Эдуард стрельцов футболист биография личная жизнь – rulibs.com : Документальная литература : Биографии и Мемуары : Трагедия футболиста Эдуард СТРЕЛЬЦОВ : Федор Раззаков : читать онлайн : читать бесплатно

Спортивные биографии

Содержание

Эдуард Стрельцов – биография, исторические фотографии

80 лет назад — 21 июля 1937 года — родился легендарный Эдуард Стрельцов.

Большой футбольный путь Стрельцова начался очень рано – в 16 лет он дебютировал в «Торпедо», а в 17 в первых же двух играх за сборную СССР оформил по хет-трику. В 18-летнем возрасте Стрельцов стал лучшим бомбардиром национального первенства. А в 1956-м сборная Советского Союза вместе с молодым форвардом «Торпедо» выиграла Олимпийские игры в Мельбурне. Чемпионат мира 1958 года в Швеции должен был стать звёздным часом Эдуарда Стрельцова, но буквально за несколько недель до начала мундиаля нападающий был арестован по обвинению в изнасиловании 20-летней Марины Лебедевой. С ней и её подругой Стрельцов в компании друзей Бориса Татушина и Михаила Огонькова (оба из «Спартака») поехал отдыхать на дачу к лётчику Эдуарду Караханову.

Согласно показаниям пострадавшей Лебедевой, именно там Стрельцов и совершил преступление, за которое впоследствии был осуждён на 12 лет, хотя позднее срок был изменён на 7 лет лишения свободы в лагерях. Так молодой 20-летний талантливый нападающий попал в колонию, где провёл следующие пять лет – в 1963 году Стрельцов был освобождён по УДО. Тем не менее в футбол Эдуарду разрешили вернуться только в 1965 году, и вернулся Стрельцов в «Торпедо», где позднее выиграл чемпионат (1965) и Кубок СССР (1968). Карьеру легендарный нападающий закончил в 1970 году, после чего какое-то время работал детским тренером в родном «Торпедо». В 1990 году Эдуард Стрельцов скончался от рака лёгких.

Фото: из архива Валентина Иванова

— Стрельцов – Иванов — лучшая пара нападения была в нашем футболе, — вспоминает Лидия Гавриловна Иванова, вдова Валентина Иванова. – Это не моё мнение, а экспертов. Могу лишь как женщина вспомнить, ведь в футболе понимаю не так много – знаю, в какую сторону бежать и куда забивать. Познакомилась я с Эдиком и будущим супругом Валей ещё до того, как они стали мастерами спорта по футболу – вот настолько давно. Ребята были молоды и чертовски симпатичны! Наше путешествие с Олимпиады в Мельбурне было долгим и незабываемым. Двадцать суток на корабле и десять суток поездом, все вместе в большой молодой компании – такого шикарного времени, чтобы встречаться с молодыми людьми, даже в обычной жизни не придумаешь! А тут ещё красота такая: корабль, звёзды, все знакомятся, влюбляются. Меня предостерегали от футболистов, говорили, что это неспокойные ребята. Но я увидела Валю и Эдика – такие простые, скромные парни! Так я и влюбилась в футбол, в котором солировали Стрельцов и Иванов.

Фото: из архива Михаила Гершковича

— Это был очень порядочный человек, — делится воспоминаниями многолетний партнёр по «Торпедо» и друг Стрельцова Михаил Гершкович. — Конечно, со своими слабостями и достоинствами, но он был честный и порядочный. Мы со Стрельцовым пять лет учились в институте физкультуры на заочном. Совмещали игру и учёбу. Это был подарок судьбы – иметь такого партнёра и друга. Мы с ним дружили до самой его смерти.

Фото: РИА Новости

— Я думаю, что если бы Эдуард попал на первенство мира в 1958 году, он был бы оценён на равных с Пеле, — продолжает Гершкович. — Стрельцов был выдающимся игроком, который мог в одиночку решать любые матчи. Думаю, он был бы украшением той неслабой сборной СССР и очень бы ей помог. Я Стрельцова ставлю в один ряд с Пеле по таланту.

— Эдуард Стрельцов сочетал в себе уникальные футбольные и человеческие качества, — вспоминает Анатолий Бышовец. — Вёл себя максимально естественно и дружелюбно со всеми, включая болельщиков. К ним отношение было, я бы сказал, даже безотказное. Не любил отказывать людям в самых разных просьбах –прекрасно осознавал своё значение для народа. А что касается природного таланта Стрельцова – его хватило, чтобы пропущенные семь лет не помешали Эдуарду вернуться в футбол.

Мы хорошо общались со Стрельцовым. Даже жили в одной комнате какое-то время. В общении он был человеком простым, несмотря на то что был постарше. Как сейчас помню, по утрам, когда мы просыпались, Стрельцов предлагал мне первым пойти привести себя в порядок, побриться умыться. И если я не брился, он говорил: «Почему не побрился, Толя? Игра – это же праздник!».

Фото: РИА Новости

Слева направо:

Александр Ленёв, Эдуард Стрельцов, Геннадий Матвеев, Василий Данилов, Анатолий Банишевский, Иосиф Сабо, Валерий Паркуян, Вадим Соснихин, Валентин Афонин, Юрий Пшеничников, Альберт Шестернёв.

Фото: из личного архива Валентина Иванова

— Эдик чертовски симпатичный парень был, — вспоминает Лидия Гавриловна. — Атлетически сложён даже не как футболист — мощный, крепкий, сильный торс. И девочки, эти заразочки, липли к нему, как хотели… Конечно, вся эта ситуация с тюрьмой оказалась судьбоносной. Эдик переломил карьеру через колено. Очень больно, что со Стрельцовым произошла такая беда, и именно в тот момент, когда он был на потрясающем подъёме. И Валя тогда потерял напарника перед самым чемпионатом мира. Ведь говорят футбольные специалисты, что если бы Эдик поехал в Швецию, то стоял бы вопрос, кто сильнее — Пеле или Стрельцов. Как он споткнулся… У него ведь была блестящая девчонка Аллочка. Мы все встречались, дружили. Почему тут появились Миша Огоньков и Боря Татушин? Они же из «Спартака»! Обычно ребята тусуются в своих командах, а тут почему-то именно эти два парня пригласили Стрельцова на дачу, позвали девчонок каких-то. В общем, это беда.

— Стрельцов мне однозначно сказал, что он ничего не совершал, — добавляет Михаил Гершкович. — Я в это верю, ему не было смысла меня обманывать. Он не любил на эту тему говорить, принял как должное, как судьбу свою. Не выдвигал никаких сказочных версий.

— Уже несколько лет подряд мы обращаемся в прокуратуру Московской области, которая возбуждала «дело Стрельцова», — говорит Анзор Кавазашвили. — Это дело шито белыми нитками! Хотим, чтобы всё было пересмотрено. Несколько расследований независимых юристов, ознакомленных с протоколами, документами, говорят, что Эдик этого не делал! Там вообще фигурирует другая фамилия. Не могу её назвать, забыл. А Эдик, если сильно выпивал, вырубался намертво! Его хоть самого тр…й! В предварительном допросе той девочки было написано, что это сделал не Стрельцов. Это потом мама её заставила написать иначе, дескать, у футболиста денег много, машина «Волга». А Эдик был простым парнем, цены себе не знал…

— Когда Стрельцов вернулся из тюрьмы, я уже вовсю играл за «Торпедо» и был членом футбольной команды СССР, — вспоминает Кавазашвили. — После выхода на свободу Эдика устроили в строительный цех завода имени Лихачёва. И когда играла команда его цеха, а было это на гаревом поле, на трибунах негде было стоять, не то что сидеть. Матчи этого цеха собирали больше болельщиков, чем игры основного клуба «Торпедо» в чемпионате СССР. А с трибун мужики орали: «Эдик, я с тобой там-то сидел!», «Стрельцов, вспомни меня, виделись в лагере таком-то». То, что Эдуард творил на поле без физических нагрузок, просто сделав два-три шага, было чудом.

Фото: РИА Новости

— Когда Стрельцов освободился, это был совсем не тот уже Эдик, — признаётся Лидия Иванова. — Он и раньше не был разговорчивым, а тут совсем закрылся. Как будто ото всех. Тот сильный красивый парень будто бы свернулся, что ли. Это на поле Стрельцов был мастером и владел своей наукой так хорошо, что выглядел гармонично и прекрасно. А вне поля это был стеснительный человек.

Май 1969 года. Экскурсия торпедовских футболистов по Ленинграду перед матчем с «Зенитом». Слева направо:

Михаил Гершкович, Эдуард Стрельцов, Виталий Калугин (на заднем плане, у дальнего угла) и Александр Ленёв.

Фото: из личного архива Михаила Гершковича

Со второй супругой Раисой и сыном Игорем.

Фото: из личного архива Михаила Гершковича

Фото сделано на предсезонных сборах «Торпедо» в Уругвае. На карточке слева направо: Александр Ленёв, Эдуард Стрельцов и Михаил Гершкович.

Фото: из личного архива Анзора Кавазашвили

— Эдик работал в строительном цеху ЗИЛа, — рассказывает Анзор Кавазашвили. — Во время стройки стадиона задействовали рабочих со всех цехов, а стадион строили очень долго. Участвовал не только Стрельцов, всех нас привлекали и к работе, и к субботникам – и меня, и Вальку Иванова. А что, это разве может быть только рекламным трюком?

Фото: из личного архива Михаила Гершковича

По окончании футбольной карьеры Стрельцов стал детским тренером в школе родного «Торпедо».

Фото: из личного архива Валентина Иванова

На фото Константин Бесков, Эдуард Стрельцов и Никита Симонян.

— Эдуард – уникальное явление в футболе, — говорит Симонян. — Такие рождаются раз в век. Все прекрасно знают историю о том, как я ему отдавал олимпийскую медаль, поскольку он сыграл больше игр на турнире, чем я, а он дважды отказывался. У нас всегда были нормальные, добрые отношения. Он уважительно относился ко мне, так как разница в возрасте у нас была примерно 10 лет. Эдуард обращался ко мне не по имени, а называл Палыч. Он был скромный парень, можно сказать, большой ребёнок. Многие сравнивают его с Гердом Мюллером. Они оба великие. А его тандем с Ивановым… Это тоже отечественное и мировое явление в футболе, потому что аналогов такого взаимодействия я никогда не видел.

Когда Стрельцов стал играть за ветеранов, болельщики в некоторых городах выходили на улицы вот с таким плакатом…

«Чемпионат» благодарит за помощь в подготовке материала Анзора Кавазашвили, Михаила Гершковича, Никиту Симоняна, Анатолия Бышовца и вдову Валентина Иванова Лидию Гавриловну.

История в фотографиях. Никита Симонян

Открываем новую рубрику – «История в фотографиях». В ней знаменитые футболисты прошлого делятся с читателями редкими фото из личного архива.

История в фотографиях. Валерий Газзаев

Новый герой нашей фоторубрики – известный в прошлом футболист и великолепный тренер, обладатель Кубка УЕФА Валерий Газзаев.

История в фотографиях. Анатолий Исаев

Новый герой нашей фоторубрики – блестящий в прошлом нападающий, автор победного гола на Олимпийских играх в Мельбурне Анатолий Исаев.

История в фотографиях. Станислав Черчесов

Новый герой нашей фоторубрики – известный тренер, а в прошлом вратарь Станислав Черчесов.

История в фотографиях. Лев Яшин

Новый выпуск нашей фоторубрики посвящён Льву Яшину. Легендарному вратарю сегодня исполнилось бы 86 лет.

История в фотографиях. Владимир Федотов

Новый выпуск фоторубрики посвящён Владимиру Федотову — экс-нападающему ЦСКА и бывшему главному тренеру «Спартака».

История в фотографиях. Константин Бесков

Новый выпуск фоторубрики посвящён одному из величайших отечественных тренеров, легенде «Спартака» и «Динамо» Константину Ивановичу Бескову.

www.championat.com

Сын футболиста Эдуарда Стрельцова об отце — СЫР — БОР

Константин Смирнов. Здравствуйте! На канале НТВ “ Большие родители” — программа, в которой мы встречаемся с детьми из знаменитых семейств, они рассказывают нам о своих родителях, о людях, которые окружали их дома, о своем времени. Сегодня мы в гостях у сына выдающегося советского футболиста Эдуарда Стрельцова — Игоря Стрельцова. Игорь, с мамой они познакомились после возвращения?

Игорь Стрельцов. Да, с мамой они познакомились после возвращения отца, а в 63-м году они поженились. Мать тогда училась на продавца в ЦУМе, Центральный универмаг, а отец еще тренировался и 70-й год, там пять лет, шесть мне он меня брал на тренировки, на Торпедо ходил с ним. Ну а так, в основном, с бабушкой, с бабушкой.

К.С. То есть папа вами почти не занимался?

И.С. Ну как не занимался, футболом — чего-то покажет, на тренировках, пока он тренируется, а ты где-нибудь на беговой дорожке или на газоне побегаешь с мячом. Я так серьезно-то в принципе футболом тоже не занимался.

К.С. Такого, как отец, вообще, по-моему, у нас не было?

И.С. Не знаю, я в игре-то его почти не помню, маленький же был. Но то, что рассказывают, это да, говорят, как русский Пеле.

К.С. Я его видел, да. Это было зрелище достойное. Игорь, когда он бывал дома, он вами занимался как-то?

И.С. Ну, на старой квартире мы с ним люстр побили в коридоре много. И в коридоре играли, там коридор-то большой был и играли с ним, мать гоняла, люстр побили много. Мать на кухню или там телевизор, а мы, ну когда он дома — мы с мячом-то работали, так играть или гулять, ну в основном, когда раньше-то они дома тоже не очень часто бывали. Тоже стадион, тренировки и на базе, вот. У меня так, в принципе, я с бабушкой, с бабушкой.

К.С. Он веселый человек был дома?

И.С. Ну как сказать┘ У него любимый фильм был — это “ Белое солнце пустыни” . Все время когда фильм шел √ садился, смотрел. Кроссворды любил разгадывать. Почитать любил под вечер книги, все книги это он привез. Из каждой поездки привозил какие-то книги.

К.С. Скажите, а как мама относилась к его профессии?

И.С. У них, как и в любой семье, и раздоры были, и ссорились они. Но они любили друг друга. Например, отец никогда не сядет обедать или ужинать, пока нету матери. Он ждет пока мама придет с работы и… то есть один не сядет. Даже когда я вот с женой поженился, и жена приготовит, он с тренировки придет, она: “ Эдуард Анатольевич, кушать будете?” Он говорит: “ Нет, я Раю подожду” . Ну когда мать задерживалась, на кухне встанет, на табурет ногу положит и стоит смотрит, мать у нас — Курский вокзал, метро — всегда одной дорогой ходила и смотрит, ждет ее, то есть даже если бабушка, мать его приготовит что-то, все равно без матери никогда не сядет.

К.С. Ну а ссорились из-за чего?

И.С. Ну, чего секрет держать, отец же любил…

К.С. Выпить?

И.С. Беленькую, из-за этого все ссоры-то и были. Но он еще как сейчас скажут, “ рубаха парень” , то есть добрый был и к нему кто не подойдет, поговорить, а потом же где-нибудь скажет: “ Я вчера со Стрельцовым пил” . Отказать не мог. Он не то, что добрый, а, как говорится, душа нараспашку.

К.С. То есть не мог держать расстояние?

И.С. Если посмотреть на любых фотографиях, на любых снимках, он там не в первых рядах, а так где-то голова его мелькнет, где-то сзади или с краю. Если в метро мы едем с ним, кто-то его узнает, он говорит: “ Тихо, не ори, не афишируй, что я здесь” .

К.С. Почему в метро, машины не было разве?

И.С. Нет, была машина, но не всегда же на ней ездишь, иногда и на метро, иногда и не заводится. У отца 21-я “ Волга” была, хорошая машина, я-то еще ее помню, по-моему, до сих пор еще где-то ездит.

К.С. Скажите, Игорь, а кто бывал дома?

И.С. Мы здесь с 70-го года живем; здесь бывали Гершкович Михаил Данилович, Шустиков, Золотов, Максименко. А вот на Торпедо бывало очень много народу, иногда приходили целые команды. Когда отец лежал в больнице, конечно, к нему постоянно ездил Михаил Данилович Гершкович, почти каждый день бывал. Они, по-моему, даже в гости к друг другу мало ходили тогдашние, они, в основном, на стадионе. Жили на Автозаводской, все рядом, и встречались-то на улице, зайдут, там была “ Шайба” — пивной бар, зайдут туда после тренировки┘

К.С. Игорь, когда какие-нибудь семейные даты: день рождения, Новый год┘

И.С. Дни рождения — это так: звонили, поздравляли. Отец: “ Да, если хочешь, заезжай, во столько-то у меня здесь собираемся” . То есть он персонально никого не приглашал. Все знали, что если к нам приедут, на дверь никому не покажут. Все время рады каждому, пожалуйста, у меня и мать тут же. Даже в любой день кто-нибудь приедет, мать приходит с работы, отец на кухне с кем-нибудь сидит, он ей: “ Раюшенька, мы тут еще посидим, на стол нам накрой” . Она раз, раз, быстренько чего-нибудь и с ним посидит, поговорит, или если смотрит — они о чем-нибудь о своем вспоминают, пойдет, здесь со мной сядет.

К.С. Игорь, а как мама относилась к тому трагическому эпизоду, который произошел с папой?

И.С. У нас в семье эта тема была закрыта, об этом никто не говорил. Когда отец умирал, он мне сказал: “ Игорь, ты пойми меня правильно, но я не виноват, это все придумано” и все. Как-то сидели на кухне, он говорит: “ Рай, не спрашивай меня, я не виноват, это было в прошлом” . По-моему, никто точно не знает, что там случилось

К.С. А как мама относилась или она вам не говорила ничего?

И.С. Когда приезжали, тоже снимали передачи, в газете писали, что была реабилитация. Мама говорит: “ Ему, в принципе, это уже не нужно, это надо было делать, когда он жил” . А так она, наверное, отцу верила, что он не виноват.

К.С. Ему было семнадцать лет, когда он стал играть за основной состав Торпедо и вскоре появился в сборной, была звездная карьера, он же считался едва ли не лучшим игроком. И вдруг в одночасье все это было сломано.

И.С. Ну почему сломано? Кто-то, наверное, думал, что это было сломано или кто-то хотел это сломать. Мне кажется, он кому-то мешал. Зачем надо было делать как показательный процесс. Говорят много, а правду, наверное, знает только он.

К.С. Вы сказали о бабушке, а кто была его мама, из какой он семьи?

И.С. Она на заводе работала, а потом нянечкой в больнице была.

К.С. А папа его?

И.С. Бабушка о нем не говорила. Я знаю, что он ушел на войну, она оставалась с Эдиком, с отцом. А после войны, бабушка говорила, что он кого-то нашел на фронте и где-то на Украине осел, после войны не приехал.

К.С. А что было с бабушкой, когда посадили отца?

И.С. Она ходила по инстанциям, просила: давайте разберемся до конца. А когда объявили приговор… Он пришлет ей письма, она туда к нему ездила…

К.С. Он сидел где?

И.С. Он сидел и под Москвой и где-то в Сибири вот, я не знаю город. Потом лесоповал. Потом на химию переводили, электрокабели делали. Я встречался случайно с некоторыми ребятами, которые с ним сидели, Они говорили, что его уважали. Говорят, что играл там, но запрещали, отнимали…

К.С. Даже там не давали играть?

И.С. Да, даже там не давали играть, отнимали мяч. А некоторые специально даже пытались посильней как-то ударить исподтишка во время матча. Говорят, что в одной игре они проигрывали семь:ноль, а во втором тайме отец вышел. Ему начальник лагеря сказал: «Если проиграешь, то все…» И он, говорят ребята, забил десять мячей, и они выиграли.

К.С. А вы дела его не читали?

И.С. Дело в архиве, а чтобы в архив пробраться, надо пройти через столько начальников.

К.С. А в книжке Сухомлинова что там об этом написано?

И.С. Он поднял дело, разговаривал с судьей, с другими, но все как-то сбивчиво тоже говорят. Но будут поднимать дело, возможно, это будет как разрыв гранаты. Я думаю, дело похоронено в этих архивах, в этих бумагах.

К.С. А вы не думаете, что это была провокация против отца?

И.С. Может все быть. Может, он кому-то своей славой мешал. Может, кто-то побоялся, что он кого-то затмит; может, испугались просто, что столько людей тянулись. Как сказал у нас один преподаватель Клязьминской школы милиции: “ Раньше не в кино ходили и не видики смотрели, а шли на стадион посмотреть на ноги Стрельца” . Он же был высокий, с чубом красивым √ может, кому-то завидно было. Говорят, что якобы Фурцева предложила ему жениться на своей дочери, отец отказался. Может, и это было…

К.С. Игорь, а как он начал, как он попал в футбол?

И.С. Раньше же телевизоров не было, все дети на улице с утра до вечера. А что было после войны популярно — футбол, зимой — хоккей. Ну, бегал, бегал √ заметили, вроде парнишка так чего-то может, начали приглашать. После игры мужики-то идут в пивную, по пивку, по рюмочке, а его по плечу похлопают: хорош, говорят, на тебе батон колбасы и давай домой. И он с этим батоном колбасы — к бабушке. Деньги же тогда не платили еще. Но давали сухпаек. Потом Маслов посмотрел и говорит: “ У этого мальчишки есть что-то…” И в семнадцать лет уже доверил играть за основной состав. Бабушка говорила, что он очень много ботинок рвал, не успевала ремонтировать.

К.С. Он вернулся в 1963 году и начал опять играть в 64-65-м?

И.С. Сначала ему не давали играть. Очень много времени запрещали. Он играл то за клубные команды, то за завод, а потом ему все-таки разрешили выступать за команду мастеров. Но говорят, он вернулся другим, не таким его знали. После отсидки он обижался, говорил, что ему не разрешали играть, говорил: “ Почему, почему? Если я виноват, я свое отсидел, ну почему играть-то нельзя?” Значит, кто-то боялся, что он опять поднимется, что опять будут ходить не просто футбол смотреть, а идти опять на Стрельца… может, вот это была только его единственная обида то, что не разрешали играть, почему, он не мог понять, почему. Уходил-то, когда он попал в эту историю, все его, наверное, запомнили с чубом, стройного, высокого. Вышел-то уже чуть-чуть такой погрузневший. Говорят даже, что игра стала чуть-чуть другой; молодой он был — рвался, сметал все, защитник стоит два, один, три — он на них шел как таран, а здесь уже чего-то начал, как говорится, размышлять.

К.С. Сколько лет он играл после возвращения?

И.С. В 1970 году, в 71-м он тихонечко (тоже все покрыто тайной, мраком), спокойно, тихо — раз и ушел и все.

К.С. Дома это обсуждалось?

И.С. Мать тоже говорила: “ Хватит, чего ты. Я устала, тебя нет, нет. Надо завязывать, уже не мальчик, здоровье тоже…” . Он же весь и побитый, и переломанный, и на костылях ходил, и с палочкой ходил, и в гипсах, и зашивали, и выходил играть даже с новокаиновой блокадой. Когда он ушел, Иванов был тренером. Состав был более молодой в “ Торпедо” , более молодые пришли. Ушел как-то тихо. Ему потом дали работать с дублем.

К.С. Тренировал?..

И.С. Да, дубль тренировал. Но его все время тянуло к детям, он очень любил детей. Помню, выхожу во двор, с ребятами тоже в футбол бегаешь, играешь, ну так косяк раз на балкон — отец смотрит или нет? Он сидит, смотрит, курит, на балконе за тобой смотрит.

К.С. Он курил?

И.С. Ой, он курил много, чуть ли не по две пачки в день выкуривал. Когда вернулся, раньше же было модно, чтоб на всех фотографиях сигаретка была…

К.С. Шляпа и папироса…

И.С. Но не шляпа — кепки, кепки были модны… но он все время ходил тоже в кепке — так чуть-чуть ее надвинет и ходил…

К.С. И курил, дыхалки хватало, бегать все-таки?

И.С. Да. Сколько же говорили: “ Стрелец, давай бегай!” , а он, как говорится, встанет, подопрет и стоит ждет, весь матч простоит, а в конце рванется и все, но как бы убаюкивал защитников, мол, я не хочу, не буду бегать. А в последний момент мог рвануть, как пружина √ раз, резко распрямится и все.

К.С. Иванов был старшим тренером, когда отец ушел из команды. Ведь они играли вместе с Ивановым и составляли пару, которая, как известно, могла бы обыграть любую команду, и, казалось бы, они должны быть связаны не только на футбольном поле┘

И.С. Да нет, чего-то у них не складывалось…

К.С. То есть, кошка пробежала┘

И.С. Может, Валентин Казьмич немного где-то и завидовал отцу. Золотов, Шустиков говорили, что отец его все-таки превосходил. Иванов немножко был в тени. Может быть, это его задевало, потому что Валентин Казьмич √ мужчина самолюбивый.

К.С. С гонором…

И.С. Да, с гонором. То есть, если он сказал, значит, все, никаких разговоров: “ Я так сказал, чтобы так и было” . То есть, с отцом где-то можно поспорить. Когда он ребят тренировал, они просто к нему подходили и говорили: “ Анатольевич, ну давай, не так буду, а вот чуть-чуть так” . Он постоит, подумает: “ Нет, давай так, ну ты попробуй, а я тебе по ходу подскажу” . А Козьмич, я сказал, “ вот так играем” , значит, так, не устраивает — сиди, будешь сидеть, пока не будешь играть, как я… У отца же тоже игра своя была, а Валентин Казьмич — он только, чтобы его было. Может, из-за этого отец ушел.

К.С. Отец ушел, он сразу стал тренировать или он какое-то время был дома?

И.С. Нет, он был дома. Где-то через полгода позвонили, вызвали и вот он стал тренировать дубль, а потом уже перешел и до конца тренировал только детей.

К.С. Он переживал, что он ушел?

И.С. Я думаю, что да. Потому что футбол показывают по телевизору, он вот сидит, смотрит его, с ним сидишь или чего-нибудь читаешь, раз бросишь взгляд, а он сидит и ногами начинает передвигать как будто он там бегает. Он мог футбол даже без звука смотреть, он, то есть, уже понимал чего-то, но отдай направо, но куда, да…

К.С. Комментировал…

И.С. Да. А кто-то ведет, он: отдай, отдай, он даже вот не видит, он ведет мяч, а он: отдай налево, отдай налево, тот раз — отдает, да раньше надо было, что ты сейчас, куда ты пошел. А там в кадре этого нет, а он же чувствует как будто, что слева кто-то открывается, что отдать надо уже. Он чувствовал даже это.

К.С. А на стадион не ходил?

И.С. Он ходил, но не любил на трибунах сидеть, он… вот у нас на “ Торпедо” внизу и он там сядет внизу и смотрит. Но последнее время ходил на торпедовцев, он стоял, где они выходят на поле, станет и вот оттуда смотрит.

К.С. А почему он не любил ходить на трибуны?

И.С. Не любил, что он идет, а ему: “ Эдик, Эдик” , он: ну чего ты кричишь, чего ты кричишь, народ ходит, тихонько подойди. Но в тоже время к нему подходят, здороваются. Он никогда никому не скажет: “ извини, я спешу” .

К.С. У него какие-нибудь увлечения были: рыбалка, охота?

И.С. Когда он играл, они все любители рыбалки были, на охоту он не ходил. А дома любимое занятие его было √ кроссворды: ложился на ковер и разгадывал. Или спокойно где-нибудь сядет в кресле, пусть телевизор я смотрю, еще большая у него любимая чашка чая с лимончиком, за вечер мог, наверное, кружки четыре выпить, сидит и читает.

К.С. От чего он умер?

И.С. Думали, что у него двустороннее воспаление легких, положили его в Зиловскую больницу. Мать приезжает к нему в больницу, там знакомый врач идет и говорит: “ Анатольевич, ты чего здесь делаешь?” Вот говорит, лежу, так и так. Он мать отзывает, говорит, Рай, говорит, завтра я буду здесь в 10 утра, значит, с Эдиком в онкологический центр. Он туда приезжает, они отца посмотрели, там с профессором каким-то, иди, говорит к Игорю в машину, он тебя сейчас туда отвезет, ну поворачивается и говорит: “ Рая, от чего его там лечили, у него же рак легких, у него же рак — это же видно” .

К.С. При нем?

И.С. Нет. Отец у меня в машине сидел уже. Я его отвез, приезжаю, захожу домой, мать плачет. Я говорю: “ Мама ты чего? ” Она говорит: “ Игорь, готовься к худшему, у отца …”

К.С. А он понимал, что у него рак?

И.С. Да, он знал, уже когда положили в центр, только не подавал виду. Он любил, как мать готовит, и она постоянно там была, уже и ночевала там, домой приезжала — быстро чего-то приготовить, переодеться и обратно туда. За март, апрель, май, июнь — за 5 месяцев он похудел ужасно. Например, он придет домой выпивши, на диван ляжет, чтобы его перетащить на кровать, мы с матерью его еле-еле дотаскивали, я ногу даже один не мог поднять, а тут, когда он уже лежал я его просто один на руках поднимал. Он сгорел весь за эти 5 месяцев.

К.С. Он за “ Торпедо” болел?

И.С. Да, он болел за “ Торпедо” , ему очень нравилась тоже игра динамовцев Тбилиси и он, в принципе, смотрел любой футбол, нравился ему, конечно, и “ Спартак” . Ему спартаковская игра нравилась, его конечно и приглашали в “ Спартак” , но он не пошел, все-таки как-то он душой к “ Торпедо” , все. Я думаю и правильно. Он говорил: “ Играешь за одну команду, если тебя не выгоняют — играй и показывай, что ты достоин этой команды и” . Он вот когда приезжал домой, после игры, там его спрашиваешь: “ Пап, ну ты забил, пап, ну ты забил?” Он: “ Ну, мы выиграли, мы выиграли” , то есть его как бы не трогало, кто забил. Самое главное, чтобы выиграла команда. Он никогда не пытался выделиться из всех.

К.С. Он долго был невыездной?

И.С. Когда ему первый раз дали разрешение выехать, когда сел в самолет, он еще не верил, думал, сейчас зайдут и скажут: так, выходите и вот только, когда они взлетели и пересекли границу, мне ребята рассказывали — Золотов и Шустиков: Эдик, ну все границу-то пересекли. А он: “ ну все, теперь выездной” . Он, говорят, сел, вздохнул и расслабился, а так вот он даже думал, что могут и посадить самолет, а его не выпустят. Отцу же предлагали оставаться за границей. Они выезжали в Турцию — там его приглашали остаться. Может, боялись, что и останется, что будет обиженный и останется. Но, я думаю, что он никогда бы не остался.

К.С. Никогда вы это с ним не обсуждали?

И.С. Он говорит: “ Там играют за деньги, а мы играли и за колбасу. Мы играли для себя, а там играют за деньги” .

К.С. Но у него не было мысли остаться?

И.С. Нет. Этого у него не было, он любил и Москву, и вообще Россию.

К.С. Игорь, правда, что когда он уже был смертельно болен, он играл в сборной ветеранов?

И.С. Да, они играли в мае. Ребята приехали, говорят: Анатольевич, как ты? Сейчас, знаешь, Чернобыль, вот все там сейчас — артисты туда ездят, чтобы показать миру, что они не боятся. Говорят, надо поехать, ты сможешь? Играть не будешь, только вот поехать, чтобы тебя показали, на тебя же пойдут. Отец говорит: поговорите с врачами, отпустят. Те подошли, сказали, и он поехал. Ну а если приехал, как не играть…

К.С. Прямо из больницы уехал?

И.С. Да, из онкологического центра уехал туда, там отыграли, говорят, даже после игры они все там специально бутсы, гетры, специально мыли. Потом приехал, дома побыл. Позвонили, сказали: срочно в больницу. Когда он в больнице умирал, последние дни, я подойду: “ Пап, чего тебе дать, водички?” А он так это: “ Поехали говорит, домой, поехали домой, отвези меня домой” . Он хотел, наверное, чтобы не там с ним это последнее случилось, а дома.

К.С. Умер в больнице?

И.С. Да, умер в больнице, но там мать, бабушка — все с ним были. Он тяжело умирал, мучился сильно.

Статьи по теме

surbor.su

Трагедия футболиста Эдуард Стрельцов. «Кумиры. Тайны гибели»

 

В конце 1950-х годов в Советском Союзе не было популярнее футболиста из плеяды молодых, чем игрок столичного «Торпедо» Эдуард Стрельцов . На футбольном поле он творил чудеса, после чего о нем взахлеб писали газеты, а толпы поклонниц буквально преследовали молодое дарование по пятам. На этой почве у парня элементарно закружилась голова. Что неудивительно, ведь к моменту, когда на Стрельцова обрушилась всенародная слава, ему было всего лишь 19 лет. Мало кто из его сверстников смог бы устоять от соблазнов, которые открывает перед ними такая популярность. Не стал исключением и наш герой. Когда он впервые перешагнул порог команды «Торпедо», на нем был старенький ватник, а в руке деревянный чемодан. К 1957 году он получил от команды отдельную квартиру в новом доме на Автозаводской улице, стал прилично зарабатывать, женился (в этом браке у него родилась дочь). Одевался Стрельцов стильно, на голове соорудил модный кок. В общем, пижонил. Футболисты в те годы считались популярными личностями, многие из них были вхожи в артистическую богему. По словам самого Стрельцова, его никогда не тянуло в эту компанию, хотя со многими популярными артистами он был знаком (например, с Петром Алейниковым, Владимиром Земляникиным, Анатолием Папановым и др.).

Нарушения режима или пьянки у Стрельцова в те годы случались, причем в период с апреля 1957-го по январь 1958 года он несколько раз задерживался милицией за хулиганство на улице. Вот краткий перечень «подвигов» молодого футболиста.

14 апреля 1957 года Стрельцов учинил драку во Дворце культуры завода имени Лихачева. Когда его попытались утихомирить, то он еще более распоясался, ругался и кричал, что стоит ему только позвонить директору завода Крылову…

В ночь с 8 на 9 ноября того же года Стрельцов напился и стал ломиться в дверь семьи Спицыных по адресу Крутицкий вал, дом № 15. Испуганные соседи по телефону вызвали милицию, и дебошира увезли в 93-е отделение милиции. Но и там он не успокоился: всю дорогу ругался и грозился пожаловаться куда следует.

Наконец, 26 января 1958 года Стрельцов в состоянии алкогольного опьянения учинил новую драку: возле станции метро «Динамо» подрался с неким гражданином Ивановым. Его вновь схватила милиция, и он опять оказал ей сопротивление. За это он был привлечен к ответственности по Указу от 19 декабря 1956 года «Об ответственности за мелкое хулиганство» и получил наказание в виде трех суток содержания под стражей.

Самое удивительное, что обо всех этих проступках футболиста знали руководители команды «Торпедо», однако серьезных мер в отношении провинившегося не принимали. Почему? Здесь два объяснения: или боялись его нервной реакции на это, или просто потворствовали восходящей звезде. Его прощали даже тогда, когда он чуть ли не срывал запланированные футбольные матчи. В 1957 году они вместе с Ивановым опоздали на поезд Москва – Берлин, и сборная команда СССР без них уехала на отборочную игру с командой ГДР (тогда решалось, кто из них поедет на чемпионат мира в Швецию). Пришлось нарушителям догонять товарищей на машине. В Можайске ради них было принято решение остановить поезд и дожидаться, пока они не подъедут на автомобиле. После этого происшествия оба провинившихся чувствовали себя виноватыми перед командой и горели желанием на поле загладить свою вину. И им это удалось. Стрельцов, например, несмотря на травму ноги, умудрился сделать голевую передачу и забить один гол. Благодаря этому наши тогда и победили.

Все вышеперечисленные проступки не делали чести спортсмену, однако в какой-то мере были объяснимы: «звездная» болезнь для девятнадцатилетнего парня дело обычное. Выросший без отца, Стрельцов так и не сумел найти достойную замену ему – старшего товарища, который своим авторитетом сумел бы остановить его от скатывания в пропасть.

В июне 1958 года в Швеции должен был стартовать очередной чемпионат мира по футболу. Миллионы болельщиков во всем мире с нетерпением ждали его начала, мысленно уже предвкушая прекрасный футбол. Советские любители футбола ждали его с еще большим интересом: всем хотелось быть свидетелями дуэли двух восходящих звезд мирового футбола: бразильца Пеле и нашего Эдуарда Стрельцова. Однако эта дуэль так и не состоялась.

Сборная СССР должна была выехать в Стокгольм 28 мая. За три дня до этого события игроки сборной собрались в ателье на проспекте Мира, где должны были примерить специально сшитые для них костюмы. После этого игроки разошлись. Стрельцов сначала сходил в баню, затем отправился к знакомому директору магазина на улицу Горького, где у него была назначена встреча с Борисом Татушиным и Михаилом Огоньковым. Они тогда задерживались, и наш герой уже собирался было ехать домой, но тут в комнату зашел еще один знакомый Стрельцова – Сергей Сальников. Они вместе выпили, а тут и Татушин с Огоньковым подошли. Далее – слово М. Огонькову:

«Мы со Стрельцовым на моей машине поехали на Пушкинскую площадь, где должен был ждать Татушин, с которым мы договорились поехать за город отдохнуть. В машине Татушина сидел незнакомый мне парень по имени Эдик (Эдуард Тарханов – летчик. – Ф. Р .) и две девушки, Инна и Ира, которых я тоже не знал. Эдик предложил поехать к нему на дачу на станцию Правда, где поблизости есть водохранилище. Мы купили вино и закуску. Приехав на водохранилище, выпили, поиграли в волейбол. По дороге на дачу остановились в Пушкине, где Татушин оставил нас, а потом привез еще двух девушек, Тамару и Марину, которых я тоже не знал. Вечером на даче еще играли в волейбол, в теннис. Сели за стол в 12 часов ночи…»

О том, как развивались события дальше, существует две версии. По одной из них (ее подтверждает следователь прокуратуры Э. Миронова), после шумного застолья молодые люди разбились на пары и разошлись по разным комнатам. Стрельцову «досталась» Марина, однако она уединяться не захотела и сказала об этом хозяйке дачи. Но та не стала ее слушать и просто затолкала в комнату, где был Стрельцов, и закрыла дверь на ключ. Марина начала плакать, на что Стрельцов ответил руганью и тумаками. Однако девушка оказалась не из робких, и, когда Стрельцов начал срывать с нее платье, она вцепилась ему в лицо и стала царапать его. Судя по всему, это окончательно вывело из себя футболиста, и он обрушил на девушку град ударов. В результате, выбив ей несколько зубов и сломав нос, он довольно быстро подавил сопротивление жертвы и бросил ее на кровать. Самое удивительное, что, слыша шум этой борьбы, к месту происшествия не пришел ни один из друзей футболиста. Если бы кто-то из них вмешался и унял пьяного приятеля, трагедии удалось бы избежать. Однако…

Другую версию на страницах газеты «Совершенно секретно» высказал еще один юрист – Андрей Сухомлинов (он получил доступ к материалам уголовного дела Э. Стрельцова). По его словам, все выглядело совершенно иначе. Как же?

Оказывается, весь вечер Стрельцов и Марина вели себя как близкие люди – гуляли, целовались, за столом ели с одной вилки. Вечером все вновь уселись за стол, и веселье продолжалось до глубокой ночи. При этом всеми было выпито довольно большое количество спиртного, в том числе и Мариной со Стрельцовым (на столе тогда стояла сорокаградусная «Старка»). После застолья все разбрелись по комнатам, причем Стрельцов и Марина ушли чуть раньше остальных. Судя по всему, именно в этот отрезок времени все и произошло.

Видимо, Стрельцов в комнате стал приставать к девушке, а та стала сопротивляться. Сама она на суде вспомнит, что Стрельцов обращался с ней грубо и ей это не понравилось. Однако ее воспоминания простираются только до того момента, когда Стрельцов толкнул ее на кровать. Что было потом, она так и не вспомнила – была сильно пьяна.

Между тем вскоре в ту же комнату на ночлег пришли еще двое: Ирина и Тарханов, которые устроились на полу. Посреди ночи Ирина внезапно проснулась и увидела, что Стрельцов и Марина вновь занимаются любовью. Причем никакой борьбы в этом случае уже не было.

Далее – рассказ О. Белаковского: «Наутро мы встречались на Ярославском вокзале, чтобы ехать на тренировку в Тарасовку. Эдик Стрельцов задерживался. А появился в самом плачевном виде: лицо сильно поцарапано, ноготь на пальце откушен, и вообще выглядел он, прямо скажем… Да еще под парами со вчерашнего дня… Лева Яшин его спрашивает: «Что это, Эдик, с тобой?» А тот отвечает: «Да я, Лев Иванович, был у бабушки на даче, и меня там собака покусала…» Яшин посмеялся: «Да, – говорит, – какая злая собака!»

Я подхожу к тренеру Качалину: «Стрельцов нарушил режим вчера, тренироваться не может». Качалин огорчился, конечно: «Ладно, положите его спать пока…»

Между тем, пока Стрельцов отсыпался после бурной ночи на базе в Тарасовке, Марина с довольно помятым видом вернулась домой и сообщила, что ее изнасиловали. Мать воспылала справедливым гневом и тут же повела дочь в местное отделение милиции. Той же ночью Э. Стрельцов, Б. Татушин и М. Огоньков были арестованы прямо на базе сборной в Тарасовке. Правда, вскоре двух последних освободили, и под арестом остался один Стрельцов. Ему и было предъявлено обвинение в изнасиловании.

Вспоминая те драматичные дни, тогдашний начальник сборной СССР Владимир Мошкаркин рассказывал: «Я чувствую и свою вину за случившееся. Ведь я поддался на уговоры игроков и отпустил их за день до отъезда в Швецию со сбора в Тарасовке проститься с родными. Утром они должны были явиться к завтраку… Прояви я стойкость, не пойди на поводу у команды, Эдик в Швеции, глядишь, и Пеле затмил бы. Но я бы главным виновником этой истории назвал Б. Татушина. Кто такая пострадавшая – Лебедева? Подруга его знакомой. Татушин и свел их, увлек на дачу…»

О том, что знаменитый футболист Стрельцов арестован, стало известно москвичам уже на следующий день. Комментариев на этот счет было огромное количество, но всей правды мы не знаем даже сейчас, по прошествии стольких лет после этих событий. Но кое-какие выводы сделать все-таки можно.

Например, однозначно можно утверждать, что это дело намеренно раздувалось по указу сверху – по инициативе Н. Хрущева. Узнав о том, что знаменитый футболист избил и изнасиловал девушку, он пришел в неописуемую ярость и приказал раскрутить это дело «на всю катушку». Кроме того, ходили слухи о том, что свой зуб имел на Стрельцова и кое-кто из окружения Хрущева. Например, Екатерина Фурцева. В свое время она мечтала выдать свою дочь за этого футболиста, но Стрельцов якобы ей отказал, заявив: «Я свою Алку ни на кого не променяю!» Этого поступка ему, видимо, не простили.

Еще одним доказательством того, что Стрельцова стремились засадить за решетку, было то, что пострадавшая через пять дней после случившегося полностью отказалась от своих обвинений. В своей записке от 30 мая она писала: «Прошу прекратить дело Стрельцова Э. А., так как я ему прощаю». Однако это заявление следствие проигнорировало. А затем потерпевшая забрала свое заявление обратно.

Далее. Многие, наблюдавшие стремительное восхождение Стрельцова к вершинам славы, утверждают, что это не давало спокойно спать большинству влиятельных спортивных чиновников. Конечно, с одной стороны, он приносил советскому спорту огромную славу и популярность во всем мире, но, с другой стороны, уж очень он был строптив… Не этим ли был вызван и такой эпизод, который произошел за три дня до случая на даче. В тот день в ЦК были приглашены председатель Спорткомитета СССР Романов и начальник сборной Мошкаркин. Там им сказали: «Есть мнение, что Стрельцов намерен остаться в Швеции. Поэтому брать его туда не стоит». Романов и Мошкаркин, пораженные таким заявлением, сначала растерялись, однако затем принялись горячо убеждать высокого начальника в абсурдности этой мысли. «Откуда вы это взяли?» – вопрошали они. «А вы не помните, как три года назад шведы сами зазывали Стрельцова к себе? Вдруг он согласится на этот раз? Ведь он неуправляем», – отвечал им высокий начальник. Но защитники Стрельцова все-таки сумели переубедить его и отказаться от своих подозрений. Стрельцова в сборной оставили, но обмануть судьбу так и не удалось.

Буквально за месяц до начала судебного процесса, когда в народе все чаще стали звучать мысли о том, что власти специально хотят засадить в тюрьму всесоюзную знаменитость, в центральной прессе была начата кампания по дискредитации Стрельцова. Так, в газете «Комсомольская правда» был напечатан фельетон Семена Нариньяни под весьма выразительным названием – «Звездная болезнь». Прочитав эту статью, любой нормальный человек делал однозначный вывод: и правильно сделали, что арестовали этого распоясавшегося юнца. Не случайно, что вырезка из газеты с этим фельетоном была сразу же подшита в уголовное дело № 53–50, заведенное на Стрельцова. (Интересно отметить такой факт: через некоторое время практически вся следственная группа, работавшая по этому делу, была уличена во взяточничестве по другому делу и предстала перед судом.)

В те дни, когда Стрельцов сидел за решеткой, сборная СССР по футболу отправилась в Швецию на чемпионат мира. В ее составе не было трех игроков: Э. Стрельцова, Б. Татушина и М. Огонькова. Так как выбыли они из состава сборной буквально накануне турнира, замену им пришлось искать в спешном порядке. Все это, естественно, не могло не сказаться на игре команды. В результате сборная СССР свела вничью матч с командой Англии (2:2), выиграла у Австрии (2:0), но проиграла сборной Швеции (0:2). Последний матч и решил судьбу нашей сборной: она выбыла из дальнейшего спора за звание чемпионов мира. Думаю, вряд ли наша команда выступила бы столь неудачно, не случись то происшествие на даче. Однако история не знает сослагательного наклонения.

Суд над Стрельцовым состоялся в конце июля 1958 года в здании Московского областного суда. У большинства присутствовавших на нем в начале процесса была еще надежда на то, что правосудие будет снисходительным по отношению к восходящей звезде. Однако никакого снисхождения Стрельцов не дождался. Приговор суда от 24 июля был откровенно суров: согласно Указу от 4 января 1949 года «Об усилении уголовной ответственности за изнасилования» осудить Э. А. Стрельцова на 12 лет лишения свободы. Когда этот приговор был оглашен, подсудимый в сердцах заявил: «Предлагали мне остаться во Франции, но я не захотел. А жаль!..» Сразу после приговора его первая жена подала на развод.

Первые месяцы своего заключения Стрельцов отбывал на лесоповале в Кировской области. Однако там он не задержался. Однажды его сильно избили другие заключенные, и начальство решило перевести его в другое место – в колонию № 5 города Донского Тульской области. Здесь никаких инцидентов у него уже не возникало. Поэтому в 1960 году срок заключения Стрельцову был снижен с 12 до 7 лет. Через год, когда зоны поделили на режимы и на «строгом» (в колонии № 5) стали концентрировать рецидивистов, Стрельцова как впервые осужденного перевели в соседнюю колонию – № 1. Тогда эта колония только отстроилась, и на всю зону был всего один барак. Все зэки работали в инструментальном цехе, и Стрельцов вместе со всеми точил гаечные ключи с трещоткой. Несколько позднее (уже в Электростали) его перевели в отряд хозяйственной обслуги на должность библиотекаря. Тогда же он пошел учиться в восьмой класс.

Самое удивительное, но даже в заключении Стрельцову удавалось играть в футбол. В одном из писем матери он писал: «Уже начали играть в футбол. Играли товарищескую игру с 7-м лагпунктом, выиграли со счетом 7:1. С 1 июня начнется розыгрыш кубка по лагерям. Будем ездить на разные лагпункты. Время пойдет веселей…»

Стоит отметить, что, в отличие от футбольных матчей на свободе, игры в зоне представляли собой несколько иное зрелище. Например, в большинстве своем игроки зэковских команд были откровенными костоломами и не чурались никаких нарушений. Играть против таких футболистов было опасно для здоровья. Но Э. Стрельцов играл и даже умудрялся демонстрировать техничный и результативный футбол. Так, во время игры с командой костоломов, когда счет был 10:0 в их пользу, Стрельцов внезапно взорвался и стал один за другим вколачивать голы в их ворота. Остановить его было невозможно. Видя все это, зрители на трибунах ревели так восторженно, что обитатели соседнего поселка подумали, что на зоне начался бунт.

После того как первая жена Стрельцова подала на развод, у него на воле осталась девушка Галя, с которой он переписывался какое-то время. Однако затем и она вышла замуж за другого. По этому поводу Стрельцов в одном из писем матери написал: «Встретишь Галю, передай ей привет и пожелай ей счастья в семейной жизни. Правильно она сделала».

Первые годы своего заключения Стрельцов писал просьбы о пересмотре его дела, снижении срока. Однако все его просьбы оставались без внимания. В конце концов, он и вовсе перестал их писать и просил мать, чтобы она тоже зря не обивала пороги начальственных кабинетов. Читаем в одном из его писем: «Еще я могу тебе посоветовать никуда не ходить. Это, по-моему, для тебя будет лучше. А то ты со своим здоровьем доходишься, что ляжешь и не встанешь. А когда я освобожусь, то мне некуда будет ехать, никого у меня не будет…»

И еще строчки, уже из другого письма: «Мама, не ты не доглядела, а я сам виноват. Ты мне тысячу раз говорила, что эти «друзья», водка и эти «девушки» до хорошего не доведут. Но я не слушал тебя, и вот – результат… Я думал, что приносил деньги домой и отдавал их тебе – и в этом заключался весь сыновий долг. А оказывается, это не так, маму нужно в полном смысле любить. И как только я освобожусь, у нас все будет по-новому…»

Через какое-то время Стрельцова перевели в колонию общего режима и назначили там ночным дневальным. Эта должность позволяла ему ночью заниматься уроками, а днем поддерживать спортивную форму. Однако среди зэков эта должность считалась позорной, поэтому блатные откровенно презирали Стрельцова. Но он и не стремился водить дружбу с блатными.

В футбол играть Стрельцову вскоре запретили из-за досадного случая. Настоящего футбольного мяча у него не было, поэтому он смастерил самодельный: скрутил две телогрейки и обтянул их проволокой. Получился какой-никакой, но мяч. Однако весил он не менее пяти килограммов, и однажды вратарь, ловивший его после удара Стрельцова, сломал себе ключицу. После этого начальство изъяло мяч и запретило зэкам играть в футбол. Но это было уже в самом конце тюремной эпопеи нашего героя. Через несколько месяцев он наконец вышел на свободу (большую помощь в этом оказал сын тогдашнего Председателя Верховного Совета СССР А. Микояна). На дворе стоял 1963 год.

Тот год изменил и личную жизнь нашего героя. Буквально через полгода после освобождения он познакомился на стадионе «Торпедо» с девушкой по имени Раиса. Она работала продавщицей в ГУМе и жила там же, где и Стрельцов, – на Автозаводской улице. В тот день вместе с подругами Рая пришла на стадион. Одну из ее подруг знал Стрельцов. Вот через нее они и познакомились. Вскоре они поженились, и в этом браке у них родился сын Игорь.

В 1963–1964 годах Стрельцов играл в футбол за цеховую команду и за первую мужскую «Торпедо». Играл неплохо, и с каждым матчем набирал свою былую мощь и мастерство. Наконец в сезоне 1965 года было официально объявлено, что Стрельцов возвращается в основной состав «Торпедо». Стоит отметить, что это был беспрецедентный случай в истории отечественного футбола: еще никто из игроков не возвращался в большой футбол после шестилетнего перерыва.

Между тем возвращение нашего героя в большой футбол не было легким. О той закулисной борьбе, которая ему предшествовала, рассказывает бывший в те годы секретарем парткома ЗИЛа А. Вольский: «Шла настойчивая борьба за то, чтобы Стрельцову разрешили играть. Она длилась полтора года. Не хочу ничего плохого говорить о прежних руководителях федерации футбола, но они совершенно не отстаивали Стрельцова. Бился только один завод.

Однажды мы допустили непозволительный для себя шаг. Команда играла в Горьком. Вдруг весь стадион начал кричать: «Стрель-цо-ва! Стрель-цо-ва!» Естественно, без разрешения никто его на поле выпустить не мог. Тогда люди начали поджигать газеты. Это было страшное пламя. Загорелась даже часть трибун. Почти пожар. В перерыве к нам в раздевалку пришел один из руководителей Горьковского автозавода: «Ребята, если вы не выпустите его, они сожгут стадион». И тогда я говорю тренеру Марьенко: «Знаешь что, выпускай Стрельцова. В конце концов ничего страшного в этом нет. Ну, накажут…» Эдик вышел. Стадион принимал его стоя.

Когда мы приехали в Москву, мне позвонил тогдашний секретарь ЦК КПСС по идеологии Ильичев. Кричал: «Что вы хулиганите?! Бандита, развратника, насильника выпустили на поле. Это абсолютно недопустимо. Мы вас накажем». Я говорю: «Меня-то легко наказать. Как вы завод накажете? Тех болельщиков, которые просили его выпустить?..» Он сказал: «Мы разъясним, но уже без вас». Затем мой поступок обсуждали на бюро горкома…

Тогда мы решили действовать иным путем. Написали письмо на имя нового Председателя Президиума Верховного Совета СССР Брежнева. Первая страничка полностью состояла из имен депутатов Верховного Совета СССР, РСФСР, которых на ЗИЛе было немало, орденоносцев, знатных людей… И еще сорок страниц примерно с десятью тысячами подписей рядовых рабочих. После чего нас с Александром Ивановичем Косицыным, тоже работником ЗИЛа, и депутатами пригласили в Верховный Совет. Брежнев меня просто потряс. Он сказал: «А я не понимаю… Если слесарь отбыл срок, почему ему нельзя работать слесарем?» Мы, естественно, с дрожью повскакали: дорогой Леонид Ильич, и так далее… Я попутно рассказал о звонке Ильичева. На что Брежнев ответил: «Ну, на Ильичева мы управу найдем». Не знаю, сколько потребовалось времени, чтобы Стрельцову разрешили играть. По-моему, меньше часа. Вышло постановление Федерации футбола СССР, и Стрельцов был мгновенно заявлен. При всем том, что он полысел, потяжелел, гениальность осталась…»

litra.pro

Играл, выпил, в тюрьму

Почему генпрокуратура вернулась к тем событиям спустя почти 50 лет?

Досье

СТРЕЛЬЦОВ Эдуард Анатольевич.
Родился 21.07.1937 г. в Перове Московской области.
С 1954 по 1958 г. и с 1965 по 1970 г. – центрфорвард ФК «Торпедо» (Москва). Чемпион Олимпийских игр 1956 г. В 1958 г. обвинен в изнасиловании. Приговор – 12 лет лагерей. Освобожден в 1963 г. Чемпион СССР 1965 г. Обладатель Кубка СССР 1968 г. Лучший бомбардир чемпионатов СССР 1955 и 1967 гг. Лучший футболист страны 1967 и 1968 гг. Провел за сборную (1955–1958, 1966–1968) 40 матчей – забил 29 мячей в ворота соперников. В чемпионатах СССР – 222 матча, 100 мячей. Отличался стремительным рывком и смелостью в единоборствах. Лучший распасовщик страны. Обладал сильнейшими ударами с обеих ног. Имел феноменальную игровую интуицию. В честь Стрельцова  назван  футбольный прием –  пас пяткой. Тренер школы «Торпедо» с 1971 по 1990 г. Умер от рака 22.07.1990 г.

Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.
С 1997 г. стадион «Торпедо» носит его имя.

Он ворвался в большой футбол вместе с ветром перемен, которого ждала страна после смерти великого тирана. Центральный нападающий «Торпедо» и сборной страны Эдуард Стрельцов был кумиром всего Советского Союза. Когда играло «Торпедо», стадионы городов были похожи на улей. Тысячи людей, которым не досталось билета на матч, облепляли деревья и крыши близлежащих домов только с одной целью – увидеть своего любимца Эдуарда Стрельцова. У радиоточек, передававших трансляцию футбольного матча, собиралось до сотни человек. Бывший футболист «Локомотива», «Таврии» и «Зенита», а ныне поэт, писатель и генеральный директор российского ПЕН-центра Александр Ткаченко описал в своей книге эпизод: после визита московского «Торпедо» в некий город на Волге одна местная красавица бродила по улице, как полоумная, и твердила: «Я была с Эдиком, никому после этого не дам…» И многие женщины ей завидовали.

Секрет успеха был прост: спортивный талант в сочетании с обаянием «парня из соседнего двора». Простое открытое лицо, простая открытая улыбка – все как полагается.

Простой слесарь
Эдик Стрельцов родился в июле 1937 года в подмосковном Перове. Его мать работала на заводе, потом нянечкой в больнице. Отец ушел на фронт. Но в семью так и не вернулся: после войны осел где-то на Украине. Закончив семь классов, Эдик был вынужден оставить школу: мать не могла одна прокормить себя и сына. Обычная послевоенная семья. Четырнадцатилетним подростком Стрельцов стал учеником слесаря, самым обычным работягой завода «Фрезер». В цеху Эдика приняли благосклонно. Рабочим импонировал застенчивый и добрый паренек. А через полгода ему даже доверили место в заводской футбольной команде. Скоро Стрельцов стал слесарем 4-го разряда и был этому невероятно рад. Возможно, со временем он бы вырос до мастера, женился бы на девушке из соседнего цеха и ходил бы раз в месяц с сыном на стадион на матчи своего любимого ЦДКА. Но судьба распорядилась иначе.

Все изменилось в 1952 году. Известный тренер московского «Торпедо» Виктор Маслов остановился у небольшого стадиона. Играли две заводские команды. Он немного постоял и уже собирался уходить, когда вдруг увидел, как мяч попал к долговязому пареньку и тот, словно таран, прошел сквозь защиту соперника и забил гол. Маслов задержался до конца матча. Футбол его больше не интересовал, он следил только за одним человеком – Эдуардом Стрельцовым.
Со стадиона Маслов уходил вместе с пареньком – слесарем завода «Фрезер».

На футбольной базе команды мастеров московского «Торпедо» в Мячкове появился пятнадцатилетний юноша в темно-синей телогрейке, серой кепке и с деревянным чемоданчиком в руках. Это был Эдик Стрельцов. Многие футболисты его встретили недружелюбно и откровенно над ним потешались. Их можно было понять. В команде, где несколько человек входило в сборную страны, какой-то малолетний выскочка вряд ли мог всерьез рассчитывать отобрать у кого-то место в основном составе.

Но после первой же тренировочной игры знаменитые мастера кожаного мяча резко изменили свое мнение. Многие из них подходили и дружески хлопали Эдика по плечу. Виктор Маслов довольно улыбался. Один из тренеров, который все еще находился под впечатлением игры молодого футболиста, даже поинтересовался у Маслова: мол, где же он нашел это чудо? Маслов, не раздумывая, ответил: «Лучший игрок Европы слесарничал на заводе «Фрезер». Это была не просто фраза. Маслов знал, что говорил.

Золотые ноги
В 1955 году восемнадцатилетний Стрельцов становится лучшим бомбардиром чемпионата страны. Такого в истории отечественного футбола еще не было. Слишком молод был Эдик для грозного форварда. Но факт есть факт. В этом же году он стал членом сборной команды СССР и в своем первом международном матче заставил о себе говорить всю Европу.
В Стокгольме Стрельцов забил шведской команде три мяча. После матча шведские футболисты специально подходили к Эдику и рассматривали его ноги. Они искренне не понимали, как можно так играть обычными человеческими ногами.
Футбольные менеджеры наперебой предлагали баснословные по тем временам суммы для покупки Стрельцова в свои команды. Советские чиновники и представители КГБ, которые сопровождали сборную, угрюмо отмалчивались.

«Да мы хоть пятьсот лет готовы ждать такого футболиста у себя в команде!» – восхищались шведские тренеры. Как выяснилось позднее, эти слова не остались без внимания в Советском Союзе. О них неожиданно вспомнят через три года, перед самым чемпионатом мира, где должны были встретиться лицом к лицу две легенды мирового футбола – Пеле и Стрельцов.
Крупный международный успех пришел к Стрельцову в 1956 году на олимпийском турнире в Мельбурне. Своими голами Стрельцов довел команду до финала. А его гол в полуфинале болгарской сборной был признан лучшим на турнире. Но на финальную игру Эдика не поставили. Перед самым выходом на поле в матче за олимпийское золото он был срочно заменен на Никиту Симоняна.

Участник этого матча Валентин Иванов позже скажет, что после этого несправедливого решения он впервые закурил.
Среди кремлевской верхушки бытовало мнение, что в сборную команду страны по футболу должны входить не только русские и украинцы, но и представители других республик. Говорили, что именно по этой причине олимпийскую золотую медаль получил Симонян, а не лучший бомбардир сборной Стрельцов. Эта замена якобы была произведена по настойчивой просьбе члена ЦК партии Анастаса Микояна.

Но как бы там ни было, после игры Никита Симонян отдал свою золотую медаль Стрельцову. Девятнадцатилетний торпедовец наотрез отказался принять подарок: «Вы уже в возрасте, а у меня еще сколько Олимпиад впереди!»
В Москве все же оценили спортивные подвиги Стрельцова. Он стал самым молодым футболистом в стране, получившим звание заслуженного мастера спорта СССР. А через месяц ему был вручен орден «Знак Почета» за заслуги перед отечеством.
В начале января 1957 года в честь советских спортсменов-победителей в Кремле был устроен торжественный прием. На приеме присутствовали почти все кремлевские чиновники. Была там и Екатерина Фурцева, пребывавшая тогда в должности первого секретаря МК КПСС. Она взяла в Кремль свою семнадцатилетнюю дочь Светлану, которая была большой поклонницей юного нападающего. Она и уговорила мать познакомить ее со Стрельцовым.

Екатерина Фурцева попросила министра физкультуры и спорта подвести к ней футболиста. Екатерина Алексеевна вежливо поздоровалась с Эдуардом, поблагодарила его за «успехи в спорте», поинтересовалась личными проблемами и неожиданно для парня предложила познакомиться со своей дочерью Светланой. «Она так переживала за вас», – с пафосом произнесла предводительница столичных большевиков. Худенькая, стриженая, неброской наружности девочка не произвела на Стрельцова никакого впечатления. По душевной простоте после пропущенной стопки водки он брякнул: «У меня невеста, я собираюсь жениться на ней». Свидетели этого разговора вспоминали, что Фурцева лишь мстительно улыбнулась.
   
Испытание славой
Стрельцов был самым обыкновенным, рядовым, может быть, даже заурядным человеком во всем, кроме футбола. Более того, как говорят люди, знавшие его близко, он был самым сильным на поле и самым слабым вне его. Золотой мальчик советского футбола проверку славой не выдержал. Всего за несколько лет Эдик из простого слесаря превратился в небожителя. ЗИЛ, которому принадлежала команда «Торпедо», выделил для своего футболиста просторную двухкомнатную квартиру в Москве. Комитет по физической культуре СССР за успехи на Олимпиаде презентовал Стрельцову автомобиль «Победа». Что уж говорить, уровень жизни футболистов ведущих клубов был значительно выше уровня жизни среднего советского труженика.

Эдик окунулся в совершенно неведомую ему жизнь. Дорогие рестораны, красивые женщины, новые знакомые: актеры театров, директора магазинов, режиссеры кино… И все непременно хотели с ним выпить, просто чтобы рассказывать потом: «Я вчера со Стрельцом пил». Желающим выпить с ним Стрельцов отказать не мог. Боялся, что люди могут подумать о нем – мол, зазнался.

Но помимо друзей у Эдуарда Стрельцова появились и недоброжелатели. Он раздражал своей независимостью, талантом и шикарным образом жизни. На фоне послевоенной разрухи его поведение выглядело идеологически неверным. В центральной прессе появилась серия статей-фельетонов о «похождениях» Стрельцова. Партийным чиновникам нужен был пример, который наглядно бы показал, что советский атлет ничем не лучше свинарки и пастуха.

Футболистом недовольны органы. Вот что рассказывал комментатор Вадим Синявский: «Звали же Стрельца в «Динамо» и армейский клуб. Заартачился. Чемпион… Чемпионы только в погонах спокойно спят. Вот и упрятали его. И то польза. Не будет забивать голы динамовцам и армейцам».
В 1957 году известный венгерский нападающий Пушкаш остается играть на Западе. Неприятный прецедент не добавляет доверия к Стрельцову, которого, как известно, готова принять любая команда мира... Количество больших людей, недовольных Стрельцовым, становилось критическим. Беда, ставшая для них подарком, случилась 25 мая 1958 года. За три дня до отъезда сборной СССР на чемпионат мира в Швецию.

В тот роковой вечер...
Перед поездкой на главный мировой турнир трое футболистов сборной команды СССР – спартаковцы Борис Татушин и Михаил Огоньков и торпедовец Стрельцов – поехали на дачу в поселок Правда Московской области к военному летчику и другу детства Татушина Эдуарду Караханову. Там же, на даче, к общему столу были приглашены и две местные девушки – Марина и Тамара. Тамара, судя по показаниям следственного дела и допросам свидетелей, предназначалась Стрельцову. Но Марина с самого момента знакомства навязала центрфорварду такой жесткий прессинг, что подступиться к нему было невозможно. Ближе к ночи после обильных возлияний Стрельцов и Марина отправились в отведенную им комнату. Через какое-то время (это очень важно) в той же комнате расположился и Караханов. Огоньков и Тамара остались в машине, а Татушин тем же вечером вернулся в Москву. На следующее утро на стол прокурора Мытищинского района Москвы легло заявление от Марины Л.:

«25-го мая 1958 г. на даче, которая находится в поселке Правда, напротив школы, я была изнасилована Стрельцовым Эдуардом. Прошу привлечь его к ответственности. 26/V-58 г. Л.».

Аналогичное заявление последовало и от девушки Огонькова – Тамары. В тот же день прибывший на тренировочную базу сборной СССР милицейский наряд препроводил Стрельцова, Огонькова и Татушина в Бутырку. Чуть позже Татушина отпустили.

27 мая, не дожидаясь следствия и суда, физкульткомитет поспешил отречься от Стрельцова, дисквалифицировав его пожизненно.

В течение трех последующих дней прокурор получает еще два заявления. 27 мая от Тамары:

«Прошу считать мое заявление, поданное Вам 26.05 1958 г., об изнасиловании меня гр. Огоньковым неправильным. В действительности изнасилования не было, а заявление я подала не подумав, за что прошу меня извинить».

И 30 мая – заявление о просьбе прекратить уголовное дело против Стрельцова от Марины Л.

Огонькова освобождают и дело против него закрывают. Стрельцов же остается в камере. Заявление Марину заставили забрать.

Но следователи неожиданно столкнулись с целым рядом неувязок. Многие факты указывали, что насилие мог совершить не Стрельцов, а сам хозяин дачи Эдуард Караханов. У Стрельцова и Караханова были взяты на экспертизу биоматериал (кровь, слюна и сперма).

Из заключения Судебно-медицинской экспертизы:
«Кровь обвиняемого Стрельцова относится к группе 0 ab (I), типу MN и имеет фактор Р.
Кровь подозреваемого Караханова – тоже к группе 0 ab (I), типу MN и имеет фактор Р».
На очной ставке Марина заподозрила Караханова во лжи. Множество косвенных улик указывало именно на Караханова как на насильника. Его решили взять в разработку, но поздно: в дело вмешался Никита Сергеевич Хрущев. Он лично потребовал от прокуратуры, чтобы «насильник» Стрельцов был наказан, и как можно быстрее. Работники прокуратуры взяли под козырек.
Суд приговорил Стрельцова к 12 годам лагерей. С момента преступления и до вынесения приговора прошло меньше двух (!) месяцев.

Вне игры
И сегодня можно услышать легенду о том, что на зоне авторитетные зэки встретили Стрельцова как родного. На стол поставили шашлыки, осетрину, черную икру, коньяк… Конечно же, эту легенду придумал народ. Жаль, но осетрина и коньяк, как и многое в этой легенде, оказались вымыслом.
В 1-м вятском лагпункте, куда попал Стрельцов, поначалу отношение к нему было доброжелательно-снисходительное. И со стороны администрации, и со стороны зэков. Мало кто принимал всерьез его приговор по дурной статье.

Но поздней осенью 1958 года произошла стычка Стрельцова с одним малолеткой, которого только что перевели во взрослую зону. «Шестерка» по кличке «Репейник» решил использовать знаменитого футболиста для поднятия собственного авторитета и стал вышучивать его перед другими зэками. Но Стрельцов был не из тех, кто терпит обиды: он ударил Репейника по шее, тот и заткнулся. Но обиду затаил. Бросился к «пахану» за поддержкой. По лагерному закону не положено обижать «шестерок» пахана: тень падает на тех, кто его опекает. Той же ночью зона притихла. Готовился воровской «сходняк».
В три часа ночи Стрельцова сбросили с нар. Его избили, но не убили. Чье-то слово перевесило. Выписка из истории болезни за 1958 год:

«Заключенный Стрельцов поступил в лазарет с множественными ушибами тела. Возможно, повреждены внутренние органы. Удары были нанесены в область пояснично-крестцового отдела, грудной клетки, головы и рук. Удары наносились твердыми предметами, предположительно обрезками железных труб и каблуками сапог. Отмечены множественные рваные раны на голове и руках…»

Стрельцов пролежал в лазарете четыре месяца и только после этого был переведен в другую колонию. Тем временем болельщики и парторганизация ЗИЛа обивали пороги различных инстанций с просьбой о пересмотре дела Стрельцова. Пересмотра не состоялось, однако изввестный футболист получил условно-досрочное освобождение и спустя почти шесть лет вернулся в Москву. Но играть в футбол ему было запрещено. Пожизненную дисквалификацию никто отменять не собирался.

ВОЗВРАЩЕНИЕ
Как-то летом 1964 года московское «Торпедо» играло с одноклубниками из Горького. Москвичи взяли на матч Стрельцова, чтобы тот мог посмотреть, как играет его команда. С этого все и началось. Рассказывает глава Союза промышленников и предпринимателей России Аркадий Вольский, в то время парторг ЗИЛа: «Стрельцова заметили с трибун. Вдруг весь стадион начал кричать: Стрель-цо-ва! Стрель-цо-ва!» Есте ственно, без разрешения никто его на поле выпустить не мог. Тогда люди начали поджигать газеты. Это было страшное пламя. Загорелась даже часть трибун. Почти пожар. В перерыве к нам в раздевалку пришел один из руководителей ЗИЛа: «Ребята, если вы не выпустите его, они сожгут весь стадион». Пришлось срочно выпустить Стрельцова на поле. Как же его встречали болельщики! Я такого больше никогда не видел».

По возвращении в Москву секретарь ЦК КПСС по идеологии Ильичев вызвал Вольского к себе на ковер – ему грозило отстранение от работы за самоуправство. Выход был только один. Собрав более десяти тысяч подписей рядовых рабочих ЗИЛа Вольский и несколько депутатов Верховного Совета отправились на прием к Брежневу. Брежнев лично дал разрешение играть Стрельцову в команде мастеров. И всего через час с небольшим он был заявлен за команду «Торпедо» в чемпионате СССР.

В 1965 году Эдуард Стрельцов вернулся в большой футбол. Никто не верил, что человек, шесть лет не видевший мяча, сможет заиграть. Верил только тренер Виктор Маслов, сразу же поставивший Эдуарда в основной состав. И Стрельцов заиграл. Да еще как! В 1965 году «Торпедо» – чемпион СССР. В 1966-м Стрельцов – член сборной. В 1967 и 1968 годах Стрельцов – лучший футболист СССР...

Дальнейшая жизнь Стрельцова прошла ровно. В 1970 году он ушел из большого футбола, через несколько лет окончил институт физкультуры и школу тренеров. Тренировал детскую команду «Торпедо». В начале 80-х у Стрельцова стала проявляться болезнь легких (сказывалась работа в кварцевых шахтах Тульской области, где он отбывал срок), перешедшая со временем в рак легких. Умер Эдуард Стрельцов 22 июля 1990 года. Его последние слова сыну Игорю: «Одного не пойму: за что меня посадили?» Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище. Стадион «Торпедо» с 1995 года носит его имя. Стрельцову установлено два памятника. Один на Восточной улице, другой – в Лужниках. Такова судьба этого удивительного человека, который мог тогда, в 1958 году на чемпионате мира в Швеции, изменить историю отечественного футбола.

Эпилог
В начале 2005 года Общественный Стрельцовский комитет подал заявление в Генпрокуратуру РФ с просьбой пересмотреть уголовное дело знаменитого футболиста. Был ли виновен Стрельцов или дело сфабриковали по политическим мотивам под давлением высокопоставленных недоброжелателей? Возможно, скоро мы получим окончательный ответ, ведь все материалы сохранены, и главная свидетельница, пенсионерка Марина Л., все еще проживает в городе Тарусе Рязанской области...

Анатолий КАРПОВ, чемпион мира по шахматам:

– Понимаете, в деле этом полно неувязок. Я не юрист, но даже у меня возникла масса вопросов по документам – начиная от свидетельских показаний, довольно путаных и противоречивых, и заканчивая работой следователей. Судя по материалам дела, блюстители закона как будто не хотели видеть в качестве подозреваемого и обвиняемого никого, кроме Стрельцова. Между тем в деле нет прямых доказательств его вины. Зато многие факты указывают совсем на другого человека, проходившего по делу свидетелем.

Аркадий ВОЛЬСКИЙ, президент
Российского Союза промышленников и предпринимателей:
 
– Что представлял собой Стрельцов? Это добрейший парень. Настолько добрый, что им порой пользовались не очень чистоплотные люди. Его всегда можно было позвать в гости. К сожалению, одно из таких гостевых предложений закончилось для него весьма плачевно. Я с полной ответственностью заявляю: суд над Стрельцовым был необъективным.
Впоследствии я ознакомился со всеми материалами уголовного дела. Такого наказания Стрельцов не заслужил.


Футболисты – преступники

В 1942 году лучшие футболисты московского «Спартака» братья Старостины – Александр, Андрей, Николай и Петр – за отказ перейти в «Динамо» были арестованы по личному распоряжению Берии. Все четверо приговорены к 15 годам лагерей за антисоветскую пропаганду. В 1945 году Александр, Андрей и Николай приняли условия НКВД, став тренерами динамовских команд в Норильске, Костроме и Молотове. Петр отказался и отбывал наказание до 1954 года. Все четверо реабилитированы после смерти Сталина.

В июне 1957 года за избиение таксиста был задержан вратарь московского «Торпедо» Николай Берлизов. Был осужден на три года лагерей за нанесение тяжких телесных повреждений. В большой футбол так и не вернулся.

В сентябре 1965 года игрок московского «Спартака» и олимпийской сборной СССР Юрий Севидов был арестован за наезд на пешехода. Получил пять лет лагерей. После выхода из заключения вернулся в большой футбол, но на высоком уровне так и не заиграл. Через полтора года был вынужден уйти из футбола.

В октябре 1982 года игрок одесского «Черноморца» и кандидат в сборную СССР Гавриил Качур осужден на 2,5 года за хулиганство. В большой футбол он так и не вернулся.

Текст: Вадим Лебедев
май 2005

www.maximonline.ru

Эдуард Стрельцов. Пьедестал и приговор.

Сегодня на блоге Эдуард Анатольевич Стрельцов. Олимпийский чемпион, чемпион СССР, двукратный Заслуженный мастер спорта* (об этом позже), обладатель Кубка СССР, человек очень непростой судьбы, ЗеК.

Были в советском футболе настоящие личности, классные игроки: Всеволод Бобров, Григорий Федотов, Лев Яшин, Игорь Нетто, Виктор Понедельник, Никита Симонян, Валерий Воронин… Но, Эдуард Стрельцов по праву занимает в этом списке отдельное почетное место.

Для себя после бесед с болельщиками со стажем и изучения огромного количества информации, я сделал несколько выводов. Вот первый…

Он — не ангел и не бес, но, однозначно, один из лучших (если не лучший) футболистов за всю историю советского футбола.

Эдуард Стрельцов – футболист от Бога.

Я не помню игру Эдуарда Анатольевича. Когда была первая волна его славы (середина 50х), я еще не родился, а когда после семилетнего перерыва Стрельцов вернулся(1965), я был крайне мал.

Единственное, что могу сказать (как, впрочем, и все пацаны), что фамилия Стрельцова звучала в каждой дворовой баталии, когда кто-либо отдавал пас… по-стрельцовски.. пяткой. Больше ничего про Стрельцова я не знал.

Но, зато его прекрасно помнил мой отец. И Вы знаете, из всех эпитетов, которыми щедро награждал мой папа «Стрельца», мне хватило одного:

На Стрельцова ходили…

Точно так же,  как я в свое время ходил на Блохина, Кипиани, Черенкова, болельщики приходили на Стрельцова.

Его просто обожали. Да, о чем речь! Совсем еще мальчишка вытворял на поле такое, что не снилось более маститым игрокам. Дриблинг, пас, удар (настоящая «пушка»), видение поля – всё на высшем уровне и, главное, всё с головой.

Его не по-детски феноменальное чувство партнера просто вызывало восхищение. Казалось, что он мог видеть всеми частями тела.

«Русский танк», «гроссмейстер», «виртуоз», «второй Пеле» (кстати, а почему бы и нет, Стрельцов – Эдик, Пеле по рождению тоже – Эдик 🙂 ), «футболист от Бога»… как только не называла его советская и зарубежная пресса.

И, действительно, было за что. Стрельцов – ЯВЛЕНИЕ! И это правда! И это в 16-18 лет! И это с врожденным плоскостопием.

И здесь друзья, напрашивается второй вывод. Такое ощущение, что

Стельцов, когда выходил на поле, не боялся проиграть. Он просто очень хотел выиграть.

Такое мало кому дано. Что тогда, в далекие пятидесятые, что сейчас.

Стрельцов никого и ничего не боялся. Мог смело идти на 2-3 защитников и обыгрывать их. Бить по воротам с любой дистанции и с любого положения. Он умел делать всё.

Откуда такой талант? Правы те, кто считает, что подобные помазанники рождаются очень редко.

Понимаю, что, сколько ни говори «сахар», во рту слаще не станет. Только слюноотделение увеличится. Это я к тому, что лучше один раз увидеть.

В конце поста вы найдете видео про Эдуарда Стрельцова. Или поищите сами.

А пока вот результаты, которых добился юный Эдик Стрельцов на первой волне своей футбольной карьеры (1954-1958):

  • 1954- Игрок основного состава «Торпедо» (17 лет)
  • 1955 – Лучший бомбардир чемпионата СССР (15 голов)
  • 1955 – Член сборной СССР по футболу (в первых 2 встречах (Швеция и Индия) «настрелял» 6 мячей)
  • 1956 – Золото Спартакиады народов СССР в составе сборной Москвы
  • 1956 – Олимпийский чемпион Олимпиады в Мельбурне (автор победного гола в ворота, сборной Болгарии)
  • 1956 – Заслуженный мастер спорта СССР (лишен звания в 1958 году)
  • 1957 – Серебро чемпионата СССР
  • 1957–7-е место в опросе «Франс футбола» («Золотой мяч»)
  • 1958 – В решающей игре с поляками забил победный гол и, по сути, вывел сборную СССР в финальную часть чемпионата мира в Швеции

Впечатляет, не правда ли?


Стрелецкая казнь. Как у страны украли Стрельцова

В Швецию Эдуард Стрельцов не поехал. Его отправили в другое место.

Можно только себе представить, что испытывали болельщики «Торпедо», да  и всей страны в целом, когда в мае 1958 за несколько дней перед чемпионатом мира в Швеции Стрельцова посадили.

Папа никогда ничего не рассказывал про «преступление» Стрельцова.  Да и что он мог рассказать? К сожалению, только то, что очень грамотно и надолго вдолбили в головы болельщиков наши «правдивые» СМИ.

Стрельцова посадили за изнасилование!

Это сейчас, когда появился доступ к архивным документам, стало возможным пролить свет на  события почти 60 летней давности.

И, слава Богу, что есть люди, которые, положили немало сил и времени на то, чтобы, в конце концов, фраза «Стрельцов не виновен»  обрела юридическую силу.

Поэтому огромное спасибо Эдварду Максимовскому – Председателю оргбюро Общественного Стрельцовского комитета, Акселю Вартаняну – прекрасному журналисту, Анатолию Карпову – чемпиону мира по шахматам и главе общественного комитета по реабилитации Стрельцова, писателю и другу Эдуарда Анатольевича Александру Нилину,

Именно эти люди, несмотря на все запреты и препоны делали и делают все возможное, чтобы вернуть Эдуарду Стрельцову его честное имя.

Друзья, я не стану в подробностях пересказывать книги Эдварда Максимовского «Кто заказал Стрельцова» или Акселя Вартаняна «Насильник или жертва». Нет смысла. Но, поверьте, в этих книгах очень аргументированно доказано, что дело, по которому был вынесен приговор Эдуарду Анатольевичу (12 лет лагерей) – чистой воды фальсификация.

Для тех, кто ничего не слышал об этой криминальной истории из жизни «Стрельца», коротко поясню.

За несколько дней до поездки на чемпионат мира три члена сборной СССР (Стрельцов («Торпедо»), Огоньков и Татушин (оба «Спартак») были арестованы.

Случилось это на следующий день после очень «активного» отдыха (выпивка, девушки) футболистов на даче у некоего Эдуада Караханова (еще один Эдуард!).

После мгновенно проведенных следственных мероприятий и такого же скорого суда Эдуарда Стрельцова приговорили к 12 годам лишения свободы.

Дальше в СМИ прошла очень мощная компания в рамках борьбы за чистоту рядов нашего советского спорта, где цистерны дегтя были вылиты на Эдуарда Анатольевича.

Это то, что лежало на поверхности, но благодаря таким людям, как Эдвард Максимовский правда о том злополучном вечере все-таки всплыла.

Почитайте его книгу. И очень многое и для тех, кто не верил в виновность Эдуарда, и для тех, кто слепо доверился СМИ, станет на свои места и откроется совсем другая правда.

У футбола и страны украли Стрельцова

Во всяком случае, я для себя сделал именно такой вывод.

Однако, ни у Максимовского, ни у Вартаняна я не нашел однозначного ответа на два очень важных вопроса:

  1. Конкретно, КТО?
  2. За ЧТО?

То, что вопрос о «стрелецкой казни» решался в самых высших эшелонах власти, это – понятно. А вот, чем же так досадил 20 летний парень нашим вождям, и кому конкретно, не ясно.

Охота на Стрельца

Отправка в лагеря – это был уже финальная часть очень жесткой, планомерной и кем-то здорово срежиссированной охоте на Стрельцова. И началась она уже в 1957 году.

Сейчас я остановлюсь только на 2 самых значимых (на мой взгляд) моментах, которые дают основание утверждать, что Стрелец превратился в мишень.

  1. Апрель 1957 года. За грубую игру Стрельцова удаляют с поля, и в наказание объявляют выговор и дисквалифицируют на 3 игры.
  2. Январь 1958 года. По пьянке Стрельцов попал в милицию и был арестован на 3 суток (пытался прорваться в метро и «поспорил» с милиционерами). Как итог, исключение из сборной и лишение звания ЗМС.

Так что не так? Вроде всё по закону? Хулиганов и грубиянов нужно наказывать! Нужно! Согласен.

И более того, я и не собирался делать из Эдуарда эдакого агнеца. Не был он таким. Действительно, регулярные пьянки, действительно, частые нарушения режима и, действительно, иногда грубая игра.

И все-таки давайте будем объективными. Так вот на вопрос: «Так что не так?» Отвечаю: «Много чего, друзья»

Все относительно. Или всё познается в сравнении.

Ну, так и давайте сравнивать! Вообще, Аксель Вартанян очень здорово разобрал оба этих случая (Почитайте здесь), прошелся по проблеме соразмерности «преступления» и наказания, и наглядно показал, что то, что дозволено Юпитеру, совсем нельзя делать быку.

Хорошо, что Заслуженного еще не сняли…

Итак, апрель 1957 года Одесса. Играют московское «Торпедо» и минский «Спартак» (теперь «Динамо»). В одном из эпизодов Стрельцов грубо и опасно для здоровья сыграл против защитника, в результате чего тот получил небольшую травму колена (но игру продолжил).

Далее…

  • В этот же день проводится собрание команды.
  • Всесоюзная Секция футбола (потом Федерация) лишает Стрельцова звания ЗМС, объявляет строгий выговор и дисквалифицирует на 3 игры (затем по неведомо чьей указке решение о лишении звания отменяется).
  • Пресса взрывается праведными статьями, где со всей принципиальностью высказываются не только фельетонисты, но и честные, не терпящие грязи на поле и вообще в советском спорте болельщики.

А теперь, внимание. Ни до Стрельцова, ни после него такой свистопляски вокруг подобного нарушения не было! А таковых были десятки! Если не сотни.

И более того, нарушения, за которые можно было сразу пожизненно отлучать от футбола типа: умышленный удар кулаком или головой в лицо, никогда не удостаивались такого внимания, как игровая грубость Стрельцова.

Никаких экстренных собраний, никакой грязи в СМИ, никаких разговоров о лишении заслуженного… Максимум дисквалификация на 1 игру…

И более того, тому же «Стрельцу» еще год назад прощались гораздо более серьезные нарушения.

И как вам? Однако, только «горчичник»

Чтобы вы не поняли меня превратно и не решили для себя, что Стрельцов только и делал, что грубил и ломал кости на футбольном поле, скажу: «Да, Стрельцов мог грубо сыграть, но …»

Вот почитайте воспоминания об одесском матче одного болельщика со стажем. Причем, болельщика минского «Спартака»

Это многое объясняет, не правда ли? Да, достали! И так из матча в матч. По рассказам партнеров, Стрельцов всегда старался быть корректным и терпеливым, но уж если допекут….

Итак, радуемся, что звание «Заслуженный мастер спорта» осталось у Стрельцова. Однако, ненадолго.

Поехали дальше.

Хорошо, что не посадили

Перейдем ко второму эпизоду.

Январь 1958 года. Стрельцова исключают из сборной и лишают звания ЗМС. Здесь, все как бы по делу. Пьяный хамил милиции… Арест на 3 суток. И, в принципе, наказание должно быть и должно быть суровым.

Но, господа! Давайте опять же будем последовательны.

Еще раз рекомендую почитать Вартаняна. Он про наших прославленных кудесников мяча такое рассказывает, что даже у меня остатки волос дыбом встают.

Ну, то что, большинство наших спортсменов (особенно футболисты) бухало (именно бухало, а не злоупотребляло спиртными напитками) думаю, ни для кого не секрет.

И если уж, мы говорим о Стрельцове, то он не исключение. И пусть на меня не обижаются поклонники Эдуарда Анатольевича, т.к. именно болельщики «Торпедо» в свое время гордились тем, что…

Если бы Пеле выпил столько кофе, сколько Стрельцов водки, то давно бы умер.

Так что…

А что касается поведения «окрыленных» водкой мастеров, так то, за что был задержан Стрельцов, была просто детская шалость в сравнении с тем, что вытворяли многие именитые и известные футболисты (правда, Вартанян имен сознательно не называет).

И, как вы правильно понимаете, наказывали их… как бы это понятнее выразится… ну «в угол поставили»!

Эдуард же за свою «шалость» вновь отгреб по-полной.

По уже опробованному сценарию закрутилась, завертелась карающая карусель. После которой, оплеванный Эдуард Анатольевич и его настоящие поклонники «облегченно» вздохнули: «Хорошо, что не посалили!»

Но, они ошиблись. Впереди был май 1958 года..

О слабой воспитательной работе в «Торпедо»

Друзья, я остановился только на 2 эпизодах, которые свидетельствуют, о том, что Стрельцов попал кому-то в немилость. На самом деле, таких эпизодов было намного больше.

И по Стрельцову через прессу, на совещаниях, за дело или просто так, палили из всех орудий

Доходило до маразма! Как вам такое… После товарищеского матча с румынами, в котором Стрельцов в очередной раз забил решающий гол, один из чиновников выдал:

Тут, даже комментировать сложно!

Так все-таки, КТО ЗАКАЗАЛ Стрельцова и ЗА ЧТО?

Я уже писал, что однозначного ответа на эти вопросы я не нашел… Однако есть версии.

Для начала, давайте согласимся с тем, что решение о травле могли принимать только очень высокопоставленные чины. А что касается отправки Стрельцова в лагеря, то без санкции САМОГО, этого бы не произошло.

Просто, без прямого указания Хрущева ни один человек в погонах не посмел бы поднять руку на  футболиста, от которого во многом зависел престиж всего советского футбола. Согласны?

Так вот версии. Их несколько. Озвучивать все не буду. Даю возможность вам, друзья, высказаться. Остановлюсь лишь на одной, самой вероятной.

Месть Екатерины 3 (Фурцевой)

Эта версия, действительно, кажется самой правдоподобной, хотя неопровержимых доказательств нет.

Правдоподобной она мне кажется не потому что, если козни и интриги, то шерше ля фам. Нет (хотя….).

Все дело в доступе к телу (Хрущева) и возможности влиять на происходящее.

Итак:

После возвращения наших олимпийцев из Мельбурна в их честь в Кремле был устроен прием.

На этом приеме и познакомились Екатерина Фурцева – член Политбюро, Секретарь ЦК КПСС, очень влиятельная и властная женщина, и совсем еще юный футболист Эдик Стрельцов.

Вот сейчас пишу и думаю, неужели всего одна фраза послужила поводом для того, чтобы так жестоко обойтись с человеком! В голове не укладывается…

В общем так, во время одного из диалогов Фурцева дала Стрельцову понять, что не прочь выдать за него замуж ее 16 летнюю дочь Светлану.

Не знаю, в шутку или всерьез прозвучало подобное предложение, не в этом дело. Дело в том, что Стрельцов отказал! И по слухам в очень недипломатичной форме. Хотя дипломатия, на мой взгляд, тоже бы не спасла. Самим фактом отказа Эдуард сразу подписал себе приговор.

Смешно? Да, если бы не было так грустно. Во всяком случае, мотив для мести очень серьезный. 19 летний сопляк (пусть и олимпийский чемпион) посмел сказать «нет» Секретарю ЦК, ближайшему соратнику и другу Хрущева, да и вообще вершителю судеб советских людей. И в этом Стрельцов очень скоро убедился.

И, кстати! Помните перл футбольного чиновника о слабой воспитательной работе в «Торпедо» после женитьбы Стрельцова?

Может эта женитьба и была той самой последней каплей в бочке гнева оскорблённой женщины–матери?

Да он что?!!! Вообще страх потерял?

Друзья, я понимаю, что все это очень похоже на сплетню. Но, именно эта версия сильна, как никакая другая. Если отбросить мотив, то (повторюсь) организовать травлю Стрельцова и повлиять на решение Хрущева «посадить подлеца и надолго»  мог только очень влиятельный и, главное близкий к Генсеку человек.

Фурцева попадает под оба определения. Кто еще? Может, вы знаете?

И все-таки, кто и за что?

Эдуард Стрельцов дважды Заслуженный мастер спорта СССР!

Отсидев 5 лет, Стрельцов был освобожден условно досрочно за примерное поведение.

В общей сложности потеряв 7 драгоценных лет, Эдуард Анатольевич возвращается в футбол.

Друзья, о второй волне футбольной славы выдающегося футболиста я расскажу чуть позже. Так что, не пропустите.

А пока посмотрите очень интересный фильм про Эдуарда Анатольевича Стрельцова…

Уважаемые читатели, если вам есть что рассказать про этого легендарного футболиста, говорите.
Пишите в комментариях или присылайте интересные истории через форму обратной связи на странице «Прислать письмо». Страна должна знать своих героев.

На этом все. До скорой встречи.

Юрий Меламуд и dahusim.ru

dahusim.ru

Алкоголь и футболь. Эдуард Стрельцов глазами жены Аллы Николаевны - Футбол. Прошлое и настоящее - Блоги

Алкоголь и футболь. Часть 20. Эдуард Стрельцов глазами жены Аллы Николаевны.

 

 

 

По жизни не люблю людей, которые осуждают других за то, чем и сами грешили. Не знаю, что они этим доказывают. Наверняка думают, мол, да, я поступила (поступил) плохо, но не до такой степени, как она (он). Красавица-женщина, Валентина Воронина, всегда делала вид, что не замечает первую жену Эдуарда Стрельцова Аллу Николаевну, хотя и жили они в одном доме. А всё потому, что в спортивных и болельщицких кругах считалось, мол, жена Стрельцова всю жизнь должна ждать такого парня, как Эдик, из тюряги со слезами у окна. А она, такая-сякая, во время отсидки всенародного любимца на зоне взяла, да и подала на развод. Почему так? Что, в одном месте свербело так, что не в моготу?

А хотя бы и так! Алла, ведь, живой человек. Женщина, до того же уже родившая. И зачем ей, молодой и красивой, жить монашкой, когда любимый всеми Стрельцов не написал своей жене из мест заключения ни одного письма. А когда его не то вдова, не то жена, решилась первой написать своему супругу и спросила у него, что же он собирается делать после возвращения домой, то получила довольно неопределённый ответ, мол, не знаю. А дальше терпеть пьянки-гулянки любимого человека было сверх силы для Аллы. Она хотела простого женского счастья. Как поётся в одной песне: «Был бы милый рядом, больше ничего не надо». Поэтому и подала на развод перед самым освобождением мужа из мест не столь отдалённых. Валентина Воронина, кстати, сделала то же самое, что и Алла Стрельцова, только после возвращения своего благоверного из больницы. А ведь Воронин тоже был любимцем публики. И чем же тогда его жена отличается от жены Стрельцова? Да ничем! Тем не менее, нос от бывшей стрельцовской «второй половинки» ворочала, мол, мы с предательницами не общаемся!

Обе женщины были, так сказать, коллегами по несчастью. У обоих мужья пили да гуляли направо и налево. И женщины их обожали, и мужики считали честью пригласить знаменитых футболистов на попойку. А чтобы никто не заподозрил меня в предвзятом отношении, например, к Стрельцову, то я дам слово его жене и сделаю как бы вырезки из одного её интервью, касающиеся данной темы. Значит так.

«Я понимала: за те два года, что мы встречались, Эдик мало в чем себе отказывал. Жил полной жизнью - вино рекой, веселье... После свадьбы он не собирался ничего менять…

Помню, гуляла у подъезда, уже с огромным животом, а консьержка мне и говорит: "Гони ты, Алла, всех этих девок мокрым веником! Совсем совесть потеряли. Одна, вон, в кролике, ночью твоего Эдика домой не пускала. Вцепилась мертвой хваткой, и никак он ее оторвать не мог... Клянусь, сама видела"…

- А почему Эдуард всегда веселился без вас, ведь он вас так любил? (вопрос журналистки Елены Шпиз, а интервью размещено на сайте People's History – К.А.)

- Я была слишком капризной. Меня надо было вечно уговаривать, уламывать. А в такой компании я просто могла сказать какую-нибудь гадость, скривить кислую физиономию, а то и вовсе уйти. Так что к собутыльникам он меня не звал... А к ветеранам как-то привел. Помню, они так ласково на нас смотрели. Улыбались. Умеренно потягивали винцо.

Все, кроме Эдика. Тот уже давно забыл, что такое умеренно. Никогда не забуду слов жены одного из ветеранов. "Деточка, вы что же, не имеете на него никакого влияния?" Как же мне стало тошно! По дороге домой демонстративно с Эдиком не разговаривала. Он тоже хмурился. Как вдруг у выхода из метро увидел знакомую чистильщицу ботинок Зулейку. И что вы думаете? Все свои горести Эдик тут же забыл, меня в том числе, и давай эдак дурашливо с ней трепаться. Я не выдержала, побежала домой одна. Свекрови это явно не понравилось. Она тоже у меня спросила: "Ты что, не имеешь на мужа влияния?" Она же видела, что Эдик постоянно возвращается под утро. Часа в два. А я все не сплю, все жду, когда же, наконец, хлопнет дверь лифта на нашем этаже.

И вот появляется он. Веселый, пьяный, как обычно... Ну, думаю, пусть мама видит, какая у ее сына хорошая, строгая жена. Взяла и врезала Эдику по довольной физиономии, после чего удалилась в спальню в гордом одиночестве…».

 

 

Молодой Эдуард Стрельцов. В такого статусного молодого красавца-парня могла влюбиться любая советская девушка. И не просто влюбиться, а попросту потерять голову!

 

 

 

Далее Алла Николаевна описывает душераздирающие сцены, как её, хорошую, не любила свекровь, и вечно выгоняла беременную из дому, на что Эдуард Стрельцов – ноль внимания. Но продолжим цитировать интервью:

«- И все-таки Эдик вернул вас в дом матери?

- Вернул меня вовсе не Эдик, а его друзья. Просто взяли и привели (я уже на седьмом месяце была). А Софье Фроловне объяснили, что ее любимый сын без нормальной семьи погибает. И она сдалась...

- После этого Эдуард хоть немного остепенился?

- Отнюдь, по-прежнему гулял. Домой приходить не любил, пропадал в каких-то компаниях. Терялся во времени и пространстве, но никому не отказывал. И вот однажды отправился провожать в армию очередного болельщика. Как обычно, в амплуа свадебного генерала, которое он, надо сказать, отлично освоил...».

В подтверждение слов бывшей жены Стрельцова приведу отрывок из фельетона тех годов «Звёздная болезнь» некого Семёна Нариньяни: «В прошлое воскресенье какие-то новоявленные купчики не то из "Скупки", не то из ларька "Пиво-воды" решили устроить пирушку и пригласили в качестве почетного гостя Стрельцова. Футбольная звезда должна была заменить за столом традиционного свадебного генерала. И хотя никто из приглашенных не был знаком Стрельцову, он принял приглашение, выпил, поскандалил и закончил вечер в милиции». А теперь снова вернёмся к рассказу Аллы Николаевны, которому, думаю, вполне можно верить, хотя и с некоторыми скидками на то, что его дает обиженная женщина:

« Эдик пропал дня на три. Найти его никто не мог, а надо было срочно улетать в Сочи, на какой-то матч. В последний момент Эдика все же разыскали и сразу погрузили в самолет. Едва этот самолет оторвался от земли, Софья Фроловна вытащила из моей сумочки ключи и велела убираться из их с Эдиком квартиры. Никогда не забуду, как складывала книжки, вещи, какие-то мелочи. Как уходила оттуда второй раз, с огромным животом...

Я до того любила Эдика, что даже о тактике игры с удовольствием могла бы слушать. Хоть часами. Лишь бы по трезвости...

Мы с Милкой (дочерью четы Стрельцовых – К.А.) отправились покупать ей школьную форму в магазин "Машенька" на Смоленке. Выходим из метро, смотрим - Эдик. Пошатывается, улыбается... Вид такой, будто его только что откуда-то выгнали... Он кинулся к нам, обнял и тоже пошел в "Машеньку". Что он там устроил - это кошмар! Кричал, совал деньги продавцам, требовал самую лучшую форму…

С тех пор начался наш второй безумный роман. Он опять был в меня влюблен. И хотя я знала, что он женат, это не имело никакого значения. Мы встречались, ходили в рестораны, сидели и смотрели друг на друга, не говоря ни слова. Мы так и не объяснились. Как будто ничего и не было...

В тот день я поджидала Эдика у стадиона после игры. Вдруг рядом со мной на огромной скорости тормозит зеленая "Волга", Эдик прямо на ходу хватает меня и втаскивает внутрь. (Футболисты таким образом от болельщиков скрывались.) За рулем был Валя Иванов (Валентин Иванов, ещё один суперфутболист 1960-х, игрок сборной и московского «Торпедо» - К.А.), он повез нас к себе на дачу.

Помню, дамы приняли меня очень плохо. Среди них, кстати, была жена Воронина, Валя. Красивая такая, лицо яркое, я его запомнила... Представляете, через несколько лет мы встретились во дворе, оказалось - живем в одном доме. Валя сидела на лавочке. Я увидела ее, обрадовалась, хотела заговорить, а она... промолчала и отвернулась…

А тогда, у Иванова, вполне нормально посидели, выпили. Только отчего-то мне сделалось не по себе. Жутко хотелось домой, но было слишком далеко. Пришлось ночевать... Лучше бы я уехала, пешком ушла...

Утром я увидела Эдика на улице. Он был совершенно пьян, гонял по лужам этот свой чертов мяч, падал в грязь и смеялся. Мне стало до того гадко, что захотелось исчезнуть и никогда больше не видеть Эдуарда Стрельцова.

Я быстро оделась, собралась, ни с кем не попрощалась. Валя Иванов отвез меня на станцию. Я поняла, что все кончено. Все бесполезно.

Домой я поехала одна. Эдик и не пытался меня провожать».

 

 

Эдуард Стрельцов любил погонять мяч с детворой. И для этого ему совсем не нужно было быть пьяным. Просто, Эдуард Анатольевич очень любил футбол. Он жил им. Он жил в нем!

 

 

 

Мне вот интересно. Женщина прекрасно знала, что у её бывшего мужа совершенно отсутствуют тормоза во время употребления спиртного. Так почему разрешила ему это самое дело? Ведь когда такой вот человек бухает, ему на баб начхать. Пока не увидит дно последней бутылки, он не остановится. А если весь алкоголь закончится, но при этом бухающий ещё не в кондиции, то начинаются поиски новой дозы. Пока не вырубишься. И, судя по рассказу Аллы Николаевны, такое состояние наступило у Стрельцова поутряне, когда он уже еле держался на ногах, играл с пацанами в футбол, и, падая в грязь, смеялся. Конечно, любой женщине такая вот картина доставит мало удовольствия. Да и о каком удовольствии может идти речь, когда рассчитывала на страстную неконтролируемую любовь, а получила… Как говорила возле вырубившегося и сопущего в две дырочки ухажёра одна из разочарованных женщин в фильме времён перестройки-катастройки «Хорошо сидим»: «Обманул он меня. Я думала, он бабник, а он - алкоголик!». И что же делать женщинам-девушкам в таких вот ситуациях? Правильно, бросать алкоголика и искать себе бабника. Представительницам прекрасной половины человечества хочется любви. Слушать комплименты в свой адрес, получать подарки от понравившихся парней, заниматься сексом, в конце концов. И не с пьяными «настоящими пацанами», от которых несёт перегаром за три километра, а с нормальными хлопцами. Красавицам хочется внимания к своей особе, а их избранники в это время уделяют внимание бутылке пива и стакану водки. Когда же, наконец, их «вторые половинки» отрывают от этого дела, начинаются какие-то левые варнякания про рыбную ловлю, драки, как смело разбивались ими хари ненавистных врагов, футбол, вместо того, чтобы смело целовать прекрасные личика своих невест, зажимать их красоту в мозолистую сильную руку и вперёд вдоль по Питерской!

Каюсь, когда был молодым, сам частенько игнорировал невест ради лишних сто грамм в хорошей компании. С годами понимаешь, что был не прав в этом вопросе и начинаешь понимать девичьи обиды. Особенно, когда напрямую общаешься с такими вот «обиженными» красавицами. Когда девчонки со слезами на глазах изливают тебе свою душу. Был у автора этих строчек такой период в жизни. Арендовал я в 2004-06 годах у наших каменских «олигархов» компьютерный зал, который был расположен в двух помещениях совхозного ДК. И юные представительницы прекрасной половины человечества частенько зависали у меня. Всё было. И просто общались по душам, и дурачились, и сексом занимались. Не без этого. Не со всеми, конечно. Но…

Тогда мне было интересно наблюдать за поведением молодых людей на дискотеках и после них. Парни, в подавляющем большинстве, напиваются. А девчонки ожидают, пока их «женихи» соблаговолят оторваться от бутылки с алкогольным напитком и уединятся с ними в темноте ночи. Многим «невестам» надоедало такое вот пренебрежение их прелестями со стороны парней, и они им напрямую изменяли. Пока хлопцы, как настоящие пацаны, пьют с друзьями горькую в кавьярне напротив клуба, их девушки в нескольких десятках метрах от местонахождения своих парней становятся в позу сломанной берёзы и вовсю подмахивают своим новоиспечённым любовникам, с которыми только что договорились о таком вот приятном времяпровождении на танцах. Любовники же перед этим покупали у меня презервативы, и в открытую говорили, кого они сейчас будут иметь, и где. Несколько раз выходил на указанные ими места и проверял правдивость слов пацанов. Не соврали…

И получается, пока невеста ловит оргазм по ночным закоулкам, их женихи кайфуют от бокала пива. Бывали случаи, когда со мной заранее договаривались знакомые «малолетки», которым уже далеко за двадцать, и шпилили подруг в компьютерном зале. А они упирались в подоконник руками, смотрели в окно, как их женихи гудят в весёлой компании, и так «ахали» на всё помещение, что заглушали звуки телевизора, который я в это время смотрел в комнатушке рядом. Но это ещё что!

А то ведь сидит в дупель пьяный паренёк на кресле и дрыхнет себе. А его «самая лучшая и красивая» на всём белом свете девчушка в это самое время всего в полуметре во всей своей первородной красе вытворяет такие штучки в постели со своим любовником, что если бы жених проснулся, то просто бы обалдел от шока. Он просто бы не поверил своим глазам. Его девочка, «не такая, как все», оказывается, в натуре, не такая, как все. Она единственная в своём роде! Несмотря на очень юный возраст воплощать свои девичьи сексуальные фантазии в реальность с таким остервенением – это, знаете ли, нужно было парню так достать молодую красавицу своими целомудренными ухаживаниями и постоянными пьянками, что девушке стало просто невмоготу. Мало того, что она в постели решила испробовать все позы из «Камасутры», так ещё и приговаривает, мол, смотри, сволочь, как твою девушку во все дыры имеют, а ты, гадина, дрыхнешь рядом на кресле! «И на кого я потратила два года своей бесценной юности!?». Хотя, как по мне, лучше таким вот красавицам не мучить ни себя, ни парня, который за ними ухаживают. Не устраивает тебя, что суженный неравнодушен к спиртному, так поставь ему условие – будешь пить, разбежимся. Не помогает – расходитесь в разные стороны. Вон, как это сделала Алла Николаевна Стрельцова, после того, как увидела своего самого любимого человека, без которого, по её словам, она не представляла себе жизни, падающего в грязь, когда тот пытался играть в футбол с мальчишками. Правда, поняла она, что Стрельцова не изменишь и ей с кумиром футбольных болельщиков не по пути, слишком поздно. Но лучше ведь поздно, чем никогда. Правда?

Компания, кстати, на даче Валентина Иванова, судя по всему, тоже собралась ещё та. Лично про похождения Иванова не интересовался. Сделайте это как-нибудь сами. А вот о Воронине написал уже выше. Тоже выпить был большой любитель. Да и что это за друзья такие? Прекрасно знают о слабостях своего товарища, видят, что он просто гибнет на их глазах, и поят у себя на дачах. В простонародье таких вот «друзей» довольно точно называют «собутыльники», как бы обидно не звучало это слово для прославленных «звёзд» советского футбола 60-х годов ХХ столетия.

 

2011

Костенко Александр Александрович

www.sports.ru

rulibs.com : Документальная литература : Биографии и Мемуары : Трагедия футболиста Эдуард СТРЕЛЬЦОВ : Федор Раззаков : читать онлайн : читать бесплатно

Трагедия футболиста

Эдуард СТРЕЛЬЦОВ

В конце 50-х годов в Советском Союзе не было популярнее футболиста из плеяды молодых, чем игрок столичного «Торпедо» Эдуард Стрельцов. На футбольном поле он творил чудеса, после чего о нем взахлеб писали газеты, а толпы поклонниц буквально преследовали молодое дарование по пятам. На этой почве у парня элементарно закружилась голова. Что неудивительно, ведь к моменту, когда на Стрельцова обрушилась всенародная слава, ему было всего лишь 19 лет. Мало кто из его сверстников смог бы устоять от соблазнов, которые открывает перед ними такая популярность. Не стал исключением и наш герой. Когда он впервые перешагнул порог команды «Торпедо», на нем был старенький ватник, а в руке деревянный чемодан. К 1957 году он получил от команды отдельную квартиру в новом доме на Автозаводской улице, стал прилично зарабатывать, женился (в этом браке у него родилась дочь). Одевался Стрельцов стильно, на голове соорудил модный кок. В общем, пижонил. Футболисты в те годы считались популярными личностями, многие из них были вхожи в артистическую богему. По словам самого Стрельцова, его никогда не тянуло в эту компанию, хотя со многими популярными артистами он был знаком (например, с Петром Алейниковым, Владимиром Земляникиным, Анатолием Папановым и др.).

Нарушения режима или пьянки у Стрельцова в те годы случались, причем в период с апреля 1957-го по январь 1958 года он несколько раз задерживался милицией за хулиганство на улице. Вот краткий перечень «подвигов» молодого футболиста.

14 апреля 1957 года Стрельцов учинил драку во Дворце культуры завода имени Лихачева. Когда его попытались утихомирить, то он еще более распоясался, ругался и кричал, что стоит ему только позвонить директору завода Крылову…

В ночь с 8 на 9 ноября того же года Стрельцов напился и стал ломиться в дверь семьи Спицыных по адресу Крутицкий вал, дом № 15. Испуганные соседи по телефону вызвали милицию, и дебошира увезли в 93-е отделение милиции. Но и там он не успокоился: всю дорогу ругался и грозился пожаловаться куда следует.

Наконец, 26 января 1958 года Стрельцов в состоянии алкогольного опьянения учинил новую драку: возле станции метро «Динамо» подрался с неким гражданином Ивановым. Его вновь схватила милиция, и он опять оказал ей сопротивление. За это он был привлечен к ответственности по Указу от 19 декабря 1956 года «Об ответственности за мелкое хулиганство» и получил наказание в виде трех суток содержания под стражей.

Самое удивительное, что обо всех этих проступках футболиста знали руководители команды «Торпедо», однако серьезных мер в отношении провинившегося не принимали. Почему? Здесь два объяснения: или боялись его нервной реакции на это, или просто потворствовали восходящей звезде. Его прощали даже тогда, когда он чуть ли не срывал запланированные футбольные матчи. В 1957 году они вместе с Ивановым опоздали на поезд Москва – Берлин, и сборная команда СССР без них уехала на отборочную игру с командой ГДР (тогда решалось, кто из них поедет на чемпионат мира в Швецию). Пришлось нарушителям догонять товарищей на машине. В Можайске ради них было принято решение остановить поезд и дожидаться, пока они не подъедут на автомобиле. После этого происшествия оба провинившихся чувствовали себя виноватыми перед командой и горели желанием на поле загладить свою вину. И им это удалось. Стрельцов, например, несмотря на травму ноги, умудрился сделать голевую передачу и забить один гол. Благодаря этому наши тогда и победили.

Все вышеперечисленные проступки не делали чести спортсмену, однако в какой-то мере были объяснимы: «звездная» болезнь для девятнадцатилетнего парня дело обычное. Выросший без отца, Стрельцов так и не сумел найти достойную замену ему – старшего товарища, который своим авторитетом сумел бы остановить его от скатывания в пропасть.

В июне 1958 года в Швеции должен был стартовать очередной чемпионат мира по футболу. Миллионы болельщиков во всем мире с нетерпением ждали его начала, мысленно уже предвкушая прекрасный футбол. Советские любители футбола ждали его с еще большим интересом: всем хотелось быть свидетелями дуэли двух восходящих звезд мирового футбола: бразильца Пеле и нашего Эдуарда Стрельцова. Однако эта дуэль так и не состоялось.

Сборная СССР должна была выехать в Стокгольм 28 мая. За три дня до этого события игроки сборной собрались в ателье на проспекте Мира, где должны были примерить специально сшитые для них костюмы. После этого игроки разошлись. Стрельцов сначала сходил в баню, затем отправился к знакомому директору магазина на улицу Горького, где у него была назначена встреча с Борисом Татушиным и Михаилом Огоньковым. Они тогда задерживались, и наш герой уже собирался было ехать домой, но тут в комнату зашел еще один знакомый Стрельцова – Сергей Сальников. Они вместе выпили, а тут и Татушин с Огоньковым подошли. Далее – слово М. Огонькову:

«Мы со Стрельцовым на моей машине поехали на Пушкинскую площадь, где должен был ждать Татушин, с которым мы договорились поехать за город отдохнуть. В машине Татушина сидел незнакомый мне парень по имени Эдик (Эдуард Тарханов – летчик. – Ф. Р.) и две девушки, Инна и Ира, которых я тоже не знал. Эдик предложил поехать к нему на дачу на станцию Правда, где поблизости есть водохранилище. Мы купили вино и закуску. Приехав на водохранилище, выпили, поиграли в волейбол. По дороге на дачу остановились в Пушкине, где Татушин оставил нас, а потом привез еще двух девушек, Тамару и Марину, которых я тоже не знал. Вечером на даче еще играли в волейбол, в теннис. Сели за стол в 12 часов ночи…»

О том, как развивались события дальше, существует две версии. По одной из них (ее подтверждает следователь прокуратуры Э. Миронова), после шумного застолья молодые люди разбились на пары и разошлись по разным комнатам. Стрельцову «досталась» Марина, однако она уединяться не захотела и сказала об этом хозяйке дачи. Но та не стала ее слушать и просто затолкала в комнату, где был Стрельцов, и закрыла дверь на ключ. Марина начала плакать, на что Стрельцов ответил руганью и тумаками. Однако девушка оказалась не из робких, и, когда Стрельцов начал срывать с нее платье, она вцепилась ему в лицо и стала царапать его. Судя по всему, это окончательно вывело из себя футболиста, и он обрушил на девушку град ударов. В результате, выбив ей несколько зубов и сломав нос, он довольно быстро подавил сопротивление жертвы и бросил ее на кровать. Самое удивительное, что, слыша шум этой борьбы, к месту происшествия не пришел ни один из друзей футболиста. Если бы кто-то из них вмешался и унял пьяного приятеля, трагедии удалось бы избежать. Однако…

Другую версию на страницах газеты «Совершенно секретно» высказал еще один юрист – Андрей Сухомлинов (он получил доступ к материалам уголовного дела Э. Стрельцова). По его словам, все выглядело совершенно иначе. Как же?

Оказывается, весь вечер Стрельцов и Марина вели себя как близкие люди – гуляли, целовались, за столом ели с одной вилки. Вечером все вновь уселись за стол, и веселье продолжалось до глубокой ночи. При этом всеми было выпито довольно большое количество спиртного, в том числе и Мариной со Стрельцовым (на столе тогда стояла сорокаградусная «Старка»). После застолья все разбрелись по комнатам, причем Стрельцов и Марина ушли чуть раньше остальных. Судя по всему, именно в этот отрезок времени все и произошло.

Видимо, Стрельцов в комнате стал приставать к девушке, а та стала сопротивляться. Сама она на суде вспомнит, что Стрельцов обращался с ней грубо и ей это не понравилось. Однако ее воспоминания простираются только до того момента, когда Стрельцов толкнул ее на кровать. Что было потом, она так и не вспомнила – была сильно пьяна.

Между тем вскоре в ту же комнату на ночлег пришли еще двое: Ирина и Тарханов, которые устроились на полу. Посреди ночи Ирина внезапно проснулась и увидела, что Стрельцов и Марина вновь занимаются любовью. Причем никакой борьбы в этом случае уже не было.

Далее – рассказ О. Белаковского: «Наутро мы встречались на Ярославском вокзале, чтобы ехать на тренировку в Тарасовку. Эдик Стрельцов задерживался. А появился в самом плачевном виде: лицо сильно поцарапано, ноготь на пальце откушен, и вообще выглядел он, прямо скажем… Да еще под парами со вчерашнего дня… Лева Яшин его спрашивает: „Что это, Эдик, с тобой?“ А тот отвечает: „Да я, Лев Иванович, был у бабушки на даче, и меня там собака покусала…“ Яшин посмеялся: „Да, – говорит, – какая злая собака!“

Я подхожу к тренеру Качалину: «Стрельцов нарушил режим вчера, тренироваться не может». Качалин огорчился, конечно: «Ладно, положите его спать пока…»

Между тем, пока Стрельцов отсыпался после бурной ночи на базе в Тарасовке, Марина с довольно помятым видом вернулась домой и сообщила, что ее изнасиловали. Мать воспылала справедливым гневом и тут же повела дочь в местное отделение милиции. Той же ночью Э. Стрельцов, Б. Татушин и М. Огоньков были арестованы прямо на базе сборной в Тарасовке. Правда, вскоре двух последних освободили, и под арестом остался один Стрельцов. Ему и было предъявлено обвинение в изнасиловании.

Вспоминая те драматичные дни, тогдашний начальник сборной СССР Владимир Мошкаркин рассказывал: «Я чувствую и свою вину за случившееся. Ведь я поддался на уговоры игроков и отпустил их за день до отъезда в Швецию со сбора в Тарасовке проститься с родными. Утром они должны были явиться к завтраку… Прояви я стойкость, не пойди на поводу у команды, Эдик в Швеции, глядишь, и Пеле затмил бы. Но я бы главным виновником этой истории назвал Б. Татушина. Кто такая пострадавшая – Лебедева? Подруга его знакомой. Татушин и свел их, увлек на дачу…»

О том, что знаменитый футболист Стрельцов арестован, стало известно москвичам уже на следующий день. Комментариев на этот счет было огромное количество, но всей правды мы не знаем даже сейчас, по прошествии стольких лет после этих событий. Но кое-какие выводы сделать все-таки можно.

Например, однозначно можно утверждать, что это дело намеренно раздувалось по указу сверху – по инициативе Н. Хрущева. Узнав о том, что знаменитый футболист избил и изнасиловал девушку, он пришел в неописуемую ярость и приказал раскрутить это дело «на всю катушку». Кроме того, ходили слухи о том, что свой зуб имел на Стрельцова и кое-кто из окружения Хрущева. Например, Екатерина Фурцева. В свое время она мечтала выдать свою дочь за этого футболиста, но Стрельцов якобы ей отказал, заявив: «Я свою Алку ни на кого не променяю!» Этого поступка ему, видимо, не простили.

Еще одним доказательством того, что Стрельцова стремились засадить за решетку, было то, что пострадавшая через пять дней после случившегося полностью отказалась от своих обвинений. В своей записке от 30 мая она писала: «Прошу прекратить дело Стрельцова Э. А., так как я ему прощаю». Однако это заявление следствие проигнорировало. А затем потерпевшая забрала свое заявление обратно.

Далее. Многие, наблюдавшие стремительное восхождение Стрельцова к вершинам славы, утверждают, что это не давало спокойно спать большинству влиятельных спортивных чиновников. Конечно, с одной стороны, он приносил советскому спорту огромную славу и популярность во всем мире, но с другой стороны, уж очень он был строптив… Не этим ли был вызван и такой эпизод, который произошел за три дня до случая на даче. В тот день в ЦК были приглашены председатель Спорткомитета СССР Романов и начальник сборной Мошкаркин. Там им сказали: «Есть мнение, что Стрельцов намерен остаться в Швеции. Поэтому брать его туда не стоит». Романов и Мошкаркин, пораженные таким заявлением, сначала растерялись, однако затем принялись горячо убеждать высокого начальника в абсурдности этой мысли. «Откуда вы это взяли?» – вопрошали они. «А вы не помните, как три года назад шведы сами зазывали Стрельцова к себе? Вдруг он согласится на этот раз? Ведь он неуправляем», – отвечал им высокий начальник. Но защитники Стрельцова все-таки сумели переубедить его и отказаться от своих подозрений. Стрельцова в сборной оставили, но обмануть судьбу так и не удалось.

Буквально за месяц до начала судебного процесса, когда в народе все чаще стали звучать мысли о том, что власти специально хотят засадить в тюрьму всесоюзную знаменитость, в центральной прессе была начата кампания по дискредитации Стрельцова. Так, в газете «Комсомольская правда» был напечатан фельетон Семена Нариньяни под весьма выразительным названием – «Звездная болезнь». Прочитав эту статью, любой нормальный человек делал однозначный вывод: и правильно сделали, что арестовали этого распоясавшегося юнца. Не случайно, что вырезка из газеты с этим фельетоном была сразу же подшита в уголовное дело № 53–50, заведенное на Стрельцова. (Интересно отметить такой факт: через некоторое время практически вся следственная группа, работавшая по этому делу, была уличена во взяточничестве по другому делу и предстала перед судом.)

В те дни, когда Стрельцов сидел за решеткой, сборная СССР по футболу отправилась в Швецию на чемпионат мира. В ее составе не было трех игроков: Э. Стрельцова, Б. Татушина и М. Огонькова. Так как выбыли они из состава сборной буквально накануне турнира, замену им пришлось искать в спешном порядке. Все это, естественно, не могло не сказаться на игре команды. В результате сборная СССР свела вничью матч с командой Англии (2:2), выиграла у Австрии (2:0), но проиграла сборной Швеции (0:2). Последний матч и решил судьбу нашей сборной: она выбыла из дальнейшего спора за звание чемпионов мира. Думаю, вряд ли наша команда выступила бы столь неудачно, не случись то происшествие на даче. Однако история не знает сослагательного наклонения.

Суд над Стрельцовым состоялся в конце июля 1958 года в здании Московского областного суда. У большинства присутствовавших на нем в начале процесса была еще надежда на то, что правосудие будет снисходительным по отношению к восходящей звезде. Однако никакого снисхождения Стрельцов не дождался. Приговор суда от 24 июля был откровенно суров: согласно Указу от 4 января 1949 года «Об усилении уголовной ответственности за изнасилования» осудить Э. А. Стрельцова на 12 лет лишения свободы. Когда этот приговор был оглашен, подсудимый в сердцах заявил: «Предлагали мне остаться во Франции, но я не захотел. А жаль!..» Сразу после приговора его первая жена подала на развод.

Первые месяцы своего заключения Стрельцов отбывал на лесоповале в Кировской области. Однако там он не задержался. Однажды его сильно избили другие заключенные, и начальство решило перевести его в другое место – в колонию № 5 города Донского Тульской области. Здесь никаких инцидентов у него уже не возникало. Поэтому в 1960 году срок заключения Стрельцову был снижен с 12 до 7 лет. Через год, когда зоны поделили на режимы, и на «строгом» (в колонии № 5) стали концентрировать рецидивистов, Стрельцова как впервые осужденного перевели в соседнюю колонию – № 1. Тогда эта колония только отстроилась, и на всю зону был всего один барак. Все зэки работали в инструментальном цехе, и Стрельцов вместе со всеми точил гаечные ключи с трещоткой. Несколько позднее (уже в Электростали) его перевели в отряд хозяйственной обслуги на должность библиотекаря. Тогда же он пошел учиться в восьмой класс.

Самое удивительное, но даже в заключении Стрельцову удавалось играть в футбол. В одном из писем матери он писал: «Уже начали играть в футбол. Играли товарищескую игру с 7-м лагпунктом, выиграли со счетом 7:1. С 1 июня начнется розыгрыш кубка по лагерям. Будем ездить на разные лагпункты. Время пойдет веселей…»

Стоит отметить, что, в отличие от футбольных матчей на свободе, игры в зоне представляли собой несколько иное зрелище. Например, в большинстве своем игроки зэковских команд были откровенными костоломами и не чурались никаких нарушений. Играть против таких футболистов было опасно для здоровья. Но Э. Стрельцов играл и даже умудрялся демонстрировать техничный и результативный футбол. Так, во время игры с командой костоломов, когда счет был 10:0 в их пользу, Стрельцов внезапно взорвался и стал один за другим вколачивать голы в их ворота. Остановить его было невозможно. Видя все это, зрители на трибунах ревели так восторженно, что обитатели соседнего поселка подумали, что на зоне начался бунт.

После того как первая жена Стрельцова подала на развод, у него на воле осталась девушка Галя, с которой он переписывался какое-то время. Однако затем и она вышла замуж за другого. По этому поводу Стрельцов в одном из писем матери написал: «Встретишь Галю, передай ей привет и пожелай ей счастья в семейной жизни. Правильно она сделала».

Первые годы своего заключения Стрельцов писал просьбы о пересмотре его дела, снижении срока. Однако все его просьбы оставались без внимания. В конце концов он и вовсе перестал их писать и просил мать, чтобы она тоже зря не обивала пороги начальственных кабинетов. Читаем в одном из его писем: «Еще я могу тебе посоветовать никуда не ходить. Это, по-моему, для тебя будет лучше. А то ты со своим здоровьем доходишься, что ляжешь и не встанешь. А когда я освобожусь, то мне некуда будет ехать, никого у меня не будет…»

И еще строчки, уже из другого письма: «Мама, не ты не доглядела, а я сам виноват. Ты мне тысячу раз говорила, что эти „друзья“, водка и эти „девушки“ до хорошего не доведут. Но я не слушал тебя, и вот – результат… Я думал, что приносил деньги домой и отдавал их тебе – и в этом заключался весь сыновий долг. А оказывается, это не так, маму нужно в полном смысле любить. И как только я освобожусь, у нас все будет по-новому…»

Через какое-то время Стрельцова перевели в колонию общего режима и назначили там ночным дневальным. Эта должность позволяла ему ночью заниматься уроками, а днем поддерживать спортивную форму. Однако среди зэков эта должность считалась позорной, поэтому блатные откровенно презирали Стрельцова. Но он и не стремился водить дружбу с блатными.

В футбол играть Стрельцову вскоре запретили из-за досадного случая. Настоящего футбольного мяча у него не было, поэтому он смастерил самодельный: скрутил две телогрейки и обтянул их проволокой. Получился какой-никакой, но мяч. Однако весил он не менее пяти килограммов, и однажды вратарь, ловивший его после удара Стрельцова, сломал себе ключицу. После этого начальство изъяло мяч и запретило зэкам играть в футбол. Но это было уже в самом конце тюремной эпопеи нашего героя. Через несколько месяцев он наконец вышел на свободу (большую помощь в этом оказал сын тогдашнего председателя Верховного Совета СССР А. Микояна). На дворе стоял 1963 год.

Тот год изменил и личную жизнь нашего героя. Буквально через полгода после освобождения он познакомился на стадионе «Торпедо» с девушкой по имени Раиса. Она работала продавщицей в ГУМе и жила там же, где и Стрельцов, – на Автозаводской улице. В тот день вместе с подругами Рая пришла на стадион. Одну из ее подруг знал Стрельцов. Вот через нее они и познакомились. Вскоре они поженились, и в этом браке у них родился сын Игорь.

В 1963–1964 годах Стрельцов играл в футбол за цеховую команду и за первую мужскую «Торпедо». Играл неплохо, и с каждым матчем набирал свою былую мощь и мастерство. Наконец в сезоне 1965 года было официально объявлено, что Стрельцов возвращается в основной состав «Торпедо». Стоит отметить, что это был беспрецедентный случай в истории отечественного футбола: еще никто из игроков не возвращался в большой футбол после шестилетнего перерыва.

Между тем возвращение нашего героя в большой футбол не было легким. О той закулисной борьбе, которая ему предшествовала, рассказывает бывший в те годы секретарем парткома ЗИЛа А. Вольский: «Шла настойчивая борьба за то, чтобы Стрельцову разрешили играть. Она длилась полтора года. Не хочу ничего плохого говорить о прежних руководителях федерации футбола, но они совершенно не отстаивали Стрельцова. Бился только один завод.

Однажды мы допустили непозволительный для себя шаг. Команда играла в Горьком. Вдруг весь стадион начал кричать: «Стрель-цо-ва! Стрель-цо-ва!» Естественно, без разрешения никто его на поле выпустить не мог. Тогда люди начали поджигать газеты. Это было страшное пламя. Загорелась даже часть трибун. Почти пожар. В перерыве к нам в раздевалку пришел один из руководителей Горьковского автозавода: «Ребята, если вы не выпустите его, они сожгут стадион». И тогда я говорю тренеру Марьенко: «Знаешь что, выпускай Стрельцова. В конце концов ничего страшного в этом нет. Ну, накажут…» Эдик вышел. Стадион принимал его стоя.

Когда мы приехали в Москву, мне позвонил тогдашний секретарь ЦК КПСС по идеологии Ильичев. Кричал: «Что вы хулиганите?! Бандита, развратника, насильника выпустили на поле. Это абсолютно недопустимо. Мы вас накажем». Я говорю: «Меня-то легко наказать. Как вы завод накажете? Тех болельщиков, которые просили его выпустить?..» Он сказал: «Мы разъясним, но уже без вас». Затем мой поступок обсуждали на бюро горкома…

Тогда мы решили действовать иным путем. Написали письмо на имя нового председателя Президиума Верховного Совета СССР Брежнева. Первая страничка полностью состояла из имен депутатов Верховного Совета СССР, РСФСР, которых на ЗИЛе было немало, орденоносцев, знатных людей… И еще сорок страниц примерно с десятью тысячами подписей рядовых рабочих. После чего нас с Александром Ивановичем Косицыным, тоже работником ЗИЛа, и депутатами пригласили в Верховный Совет. Брежнев меня просто потряс. Он сказал: «А я не понимаю… Если слесарь отбыл срок, почему ему нельзя работать слесарем?» Мы, естественно, с дрожью повскакали: дорогой Леонид Ильич, и так далее… Я попутно рассказал о звонке Ильичева. На что Брежнев ответил: «Ну, на Ильичева мы управу найдем». Не знаю, сколько потребовалось времени, чтобы Стрельцову разрешили играть. По-моему, меньше часа. Вышло постановление Федерации футбола СССР, и Стрельцов был мгновенно заявлен. При всем том, что он полысел, потяжелел, гениальность осталась…»

rulibs.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *