Павел гусев биография: Павел Гусев — фото, биография, личная жизнь, новости, главный редактор «Московского комсомольца», женился 2021

Биография

Содержание

Павел Гусев – Информационно-аналитическая система Росконгресс

Павел Николаевич Гусев родился 4 апреля 1949 года в городе Москве. В 1971 году Гусев стал выпускником Московского геологоразведочного института (МГРИ) имени С. Орджоникидзе. Затем он стал научным сотрудником того же института, учился в аспирантуре, которую совмещал с освобожденной комсомольской работой - был в вузе секретарем комитета ВЛКСМ.

В 1975 году, не закончив аспирантуру, Гусев занял должность второго секретаря, а через год - первого секретаря Краснопресненского районного комитета ВЛКСМ в Москве. Позднее он стал прототипом первого секретаря Краснопролетарского райкома комсомола из повести "ЧП районного масштаба" Юрия Полякова, комсорга Московской писательской организации. В 1980 году Гусев стал ответственным организатором международного отдела ЦК ВЛКСМ. В мае 1983 года он был назначен главным редактором газеты "Московский комсомолец", печатного органа московского городского комитета ВЛКСМ. В 1986 году Гусев окончил заочное отделение Литературного института имени А. М. Горького по специальности "литературный работник", защитив дипломную работу о дневниках Михаила Пришвина. Эксперты отмечали, что именно с приходом Гусева газета "Московский комсомолец" превратилась в одно из самых популярных изданий, секретом успеха которого стала ориентация на желания потребителя.

В марте 1990 года Гусев был избран депутатом Московского городского совета. В 1991 году главред "Московского комсомольца" был впервые избран на пост председателя Союза журналистов Москвы, а впоследствии неоднократно переизбирался (занимал он ее и по данным на 2010 год). В январе 1992 года Гусев, сохраняя пост главреда "МК", был назначен министром информации и руководителем департамента информации и пропаганды Правительства Москвы.  Уже в октябре 1992 года Гусев по личной просьбе был освобожден от должности министра информации. В середине 1990-х годов Гусев выпускал не только газету "Московский комсомолец", но и несколько других изданий, которые сначала не были оформлены в единый холдинг. К 1997 году они вошли в издательский дом "Московский комсомолец".

В сентябре 2005 года Гусев указом президента Путина был введен в состав Общественной палаты Российской Федерации (ОПРФ). В январе 2006 года главред "МК" стал председателем комиссии ОПРФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации. На ту же должность Гусев избирался и в двух следующих составах палаты. В феврале 2012 года Гусев был включен в список доверенных лиц Путина, который в это время выступал в качестве кандидата на назначенных на март президентских выборах.

В 2010 году в числе самых известных проектов возглавляемого Гусевым издательского дома "Московский комсомолец" назывались федеративная сеть изданий "МК. Российский региональный еженедельник", международная сеть изданий "MK. World Weekly", североамериканский еженедельник "В Новом Свете", журнал-телегид "МК-Бульвар", таблоид "МК-Воскресенье", журналы для женщин - "Атмосфера" и "Атмосфера красоты", автомобильная газета "МКмобиль" "Российская охотничья газета" и журнал "Охота и рыбалка. XXI век". Упоминались также компании, входившие в состав издательского дома - рекламно-информационное агентство "О’Кей", рекрутинговое агентство "Компания 'Фрегат'", службы распространения "МК-Агентство", "МК-Сервис", ООО "РитейлМедиаГрупп", "Агентство праздничных программ", а также аудиторская фирма "МК и партнеры".

В ноябре 2012 года Гусев вошел в утвержденный указом президента Путина состав совета по развитию гражданского общества и правам человека.

Гусев фигурировал в прессе не только как главред и глава издательского дома, но и как председатель правления ОАО "Союз столичных издателей", академик Международной академии информатизации, член совета попечителей Московского Английского клуба, член худсовета киностудии "Мосфильм". Упоминался он СМИ и как драматург, автор нескольких пьес.

В 2009 году Гусев был награжден орденом Почета. Ему было присвоено звание заслуженного работника культуры РСФСР. С 1997 года он является деканом Высшей школы журналистики Международного университета в Москве почетным академиком Московской геологоразведочной академии, действительным членом созданной в январе 2010 года Академии российской прессы. В декабре 1999 года Гусев стал лауреатом общественной российской премии "Лучшие перья России". В мае 2003 года "за плодотворную журналистскую и издательскую деятельность, направленную на укрепление авторитета Москвы в стране и за рубежом" Гусев был удостоен знака отличия "За заслуги перед Москвой".

Биография Павла Гусева - Справочная информация

ГУСЕВ Павел Николаевич родился 4 апреля 1949 года в г. Москве.

В 1971 году окончил Московский геологоразведочный институт, в 1985 году - Литературный институт имени Горького.

После окончания института в 1971 - 1974 гг. был младшим научным сотрудником Московского геологоразведочного института.

С 1976 - 1983 год - первый секретарь Краснопресненского райкома ВЛКСМ г. Москвы, ответственный организатор международного отдела ЦК ВЛКСМ.

С 1983 года - главный редактор газеты "Московский комсомолец". Под его руководством газета превратилась в одно из самых популярных изданий страны.

В 1990 году избран председателем Союза журналистов Москвы, и с тех пор бессменно руководит союзом.

В 1992 году, сохраняя пост главного редактора "МК", занимал должность министра правительства г. Москвы и руководителя департамента по делам печати и информации.

В сентябре 2005 года был введен в состав Общественной палаты Российской Федерации /ОП РФ/. В январе 2006 года - стал председателем комиссии ОП РФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации. На эту должность Гусев избирался и в следующих составах палаты.

В сентябре 2012 года избран председателем Общественной палаты Московской области.

С ноября 2012 года - член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президента РФ.

Награжден орденом Почета.

* * *

В настоящее время Союз журналистов Москвы объединяет свыше 15 тыс работников информационных агентств, телевидения и радио, газет и журналов, издательств, а также преподавателей факультетов журналистики столичных вузов.

Высшим руководящим органом Союза является съезд, созываемый президиумом СЖМ не реже одного раза в четыре года. В период между съездами руководство деятельностью организации осуществляет президиум.

По инициативе СЖМ, были учреждены премии города Москвы в области журналистики, вручаемые ежегодно с 1994 года, и премии правительства РФ в области печатных средств массовой информации.

С 1990 года бессменным руководителем Союза журналистов Москвы является главный редактор газеты "Московский комсомолец" Павел Гусев.

Гусев Павел Николаевич - Владелец газеты «Московский комсомолец

Российский журналист. Главный редактор и владелец газеты «Московский комсомолец». Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.  Член Общественной палаты России. Председатель Союза журналистов Москвы.


Павел Гусев родился 4 апреля 1949 года в городе Москва. После школы, в 1971 году с отличием окончил Московский геологоразведочный институт. Трудовой путь начал в этом же институте младшим научным сотрудником, проработав до 1974 года. Через год окончил аспирантуру.

В 1975 году Гусев стал вторым, а с 1976 года первым секретарем Краснопресненского районного комитета Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи Москвы. В 1980 году назначен ответственным организатором международного отдела ЦК ВЛКСМ.

С 1983 года Павел Гусев является главным редактором газеты «Московский комсомолец», которую приватизировал девять лет спустя. В 1986 году заочно окончил Литературный институт имени Максима Горького по специальности «литературный работник», защитив дипломную работу по теме связанной с дневниками Михаила Пришвина.

Под руководством Гусева «Московский комсомолец» в начале 1990-х годов превратился в одну из самых популярных газет страны. В 1992 году, сохраняя пост главного редактора «Московского Комсомольца», Павел Николаевич занимал пост министра в правительстве Москвы, руководил Департаментом по делам печати и информации. В 1997 году находился в должности декана факультета журналистики, профессора Международного университета в Москве.

С 2006 года журналист является председателем комиссии по поддержке средств массовой информации как основы гражданского общества, обеспечению свободы слова и доступа к информации Общественной палаты Российской Федерации.

В 2013 году Павел Гусев избран председателем Общественного совета при Министерстве обороны России. Входит в Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Павел Николаевич Гусев является действительным членом Академии российской прессы, председателем Союза журналистов Москвы, Заслуженным работником культуры России, а также Почетным академиком Московской геологоразведочной академии.

Награды Павла Гусева

Орден Почёта. 

Кавалер Золотого Почётного знака «Общественное признание».

В рейтинге высших руководителей - 2010 газеты «Коммерсантъ» занял VII место в номинации «Медиабизнес».

Лауреат общественной российской премии «Лучшие перья России».

Знак отличия «За заслуги перед Москвой».

Медаль «За отличную службу в Сухопутных войсках».

08.12.2018

Павел Гусев – о Высоцком, свободе слова, журналистике, СССР и России

В.Познер: Гость программы – главный редактор “Московского комсомольца” Павел Гусев. Добрый вечер, Павел Николаевич.

П.Гусев: Добрый вечер.

В.Познер: Я не стал перечислять множество ваших титулов, потому что вы не только главный редактор, вы и владелец издательства, вы и в Общественной палате. Я надеюсь, что вы меня простите, что я только сказал “главный редактор МК”?

П.Гусев: Конечно-конечно. Это основное.

В.Познер: Мы начнем с vox populi, то есть вопросов, присланных зрителями на сайт Первого канала. Я отбираю примерно пять вопросов, наиболее интересных. Итак, Александр Андреевич Хмелевский: “Какое качество в себе вы более всего цените? Вы считаете, что оно помогло вам в вашей работе?”

П. Гусев: Прежде всего, я думаю, это порядочное отношение к людям и понимание, что словом ты можешь убить, а можешь покалечить, а можешь помочь. И, наверное, это и определяет суть моей работы: приходится все время думать и мыслить над тем, что ты делаешь. Потому что ты зачастую вдруг ощущаешь в какие-то моменты, что ты забываешь, что ты технически выпускаешь газету, а забываешь, что ее читают миллионы и не только в первый день, а кто-то и на второй день, а кто-то на третий, потом на сайтах, потом еще. И что у людей возникает совершенно разная картинка, может быть, ее даже никогда и не придумал эту картинку, но она возникает.

В.Познер: Александр Иосифович Малкиель: “Что вам больше всего нравится и что вам больше всего не нравится в России?” Сегодня, разумеется.

П.Гусев: Мне нравится Россия как таковая. Потому что Россия необъятна, и это уникальная страна. Мы с вами сидим сегодня в стране, которая называется Москва. Если мы отъедем на 300 километров, предположим, в Тверь, это будет совсем другая страна. А если мы отъедем на 10 тысяч километров, уедем за Урал, это – третья страна. И так далее, и тому подобное. Россия – это, конечно же, уникальная страна по своей системе сложения всех политических, экономических, национальных и других проблем. Очень мне не нравится в нашей стране отношение людей друг к другу. Меня просто ужасает то, что происходит, потому что я часто бываю за границей, и я никогда за границей не слышу вопроса “А какой вы национальности?” Это там так же, как пукнуть, предположим, за столом, такой вопрос задать. Все люди прекрасно понимают, что не национальность определяет людей, а совсем другое. И у нас, конечно, с этим делом беда. Мы настолько последнее время национализировали понятие “национальность” и просто губим себя и свой народ.

В.Познер: Венера Рашитовна Закирова: “Что такое цензура в условиях свободы слова?” – спрашивает она.

П.Гусев: Прежде всего, я думаю, это самоцензура, которая сегодня присутствует у очень многих журналистов и главных редакторов, и руководителей СМИ. А второе – это вся та система, которая сложилась в России со СМИ. Сегодня до 80% республиканских, муниципальных, городских, районных газет в той или иной степени принадлежат и финансируются государством. Это государственные СМИ. Сегодня произошло искажение информационного поля страны. Сегодня государство настолько влезло в СМИ, что, к сожалению, искажение перешло степень дозволенного. Сегодня опять пошли кухонные разговоры, сегодня опять пошли лестничные куриловские разговоры, потому что пресса сегодня уже не выдает ту порцию реальной действительности, которая сегодня существует.

В.Познер: Святослав Корниенко: “Какие принципы, на ваш взгляд, являются основополагающими для создания беспристрастной объективной газеты?”

П.Гусев: Мне кажется, это, прежде всего, именная журналистика. Я проповедую это последние 20 с лишним лет, будучи главным редактором. Это именная журналистика. То есть люди, которые составляют славу журналистики именно у своих читателей. Я сегодня могу назвать массу имен – Минкина, и Калинину, и Меринова, и многих других, которые реально сегодня составляют… Читатель хочет их читать, он желает видеть этих людей и желает с ними беседовать с помощью газеты или каких-то иных средств. Вот это, на мой взгляд, самое главное.

В.Познер: Александр Андреевич Михалюк: “У меня к вам такой вопрос. Не кажется ли вам, что иногда некоторую информацию, даже очень важную, нельзя публиковать?”

П.Гусев: Да. Более того, я не раз на эту тему выступал. Например, карикатуры датских журналистов.

В.Познер: Датского художника.

П.Гусев: Датского художника, а потом там были еще статьи у них. Дело в том, что я считаю, что это – переступить грань. Это не свобода слова. После этого полилась кровь, были убиты люди, сожжены там это… То есть началась ситуация, которая была уже неподвластна никому.
Я считаю, что очень неправильно публиковать и писать подробности педофилии, предположим – как развращали ребенка, как над ним издевались. И то, что недавно выложил один из сайтов в Санкт-Петербурге, и за это получил предупреждение… Я как председатель комиссии Общественной палаты всегда выступаю в защиту журналистов. В данной ситуации я сказал, что я считаю, что предупреждение было сделано правильно, что нельзя было давать видеоролик с изображением насилия мальчика, когда его изнасиловали.

В.Познер: Знаете, меня всегда интересуют люди, которые были пламенными и очень успешными комсомольскими деятелями, партийными деятелями, а потом как-то по мановению волшебной палочки стали не менее пламенными и успешными капиталистами. Например, Павел Николаевич Гусев – вы же были первым секретарем Краснопресненского райкома ВЛКСМ? Было дело, да?

П.Гусев: Было.

В.Познер: Пришли в газету из ЦК ВЛКСМ, в 18 лет вы уже были членом партии. Не так ли?

П.Гусев: Да.

В.Познер: И вы прекрасно знаете, что такое была советская пресса и кто такие были журналисты. Их называли “солдатами идеологического фронта”. Это все так. Тем не менее, вы говорите: “Я горжусь тем, что я работал в комсомоле”. Раскройте для меня, как вот?

П.Гусев: Я хочу сказать, это, действительно, страница моей биографии и я, действительно, горжусь тем, что работал в комсомоле. Вы знаете, если бы не было комсомола, я бы сегодня не был бы таким руководителем, который может сегодня держать свой собственный холдинг вместе со своей командой. В холдинге сегодня около трех тысяч журналистов, сегодня это 90 газет, журналов, это сайты, это типографии и масса других. То есть умение руководить, умение говорить с людьми, умение найти людей, умение верить людям, умение найти команду. Теперь отбросим в сторону всю идеологию. Почему успешными становятся люди из комсомола, предположим, или из партии, хорошими капиталистами… Потому что в первую очередь мы видели всю глубину мракобесия изнутри, что творилось в партии и в комсомоле, идеологического мракобесия. При этом я еще раз подчеркиваю, в партии и в комсомоле идеально строилась система кадров. В комсомоле и в то время в партии невозможно было, как у нас сегодня в правительстве, чтобы муж и жена сидели там, зять, сват, брат или еще кто-то. Это невозможно было бы. Это просто невозможно.

В.Познер: Допускаю. Но я хочу вас спросить. Вы были верующим комсомольцем? Верующим партийцем?

П.Гусев: Вы знаете, я думаю, что я был верующим.

В.Познер: До какого момента?

П.Гусев: Вы знаете, я на эту тему очень много думал. Мне самому дико интересно было. Согласитесь… Мне 18 лет, меня приглашают в партком и говорят: “Ты знаешь, мы хотим предложить тебе вступить в партию”. По-моему, это был 1967-68 год. И они мне говорят: “Вот ты такой активный, член комитета комсомола уже на втором курсе”. Просто обвинить меня в то время, что я… Я вообще не понимал до конца, что это такое. Меня позвали в партию, именно позвали, сказали: “Хочешь? Мы даем тебе рекомендацию”. Для меня, мальчишки… Я тогда не знал никаких диссидентов, честно могу сказать. Я не знал никаких фамилий, которые, так сказать, сегодня глыбы и прочее. Не знал.

В.Познер: Но посмотрите, оттепель кончилась, потому что в 1964 году изгнали Хрущева, пришел Брежнев, 1967 год, процесс над Синявским и Даниэлем – это уже было. 1968 год – Чехословакия, ввод советских войск. Вот это как?

П.Гусев: Я не понимал, зачем это? Тем более, что отец служил в это время и он был военный, и он мне рассказывал, что их танковую дивизию выдвинули, они дальше не пошли. И потом он рассказывал все ужасы, что там происходило, что ему товарищи рассказывали. Для меня это не было… Знаете, как? Это была не моя трагедия. Я был настолько далек от этого…

В.Познер: Вас это не тронуло особенно, да?

П.Гусев: Я объясню почему. Меня не трогала вообще тогда ни внешняя, ни внутренняя политика. Я был увлечен геологией. Для меня геология и общественная моя деятельность в институте (это клуб самодеятельной песни, это наши геологические походы, это все время экспедиции, каждую субботу и воскресенье на карьеры) – все это дело…

В. Познер: Хорошо. Павел Николаевич, а когда, все-таки, вы поняли, что ваша, скажем так, вера – это заблуждение?

П.Гусев: Первый был момент и удар, когда я пригласил Владимира Высоцкого спеть в Геологоразведочном институте. Мы все подготовили и буквально за полдня меня вызвали в партком и сказали, что концерта не будет. При этом сидели два каких-то человека угрюмых, я долго пытался доказать, что все подготовлено, что ребята хотят. “Нет, этого не будет”. Я пытался выяснить, почему. Потом секретарь парткома мне сказал: “Потому что он идеологически вреден для нашего института”. И вот здесь… А я обожал Высоцкого, у меня дома магнитофон “Комета” забит был катушками с Высоцким, причем хриплыми, все там с шумами. Но мы слушали, мы обожали его. И для меня было непонятно, чем идеологически страшен Высоцкий для Геологоразведочного института, который мы дико любили. Это был первый момент. А потом начались цепочка-цепочка, отец мне к этому времени… Я знал многое, но отец не хотел многое мне рассказывать по ряду причин. Может, боялся – не знаю, почему. Но, тем не менее, у меня деда расстреляли в 1937 году, и когда я начал читать первые книги, связанные со сталинизмом и, в частности, Варлама Шаламова и его “Колымские рассказы”, меня убило все. Меня внутри разорвало. То есть вдруг как вывернули наизнанку.

В.Познер: А помните, какой год это был? Когда вы читали.

П.Гусев: Это было уже начало семидесятых годов.

В.Познер: Но вы из партии, конечно, не вышли.

П.Гусев: Нет, я из партии не вышел. А потом была встреча с Глазуновым, с Ильей Сергеевичем. Художником. Я с ним был очень близок и сейчас близок. И, конечно, его библиотека, беседы с ним – а он такой, ярый монархист, антисоветчик – во мне изменили очень много.

В.Познер: Вы, вообще, выходили из партии?

П.Гусев: Нет. Я просто перестал…

В.Познер: Когда кончилось, то кончилось.

П. Гусев: Все кончилось.

В.Познер: Хорошо. Мне не надо вам рассказывать, чем занималась советская пресса. Это была пропаганда, идеи надо было поддерживать, распространять, объяснять, политику партии и правительства – мы все это помним. Информация та, которая была выгодна властям. Принципиально чем отличается сегодняшняя российская пресса от советской? Принципиально.

П.Гусев: Сегодня, прежде всего, существует закон о СМИ. Это реальная поддержка, это реально мы сегодня базируемся на законодательном уровне, где есть возможность говорить о свободе слова. Второй момент, это то, что реально исчезла цензура, Главлит. Сегодня Главлита нет, цензуры нет. Есть, конечно, разные начальники, которые хотят учить, как нужно писать или что нужно делать газете. Они есть, они советуют, они пытаются беседовать. Но это пока на уровне только бесед и советов.

Дело в том, что сегодняшняя пресса, все-таки, на мой взгляд… Когда Freedom House, еще ряд общественных зарубежных структур проводит рейтинги и ставит Россию на 167, 171 место по свободе слова между Мозамбиком, Гвинеей и еще кем-то, я абсолютно с этим не согласен. Да, у нас очень много проблем со свободой слова. Но мы – не Мозамбик.

В.Познер: Вы даже говорите так: “Сегодня в России существует свободная пресса, сегодня существует свобода слова”. А что бы вы сказали, если бы я вам сказал следующее? Чем меньше аудитория того или иного СМИ, тем больше свободы у этого СМИ. А чем больше аудитория, тем оно ограниченней. Пример: федеральные телевизионные каналы. Здесь все непросто. А маленькая газета, в принципе, – пускай говорят. Даже “Эхо Москвы”. Два миллиона потенциальных слушателей, ну и бог с ними. То есть некоторая, ну, как бы это сказать, довольно циничная…

П.Гусев: Совершенно верно. Это стопроцентно вы сейчас подметили и говорите. Дело в том, что власть совершенно четко анализирует сегодня рейтинги и аудитории тех или иных изданий. И, естественно, допускает для ряда изданий возможность говорить и делать, как им заблагорассудится и что. В рамках тех законов, которые существуют. Естественно, как только становится много таких изданий в том или ином месте, в тех же регионах, немедленно начинаются действия. Действия самые разные. Я знаю, и не раз через Общественную палату пытался защищать – где-то удачно, где-то нет: вдруг отказывают в типографии, вдруг отказывают в распространении, киоски не берут и все, не хотят. Вдруг сигнал у той или иной радиокомпании исчезает и невозможно его больше получить. И так далее, и тому подобное.

То есть существует административный ресурс, который спокойно начинает задавливать то или иное издание, не трогая напрямую это издание. Просто не трогая. Существует ряд структур, которые вдруг перестают с тобой дружить и работать. Вот и все.

В.Познер: Скажите, пожалуйста, коль скоро вы этим занимаетесь, у вас есть представление о том, как технически это происходит? Это что, телефонный звонок от кого-то? Как это реально – в один прекрасный день вдруг киоски говорят “Спасибо, не надо”?

П.Гусев: Дело в том, что все киосковые компании, предположим, система распространения и система полиграфии – это, все-таки, зачастую или полугосударственные структуры, или же структуры, принадлежащие очень крупному капиталу. И одна из веточек – это система, предположим, распространения. И эти люди, большие люди, владельцы, которые напрямую ходят в Кремль, предположим, или в другие большие структуры власти, они боятся за себя, за свой большой бизнес. И, естественно, когда кто-то где-то дает им команду, что это издание не должно там быть, эта цепочка начинает срабатывать. Не напрямую.

В.Познер: То есть кто-то дает команду?

П.Гусев: Естественно. Но не напрямую, не кремлевский чиновник звонит или из мэрии, или из какого правительства, что немедленно перестаньте ту или иную… Нет! Зачем? Собственник – киоскам. Сам. Понимает. В одной из бесед ему намекают очень прозрачным путем, что вот эта газета – лишняя на твоем прилавке. Лишняя. И все.

В.Познер: Намекают на уровне, может быть, губернатора, мэра?

П.Гусев: И такое бывает, конечно. Конечно. Такое бывает, и такое было в ряде областей, мы писали письма, пытались помочь этим ребятам. Но что они делают? Многие такие небольшие газеты начинают печататься в других областях, привозят на своих машинах в багажниках и начинают распространять ее в редакции или сами раздают. Разные способы распространения, предположим, если это печатное издание.

В.Познер: Как вы понимаете свободу слова применительно к СМИ? Это что? Что хочу, то и говорю? Что хочу, то и пишу?

П.Гусев: Нет. Вот это очень опасно. Это очень опасная ситуация, которая, к сожалению, очень многими нами, журналистами трактуется именно вот приблизительно как вы начали говорить. Дело в том, что вседозволенность в СМИ – она, кстати говоря, сыграла, может быть, свою не совсем положительную роль в середине девяностых годов, когда вседозволенность перешла в черный пиар, в джинсу, когда вседозволенность стала использоваться олигархами, крупными владельцами медийных ресурсов в борьбе за власть и друг с другом, политическую власть и так далее, и тому подобное. Этих случаев море. И эти сливы, вливы и прочее стали для российской журналистики бедой. Только у нас, у нашей российской действительности мы имеем пиар в таком размере. Вы посмотрите, что сегодня на журфаках делается. Сегодня большинство журфаков готовит не журналистов, а пиарщиков и рекламщиков. Понимаете? Это страшно. Да, существуют пиар-структуры и они нужны. Предположим, продвижение товаров, продвижение автомобиля, продвижение даже политических идей и прочее-прочее. Но у нас готовят пиарщиков именно как просунуть в газету, в СМИ за деньги. Существует, так сказать, все.

В.Познер: Еще одна сторона этого дела. Я часто привожу этот пример, но он мне очень дорог. В двадцатых-тридцатых годах прошлого века членом Верховного суда США был такой Оливер Венделл Холмс младший, который сказал: “Человек не имеет права кричать “Пожар!” в битком набитом кинотеатре только потому, что он хочет кричать “Пожар!” Это ограничение свободы слова? Да, это ограничение называется “ответственностью”.

П.Гусев: Совершенно верно.

В.Познер: Так вот есть ответственность у журналиста вообще в этом смысле?

П.Гусев: Я считаю, что она должна быть. Я на протяжении последних 5-6 лет всем доказываю в регионах, у нас здесь в Москве, что нам нужна своя хартия, своя внутренняя журналистская хартия. Внутренняя. Никакого государства, никаких структур, никаких общественных… Чисто внутренняя профессиональная хартия. Она есть у англичан, она есть у немцев, она есть у итальянцев.

В.Познер: А по-моему, она есть на отдельных телевизионных каналах.

П.Гусев: Есть хартия, она нравственная. Прежде всего, нравственные позиции журналистов, когда мы как раз и должны с вами говорить, нужно или не нужно показывать ход террористической операции и так далее, и тому подобное. Или нужно или не нужно нам показывать выходки педофилов. Или нужно или не нужно разорванные детские там… И так далее, и тому подобное. То есть, есть определенная система ценностей, которые мы с вами должны не путать со свободой слова. Мы должны не путать, а, наоборот, говорить: “Мы не будем это показывать, но мы будем об этом говорить”. Мы будем об этом говорить, но с каких позиций? Не с позиций смакования, не с позиций увлечения в нюансах того, что произошло, и ковыряться. Вы знаете, это беда нашей журналистики. Это беда моей газеты, это беда… А я вам объясню почему. Потому что сегодня – конкуренция, все хотят как можно больше каких-то фактов, которые, якобы, могут появиться у других. То есть опередить, как можно больше дать. И здесь начинаются подробности из этого, из этого, из этого, из этого источника, и уже за этими подробностями смакования люди забывают о нравственных позициях.

В.Познер: Вы хотите сказать… О вашей газете помимо ее безусловной популярности говорят, что она не только “желтая”, но что она является пионером в России в смысле “желтизны”. И вы как-то даже написали и заявили, что люди имеют право знать не только в каких трусах Алла Пугачева вышла, а еще и много других важных вещей. Во-первых, надо ли им вообще знать, какие трусы у Аллы Пугачевой?

П.Гусев: Как раз про трусы я как раз и говорил, что нам не нужно это знать – здесь есть предел.

В.Познер: Но желтизна-то есть?

П.Гусев: Была.

В.Познер: Вы хотите сказать, что сегодня ее нет?

П.Гусев: Сегодня ее меньше, чем на Первом канале или других каналах.

В.Познер: Да ну, перестаньте.

П.Гусев: Я вам точно это говорю, могу на спор сесть с любым человеком и просто сесть и обсудить газету. Пускай будет это целый коллектив. И я докажу, что никакой желтизны нету. Сегодня все телевизионные каналы показывают гораздо больше меня сериалов, которые более чем желтыми назвать нельзя. Сегодня показывают всякую ерундистику по светской и другой хронике, омерзительнейшую пошлятину, которую вообще смотреть, вообще пережевывать это невозможно. А всякие шуточные конкурсы и прочее-прочее – ну, это же все пошлятина.

В.Познер: Вообще говоря, вы – не большой поклонник телевидения. Я тут записал ваше утверждение: “Ведущие на телевидении давно уже не журналисты, они все – шоумены. У нас телевидение – это сплошная шоу-программа, там, по сути дела, полностью ушла дискуссионность как политическая, так и общественно-социальная”. Спасибо вам большое.

П.Гусев: Я вас не имел в виду.

В.Познер: Но вы сделали такое обобщение, знаете ли.

П.Гусев: Нет, но обобщение – оно, действительно, единицы существуют. Единицы существуют.

В.Познер: Вы помните, был такой замечательный советский анекдот? Человек приходит в поликлинику и говорит, что ему нужен врач ухоглаз. Ему говорят: “Такого нет, есть ухогорлонос и есть глазник” – “Нет, ухоглаз”. Долго спорят, в конце концов, сестра говорит: “Хорошо, такого нет. Но если бы он был, зачем бы он вам?” – “Как зачем? – говорит. – Я слышу одно, а вижу-то я совсем другое”. Вы говорите всякие замечательные слова по поводу того, как надо и так далее. Но смотрите, просто недавно из вашей газеты: “Труп с отрезанной головой, которая едва держалась на шее, лежал возле опоры канатной дороги”. Раз. “Учитель “опустил” ученика в колодце, обиженный педагог обманом заманил туда школьника и сверху на него помочился”. Следующее: “Убийца воткнул в глаз жертве болт, вывернутый из крепления нар”. И, наконец, такой диалог с каннибалом: “Почему вы решили попробовать человеческую печень?” Ответ: “А почему нет? Но могу сказать, что ничего вкусного. Я сначала хотел бедро оставить (там нормальное мясо), но потом понял, что мороки с ним будет. Я и руку себе на память оставил, но потом выкинул”. Послушайте, это что?

П.Гусев: Это не желтизна.

В.Познер: Это что? Это этически? Это нормально?

П.Гусев: Дело в том, что что-то может быть… Я же сказал, что и у меня в газете это существует как и в других. Я сегодня на рынке, я сегодня могу все убрать. Я могу все убрать. Что я получу? Кукиш я получу. Я завтра разорюсь. Сегодня есть определенная часть потребителя, который хочет таких подробностей. Это интервью с каннибалом – это, действительно, интервью с каннибалом.

В.Познер: Я не сомневаюсь, что это не придумано.

П.Гусев: Это, действительно, реальное интервью с каннибалом, которого арестовали. Нам дали материалы в соответствующих органах для того, чтобы мы сумели достать, и мы показываем ужас, низость, вообще ужас этой ситуации.

В.Познер: Но можно ли сказать, Павел Николаевич, честно и откровенно, что в сегодняшней ситуации в России для того, чтобы газета могла выжить, необходимо определенное количество материала, который, скажем, обращается не к лучшим нашим инстинктам, нельзя сказать, что высокого какого-то эстетического и духовного уровня, но что поделаешь?

П.Гусев: Да. Я должен так сказать, что такое есть. Но! Нужно всегда понимать, что процент и уровень такой информации минимален для, предположим, сегодняшней нашей газеты. Что основой, все-таки, газеты являются острейшие материалы наших и авторов со стороны, и авторов внутренних. Поднимаются острейшие вопросы политической, экономической, социальной жизни. Острейшие вопросы защиты граждан и по месту жительства, и по работе. Это защита потребительского рынка и так далее, и тому подобное. Вот, в чем основа газеты заключается. Есть определенные строчки, которые, так сказать, на потребу. Сегодня… Вы понимаете, ведь, человек – какое существо? Авария на дороге, и все приостанавливаются не для того, чтобы помочь. А посмотреть.

В.Познер: Это правда. Тогда такой вопрос. Вы же прекрасно понимаете, что в вашем случае газета – это бизнес. Это бизнес, вам надо зарабатывать.

П.Гусев: Да. Прежде всего для того, чтобы кормить армию…

В.Познер: И вообще, да? Коммерческое телевидение (а другого у нас нет) – это тоже бизнес. И он тем больше зарабатывает, чем популярнее его программы. Почему и существуют попытки определить, какие программы популярны с помощью так называемого рейтинга. Можно говорить, что это не очень удачный метод, что не очень точно считают, что неправильно считают. Я не об этом говорю. Но для того, чтобы продать подороже свое рекламное время, нужно суметь доказать, что эта программа пользуется большим успехом.

П.Гусев: Совершенно верно.

В.Познер: Чем отличается от вас? То, что вы так ругаете на телевидении, – это то, что люди смотрят больше всего. Я не буду называть программы, потому что скажут, что я – коллега, и, вроде, я кого-то… Но мы знаем, что чем скандальнее программа, тем больше у нее…

П.Гусев: Совершенно верно.

В.Познер: И что тогда? Чего ругать телевидение? Не понимаю. Потому что они вам ответят: “Хорошо, мы это уберем. И где мы будем?”

П.Гусев: Нет. Я когда ругаю телевидение, я же не ругаю конкретно то, что существуют такие программы. Я говорю о том, что при многообразии таких программ мы практически не имеем иных программ. Ваша программа – это один камешек в нашем строении, он один совсем. Вспомните, в конце или в середине девяностых сколько у нас таких блоков и камней было на каждом телевидении, и сколько было включений. Вспомните Сагалаева, на которого ломились все.

В.Познер: А как вы думаете, сегодня, если бы такие программы вернулись, у них была бы аудитория?

П.Гусев: Нет. Нет. Нет.

В.Познер: Тогда, видите как? А как же быть?

П.Гусев: А очень просто. Надо думать. Не бывает безвыходных ситуаций. В то время именно время продиктовало пользу этих программ, их нужность. И люди хотели таких программ. Это было после советского телевидения. Это все понятно было психологически.

В.Познер: А сегодня что?

П.Гусев: Сегодня, я думаю, придет такое время.

В.Познер: Но вы говорите “Нет, сегодня эти программы не пользовались бы успехом. Такого рода программы”. А почему бы не пользовались-то, я не понимаю?

П.Гусев: А я хочу сказать, что надо искать новые. Я не знаю, я – не телевизионщик…

В.Познер: Понимаю. Но вы – журналист.

П.Гусев: Я – журналист. Я считаю, что сегодня придумать такие программы можно, нужно и необходимо, которые были бы социально, политически значимы для того, чтобы… Посмотрите, тем не менее, существуют всякие “Поединки”, “Барьеры” – по-разному они сейчас называются. К ним тоже по-разному отношение. Но тем не менее, они собирают определенную часть аудитории. Почему? Нашли камень столкновения какой-то, нашли конфликтную ситуацию. Люди любят на конфликте даже политическом сегодня играть или экономическом, или социальном. То есть нашли какую-то форму. Значит, надо дальше искать. Надо просто фантазировать, смотреть, а не просто сдирать зачастую программы и покупать лицензии…

В.Познер: Понимаю, понимаю. Как вы относитесь к призыву или к предложению, или к желанию президента Медведева о том, чтобы государство в любом виде – федеральная ли, местная ли власть – ушло из СМИ, вообще не имело своих СМИ?

П.Гусев: Аплодирую стоя. Искренне кричу “Ура!” При этом страшно боюсь, что вот-вот могут начать эту работу. Объясню. Это очень опасно. Первое. Сегодня – я вам уже сказал приблизительные цифры, до 80% этих СМИ живут только за счет государственных денег. Давайте смотреть правде в глаза. Эти маленькие газеты. Завтра государство говорит: “Прощайте, ребята. С завтрашнего дня вы на вольные хлеба уходите”. Что будет? Не 80% – 70% уйдут навсегда из СМИ, погибнут мелкие газеты, погибнут радиокомпании маленькие, телевизионные студии и так далее, и тому подобное. Они просто погибнут. Или же их приберут жены губернаторов, или криминал. Я очень боюсь коллективизации, понимаете? Как процессов коллективизации. Когда начали рушить наши хозяйства, кулаков давить, и нужно было в течение двух лет создать колхозы. Я очень боюсь, что начнут создавать такие колхозы в СМИ. И мы лишимся очень многих интересных газет, журналов и так далее, и тому подобное.

В.Познер: А скажите, пожалуйста, вы как член Общественной палаты, занимающийся СМИ, вы вообще со своими коллегами обсуждаете этот вопрос?

П.Гусев: Да, да.

В.Познер: Я не слышу ничего по этому поводу. Например, в ненавидимой или пресловутой Америке, скажем, есть такой закон, что один человек не может владеть в одном городе больше, чем одним телевизионным каналом, одним радиоканалом и одной газетой.

П.Гусев: Это замечательно.

В.Познер: А чем нам?.. Очевидные вещи, почему мы их не рассматриваем не потому, что это подражание. Но люди нашли способ. Не надо придумывать велосипед, свой, особый.

П.Гусев: Вы знаете, Владимир Владимирович, здесь существует такая ситуация. Только за последние несколько лет более 80 поправок пытались пронести в закон о СМИ. И я страшно боюсь слова “поправка в закон о СМИ”. Как только начинается в наш лучший закон девяностых годов кто-то пытаться влезть, сразу возникает ситуация, это ухудшение этого закона, это давление на нас, на журналистов любыми средствами. Поэтому это очень страшно и опасно. Но по ситуации с тем, чтобы государство ушло из СМИ, мы обсуждали не раз и в Общественной палате, и собирали семинары, круглые столы. В Твери недавно я решил собрать экономически независимый… То есть мы пошли от обратного. Собрать тех, кто сегодня умеет работать сами. Сколько я собрал? Аж 40 штук. Со всей России. Но я считаю, их где-то сейчас порядка 80 таких, крепких ребят, которые умеют делать СМИ независимыми экономически.

В.Познер: Вот. А раз они экономически независимы, тогда они политически независимы.

П.Гусев: Совершенно верно.

В.Познер: Хочу еще раз вас процитировать: “Я сам себе хозяин. Дела веду на свои кровные. Оттого, видимо, и на совещания в Кремль меня не приглашают”. Это вы так говорите. В то же время вы прислушиваетесь, все-таки, к разговорам, которые ведутся с вами, как вы пишете, на уровне тех или иных должностных лиц: “Ты должен прекрасно понимать ряд принципов той демократии, которая существует в нашей стране”. Все понятно. Что это за ряд принципов нашей особой демократии? Не суверенной, простите, а особой.

П.Гусев: Прежде всего, я еще раз хочу сказать, это вопросы самоцензуры. Конечно же, существуют темы, которые мимоходом… Я бываю и в Кремле, я бываю и в других структурах самых разных. Потому что я, действительно, занимаюсь большой общественной работой по линии Союза журналистов, Общественной палаты и имею разные встречи, контакты. И, естественно, в разных контактах и разговорах не напрямую зачастую, я понимаю, какая тема наиболее болезненна. И наименее желанна. И я начинаю думать, рисковать или не рисковать.

В.Познер: Но вы отдаете себе отчет в том, что если государство решит, что “МК” нужно убрать, оно его уберет?

П.Гусев: Я в этом абсолютно уверен.

В.Познер: По ходу пьесы. У нас другое время, другая формация и так далее. Почему сохраняется комсомолец? “Московский комсомолец” так же, как “Комсомольская правда”. Газета “Правда” – понимаю, она – коммунистическая, нет вопроса. Но у вас же нет этой идеологии?

П.Гусев: Никакой.

В.Познер: А название вы сохраняете.

П.Гусев: Мы думали изменить, но к этому времени, когда у нас пришла эта мысль, у нас были совершенно сумасшедшие тиражи – больше двух миллионов, и каждый четвертый-пятый житель Москвы нас читал. И если завтра бы я вышел с “Московским курьером”, предположим, или “Московским корреспондентом”, я должен был бы внизу писать “бывший “Московский комсомолец”. И этот идиотизм ситуации, когда ты имеешь популярный лейбл, имеешь популярную марку, тебя все знают… Я пошел по другому пути. Я – “МК”. То есть я везде все меньше и меньше пишу “Московский комсомолец”, а везде просто некую “МК”. А что это такое, может каждый додумывать уже сам.

В.Познер: Дальше. “Любви ко мне в Кремле нет, но я и не рассчитываю на нее. Наша газета никогда не облизывала все, что связано с Кремлем и с Путиным. Я в рамках той свободы, которую и Кремль хочет, и я хочу”. Вот тут я не совсем понял. У вас что, совпадает представление о свободе с Кремлем?

П.Гусев: В чем-то – да. А почему нет? Я же не антигосударственный человек. Под Кремлем мы подразумеваем, прежде всего, Президента и его команду. А они делают многие интересные вещи и реальные вещи, которые, на мой взгляд, помогают выходить нашей стране на новые, новые, новые, новые шаги. Но! Я со многими вещами не могу согласиться. Дело в том, что самое страшное… Я считаю, что демократия – это движение, это вечное движение, это вечная смена, это приход людей, это новые люди. Застой – смерть для демократии. Вот с этим я сегодня уже соглашаться не могу, я вижу застойные элементы в нашей стране, мне это страшно становится. Это становится опасно для страны. И самым опасным это является и для СМИ.

В.Познер: Вы (это меня удивило) назвали чушью штамп о том, что СМИ – это четвертая власть. Вы даже сказали, что это первая власть придумала, что мы – четвертая, для того, чтобы приручить нас. Послушайте, выражение “четвертая власть” появилось, вы будете смеяться, во Франции в XVI веке.

П.Гусев: Я этого не знал.

В.Познер: И не власть придумала, а как раз французская либеральная демократия говорила, что помимо трех ветвей власти СМИ – это тоже ветвь власти. И тут не то, что первая, вторая, третья, а есть четыре равных. Должно быть. На самом деле, она у нас не четвертая власть, она вообще не власть.

П.Гусев: Не власть. Владимир Владимирович, дело в том, что когда я это говорил, я могу вам объяснить. Мне показалось, что в какой-то момент мы, журналисты и особенно руководители журналистских коллективов, те люди, которые работают в СМИ, настолько вознеслись, что нам все время говорили “мы – власть, мы можем это, пятое-десятое”, и именно это я имел в виду. Ребята, остановитесь, мы не власть сегодня в понимании, нами играют. Мы сегодня – во многом, рычаги, инструмент у власти.

В.Познер: И что, не отдают себе в этом отчет?

П.Гусев: Многие – нет. Многие, так сказать, хотят быть четвертой властью. Я тоже хочу вернуть те СМИ в какой-то степени девяностых годов, середины, когда была вольница абсолютная. Но я еще раз хочу повторить: ведь, черный пиар расцвел именно тогда.

В.Познер: Но смотрите, то, что вы говорите сейчас насчет стремления считать себя властью, вообще эти ваши слова относятся к 2009 году. Неужели, кто-то тогда еще считал, что они – не инструменты, и что они – власть и так далее?

П.Гусев: Думаю, что нет.

В.Познер: Как вы относитесь к интернету? Это – СМИ?

П.Гусев: Нет. Интернет – это средство массовой коммуникации, и только так нужно…

В.Познер: То есть это СМК.

П.Гусев: Да. Это средство массовой коммуникации. Сегодня у нас порядка 60 миллионов пользователей интернета, кликают его. И это совершенно точные данные. 10-12% используют интернет только как СМИ. Это значит 5-6 миллионов человек используют интернет ежедневно как СМИ на всю страну, на все 60 миллионов. А если мы возьмем СМИ, даже те же печатные, каждый день которые выливаются огромными потоками по всей стране, это будут сотни миллионов. То есть мы пока перекрываем все – и телевидение, и радио, и печатные, и интернет. Интернет – это и особая аудитория. Посмотрите. Мне очень часто говорят: “Вот, блоги там. Вот, сколько там…” Это не журналистика. Это поток самосознания и самовыражения, зачастую на уровне того, чего мы еще в 60-е годы или когда была хорошая советская журналистика, не печатали.

В.Познер: То есть вы спокойны, что интернет не заменит другие СМИ?

П.Гусев: Никогда-никогда. Это абсолютно другое. Это другая психология, другая философия, это абсолютно все другое.

В.Познер: Недавно группа довольно известных деятелей культуры, в частности, Никита Михалков, Николай Бурляев, Владимир Хотиненко обратились к руководству страны с требованием создать для контроля за СМИ специальный наблюдательный совет. В письме подчеркивается, что речь идет не о возврате политической цензуры. Но при этом утверждается, что СМИ должны соблюдать “исторически сложившиеся нормы нравственности, а государственное ТВ должно транслировать все основные мероприятия, проводимые Русской православной церковью”. Причем, такие требования повторяются регулярно. Во-первых, не кажется ли вам, что МК дает им повод говорить о необходимости создания такого?

П.Гусев: Нет, мы не даем!

В.Познер: И во-вторых, как вы к этому относитесь?

П.Гусев: Я отношусь крайне отрицательно. Это уже не первая попытка. На моей памяти это, по-моему, вторая или третья и, может, даже четвертая попытка. Причем, лица практически одни и те же, и только прибавляется новых несколько лиц. Дело в том, что это политическая провокация в отношении СМИ, раз. Это абсолютная провокация. Прежде всего, понятно, что все СМИ тут же всколыхнулись, не было ни одного СМИ, которое не ответило подобающим образом Михалкову и его команде, которая хочет такое сотворить. Второе. Это не конституционно. Это не законно. Кто эти люди, которые должны советовать вам, мне или кому-то другому, как нам дальше жить? А почему нам с вами сегодня не подписать документ о создании комиссии над художественными картинами Михалкова, и насколько в них там есть, так сказать, того или другого? Ему это понравится?

В.Познер: Наверное, нет. Но тогда так. Вы как-то говорили, что гражданская активность или, вернее, активность гражданского общества определяют не Общественная палата, не Госдума, никто, это в башке сидящее – хотим мы жить по-другому, не хотим мы жить по-другому и так далее. Скажите, как вы думаете, если бы завтра провести референдум с предложением насчет общественного совета по контролю над СМИ, референдум по всей России, как бы проголосовали? Поддержали бы? Как вы думаете?

П.Гусев: Я думаю, что процентов 50 поддержало бы. Но здесь нужно вот что еще учитывать. Это очень опасная тенденция. Мы – светское государство. И сегодня во главу угла ставить вопросы, что должно быть только православие или еще что-то, я считаю, что это опасная тенденция. Мы все должны уважать верующих людей, мы должны уважать все религии и конфессии, мы должны беречь памятники старины, а не разрушать как в советское время, взрывать церкви и создавать, и воссоздавать, и хранить искусство. Кстати говоря, тоже мы против выступали, когда ряд музейных экспонатов церкви передавались. Я считаю, что это неправильно, потому что там есть экспонаты, которые можно давать на праздники, но определенно…

Есть вещи, которые связаны со светским государством. Это очень опасная тенденция втянуть нас в такой вот не очень простой и, на мой взгляд, безысходный диалог.

В.Познер: Насчет того, что сидит в голове у людей. Вы как-то заявили: “Мы должны вымереть. Появится третье-четвертое поколение, тогда мы изменим свою психологию. Мы будем ходить на выборы, сидеть у телевизора и ждать, кто победит, потому что это были демократические выборы. Правда, в России на новые порядки обычно трех-четырех поколений мало. А вот дальше – неизвестно что”. Такой длинный срок еще предстоит?

П.Гусев: Да. Я абсолютно в этом уверен, что наше поколение, рано или поздно… Наше и следующее поколение, которое мы воспитывали, наши дети. Когда они сменятся, и придет новая формация, это будет абсолютно новая формация.

В.Познер: То есть их дети?

П.Гусев: Да, их дети. Это будет абсолютно новая уже формация. И абсолютно уверен, что они будут и к демократическим ценностям, и нравственным, и к другим относиться совсем по-другому.

В.Познер: Я надеюсь, вы не откажетесь ответить на некоторые вопросы моего доброго друга Марселя Пруста? В каких случаях вы лжете?

П.Гусев: Когда шучу.

В.Познер: Когда и где вы были более всего счастливы?

П.Гусев: Когда был студентом-геологом.

В.Познер: Каким бы вы талантом хотели более всего обладать?

П.Гусев: Я бы очень хотел обладать талантом музыканта.

В.Познер: Ваша главная черта?

П.Гусев: Доброта.

В.Познер: Вы можете мне назвать трех любимых писателей?

П.Гусев: Да, конечно. Вересаев, Пришвин, Бунин.

В.Познер: О чем вы больше всего сожалеете?

П.Гусев: О том, что уже немного осталось.

Интервью 2011 года

История успеха Павла Гусева. Как далекий от журналистики человек стал медиамагнатом

Комсомолец Павел никогда не был журналистом, но в итоге стал главным редактором известной во всей стране газеты, настоящим медиамагнатом. 4 апреля ему исполнилось 70 лет. Как Павел Гусев пришел к успеху, возглавив «Московский комсомолец», — в материале «360».

Родители Гусева были культурными работниками, мама проектировала костюмы в театре, а отец был военным переводчиком. После войны он стал главным редактором «Внешторгиздата». Это могло повлиять на выбор профессии Гусевым, но тот начал издалека.

Сначала Павел Николаевич выучился на геолога, и даже прошел аспирантуру. Затем он три года был младшим научным сотрудником в Московском геологоразведочном институте. Со временем он стал потихоньку приближаться к главной должности своей жизни.

В 1975 году он стал вторым секретарем Краснопресненского районного комитета ВЛКСМ Москвы, в следующем году — уже первым. Это, кстати, позволило ему стать прототипом главного героя повести Юрия Полякова «ЧП районного масштаба». Вокруг этого рассказа возник небольшой скандал, когда Гусев решил напечатать главу в своей газете.

«А первым человеком, который услышал „ЧП районного масштаба“, был Гусев. Когда я ее написал, он приехал ко мне в Переделкино, мы пили водку, и я ему всю ночь ее читал. Он выслушал и сказал: „Ее никогда не напечатают“, и сам же напечатал главу „Собрание на майонезном заводе“, за что получил свой первый выговор как главный редактор», — вспоминал писатель в интервью «МК».

Режиссер Карен Шахназаров (слева) и глава Союза журналистов Москвы, главред газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев. Источник фото: РИА «Новости»

Когда вышла повесть, Гусев уже несколько лет работал главным редактором «Московского комсомольца», и успел окончить Литературный институт. На пост главреда его назначили в 1983 году. Тогда газета являлась печатным органом московского городского комитета ВЛКСМ. Изначально Гусева с журналистикой связывало только то, что отец работал главредом советского рекламного проспекта. Поэтому втягиваться в процесс пришлось быстро.

Гусев ночевал в редакции, лишь бы поскорее вникнуть в нюансы, постичь азы. При этом он не хотел учить профессионалов работе, его целью было сделать материал интересным. Для этого нужно было увидеть газету глазами читателя.

«Я пришел в редакцию человеком, который никогда не сдавал ни одной газеты, журнала. Я писал фельетоны, рассказики, но никогда не занимался процессом производства газеты. Были сложнейшие часы, дни, когда я здесь жил, ночевал. Когда для меня „МК“, все помещение, журналисты становились все ближе и понятнее. Но потом я все понял — что я и здесь ошибаюсь. Это первый взгляд, что все ясно и только потом ты осознаешь, как все это сложно», — рассказывал Гусев «360».

Новшества не всем пришлись по нраву. Спустя год в редакции попытались устроить переворот. «На меня строчили анонимки, обвиняя во всех смертных грехах, включая антисемитизм, хотя я никогда не обращал внимания на национальность сотрудника: еврей он или татарин, мне было по фигу, лишь бы работал хорошо…» — вспоминал Гусев в интервью газете «Новый взгляд»..

Все кончилось тем, что горком партии хотел исключить Гусева из КПСС и вдобавок убрать его с должности главреда. Сыпались обвинения в клевете на советскую действительность. Дело обошлось выговором.

И это было лишь начало. Впереди будущего медиамагната ждали лихие 1990-е. Время, когда «МК» стала одним из самых популярных изданий страны, а сам он ступил на территорию политики.

Павел Гусев на заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (2018 год). Источник фото: Пресс-служба президента России.

После августовского путча Гусев стал учредителем закрытого акционерного общества «Редакция газеты „Московский комсомолец“». Таким образом начиная с 1992 года он — единоличный владелец этого холдинга. За годы работы главредом издания ему удалось построить целую печатную империю, в которой работают яркие журналисты. Им не просто разрешают высказывать свое мнение — это является ключевым условием их работы, считают коллеги Гусева.

Журналист Николай Зятьков, владелец и президент издательского дома «Наша версия», рассказал, что главе и собственнику «МК» удалось создать «комфортную экономическую систему, которая работает. Гусев собрал очень мощный коллектив, который чувствует защиту своего руководителя и старается выполнять свою работу максимально эффективно.

Он во все времена, и когда была свобода относительная, во времена перестройки, и когда стали поджимать, держал «Московский комсомолец» флагманом объективности и свободы. Были, конечно, и другие издания, которые со временем съезжали с этой стези. Или собственники менялись, или журналисты уходили. В общем их «причесывали». А здесь издание держится почти 100 лет, Гусев, конечно, им руководит 35 лет, но его главная заслуга в том, что «МК» остается боевым, бескомпромиссным и ни под кого не ложится. На сегодняшний день он — редактор номер один.

Николай Зятьков

Другой коллега по цеху Антон Антонов-Овсеенко рассказал, что работал с Гусевым в самые непростые и самые интересные времена — в 1990-е годы.

«В августе 1991 года мне даже пришлось договариваться, чтобы закрытую газету „Московский Комсомолец“ печатали на принтере общества „Мемориал“. Потом эти газеты мы распространяли у Белого дома, ночевали, прям в редакции — это было очень сложное время и в то же время самое, наверное, яркое», — рассказал Антонов-Овсеенко «360».

Главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Николаевич Гусев и министр юстиции Российской Федерации Николай Васильевич Федоров на митинге, 1992 год. Источник фото: РИА «Новости»

Чисто по-человечески я отношусь к нему очень хорошо и с большим уважением, несмотря на то, что Павел Николаевич — человек сложный, мягко говоря. Его главная заслуга главная в том, что он позволяет журналистам высказывать свое мнение. Это ведь авторская очень газета. Там людям давали слово с самого начала

Антон Антонов-Овсеенко

Он рассказал, что над Павлом Гусевым в «комсомольские времена» нависали тучей. Его собирались смещать за то, что он разрешал журналистам «Московского комсомольца» высказывать свое мнение.

«Вообще в Советское время было не принято это делать. Мнение было одно — его могла высказывать только партия и ее высшие руководители. А Гусев себя вот так повел с самого начала, и в этом его заслуга. Он сохраняет эту свою линию, по сей день. И сегодня в сложные времена, Павел Гусев остается таким же, как был раньше», — подвел итог Антонов-Овсеенко.

«Стена почета» в редакции газеты «Московский комсомолец», где знаменитые гости оставляют свои автографы. Источник фото: РИА «Новости».

Сам Павел Гусев рассказал «360», что долгие годы собирал нужных журналистов и коллектив в целом.

«Главный мой принцип был, когда я пришел сюда, делать газету такую, которую мне было бы интересно читать самому. Самому утром. Чтобы ты с удовольствием читал своих журналистов. Самое главное — дать возможность человеку творчески подходить к тому, что он делает. Мы с журналистом могли разговаривать на тему статьи, говорить о событии. Но я никогда не говорил „пиши вот так“. Заголовки придумываем вместе, какие-то фотографии вместе варьируем. Но журналист должен понимать всю ответственность своего слова, своего восприятия. А самое главное, он должен понимать, что он — автор статьи. Не соавтор с главным редактором, а автор», — рассказал главред «МК».

Он отметил, что всегда брал людей, которым интересно работать, быть журналистом. По мнению Гусева, очень важно, чтобы человек нестандартно писал и подходил к теме.

Шуточный портрет на главного редактора газеты «Московский комсомолец» Павла Гусева перед входом в его рабочий кабинет. Источник фото: РИА «Новости»

«Никогда не смотрел, какое у него образование — или он журналист, или учитель, или строитель, или даже чиновник. Какое это имеет значение, если у человека есть талант, если человек может написать так, чтобы это было интересно, и кто-то начал бы спорить с ним, сомневаться или радоваться. Это и значит, что есть талант. Я считаю, что газета — это театр. Только театр ставит спектакль полгода, а в газете — один день. Каждая газета — ежедневный спектакль. Журналисты — это артисты, а главный редактор — режиссер», — добавил Гусев.

В зале верстки редакции газеты «Московский комсомолец». Источник фото: РИА «Новости»

«Я никогда не думаю о планах, которые нужно реализовать через год, через два-три. Есть интерес общества к тем или иным проблемам. Мы должны жить вместе со страной и обществом. Нам некуда опережать, потому что мы не знаем, что будет дальше. Мы не футурологи. Сначала мы должны оценить то, что есть. Самое главное — это творчество и культура журналистики. Ответственность журналистики», — сказал Павел Гусев.

Сегодня главная задача журналистов — расширять интернет-пространство, считает главред «МК». Каждый раз делать в этом пространстве новые продукты. Сейчас, например, команда Гусева делает спортивный сайт, который «будет помогать людям думать, как закончится матч, какие перспективы у российских спортсменов, какие перспективы в том или ином виде спорта». Интернет-пространство с его возможностями для журналистов — огромное будущее, уверяет глава «МК».

Работа над газетой под чутким взором главного редактора продолжится и в день рождения Павла Гусева. Отлынивать от работы, несмотря на юбилей, он не собирается.

«Юбилей и в редакции встречу и с друзьями встречусь, и с родными встречусь. Я не собираюсь устраивать из этого фейерверк и большой праздник. Это все-таки семейный и внутренний праздник. Если ты сумел сохранить разум к 70-ти годам, то должен ответственно относиться к тому, как его отпраздновать», — подвел итог Павел Гусев.

Павел Гусев - биография и семья

Биография

Народный художник РСФСР, скульптор, заслуженный деятель искусств РСФСР, член Союза художников СССР. Кавалер Ордена Ленина. Почётный гражданин Нижнего Новгорода.

Гусев Павел Иванович родился 14 июля 1917 года в семье потомственного кузнеца в селе Борнукове Княгинского уезда Нижегородской губернии (ныне Бутурлинского района Нижегородской области).

После окончания школы поступил в камнерезную мастерскую, где проработал в качестве ученика два года. Мастер малахитовых дел Шальнов, приехавший с Урала, обратил внимание на способности мальчика и старался развить их. Мастерство Павла постепенно росло. В 30-е годы мастерской заинтересовались в Москве, откуда прислали в Борнуково специалистов, художников. Вместе с уральскими мастерами они создавали эскизы изделий, по которым работали камнерезы.

В 1932 году Павел учился в Ягубовской семилетней школе, а в 1933—1935 годах в Наумовской средней школе. После окончания Наумовской средней школы (практически без отрыва от обучения на фабрике) Павел поступил учится в Московское художественное училище им. Калинина, где учился скульптуре и рисунку у скульптора Б. Н. Ланге и костореза С. П. Евангулова.

Училище было успешно окончено в 1940 году. Павел Иванович вернулся в родное село, в камнерезную артель «Борнуковская пещера». Здесь, в артели, вместе с художником П. Ф. Рубцовым он руководил кружком лепки и рисунка.

В октябре 1940 года Павел Гусев был призван в ряды Красной Армии. Демобилизовался из армии в звании лейтенанта в 1946 году. По прибытии из армии до августа 1947 года работал в Горьковском товариществе художников.

В этом же году Павел Иванович поступил в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина Академии художеств СССР, который закончил в 1953 году с отличием. В институте учителями Гусева были профессора Лешева В. В., Шубина Ф. И., Мухина В. И., Шадра И. Д. Подобно Шадру, Гусев стремится раскрыть духовное богатство и красоту характера человека из народа, органически сочетать типичность образов с их конкретностью. Вслед за Мухиной Гусев делает героями своих произведений людей сдержанных, но с богатой внутренней жизнью.

Дипломная работа Гусева — статуя Валерия Чкалова. В 1954 году после экспонирования на Всесоюзной художественной выставке портрет Чкалова, созданный вслед за скульптурой, был приобретён Государственной третьяковской галереей. В 1980 году на родине лётчика в г. Чкаловске установлен памятник по проекту Гусева.

По окончании института Гусев поселился в г. Горьком, работал скульптором в Союзе художников. С 1953 года скульптор принимает участие в художественных выставках (областных, зональных, республиканских, всесоюзных). Его герои самые разные люди — рабочие, писатели, учёные, крестьяне. Талант портретиста Гусева раскрывается в полную мощь в 60-е годы. Художника привлекает в своих героях мужество, страстность натуры, уваренность в себе. Таковы портреты академика Разуваева, художника Варламова, председателя колхоза Емельянова. Одна из лучших работ Павла Ивановича Гусева — скульптурный портрет пастуха В. И. Недугова из Борнукова.

Гусев не отдаёт предпочтение какому либо материалу. Дерево демонстрирует неразрывную связь с природой борнуковского пастуха Недугова, бронза оттеняет филигранность отделки портрета Ванеева, мрамор воплощает интеллектуальную мощь писателя Герцена. Горельеф Кулибина в парке, носящем его имя; полуфигура Глинки перед консерваторией; бронзовый Добролюбов около Нижегородского драматического театра; динамичная группа матросов на Речном вокзале — это скульптурные работы Гусева.

Павел Иванович вёл большую общественную работу. За время пребывания в Союзе художников он неоднократно избирался членом его правления. С мая 1960 года по декабрь 1964 года был председателем Горьковского Союза художников. Несколько раз избирался секретарём партийного бюро Союза.

Награды

Орден Ленина

Орден "Знак Почёта"

Медаль «За боевые заслуги»

Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Медаль «За победу над Японией»

Дипломы и грамоты Министерства культуры СССР, Союза художников РСФСР и СССР и Союза Министров РСФСР.

Звания

Народный художник РСФСР

Заслуженный деятель искусств РСФСР

Почётный гражданин Нижнего Новгорода (присвоено решением Горьковского городского Совета народных депутатов от 29 сентября 1982 года)


Проектом «МК в Питере» займётся Тимофей Шабаршин › Лениздат.ру

Проект «МК в Питере» теперь возглавит Тимофей Шабаршин. Такое решение было принято руководителями федерального «Московского комсомольца» после того как нынешний партнёр в Петербурге – ООО «Невский край» – объявил о выходе из проекта после 3,5 лет сотрудничества.

Решение петербургской команды нынешний главный редактор «МК в Питере» Максим Кузахметов объяснил следующим образом:

— Сразу хочу оговориться, что никаких проблем с цензурой ни разу не возникло. Мы действовали совершенно автономно от московской редакции и публиковали любые материалы без каких-либо согласований. Важным считалось соблюдать только одно условие: мы пишем приоритетно о событиях в Санкт-Петербурге. Однако в последнее время московская часть МК становилась всё более «осторожной и взвешенной». Сосуществовать под общей обложкой становилось всё более сложно. Последней каплей оказалось участие Павла Гусева в пропагандистской поездке с высшими чинами Министерства обороны РФ в Мьянму. Столичный редактор фактически оправдывал расстрелы мирных протестов военной хунтой. Такие симпатии к людоедам терпеть было уже невозможно. И мы официально обратились к московским коллегам с предложением о расторжении договора франшизы.

Напомним, председатель Союза журналистов Москвы, главный редактор «МК» Павел Гусев в составе делегации от России посетил военный парад в Мьянме в День вооружённых сил. В этот день в стране прошли массовые акции протеста противников режима, в результате чего погибли десятки людей от рук силовиков. По предварительным оценкам, 27 марта стал самым кровавым днём в Мьянме с момента переворота 1 февраля, после которого в стране захватили власть военные.

Павел Гусев сообщил радиостанции «Говорит Москва», что посетил Мьянму с просветительской целью: «Министерство обороны попросило и предложило мне полететь в Мьянму для того чтобы я мог рассказать там о том, что такое Общественный совет, как он работает, что он делает». В эфире «Эха Москвы» Гусев рассказал, что не знал о том, что происходит в Мьянме: «Когда я находился на параде, я понятия не имел, что где-то кого-то избивают».

Тимофей Шабаршин до января 2021 года был главным редактором ИА «Невские новости», которое относят к «пригожинским СМИ». До прихода в «НН» Тимофей успел поработать в нескольких петербургских СМИ – был главредом на Piter.TV, затем ушел в Life78, в 2017-м работал главным редактором «Народных новостей» – ещё одного СМИ, которое принято причислять к кругу «пригожинских». Также Шабаршин создал telegram-канал «Алло, редакция?», где он с другими журналистами собирает истории, сплетни и слухи медиасообщества.

Сам Тимофей Шабаршин в telegram-канале «Алло, редакция?» ответил на вопрос о том, почему он решил вернуться в СМИ: «Вернулся наверное, потому что это дело люблю и делать его умею. А МК – это отличный проект, у которого есть большие перспективы во втором по величине городе страны». Дальнейшие планы Шабаршин обозначил следующие: продолжение выхода газеты в Петербурге, акцент внимания редакции на интернет-версию с перспективой «в ближайшем будущем занять топововые позиции на рынке Петербурга» и приведение концепции, миссии, редакционной политики «МК в Питере» в «строгое соответствие с положениями головного издания - федерального "Московского комсомольца"».

На вопрос о том, планирует ли Шабаршин работать со «старой» командой «МК в Питере» или хочет набрать новую, он сказал, что «изложил все планы в посте, пока добавить нечего». Максим Кузахметов по поводу журналистов проекта сказал следующее: «Каждый из сотрудников “МК в Питере” должен самостоятельно принять решение: готов ли он работать под началом нового редактора. У нас была очень хорошая команда. Так что, думаю, все смогут сделать правильный выбор». Тем временем Шабаршин в том же посте приглашает «талантливых журналистов к сотрудничеству».

Максим Кузахметов говорит по поводу своих будущих планов, что надеется остаться в профессии: «Надеюсь, что те осколки свободы слова, которые ещё возможны, позволят мне остаться в профессии. Но никаких конкретных мест “перехода на другую работу” у меня нет. До настоящего времени моим основным местом работы была газета “МК в Питере”».

Гусев Павел Владимирович, фото, биография


Родился 4 апреля 1949 года в Москве.
Окончил Московский геологоразведочный институт и Литературный институт. М. Горький.
. С 1976 по 1980 год - первый секретарь Краснопресненского райкома комсомола.
. С 1980 по 1983 год работал в международном отделе ЦК ВЛКСМ.
. С 1983 г. работает в газете "Московский комсомолец".
. В начале 1990 года был назначен главным редактором газеты.
. В марте 1990 года был избран депутатом Мосгордумы.
. С января по октябрь 1992 г. - министр информации Правительства Москвы (руководитель Департамента информации и пропаганды).
. С октября 1992 г. - советник по печати Мэра Москвы и Правительства Москвы (на общественных началах).
. С 1991 г. - председатель Союза журналистов Москвы.
. Ведет на Московском телеканале (МТиК).
. В 1994 - 95 столкнулся с рядом ведущих политиков, в том числе с министром обороны Павлом Грачевым
.Конфликт с П. Грачевым достиг пика в конце 1994 года, когда после статьи Вадима Поэгли Паша-Мерседес. Вор в СИЗО, не будет министром обороны »П. Грачев подал в суд на газету, и весной 1995 года дело выиграл.
30 сентября 1997 года по поручению Гусева В. Поэгли купил для« МК »на аукционе то же самое. «Мерседес» бывший министр обороны, из-за статьи по которой в 1994-95 велась война между «МК» и Грачевым.
Автор спектакля «Я люблю тебя, Констанция», спектакль по которому идет в Театр.Н. В. Гоголь.
Член художественного совета киностудии "Мосфильм".
Заядлый охотник (в том числе охота на слонов в Африке).
Председатель Федерации мореплавания и член правления Общества охотников.
Это третий брак. Его жена Евгения Ефимова - генеральный директор Иностранной эксим. Есть сын (1977 г.) от первого брака и дочь (средняя школа) от второго брака.

Павел Михайлович Гусев Собственный капитал, Возраст, Биография, День рождения, Рост, Факты

Узнайте о Павел Михайлович Гусев Состояние, биография, возраст, день рождения, рост, ранние годы жизни, семья, свидания, партнер, Wiki и факты.

Кто такой Павел Михайлович Гусев:

Павел Михайлович Гусев - известный российский футболист. Родился 17 июля 1986 года, родина - Россия.

На сайте Buzzlearn.com Павел числится успешным футболистом, родившимся в 1986 году. Он также входит в список самых богатых людей России. Его имя - Павел, фамилия - Михайлович Гусев.

Биография:

Bio / Wiki
ФИО Павел Михайлович Гусев
Род занятий Футболист
Возраст 34
Дата рождения 17 июля 1986 г.
Место рождения Россия
Знак зодиака Рак
Страна Россия
Пол Мужской

День рождения, возраст и знак зодиака:

День рождения Павла Михайловича Гусева 17 июля 1986 года, он родился в четверг.Ему 34 года. Солнечный знак Павла - Рак, а его цветок рождения - Живокость и водяная лилия.

Дата рождения 17 июля
День рождения Четверг
Год рождения 1986
Знак рождения Рак
Двойственность знаков рождения Пассивный
Модальность и элемент знака рождения Кардинальная вода
Противоположный знак Козерог

Рост, вес и физические данные:

Павел Михайлович Гусев ростом 5 футов 7 дюймов.

Высота 1,69 м (5 футов 7 дюймов)
Масса НЕТ
Бюст НЕТ
Талия НЕТ
бедра НЕТ
Цвет волос НЕТ
Цвет глаз НЕТ
Размер обуви НЕТ

Ранняя жизнь и семья:

Семейная информация
Имя родителей Неизвестно
Имя супруга Неизвестно
Имя детей Неизвестно
Количество детей Не доступен
Имя партнера НЕТ
Родственник (я) Имя НЕТ

Образование:

Образование Н / Д
Alma mater Н / Д
Университет Н / Д
Колледж Н / Д
Средняя школа Н / Д / A
Школа Н / Д

Гусев Павел Михайлович Состояние:

Чистый капитал или чистая прибыль Павла Михайловича Гусева оценивается в 1-8 миллионов долларов.Он разбогател на своей основной карьере футболиста.

Чистая стоимость 1 миллион - 8 миллионов долларов
Годовая зарплата На рассмотрении
Источник дохода Футболист
Статус проверки состояния Не проверено

Живой или мертвый?

По данным нашей базы, Павел Михайлович Гусев жив.

Краткие факты:

Вот несколько интересных фактов о Павле Михайловиче Гусеве:

* Родом из России.

* Его Звездный знак - Рак, а стихия в знаке зодиака - Вода.

* Его двойственность пассивна, а противоположный знак Солнца - Козерог.

Часто задаваемые вопросы (FAQ):


Ссылка: Wiki и газеты.

Гусев | Encyclopedia.com

АНТОН ЧЕХОВ
1890

ВВЕДЕНИЕ
АВТОРСКАЯ БИОГРАФИЯ
РЕЗЮМЕ СЮЖЕТА
ПЕРСОНАЖЕЙ
ТЕМЫ
СТИЛЬ
ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР «
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР»
КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР. драматург, писатель Антон Чехов.Чехов считается мастером современного короткого рассказа. Впервые «Гусев» был опубликован отдельно в петербургской ежедневной газете Новое время ( New Times ) в 1890 году. Впоследствии он был опубликован в 1893 году А.С. Сувориным в сборнике рассказов Palata No. 6 (и другие рассказы ) . По состоянию на 2007 год рассказ доступен в издании «Степь и другие рассказы», ​​, которое было опубликовано в 1998 году.

Чехов черпал вдохновение для «Гусева» из опыта, который он накопил во время путешествия, которое он совершил в 1890 году на тюремный остров Сахалин, удаленная российская территория в северной части Тихого океана.Действие происходит в лазарете корабля, который заполнен больными и ранеными солдатами и моряками, которые возвращаются в Россию после службы на Дальнем Востоке. Он противопоставляет подходы к человеческим страданиям двух больных, уволенного солдата Гусева из крестьянского сословия и Павла Ивановича, революционера из интеллигенции (в России этот термин применялся к интеллектуальной элите). История рассказана с гуманной, сострадательной и непредвзятой точки зрения (что типично для работ Чехова) и демонстрирует способность автора вызывать реалистичные ситуации и эмоции посредством внимательного наблюдения за деталями.

Антон Чехов родился в южно-российском морском порту Таганрог 29 января 1860 года (около

источников указывают дату его рождения 16 января). Это потому, что до 1918 года Россия следовала юлианскому календарю, который отставал на несколько дней. григорианский календарь, используемый в Европе и Америке (и применяемый до сих пор). Даты юлианского календаря часто называют старым стилем, а даты григорианского календаря - новым стилем. (Даты указаны в новом стиле.) Чехов вырос в крестьянской жизни, но стал членом интеллигенции, и его труды отражали эту двойственную точку зрения.

Отец Чехова обанкротился в 1876 году. Чеховы переехали в Москву, а Антон оставил в Таганроге учебу. В 1879 году Чехов получил стипендию Московского университета для изучения медицины и поселился со своей семьей в их сырой и многолюдной квартире в подвале. Он писал статьи для популярной прессы за деньги и вскоре превысил доходы своего отца как кормильца семьи.

После окончания в 1884 году Чехов перешел на медицинскую практику в Москву. Опыт, полученный Чеховым во время медицинской практики, нашел отражение в его трудах.В том же 1884 году у него начали проявляться симптомы туберкулеза, который поражал его всю оставшуюся жизнь.

Между 1883 и 1885 годами Чехов опубликовал множество рассказов, в том числе «Смерть чиновника» («Смерть чиновника», 1883 г.) и «Устрицы» («Устрицы», 1884 г.). Он также опубликовал свою единственную попытку написать роман Драма на охоте ( Расстрел , 1884). В 1884 году Чехов опубликовал свой первый сборник рассказов Сказки Мельпомены ( Сказки Мельпомены ) под псевдонимом Антоша Чехонте.В этих произведениях представлены основные темы художественной литературы Чехова: мелкая тирания правительственных чиновников, страдания бедных, непредсказуемость человеческих эмоций, а также иронические недоразумения, разочарования и противоречия, составляющие человеческую комедию.

По мере того, как литературная репутация Чехова росла, он сокращал свои медицинские обязанности. В 1887 году он опубликовал сборник рассказов « В сумерках: Очерки и рассказы » ( В сумерках: Очерки и рассказы, ), получивший Пушкинскую премию.В том же 1887 году его пьеса « Иванов, » была издана и исполнена в Москве. Он был хорошо принят публикой. В следующем году его рассказ «Ступень» («Степь») был опубликован в литературном журнале «Северный вестник », («Северный вестник », ).

С 1888 по 1893 год Чехов находился под влиянием христианских убеждений Льва Толстого, основанных на простоте, пацифизме и ненасильственном сопротивлении злу. Впервые он встретился с Толстым в 1895 году.

В июне 1889 года Чехов ухаживал за своим братом Николаем, больным туберкулезом.Когда Николай умер, брат Чехова Александр сообщил, что Антон был единственным членом семьи, который не плакал. Мать Чехова и его сестра позже утверждали, что он никогда в жизни не плакал.

В 1890 году Чехов совершил поездку в русскую исправительную колонию на острове Сахалин в северной части Тихого океана, получив официальное разрешение на обследование острова. Его переживания в этот период вдохновили на создание нескольких рассказов, в том числе «Гусева» (впервые опубликовано в журнале « Новое время » в 1890 г., а затем в сборнике « Palata No.6 (и другие рассказы) в 1893 г.). Другие рассказы, написанные в это время, - это «В ссыльке» («В изгнании», 1892 г.) и «Палата № 6» («Палата № 6», 1892 г.). Он издал свою книгу о Сахалине, Остров Сахалин ( Остров Сахалин , 1895) серийно в Русской мысли ( Русская мысль ), хотя она подвергалась цензуре.

Чехов вернулся в Россию через Гонконг, Сингапур и Цейлон. В 1891 году он отправился в Западную Европу, посетив Италию и Францию.К концу того же года он собирал средства для помощи крестьянам, пострадавшим от голода. Это было проявлением благотворительности, характерной для Чехова, который часто бесплатно лечил бедных. В 1892 году из-за слабого здоровья и, чтобы избежать расходов на Москву, он купил усадьбу Мелихово в 50 милях к югу от Москвы и переехал туда со своей большой семьей.

Хотя рассказы Чехова были популярны, он не был уверен в своей способности радовать публику своими пьесами.Его опасения подтвердились, когда его пьеса « Чайка » ( Чайка , 1896) впервые была исполнена в Санкт-Петербурге в 1896 году, но с шипением сошла со сцены.

В 1898 году Чехова, вопреки его первоначальным склонностям, уговорили разрешить спектакль « Чайка » в новом МХАТе. Театр был создан режиссерами-новаторами Владимиром Немировичем-Данченко и Константином Сергеевичем Станиславским, которые первыми разработали новый реалистический подход к драме, который исследовал характер и действие как с психологической, так и с физической точек зрения.На этот раз спектакль удался.

В том же году умер отец Чехова. Чехов построил дом в Ялте, и семья переехала туда в 1899 году. Чехов продолжил сотрудничество с МХАТ, где в 1899 году с умеренным успехом была поставлена ​​его пьеса « Дядя Ваня » ( Дядя Ваня, ). В период с 1899 по 1901 год первое собрание его сочинений, Сочинения, , было опубликовано в шести томах.

В 1901 году впервые была поставлена ​​пьеса Чехова Три сестры ( Три сестры ).В том же году Чехов женился на актрисе МХАТ Ольге Книппер. Хотя, похоже, между ними была искренняя привязанность, Чехов чувствовал себя неуютно из-за ее постоянного присутствия и организованных поездок в одиночку.

Последние годы жизни Чехова принесли официальное признание его литературной и благотворительной деятельности. В 1888 году он был удостоен Пушкинской премии Отделения русского языка и письменности Академии наук за сборник рассказов В сумерках ( В сумерках ).В 1899 году он был избран почетным академиком Пушкинского отделения художественной литературы Академии наук. В том же году за работу в сфере образования был награжден орденом Святого Станислава. В 1902 году он стал лауреатом премии Общества драматических писателей и оперных композиторов имени Грибоедова за Три сестры ( Три сестры ).

В 1904 году в МХАТе состоялась премьера последней пьесы Чехова « Вишневый сад » ( The Cherry Orchard , 1904).Чехов умер от сердечного приступа на немецком курорте Баденвайлер 15 июля 1904 года (или 2 июля по юлианскому календарю).

I

«Гусев» открывается в лазарете корабля, возвращающегося домой в Россию с Дальнего Востока. В лазарете живут больные и раненые солдаты и моряки, уволенные со службы. Темнеет. Беседуют двое мужчин: Гусев, уволенный солдат из крестьянской среды, и Павел Иванович, интеллигент. Гусев демонстрирует свое суеверное крестьянское отношение, когда говорит Павлу Ивановичу, что он слышал о корабле, который столкнулся с «большой рыбой… и разбил ее дно».«Поскольку погода ухудшается, Гусев говорит, что ветер« сорвался с цепи ». Павел Иванович раздраженно отвечает на то, что он считает невежественными теориями Гусева о том, как устроен мир, говоря ему, что он должен использовать свой разум. Гусев, однако , думает, что его убеждения совершенно логичны.

Гусев вспоминает о своем доме в деревне. Он видит заснеженный пруд и ближайшую глиняную посуду с черным дымом, идущим из трубы. В его воображении его брат Алексей водит машину. санки, рядом с ним сидят его сын Ванька и дочь Акулька.Гусев переживает, что дети не укутываются достаточно тепло. Затем он произносит молитву, прося Бога «дать им разум», но не делать их «умнее их мамы и папы».

Образ врывается в мысли Гусева: он видит большую голову быка без глаз, а лошадь и сани, везущие его большую семью, словно кружатся в облаке черного дыма. Гусев с радостью благодарит Бога за то, что увидел свою семью. Гусев находится в бреду от лихорадки, и тот же поток образов продолжает заливаться в его сознание до самого рассвета.

II

С наступлением темноты Гусев смотрит на Павла Ивановича, лежащего на соседней койке. Павел Иванович худеет от чахотки (туберкулеза), от которой страдают оба мужчины. Ему приходится спать сидя, потому что лежа он задыхается. Павел Иванович рассказывает Гусеву свою теорию о тяжелобольных солдатах вроде Гусева. Павел Иванович считает, что такие дела нужно хранить в тихом месте, а не ставить на горячий пароход, где все ухудшает состояние. Павел Иванович считает, что врачи сажали на такие корабли людей вроде Гусева, чтобы избавиться от них, зная, что они не выживут в путешествии, чтобы они не испортили статистику врачей, умирая под их опекой.Он считает, что такое обращение - плохая оплата за годы верной службы.

Гусев неправильно понимает, что говорит Павел Иванович. Пока другие люди играют в карты, Павел Иванович расспрашивает Гусева и узнает, что он был санитаром, солдатом, выполнявшим черную работу у армейского офицера. Павел Иванович возмущен несправедливостью изгнания человека из его семьи, заражения его туберкулезом и ожидания, что он будет служить офицером. Гусев отвечает, что это неплохая жизнь, при условии, что вы подчиняетесь приказам, и говорит, что его ударили всего один раз, за ​​то, что он избил нескольких китайцев.Павел Иванович презирает пассивность Гусева.

Когда Гусев лежит на своей койке, те же образы детей его брата в санях, головы безглазого быка и дыма проносятся в его голове. Он видит, как соседи меняют зайца на мыло. Гусев возвращается в настоящее, когда кто-то тащит что-то по палубе. Внезапно один из карточных игроков сбивает счет, роняет свои карты и падает на пол. Солдаты пытаются оживить его, но Гусев пренебрежительно сообщает им, что он мертв.

III

Погода поутихла, и Павел Иванович хвастается. Он говорит другим мужчинам, что собирается навестить друга-писателя по возвращении в Россию. Он планирует рассказать своему другу о «паразитических двуногих», которых он встретил во время своего пребывания за границей, чтобы тот мог написать о них. Он продолжает рассказывать Гусеву, как он обманул официальных лиц, отвечающих за лодку. На лодке два класса: первый и третий, и только крестьянам разрешено путешествовать третьим классом.Если мужчина выглядит джентльменом, ему придется заплатить за дорогой билет первого класса. Павел Иванович, образованный, но бедный человек, представился человеком низшего сословия и получил дешевый билет.

Павел Иванович гордится тем, что всегда говорит бесстрашно. Он говорит: «Я воплощение протеста». Он добавляет, что даже если бы его посадили в тюрьму, он бы уморил себя голодом, чтобы отягощать совесть своих тюремщиков. Он гордится своей репутацией «невыносимого» человека.

Гусев не слушает.Он смотрит в иллюминатор и видит некоторых китайцев, выставляющих на продажу клетки с канарейками. Они кричат: «Пой, пой». Проходит еще одна лодка с толстым китайцем. Гусев чувствует желание ударить его.

IV

Через два дня Павел Иванович слишком слаб, чтобы сесть, но чувствует, что ему лучше, так как теперь он может лечь, не задыхаясь. Он не доверяет лекарствам и сожалеет о других мужчинах, которые, по его мнению, знают меньше, чем он.

Гусев снова думает о своей Родине.Хотя на лодке некомфортно жарко, он радостно представляет, что едет на санях по снегу в холодный день, пока сани не перевернутся, и он не приземлится в сугробе. Его мечты нарушает Павел Иванович, который спрашивает его, не украл ли его командир. Гусев отвечает, что не знает, и снова погружается в свои мечты. Его возвращает в настоящее время солдат, комментирующий смерть Павла Ивановича, тело которого только что подняли на палубу. Гусев считает, что Павел Иванович попадет в рай, потому что он так долго страдал и потому, что молитвы его родственников спасут его.Солдат говорит Гусеву, что он, Гусев, тоже не доживет до своей родины. Гусев чувствует, что его преследует непонятное желание, и он задыхается, поэтому солдат помогает ему выбраться на палубу. Судя по всему, за кораблем нет никого, который, кажется, плывет, куда хочет. Солдат сообщает Гусеву, что тело Павла Ивановича будет похоронено в море, выбросив его за борт. На палубе привязаны волы и пони. Гусев идет погладить пони, но тот пытается его укусить.

Гусев и солдат стоят на палубе и смотрят вверх на мирное тихое небо, а вниз на темноту и беспорядок волн.И корабль, и море, кажется, демонстрируют одинаковое безразличие и бездумную жестокость по отношению к человечеству. Гусев размышляет, что море его не пугает, и говорит, что если бы офицер сказал ему спустить лодку в воду и проехать шестьдесят миль, он бы пошел. Он говорит солдату, что боится смерти только потому, что боится того, что случится с его семьей. Его брат пьет и бьет жену и не уважает престарелых родителей (и Гусева). Гусев считает, что без него семья развалится, а родители будут вынуждены попрошайничать.

V

Гусев возвращается на свою койку, все еще обеспокоенный смутным желанием. Он спит два дня и умирает в полдень на третий день. Солдаты зашивают его парусиной и выносят на палубу. Священник совершает поминальную церемонию, и тело Гусева сбрасывают в море. Тело делает сальто в воздухе, прежде чем исчезнуть под волнами. Акула играет с телом и осторожно разрывает парусину. В небе тучи собираются в виде триумфальной арки, льва и ножниц.Разноцветные лучи прорываются сквозь облака, создавая великолепное зрелище. Океан сначала «хмурится» на красоту неба, но потом тоже принимает радостные цвета, которые невозможно описать на словах.

Гусев

Два персонажа в «Гусеве» действуют друг против друга как фольга. Они обладают противоположными характеристиками и по-разному реагируют на жизнь и ее страдания. Они также представляют два класса, которые участвовали в борьбе за социальную справедливость в России XIX века: крестьян и интеллигенцию.

Гусев демобилизованный из крестьянского сословия. Он служил санитаром у военного офицера, но его отправили домой в Россию, потому что он умирает от туберкулеза. Он простой и необразованный человек, у которого есть суеверные представления о том, как все устроено. Он считает, что затонувший корабль «налетел на большую рыбу… и сломал ее дно», и что, когда поднимается ветер, он «вырвался из цепи», как если бы это было сбежавшее животное.

Гусев в бреду от туберкулеза, поэтому по ходу повествования его мысли ускользают от реальности настоящего.Его мысли постоянно возвращаются к его жизни в своей деревне и его большой семье там. Благодаря этим мечтам он временно может избежать дискомфорта в корабельной лазарете. Это демонстрирует склонность Гусева пассивно принимать несправедливость и страдания: вместо того, чтобы противостоять проблемам или протестовать против них, он просто думает о чем-то другом. Метод успешен в пределах узкой осведомленности Гусева. Вместо того чтобы выслушивать горькие и презрительные комментарии Павла Ивановича, Гусев мечтает о «домашних людях», в результате чего «от счастья у него перехватывает дыхание.«Кроме того, он может отвлечься от изнуряющей жары на корабле, представив, как катятся на санях по снегу на своей родине и бросают в сугроб.

Гусеву не интересны более широкие соображения социальной несправедливости, которые увлекают Павла Ивановича Во время службы в санитарах Гусев флегматично выполнял свою работу, не задумываясь о том, справедливо ли, как ругает Павел Иванович, «выкорчевать человека из дома, перетащить его на 10 тысяч миль, заразить его туберкулезом» и сделать его слугой. какой-то офицер.Хотя тот факт, что Гусев был поражен своими превосходящими ударами Павла Ивановича, является возмущением, Гусев считает, что заслужил это за то, что «слишком готов с кулаками». На самом деле, он считает, что ему повезло, что его ударили «не более одного раза». Гусев безоговорочно принимает авторитет своего начальника по чину.

Беспокойство Гусева не носит политического характера и не распространяется на общество в целом. Он не думает о таких вещах, и когда Павел Иванович неоднократно пытается предупредить его о несправедливости, Гусев не совсем понимает, что он говорит.Мир Гусева - это его большая семья и его деревня. Он беспокоится о своем брате, который слишком много пьет, бьет жену и не уважает своих (и Гусева) родителей. Он беспокоится о дочери своего брата, Акульке, которая высовывает ноги на семейных санках и обморожена. Он также беспокоится о том, что случится с семьей после его смерти: он опасается, что семейный дом «развалится и развалится» и что его родители будут вынуждены просить милостыню.

Узкий круг интересов Гусева привлекает внимание к более широкой проблеме того, как социальная несправедливость могла не утихать в России в то время, когда большинство населения составляли такие люди, как Гусев: простые, необразованные, пассивные и неразумные.Гусев способен на решительные действия, но принимает форму бездумного насилия. Он описывает случай, когда он избил нескольких китайцев только за то, что они зашли к нему во двор. Он не знает, почему он их ударил. Такой же импульс возникает, когда он смотрит в иллюминатор корабля и видит толстого китайца в лодке. Гусев без всяких на то оснований считает, что «засаленному надо хорошенько потрепать шею». Павел Иванович выражает отвращение к пассивному принятию Гусевым наказания со стороны офицера за избиение китайцев, но соблазнительно сделать вывод не только о том, что Гусевым нужно руководить авторитетным лицом, но и о том, что он заслужил свое наказание.

Павел Иванович

Павел Иванович, солдат, отслуживший три года на Дальнем Востоке. Его, как и Гусева, выписали, потому что он умирает от туберкулеза. Он чувствует превосходство над другими мужчинами в лазарете, которых отвергает как «слепых, заблудших, заброшенных людей». Он интеллектуал, который уверен, что видит истину о судьбе человечества: «Я вижу все, как орел или ястреб, парящий над землей». Он также очень гордится своей склонностью бесстрашно говорить о своих убеждениях.Злой человек, он повсюду видит несправедливость и неоднократно пытается спровоцировать спокойного Гусева почувствовать несправедливость в отношении классовой системы и того, как с ним обращаются начальство. Павел относится к Гусеву с крайним презрением, так как его раздражает безмятежность Гусева и непонимание того, что он говорит. Непонимание Гусева не мешает Павлу Ивановичу убедить Гусева в том, что он тоже должен сердиться. В том, что Павел Иванович постоянно навязывает свой гнев и взгляды простому и самодовольному Гусеву, есть бесчувственность и негуманность, даже жестокость.Действительно, Павел Иванович радуется своей репутации «невыносимого» человека, заявляя: «Я воплощение протеста». По его словам, даже если бы его замуровали в подвале, его бы не заставили замолчать.

Павел Иванович может остро воспринимать политическую несправедливость, но когда дело касается его собственного положения, он заблуждается. Когда его здоровье ухудшается до такой степени, что он больше не может сидеть, он объявляет: «Мои легкие в порядке, это всего лишь желудочный кашель». Он хвастается своим «критическим отношением к моей болезни и лекарствам», в отличие от невежества других «дурных людей».«Однако, даже если он знает о своей болезни больше, чем другие, это бесполезно для него, так как всего через несколько часов он мертв.

ТЕМЫ ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО ИЗУЧЕНИЯ

  • Изучите тему российского общества в XIX веке. и начало двадцатого века Проследите социальные, политические и экономические условия, которые привели к двум великим революциям в России, восстанию декабристов 1825 года и русской революции 1917 года.Напишите эссе о своих выводах.
  • Изучите историю туберкулеза (чахотки) с начала девятнадцатого века до наших дней. Обдумайте его причины, условия, в которых он процветает и распространяется, симптомы и методы лечения. Определите лиц, подвергавшихся наибольшему риску как в девятнадцатом веке, так и сегодня. Предложите причины, по которым болезнь возвращается сегодня. Проведите презентацию в классе или напишите отчет о своих выводах, используя при необходимости наглядные пособия и диаграммы.
  • Прочтите рассказ Чехова «Гусев» вместе с «Степью».Напишите эссе, в котором вы сравните и сопоставите трактовку Чеховым отношения между человеческим существованием и миром природы в двух рассказах.
  • Прочтите сборник рассказов Льва Толстого Сказки Севастополя (1855-1856), в котором подробно рассказывается об опыте службы автора в Крымской войне. Как Толстой изображает военную жизнь и людей по сравнению с изображением Чехова? Напишите сочинение по теме.

Разные реакции на человеческие страдания и несправедливость

«Гусев» - это исследование персонажей, главная тема которого - разные способы, которыми Гусев и Павел Иванович реагируют на человеческие страдания и несправедливость.Павел Иванович - активист, который недоволен многими формами социальной несправедливости. Называя себя «воплощением протеста», он считает своим долгом выступить против тирании и лицемерия. Он выражает свою ярость Гусеву из-за того, что военные изгоняют мужчин из их семей, чтобы они служили какому-то, возможно, недостойному офицеру, подвергая их нездоровым условиям, от которых они болеют, и сваливают их на горячие, переполненные корабли, зная, что они, вероятно, будут не пережить путь домой.Но необразованный и простодушный крестьянин Гусев даже не замечает несправедливости. Он смиренно принимает свою судьбу, и его отношение к власти - это пассивное послушание. Когда начальник ударил его, что вызывает негодование Павла Ивановича, Гусев чувствует, что заслужил наказание, так как без уважительной причины вел себя по отношению к незнакомым людям. В самом деле, Чехов, кажется, поднимает вопрос о том, должен ли класс крестьян быть полностью свободным или им нужно сильное руководство.

Если Павел Иванович борется со страданиями и несправедливостью, беспощадно критикует их, то Гусев - в редких случаях, когда он это замечает - сбегает в мечты о своей родине и семье. В то время как Павел Иванович вглядывается во все социальные и политические злоупотребления, которые он может найти, Гусев обеспокоен более конкретными и непосредственными проблемами. Проводится различие между заботой Павла Ивановича о человечестве в целом и более ограниченным интересом Гусева, который распространяется только на его собственную семью и деревню.Гусев беспокоится о том, что случится с его семьей, когда он умрет, о пьянстве его брата и насилии по отношению к жене, а также о возможности того, что его престарелые родители будут вынуждены попрошайничать, чтобы выжить. В этом контрасте подразумевается признание сложности проведения социальных и политических реформ в обществе, в котором почти восемьдесят процентов населения составляли необразованные крестьяне, подобные Гусеву. Эти крестьяне очень беспокоились о благополучии и выживании своих семей, и вряд ли у них будет досуг, чтобы посвятить свою жизнь искоренению несправедливости, даже если предположить, что они понимают суть проблемы.

Между отношениями Павла Ивановича и Гусева к страданиям существует непреодолимая пропасть, которая отражает пропасть в российском обществе XIX века между интеллигенцией и крестьянами. Павел Иванович не пытается излагать свои аргументы в терминах, понятных спокойному Гусеву, а Гусев не слушает многого из того, что говорит Павел Иванович. Когда Гусев слушает, он понимает неправильно. Пылкие обличения Павла Ивановича показаны как бесплодные не только потому, что Гусев - неподходящая аудитория, но и потому, что вскоре после последнего нападения Павла Ивановича на воющих офицеров он умирает.Такое сопоставление событий предполагает тщетность гневного активизма, примером которого является Павел Иванович. Невозможно знать, способен ли Павел Иванович превратить какие-либо свои раздражительные мысли и слова в положительные действия. Единственное, что он упоминает о практических действиях в мире, который он так презирает, - это когда он объявляет, что посетит друга-литератора и расскажет ему о своих переживаниях, чтобы друг мог использовать их как литературный материал. Однако для Павла Ивановича характерно то, что предлагаемый им материал - это не конструктивные идеи для реформ, а тирады против «паразитов двуногих», с которыми он столкнулся во время службы на Дальнем Востоке.

Непоследовательность человеческой деятельности и трансцендентность природы

Пока Павел Иванович критикует социальную несправедливость, а Гусев беспокоится о своей семье, остальная природа продолжает свои дела, равнодушная к человеческим страданиям. Корабль, на котором находятся люди, «ни о чем не заботится», а море, по которому они путешествуют, «не имеет ни смысла, ни жалости». В самом деле, в некотором смысле человеческие страдания и смерть превращаются в радость жизни, пронизывающую природу. И горькие разглагольствования Павла Ивановича, и скромные опасения Гусева не имеют значения из-за того, что они умирают вскоре после их выражения, и из-за подразумеваемого контраста с необъятностью и величием природного мира, в который брошены их мертвые тела.Когда тело Гусева опрокидывается в океан и акула начинает его исследовать, «лоцманы в восторге» от разворачивающейся драмы. История заканчивается великолепным изображением заката с облаками, сгущающимися «как триумфальная арка». Природа показана как обладающая положительными человеческими качествами, отсутствующими в мрачной и унизительной человеческой жизни, изображенной в «Гусеве»: радость, восторг и праздник.

Минимальный сюжет и действие

В своих рассказах, как и в пьесах, Чехов отверг давнюю традицию подчеркивания действия и сюжета, отдавая предпочтение ситуации, настроению и внутренним психологическим состояниям.В «Гусеве» действие происходит очень мало. Действие, которое все же происходит, состоит из сдержанных действий: малоуспешные попытки Гусева и Павла Ивановича вести содержательные беседы; Гусевские мечты; Обличительные речи Павла Ивановича; и оба мужчины из-за болезни умирают, а затем их погребают в море. Более традиционный рассказ взял бы стремления персонажей и сделал бы драматизм их удовлетворения или разочарования. Гусев думает о своей семье, а Павел Иванович думает навестить друга-литератора и рассказать ему о людях, которых он встретил за границей.Ни один из мужчин не выполняет эти планы, и их невыполнение не вызывает особых эмоций. Планы просто умирают вместе с мужчинами. Сюжетно это заведомо антиклиматический. В «Гусеве» есть своего рода кульминация, но она состоит в превосходстве природы в финальной сцене заката и радостном сальто Гусева в мир природы. Общий эффект истории состоит в том, чтобы задокументировать трение и беспорядок человеческой деятельности на корабле, а затем, наконец, сдвинуть осведомленность читателя до уровня, на котором такое трение и беспорядок неуместны.

Символизм и драматическая ирония

Чехов использует тонкий символизм в сочетании с драматической иронией (когда читатель понимает уровень смысла, которого не понимают персонажи), чтобы комментировать своих персонажей. Образ головы безглазого быка, неоднократно входивший в задумчивость Гусева, символизирует несколько примитивную и животную натуру Гусева, а его безглазость говорит о том, что он не видит и не понимает окружающий мир. Черный дым и облака, которые проникают в его сознание, также наводят на мысль о нечеткости зрения.Тот факт, что лошадь и сани, играющие такую ​​важную роль в грезах Гусева, «больше не двигаются вперед», окутанные черным дымом, говорит о застое крестьянства. Умение Чехова использовать символизм проявляется в том, что и бычьи головы, и черный дым были бы знакомыми достопримечательностями в деревне Гусева (настоящий черный дым идет из гончарной трубы возле дома его семьи). Поэтому изображения имеют не только символическую ценность, но и натуралистический оттенок.

Иногда сопоставление, казалось бы, не связанных между собой событий используется символически, чтобы прокомментировать персонажей.Когда Гусеву помогают подняться на палубу, он видит привязанных быков и пони. Быки напоминают образ головы быка, который уже ассоциируется у читателя с Гусевым. Гусев протягивает руку, чтобы погладить пони, который его кусает, на что Гусев отвечает гневным проклятием. Этот инцидент с юмором комментирует собственную склонность Гусева к резким нападкам на невинных людей.

Беспристрастное отношение Чехова к своим персонажам проявляется в использовании им подобного сопоставления событий, чтобы иронично комментировать Павла Ивановича.После долгого хвастовства Павла Ивановича «воплощением протеста», к которому Гусев не прислушивается, Гусев смотрит в иллюминатор и видит каких-то китайцев в лодке. Они держат клетки с канарейками, которые продают, и кричат ​​«пой, пой». Как канарейки поют в своих клетках, так и Павел Иванович безуспешно разглагольствует в корабельной лазарете. По иронии судьбы, сейчас тема Павла Ивановича заключается в том, как он продолжал бы протестовать, даже если бы его заточили в подвале - что, в некотором смысле, так и есть, поскольку корабельный лазарет - это разновидность тюрьмы, - но он зря затаивает дыхание.Его слова исчезают в воздухе, такие же лишние и бессмысленные, как песни канареек. Это предположение подтверждается смертью обоих мужчин вскоре после этого.

Подтекст

Использование Чеховым символизма и драматической иронии для тонких и наводящих на размышления комментариев к действию составляет подтекст , означающий скрытый или скрытый смысл. Считается, что в творчестве Чехова возникла концепция литературного подтекста. Часто подтексты Чехова ироничны, но критики расходятся во мнениях относительно того, когда и в отношении кого он иронизирует.

Типично проблематичный пример того, что, возможно, является чеховской иронией, - заявленный план Павла Ивановича навестить «литератора», которого он знает, и предложить ему материалы о «паразитических двуногих», которых он встретил во время своих путешествий. Павел Иванович говорит, что посоветует своему другу отказаться от более традиционной темы «о женских любовных отношениях и красотах природы». Понятно, что тон здесь насмешливый, но на кого это издевательство направлено? Павел Иванович, в свою очередь, издевается над писателями, которые бережно относятся к коммерчески успешным романам и сентиментальным описаниям природы.Павел Иванович считает, что его друг-писатель должен заниматься более политически и социально значимыми темами. На первый взгляд, приверженность писателей политическим и социальным вопросам может показаться достойным делом, которое Чехов мог бы поддержать; Другими словами, Чехов может соглашаться с Павлом Ивановичем. Есть даже вероятность, что при написании этого отрывка Чехов вспомнил, как В. М. Лавров отверг его как беспринципного писателя. Но симпатию читателя к точке зрения Павла Ивановича подрывает тот факт, что читатель видел его в деятельности по разоблачению «паразитов двуногих», и это кажется отрицающим жизнь, бесчеловечным и бесполезным занятием без какой-либо конструктивной цели .В этой интерпретации играет роль подтекст. Читатель в образе драматической иронии стоит в стороне и насмехается над Павлом Ивановичем.

В дальнейшем подтексте читатели осознают, что Чехов, автор рассказа, который они читают, является именно тем «литератором», который рассказывает историю Павла Ивановича и выражает его гнев. Это, конечно, не означает, что Чехов поддерживает или верно выражает точку зрения Павла Ивановича. Поэтому последствия «Гусева» могут быть далеки от задуманных Павлом Ивановичем.Этот подтекстовый слой, кажется, указывает на ненадежность и неуловимость литературы в передаче любого политического или социального сообщения.

Чехов и Сахалин

Во время пребывания в 1890 году в исправительной колонии на острове Сахалин и в поездках туда и обратно Чехов стал свидетелем сцен человеческой деградации и страданий, которые отражены в сценах на корабле в «Гусеве». " Кроме того, по возвращении с Сахалина в Россию Чехов (цитируется в Чехов: Жизнь в письмах , переведен и отредактирован Гордоном Маквеем) стал свидетелем того, как два трупа «кувыркались в воду», когда их бросили в море.Во время плавания через Индийский океан, согласно Рональду Хингли в книге « Чехов: биографическое и критическое исследование, », Чехов купался в море и был замечен акулой. Обе сцены вошли в «Гусев», который Чехов начал писать в городе Коломбо на Шри-Ланке, тогда называвшемся Цейлоном. Чехов описал Цейлон в письме (цитируется в McVay, Chekhov: A Life in Letters как «подлинный рай». В отличие от этого Чехов описал Сахалин в письме (цитируется в McVay) своему другу и издателю А.С. Суворин как «абсолютный ад». Эти две крайности изображены в «Гусеве» в виде изнуряющей жары и тюремной атмосферы корабельного лазарета и финального видения красоты и гармонии природы на закате.

Реализм и символизм

Литературная карьера Чехова считается завершением эпохи реализма в русской литературе, примером чему служат такие писатели XIX века, как Николай Гоголь, Федор Достоевский и Лев Толстой.Максим Горький (1868-1936), которого Финке цитирует в «Антоне Павловиче Чехове», сказал Чехову, что он «убивает реализм», поскольку никто не может пойти по этому пути дальше, чем был Чехов. Действительно, многие пьесы и рассказы Чехова, в том числе «Гусев», наполнены символистскими подтекстами. Символизм как литературный жанр зародился во французской поэзии середины XIX века. Символисты отвергли реализм в пользу духовности, воображения и мечтаний, которым они приписывали способность передавать иначе невыразимые видения реальности.Они также наделяли изображения или объекты символическим значением на том основании, что через систему соответствий внешние события отражали внутренние состояния, и наоборот.

В «Гусеве» сильные элементы реализма, как в описании условий в лазарете, так и в неидеализированном изображении персонажей. Однако это также пример символизма. Это можно увидеть в сюрреалистических грезах Гусева, содержащих образы, имеющие символическое значение. Это также очевидно в том, что Чехов использует внешние события для комментария внутренних состояний, таких как сальто трупа Гусева в океан, что подчеркивает его врожденную способность радоваться.

Интеллигенция и крестьяне в российской революционной политике

интеллигенция - это русское слово, перешедшее в английский язык. В России этот термин появился в начале 1900-х годов для обозначения интеллектуальной элиты нации, включая писателей, художников, учителей и интеллектуалов. Однако класс, описанный этим термином, возник на 100 лет раньше. В начале 1800-х годов образованная группа российских либералов, многие из которых были дворянами, начала импортировать реформистские и революционные идеи из Западной Европы в противовес репрессивной политике российской монархии и консервативного дворянства.Восстание декабристов в декабре 1825 года, возглавленное либерально настроенными армейскими офицерами, в основном из дворянства, было первым вызовом интеллигенции автократическому правлению (автократия - это правительство, при котором один человек, в случае России, царь, имеет неограниченные полномочия). власть над другими). Она была жестоко подавлена ​​царем Николаем I.

Вторым вызовом, брошенным интеллигенцией монархии, была русская революция 1917 года. Революция 1917 года увенчалась успехом там, где потерпела неудачу революция 1825 года, главным образом потому, что она имела активную поддержку низшего социального класса. это составляло подавляющее большинство населения России.Это стало возможным благодаря двум крупным событиям в России XIX века. Первым было освобождение крепостных крестьян в 1861 году, либеральная реформа, проведенная во время правления царя Александра II. Крепостное право было формой кабалы или рабства, предполагавшей принудительный труд крепостных на полях землевладельцев в обмен на защиту и право выращивать пищу на арендованных ими полях. Вторым событием стала быстрая индустриализация российских городов, главным образом Санкт-Петербурга и Москвы, во второй половине XIX века.Бывшие крепостные теперь могли свободно переезжать в поисках работы, и сотни тысяч из них переехали в города, чтобы работать на новых фабриках. В городах новый рабочий класс впервые столкнулся с большим притоком материальных благ, что повысило их ожидания относительно возможного в жизни. Кроме того, они познакомились с либеральными и революционными идеями благодаря контактам с интеллигенцией. В результате этих факторов рабочий класс и крестьяне первыми создали политические партии.Российская социал-демократическая рабочая партия, революционная социалистическая российская политическая партия, была основана в 1898 году Владимиром Ильичем Ульяновым, который стал известен просто как Ленин.

СРАВНИТЬ И КОНТРАСТ

  • 1890-е: В России плохие условия жизни и труда в сочетании с повышением политической осведомленности сельского крестьянского и городского рабочего класса вызывают беспорядки и забастовки.

    Сегодня: Социально-экономические условия в России значительно улучшились после крайней бедности и дефицита, последовавших за распадом Советского Союза в 1991 году.Запасы нефти и газа страны способствуют быстрому экономическому росту.

  • 1890-е: Голод 1891–1892 годов в Поволжье России затронул от четырнадцати до двадцати миллионов человек, а от 375000 до 400000 человек умирают от болезней и недоедания. Причины включают плохую погоду, плохое распределение имеющихся продуктов питания и экономическую политику правительства, которая отдает предпочтение экспорту зерна, а не достаточному внутреннему снабжению продовольствием. Кроме того, после освобождения крепостных крестьян в 1861 году и карательной политики, навязанной освобожденным крестьянам, у населения мало стимулов к разумному управлению землей.

    Сегодня: После многих лет нехватки продовольствия (хотя, как правило, не голода) в советский период принятие в России системы свободного рынка и улучшение сетей распределения привели к надежному снабжению продовольствием.

  • 1890-е: Пьесы и рассказы Чехова основаны на существующих традициях русского реализма и сочетают их с тонким использованием символизма, что приводит к поэтическому изображению реалистичных сценариев.

    Сегодня: Большая часть современной фантастики, драмы и кино во многом обязана Чехову как с точки зрения подачи, так и с точки зрения выбора тем, а также развития персонажей, точки зрения и символики.

  • 1890-е: Туберкулез - частая причина смерти городской бедноты в России и Европе. Зараженные бедняки отправляются в санатории (учреждения для лечения хронических заболеваний), которые напоминают тюрьмы, а инфицированные богатые поступают в более качественные санатории в горных или сельских районах, чтобы получить доступ к чистому воздуху.

    Сегодня: Согласно информационному бюллетеню Всемирной организации здравоохранения по туберкулезу, в 2005 г. от этого заболевания умерло 1,6 миллиона человек.И самое большое количество смертей, и самая высокая смертность на душу населения приходится на Африку. Появились штаммы туберкулеза, устойчивые ко всем основным противотуберкулезным препаратам.

В течение 1890-х и в начале 1900-х плохие условия жизни и труда в сочетании с растущим политическим сознанием крестьян и рабочего класса вызвали забастовки и аграрные бунты. В сельских районах особым источником недовольства был тот факт, что эмансипированные крепостные, которые хотели потребовать земельные владения, которые они обрабатывали, были вынуждены заплатить землевладельцу за выделенную им землю серией выкупных платежей, к которым добавлялись проценты.Выкупные платежи должны были быть выплачены в течение сорока девяти лет и были отменены только в 1907 году. Многие настроенные на реформы

крестьян выступили против выкупных платежей, и для подавления сельских беспорядков против этих платежей пришлось вызвать войска.

Во время русской революции 1917 года фракция Российской социал-демократической рабочей партии, известная как большевики, захватила власть, истребила королевскую семью и основала коммунистический Советский Союз.

Павел Иванович и Гусев - представители интеллигенции и крестьянства.Их взаимное непонимание подчеркивает разрыв между образованным городским классом и классом сельских крестьян в России. Резолюции о таком классовом разделении в «Гусеве» не выдвигается. Возможно, это было предвидением со стороны Чехова, поскольку после создания после революции 1917 года Временного правительства Ленина большевистская политика в отношении его недоброжелателей, особенно в отношении артикулированной интеллектуальной критики, стала более жесткой. Пресечение газет, первоначально описанное как временная мера, стало постоянной политикой.Ленин объявил интеллигенцию врагами нового государства и приказал арестовать и / или отправить в колонии в Сибири. Атаки на интеллигенцию распространились на ученых и философов и продолжались вплоть до смерти советского лидера Иосифа Сталина в 1953 году.

История туберкулеза

Хотя туберкулез, или чахотка, существовал в различных формах с древних времен, он стал особенно заметным. распространен в девятнадцатом веке, когда он быстро распространился среди городской бедноты.Заболеванию способствовали такие условия, как перенаселенность, плохие санитарные условия и неадекватное питание. Другим фактором, способствовавшим этому, было загрязнение воздуха фабриками, которое увеличилось в результате промышленной революции. Своего пика индустриализация достигла в Европе в девятнадцатом веке. Распространение болезни часто происходило вслед за массовыми перемещениями людей, такими как те, которые произошли во время промышленной революции с миграцией сельского населения в города, а также миграция людей, произошедшая во время и после войны.Когда вооруженные силы дислоцировались в отдаленных странах, они часто становились жертвами туберкулеза и других заболеваний, отчасти из-за плохих условий жизни и перенаселенности, но также из-за воздействия незнакомых штаммов этой болезни. Когда они позже вернулись домой, они принесли с собой болезни.

Туберкулез был романтизирован в девятнадцатом веке. Частично это было связано с его тенденцией нападать на молодых людей в расцвете сил, которые умрут молодыми и, таким образом, в памяти людей приобретут романтизированную ауру тех, кто не доживает до старости (подобная аура окружает знаменитостей, которые умер молодым в более позднюю эпоху, например, Мэрилин Монро и Джеймс Дин).Врачи отметили, что болезнь вызывала чувство эйфории, названное spes phthisica или надеждой на чахотку . Считалось, что у больных туберкулезом, которые были художниками или писателями, возрастало творческое начало по мере прогрессирования болезни. Также считалось, что больные получали последний прилив энергии непосредственно перед смертью, что делало их более красивыми и творческими. Теория повышенной красоты может быть связана с бледным цветом лица и красными щеками, которые были характерны как для чахотки, так и для идеала женской красоты.Теория увеличения творческих способностей может быть результатом беспокойства и неопределенных желаний, которыми страдают чахотки.

Как врач и больной туберкулезом, Чехов был знаком с его симптомами, которые точно представлены в «Гусеве». Например, Павел Иванович считает, что ему лучше, а Гусев испытывает смутные желания перед смертью каждого.

Публичные и критические отклики на творчество Чехова на протяжении его жизни сильно различались, хотя в то же время нет никаких записей, касающихся, в частности, отклика на «Гусева».Однако в России его рассказы и пьесы публиковались в популярной прессе, поэтому несомненно, что они пользовались широкой читательской аудиторией.

Когда рассказы Чехова впервые появились в английском переводе в начале 1900-х годов, они рассматривались главным образом как долгожданное избавление от сентиментальных мелодрам и иронических произведений, характерных для коротких рассказов того времени. В этом ключе в 1899 году американский писатель Абрахам Кахан (цитируется Чарльзом Э. Мэем в Style ) сказал, что одной из самых ярких черт рассказов Чехова является их «естественность» и что его гений лучше всего проявляется в рассказах, которые настолько "абсолютно безосновательны, что их не хватает даже для того, чтобы заполнить два слова".«Мэй пишет, что британский писатель Э. М. Форстер отметил, что высший дар Чехова был отрицательным, поскольку он не писал рассказы с обычным щелчком концовки. Чарльз Мейстер, в статье American Slavic and East European Review , перефразирует точку зрения Форстера Таким образом: «образная полнота чеховского мира не должна была ощущаться по эту сторону поэзии, и что художественное оформление Чеховским общих событий жизни заставляло их течь», благородно, образно, глубоко.«Все эти комментарии можно точно применить к« Гусеву », хотя первый английский перевод этого рассказа появился только в 1918 году. Он был частью сборника рассказов Чехова под названием The Witch and Other Stories .

The sense Классовая борьба и растущее социалистическое движение в десятилетия после Второй мировой войны в Европе привели к всплеску политической критики литературы. В 1966 году Томас Виннер в своей книге Чехов и его проза комментирует возросший интерес Чехова к социальной жизни. критика после его визита на Сахалин.Уиннер отмечает, что «наблюдение Чехова за резкими расколами в российском обществе привело к его окончательному разочарованию в толстовской идеализации крестьянской жизни, которая на короткое время его привлекла». Виннер также называет «Гусева» одним из нескольких рассказов, опубликованных Чеховым между 1890 и 1892 годами, которые раскрывают его «повышенный интерес к социальным проблемам».

Эйлин Балдешвайлер в своем эссе 1969 года в « этюдов короткометражных произведений » называет Чехова практикующим «лирическую историю» ( лирика в применении к литературе означает спонтанное излияние мыслей и чувств писателей).Балдешвейлер объясняет эту категоризацию, отмечая, что она «концентрируется на внутренних изменениях, настроениях и чувствах», использует структурные паттерны, продиктованные формой эмоции, полагается на открытый финал и использует «сжатый, вызывающий воспоминания, часто образный язык. стихотворение." Как сторонник лирической истории, Чехов, Балдешвейлер пишет в комментарии, который может относиться к «Гусеву», почти все свое внимание уделяет освещению небольших, эмоционально нагруженных ситуаций с точки зрения двух или трех персонажей.Затем Балдешвайлер указывает, что «Гусев» входит в число нескольких рассказов Чехова, которые поднимаются над ограничениями натурализма и «поднимаются до уровня поистине поэтического высказывания». Балдешвайлер также отмечает, что быстрое изменение сцен в лазарете со сном последовательности и идиллические интерлюдии, такие как сцены, мелькающие в иллюминаторе, создают «чрезвычайно яркий сюрреалистический эффект».

Милтон А. Мэйс в своем эссе 1972 года в Southern Humanities Review фокусируется на Павле Ивановиче как на примере отличного порода чеховского характера, которую можно было бы назвать «раздраженным человеком» - идеалисты, все, без сомнения, но в конечном итоге неуравновешенные.«Мэйс отмечает, что главная эмоция Пола Ивановича - это« злобная ненависть к жизни, в основе своей абстрактная и отрицающая жизнь ». К 1990-м годам духовные аспекты рассказов Чехова стали привлекать критическое внимание. Рональд Л. Джонсон в его обсуждении истории» Дама с собакой »в Антон Чехов: Этюд короткометражки сравнивает его« мистическое измерение »с последним разделом« Гусева ».

Рассказы Чехова, относящиеся к началу XXI века продолжают получать высочайшее признание критиков за их мастерство в тоне, неуловимую точку зрения, понимание человеческой природы и экономию выражения.Может быть несколько современных пьес, романов, рассказов и фильмов, которые не обязаны его творчеству.

Клэр Робинсон

Робинсон имеет степень магистра английского языка. Она учитель английской литературы и творческого письма, а также внештатный писатель и редактор. В следующем эссе Робинсон исследует, как Чехов создает и поддерживает независимую авторскую позицию в «Гусеве».

ЧТО Я ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ?

  • Чехов издал «Палату №6» («Палата №6»).6 ») в 1892 году. Эта история доступна в рассказах Антона Чехова, (2000). Эта история, считающаяся одним из его шедевров, рассказывает историю врача, который закрывает глаза на коррупцию и человеческие страдания в своей жизни. Он был прочитан как критика философии ненасильственного сопротивления злу Львом Толстым и как критика России. некоторые из самых известных рассказов Гоголя, написанные между 1830 и 1842 годами, в том числе «Шинель» и «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем».«Как и Чехов, Гоголь охватывал жанры реализма и символизма. Его развлекательные рассказы используют элементы сюрреализма и сверхъестественного, а также черпают вдохновение из народных сказок в попытке передать суть России.
  • Лев Толстой Царство Божье - это Книга «Внутри тебя» была написана в 1893 году. Книга разъясняет веру Толстого в ненасильственное сопротивление и знакомит с этой концепцией таких важных деятелей двадцатого века, как Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг. Гусев часто рассматривается как критик убеждений Толстого.
  • Танец Наташи: культурная история России (2003) Орландо Файджес предлагает обширный обзор русской культуры и истории. Его центральная тема - культурное разделение страны между европейскими культурными идеалами аристократии Санкт-Петербурга и подлинной русскостью, приписываемой крестьянству и стране.

Отказ Чехова открыто затронуть политические и социальные вопросы в своем письме привел к нападению на него в журнале Русская мысль (издание от марта 1890 г.) Вукол М.Лавров, издатель и редактор журнала. Лавров обвинил Чехова в том, что он один из «первосвященников беспринципного письма» (цитируется Чеховым в письме, воспроизведенном в Чехов: Жизнь в письмах ). По иронии судьбы, в это время Чехов готовился к поездке в исправительную колонию на Сахалине, отчасти из соображений социальной несправедливости. Он написал возмущенное письмо Лаврову (воспроизведено Чехов: Жизнь в письмах ), защищаясь от обвинения. Позже, в своей книге 1895 года « остров Сахалин » ( остров Сахалин ), Чехов с гневом написал, что российский народ и его правительство не предприняли никаких действий, чтобы положить конец бессмысленным страданиям и злоупотреблениям в исправительной колонии на Сахалине.Книга стала важным текстом в тюремной реформе.

Однако, несмотря на практическую приверженность Чехова социальной справедливости, его представление о двух главных героях «Гусева», разгневанном активисте Павле Ивановиче и спокойном крестьянине Гусеве, олицетворяет его отстраненную авторскую позицию.

Чехов, несомненно, симпатизировал многим из критических замечаний Павла Ивановича по поводу социальной несправедливости. Об этом свидетельствует достоверность деталей и обоснованность его жалоб. Например, Павел Иванович обращает внимание на то, что военные сажают на корабль неизлечимо больных уволенных солдат и помещают их в те самые условия, которые гарантированно усугубят их болезнь, зная, что они не смогут пережить это путешествие.Эта практика кажется нелогичной, пока Павел Иванович не отмечает, что логика военных идеальна: она облегчает жизнь врачам, избавляя их от безнадежных случаев, и улучшает статистику их результатов по пациентам. Как врач и филантроп, Чехов был бы чувствителен к таким бесчеловечным действиям. Он не приводит аргументов в защиту военных от обвинения Павла Ивановича, тем самым как бы подтверждая его обоснованность.

Однако Чехов считает протесты Павла Ивановича безрезультатными.Похоже, что он никогда не превращал свои убеждения в конструктивные действия; он предпочел бы предаваться непрекращающимся жалобам. Они попадают на невнимательный слух Гусева, и вскоре после этого оба мужчины умирают, подчеркивая тщетность ярости Павла Ивановича.

Кроме того, Павел Иванович производит впечатление бесчеловечного, жестокого и человеконенавистнического человека. Он осуждает Гусева и его класс как «слепых, тусклых, забитых», «скот» и «дикарей». Позиция Павла Ивановича напоминает отношение мецената, но человеконенавистника из романа Федора Достоевского Братья Карамазовы ( Братья Карамазовы , 1879), по словам мудрого старца Зосимы, который, в отличие от доктора, искренне любит человечества и отдельных лиц.Зосима цитирует слова доктора: «Я люблю человечество ... но удивляюсь самому себе. Чем больше я люблю человечество в целом, тем меньше я люблю человека в частности». Как и врач Достоевского, чеховский Павел Иванович - общепризнанный гуманист, который, кажется, ненавидит людей.

Все эти факторы подрывают доверие к Павлу Ивановичу как к выразителю Чехова или даже его морального авторитета. Возможная альтернатива выдвигается в образе Гусева.

Гусев своим безмятежным принятием своей участи чем-то обязан героям беллетристики Льва Толстого.Толстой пришел к убеждению, что единственно правильной реакцией на несправедливость была христианская позиция - подставить другую щеку. Безусловно, Гусев, крестьянин из сельской России, показан более близким к природе, чем утонченный Павел Иванович. Когда, например, на корабле становится неуютно жарко, он может убежать в задумчивости о санных лошадях, бегущих по освежающему холодному снегу, сани переворачиваются и опрокидываются в сугроб. Более того, он получает внутреннюю радость от таких воспоминаний: «А какая радость, когда сани переворачиваются.«Способность Гусева к спонтанной радости отличает его от Павла Ивановича, который в маловероятном случае, если он окажется в санях, запряженных лошадьми, определенно не получит от этого никакого удовольствия.

Радость жизни Гусева суммируется в образе его мертвого тела, кувыркающегося в воздухе в экстатическом воссоединении со стихиями. Это качество связывает его с заключительными, трансцендентными сценами природы, которые подчеркивают восторг лоцмана, торжество облачных образований, и «нежные, радостные, пылкие оттенки» неба, которые преобразуют даже бурный и беспорядочный океан в видение гармонии и красоты.

Нет такого мгновения радости или единства вокруг смерти Павла Ивановича. Солдат размышляет о своем беспокойстве и надеется, что наконец упокоится с миром; Гусев с его простой крестьянской верой думает, что попадет в рай, главным образом потому, что «так долго страдал». Когда солдаты обсуждают погребение Павла Ивановича на море, возникает мысль, что похоронить лучше дома, чтобы «пришла твоя мать и заплакала над твоей могилой». Эффект от этих комментариев состоит в том, чтобы представить Павла Ивановича несчастным, скованным страданиями и одиноким.Он кажется лишенным членов семьи, чей смех и привязанность, кажется, обнимают Гусева, хотя он находится далеко от дома.

Гусев разделяет радость природы и чувствует постоянную связь со своей семьей и соседями. Однако его авторитет как представителя Чехова или представителя высоких моральных устоев фатально подрывается двумя факторами: его непониманием чего-либо, выходящего за пределы его узкой сферы интересов, и его полосой бездумного насилия.

Однажды простота Гусева привела к непреднамеренно юмористическому и глубокому комментарию по поводу отношения Павла Ивановича.После того, как Павел Иванович обличил невежество и крестьянские суеверия Гусева, Гусев погрузился в размышления о своей семье. Он произносит молитву за своего маленького племянника и племянницу: «О Господи, - шепчет он, - дай им разум и разум почитать своих родителей и не быть умнее их мамы и папы» ». Гусев опасается, что дети это сделают. чувствуют себя выше своих родителей и перестают уважать их. Смысл, о котором Гусев почти наверняка не подозревает, состоит в том, что Павел Иванович из-за чувства превосходства в своем уме не уважает Гусева или, по всей вероятности, кого-либо из угнетенных людей, права которых он якобы защищает.Поскольку Гусев, вероятно, не осознает, как его мысль комментирует Павла Ивановича, данный момент является примером драматической иронии, литературной техники, в которой читатель или аудитория знает больше, чем персонажи, придавая второстепенный смысл их словам или действиям. Чехов проявил себя мастером драматической иронии в «Гусеве» и других произведениях.

В то время как оба персонажа «Гусева» ограничены в кругозоре, Гусев имеет преимущество перед Павлом Ивановичем в том, что касается простого дара счастья, которое он испытывает внутренне.Просто от того, что он может вспомнить свою семью, «от счастья у него перехватывает дыхание. Оно колышется, покалывает все его тело, дрожит в его пальцах». Напротив, Павел Иванович кажется неспособным к счастью. Он не может выйти за пределы своего интеллекта и занимающих его неудобных реалий. С другой стороны, Гусев в своем великолепном финальном кувырке в озаренном закатом море достаточно свободен, чтобы стать частью радости, текущей в природе. После смерти он оставляет позади свой неясный интеллект, полосу безумного насилия и опасения по поводу пьянства своего брата и вступает в игру и танец рыб и акул, которые приветствуют его тело.

В конечном счете, и Павел Иванович, и Гусев оказываются несовершенными и несовершенными людьми. Ни один из них не может дать удовлетворительного руководства к жизни. Напротив, полнота жизни представлена ​​в трансцендентном аспекте природы, который характеризуется радостной игрой и гармоничной красотой. Эта история, кажется, подтверждает слова Чехова в письме 1890 года своему другу и издателю А.С. Суворину, в котором он противопоставляет «абсолютный ад» Сахалина «первозданному раю» Цейлона.Этот ад и рай отражены в «Гусеве», в ужасных условиях на борту корабля и в финальной сцене заката соответственно. Решающее различие между видениями ада и рая в «Гусеве» - это господство человека. Ад корабельного лазарета создан руками человека; закатное небо принадлежит природе. Единственная роль человека в сцене заката - слиться с игрой и проявлением природы и стать пищей для рыб. В письме Чехова Суворину сразу после описания ада Сахалина и рая Цейлона он комментирует, что «мир Божий хорош.Только одно в нем нехорошо: мы, люди. Как мало у нас справедливости и смирения, и как плохо мы понимаем патриотизм! »Эти строки можно рассматривать как удачный комментарий к« Гусеву ». В основе событий повести лежит несправедливость в жизни. Павлу Ивановичу не хватает смирения, а Гусеву плохо понимает патриотизм с его узкой лояльностью и склонностью к нападкам на невинных иностранцев.

Письмо Чехова продолжается критикой своих соотечественников: «Вместо знаний - наглость и высокомерие… вместо тяжелой работы - праздность и свинство.«Опять же, первая критика может относиться к Павлу Ивановичу, обвинение в« свинстве »- к бычьему и анималистическому Гусеву, и обвинение в« праздности »- к пьяному брату Гусева. По поводу несправедливости в жизни в целом и Отсутствие этики в армии, в частности, Чехов добавляет: «Нет справедливости, понятие чести не выходит за рамки« честь за форму »». Точно так же в «Гусеве» преобладает несправедливость, и военные не ведут себя с честью по отношению к своим людям.

Чехов завершает свою диатрибу рецептом восстановления гармонии в обществе: «Главное - быть справедливым, а все остальное приложится». В то время как в «Гусеве» в рукотворном мире особенно не хватает справедливости, гармония представлена ​​в природе. Закату удается объединить беспорядочный, хмурый океан с «нежными, радостными, пламенными оттенками» неба, «которым человеческая речь едва ли имеет название». Здесь снова человеческий мир отстает от природы в том, что даже не может назвать это видение красоты и гармонии.В своем последнем радостном сальто в небо и затем вниз в океан Гусев, наконец, избежал страданий человеческого мира и слился с вечной игрой творчества.

Источник: Клэр Робинсон, Критический очерк о «Гусеве», в Рассказах для студентов , Гейл, Cengage Learning, 2008.

Джеймс МакКонки

В следующем отрывке МакКонки исследует чеховское понятие свободы как основная человеческая потребность. При этом он смотрит как на сочинения автора, в том числе на «Гусева», так и на путевые заметки, в которых им сообщалось.

В разные моменты своей жизни, как трудные, так и счастливые, я думал об Антоне Чехове, находя в его рассказах, пьесах и письмах то зеркало, которое позволяет мне видеть свой внутренний, а не внешний образ.

В широко цитируемом письме 1888 года, которое он написал своему знакомому - письме, написанном с очевидными эмоциями, выражением кредо человека, который обычно молчит о личных убеждениях, - Чехов говорит о себе:

Я не либерал, ни консерватор, ни градуалист, ни монах, ни индифферентист… Фарисейство, тупое свидетельство и тирания царят не только в купеческих домах и полицейских участках.Я вижу их в науке, литературе, среди молодого поколения ... Я смотрю на ярлыки и ярлыки как на предрассудки. Моя святая святых - это человеческое тело, здоровье, интеллект, талант, вдохновение, любовь и самая абсолютная свобода, какую только можно вообразить, свобода от насилия и лжи, независимо от того, какую форму принимают последние два.

Несмотря на его протесты, большинство биографов Чехова отметили его как либерала, основывая свои суждения на таких основаниях, как его активная забота о здоровье и образовании бедных; его противодействие жестоким репрессиям со стороны правительства, включая обращение с осужденными; протесты, которые он выражает (если косвенно, через своих персонажей) против безжалостной вырубки лесов, а также против другого ухудшения состояния окружающей среды; и его восхищение французским писателем Эмилем Золя за его энергичную защиту Альфреда Дрейфуса, французского офицера, тайный военный трибунал и тюремное заключение которого защищали консерваторы как в России, так и во Франции, были антисемитскими подлогами.

Любой, как я (то есть любой, кто так восхищается рассказами и пьесами Чехова, что он или она продолжил читать все остальное, написанное им или о нем, на английском языке - его самая длинная работа, научно-популярная Sakhalin Island ; различные собрания его писем и почти все биографии, посвященные ему), однако, осознает, что в его природе есть как консервативные, так и либеральные элементы. В этом отношении можно было бы написать убедительное эссе, демонстрирующее, как к нему могут быть применены определенные оттенки таких ярлыков, как «градуалист», «монах» и «индифферентист»; он верил в возможный прогресс человечества, он избегал брака до последних лет своей жизни, и даже его самые близкие друзья жаловались на неуловимую отстраненность или отстраненность в нем.

… Какими бы ни были его собственные смеси, Чехов оставался мне неоценимым помощником на протяжении десятилетий из-за его ненавязчивого настаивания на свободе за пределами наших политических и религиозных институтов. По его словам, свобода - это основная потребность человека, лежащая в основе наших эгоистичных, а также альтруистических желаний, а иногда и объединяющая оба желания одновременно. Эта потребность кажется Чехову врожденной. Помимо прочего, этим объясняется привлекательность для него огромных природных пейзажей - будь то горы или степи.(В рассказе «Мечты», написанном им в 1886 году, рассказчик, неотличимый от автора, размышляет о стремлении своих героев - двух сельских констеблей и осужденного, пойманного после побега, - к недостижимой свободе. Он считает, что такое стремление может быть либо необъяснимое или выражение наших генетических воспоминаний о жизни в безграничной природе, известной нашим далеким предкам.) Независимо от того, выражено ли оно или просто подразумевается в его работах и ​​письмах, его мнение о том, что все мы хотим счастья и свободы, явно недостижимых, имеет решающее значение. как его кажущейся объективности (отстраненность, которая заставила критиков как справа, так и слева осудить его), так и состраданию (качество, которое его биографы приписывают его либерализму), которое заключено в его изображении даже некоторых персонажей, которые кажутся читателю в значительной степени ответственны за свои собственные страдания.В пьесе Чехова « Три сестры » повторяется крик «Москва!». это проявление того, чего все мы хотим, но не можем обладать.

По мере того, как я старею, я все больше начинаю понимать, что мою собственную природу лучше всего понимать как напряжение между телом и душой, старую противоположность, которая сегодня, кажется, принимается без смущения только теми, кто особенно набожен. Я также пришел к выводу, что разделение, которое христианство и другие религии проводят между телом и душой, вероятно, предшествовало какой-либо конкретной религии, представляя собой древнее осознание противоположности, содержащейся в каждом из нас, - необходимой заботы о собственных интересах и столь же необходимой заботы. для всего, что лежит вне «я», что, возможно, может оправдать наше индивидуальное существование и дать нам всеобъемлющий смысл.Для меня (как и для многих других сегодня) первое из этих почтенных терминов имеет прямое отношение к бытию, второе - к становлению, изменению позиции Платона в республике , которая приравнивает к к абсолютному (и, следовательно, вневременному). ) формы, и становятся с нашим фактическим, ограниченным во времени человеческим существованием.

Сам Чехов не был сторонником абсолютных форм, будь то философия или религия. Читая Чехова, я осознаю применимость антитезы между физическими и духовными потребностями и желаниями к комическому, а также трагические смятения, противоречия и стремления его персонажей.Его личное желание «самой абсолютной свободы, какую только можно вообразить», конечно, духовно по своей природе, желание, связанное со становлением; но мы, несомненно, существуем как тела - как практикующий врач Чехов особенно осознавал бы этот простой факт - и поэтому обладаем физическими, а также духовными стремлениями. Первые, в отличие от вторых, исполнимы: в «святая святых» Чехова ведь есть здоровое человеческое тело. Тем не менее, его осознание непостижимой свободы придает его сочинениям ощущение моральной основы этого строго непредвзятого писателя.То есть наш самообман, наши мелкие обиды и другие ловушки эго, наши уместные лицемерные действия, жестокость и социальная несправедливость любого данного общества, боль и насилие, которые мы причиняем другим, - все это можно воспринимать как препятствия, мешающие ограниченной (но не менее драгоценной) свободе, доступной каждому из нас.

Только в одном известном мне рассказе, «Гусев», Чехов предлагает нам заглянуть в очевидную непреложную истину, истину, которая для него должна лежать внутри или за пределами наших стремлений.«Гусев» был написан, когда Чехов был на борту корабля, возвращавшего его в Россию после весьма необычного путешествия по суше через Сибирь для исследования колонии на острове Сахалин. Это был терапевтический опыт для писателя, который по ряду причин находился в депрессивном состоянии и страдал от отчуждения, столь серьезного, что (по словам его биографов) ему грозил срыв. История основана на его наблюдении в море за двумя своими попутчиками, настолько больными, что они умерли во время плавания, которые воображением Чехова превращены в противоположных персонажей, имеющих некоторую аналогию с противостояниями его собственной природы.(Это не единственная его история: «Крыжовник» - не менее изумительный пример. Но больше, чем «Крыжовник» или другие истории, которые мне приходят в голову, «Гусев» приближается к притче или аллегории в том, что два персонажа так резко утопить как противоположные качества.)

За исключением его иррациональной неприязни ко всем китайцам, главный герой, простой крестьянин, олицетворяет природу души своим стремлением и принятием; своей противоположности, озлобленному радикалу, Чехов отдает большую часть своего недавнего отчуждения.(Этот радикальный недовольный, так якобы озабоченный социальной справедливостью, столь же эгоцентричен и озабочен (его зависть и высокомерие показывают это) своим собственным статусом, насколько это вообще возможно. Происходит ли такое ироническое понимание более раннего взгляда Чехова на студента радикалы, а также его отстраненное понимание его собственного недавнего эмоционального расстройства со всеми его обидами?) Оба персонажа умирают; оба сбрасываются после коротких церемоний в море.

Как видно из названия, Чехова больше интересует крестьянин.В конце рассказа используется двоение в глазах; рассказчик следует за спуском Гусева - он продолжает называть его по имени, потому что Гусев остается для него присутствием, а не трупом - поскольку он погружается все глубже и подвергается нападению акулы; но этот рассказчик также наблюдает за заходом солнца над водой. Я не знаю другого изображения, в художественной литературе, поэзии или эссе, которое так хорошо сумело бы передать одновременно трансцендентную славу природного мира и его полное безразличие к смерти и исчезновению его отдельных жителей, которым суждено вернуться в свои истоки в этом мире.Нам преподносят возвышенность, устрашающую красоту слияния воды и неба на закате (я не думаю, что это слишком фантастично рассматривать это, с человеческой точки зрения, слияние тела и души), момент такого великолепия и союз, что "трудно найти имя", как сказано в последней строке. «на языке человека». Является ли это видение пророческим относительно судьбы, лежащей в основе человеческих поисков счастья и чистой свободы? Я так себе представляю и могу принять это как таковое. И Уолт Уитмен, этот самый американский, самый демократичный из писателей, разделяет здесь кое-что с Чеховым в своем взгляде на смерть как на возвращение нас к единству нашего естественного происхождения в море и траве.

… Я разделяю недоверие Чехова к лейблам. Ярлык на пальце ноги окоченевшего тела в морге может дать этому телу имя, но мало что говорит нам о смесях, составляющих природу живого человека. Поскольку мы, как и Чехов, обладаем как либеральными, так и консервативными наклонностями, американцы, по крайней мере в мирное время, склонны к компромиссу и умеренности. Политики в обеих наших основных партиях поддерживают свои личные позиции по данному вопросу, говоря, что это то, чего хотят или требуют люди.Я понятия не имею, чего на самом деле хотят такие абстракции, как «народ». Конечно, война и предполагаемые угрозы объединяют людей во всех странах. Столь же очевиден тот факт, что близость двух последних крупных выборов в Соединенных Штатах отражает глубокий и продолжающийся раскол среди проголосовавших, несмотря на этот объединяющий импульс на последних выборах. Опросы могут предоставить статистику, о которой я могу только догадываться: количество американцев в обеих партиях, обеспокоенных своим восприятием того, что нынешняя консервативная идеология исказила их религиозные и политические убеждения, превратив их в непривычную для них ортодоксию.

Такая ситуация неизбежно порождает и негодование, и отчуждение, те чувства, которые Чехов, должно быть, презирал в критический момент своей жизни, как препятствия на пути к свободе, которые всегда были вне его досягаемости. Согласно биографическим свидетельствам, эти чувства помогают объяснить его решение уехать из России, «возможно, никогда не возвращаться» - или так он написал в оправдание необычно горького тона своего письма редактору журнала, который только что назвал его таковым. "первосвященников беспринципного письма.«Было ли это сознательным или бессознательным актом терапии со стороны Чехова предпринять уединенное, трудное, а иногда и опасное для жизни путешествие через Сибирь - путешествие, в котором он преодолел четверть окружности мира - с целью исследования тюремной колонии на удалении остров Сахалин, где климат, плохая почва и пересеченная местность усугубляли страдания осужденных, изгнанных с родины на всю оставшуюся жизнь? (По истечении срока наказания бывшие осужденные становились колонизаторами, которым навсегда запретили возвращаться домой.)

Мне довелось прочитать книгу Чехова Сахалин - книгу, впечатления которой от того, что он там узнал, настолько изобилуют фактами и статистикой, что она становится убедительным документальным фильмом - во время войны во Вьетнаме, во время такого личного и национального кризиса, что я сомневался в честности моих собственных убеждений. Чтение этой книги имело для меня такое же терапевтическое воздействие, как и его гораздо более рискованное путешествие. Путешествие Чехова стало для меня достаточно парадигмой, а также возможной моделью для других во времена кризиса, и много лет назад я написал об этом книгу « На дальний остров ».Ближе к концу моей книги есть отрывок, который связывает духовное стремление Чехова к свободе за пределами наших смертных стремлений с желанием узников на Сахалине:

Заманчиво искать ... книгу [Чехова] - Бог знает, я сделал это более чем один раз - для конкретной встречи, которая могла бы дать ему обновленное или повышенное осознание своей связи со всем человечеством. Не могло ли это случиться, когда он брал интервью у осужденного пекаря, человека, которым он восхищался - «простого, искреннего и явно хорошего человека», - говорит о нем [Чехов], - которому удалось не только сбежать с острова, но и продвинуться через Сибирь. в свою деревню для воссоединения с женой и детьми, прежде чем он был пойман и приговорен к неизбежной порке и более длительному сроку? Или, возможно, это произошло не из-за его знакомства со "старой заключенной женщиной", временно назначенной ему в качестве слуги, которая нашла его личные вещи, в том числе его одеяло и книги, которые она, вероятно, не могла читать, необычайной ценности, поскольку они недавно имели побывала в стране своих грез? Однако я сомневаюсь, что какая-то отдельная встреча имела такой драматический эффект, поскольку почти все осужденные, которых он встречал, приравнивали потерянную Россию к идеальной свободе, к счастью, которого никогда не найти ни в одном уголке реального мира; и кроме одного - больного и пожилого человека, теперь надежно прикованного к своему железному шару, - все, с кем он разговаривал, пытались бежать на свободу, были рады, что им это удалось, независимо от их наказания.

Несомненно, растущее знание Чеховым об этих страдающих людях, в частности, о том, чем он с ними поделился, было бы ключом к его освобождению из субъективной тюрьмы его собственного отчуждения, хотя его Остров Сахалин нам ничего не говорит. это: как и его более творческие работы, он стремится к объективности. Но то, что он узнал на этом острове, очевидно, лежит в основе духовной глубины «Гусева». За оставшиеся 14 лет - ему было всего 44 года, когда туберкулез положил конец его жизни - он написал все остальные работы, на которых его репутация наиболее прочно основана.

Подобно другим американцам и Чехову, я, возможно, с большим оптимизмом смотрю в будущее, чем того требуют существующие доказательства. Но мне кажется неизбежным, что мы, опять же, как и Чехов, восстановим баланс, который сейчас нарушился. Однако я должен добавить, что на протяжении всего этого эссе я осознавал опасность, с которой сталкиваются все читатели Чехова, которые находят в нем зеркало своего внутреннего «я». Эта опасность во многом связана с зеркалами - возможность того, что писатель, которым мы восхищаемся, является лишь отражением идеала, который мы сами себе постулируем.Если это так, то не сливаемся ли мы со всеми персонажами, чьи иллюзии он так блестяще разоблачает, независимо от того, считают ли они себя радикалами, консерваторами или либералами? Однажды он сказал, что долг писателя - задавать вопросы; читатели должны дать ответы, потому что они - жюри. Но если ответы, предоставленные этим членом жюри, невольно отражают его идеальное «я», они, по крайней мере, позволяют ему осознать, из чего состоит этот идеал. Я не могу представить себе более полезную услугу для писателя в этот или любой другой момент нашей истории.

Источник: Джеймс МакКонки, «Путешествие Чехова: писатель открывает идеал свободы в суровой тюремной колонии», в American Scholar , Vol. 74, № 4, осень 2005 г., стр. 84-93.

Валентин Т. Билл

В следующем отрывке Билл сравнивает взгляд на природу, который Чехов выражает в «Гусеве» и других рассказах, с взглядами своих современников Льва Толстого и Ивана Тургенева.

Этот текст удален из-за ограничений автора.

Этот текст удален из-за ограничений автора.

Этот текст удален из-за ограничений автора.

Источник: Валентин Т. Билл, «Природа в художественной литературе Чехова», в Russian Review , Vol. 33, No. 2, апрель 1974 г., стр. 153-66.

Милтон А. Мэйс

В следующей статье Мэйс указывает на сходство между персонажами Ивана Иваныча в рассказе Чехова «Крыжовник» и Павла в «Гусеве.Он определяет обе фигуры как одного из типичных для Чехова: «раздраженного человека».

Все прочтения чеховского «Крыжовника», кажется, идут в одну сторону: Иван Иваныч, который рассказывает «историю в рассказе», и кто указывает его мораль, говорит от имени автора: «« Человеку нужны не шесть футов земли, не ферма, а весь земной шар, вся природа, где он беспрепятственно может проявить все способности и особенности своего свободного духа »», - говорит Иван, осуждая гнусную жизнь своего брата Николая, пожертвовавшего всем ради усадьбы с символическим кустом крыжовника.Профессор Эрнест Дж. Симмонс в своей прекрасной книге «Чехов» [ Chekhov , 1962] говорит об этом заявлении: «Здесь выражена неутолимая жажда самого Чехова ко всему живому, ко всему доступному человеку». Мне кажется, что это прочтение сильно упрощает «Крыжовник», один из лучших рассказов Чехова, который занимает центральное место в важной тематической схеме в творчестве автора в целом.

Если значение слова «крыжовник» можно свести к морали, которую Иван Иваныч черпает из рассказа своего брата, мы можем спросить, почему Чехов так тщательно обрисовал обстоятельства.Зачем Буркин и Иван Иваныч идут по равнине, по ливню, по убежищу у Алехина, купание и чай наверху с «хорошенькой Пелагеей, бесшумно ступающей по ковру и тихо улыбающейся»? Почему рассказ Ивана Иваныча не устраивает ни Буркина, ни Алехина? И почему, наконец, Буркин, не в силах уснуть, замечает «неприятный запах» в комнате, которую он делит с Иваном Иванычем, - запах, исходящий от трубки его соседа по комнате? Ни одно из этих обстоятельств не привлекает особого внимания чеховских критиков.Но в творчестве Чехова тяготеет к большой экономии средств - мы вспоминаем изречение о висящем на стене ружье в первом акте, которое нужно разрядить до того, как спектакль закончится. «Крыжовник» задуман как рассказ внутри рассказа, и ни «конверт», ни «содержимое» сами по себе не могут достичь пика в целом. Вопрос не в том, являются ли взгляды Ивана «истинными» (кто может спорить с абстракциями вроде «смысл жизни - делать добро» как таковыми?) И даже не в том, могут ли они быть чеховскими. Скорее история Ивана существует в драматическом контексте, который кардинально меняет ее смысл.

Поскольку вся ситуация значительна, будет полезно сделать повторение. Буркин и Иван Иваныч, два старых товарища по охоте, устало бредут по полям в пасмурный день, когда начинается дождь; к тому времени, когда они добрались до имения ближайшего знакомого Алехина, они промокли. В мрачном настроении они прибывают на мельницу Алехина, с ее шумом, вибрацией, стоящими мокрыми лошадьми и бегающими туда-сюда крестьянами с мешками на головах. «Было сыро, мутно, уныло, а вода казалась холодной и недоброй.Ивану Иванычу и Буркину насквозь было холодно, беспорядочно и неудобно; ноги у них отяжелели от грязи, и когда, перейдя плотину, они поднялись к амбарам, они молчали, как будто друг друга сердились ». Но Алехин с удовольствием их встречает и предлагает искупаться с ним в его баня на ручье перед переодеванием. Позже все трое мужчин сидят наверху в лучшей гостиной Алехина, «наслаждаясь теплом, чистотой, сухой одеждой и легкой обувью», а горничная Пелагея - «молодой женщиной, такой красивой, что оба [[ Буркин и Иван] ... переглянулись », - вносит чай.В прекрасном физическом настроении после переутомления и дискомфорта Алехин и Буркин слушают рассказ Ивана о своем брате Николае.

Давняя мечта Николая о загородном поместье сосуществовала с отвратительной реальностью алчности, жестокости и самообмана; действительно, в некотором смысле мечта повлекла за собой эту реальность. Рассказывая свою историю, Иван все больше и больше заводится, заканчиваясь обличением против всякого довольства и жалким призывом к Алехину «творить добро», пока у него есть молодость и сила.Но «рассказ Ивана Иваныча не удовлетворил ни Буркина, ни Алехина»; и причины этого имеют решающее значение для понимания «крыжовника». Чехов мог сказать, что слушатели Ивана - пример того самого самоуспокоения, против которого он ругается. Но это не так: и тон, и смысл, который мы получаем от их персонажей в двух других рассказах группы («Человек в доспехах» и «О любви»), мешают нам думать о Буркине или Алехине как о бесчувственных мужчинах. Скорее, Иван рассказал неправильную историю, в неправильной ситуации и, особенно, в неправильном тоне.Конечно, Николай вёл деградировавшую жизнь, и его счастье тревожно: он убил свою душу, чтобы приобрести собственность, о которой мечтает; и он также убил женщину, на которой женился, за ее деньги. Удовлетворенность Николая по-свински; он напыщенный, самоуверенный, снобистский осел, поедающий кислый крыжовник у грязного ручья среди своих столь же свинских слуг. Во всем согласен с Иваном; но мы должны быть очень осторожны с осуждением «иллюзий» в мире Чехова, поскольку в слишком многих рассказах (см. «Сны наяву» и «Поцелуй», например) он предполагает, как Ибсен в «Дикая утка », что иллюзия лежит в основе многого. жизни, возможно, большей части ее счастья - и это «высказывание правды» часто бывает разрушительным.

Но в любом случае вывод, который Иван Иваныч делает из опыта своего брата, является этическим несоответствием: из-за того, что счастье Николая отвратительно, не следует, что все счастье повсюду виновно или иллюзорно. «За дверью каждого довольного, счастливого человека, - держит Иван, - должен быть кто-то, кто стоит с молотком и постоянно стучит ему, что есть несчастные люди и что как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти… »« Для Ивана »« счастья нет и не должно быть »,« а цель жизни - чувствовать вину и творить добро.Иван довел богатую фактуру жизни до либеральной банальности; но сама сцена, в которую он вводит свой рассказ, как дурной запах доказывает его неправоту. Иван, Буркин и Алехин сидят в роскошной гостиной, одетые в «шелковые халаты и теплые тапочки», смакуя физическую непринужденность после долгого, утомительного, влажного дня. «Когда дамы и генералы смотрели вниз из золотых рам и казались живыми в тусклом свете, было утомительно слушать историю о бедном дьяволе клерке, который ел крыжовник.Хотелось поговорить об элегантных людях, о женщинах ». И, наконец,« то, что милая Пелагея бесшумно двигалась, - это было лучше любой сказки. »Ведь жизнь лучше любых, даже самых лучших абстракций. Реальность момент уловлен в конкретности чеховской прозы: нас заставляют чувствовать обстоятельства, ощущать благополучие, отзываться на прекрасную женщину. Только Иван - диссонанс. Никакого авторского заявления об этом не требуется, даже не передаваемого через умы Алехина и Буркина, ибо в целом ситуация выразительна.

Еще хуже «морального» Ивана тон его - ворчливый, напряженный, даже навязчивый. Похоже, Иван склонен к крайностям - ему не хватает определенного спасительного баланса или юмора. Его «человеку нужны не шесть футов земли, не ферма, а весь земной шар…» - это метеоризм, каким славятся русские либералы XIX века, и ничто не может быть дальше от личного тона Чехова. Это напоминает нам Трофимова, студенческого радикала из «Вишневый сад » (для которого сад представляет собой груз вины, который необходимо искупить страданиями и трудом), когда он говорит: «Вся Россия - наш сад.«По мере того как Иван Иваныч все больше увлекается, он« гневно »противостоит Буркину и умоляет« с жалкой умоляющей улыбкой », чтобы Алехин« делал добро », пока он еще молод. Смехотворно чрезмерен Иван» «Нет ничего, что меня огорчает. больше, чем зрелище счастливой семьи, сидящей за столом с чаем ». Что касается самого себя, Иван Иваныч признается:« Я могу только внутренне горевать, раздражаться, волноваться, а по ночам моя голова горит потоком идей и Я не могу заснуть ».

Иван, по сути, принадлежит к довольно отчетливой породе чеховских персонажей, которых можно было бы назвать« раздраженными людьми »- идеалисты, все, без сомнения, но, наконец, неуравновешенные.Иван разделяет со своим братом Николаем некую «чрезмерность» - это маниакальная фаза, в которой Николай является, так сказать, депрессивной. Иван с его угнетением, раздражением и гневом сродни Павлу Иванычу, пожалуй, самому интересному чеховскому образцу этого типа из «Гусей». Павел и Гусев оба умирают в лазарете военного корабля, возвращающегося в Россию с Дальнего Востока. Но если Гусев кажется здравомыслящим в своем принятии жизни, при всей своей крестьянской простоте, у Павла есть злобная ненависть к жизни, в основе своей абстрактная и отрицающая жизнь.«Радость» ассоциируется с Гусевым, даже если она возникает только в бреду, в котором он думает, что видит свою семью в деревне; и это радость, отраженная природой, когда его тело принимается водами. Пайел, этот «беспокойный парень» с «хвастливым, вызывающим, насмешливым выражением лица», гордится тем, что он правдивый и говорящий правду, независимо от последствий: «Я всегда говорю людям правду в их лица ... Я думаю Я все это вижу ясно, как ястреб или орел, когда он парит над землей, и я все понимаю.Я воплощение протеста. Я вижу тиранию - протестую. Вижу лицемера - протестую, вижу торжествующую свинью - протестую ».« Ничто не может его заткнуть, это человек Ивана Иваныча с молотком. Но »« все знакомые мне говорят: «Ты невыносимая человек, Павел Иваныч ". Я горжусь такой репутацией ... Такова жизнь, как я ее понимаю. Это то, что можно назвать жизнью ».

Комментарий Чехова о жизни, как ее видит Павел Иваныч, сделан вполне конкретно:« Гусев не слушает; он смотрит в иллюминатор.Хлам, залитый ослепительно жарким солнцем, качается на прозрачной бирюзовой воде. В нем стоят голые китайцы, держат клетки с канарейками в них и кричат: «Поет, поет!» »Гусев видит толстого китайца в лодке и думает:« Хорошо бы дать этому толстому парню по шее ». «», зевая, глядя на него. Это жизнь, как ее видит Чехов, - сплетение красоты, любви и радости, с жестокостью, уродством и бессмысленностью, ни одна нить из которой не может быть выражена как «Истина».

История Ивана Иваныча - это «неприятный запах» в том контексте, в котором он ее рассказывает, а его «правда» порочит реальность. Точно так же идеологически связанные критики порочат литературу, пытаясь свести ее к утверждению. заявляют, что он нечувствителен к социальным обстоятельствам; его обличительную речь можно было бы назвать выражением «дурного тона», оскорблением вкуса. снова встреча между абстрактной идеологией и богатой, хотя и запутанной, вовлеченностью в жизнь.«Вы должны обмануть себя. На этот раз вы должны посмотреть правде прямо в глаза», - говорит Трофимов. Госпожа Раневская отвечает: «Какая правда?» Вы, , знаете, что такое правда, а что нет… Вы можете так решительно решать все свои проблемы, но скажите мне… не потому ли… что… жизнь все еще скрыта от ваших молодых глаза?" Она просит сочувствия, а не моралистической лекции, а когда Трофимов говорит: «Вы знаете, я сочувствую вам от всей души», - отвечает Раневская в манере, также соответствующей ответу Буркина и Алехина на сказку о крыжовнике: «Но вы должны сказать это иначе… иначе.«Образ и тон подсказывают смысл Чехова в заключении к« Гусеву »: пока закутанное в холст тело Гусева погружается в море, там ждет акула, но есть еще и великолепный закат; как Буркин лежит в прохладной постели», изготовлена ​​милой Пелагеей »и« источала приятный запах чистого белья »трубка Ивана Иваныча своим неприятным запахом долго не давала ему уснуть, но« дождь всю ночь бил по оконным стеклам ».

Трубка с неприятным запахом может показаться единственным грубым штрихом в этой истории, но мы видим, в чем намерение Чехова, и его нельзя игнорировать, потому что его концовки тщательно продуманы.«Мой инстинкт подсказывает мне, - сказал Чехов, - что в конце романа или рассказа я должен искусно сконцентрировать для читателя впечатление от всего произведения». Концовки «Гусева» и «Крыжовника» пробуждают чувство решимости, истины за пределами «Правды», для которой (как Чехов говорит об этом в конце «Гусева») «трудно найти имя в язык человека ".

Источник: Милтон А. Мейс, «Крыжовник и конкретность Чехова», в Southern Humanities Review , Vol.6, № 1, зима 1972 г., стр. 63-67.

Балдешвейлер, Эйлин, «Лирический рассказ: очерк истории», в Исследования в короткой художественной литературе , Vol. 6, No. 4, Summer 1969, pp. 443-53.

Чехов, Антон, «Гусев», в Степь и другие рассказы , перевод Рональда Хингли, Oxford University Press, 1998, стр. 134-45.

Достоевского, Федора, Братья Карамазовы , т. 1, перевод Констанс Гарнет, J. M. Dent & Sons, 1957, стр.53.

Финке, Майкл, «Антон Павлович Чехов», в Словаре литературной биографии , том 277: Русская литература в эпоху реализма, , под редакцией Алиссы Динеги Гиллеспи, Томсон Гейл, 2003, стр. 54-79.

Хингли, Рональд, Чехов: биографическое и критическое исследование , Джордж Аллен и Анвин, 1950, стр. 122.

Джонсон, Рональд Л., «Мастер, 1895–1903», в Антон Чехов: Исследование короткометражного художественного произведения , стр. 76-103.

Мэй, Чарльз Э., «Реальность в современном рассказе - рассказ: теория и практика», в стиле , , Vol. 27, No. 3, 22 сентября 1993 г., стр. 377-78.

Мэйс, Милтон А., «Крыжовник и конкретность Чехова», в Southern Humanities Review , Vol. 6, № 1, зима 1972 г., стр. 63-67.

Маквей, Гордон, изд., Чехов: Жизнь в письмах , Folio Society, 1994, стр. 89, 90, 98-99.

Майстер, Чарльз В., «Прием Чехова в Англии и Америке», в American Slavic and East European Review , Vol.12, No. 1, февраль 1953 г., стр. 114.

«Туберкулез», Информационный бюллетень № 104, Всемирная организация здравоохранения, пересмотренный в марте 2007 г., http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs104/en/print.html (по состоянию на 20 октября 2007 г.) .

Победитель, Томас, «Ранние социальные истории», в Чехов и его проза , Holt, Rinehart & Winston, 1966, с. 81.

Блюм, Джером, Владыка и крестьянин в России , Princeton University Press, 1961.

Эта признанная критиками книга представляет собой интересное исследование эволюции сельского населения России и взаимоотношений между феодалами и крепостными до начала войны 1861 г. - эмансипация.

Чехов, Антон, Чехов: Основные пьесы , Современная библиотека, 2003.

В сборник вошли самые известные пьесы Чехова: Чайка , Дядя Ваня , Три сестры и Вишневый сад . Пьесы рекомендуется к прочтению любому серьезному студенту Чехова или театра.

Дорманди, Томас, Белая смерть: история туберкулеза , New York University Press, 2000.

Эта книга представляет собой доступную историю туберкулеза. Среди значительных событий, о которых идет речь, можно отметить открытие в 1882 году немецким врачом Робертом Кохом туберкулезной палочки. Дорманди обсуждает движение санаториев девятнадцатого века, романтическую ауру, связанную с болезнью, и открытие антибиотиков после Второй мировой войны, которое предложило временное решение.

Готтлиб, Вера и Пол Аллен, Кембриджский компаньон Чехова , Cambridge University Press, 2000.

В этом томе новых эссе основное внимание уделяется жизни Чехова и критическому анализу его пьес, хотя одна глава также посвящена рассказам. В книге исследуются оригинальные постановки его пьес в МХАТе, а также более поздние версии фильмов и постановки с идеями, предложенными известными актерами.

Pipes, Richard, Краткая история русской революции , Vintage, 1996.

Эта книга представляет собой удобную для чтения историю семидесятилетнего периода от русской революции до современного коммунистического режима.Пайпс показывает, как семена разрушения коммунистического режима были посеяны при его зарождении в 1917 году.

Советское искусство, культура СССР

В мастерской. 1970-е годы. Советский скульптор Павел Иванович Гусев (14 июля 1917 - 4 июля 2010)

Советский скульптор Павел Иванович Гусев

Родился 14 июля 1917 года (село Борнуково Нижегородской области), Павел Иванович Гусев ровесник Великой Октябрьской революции. Мальчик вырос в семье потомственного кузнеца, от которого получил навыки работы с металлом и любовь к творчеству.Как и большинство его современников того времени, он рано начал работать. Еще будучи школьником, он поступил в мастерскую резьбы по камню, где два года обучался работе резчика по камню. Шальнов, уральский мастер малахитовых работ, заметил способности мальчика и постарался их развить. Благодаря ему художественное мастерство Гусева постепенно росло. Между тем, в 1930-е годы мастерской заинтересовались московские специалисты и художники, которые приехали в Борнуково. Вместе с уральскими мастерами они создали эскизы изделий, по которым работали камнерезы.
К счастью, московские художники заметили талантливого молодого мастера Павла Гусева и помогли ему поступить в Московское художественное училище им. Калинина. Таким образом, он начал изучать скульптуру и рисунок в мастерских скульпторов Б.Н. Ланге и косторез С.П. Евангулов.

Портрет девушки. Гипс. 1966

Успешно окончив художественное училище в 1940 году, Павел Гусев вернулся в родное село, в камнерезную артель «Борнуковская пещера». Здесь, в артели, вместе с художником П.Ф. Рубцовым руководил кружком лепки и рисунка.

Однако ему пришлось прервать свое творчество из-за тяжелых времен в стране. Призванный в армию в 1940 году, он вернулся домой в звании лейтенанта только через 6 лет, в 1946 году, когда закончилась Вторая мировая война. По приезде из армии до августа 1947 года работал в Горьковском товариществе художников.

И в том же 1947 году Павел Иванович поступил в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина Академии художеств СССР. В институте учителями Гусева были выдающиеся советские скульпторы - профессора Всеволод Лишев, Федот Шубин, Вера Мухина VI, Иван Шадр.Как и Шадр, Гусев стремится раскрыть в людях духовное богатство и красоту характера человека, органично соединить типичность образов с их Конкретностью. Вслед за Мухиной Гусев делает из героев своих произведений людей с богатой внутренней жизнью.

Окончил 1953 г. с отличием, дипломной работой стал памятник Валерию Чкалову. Уже в 1954 году портрет Чкалова, созданный по статуе, появился на Всесоюзной художественной выставке, а затем стал собственностью Государственной Третьяковской галереи.

После окончания института Гусев поселился в Горьком, работал скульптором в Союзе художников. Его герои - очень разные люди - рабочие, писатели, ученые, крестьяне. Талант портретиста Гусева в полной мере раскрылся в 60-е годы. Среди наиболее заметных работ - портреты академика Разуваева, живописца Варламова и председателя колхоза Емельянова. Также одна из лучших работ Павла Ивановича Гусева - скульптурный портрет пастуха В.И.Недугов из села Борнуково. Между тем Гусев не отдавал предпочтения никаким материалам - дереву, бронзе, мрамору или гипсу.

Помимо творчества скульптора, Павел Иванович много занимался общественной работой. В частности, неоднократно избирался членом Союза художников. Кроме того, с мая 1960 г. по декабрь 1964 г. он был председателем Союза художников имени Горького. Несколько раз он становился секретарем партбюро Союза.

Советский скульптор из Новгорода Павел Иванович Гусев скончался 4 июля 2010 года.Похоронен на Бугровском кладбище Нижнего Новгорода.

Советский скульптор Павел Иванович Гусев

А.А. Ванеев. 1964. Бронза

.

Александр Герцен. 1957. Мрамор

.

Художник О.Г. Бордей. 1967. Бронза, гранит

.

Герой Социалистического Труда, председатель колхоза А. Емельянов. Гипс. 1961

Герой Советского Союза генерал-лейтенант И.Д. Ивлиев. 1963. Мрамор

.

Л.Н. Толстого. Гипс. 1961

Лауреат Ленинской премии академик Г.А. Разуваев. 1959. Бронза

М.И. Глинки. Мрамор. 1963

Портрет матери. Мрамор. 1963

Портрет художника Варламова. 1959. Мрамор

.

Мраморный портрет В. П. Чкалова. 1953

Пастух В.П. Недугов. 1959. Дерево

Эскиз памятника В.И. Ленина. 1965. Гипс

.

Владимир Ленин. 1961. Гипс

.

Валерий Чкалов. 1964. Гипс

.

Почему Украина забанила 17 российских журналистов | EUROMAIDAN PRESSEuromaidan Press

Донецкая беженка, одесская беженка, мать солдата и киевская протестующая -
«все-в-одном» герой различных сообщений российских СМИ.Изображение с сайта belaruspartisan.org

Отредактировал: Аля Шандра

27 мая 2016 года Петр Порошенко подписал указ, запрещающий 17 российским журналистам въезд в Украину до конца 2017 года, обвинив их в «разжигании ненависти».

После скандалов вокруг Украины о запрете работы десятков иностранных журналистов в августе 2015 года, а также недавней полемики, когда на сайте «Миротворец» были опубликованы личные контакты тысяч журналистов, последнее решение также вызвало возмущение и дискуссии.

Например, 1 июня Хьюман Райтс Вотч осудила Украину за «преследование журналистов» и «поощрение цензуры». Украинские власти должны немедленно снять запрет на деятельность 17 российских журналистов и защитить свободу СМИ, заявила Хьюман Райтс Вотч. Комитет защиты журналистов также был «встревожен» и призвал правительство Украины отменить запрет и «противостоять призыву бороться с пропагандой с помощью цензуры».

Как ни звучит жесткая «цензура» и «война с журналистикой», как недавно выразилась The New York Times, следует задаться вопросом, можно ли определить, что делают эти СМИ, как журналистика .Как недавно заявил министр обороны России Сергей Шойгу, российские СМИ - это «всего лишь еще одна рука вооруженных сил».

Подробнее: СМИ должны служить военным - Шойгу

Юридическое определение того, что составляет журналистику и что следует считать не репортажем, но пропагандой, по-прежнему отсутствует. Здесь мы приводим примеры репортажей, которые медиа-деятели из списка сделали по Украине, и позволяем нашим читателям решать, как Украина должна защищать свою национальную безопасность в то время, когда Россия ведет войну на Донбассе.

В список из 17 имен вошли ключевые деятели СМИ из крупнейших российских СМИ. Дезинформация, производимая всеми этими агентствами, неоднократно опровергалась в отчетах EU Stratcom's Disinformation Review, в украинских публикациях StopFake и разоблачалась блогерами как фальшивка. Мы собрали примеры того, как все эти СМИ сообщают об Украине, чтобы проиллюстрировать, почему Украина запретила их управление.

Константин Эрнст, генеральный директор ОАО «Первый канал»; Ирада Зейналова, ведущая Первого канала

Константин Эрнст

25 октября 2014 года на Первом канале был показан сюжет под названием «Ужасные кадры с Донбасса, которые не транслирует украинское телевидение, были показаны в Киеве.Ведущий новостей сообщил, что хакерская группа с помощью специальной хакерской операции показала на рекламных экранах фотографии мирных жителей Донбасса в братских могилах. Но на самом деле в шоу были использованы фотографии 1995 года из Грозного, Чечня.

Ложные обвинения в адрес украинской армии, которые изображаются как совершающие массовые зверства против мирных жителей Донбасса, являются одной из излюбленных тактик российской пропаганды. Он направлен на снижение боевого духа украинской армии, которая защищает свою страну от гибридного вторжения России.

Скриншот новостной передачи на Первом канале

Перезахоронение мирных жителей в Чечне, Грозный, 1995 г.

Павел Гусев, владелец и редактор «Московского комсомольца»

Павел Гусев

«Он пьян? Порошенко подарил мяч безногому солдату », - написал« Московский комсомолец »22 марта 2015 года, добавив:« Выступление и появление президента Украины дает основание для различных предположений ».

Фактически, инцидент был полностью сфабрикован торговой точкой.Во-первых, у Дениса Голодюка из 95-й аэромобильной бригады все конечности. Во-вторых, мяч был подарен футбольным клубом «Динамо Киев» как символ и надежда на его скорейшее выздоровление.

Нападения на главу государства - еще одна излюбленная тактика российских пропагандистских СМИ. Как отметил Андрей Илларионов, бывший советник президента России Владимира Путина, свержение Петра Порошенко - одна из основных задач Кремля на текущий момент.

Виген Акопян, главный редактор ИА REGNUM

Виген Акопян

Украина требует от Монголии финансовой компенсации за нашествие монголов на Русь в XIII веке, писало ИА REGNUM 1 марта 2016 года.В нем утверждалось, что парламент Монголии получил официальное письмо от Верховной Рады Украины с требованием компенсации за разрушение Киева армией Батыя хана. Однако такой документ нельзя получить ни на сайте парламента Украины, ни в архиве его документов, ни даже через поиск в Google.

Андрей Сурков, главный редактор Novorus.info

Сайт Novorus.info выполняет функции «Центрального информационного агентства Новороссии», которое заявляет о «помощи в установлении экономических, политических и культурных связей между Россией и юго-восточной частью Украины.На главной странице сайта используется грузинская лента и карта южных и восточных регионов Украины, включая оккупированные Россией Крым и Донбасс. Некоторые разделы сайта: «Новости Новороссии», «Русский мир», «Евразийский союз». Ежедневно публикуется очередное «заявление официального представителя народного ополчения« Луганской Народной Республики ».

Проект «Новороссия» был первоначальным планом России по захвату Украины после революции Евромайдана. Однако пророссийские протесты в большинстве регионов были в основном безуспешными, и результатом проекта стали так называемые «Луганская и Донецкая народные республики» («ЛНР» и «ДНР»), которые сражаются с украинской армией с помощью Военные и доспехи России.

Подробнее: Познакомьтесь с людьми, стоящими за массовым поражением Новороссии

Скриншот сайта Novorus.info

Вадим Горшенин, владелец медиахолдинга «Правда.ру»

7 апреля 2016 г. «Правда.ру» писала, что «Порошенко отдает Херсон на растерзание туркам», утверждая, что крымскотатарская автономия будет создана на территории Херсонской области на юге Украины, где ряд крымских татар проживает после бегства от оккупации и незаконной аннексии Крыма.На самом деле, документ, о котором идет речь в Pravda.ru, является фальшивкой. Он никогда не публиковался Администрацией президента Украины и содержит такие грубые ошибки, как устаревший вариант Герба Украины, а также положения, нарушающие статьи 85 и 133 Конституции Украины.

Разжигание межэтнической ненависти - это давно испытанная стратегия пропаганды, направленная на разжигание беспорядков и дестабилизации.

Александр Потапов, бывший главный редактор LifeNews и Известий; 16. Ашот Габрелянов, бывший исполнительный директор News Media и генеральный директор LifeNews

Александр Потапов

22 июля 2015 года LifeNews сообщил об обнаружении американского оружия в разрушенном аэропорту Луганска.В качестве доказательства использовалось видео с YouTube-канала LNR Today . Ракеты Stinger на видео были отмечены орфографическими ошибками: Tracking Rainer вместо Tracking Trainer , Re Usable вместо Reusable или Re-usable , Date Louded вместо Date Loaded . По словам блогера Антона Логвинова, пишущего о компьютерных играх, надпись была подделана на основе модели FIM-92 Stinger из компьютерной игры Battlefield 3.

Владислав Фронин, главный редактор «Российской газеты»

Владислав Фронин

9 декабря 2015 года «Российская газета» опубликовала интервью с главным следователем Следственного комитета России Александром Бастрыкиным, в котором чиновник заявил, что Арсений Яценюк участвовал в Первой чеченской войне против России. Согласно официальной биографии бывшего премьер-министра Украины, в 1994–1995 годах он работал в юридической компании и еще учился в Черновицком национальном университете имени Федьковича.Заявление Бастрыкина так и не было оправдано, и вскоре эта тема исчезла из российских СМИ.

Виталий Лейбин, главный редактор журнала «Российский репортер»

Виталий Лейбин

30 мая 2016 года «Российский репортер» опубликовал интервью с российским так называемым «прокурором» Крыма Натальей Поклонской, которая недавно запретила Меджлис крымскотатарского народа, оправдала «превентивные аресты» крымских татар накануне Победы. Day, и был в значительной степени причастен к незаконной аннексии Крыма Россией.В интервью она сравнила украинскую желто-синюю ленту с фашистской свастикой, утверждает, что Андрей Парубий (председатель Верховной Рады Украины) приказал участникам Майдана стрелять, и заключает: «В глубине души я - Россия. Украина тоже была Россией, в глубине души ».

Сергей Михайлов, генеральный директор информационного агентства ТАСС

Михайлов Сергей

29 мая 2015 года ТАСС опубликовал сообщение под заголовком «У США нет подтверждений того, что Россия перебрасывает войска к границе с Украиной.Он цитировал заявление официального представителя Госдепартамента США Джеффа Ратке во время очередного брифинга. На самом деле Ратке сказал обратное. «Россия, конечно же, поддерживает войска вдоль своей границы с Украиной, и - на востоке Украины также имеется большая концентрация средств управления и контроля - системы ПВО и так далее; все эти вещи, о которых мы говорили в последние недели и месяцы », - сказал тогда чиновник. На вопрос о стрельбище в Кузьминском Ростовской области Ратке ответил, что никаких конкретных комментариев у него нет.Эта цитата была использована в резонансном заголовке ТАСС.

Андрей Куницын, руководитель Дирекции НТВ; Владимир Кулистиков, бывший генеральный директор НТВ

Андрей Куницын

20 апреля 2014 года НТВ показал женщину, которая якобы проживала в городе Краматорск и пряталась от бомб в своем подвале. Согласно сообщению, Национальная гвардия Украины открыла смертельный огонь по мирным жителям городов Краматорск и Мариуполь. Женщину признали жители села Терпиння Запорожской области (300 км от Краматорска) своей.Украинские журналисты ICTV посетили Людмилу Журомскую под видом российских журналистов и попросили ее рассказать историю еще раз. Женщина ответила: «Я не против, но не сейчас. Почему? Потому что после последнего освещения произошла большая проблема ».

В российских СМИ слишком часто появляются сфабрикованные сообщения о зверствах, совершаемых украинской армией. Ярким примером является сообщение Би-би-си с Донбасса, где, как сообщают многие российские СМИ, украинская армия убила девушку. На самом деле у этой истории не было доказательств, и сами журналисты признали, что они ее выдумывали.

Маргарита Симоньян, главный редактор Russia Today (RT)

Маргарита Симоньян

22 января 2015 года боевики «ДНР» организовали «парад пленных» военнослужащих Вооруженных сил Украины. Такое обращение с военнопленными запрещено Женевской конвенцией. Пара «активных граждан» кричала и швыряла что-то в военнопленных, а Грэм Филлипс из Russia Today снимал «разъяренную толпу». По сути, сцена оказалась сюжетом - несколько «активных горожан» были привезены специально для того, чтобы их засняли российские СМИ, и сняли под углом, чтобы их было больше, чем было на самом деле.

Еще один пример сфабрикованной истории на RT - комментарии якобы случайных пешеходов об обстреле автобусной остановки в Донецке. Кто они такие, узнали журналисты Общественного телевидения Донбасса. Выяснилось, что люди были одобренными активистами ДНР, которые «случайно» случайно прошли мимо и высказали свои язвительные антиукраинские взгляды.

Российскому телевидению необходимо поддерживать имидж яростных антиукраинских настроений на оккупированном Донбассе, чтобы и дальше уверять своих зрителей, что война на Донбассе на самом деле является внутренним конфликтом, и отрицать участие России в войне.

Грэм Филлипс из Russia Today целует «активиста» ДНР после постановочного интервью

Владимир Сунгоркин, главный редактор, генеральный директор «Комсомольской правды»

Владимир Сунгоркин

26 мая 2016 года «Комсомольская правда» опубликовала статью со цитатами Надежды Савченко. Он также процитировал Twitter-аккаунт @NadiyaSavchenko, который, однако, никогда не принадлежал пилоту. В цитируемом посте говорилось: «Теперь я могу заявить одно: я не оставлю своей привычки убивать русских!» Вера Савченко неоднократно опровергала утверждения о том, что аккаунт принадлежит ее сестре.

Украинский военный летчик Надежда Савченко предстала перед судом в России по делу, которое на международном уровне было признано политически мотивированным и основанным на сфабрикованных доказательствах. Российские пропагандистские агентства пошли на убыль, пытаясь оправдать сфабрикованные обвинения, в которых она обвинялась. После того, как Савченко обменяли на двух офицеров ГРУ, под колоссальным международным давлением россияне пришли в ярость и растерялись, пытаясь справиться с ситуацией.

Олег Добродеев, Генеральный директор холдинга ВГТРК медиа

Олег Добродеев

ВГТРК - крупнейший в России холдинг государственных СМИ, который управляет большинством российских телеканалов.Из них (возможно) самым громким шоу, известным своей пропагандой, является телеканал «Вести» с ведущим Дмитрием Киселевым, который является заместителем генерального директора ВГТРК.

16 мая 2016 года Дмитрий Киселев признал, что 7-минутная телешоу была основана на фальшивом документе, после жалоб зрителей, которые заметили неточности. В шоу нынешних украинских освободителей оккупированного Донбасса сравнивают с дивизией СС времен Гитлера. Удостоверение предполагаемого офицера СС было фальшивым, позже Киселев признался в передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым» (21:37).Однако журналист не извинился за использование подделки, заявив, что это только помогло привлечь внимание к серьезной проблеме.

В марте 2014 года Киселев был включен в список россиян, санкционированных ЕС в связи с украинским кризисом, как «центральная фигура правительственной пропаганды, поддерживающей размещение российских войск на Украине», и ему запрещен въезд на территорию ЕС. Он единственный россиянин, попавший под санкции за распространение пропаганды.

Киселев недавно прославился во Франции.Телеканал Canal + развенчал шоу, которое он вел на Вести, где уличные протесты во Франции были объяснены как бунт евроскептиков против мигрантов. На самом деле протесты вызваны новым трудовым законодательством и не имеют ничего общего с евроскептицизмом.

Дестабилизация ЕС - одна из стратегий Кремля за пределами Украины, и раздутая роль евроскептических взглядов в его сообщениях в средствах массовой информации очень важна для нее.

Антон Златопольский, генеральный директор, Россия 1

Антон Златопольский

12 мая 2016 года перед вторым полуфиналом «Евровидения» телеканал «Россия 1» представил песню Джамалы 1944. Комментатор интерпретировал песню как «молитву о судьбах людей, которые вольно или невольно покидают собственный дом в поисках лучшей жизни». Джамала много раз объясняла, что ее песня была о депортации Сталиным крымских татар в 1944 году.

Отрицание преступлений сталинизма является частью современной стратегии России по вооружению национальной памяти и эксплуатации ностальгии по СССР для усиления поддержки сильного военного лидера.


Связанный:

Отредактировал: Аля Шандра

Украине нужна независимая журналистика.И ты нам нужен. Присоединяйтесь к нашему сообществу на Patreon и помогите нам лучше соединить Украину с миром. Мы будем использовать ваш вклад для привлечения новых авторов, обновления нашего веб-сайта и оптимизации его SEO. К тому же, Международный фонд «Возрождение» удвоит сумму, которую собирают наши покровители к 14 июня, так что ваш вклад и влияние будут умножены! Всего за одну чашку кофе в месяц вы можете помочь навести мосты между Украиной и остальным миром, а также стать соавтором и проголосовать за темы, которые мы должны затронуть следующими. Станьте покровителем или найдите другие способы поддержать. Станьте покровителем!

Связанные

Теги: свобода слова, Россия

Георгий Гусев

Георгий Гусев родился в Магнитогорске (Южный Урал). После окончания учебы в Физическом институте им. Чайковского в Москве, где он получил степень «Свободный художник», он переехал в Италию, где прошел курс специализации с Джованни Соллима в Accademia Nazionale di Santa Cecilia, где получил диплом «Мастера виолончели. ".

Георгий также прошел курсы у других всемирно известных виолончелистов, таких как Мария Клигель, Гарри Хоффман, Филипп Мюллер, Майкл Флаксман, Наталья Гутман.

Его часто приглашали на международные фестивали вместе с такими музыкантами, как Наталья Гутман, Джованни Соллима, Павел Верников, Энрико Диндо, Андрей Гаврилов, Элисо Вирсаладзе, Рокко Филиппини, Моника Лесковар, Сониг Чакерян, Борис Андрианов, Александр Бузлов. и другие. Играл как солист с такими оркестрами, как Оркестр Московской Консерватории, Оркестр Академии ди С.Cecilia, Пекинская филармония, Самарская филармония, Камерный оркестр «Возрождение», Камерный оркестр «Провинция» в таких залах, как: все залы Московской консерватории им. П.И. Чайковского, все залы Римской Академии Национале ди Сан-Цецилия, Пекинская филармония, Московская академия им. Музыка, Московская филармония, Магнитогорская филармония, Цюрихская филармония.

Георгий Гусев вел записи на различных радио- и телеканалах, давал интервью итальянской и российской прессе. Еще он сочиняет музыку.Среди его недавних проектов - серия пьес для виолончели соло под названием «Breviario per nomadi», композиция, ставшая музыкальным сопровождением передачи «Mi chiamo città» на итальянском национальном телеканале Rai 3 и программа «The New Age of Виолончель".

В настоящее время Георгий Гусев работает доцентом в Accademia Musicale Praeneste в Риме. Его часто приглашают преподавать на мастер-классах, проводимых в Загароло (август 2013 г.) и Риме (январь 2014 г.).

Помимо концертов, Георгий активно способствует культурному обмену между российскими и итальянскими музыкантами.Более трех лет он сотрудничает со знаменитым французским скрипачом Матиасом Менанто, который также живет и работает в Риме. Из этого плодотворного сотрудничества с Menanteau родилась серия образовательных концертов и лекций, организованных в разных городах Италии и в городе Москве, основной целью которых было преподавание истории и технологии создания и реставрации струнных инструментов.

Гусев Павел Михайлович Возраст, рост, вес, биография, собственный капитал в 2021 году и более

Биография: Кто такой Павел Михайлович Гусев?

Узнайте о жизни Павла Михайловича Гусева со дня его рождения до наших дней.По нашим данным, он родился в неизвестном, неизвестном 17 июля 1986 года. На данный момент ему 35 лет, его настоящее имя неизвестно. Интересен факт, что Павел Михайлович Гусев родился под знаком гороскопа Рака.

Значит, иногда даже звезды работают в пользу Павла Михайловича Гусева. Он получает удовольствие от своей работы и продолжает стараться изо всех сил. Именно поэтому большинство людей знают Павла Михайловича Гусева как известного футболиста с внушительной фан-базой.Их поддержка помогла ему достичь некоторых из его долгосрочных карьерных целей.

Имя и фамилия: Гусев Павел Михайлович
Карьера: Футболист
Дата рождения: 17 июля 1986 г.
Место рождения: неизвестно
Расположение: неизвестно
Текущий возраст: 35
Знак гороскопа: Рак

Возраст: Сколько лет Павлу Михайловичу Гусеву? Где он родился?

Он родился в неизвестном, неизвестном, ему 35 лет.Павел Михайлович Гусев родился 17 июля 1986 года.

  • Возраст: 35
  • Национальность: неизвестно
  • Этническая принадлежность: неизвестна

Какой у него знак гороскопа?

Павел Михайлович Гусев родился под знаком гороскопа Рака, что помогло ему в достижении карьерных целей. Его знак китайского гороскопа - Тигр.

Собственный капитал: сколько денег у Павла Михайловича Гусева?

Какой капитал у Павла Михайловича Гусева?

Согласно открытым источникам, его зарплата составляет около 100-5 миллионов долларов.

Год Собственный капитал (приблизительно)
В этом году (2020) 100 000–5 миллионов долларов
2019

50 000–2 миллиона долларов

Поток доходов Футболист

Одно из самых просматриваемых видео на YouTube Павла Михайловича Гусева