти:

2 октября 2000(2000-10-02) (87 лет)

Место смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Отец:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Мать:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Супруг:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Супруга:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Дети:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Награды и премии:
Автограф:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Разное:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).
link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value). [[Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).|Произведения]] в Викитеке

Николай Трофимович Федоренко (27 октября (9 ноября) 1912, Пятигорск — 2 октября 2000 года) — российский и советский филолог-востоковед, государственный и общественный деятель, профессор, член-корреспондент АН СССР. Ученик В. М. Алексеева.

Биография

В 1937 году окончил китайское отделение Московского института востоковедения.

1937—1939 гг. — аспирант Московского института востоковедения.

Заместитель министра иностранных дел (1955—1958), посол СССР в Японии (1958—1962), постоянный представитель СССР при ООН и представитель СССР в Совете Безопасности (1963—1968).

В 1966—1971 — член Центральной ревизионной комиссии КПСС.

Главный редактор журнала «Иностранная литература» (1970—1988).

Секретарь правления Союза писателей СССР.

31 августа 1973 года подписал Письмо группы советских писателей о Солженицыне и Сахарове.

Награды

Библиография

  • Лауреат Международной Сталинской премии мира Го Мо-жо. М., Знание. 1952. 32 стр. 150000 экз.
  • Великий китайский писатель Лу Синь. М., Знание. 1953. 32 стр. 150000 экз.
  • Очерки современной китайской литературы. М., Гослитиздат. 1953. 256 стр. 20000 экз.
  • Встречи с китайскими писателями. М., Правда. 1955. 64 стр. 150000 экз.
  • Китайские записи. М., Сов.писатель. 1955. 536 стр. 30000 экз. 2-е изд. М., Сов.писатель. 1958. 561 стр. 30000 экз.
  • Мао Дунь. М., Знание. 1956. 32 стр. 75000 экз.
  • Китайская литература. Очерки по истории китайской литературы. М., Гослитиздат. 1956. 731 стр. 20000 экз.
  • «Шицзин» и его место в китайской литературе. М., ИВЛ. 1958. 167 стр. 1300 экз.
  • Гуань Хань-цин — великий драматург Китая. М., Знание. 1958. 31 стр. 65500 экз.
  • Земля и легенды Китая. М., Сов. Россия. 1961. 251 стр. 10000 экз.
  • Японские записи. М., Сов.писатель. 1966. 416 стр. 30000 экз. 2-е изд. М., Сов.писатель. 1974. 496 стр. 50000 экз.
  • Дипломатические записи. М., Сов.писатель. 1972. 399 стр. 30000 экз.
  • Краски времени. Черты японского искусства. М., Искусство. 1972. 144 стр. 25000 экз.
  • Проблемы исследования китайской литературы. М., ХЛ. 1974. 462 стр. 5000 экз.
  • Меткость слова: (Афористика как жанр словесного искусства). М., Современник. 1975. 255 стр. 25000 экз.
  • Древние памятники китайской литературы. М., Наука. 1978. 320 стр. 6000 экз.
  • Кавабата Ясунари: Очерк. М., Сов.писатель. 1978. 270 стр. 30000 экз.
  • Диалог в Каракасе. (о М. Отеро Сильве). М., Правда. 1979. 48 стр. 100000 экз.
  • Литературные записи. М., Современник. 1980. 350 стр. 25000 экз.
  • Китайское литературное наследие и современность. М., ХЛ. 1981. 398 стр. 10000 экз.
  • Краски Созопола. М., Правда. 1981. 47 стр. 100000 экз.
  • Кавабата Ясунари; Краски времени: Очерки. М., Сов.писатель. 1982. 464 стр. 100000 экз.
  • Морские записи: Очерки. М., Сов.писатель. 1984. 223 стр. 30000 экз.
  • Мысль и образ. Литературно-критические статьи. М., ХЛ. 1985. 359 стр. 8000 экз.
  • Славянские записи. М., Современник. 1985. 351 стр. 50000 экз.
  • Токийские диалоги. М., Правда. 1986. 46 стр. 80000 экз.
  • Цюй Юань. Истоки и проблемы творчества. М., Наука. 1986. 153 стр. 10000 экз.
  • Избранные произведения. В 2 т. М., ХЛ. 1987. 8000 экз. Т.1. Проблемы исследования китайской литературы. 510 стр. Т.2. Китайское литературное наследие и современность. 492 стр.
  • Китайские страницы. М., Советская Россия. 1988. 142 стр. 50000 экз.
  • Федоренко Н. Т., Сокольская Л. И. Афористика. М., Наука. 1990. 415 стр. 25000 экз.

Напишите отзыв о статье «Федоренко, Николай Трофимович»

Ссылки

Отрывок, характеризующий Федоренко, Николай Трофимович

– Как же можно понять такое?! Да и что понимать в боли?.. – не сдавалась я. – Это что – должно было научить вас чему-то особенному?.. Простите, но я никогда не верила в такое «учение»! По-моему так лишь беспомощные «учителя» могут использовать боль!
Я кипела от возмущения, не в состоянии остановить свои разбегавшиеся мысли!.. И как ни старалась, никак не могла успокоиться.
Искренне жалея девушку-ведьму, я в то же время дико хотела всё про неё знать, что означало – задавать ей множество вопросов о том, что могло причинить ей боль. Это напоминало крокодила, который, пожирая свою несчастную жертву, лил по ней горючие слёзы… Но как бы мне не было совестно – я ничего не могла с собою поделать… Это был первый раз в моей короткой жизни, когда я почти что не обращала внимания на то, что своими вопросами могу сделать человеку больно… Мне было очень за это стыдно, но я также понимала, что поговорить с ней обо всём этом почему-то очень для меня важно, и продолжала спрашивать, «закрыв на всё глаза»… Но, к моему великому счастью и удивлению, девушка-ведьма, совершенно не обижаясь, и далее спокойно продолжала отвечать на мои наивные детские вопросы, не высказывая при этом ни малейшего неудовольствия.
– Я поняла причину случившегося. И ещё то, что это также видимо было моим испытанием… Пройдя которое, мне и открылся этот удивительный мир, в котором мы сейчас с дедушкой вместе живём. Да и многое ещё другое…
– Неужели нужно было терпеть такое, только лишь чтобы попасть сюда?!. – ужаснулась Стелла.
– Думаю – да. Хотя я не могу сказать наверняка. У каждого своя дорога… – печально произнесла Анна. – Но главное то, что я всё же это прошла, сумев не сломаться. Моя душа осталась чистой и доброй, не обозлившись на мир, и на казнивших меня людей. Я поняла, почему они уничтожали нас… тех, которые были «другими». Которых они называли Ведунами и Ведьмами. А иногда ещё и «бесовыми детьми»… Они просто боялись нас… Боялись того, что мы сильнее их, и также того, что мы были им непонятны. Они ненавидели нас за то, что мы умели. За наш Дар. И ещё – слишком сильно завидовали нам… И ведь очень мало кто знал, что многие наши убийцы, сами же, тайком пытались учиться всему тому, что умели мы, только вот не получалось у них ничего. Души, видимо, слишком чёрными были…
– Как это – учились?! Но разве же они сами не проклинали вас?.. Разве не потому сжигали, что считали созданиями Дьявола? – полностью опешив, спросила я.
– Так оно и было – кивнула Анна. – Только сперва наши палачи зверски пытали нас, стараясь узнать запретное, только нам одним ведомое… А потом уже сжигали, вырвав при этом многим языки, чтобы они нечаянно не разгласили творённое с ними. Да вы у мамы спросите, она многое прошла, больше всех остальных, наверное… Потому и ушла далеко после смерти, по своему выбору, чего ни один из нас не смог.
– А где же теперь твоя мама? – спросила Стелла.
– О, она где-то в «чужих» мирах обитает, я никогда не смогу пойти туда! – со странной гордостью в голосе, прошептала Анна. – Но мы иногда зовём её, и, она приходит к нам. Она любит и помнит нас… – и вдруг, солнечно улыбнувшись, добавила: – И такие чудеса рассказывает!!! Как хотелось бы увидеть всё это!..
– А разве она не может тебе помочь, чтобы пойти туда? – удивилась Стелла.
– Думаю – нет… – опечалилась Анна. – Она была намного сильнее всех нас на Земле, да и её «испытание» намного страшнее моего было, потому, наверное, и заслужила большее. Ну и талантливее она намного была, конечно же…
– Но для чего же было нужно такое страшное испытание? – осторожно спросила я. – Почему ваша Судьба была такой Злой? Вы ведь не были плохими, вы помогали другим, кто не имел такого Дара. Зачем же было творить с вами такое?!
– Для того, чтобы наша душа окрепла, я думаю… Чтобы выдержать много могли и не ломались. Хотя сломавшихся тоже много было… Они проклинали свой Дар. И перед тем, как умирали – отрекались от него…
– Как же такое можно?! Разве можно от себя отречься?! – тут же возмущённо подпрыгнула Стелла.
– Ещё как можно, милая… Ох, ещё как можно! – тихо произнёс, до этого лишь наблюдавший за нами, но не вмешивавшийся в разговор, удивительный старец.
– Вот и дедушка вам подтвердил, – улыбнулась девушка. – Не все мы готовы к такому испытанию… Да не все и могут переносить такую боль. Но дело даже не столько в боли, сколько в силе нашего человеческого духа… Ведь после боли оставался ещё страх от пережитого, который, даже после смерти, цепко сидел в нашей памяти и как червь, грыз оставшиеся крохи нашего мужества. Именно этот страх, в большинстве своём, и ломал, прошедших весь этот ужас, людей. Стоило после, уже в этом (посмертном) мире, их только лишь чуточку припугнуть, как они тут же сдавались, становясь послушными «куклами» в чужих руках. А уж руки эти, естественно, были далеко не «белыми»… Вот и появлялись после на Земле «чёрные» маги, «чёрные» колдуны и разные им подобные, когда их сущности снова возвращались туда. Маги «на верёвочках», как мы называли их… Так что, не даром наверное мы такое испытание проходили. Дедушка вот тоже всё это прошёл… Но он очень сильный. Намного сильнее меня. Он сумел «уйти», не дожидаясь конца. Как и мама сумела. Только вот я не смогла…
– Как – уйти?!. Умереть до того, как его сожгли?!. А разве возможно такое? – в шоке спросила я.
Девушка кивнула.
– Но не каждый это может, конечно же. Нужно очень большое мужество, чтобы осмелиться прервать свою жизнь… Мне вот не хватило… Но дедушке этого не занимать! – гордо улыбнулась Анна.
Я видела, как сильно она любила своего доброго, мудрого деда… И на какое-то коротенькое мгновение в моей душе стало очень пусто и печально. Как будто снова в неё вернулась глубокая, неизлечимая тоска…

o-ili-v.ru

Федоренко, Николай Трофимович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Федоренко.

Николай Трофимович Федоренко (27 октября (9 ноября) 1912, Пятигорск — 2 октября 2000 года) — российский и советский филолог-востоковед, государственный и общественный деятель, профессор, член-корреспондент АН СССР. Ученик В. М. Алексеева.

Биография

В 1937 году окончил китайское отделение Московского института востоковедения.

1937—1939 гг. — аспирант Московского института востоковедения.

Заместитель министра иностранных дел (1955—1958), посол СССР в Японии (1958—1962), постоянный представитель СССР при ООН и представитель СССР в Совете Безопасности (1963—1968).

В 1966—1971 — член Центральной ревизионной комиссии КПСС.

Главный редактор журнала «Иностранная литература» (1970—1988).

Секретарь правления Союза писателей СССР.

31 августа 1973 года подписал Письмо группы советских писателей о Солженицыне и Сахарове.

Награды

Библиография

  • Лауреат Международной Сталинской премии мира Го Мо-жо. М., Знание. 1952. 32 стр. 150000 экз.
  • Великий китайский писатель Лу Синь. М., Знание. 1953. 32 стр. 150000 экз.
  • Очерки современной китайской литературы. М., Гослитиздат. 1953. 256 стр. 20000 экз.
  • Встречи с китайскими писателями. М., Правда. 1955. 64 стр. 150000 экз.
  • Китайские записи. М., Сов.писатель. 1955. 536 стр. 30000 экз. 2-е изд. М., Сов.писатель. 1958. 561 стр. 30000 экз.
  • Мао Дунь. М., Знание. 1956. 32 стр. 75000 экз.
  • Китайская литература. Очерки по истории китайской литературы. М., Гослитиздат. 1956. 731 стр. 20000 экз.
  • «Шицзин» и его место в китайской литературе. М., ИВЛ. 1958. 167 стр. 1300 экз.
  • Гуань Хань-цин — великий драматург Китая. М., Знание. 1958. 31 стр. 65500 экз.
  • Земля и легенды Китая. М., Сов. Россия. 1961. 251 стр. 10000 экз.
  • Японские записи. М., Сов.писатель. 1966. 416 стр. 30000 экз. 2-е изд. М., Сов.писатель. 1974. 496 стр. 50000 экз.
  • Дипломатические записи. М., Сов.писатель. 1972. 399 стр. 30000 экз.
  • Краски времени. Черты японского искусства. М., Искусство. 1972. 144 стр. 25000 экз.
  • Проблемы исследования китайской литературы. М., ХЛ. 1974. 462 стр. 5000 экз.
  • Меткость слова: (Афористика как жанр словесного искусства). М., Современник. 1975. 255 стр. 25000 экз.
  • Древние памятники китайской литературы. М., Наука. 1978. 320 стр. 6000 экз.
  • Кавабата Ясунари: Очерк. М., Сов.писатель. 1978. 270 стр. 30000 экз.
  • Диалог в Каракасе. (о М. Отеро Сильве). М., Правда. 1979. 48 стр. 100000 экз.
  • Литературные записи. М., Современник. 1980. 350 стр. 25000 экз.
  • Китайское литературное наследие и современность. М., ХЛ. 1981. 398 стр. 10000 экз.
  • Краски Созопола. М., Правда. 1981. 47 стр. 100000 экз.
  • Кавабата Ясунари; Краски времени: Очерки. М., Сов.писатель. 1982. 464 стр. 100000 экз.
  • Морские записи: Очерки. М., Сов.писатель. 1984. 223 стр. 30000 экз.
  • Мысль и образ. Литературно-критические статьи. М., ХЛ. 1985. 359 стр. 8000 экз.
  • Славянские записи. М., Современник. 1985. 351 стр. 50000 экз.
  • Токийские диалоги. М., Правда. 1986. 46 стр. 80000 экз.
  • Цюй Юань. Истоки и проблемы творчества. М., Наука. 1986. 153 стр. 10000 экз.
  • Избранные произведения. В 2 т. М., ХЛ. 1987. 8000 экз. Т.1. Проблемы исследования китайской литературы. 510 стр. Т.2. Китайское литературное наследие и современность. 492 стр.
  • Китайские страницы. М., Советская Россия. 1988. 142 стр. 50000 экз.
  • Федоренко Н. Т., Сокольская Л. И. Афористика. М., Наука. 1990. 415 стр. 25000 экз.

Напишите отзыв о статье «Федоренко, Николай Трофимович»

Ссылки

Отрывок, характеризующий Федоренко, Николай Трофимович

Марья Дмитриевна, застав заплаканную Соню в коридоре, заставила ее во всем признаться. Перехватив записку Наташи и прочтя ее, Марья Дмитриевна с запиской в руке взошла к Наташе.
– Мерзавка, бесстыдница, – сказала она ей. – Слышать ничего не хочу! – Оттолкнув удивленными, но сухими глазами глядящую на нее Наташу, она заперла ее на ключ и приказав дворнику пропустить в ворота тех людей, которые придут нынче вечером, но не выпускать их, а лакею приказав привести этих людей к себе, села в гостиной, ожидая похитителей.
Когда Гаврило пришел доложить Марье Дмитриевне, что приходившие люди убежали, она нахмурившись встала и заложив назад руки, долго ходила по комнатам, обдумывая то, что ей делать. В 12 часу ночи она, ощупав ключ в кармане, пошла к комнате Наташи. Соня, рыдая, сидела в коридоре.
– Марья Дмитриевна, пустите меня к ней ради Бога! – сказала она. Марья Дмитриевна, не отвечая ей, отперла дверь и вошла. «Гадко, скверно… В моем доме… Мерзавка, девчонка… Только отца жалко!» думала Марья Дмитриевна, стараясь утолить свой гнев. «Как ни трудно, уж велю всем молчать и скрою от графа». Марья Дмитриевна решительными шагами вошла в комнату. Наташа лежала на диване, закрыв голову руками, и не шевелилась. Она лежала в том самом положении, в котором оставила ее Марья Дмитриевна.
– Хороша, очень хороша! – сказала Марья Дмитриевна. – В моем доме любовникам свидания назначать! Притворяться то нечего. Ты слушай, когда я с тобой говорю. – Марья Дмитриевна тронула ее за руку. – Ты слушай, когда я говорю. Ты себя осрамила, как девка самая последняя. Я бы с тобой то сделала, да мне отца твоего жалко. Я скрою. – Наташа не переменила положения, но только всё тело ее стало вскидываться от беззвучных, судорожных рыданий, которые душили ее. Марья Дмитриевна оглянулась на Соню и присела на диване подле Наташи.
– Счастье его, что он от меня ушел; да я найду его, – сказала она своим грубым голосом; – слышишь ты что ли, что я говорю? – Она поддела своей большой рукой под лицо Наташи и повернула ее к себе. И Марья Дмитриевна, и Соня удивились, увидав лицо Наташи. Глаза ее были блестящи и сухи, губы поджаты, щеки опустились.
– Оставь… те… что мне… я… умру… – проговорила она, злым усилием вырвалась от Марьи Дмитриевны и легла в свое прежнее положение.
– Наталья!… – сказала Марья Дмитриевна. – Я тебе добра желаю. Ты лежи, ну лежи так, я тебя не трону, и слушай… Я не стану говорить, как ты виновата. Ты сама знаешь. Ну да теперь отец твой завтра приедет, что я скажу ему? А?
Опять тело Наташи заколебалось от рыданий.
– Ну узнает он, ну брат твой, жених!
– У меня нет жениха, я отказала, – прокричала Наташа.
– Всё равно, – продолжала Марья Дмитриевна. – Ну они узнают, что ж они так оставят? Ведь он, отец твой, я его знаю, ведь он, если его на дуэль вызовет, хорошо это будет? А?
– Ах, оставьте меня, зачем вы всему помешали! Зачем? зачем? кто вас просил? – кричала Наташа, приподнявшись на диване и злобно глядя на Марью Дмитриевну.
– Да чего ж ты хотела? – вскрикнула опять горячась Марья Дмитриевна, – что ж тебя запирали что ль? Ну кто ж ему мешал в дом ездить? Зачем же тебя, как цыганку какую, увозить?… Ну увез бы он тебя, что ж ты думаешь, его бы не нашли? Твой отец, или брат, или жених. А он мерзавец, негодяй, вот что!
– Он лучше всех вас, – вскрикнула Наташа, приподнимаясь. – Если бы вы не мешали… Ах, Боже мой, что это, что это! Соня, за что? Уйдите!… – И она зарыдала с таким отчаянием, с каким оплакивают люди только такое горе, которого они чувствуют сами себя причиной. Марья Дмитриевна начала было опять говорить; но Наташа закричала: – Уйдите, уйдите, вы все меня ненавидите, презираете. – И опять бросилась на диван.
Марья Дмитриевна продолжала еще несколько времени усовещивать Наташу и внушать ей, что всё это надо скрыть от графа, что никто не узнает ничего, ежели только Наташа возьмет на себя всё забыть и не показывать ни перед кем вида, что что нибудь случилось. Наташа не отвечала. Она и не рыдала больше, но с ней сделались озноб и дрожь. Марья Дмитриевна подложила ей подушку, накрыла ее двумя одеялами и сама принесла ей липового цвета, но Наташа не откликнулась ей. – Ну пускай спит, – сказала Марья Дмитриевна, уходя из комнаты, думая, что она спит. Но Наташа не спала и остановившимися раскрытыми глазами из бледного лица прямо смотрела перед собою. Всю эту ночь Наташа не спала, и не плакала, и не говорила с Соней, несколько раз встававшей и подходившей к ней.
На другой день к завтраку, как и обещал граф Илья Андреич, он приехал из Подмосковной. Он был очень весел: дело с покупщиком ладилось и ничто уже не задерживало его теперь в Москве и в разлуке с графиней, по которой он соскучился. Марья Дмитриевна встретила его и объявила ему, что Наташа сделалась очень нездорова вчера, что посылали за доктором, но что теперь ей лучше. Наташа в это утро не выходила из своей комнаты. С поджатыми растрескавшимися губами, сухими остановившимися глазами, она сидела у окна и беспокойно вглядывалась в проезжающих по улице и торопливо оглядывалась на входивших в комнату. Она очевидно ждала известий об нем, ждала, что он сам приедет или напишет ей.
Когда граф взошел к ней, она беспокойно оборотилась на звук его мужских шагов, и лицо ее приняло прежнее холодное и даже злое выражение. Она даже не поднялась на встречу ему.
– Что с тобой, мой ангел, больна? – спросил граф. Наташа помолчала.
– Да, больна, – отвечала она.
На беспокойные расспросы графа о том, почему она такая убитая и не случилось ли чего нибудь с женихом, она уверяла его, что ничего, и просила его не беспокоиться. Марья Дмитриевна подтвердила графу уверения Наташи, что ничего не случилось. Граф, судя по мнимой болезни, по расстройству дочери, по сконфуженным лицам Сони и Марьи Дмитриевны, ясно видел, что в его отсутствие должно было что нибудь случиться: но ему так страшно было думать, что что нибудь постыдное случилось с его любимою дочерью, он так любил свое веселое спокойствие, что он избегал расспросов и всё старался уверить себя, что ничего особенного не было и только тужил о том, что по случаю ее нездоровья откладывался их отъезд в деревню.

wiki-org.ru

Федоренко Николай Владимирович Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Федоренко.

Николай Владимирович Федоренко (06.12.1907 — 23.12.1994) — военный лётчик, участник боёв на Халхин-Голе и Великой Отечественной войны, главный штурман 3-го бомбардировочного авиационного корпуса, Полковник. Герой Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 8997).

Биография

Родился 23 ноября 1907 года в селе Заводовка ныне Березовского района Одесской области. Украинец. Член ВКП(б)/КПСС с 1931 года. Окончил сельскую школу, работал садоводом в колхозе.

В Красной Армии с 1929 года. В 1931 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков, в 1938 году — курсы инструкторов воздушно-десантной службы в Воронеже. Служил в Забайкальском военном округе. За участие в боях на реке Халхин-Гол в 1939 году был награждён первым орденом Красного Знамени. В 1941 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Военно-воздушной академии.

На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Будучи штурманом эскадрильи 135-го ближнебомбардировочного авиационного полка, воевал на Центральном, Брянском и Юго-Западном фронтах, на самолёте Су-2 совершил 75 боевых вылетов. Летом 1942 года переведён на должность старшего штурмана 270-й бомбардировочной авиационной дивизии, а в июне 1944 года — главного штурмана 3-го бомбардировочного авиационного корпуса. Воевал на Южном, 4-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах. Участвовал в Киевской оборонительной операции, Сталинградской битве, прорыве обороны противника на реках Миус и Молочная, освобождении Донбасса, Мелитополя, боях в Крыму, ликвидации никопольской группировки противников, Бобруйской операции.

К октябрю 1944 года подполковник Федоренко на самолётах Су-2 и Пе-2 совершил 173 боевых вылета на бомбардировку скоплений войск и техники противника, разведку важных объектов, по проверке результатов бомбовых ударов и по особому заданию командования в расположение боевых порядков наземных войск. Группами под его командованием уничтожено 15 танков, 133 автомашины, 26 железнодорожных вагона, две цистерны с горючим, три орудия, 25 подвод с боеприпасами и продовольствием и около 400 солдат и офицеров врага. В Крымской операции потоплено два транспорта противника общим водоизмещением в 3000 тонн. Участвовал в 35 воздушных боях, в которых один самолёт противника был сбит экипажем Федоренко и один — в групповом бою. Возглавляя штурманскую службу корпуса, подготовил десятки штурманов и лётчиков для пикирующей авиации.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Федоренко Николаю Владимировичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В дальнейшем в составе 8-й воздушной армии он участвовал в освобождении Польши, в Берлинской операции. К концу войны полковник Федоренко совершил 197 боевых вылетов. После войны продолжал службу в Военно-воздушных силах. В 1952 году окончил курсы усовершенствования главных штурманов при Военно-воздушной академии. С 1955 года полковник Н. В. Федоренко — в запасе. Жил в Одессе. Умер 23 декабря 1994 года. Похоронен на 2-м Христианском кладбище в Одессе.

Награждён двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями.

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1988. — Т. 2 /Любов — Ящук/. — 863 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-203-00536-2.
  • Подвиг во имя жизни. Одесса, 1984.

Ссылки

Николай Владимирович Федоренко. Сайт «Герои страны». Проверено 9 июля 2014.

wikiredia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.