Дрогба дидье автобиография – «Если Дидье побывал в Буаке, значит, там безопасно». Глава 18 — Автобиография Дрогба — Блоги

Спортивные биографии

Краткая биография Дидье Дрогба

Самым знаменитым и успешным ивуарийским футболистом за всю историю большинство экспертов называет Дидье Дрогба. Об этом свидетельствуют многие показатели. В частности, он является лучшим бомбардиром сборной своей страны (в 104 играх отличился 65 результативными ударами) и первым африканским игроком, которому покорилась отметка в сто забитых голов в матчах английской Премьер-лиги.

Детство

Будущая футбольная звезда появилась на свет в Абиджане (Кот-д’Ивуар) 11 марта 1978 года. В пятилетнем возрасте родители перевезли мальчика жить к дяде во Францию, а в 1991 году перебрались туда и сами. С самого детства Дидье очень много времени уделял спорту, поэтому поступил в академию полупрофессионального клуба «Левалуа», в котором и началась его карьера. Изначально парень выступал на позиции правого защитника, однако со временем тренер решил сделать его нападающим. В это время он столкнулся с рядом трудностей. Дело в том, что местные подростки не любили Дидье и постоянно угрожали ему, требуя, чтобы он играл хуже. Как бы там ни было, очень скоро он попробовал свои силы во взрослой команде, однако из-за неприязни её наставника так и не заиграл в ней.

Футбольная карьера во Франции

После окончания местной средней школы парень переехал в город Ле-Ман, где посещал бухгалтерские курсы. Параллельно спортсмен выступал в «молодёжке» местного клуба. Многочисленные голы Дидье Дрогба в её составе способствовали тому, что в 1999 году парню был предложен первый профессиональный контракт. На протяжении его первого сезона здесь ему удалось в тридцати матчах забить семь голов. Как результат, он получил место в основном составе, которое со временем потерял из-за травмы. Так и не закрепившись в «Ле-Мане», зимой 2002 года за 80 тысяч фунтов футболиста приобрёл «Генгам». За первые полгода в 11 поединках игрок забил 3 важных мяча, что помогли команде остаться в элитном дивизионе. В следующем сезоне на его счету было уже 17 голов в 34 играх (3-й показатель в турнире). Такая результативность не могла оказаться незамеченной французскими грандами. Не удивительно, что в межсезонье «Марсель» выкупил его контракт за 6 миллионов евро. На протяжении первого сезона в новой команде форвард отличился 31 результативным ударом в 55 матчах.

«Челси»

Во время противостояний с «Порту» в Лиге чемпионов наставника соперников Жозе Моуринью очень сильно впечатлил Дидье Дрогба. «Челси», который он возглавил в новом сезоне, изначально предложил 28 миллионов евро за футболиста, однако получил отказ. После того как клуб повысил цену ещё на 10 миллионов, президент «Марселя» согласился на сделку. Сам футболист тогда признался, что переезжать в Лондон его никто не заставлял, поэтому он с удовольствием остался бы во французском клубе. Вместе с этим, по его словам, существуют предложения, от которых нельзя отказываться ни в финансовом, ни в спортивном плане, хоть он и согласился на переход не из-за денег. 30 июля 2004 года игрок дебютировал за новую команду в товарищеском матче против «Ромы». Выйдя на замену после перерыва, футболист забил гол уже на 68-й минуте.

За время первого периода выступлений в Лондоне Дидье Дрогба отличился 100 голами в 226 играх, а также сумел выиграть английское первенство и Лигу чемпионов. Нельзя не отметить и тот факт, что в финальной игре самого престижного европейского первенства против «Баварии» именно он сравнял счёт на 88 минуте, а позже реализовал послематчевый пенальти. В том матче ивуариец был назван лучшим игроком.

Смена обстановки

После завершения контракта с «Челси» в 2012 году, как свободный агент, Дидье Дрогба перебрался в Китай, подписав контракт с «Шанхай Шеньхуа». Сам футболист позже признался, что среди всех предложений он выбрал именно эту команду лишь ради того, чтоб сменить обстановку и получить новый опыт. Как бы там ни было, в Поднебесной он надолго не задержался. Уже через полгода игрок отправился в аренду в «Галатасарай», за который забил 15 голов в 37 поединках. После завершения сезона ивуариец вернулся в Лондон, подписав контракт с «Челси» на один год. За это время он выходил на поле 28 раз и забил 4 мяча. Матч против «Сандерленда» 24 мая стал последним для Дидье Дрогба в синей футболке, о чем он заявил ещё перед началом поединка. Футболист вывел на поле команду с капитанской повязкой, однако из-за травмы был заменен уже через полчаса.

Представитель американской лиги MLS, клуб «Монреаль Импакт», стал следующим вызовом для Дрогба Дидье (где играет он и сейчас). Свой дебютный мяч за эту команду футболист забил во второй встрече. В той игре против «Чикаго Файр» ему удалось отличиться хет-триком.

fb.ru

Дидье Дрогба – биография, фото, личная жизнь, новости 2018

Дидье Дрогба: биография

Уникальный футболист, сумевший остановить гражданскую войну, достигший небывалых для африканского игрока успехов, один из лучших нападающих мирового футбола. Дидье Дрогба – «вождь», непререкаемый авторитет с непростой биографией, человек, отличившийся не только блестящей игрой на поле, но и общественной позицией.

Дидье Ив Дрогба Тебили (полное имя футболиста) отмечает день рождения 11 марта. Мальчик появился на свет в семье банковских служащих в Кот-д’Ивуаре. В возрасте пяти лет малыш отправился во Францию к дяде, числившемуся игроком не слишком популярных местных футбольных клубов. Тем не менее, мужчина относился к профессиональным спортсменам и развил в племяннике любовь к футболу и проявившиеся таланты.

Футболист Дидье Дрогба

Нападающий с признательностью и благодарностью отзывается о дяде, который посвящал много времени юному дарованию. Дидье считает, что всему, чего он достиг в карьере, обязан дяде Мишелю.

Спустя три года мальчик заскучал по семье и вернулся в родной город. Однако вскоре в Кот-д’Ивуаре грянул экономический кризис, родители потеряли работу в банке, а семья – средства к существованию. В числе многих иммигрантов котдивуарцы перебрались во Францию.

Дидье Дрогба с "Золотой бутсой"

В 1993 году семья оказывается в пригороде Парижа, где Дрогба начинает играть за местный молодежный клуб. Вскоре родители обнаружили, что спорт отвлекает сына от школы, где нерадивый ученик остался на второй год. Волевым решением юноша отлучен от тренировок на некоторое время. Подтянув учебу, Дидье вернулся на поле в составе полупрофессионального «Левалуа». По совету дяди Мишеля, футболист сменил первоначальную позицию полузащитника на нападающего.

Не приглянувшись главному тренеру, нападающий редко выходил на поле. Однако, попав на газон, сразу же отличился забитым быстрым голом в ворота соперника. Неудивительно, что талантливым футболистом заинтересовались клубы позначительнее.

Футбол

Окончив школу, молодой человек переехал в Ле-Ман, где поступил в местный колледж и приступил к освоению бухгалтерской профессии. Там же нападающий тренируется в молодежном «Ле-Мане». Ежедневные изнуряющие тренировки оказались сложными для футболиста, Дрогба долго привыкал к заданному темпу. Мешали многочисленные травмы, за первые два года в клубе нападающий сломал ногу четыре раза.

Дидье Дрогба в составе ФК «Ле-Ман»

Вскоре молодой спортсмен осознал, что пора заниматься футболом профессионально, если он не хочет оставить талант в любителях. Котдивуарец дебютирует в основном составе «Ле-Мана», а в 1999 году подписывает первый контракт. С первого же сезона статный Дрогба (рост футболиста 189 см, вес - 91 кг) отправляет в ворота соперников 7 голов за 30 проведенных игр.

В 2002 году котдивуарец сменил клуб на «Генгам». Нападающий помог команде занять рекордное для нее 7 место в лиге 1, попав на третье место в списке лучших бомбардиров турнира.

Дидье Дрогба в составе ФК «Генгам»

Блестящие результаты не остались незамеченными агентами ведущих клубов страны. В 2003 году футболист переходит в «Олимпик Марсель», где не менее успешно проводит один сезон. Спортсмен назван лучшим игроком Франции и заслужил сравнение с Жан-Пьером Папеном.

В 2004 году состоялся переход Дрогба в «Челси». Сумма трансфера составила €38 млн. По признанию форварда, если бы не зарплата и контракт, выгодный для карьеры, то по велению сердца он остался бы в «Марселе». Однако предложение «синих» стало одним из тех, от которых не отказываются.

Дидье Дрогба в составе ФК «Челси»

Мировая слава нападающего, карьерные взлеты и профессиональные заслуги пришли к Дидье во время игры за английский клуб. В 2012 году котдивуарец забил 100-й гол за команду, взяв планку, которая не покорялась до него ни одному африканскому игроку. В том же 2012-м Дидье Дрогба помог «синим» впервые стать обладателями кубка Лиги чемпионов УЕФА, обыграв в финале мюнхенскую «Баварию».

После победы ходили слухи о переходе нападающего в состав «Барселоны». К слову, предыдущие встречи с «Барсой» становились для «синих» очень эмоциональными. Так, в 2009 году стычка Дрогба с арбитром после игры с каталонцами грозила окончиться дракой. Футболисты «Челси» были возмущены судейством и неназначенным пенальти. В результате английский клуб остался без кубка.

Лучшие голы Дидье Дрогба в составе ФК «Челси»

Нападающий развеял слухи, официально заявив, что с «Барселоной» переговоры не велись, однако английский клуб все же покинет после завершения контракта.

В 2012 году в качестве свободного агента форвард перешел в китайский клуб «Шанхай Шэньхуа». Затем в 2013 нападающий отправился в Турцию, играя за «Галатасарай». В 2014 футболист отыграл сезон за уже знакомый «Челси». В 2015 спортсмен перебрался в Канаду, где стал членом команды «Монреаль Импакт».

Дидье Дрогба в составе сборной Кот-д’Ивуара

Кроме клубной карьеры, небывалых для африканского футболиста высот Дрогба добился на мировом уровне. В составе национальной сборной Кот-д’Ивуара нападающий дебютировал в 2002 году. В 2005 команда прошла в финальную часть чемпионата мира. Тогда Дрогба совершил один из самых важных поступков в жизни. Воспользовавшись возможностью, в видеообращении футболист на коленях попросил повстанцев сложить оружие и прекратить гражданскую войну, которая шла в то время на родине нападающего. Старания форварда увенчались успехом, призыв был услышан, а дальнейшее участие Дрогба в процессе завершилось перемирием сторон в 2007 году.

Личная жизнь

С женой Лаллой – малийкой по национальности – Дрогба познакомился в столице Франции в 90-е годы. Тогда молодой футболист еще начинал карьеру в «Ле-Мане», а девушка пробовала себя в профессии модели. Супруга форварда выросла в семье, где о футболе знали не понаслышке. Отец Лаллы блистал на футбольных полях страны в 70-х годах. Женщина прекрасно разбирается в спорте и с удовольствием посещает матчи мужа.

По словам Дидье Дрогба, жена поддержала его, когда он подумывал о смене профессии, на протяжении всех совместных лет остается самым лучшим другом нападающего.

Дидье Дрогба с женой

Лалла занимается живописью, ее картины выставлялись в Мали, Сенегале, Кот-д’Ивуаре, Франции и Англии. Тем не менее, в отличие от некоторых звездных жен футболистов малийка не любит общественное внимание и старается оставаться в тени. Фото супруги Дидье редко появляются в прессе и даже на его странице в «Инстаграме».

У Дрогба трое детей – два сына и дочь. Старший сын планирует пойти по стопам отца и первые шаги в футболе сделал в Академии «Челси», после чего вошел в состав молодежной команды клуба.

Дидье Дрогба с детьми

Пара узаконила отношения только в 2011 году в Монако. Молодожены предпочли церемонию с родными и близкими друзьями. Подарок в виде организации торжества преподнес владелец «Челси» Роман Абрамович.

Семья занимается благотворительностью, организован «Фонд Дидье Дрогба». Организация вкладывает средства в медицину и образование, строительство больниц на родине футболиста, а также в других странах Африки.

Футболист Дидье Дрогба

За активное участие в 2007 году футболист удостоился звания Посла доброй воли по программе развития ООН. В 2011 году за заслуги на поприще свершителя добрых дел форвард награжден премией «Гуманность вне спорта».

Дидье Дрогба сейчас

В 2017 году нападающий перешел в американский клуб «Финикс Райзинг», став также его совладельцем. В сезоне 2017/2018 форвард продолжает забивать образцовые голы в ворота противников. Однако футболист официально заявил о завершении карьеры после конца сезона. Новости о жизни кумира фанаты узнали из постов в «Инстаграме» и «Твиттере». Дидье – активный пользователь социальных сетей и часто радует поклонников фото и видеообращениями.

Дидье Дрогба в составе ФК «Финикс Райзинг»

Дрогба остается признанным авторитетом в футбольном мире. Во время чемпионата мира ФИФА 2018 года в России нападающий приглашен в эфир ВВС для комментариев и прогноза результатов.

По мнению форварда, победителем чемпионата должна была стать сборная Бельгии. Нападающий отметил, что в составе выходят талантливые футболисты, в том числе его друзья – Ромелу Лукаку, Кевин Де Брюйне, Венсан Компани, Эден Азар.

Награды

«Челси»

  • 2004/05, 2005/06, 2009/10, 2014/15 - Чемпион Премьер-лиги
  • 2007, 2009, 2010, 2012 - Обладатель Кубка Англии
  • 2005, 2007, 2015 - Обладатель Кубка Футбольной лиги
  • 2005, 2009 - Обладатель Суперкубка Англии
  • 2012 - Победитель Лиги чемпионов УЕФА

«Галатасарай»

  • 2012/13 - Чемпион Турции
  • 2013/14 - Обладатель Кубка Турции
  • 2013 - Обладатель Суперкубка Турции

Сборная Кот-д’Ивуара

  • 2006, 2012 - Финалист Кубка Африканских наций

Личные

  • 2004 - Гол года французской Лиги 1
  • 2005 - Лучший футболист Суперкубка Англии
  • 2006 - Лучший гол сезона «Челси»
  • 2006, 2007, 2012Футболист года в Кот-д’Ивуаре
  • 2006/07, 2009/10 - Лучший бомбардир чемпионата Англии
  • 2007 - Приз Алана Хардекера
  • 2007 - Лучший футболист Финала Кубка Футбольной лиги
  • 2010 - Лучший футболист Финала Кубка Футбольной ассоциации
  • 2010 - Time 100
  • 2012 - Лучший футболист Финала Лиги чемпионов УЕФА
  • 2013 - Обладатель трофея «Golden Foot»

Фото

24smi.org

Секреты аристократов. Чем интересна автобиография Дидье Дрогба

Дидье Дрогба, покинувший "Челси" этим летом уже во второй раз, на днях опубликовал автобиографию под названием "Обязательство". Журналисты DailyMail уже бегло ознакомились с содержанием книги и делятся с читателями некоторыми интересными фактами из нее. 

Урок лидерства

Дрогба перешел в "Челси" из "Марселя" в 26-летнем возрасте в 2004 году. Как раз в то время Жозе Моуриньо лишь дебютировал на тренерском мостике "аристократов". Ивуарийский форвард заслужил переход в АПЛ своей игрой в Лиге Европы, где он забивал в ворота "Ньюкасла" и "Ливерпуля". Потому сумма в 24 миллиона фунтов стерлингов, отданная "Челси" за нападающего, не показалась чрезмерной. 

Но даже несмотря на то, что о Дрогба узнали в Англии, сам Дидье испытывал явные проблемы со знанием английского футбола. Вот что говорил нападающий о своей первой тренировке в "Челси": "Я заметил высокого сильного парня, который выглядел очень молодо и вел себя так, что я посчитал его кем-то из резервистов. Я подумал, что он оказался здесь, чтобы набраться опыта игры вместе с игроками основы. В конце тренировки я спросил у другого игрока, что это за парень. Смеясь, он ответил: "Это же капитан! Джон Терри!". Я так мало знал о команде, что даже не узнал ее молодого капитана". 

Фрэнк говорит

Пусть даже Моуриньо и добыл для "Челси" первый титул за 50 лет, а вслед за ним еще один, дела для Дрогба складывались не лучшим образом в первые 24 месяца пребывания в Лондоне. Его результативность снизилась в сравнении с тем, что мы видели в исполнении ивуарийца в Лиге 1. Одной из опций в такой ситуации оставалось возвращение на континент по истечении двухлетнего пребывания в Англии. 

Дрогба вспоминает влияние Фрэнка Лэмпарда на его решение остаться в команде. Нападающий получил СМС легендарного полузащитника, и содержание этого сообщение убедило его отказаться от ухода из клуба. 

"Человеком, который единолично убедил меня остаться, был Фрэнк Лэмпард. Он прислал мне такое сообщение: "Привет, Дидье, я надеюсь, ты остаешься, потому что мы должны выиграть титул чемпионов АПЛ вместе, а после этого победить и в Лиге чемпионов". 

Тесная связь между "старой гвардией" команды – Лэмпардом, Дрогба, Терри и Чехом - наблюдалась и в дальнейшем, и в итоге им удалось вместе прийти к европейскому триумфу шестью годами позже – в 2012 году. 

Как Адриано почти заменил Дрогба

Классическим примером ссоры между тренером и руководством клуба можно считать эпизод, закончившийся отставкой Луиса Фелипе Сколари в 2009 году. Бразильский тренер сказал Дрогба, что тот больше никогда не сыграет за "Челси" под его руководством, и что ему придется искать себе новый клуб в зимнее трансферное окно. Сколари хотел заполучить бывшего нападающего "Интера" Адриано, которого сейчас чаще вспоминают из-за проблем с лишним весом, а не из-за голов.  

Дрогба пишет об этом так: "Когда я покинул собрание, первым делом я позвонил Абрамовичу и рассказал о сложившейся ситуации. Ответ был категоричным: "Ты никуда не уходишь. Кто сказал тебе, что ты должен уйти?" 

9 февраля Сколари был уволен. 

Проблемы Торреса

Фернандо Торрес все еще считается одним из самых дорогих провальных приобретений в английском футболе. После перехода из "Ливерпуля" за 50 миллионов фунтов он провел в "Челси" четыре бесславных сезона, пока не ушел в "Милан" практически бесплатно. 

Дрогба, который считался основным конкурентом испанца, сожалеет, что на плечи Торреса было возложено такое давление общественности. Не боясь оскорбить чувства болельщиков "Ливерпуля", Дидье говорит следующее: "При всем уважении к "Ливерпулю", в этой команде было два короля – Стивен Джеррард и Фернандо Торрес. В "Челси" же было 22 короля". 

Босингва в Барселоне

То, что Роберто Ди Маттео привел "Челси" к победе в Лиге чемпионов спустя 3 месяца после назначения на должность главного тренера, остается одним из самых больших футбольных сюрпризов. Стареющий состав "Челси" был в 2012 году, буквально, на последнем издыхании, но опыт взял свое. 

В перерыве матча с "Барселоной" в полуфинале ЛЧ слово взял тот, от кого этого явно не ждали. Дрогба пишет: "Игроки не боялись брать на себя ответственность. Тренер сказал Браниславу Ивановичу играть в центре защиты, но Жозе Босингва сказал: "Нет, нет, я буду играть в центре". Более того, он высказал свое мнение относительно того, где и как должны играть другие игроки. Я помню, как сказал, что мне все равно, где играть. Я могу сыграть даже левого защитника, если нужно. Нам не нужен был нападающий". 

"Челси" провел почти все следующие 45 минут в собственной штрафной площади, и, с Босингвой в центре защиты, сумел пробиться в финал. 

Мюнхенские игры разума

Итак, "Челси" оказался в финале, где снова продемонстрировал невероятно закрытый футбол, и к 83 минуте проигрывал со счетом 0:1 мюнхенской "Баварии", которая, к тому же, играла на своем поле. 

Дрогба удалось сравнять счет на 88 минуте, а затем и забить решающий пенальти в серии 11-метровых ударов. Но еще до этого он был уверен, что матч выиграет "Челси". Убедил его в этом Хуан Мата: "Когда я ставил мяч на центр поля, то лишь повторял: "Нет, нет, нет!". И тут Хуан Мата сказал: "Нет, Дидье. Ты должен верить. Ты обязан верить!". 

Чуть позже именно Мата подал угловой, после которого Дрогба забил ответный мяч. Как раз перед этим нападающий услышал слова центрального защитника Давида Луиса, адресованные Бастиану Швайнштайгеру, который сейчас играет в "Манчестер Юнайтед": "Смотри, мы сейчас забьем". Дидье оставалось выполнить пророчество партнера по команде. 

Игры разума были в действии и перед тем, как Арьен Роббен промахнулся с "точки". Тот удар в экстра-тайме мог решить исход матча. Дрогба и Лэмпард сказали своему бывшему партнеру по команде: "Арьен, ты игрок "Челси", ты не можешь это сделать! Не делай этого! В любом случае, мы все равно знаем, куда ты собираешься пробить". 

Это сработало. Дрогба говорит: "Мы залезли ему в голову, определенно, потому что его удар получился слабым – гораздо более слабым, чем обычно, - и Чех отразил мяч".

campeones.ua

Дидье Дрогба, где играет Дрогба футболист, автобиография

Дидье Дрогба, где играет Дрогба футболист, автобиография | СпортОтвет.ру

sportotvet.ru

Отдать всего себя. Моя автобиография. Глава 2. Начало карьеры (Дидье Дрогба, 2015)

Глава 2

Начало карьеры

Я довольно быстро добился возможности играть за первый состав команды «Under-17»[2] в «Левалуа». Нас тренировал Сребренко Репчич, бывший нападающий белградской команды «Црвена Звезда». Похоже, он явно что-то видел во мне, поэтому старался помогать с отработкой техники и перемещений, особенно перед воротами. Занятия с ним изрядно выматывали, но, как и в отношении Кристиана Порнина, я перед ним в большом долгу, поскольку он поощрял меня тренироваться еще усердней, чем когда-либо, заставлял учиться у великих футболистов (мы отсмотрели громадное количество видео с их участием) и ставить перед собой большие цели. Кроме того, он был добр ко мне и иногда после долгих тренировок, чтобы было легче, подбрасывал меня до станции. Благодаря ему ко мне пришло осознание, что в жизни дается только один шанс – и его нужно использовать по максимуму. Мне невероятно повезло встретить на том этапе таких тренеров, которые в меня поверили и всячески побуждали меня к высоким результатам. Естественно, я, как мог, отвечал им благодарностью и уважением, работая не покладая рук и часто оставаясь для самостоятельной работы над техникой после тренировок. Я твердо убежден, что если ты относишься к людям с уважением, это обязательно воздастся тебе в будущем. Если ты с кем-то приветлив, то и они в ответ будут приветливы к тебе. Я пытаюсь жить по этому принципу, даже если на поле все оборачивается совершенно иным образом.

Два этих тренера видели во мне нацеленность на результаты, мою решимость, которой порой недоставало некоторым парням, которые тренировались вместе со мной в «Левалуа». Несомненно, многие из них были более талантливы, чем я. Различие между нами заключалось в том, что я стремился достичь гораздо большего. Они приезжали, тренировались, а затем тусовались с друзьями или девушками в кинотеатрах или в клубах, иногда далеко за полночь. То же самое происходило и в выходные дни. Порой кто-то даже уезжал на каникулы в середине сезона. В результате когда они появлялись на тренировке, у них зачастую не было необходимой концентрации и энергии. Им хотелось играть в футбол, развлекаясь.

Что же касается меня, то я желал только одного – стать профессиональным футболистом. Хотя порой я тоже кое-куда наведывался, для меня футбол всегда оставался основным приоритетом. Я ненавидел проигрывать, особенно в юном возрасте (нередко после поражений я мог просто рыдать). Игра была для меня всем, футбол был моей страстью, моей жизнью.

После уроков в Энтони я бежал на поезд, чтобы поспеть на игру или на тренировку. Порой я видел там своих одноклассников, которые тусовались, жевали свои бигмаки (не поймите меня превратно, я и сам порой был не прочь что-нибудь перехватить, особенно по пути домой после тренировок, спеша на электричку), и слышал, как они посмеиваются надо мной. Они говорили, что я веду себя чересчур серьезно. Неужели я действительно собираюсь стать профессионалом, играть за «ПСЖ» или какой-либо другой известный клуб? Но я был настроен на успех весьма решительно и верил в себя. Хорошо, пусть некоторые ребята, которые тренировались вместе со мной, были от природы наделены бо́льшим, нежели я, талантом, зато, в отличие от них, я был готов пожертвовать чем угодно ради достижения поставленной цели. На самом деле, я не считал это жертвой – ведь я занимался тем, чем хотел.

Сейчас это легко забыть, учитывая те денежные суммы, которые крутятся в высших сферах футбольного мира, однако 20 лет назад никто, особенно во Франции, даже в Высшей лиге, такими богатствами не обладал. И я занимался футболом вовсе не ради денег. После выпускного (мне тогда было 18 лет), когда я окончательно сосредоточился на выступлениях за «Левалуа», мне платили за победу в первом составе около 175 фунтов[3] – и ничего не платили в случае поражения. Я занимался этим из искренней любви к игре, потому что только в ней я чувствовал, что живу. Я жил, я дышал футболом, только через него у меня была возможность выразить самого себя. Помню, как отец однажды пришел посмотреть на мою игру, после чего, уже дома, спросил у меня: «Кто же ты на самом деле, Дидье? Кто ты? Понимаешь, тот парень, которого я увидел, он выглядел счастливым, он постоянно разговаривал, направлял остальных, жестикулировал, наслаждался собой». И это было правдой. Я слыл замкнутым подростком, и футбольное поле было единственным местом, где я мог выразить себя, где чувствовал себя самим собой, ощущал настоящую свободу. И во многом все так и осталось до сего дня.

Некоторое время спустя я стал задумываться о том, чтобы поискать возможности для развития карьеры в другом месте. Мне было необходимо понять, по силам ли мне достичь более высокого уровня. В «Левалуа» все шло замечательно, но мы, по существу, играли в футбол «по совместительству», в свободное время, были любителями. Мы играли в низшей лиге, в «Национальном чемпионате-2», на четвертом ярусе французского футбола. К тому времени я встретил свою будущую жену, Лаллу, и, хотя наши отношения стали серьезными, лишь когда мне исполнилось 19 лет (отчасти из-за того, что она жила в Бретани, и нам было просто физически весьма трудно видеться друг с другом), она поддерживала мое стремление к вершинам. Она навсегда стала важной частью моей жизни и карьеры, и я бы не достиг ничего без ее невероятной любви и поддержки. Именно поэтому я посвятил ей и всей моей семье целую главу этой книги. Я начал рассылать свои резюме во все клубы «Лиги 1»[4] во Франции, надеясь, что кто-нибудь обратит на меня внимание. Пожалуй, неудивительно, что большинство не сочли нужным ответить мне, а остальные отделались коротким «Нет». Может, кого-то такой поворот и обескуражил бы, но я не собирался сдаваться.

Однажды, когда мне уже исполнилось 18 лет, дядя сказал, что благодаря своим связям договорился о том, чтобы на меня посмотрели в клубе «Ренн». «Ренн» был и остается клубом довольно высокого уровня с совершенно фантастической подготовкой молодежи, благодаря которой получили путевку в жизнь несколько талантливых футболистов, поэтому я был весьма воодушевлен этим известием. Я ничего не стал говорить никому из команды, в том числе Жаку Лонкару, тренеру первого состава, а просто отправился попытать удачу. На второй день просмотра список из 23 человек сократили до двух, в число которых попал и я. Казалось, я был близок в своей цели! На следующей день я даже ехал на электричке вместе с главной командой, в которую входил Сильвен Вильтор, один из выпускников их молодежной школы. Я был вне себя от счастья.

К сожалению, эта эйфория длилась недолго. Кто-то из руководства клуба «Ренн» в тот день позвонил в «Левалуа», чтобы узнать обо мне побольше. К тому времени, как я добрался до дома в тот вечер, мой секрет уже был раскрыт, а мечта похоронена. Лонкар ответил, что я никуда не уйду из команды. Кроме того, на другой день он заявил уже лично мне при встрече, что не одобряет то, как я себя повел (хотя я и пытался объяснить, почему так поступил, что я амбициозен и хочу пробиться на новый уровень). В конце концов, я находился на пороге 19-летия, и мои сверстники Давид Трезеге и Тьерри Анри уже существенно опережали меня в карьерном росте.

Впрочем, тренер принял сказанное к сведению и пообещал помочь найти другой клуб, в котором на меня бы посмотрели. Довольно скоро он сдержал свое слово, и я отправился в «Генгам», еще одну команду Высшей лиги из Бретани. Первая тренировка прошла достаточно хорошо, однако на второй день во время спарринга против первого состава я получил перелом пятой плюсневой кости и был вынужден покинуть поле. Невозможно было поверить в такое невезение, и, ковыляя домой, я переживал, что упустил, возможно, свой главный шанс. Когда мне еще представится такой же?

Странным было то, что, несмотря на две неудачи, я продолжал верить в себя и надеяться: «Однажды я все равно туда пробьюсь!» Эта вера никогда не покидала меня. Не знаю, на чем основывалось упорство, но, слава богу, это произошло: совершенно неожиданно раздался звонок от тренера юношеской команды «Пари Сен-Жермен» Доминика Леклерка. Могу ли я приехать в их тренировочный центр «Камп де Лож»? Это было уже совсем другое дело! Я рассказал, что из-за травмы не смогу сразу же приступить к тренировкам, но это его не остановило, и он дал ясно понять, что заинтересован во мне (очевидно, их скауты какое-то время наблюдали за моей игрой). Состоялся медосмотр, где выяснилось, что в течение двух месяцев я буду готов играть, поэтому у них не было каких-либо проблем, чтобы подписать со мной контракт.

Итак, я приехал в «Камп де Лож», расположенный к западу от Парижа в небольшом живописном городке Сен-Жермен-ан-Ле, за тридевять земель от Левалуа и Энтони. «Камп де Лож» поразил меня огромными размерами, впечатляющими строениями и первоклассными полями. Этот клуб высшего дивизиона имел славную историю, и у меня появилась возможность стать его частью. Несмотря на то что я всю жизнь болел за «Марсель», нельзя было позволить верности его цветам встать на пути открывавшейся передо мной замечательной возможности.

Меня привели в переговорную комнату, где представители клуба ознакомили меня с контрактом. Со мной не было никого: ни отец, ни кто-либо из «Левалуа» не приехали со мной и не могли помочь мне, и у меня в то время еще не было агента, который мог бы мне что-то подсказать (и его еще долго не будет). Это был первый в моей жизни контракт, и, по правде говоря, после разъяснения ряда его условий я был поражен.

– Вот контракт, который мы хотим предложить тебе, – сказал один из парней, перелистывая его страницы.

Меня оформляли как стажера, но при этом предлагали плату в 7000 франков ежемесячно (около 700 фунтов) – гигантская для меня сумма по тем временам. Кроме того, клуб планировал выдавать мне семь (да, именно семь!) пар фирменных бутс «Найк». Я в то время накопил на хорошую пару бутс, а потом тщательно берег ее, чтобы она служила мне как можно дольше. Одним словом, это была просто потрясающая сделка. Но и это было еще не все.

– Мы также планируем выделить тебе автомобиль «Опель Тигра», – добавили мне, – поскольку твой контракт особенный. У нас сейчас только два стажера.

В такое было трудно поверить!

Когда я уже поднес ручку к бумаге, мне сказали:

– Чтобы ты понимал, этот контракт всего на один год. Хорошо покажешь себя и будешь хорошо играть – мы оставим тебя. Если нет – в конце сезона мы расстанемся. Мы также не можем гарантировать, что оставим тебя в составе в случае травмы. Поскольку ты сейчас как раз травмирован, нам необходимо поправить в контракте несколько пунктов. Мы выйдем ненадолго, чтобы это сделать, и вернемся через пять минут.

И с этими словами они оставили меня наедине с мыслями о том, что только что было озвучено.

Неожиданно до меня дошло, что мне предстоит столкнуться с настоящим давлением – таким, какого я еще никогда не испытывал. После игры за любительскую команду, которая тренировалась один или два раза в неделю, а затем после выступлений в четвертом дивизионе слишком многому предстояло измениться. Это означало, что через год я могу вернуться к тому, с чего начинал, чтобы вновь стартовать с нуля. Эта мысль не на шутку меня обеспокоила.

Время шло. Пять минут превратились в десять, затем в двадцать. Никто не возвращался. У меня появились дурные предчувствия. Что происходило? Куда все они делись? Может, они изменили свое решение? Казалось, ко мне вообще никто не проявлял ни малейшего интереса. Я ощущал себя пустышкой. Это было не лучшее начало. Внезапно я начал трусить, я по-настоящему испугался. «Ладно, – успокаивал я сам себя, – даю им еще пять минут. Если они не придут, то я ухожу». Прошло уже тридцать минут. «Хорошо, еще пять минут!» – торговался я сам с собой. Тридцать пять минут. Сорок. «С меня хватит, пора уходить!» Я просто встал и вышел, сконфуженный от всего произошедшего.

– Ну что, подписал контракт? – спросил отец, когда я вернулся домой.

– Нет, – ответил я угрюмо.

– Что? Это еще почему?!

– Не подписал, потому что они заставили меня несколько часов сидеть в этой комнате, и никто не проявил ко мне ни малейшего интереса. Так что я просто ушел оттуда.

– Что? Ты должен был ждать там и никуда не уходить!

– Нет, у меня были дурные предчувствия. Мне стало не по себе.

Хотя Доминик Леклерк, безусловно, и проявил ко мне интерес, насчет всего остального у меня были не самые лучшие предположения, практически с самого начала. Признаться честно, я не чувствовал там себя комфортно. Однако отец не мог в это поверить:

– Ты вечно ноешь, что никто не дает тебе шанса, а потом появляется «ПСЖ», и ты говоришь им: «Нет»?

Я пытался объяснить, что чувствовал в то время, но он никак не мог меня понять.

Однако потом случилось что-то удивительное. Через пару дней мне позвонил Марк Вестерлопп из «Ле-Мана». Я никогда не слышал о нем и ничего не знал про «Ле-Ман», если говорить начистоту, кроме известных соревнований автогонщиков «24 часа Ле-Мана». Мог ли я себе представить, что там есть футбольная команда? Ни за что.

– У нас есть игрок, похожий на тебя, одного с тобой стиля игры, – начал он, – но он стареет, и мы будем заменять его. Мы бы хотели, чтобы ты был этой заменой, чтобы ты играл за первый состав. Я никогда не видел, как ты играешь, но слышал немало восторженных отзывов о тебе, поэтому готов подписать с тобой контракт.

– Но я пока не могу играть, у меня травма, – ответил я.

– Это не проблема, не переживай. Приезжай, для начала хотя бы познакомимся.

Это было потрясающе! Его слова воодушевляли, и я пришел в восторг от услышанного. Ему удалось тут же расположить меня к себе.

– Хорошо, приеду. Завтра же сажусь на электричку.

Я так и поступил. Я отправился прямиком туда и познакомился с клубом, со всей их организацией. Марк взял на себя труд показать мне город, который на самом деле оказался довольно привлекательным, и я с самого начала влюбился и в клуб, и в тот образ жизни, который мне предстоял. Это было тихое местечко, никакой суеты и круговерти, как в Париже. Ле-Ман находится в часе езды на электричке от столицы, что для меня было идеально: достаточно близко на тот случай, если захочется повидаться с друзьями и родными, но при этом так далеко, что у меня не будет искушения мотаться назад слишком часто. Я знал, что, тренируясь с «ПСЖ», получил бы собственную квартиру, потом на меня неизбежно свалились бы друзья из Энтони, начались бы разного рода тусовки, посиделки, и это сказалось бы плохо на моей мечте стать футболистом. Здесь, в «Ле-Мане», таких отвлекающих факторов было меньше. Кроме того, они предлагали мне столько же денег и тоже, как и в «ПСЖ», обеспечивали меня бутсами – на этот раз фирмы «Адидас». Контракт также заключался на один год, однако неопределенности, как в случае с «ПСЖ», не было (не было жесткой увязки моей дальнейшей судьбы с уровнем моей игры). Все было вполне приемлемо.

Кроме того, мне с самого начала понравился Марк Вестерлопп. Мы пришлись по душе друг другу. Он говорил очень спокойно и тихо, так что мне нередко приходилось подходить вплотную, чтобы расслышать, что он излагает. Наряду с этим в нем чувствовались авторитет и мудрость, и я стремился впитывать все то, что он говорил.

Через пару лет мне довелось сыграть против молодого парня, с которым «ПСЖ» подписал контракт на тех же условиях, которые предлагал и мне, и в то же время, когда я приезжал к ним. К несчастью для него, в конце первого сезона из-за травмы с ним не стали продлевать контракт, и ему пришлось похоронить мечту о «ПСЖ». А ведь я мог легко оказаться на его месте, и тогда моя жизнь сложилась бы совсем по-другому.

Это была осень 1997 года, мне было 19 лет, и я начинал долгий путь от молодежной команды клуба «Лиги 2» до первого состава. Я осознавал, что был уже достаточно взрослым в сравнении с некоторыми своими партнерами и коллегами, но при этом отставал от них в технике футбола. Однако все происходящее захватывало меня, ведь я делал большой шаг на пути к достижению заветной цели.

Первые три месяца я жил в общежитии футбольной школы клуба рядом с тренировочным центром. Мне еще предстояло окончить бухгалтерские курсы, поэтому приходилось каждый день ходить в колледж и порой оставаться там до четырех или пяти часов, а затем, нередко уже вечерами, еще и тренироваться. На самом деле, посещая курсы, я не просто удовлетворял желание отца, но дополнительно получал возможность заниматься чем-то еще, а не только играть в футбол целыми днями. Те три месяца напоминали проживание в обычном студенческом общежитии, так как стажеры из школы мотогонщиков тоже проживали там, и в этой атмосфере спортсменов из разных видов спорта жилось довольно весело.

Мне удалось быстро обзавестись друзьями из числа других футболистов-стажеров, включая Кадера Сейди, чья комната располагалась напротив моей. У него могла получиться отличная карьера футболиста, но все его надежды разрушила тяжелая травма колена, что продемонстрировало мне, насколько жестоким может быть спорт. Мы оба начали общаться с некоторыми игроками-профессионалами из первого состава: это было увлекательно. Это было похоже на то, словно ты в школе попал в компанию ребят, которые на несколько лет старше тебя. У них были машины, красивая одежда, и они знакомили нас с тем, как можно интересно проводить время в городе. Для меня это был совершенно новый мир, и, должен сказать, я в полной мере наслаждался приобретенной свободой, независимостью и той небольшой суммой денег, какую теперь имел в собственном распоряжении.

В «Ле-Мане» я ощутил, что действительно требуется от футболиста. У меня был определенный потенциал, имелись определенные навыки (насчет этого я мало сомневался). Но вот чего мне, безусловно, не хватало, так это физической формы, натренированности, особенно из-за того, что недавно перенесенная травма ограничила меня в движении на несколько месяцев. Мой организм был совершенно не готов к ежедневным тренировочным нагрузкам. Раньше я мог спокойно поглощать какую угодно еду перед тренировкой или даже игрой – и это никак не отражалось на моем выступлении. Вскоре я осознал, что больше так продолжаться не может, поскольку ко мне теперь предъявлялись совсем иные физические требования. Поэтому однажды я мог быть хорош, а в другой раз уже совершенно опустошен, обессилен и не способен на то, что от меня требовалось. На первой беговой тренировке мне пришлось остановиться в то время, как все остальные пробегали мимо меня. Мое сердце бешено колотилось, я истекал потом, и на длинной дистанции мои результаты были хуже, чем у всех остальных.

Впрочем, Вестерлопп сохранял веру в мои способности, постоянно подбадривал меня и давал мне ценные советы. Вскоре я встретился с Аленом Паскалу, который работал тренером по физподготовке первого состава команды. Раньше наши пути уже пересекались, но в весьма сложной ситуации, и он никогда не позволял мне забыть об этом. За пару лет до того он выбрал меня в команду «Under-17», собранную из ребят из департамента, где я жил (О-де-Сен, примыкающий к Парижу), однако из-за проблем с учебой отец не подписал для меня разрешение на выступления за эту сборную. Я плакал, умолял его – но все было тщетно, и в конце концов из уважения к отцу и его авторитету я отказался от участия в команде.

Несмотря на то что Паскалу был в курсе тех проблем, которые помешали мне тогда явиться на игру, он решил на этот раз быть со мной крайне суровым. Он постоянно кричал на меня, подгоняя на тренировках и объясняя, как мне необходимо выкладываться:

– Так ты собираешься становиться профессиональным футболистом или нет? Смотри, в школе ты особо не преуспел, так что облажаться еще и здесь тебе совсем нельзя, не так ли? Тебе надо стать намного лучше, иначе ничего не добьешься.

И так постоянно. Эта словесная агрессия была для меня в диковинку, и мне было тяжело выносить ее. Кроме того, я считал, что он ненавидит меня, и не мог взять в толк, что же такого я ему сделал, чтобы так со мной обращаться.

Постепенно ко мне пришло понимание, что он ведет себя так со всеми. Он изучал науку о спорте в университете, и хотя мы все его слегка побаивались, мы видели, что он знает, о чем говорит, когда речь заходила о физической форме, правильном питании, уходе за собой и полной реализации физического потенциала твоего организма.

В любой ситуации Марк Вестерлопп и Ален Паскалу старались придерживаться психологической тактики «хороший коп, плохой коп», и это оказало на меня поразительный эффект. В обоих случаях по разным причинам это мотивировало меня работать изо всех сил, демонстрируя, на что я способен. Первому я был благодарен за доверие и не хотел ударить перед ним в грязь лицом, второму я просто желал доказать, что он ошибается на мой счет и что я на самом деле могу добиться в футболе многого!

К сожалению, с непривычки к такому (новому для меня) физическому режиму и из-за большой нагрузки на организм я регулярно получал травмы. Причем дело не ограничивалось банальными растяжениями и болевыми ощущениями – дело доходило до таких повреждений, из-за которых приходится пропускать тренировки три или даже шесть месяцев. Я приехал в клуб с повреждением плюсневой кости на левой ноге, в конце лета приступил к тренировкам, и в октябре – бах! – я вновь получил перелом плюсневой, во многом из-за того, что у кости не было достаточного времени для восстановления. Я снова начал тренироваться, но лишь до того момента, когда опять повредил ту же кость, только уже на правой ступне. Теперь врачи решили скрепить ее винтом, чтобы дать нормально срастись. Это означало еще два месяца без тренировок и игр.

Самой серьезной травмой для меня оказался перелом лодыжки и малой берцовой кости правой ноги в конце первого года в клубе – и не только потому, что у меня не было уверенности в полном восстановлении. Дело в том, что каждый год в начале мая все в команде получали специальное извещение, где говорилось, собирается ли клуб продлевать их контракт. Я все еще оставался на контракте стажера и отчаянно надеялся, что меня оставят. Наступил май, ничего не пришло, я стал всерьез переживать. И именно в этот момент у меня случился перелом лодыжки.

Хорошо помню, как я плакал, когда меня уносили с поля. Не из-за боли – из-за страха: ведь еще я не получил этого жизненно важного для меня письма от клуба. Спрашивать у кого-либо мне было страшно, поэтому во мне укрепилась мысль о том, что это (несмотря на уверения Вестерлоппа, ставшего к тому времени тренером первого состава, что он собирался меня оставить) может быть концом моих мечтаний. Когда я получил травму, у меня появились большие сомнения в словах Вестерлоппа. Я представлял себе, как он сидит с другими тренерами, включая Паскалу, и они обсуждают мою кандидатуру: «А, этот парень, да он вечно травмирован, мы не можем позволить себе оставлять его». Я ощущал, что судьба моя висит на волоске.

Родители приехали повидаться со мной и помочь мне, поскольку тогда я жил самостоятельно, снимая квартиру в городе. Я видел, как мама переживала, как она суетилась, убираясь в моем доме, пополняя запасы в холодильнике и выбрасывая мусор. Я сидел на кровати с загипсованной ногой и костылями за спиной, не зная, что ждет меня в будущем. Неужели после всего этого мне придется возвращаться в «Левалуа»? Возвращаться в Энтони? Я не мог даже вообразить себе это. Я намеревался показать родителям, что мне по силам стать настоящим футболистом, что я был прав в своей настойчивости и не ошибался, когда утверждал, что добьюсь успеха. Мне хотелось доказать отцу его неправоту: я смог кое-что сделать в своей жизни, пусть и пойдя не по тому пути, который он определил для меня. Кроме того, у меня не было желания возвращаться на улицы Энтони, так как я видел, какая жизнь меня там ожидает, и знал, что это не для меня. Я видел, какими становились окружающие: они теряли все надежды, и было невыносимо представлять, что однажды меня ждет то же самое.

На следующий день я дохромал до почтового ящика внизу, чтобы проверить, не пришло ли мне что-нибудь. Там меня ждало одно письмо. Наверняка от клуба. Я вскрыл его, опасаясь узнать, что в нем было. Меня решили оставить! Контракт был продлен! Я испытал неописуемое облегчение. Я был спасен. Мне просто нужно было стать лучше, а для этого вернуться к работе с удвоенной силой.

Лето 1998 года, мне 20 лет, и я смотрю, как мой ровесник Тьерри Анри ликует вместе со всеми в тот момент, когда сборная Франции поднимает над головой Кубок мира ФИФА на вновь отстроенном стадионе «Стад-де-Франс», на волне охватившей страну футбольной лихорадки невиданных масштабов. Анри стал футбольной суперзвездой, и мировое признание ему теперь было гарантировано. В это же время я лежал дома на диване с перевязанной ногой и жевал пиццу. О чем я думал в тот момент, учитывая пропасть между тем, чего мы оба достигли? Нет, вовсе не думал: «Вот ублюдок!» – как могли бы предположить некоторые. Моей главной мыслью было: «Я бы хотел тоже оказаться там! И однажды я сделаю это!» Я никогда не терял этой непоколебимой веры в себя, этой слепой уверенности в том, что рано или поздно непременно добьюсь успеха.

kartaslov.ru

Отдать всего себя. Моя автобиография читать онлайн, Дидье Дрогба

Слова благодарности

Хочу сказать отдельное спасибо всем тренерам, с которыми я работал и кто добился того, что я стал таким игроком, которым сейчас являюсь. Но прежде всего я хотел бы поблагодарить тех, кто оказал на меня влияние, тех, кто вдохновил меня стать тем, кем я стал. У меня нет возможности перечислить их всех, иначе придется написать еще одну книгу! Спасибо всем моим товарищам по команде: я работал с огромным количеством талантливых людей, и, на мое счастье, многие из них стали моими друзьями. Спасибо моим родителям за то воспитание, которое они мне дали. Спасибо также моему дяде Мишелю Гоба: благодаря тебе у меня появилась мечта, и я превратил ее в реальность. Спасибо всем моим тренерам, занимавшимся со мной в Левалуа-Перре. Спасибо Марку Вестерлоппу и Алену Паскалу, которые тренировали меня первые четыре года после того, как я стал профессионалом. Я благодарен Ги Лякомбу, который твердо верил в меня. Я также особо признателен Жозе и Роману: я уже признавался в том, что вы изменили мою жизнь и жизнь моей семьи, и я всегда буду благодарен вам за это. Спасибо Стефану Рено, человеку удивительного таланта. Кэролайн МакАтир и вся команда компании Sports PR – спасибо вам всем. Спасибо также Тьерно, Пьеру и Матиасу в агентстве XL Sport, а также Папу (Пэйпу) Диуфу за все эти успешные для меня годы.

Я благодарен также Дэвиду Лакстону и Дебби Бекерману, а также Родди Блумфилду и всем членам его команды из издательства «Ходдер и Стоутон».

Пролог

«До скорой встречи!»

Я хотел сыграть свою последнюю игру за «Челси» на стадионе «Стэмфорд Бридж». Я также хотел, чтобы об этом узнали заранее, поэтому объявил об этом за несколько часов до нашего последнего матча в сезоне. Нам должны были вручить Кубок Премьер-лиги, и я смог бы проститься со всеми именно так, как хотел. Это значило для меня больше, чем кто-либо мог себе представить. Хотя те, кто меня хорошо знал, понимали, насколько важной для меня была эта возможность попрощаться.

Всю жизнь я был вынужден прощаться с теми местами и теми людьми, которых я любил. Иногда такие расставания происходили неожиданно для самого себя, зачастую случались против моего собственного желания. Но в этот раз наконец-то все должно было быть иначе, поскольку именно я решил уйти. Именно я на сей раз решил сказать: «Оревуар!» – что в переводе с французского означает: «До скорой встречи!» – поэтому прощание ощущалось совершенно иначе.

Перед началом матча втайне от меня были проведены кое-какие приготовления. К моменту моего выхода на поле в то воскресенье тренер переговорил с Джоном Терри, и они решили отдать мне капитанскую повязку, что меня весьма тронуло, поскольку это была их собственная инициатива, и они могли бы и не делать этого. Кроме того, несмотря на обычную практику, меня назначили кандидатом для исполнения пенальти на тот случай, если бы он был назначен. Последний штрих принадлежал Жозе Моуринью и Дику Адвокату, причем в эту идею были посвящены все, кроме меня, и когда я узнал о ней, я уже ничего не мог поделать.

Игра получилась весьма серьезной, отнюдь не прощальным парадом или какой-то показухой. Через полчаса из-за постоянно беспокоившей меня боли в колене мне пришлось замениться. Я уже готовился покинуть поле, как вдруг меня окружила вся команда. В следующий миг я понял, что Джон Оби Микел и Бранислав Иванович пытаются поднять меня и на руках вынести с поля. Застигнутый врасплох, я рассмеялся, но, на самом деле, мне было неловко. Пусть я и пытаюсь развлекать людей, но, по существу, я весьма застенчив, и если оказываюсь в центре событий не по своей воле, то мне не по душе повышенное внимание ко мне. Разумеется, мои партнеры по команде знали это. Поначалу я протестовал, потом понял, что это бессмысленно. Думаю даже, что они, зная мою эмоциональную натуру, хотели вынудить меня заплакать от избытка чувств. Однако им это не удалось! Весь стадион аплодировал мне, когда я покидал поле и махал всем на прощание. Это был весьма счастливый момент для меня, вовсе не грустный.

Мы уверенно выиграли матч, и после этого началось настоящее веселье. Сначала было вручение кубка. Я никогда не относился к титулам как к само собой разумеющимся вещам, ведь мне никогда ничего не доставалось просто так. Моя жизнь всегда подтверждала это. Ты можешь выиграть что-либо сегодня и думать, что на следующий год победа вновь будет за тобой. А затем узнаешь, что переходишь в другой клуб, или же в команде происходят какие-либо изменения, – и нужно ждать еще пять лет до следующей победы, как это и было в «Челси». Поэтому я всегда считал, что нужно наслаждаться каждым своим триумфом, как последним, поскольку он и вправду может стать именно таким.

Я захватил с собой маленькую видеокамеру, чтобы запечатлеть как можно больше из событий того дня. Воспомин

knigogid.ru

Биография :: Дидье Дрогба (Didier Drogba)

Дидье Дезире Дрогба Тебили родился 11 марта 1978 года в городе Абиджане - столице страны, которая на наших картах обозначалась как Берег Слоновой Кости. Это уже в начале 80-х родину Дрогбы стали именовать на французский манер - Кот д'Ивуар. Родители будущей звезды трудились в банке - весьма престижная по ивуарийским меркам работа. Но помимо Тито, а именно так называли Дидье родные и близкие, в семье было еще пятеро детей. Так что семейство Дрогбы было отнюдь не зажиточным. Неизвестно, как сложилась бы судьба Тито, если б не его заморский дядя Мишель Гоба.

В раннем возрасте Мишель Гоба уехал во Францию, где стал профессиональным футболистом. В родном Абиджане мало кто знал, что Гоба был игроком весьма заурядным, в родном городе его воспринимали как человека из высшего общества. Еще бы: он играет в D-1, на короткой ноге с самими Жирессом, Тиганой, Рошто, да и с Платини знаком. Дядя Мишель так много рассказывал Тито о прелестях карьеры футболиста и о жизни в метрополии, что сумел заморочить голову и ребенку, и его родителям. В возрасте пяти лет Дидье отправился вместе с дядей в Бретань, где Гоба играл за «Брест».

Зачем Мишелю Гоба была нужна такая обуза в лице пятилетнего ребенка? Конечно, дядя души не чаял в племяннике. Но был и меркантильный интерес. Опека над мальчиком позволяла Гоба снизить уровень налогообложения и выбить некоторые другие льготы.

Как было сказано выше, Гоба был весьма средним игроком и долго на одном месте не задерживался. Кочевал по заштатным французским клубам, а маленький Тито следовал за ним. В обязанности мальчика входило будить дядю по утрам, дабы тот не опоздал на тренировку, а также делать кое-какую работу по дому. В награду Мишель привозил племяннику футболки разных клубов - Гоба любил меняться экипировкой с соперниками после матча. Дядя убедил Тито, что профессия футболиста - лучшая на свете. И Дидье был отдан в футбольную школу, где его определили в правые защитники.

Тито сообщил дяде столь приятную весть, но реакция Мишеля оказалось отнюдь не радостной. «Какой еще, к черту, защитник, малыш? Кто такой защитник? Так, актеришка второго плана. Если хочешь денег и славы, нужно быть нападающим. Причем центральным. Забивать мячи куда интересней, чем мешать это делать другим». Мишель сходил в спортшколу, поругался, и Дрогба с той поры стал центрфорвардом.

Но в футбольном образовании возник перерыв в три года. После очередного возвращения в Абиджан, в родной квартал Йопогон, родители просто не отпустили Тито назад во Францию. С восьми до одиннадцати лет Дрогба учился играть на автостоянке со сверстниками. Была у него еще одна забава, весьма экстремальная, - переплывать озеро, в котором жили крокодилы. Вскоре появилось еще одно увлечение - танцы. Дидье плясал на пыльных улицах родного города, и первые в жизни деньги он заработал именно как танцор. Интерес к футболу постепенно угасал, но в Кот д'Ивуаре грянул экономический кризис.

Банк, где работали родители Тито, развалился. Пришлось большому семейству перебираться в метрополию. Благо, что родственников во Франции было немало. Устроиться в банк родителям не удалось, пришлось им довольствоваться работой почтальона и уборщицы. Зато Тито смог продолжить свое футбольное образование, порой в ущерб обычному. В 13 лет Дидье совсем запустил учебу и остался на второй год. Что не могло прийтись по душе отцу юного футболиста, который пригрозил отлучить Тито от кожаного мяча, если тот не возьмется за ум. Пришлось Дидье исправить свои двойки ради того, чтобы постигать премудрости своей будущей профессии. И хотя Тито отличником не стал, школу он все же закончил, не доставляя проблем родителям.

В футбольной школе городка Левайю Дидье занимался с удовольствием, всякий раз подчеркивая, что хочет стать вторым Марко ван Бастеном. Сербский тренер Сребенко Репчич долго возился со старательным, но несколько прямолинейным пареньком. Не мог же он тогда сказать, что ван Бастена из Тито не получится. Наоборот, всячески подбадривал. Возможно, Репчич был первым, кто разглядел в юном африканце талант. Он рекомендовал своего ученика сначала в местный «Левайон», а потом и в знаменитый «Пари Сен-Жермен».

Пришел Дидье в «ПСЖ» на смотрины. Очень старался, даже забил в двусторонке. Но тренерам резервного состава столичного клуба почему-то не приглянулся. «Было очень обидно. Меня словно опустили с небес на землю. И объяснили, что мое место лишь в клубах низших дивизионов. В этот момент хотелось все бросить». Но 17-летний Тито не бросил футбол и не подался в почтальоны, хотя это занятие было ему не чуждо; порой Дидье помогал отцу разносить письма и газеты. Тренер «Левайона» Жан Лонкар, друг Сребенко Репчича, продолжал возиться с молодым нападающим и подыскивал ему клуб поприличней. И нашел. В «Генгаме» Дрогба тоже забраковали, зато в «Ле Мане» предложили остаться.

Конечно, «Ле Ман» в ту пору был не бог весть каким грандом - играл в D-2, но по сравнению с любительским «Левайоном» он выглядел весьма солидно. «Я не умел производить первое впечатление. Был очень худым, нескладным, и тренер Марк Вестерлопп сначала хотел отказаться от меня. Помог Жак Лонкар, уговоривший своего приятеля Вестерлоппа взять меня в команду». Вот так в возрасте 19 лет Дидье Дрогба стал игроком «Ле Мана», где его чаще всего называли кузеном Тебили. Дело в том, что двоюродный брат Тито - защитник Оливье Тебили в ту пору был уже известным футболистом.

Выступал в D-1 в составе «Шатору», а затем перебрался в английский «Шеффилд Уэнсдей». Глядя на успехи двоюродного брата, Дидье вспоминал своего дядю Мишеля Гоба, настоявшего на том, чтоб Тито стал обязательно нападающим. Вон, другой племянник дядю не послушал, стал защитником, теперь играет в Англии и получает хорошие деньги. А сам Дидье получал гроши в «Ле Мане», но играл довольно регулярно. Забивал немного, больше промахивался из выгодных позиций. «Ле Ман» выступал не здорово, и после очередного проигрыша произошла смена тренера. Место Вестерлоппа занял Тьерри Гуде. Тут и начались для Дидье тяжелые времена.

Гуде привел в команду другого форварда - Даниэля Кузена, который в предсезонных матчах смотрелся лучше, чем ивуариец. А тут еще травма, выбившая Дидье из строя на два месяца. Оправившись от повреждения, Дрогба обнаружил место в атаке занятым, и Гуде попросту затыкал им дырки в составе. То ставил на фланг полузащиты, то вовсе в оборону. Естественно, игра на чужой позиции не приносила Дидье морального удовлетворения - он мечтал о другом. Но к тому времени в семье футболиста появился первенец - мальчик по имени Исаак. Зарплата в «Ле Мане» небольшая, основной доход приносили премиальные. Поэтому сидение на лавочке оставалось дорогим удовольствием, приходилось играть там, где тренер поставит.

Четыре года в «Ле Мане» можно было назвать хождением по мукам. Ни футбол, ни вознаграждение за него не доставляли Дидье радости, и он подумывал о смене деятельности. «Много раз я хотел все бросить, но очень не хотелось смириться с определением «бездарный игрок». Я ждал своего часа и все-таки вытянул счастливый билет». Довольно скромный «Генгам», когда-то давший Дрогба от ворот поворот, вдруг столкнулся с проблемами в атаке. Ушел в «ПСЖ» Фабрис Фьорез и сломался чемпион мира Стефан Гиварх. Нужно было что-то делать во время зимнего трансферного окна, и бретонцы приобрели первого встречного форварда, которым и оказался Дидье Дрогба. В «Ле Мане» на нем поставили крест и не стали удерживать. 150 тысяч евро, и президенты клубов ударили по рукам.

И хотя «Генгам» выступал в элите французского футбола, играть в его составе оказалось легче, чем в «Ле Мане». Может, причина кроется в том, что тренер Ги Лякомб полностью доверял новичку. Дрогба сразу занял место в стартовом составе и уже вскоре записал на свой счет первый гол. Однако адаптация проходила довольно тяжело. В своем первом сезоне в «Генгаме» (второй круг) Дидье отличился лишь три раза.

«Но никаких упреков Лякомб мне не предъявлял. Наоборот, всячески подбадривал, говорил, что ждет от меня результативной игры в следующем сезоне. И я ему поверил». Но летом Лякомба сменил Бертран Маршан, который не очень-то верил в африканца. Новый чемпионат Дидье начал на скамейке запасных.

И вот настал день превращения гадкого утенка в прекрасного лебедя. 2 августа 2002 года «Генгам» принимал чемпиона - «Лион» - на своем стадиончике «Ду Дудуру». К 70-й минуте гости уверенно переигрывали бретонцев 3:1, и шансов на спасение у «Генгама» не было. И тут Маршан бросил в бой ивуарийца. Выход Дрогбы преобразил игру бретонцев в атаке, а оборона «львов» не знала, что ей делать, и в конце концов рухнула. Сначала Дидье помог отличиться Седрику Бардону, а на последней минуте нанес роскошный удар по воротам «Лиона» - 3:3. «Извини, Дидье, что я не поставил тебя с первых минут», - говорил потом Бертран Маршан.

С тех пор место Дрогбы на поле сомнению не подвергалось. В сезоне 2002/03 Дидье наколотил 17 мячей и получил превосходную прессу. А также приглашение в сборную Франции, на которое Дрогба ответил отказом. К тому времени обладатель двух паспортов - французского и ивуарийского - уже сделал свой выбор в пользу своей родины и был заигран за сборную Кот д'Ивуара.

В «Генгаме» Дрогба и его партнер Флоран Малуда были, бесспорно, звездами первой величины. И мало кто сомневался, что они не задержатся в составе бретонского клуба. Малуда оказался в «Лионе», а за Дрогбой приехали из Марселя. Тренер марсельцев Ален Перрен довольно долго убеждал руководство приобрести ивуарийца. Первые лица «Марселя» несколько скептически относились к покупке игрока, раскрывшегося лишь в 25 лет и показавшего результативную игру только в одном сезоне. Но в итоге Дидье перебрался в «Марсель», клуб, за который он болел с детства, а «Генгам» выручил три миллиона евро.

Были опасения - а приживется ли первый парень из «Генгама» в одном из самых титулованных клубов страны, играющем в Лиге чемпионов. Прижился, да еще как. В своем первом и, как оказалось, последнем сезоне в составе «Марселя» Дидье показал результативную, искрометную игру и стал едва ли не главным героем сезона. «Марсель» неважно выступил в Лиге чемпионов, оступился в чемпионате Франции, зато вплотную подобрался к Кубку УЕФА, уступив лишь в финале.

За сезон в «Марселе» Тито забил 26 голов, едва ли не столько же, сколько в предыдущие годы своей карьеры. Теперь на ивуарийца началась настоящая охота - «Милан», «Реал» и, конечно же, «Челси», куда ж без него. Не хотели в «Марселе» расставаться со своим лидером, да кто же устоит перед предложением Абрамовича в 30 миллионов евро. Тем более что покупали марсельцы нападающего за 3 миллиона. За год стоимость Дрогбы подскочила в десять раз.

Не все рекруты Романа Абрамовича смогли оправдать затраченные на них средства. К Дрогбе это не относится. С первых же матчей стало ясно, что «Челси» получил серьезное усиление в лице африканца. В первом же сезоне Дидье положил в ворота соперников 15 мячей, причем очень красивых и очень важных. «Челси» впервые за 50 лет стал чемпионом Англии, а у «Стэмфорд Бридж» появился новый кумир.

Но в остальной Англии Дрогбу недолюбливают. Впрочем, как и весь «Челси» с его хозяином. Нередко Дидье получает упреки в том, что ныряет в штрафной или не брезгует подыграть себе рукой. «Ничего подобного. Я всегда играю честно. Те, кто упрекает меня в симуляции и «нырянии», не представляют, что мне приходится выдерживать во время игры».

Второй английский сезон получился не хуже первого. «Челси» - снова чемпион, а Дрогба к 12 голам добавил еще 11 результативных передач - один из лучших показателей в премьер-лиге. Тем не менее Дидье загрустил в Лондоне. Даром что и двоюродный брат Оливье Тебили недалеко - в Бирмингеме, и в «Челси» собралась целая африканская колония - Жереми Нжитап, Эссьен, Макелеле, с недавних пор Калу и Микел. Тем не менее, Дрогба неоднократно изъявлял желание вернуться во Францию. «В «Челси» все хорошо, но я каждый день вспоминаю о днях в «Марселе». Как же там было здорово! Я очень мало отыграл в «Марселе», всего один год. Поэтому чувствую себя в долгу перед марсельскими болельщиками. Я когда-нибудь вернусь».

В 2007 и 2010 годах Дрогба стал лучшим бомбардиром чемпионата Англии. Дрогба известен своей благотворительной деятельностью, за что он был в 2007 году назначен Послом Доброй Воли по Программе развития Организации Объединённых Наций.

В 2011 году Дидье был награждён премией «Гуманность вне спорта» за участие в движении по завершении гражданской войны в Кот-д’Ивуаре, а также за создание «Фонда Дидье Дрогба», который оказывает финансовую и материальную помощь в здравоохранении и образовании народов Африки.

22 мая 2012 года представители нападающего «Челси» официально подтвердили информацию о том, что их клиент уже принял решение сменить клуб. Официальный сайт «Челси» сообщает, что по окончании контракта Дрогба уйдет из клуба.

«Дидье несомненно является легендой Челси и всегда будет частью семьи Челси. Он уходит с высоко поднятой головой после субботнего вечера, он почувствовал, что пришло время для новых испытаний», - заявил исполнительный директор Челси Рон Гурлэй.

20 июня 2012 года Дидье Дрогба официально подтвердл свой трансфер в «Шанхай Шеньхуа». Дрогба подписал контракт на два с половиной года и воссоединится со своим бывшим партнером по «Челси» Николя Анелька.

«Я просмотрел все предложения, которые мне поступали в последние недели. После долгих раздумий я выбрал Шанхай, так как считаю, что в данный момент это самый оптимальный вариант для меня», - комментирует свое решение Дидье.

1 сентября 2012 года Дрогба Дидье звездный нападающий покинул китайский клуб. Из-за разногласий между акционерами «Шанхай Шеньхуа» было принято решение отпустить Дидье Дрогба, который зарабатывал в неделю 250 тысяч фунтов стерлингов.

28 января 2013 года Дидье Дрогба подписал контракт на полтора года из турецким «Галатасараем». До конца сезона Дидье сыграл в составе клуба 17 матчей, в которых отличился 6 забитыми голами, чем немного помог своему клубу завоевать первое место в Турецкой Суперлиге.

В сезоне 2013-2014 Дидье отличился 14 забитыми голами, став тем самым третьим самым забываемым игроком «Галатасарая» в сезоне, уступив лишь Бурак Йылмазу и Уэсли Снейдеру.

25 июля 2014 года английский клуб «Челси» объявил, что заключил годовой контракт со своим бывшим нападающим Дидье Дрогба.

lichnosti.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о