Додо биография – История успеха «Додо Пицца» Федора Овчинникова

Спортивные биографии

«Бизнес, основанный на страсти, — самый сильный» — Секрет фирмы

— Поди, ещё и выгодные условия франшизы.

— Да, мы ещё и льготную франшизу можем дать.

— То есть франшиза — инструмент маркетинга.

— У нас нет сейчас цели заработать, да. В США вот мы пойдём step by step, там очень плотный рынок, но плохо управляются пиццерии. Есть стереотип, что в Papa John’s, Domino's суперуправление, но это не так. У них кривые сайты, кривые системы.

— Ты их всех видел?

— Да.

— И анализировал? Они реально хуже?

— Не лучше. Кое-где кривые. Мы сами IT-систему делаем, а они всё где-то покупают, допиливают. У нас это платформа, которая объединяет всё: сайт, курьеров, систему лояльности. У них это может быть разрозненно.

— В местечковой Америке, маленькой, кажется, есть дефицит сервиса нормального качества.

— Да. Допустим, мы скажем первым 30 предпринимателям: франшиза ничего не стоит первые пять лет. Мы энтузиасты, мы выбираем лучших людей, эмигрантов, которые будут за этот бизнес биться, мы даём им, грубо говоря, классную лопату, которой можно классно копать.

— Как зовут девушку, которая у вас отвечает за развитие в Америке?

— Алёна.

— Откуда она пришла?

— Она, вообще, была нашим партнёром-франчайзи, а до этого была менеджером, в L’Oréal работала. У нас открыла пиццерию. Она с Костромы, но в Питере жила, потом жила в Лондоне, Москве.

—В США реально работает образ smart girl?

— Да, она очень яркая девушка, русская, красивая, умная, говорит по-английски идеально, ещё занимается бизнесом… И они такие: what the fuck? Когда говоришь, мол, мы открыли русскую пиццерию в Миссисипи в Оксфорде, все вообще в осадок выпадают... Для них это полностью awkward.

Что такое Оксфорд? Представь: 30 000 жителей, 168 ресторанов. Рядом все сети, Starbucks. Это страна, где куча денег тратится на еду, страна, населённая людьми, которые не хотят готовить. Что нужно, чтобы там рос розничный бизнес? Три вещи: система, предприниматель и капитал.

Система, формат нашей франшизы должны доказать, что они работают на каждом рынке. Мы делаем машину (систему), предприниматель — это гонщик, а оборотные средства — бензин.

Мы даём частным инвесторам прозрачность, доступ в Dodo IS и ко всем цифрам, отбираем правильных предпринимателей... Вся наша сеть в России развилась именно из-за этого. Наши конкуренты международные офигели от того, что какая-то Dodo обогнала всех.

— ОК, а китайский рынок фастфуда, наверное, антипод американского?

— Если в Америке огромный массовый рынок, пиццу едят как хлеб, то в Китае по-другому. В Китае рынок непонятный, зато конкуренции нет.

— В Китае ваша модель нормально будет работать при китайском предпринимательском менталитете? А какие там будут частные инвесторы — местные?

— Местные.

— А там вообще есть такой жанр, как инвестиции в маленькие иностранные франшизы?

— Это всё решаемо, это будет не иностранная франшиза.

— В каком смысле «не иностранная»? Будешь скрывать происхождение?

— Нет, мы не будем ничего скрывать. Есть предприниматель, он приходит и говорит: «У меня есть желание открыть пиццерию» — но у него нет денег. Есть инвестор, который может эти деньги вложить. Есть наша платформа, которая позволит прозрачно контролировать бизнес в Китае и нам позволит ещё выбрать правильных людей, жёсткий отбор провести.

— Какие преимущества вы можете дать местному инвестору?

— Во-первых, он видит бизнес-модель, у него есть полная прозрачность, у него есть контроль, система, которая помогает поймать момент, когда пиццерия начинает работать плохо. Купить ресторан, продать — это очень тяжело. А наша модель — как у Subway: мы можем продавать свои заведения, потому что всё понятно. Если сложить этот пазл, можно добиться роста на любых рынках. В Китае бренд — это важно, но бренд формируется вокруг точек.

Если что-то приносит деньги, китайцы будут работать с кем угодно. В Китае на самом деле сейчас нужное время и место для развития бизнеса по франчайзингу. Китайский внутренний рынок растёт, богатеет население. Китайцы очень предприимчивые, обращают внимание на этот рынок. Нужны только модели.

— А их там недостаток?

— Конечно, недостаток. Качество франшиз китайских очень низкое. И поэтому в Китае сейчас бум франчайзинга — все хотят работать на внутреннем рынке.

— Бум франчайзинга общепита или вообще?

— Вообще. В отличие от Америки, мы в Китае открыли две франчайзинговые пиццерии и поняли, что, не открыв в Китае собственную, невозможно развивать франчайзинг. У тебя может быть офигенная модель, но для китайцев это никогда не будет авторитетом, если у тебя не будет своего работающего бизнеса, потому что в принципе важен авторитет. Ты говоришь: «Нужно делать так». Китаец на тебя смотрит и будет делать по-другому, а тебе нужно жестить.

У нас был случай с китайцем, который прошёл у нас обучение как франчайзи. Пришёл и говорит: «Я хочу вашу франшизу». Мы говорим: «О’кей. У нас пока ничего не проработано, нам важен подход, выходи пока, работай на кухне две недели». Он такой: «Да вы что, охренели? У меня там сеть аптек, я буду на кухне работать». Мы: «Ну тогда мы тебе отказываем. У нас такой подход к долгосрочным партнёрам». Он уходит. Приходит через два дня и говорит: «Парни, я подумал, вы такие крутые. Вы мне отказали и ещё больше заинтересовали. Давайте дальше говорить».

— США, Китай… Какие ещё страны? Какие идеи для них?

— В Англии сейчас строится пиццерия, мы взяли обязательства и не подведём предпринимателя, который её открывает. Это тест. Также мы развиваемся в Восточной Европе — Эстонии, Литве. В Румынии открылась третья пиццерия, в Бухаресте. В Казахстане очень хорошо дела идут. Там наша модель практически без адаптации работает.

— К чему ты хочешь с Dodo в итоге прийти?

— Мы должны стать российской глобальной self-made-компанией.

— Ну, вы уже глобальная компания.

— Да, но 90% денег приносит Россия.

— А планируете, чтобы выручка была, условно, пополам?

— Нет, Россия в какой-то момент должна составлять очень маленькую долю.

— На сколько лет есть смысл планировать в бизнесе вроде твоего?

— На год-два. Это детальное планирование. А дальше уже общими мазками. Инвестиции в Dodo IS были бы в принципе неоправданны, если бы мы не думали о тиражировании этого продукта, масштабировании бизнеса в Германии, Франции, Англии, Бразилии, Индии.

Мы, знаешь, как будем действовать? Мы примерно понимаем стратегию выхода на рынок международный. Мы понимаем, что можем вполне выйти на любую страну. Почему? Американские компании для нас уже много сделали. Они научили людей заказывать пиццу. Что мы будем делать? Мы открываем, допустим, в Индии собственную пиццерию, разворачиваем Dodo IS. Она нужна для чего? Чтобы создать меню работающее. Сначала мы копируем, что есть на рынке, мы выращиваем здесь людей, которые умеют создавать продукты — пиццы. Дальше мы делаем эту пиццерию шоурумом, говорим предпринимателям, что у нас сильная франшиза, мы, мол, уже работаем с Китаем, США, Россией. И ищем 15 добровольцев, которые на льготных условиях откроют пиццерии, этакие бета-тестеры. Условие: «Ваш бизнес будет прозрачным». Мы их открываем, делаем, опять же, B2B-рекламу, а дальше мы приходим к крупным поставщикам и дистрибуционным сетям с такой речью: «У нас сейчас 15 пиццерий, но через два года у нас будет 400.

Мы российским и другим опытом подтверждаем, что у нас это работает. Дайте нам сейчас цены, как будто у нас 50 пиццерий или 100 там, а не 15». Договариваемся и начинаем дальше масштабировать сеть. И таким образом растём на международном рынке. Снизу. Американцы делают сверху, они уже огромны в момент выхода за рубеж…

secretmag.ru

Додо Чичинадзе (Dodo Chichinadze), Актриса: фото, биография, фильмография, новости

Народная артистка Грузинской ССР, советская и грузинская артистка театра и кино.

Додо Чичинадзе. Биография и творческий путь

Додо Васьевна Чичинадзе родилась в грузинском городе Кутаиси 28 декабря 1926 года.  В 1949 после окончания актерской школы при Тбилисской киностудии вошла в труппу Тбилисского театра им. Коте Марджанишвили.

Дебютировала в кино в возрасте 21 года, исполнив роль Кетеван в фильме режиссеров Николая Санишвили и Иосифа Туманишвили «Давид Гурамишвили».

За свою кинокарьеру Додо Чичинадзе сыграла около десятка главных и эпизодических ролей, создав красивые образы, вошедшие в историю грузинского и советского кино. Наиболее известные из них «Стрекоза» (1954), «Баши-Ачук» (1956), «Прерванная песня» (1960).

Благодаря обаянию и убедительной игре актрисы в западных кругах кинокритиков Додо называли восточной Софи Лорен. Но из-за «железного занавеса» Чичинадзе осталась неизвестной для большинства западных зрителей, в то время как в восточноевропейских странах, особенно в Советском Союзе, она была очень популярна. 

В 1960 году Додо Чичинадзе была удостоена звания заслуженной артистки Грузинской ССР, а в 1976 году — народной артистки Грузинской ССР. 

В последний раз чествовали актрису на сцене национального грузинского театра имени Шота Руставели в Тбилиси 2 октября 2009 года. Тогда же перед зданием кинотеатра была установлена посвященная ей звезда.

Актриса скончалась 3 ноября 2009 года на 84 году жизни. Похоронена на кладбище в городе Тбилиси.

Додо Чичинадзе. Фильмография

День наступил (2004) / Djen prischjol ... Maria; короткометражка

Вальс на Печоре (1992) / Valsi Pechoraze

Круговорот (1987)

Прерванная песня (1960) ... Додо

Нино (1959) ... Этери

Баши-Ачук (1956)

Волшебная свирель (1956)

Стрекоза (1954) ... Тина

Счастливая встреча (1949) ... Этери

Давид Гурамишвили (1946) ... Кетеван

www.vokrug.tv

DoDo - биография и семья

Экологические украшения

'DoDo' – итальянский модный лейбл, специализирующийся на ювелирных украшениях.

В 1994-м компания 'Pomellato' заявила о своем намерении заняться защитой природного наследия; именно в рамках этого проекта и был запущен лейбл 'DoDo'; предполагалось, что выпускаемые этим лейблом украшения смогут поведать их хозяевам некую историю и передать некие важные сообщения. Со смыслом было выбрано и названия лейбла – нарекли его 'Pomellato' в честь птицы додо (маврикийского дронта), начисто уничтоженной мореплавателями и колонистами. История трагического уничтожения целого биологического вида стала одним из первых действительно ярких примеров влияния человека на окружающую природу; именно поэтому маврикийские дронты и были избраны в качестве своеобразного символа проекта в целом.

В классическую линейку украшении 'DoDo' входит серия подвесок в виде животных; у каждого из этих кулонов есть собственное, символическое значение. Изготавливаются подвески из желтого или розового золота; некоторые модели дополнительно украшаются белым золотом и бриллиантами.

Украшения от 'DoDo' пришлись широкой публике по вкусу – к 2002-му 47% продаж 'Pomellato' приходились именно на этот лейбл. Особенно хорошо расходились украшения за пределами Италии; лидерами по продажам стали японские бутики лейбла. Разумеется, руководство компании оперативно среагировало на столь впечатляющий успех и взялось за расширение лейбла; каждый год в коллекцию добавляются новые украшения.

Работающие с 'DoDo' специалисты по маркетингу активно используют в своей работе и сетевые ресурсы; так, довольно активно лейбл действует в социальной сети Facebook; разумеется, есть у него и собственный веб-сайт.

Несмотря на то, что в теории 'DoDo' ориентирован прежде всего на молодежь, стоят украшения лейбла не дешево; объясняется это прежде всего дороговизной используемых мастерами лейбла материалов. Несмотря на цену, популярностью подвески пользуются немалой; поклонники 'DoDo' активно коллекционируют различные подвески, составляя из них собственные браслеты и ожерелья. Известно, что лейбл 'DoDo' активно сотрудничает с итальянским подразделением Всемирного фонда дикой природы (World Wildlife Fund Italy), поддерживая различные его проекты и мероприятия; ежегодно некоторая часть потраченных покупателями денег идет на нужды экологического толка.


facecollection.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *