Биография михаил афанасьев: Глава Зеленодольского муниципального района, Мэр города Зеленодольска

Биография

Содержание

Глава Зеленодольского муниципального района, Мэр города Зеленодольска

Место рождения с.Большой Толкиш Чистопольского района Татарской АССР

Образование Казанский ордена Ленина ветеринарный институт им. Н.Э. Баумана (зоотехнология, зооинженер)

Ученая степень кандидат биологических наук

Государственные награды Почетное звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Республики Татарстан» (2009), медаль «За заслуги в развитии местного самоуправления в Республике Татарстан» (2017), медаль «За доблестный труд» (2019)

РАБОТА В ПРОШЛОМ

1993 – 1996 — ассистент, аспирант кафедры генетики и разведения сельскохозяйственных животных Казанского ордена Ленина ветеринарного института им. Н.Э.Баумана, Казанский ордена Ленина ветеринарный институт им.Баумана

1996 – 1999 — ассистент кафедры генетики и селекции сельскохозяйственных животных Казанской государственной академии ветеринарной медицины, Казанская государственная академия ветеринарной медицины

1999 – 1999 — заместитель декана зооинженерного факультета Казанского ветеринарного института им.

Н.Э.Баумана, Казанский ветеринарный институт им. Н.Э.Баумана

1999 – 2000 — старший преподаватель кафедры генетики и селекции сельскохозяйственных животных Казанского ветеринарного института им. Н.Э.Баумана, Казанский ветеринарный институт им. Н.Э.Баумана

2000 – 2001 — региональный торговый представитель ЗАО «Альфа Лаваль Агри», ЗАО «Альфа Лаваль Агри»

2001 – 2005 — региональный торговый представитель ЗАО «Делаваль», ЗАО «Делаваль»

2005 – 2010 — директор обособленного подразделения ЗАО «Делаваль», ЗАО «Делаваль»

2010 – 2010 — первый заместитель руководителя Исполнительного комитета Лаишевского муниципального района

2010 – 2010 — Руководитель Исполнительного комитета района Лаишевского муниципального района

2010 – 2015 — глава Лаишевского муниципального района

2015 – 2019 — глава Лаишевского муниципального района

2019 — 2020 — Руководитель Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района

2020 — по н. в. Глава района

Афанасьев Михаил Денисович :: Память народа

Михаил Афанасьев родился 7 января 1923 года в селе Старая Покровка Чуйского района Киргизской ССР …

Михаил Афанасьев родился 7 января 1923 года в селе Старая Покровка Чуйского района Киргизской ССР (ныне Киргизия) в семье крестьянина. В 1940 году переехал в город Фрунзе (ныне Бишкек), где обучался в средней школе и в городском аэроклубе. По окончании курса обучения в аэроклубе в мае 1941 года Афанасьев был направлен на учёбу в военную авиационную школу пилотов в Чкалове (ныне Оренбург). Окончил её в 1943 году. С 20 августа 1943 года на фронтах Великой Отечественной войны. Участвовал в боях на Южном, Северо-Кавказском, 4-м Украинском, 1-м, 2-м, 3-м Прибалтийском, Ленинградском фронтах. Летал на самолёте «Ил-2». К 1945 году старший лейтенант Михаил Афанасьев был командиром авиационного звена 807-го штурмового авиаполка 206-й штурмовой авиадивизии 3-й воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта[1].

На 8 января 1945 года Афанасьев совершил 140 боевых вылетов на штурмовку укреплений, живой силы и техники немецких войск. На его боевом счету числилось 8 уничтоженных танков, 25 автомашин, 13 орудий, 2 потопленных транспорта, 1 самолёт, около 400 солдат и офицеров[1][2].

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года за «мужество и героизм, проявленные при нанесении штурмовых ударов по противнику» старший лейтенант Михаил Афанасьев был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 8855.[1][3]

После окончания войны продолжил службу в Советской Армии. В 1948 году в звании капитана Афанасьев был уволен в запас. Вернулся в Киргизскую ССР, проживал в селе Чуй, где работал пилорамщиком. Умер 12 октября 1986 года[1].

Был также награждён двумя орденами Красного Знамени (13.10.1943[4]; 23.02.1944[5]), двумя орденами Отечественной войны 1-й степени (25.05.1944[6]; 06.04.1985[7]), рядом медалей[1].

Михаил Афанасьев (спортсмен, футбол, Казахстан, Беларусь): новости, биография, статистика спортсмена

Михаил Афанасьев (спортсмен, футбол, Казахстан, Беларусь): новости, биография, статистика спортсмена | Vesti.kz nLtHDJxQB9gER7rlGGHLb3WiqWdrfUBw2r3lejjz Войти через социальную сеть

Пожалуйста, подождите… Укажите email Укажите имя или псевдоним Укажите пароль Для регистрации на сайте Вы должны принять Правила сообщества Для редактирования профиля необходимо авторизоваться на сайте Укажите корректный Email material_dobavlen_v_izbrannoe Добавить в избранное Убрать из избранного Пароли не совпадают Задайте пароль для входа на сайт Хороший пароль должен содержать строчные, заглавные латинские буквы и цифры. Рекомендуется добавлять знаки препинания и задавать длину пароля не менее 8 символов Спасибо за Ваш голос! Добавить +1 Убрать +1 Выберите вариант ответа

Место

Вход на сайт

Войти через социальную сеть:

>

Вид спорта
Футбол
Амплуа
Спортсмен
Действующий
Да
Место рождения
Минск
Дата рождения
4 ноября 1986 (35 лет)
Пол
мужской
Рост, см
174
Вес, кг
74

Игроки » История » Официальный сайт » ФК БАТЭ

Михаил Афанасьев дебютировал в БАТЭ, когда ему еще не исполнилось и 17 лет. Его берегли, пестовали, лишь периодически выпускали на замены, полагая, что к взрослому футболу надо привыкать постепенно.

Но даже тогда, когда Михаил появлялся на поле, его стремительные фланговые рейды (а Михаил обладал реактивной скоростью) наводили ужас на соперников. К сожалению, раскрыть свой недюжинный потенциал в БАТЭ Афанасьеву было не суждено: вскоре он сменил клубную прописку, подписав контракт с МТЗ-РИПО. В принципе 18-летнего парня можно было понять. После чемпионата-2004 произошел большой отток футболистов из нашего клуба. Борисовская дружина переживала самый сложный период в своей истории. Кто-то из игроков пошел за Юрием Пунтусом, который после 9 лет продуктивной работы в БАТЭ решился на перемены. Кто-то посчитал, что готов к самостоятельному плаванию. Афанасьев выбрал первый путь — он принял предложение тренера, которому был многим обязан.

После МТЗ-РИПО в карьере Афанасьева были российские клубы. Не найдя счастья на легионерских хлебах, в 2011-м Михаил вернулся на родину. Но уровень его игры пока не тот — слишком многое было потеряно за последние годы.

Хотя периодически, особенно в матчах против БАТЭ, Афанасьев напоминает себя прежнего…

Михаил Афанасьев — участник финального турнира молодежного чемпионата Европы, который в июне-2009 проходил в Швеции. Всего на счету Михаила 47 игр (больше всех!) в составе белорусской «молодежки» и 11 забитых в ней голов (тоже больше всех!).

Контент отсутствует

Контент отсутствует

Контент отсутствует

Контент отсутствует

Страница президента РБА

«Сегодня амбициозная задача Российской библиотечной
ассоциации — взять в свои руки судьбу библиотек. РБА
должна быть единственным полномочным выразителем
профессионального общественного мнения»

(М. Д. Афанасьев)


15 мая 2017 года на Всероссийском библиотечном конгрессе: XXII Ежегодной Конференции Российской библиотечной ассоциации в Красноярске президентом РБА на 2017–2020 годы был избран Михаил Дмитриевич Афанасьев, директор Государственной публичной исторической библиотеки России.

Интервью и выступления (выборочно):

  • «Пандемия и будущее библиотек» (видеозапись: интервью для портала «Green City TV», июнь 2020 года)
  • Заседание Секции «Новая реальность и библиотеки»
    на Онлайн-форуме «Книжный мир в новой реальности» (видеозапись: М. Д. Афанасьев — спикер и модератор)
  • «Библиотекарь — это миссия» (видеозапись: интервью для портала Библио TV, март 2019 года)
  • «О роли региональных библиотек в развитии библиотечного дела России» (видеозапись: выступление на Межрегиональной научно-практической конференции «Библиотечное пространство. Читатель. Время»: к 185-летию Национальной библиотеки Республики Карелия», октябрь 2018 года)
  • «Кадры для нас — главный вопрос» (электронная версия печатного материала, интервью для журнала «Университетская книга», май 2018 года)
  • «Перемены в работе библиотек: границы возможного» (видеозапись: выступление на Ежегодном совещании руководителей федеральных и центральных региональных библиотек России, ноябрь 2017 года)
  • «От какого наследия мы отказываемся: взгляд на советское прошлое из постсоветской России» (видеозапись: выступление на VI Всероссийском Форуме публичных библиотек, ноябрь 2017 года)
  • «Кадры для нас — главный вопрос» (электронная версия печатного материала, интервью для журнала «Университетская книга», май 2018 года)
  • Библиотека и книга в мире культуры и цифровой реальности (электронная версия печатного материала, интервью для журнала «Библиотековедение», декабрь 2017 года)

Михаил Афанасьев стал и.

о. руководителя исполкома Зеленодольского района РТ

(Зеленодольск, 18 сентября, «Татар-информ», Екатерина Ларионова). Экс-глава Лаишевского района Татарстана Михаил Афанасьев стал и.о. руководителя исполкома Зеленодольского района РТ. Об этом стало известно на заседании районного совета под председательством Премьер-министра РТ Алексея Песошина. 

«Михаил Павлович обладает практикой успешного управления, развития пригородных территорий, что актуально и для Зеленодольского района. Уверен, что наработанный опыт будет полезен в дальнейшем укреплении экономики Зеленодольского района и Зеленодольска, улучшении инвестиционного климата территорий, деловой активности населения и дальнейшего повышения качества жизни зеленодольцев», — заявил Песошин.

Кандидатуру Михаила Афанасьева на пост руководителя Зеленодольского муниципального района предложил Президент Татарстана Рустам Минниханов. 

«Волею судьбы по поручению Президента РТ я с вами. Хотел бы сказать, что 9 лет работы главой дали мне определенный опыт. Зеленодольский район, конечно, более крупная территория и большой объем работы. Думаю, что опираясь на депутатов, руководителей предприятий, промышленников и глав сельских поселений, мы будем продолжать работу, побеждать и двигаться вперед. Задача у нас одна и простая — работать на созидание и для улучшения качества жизни наших людей», — отметил Афанасьев, обращаясь к депутатам.

По словам экс-главы Зеленодольского района, депутата Госсовета РТ Александра Тыгина, Зеленодольск ждет большое и светлое будущее во главе с Михаилом Афанасьевым. Он также подчеркнул, что работы в районе осталось очень много, как много и незавершенных проектов. К примеру, строительство бассейна в Васильево.

Михаил Афанасьев родился 29 января 1971 года в Чистопольском районе ТАССР. Закончил Казанскую государственную академию ветеринарной медицины им. Баумана, где позже стал заместителем декана зооинженерного факультета. В 1999 году стал региональным представителем компании «ДеЛаваль» в Республике Татарстан, впоследствии возглавив обособленное подразделение компании в Казани.

С июня по июль 2010 года был первым замруководителя, и.о. руководителя исполнительного комитета Лаишевского района. С июля по октябрь 2010-го — руководителем исполкома Лаишевского района.

Афанасьев возглавил Лаишевский район в октябре 2010 года. Является заслуженным работником сельского хозяйства РТ.

Ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что Михаил Афанасьев покинул пост главы Лаишевского района РТ.

Афанасьев Михаил | ВнутриСамбо

Мастер Спорта СССР по самбо/Заслуженный работник МВД СССР/Полковник милиции в отставке/Участник боевых действий в Афганистане/Начальник отдела уголовного розыска Витебского УВД

Афанасьев Михаил Иванович

Дата и место рожденияСубъект,город,клубСпортивное званиеТренерыВоспоминанияБиография

Могилевская обл. , г.Мстиславль

Могилевская обл., г.Мстиславль

г.Витебск

г.Минск

Мастер Спорта СССР по самбо

Виктор Прокофьевич Михайлик

…Чудная новогодняя ночь. Легкий морозец. Тишайшие снежинки танцуют в свете фонарей. Не ночь, а сказка. Михаил Иванович с братом не спеша идут по проспекту к площади Победы. На душе у начальника отдела уголовного розыска УВД Витебской области легко и празднично.Вышли на площадь. И вдруг крики. Двое парней гонятся за девушками. «Эй, ребята, не надо портить праздник!» — попытался их образумить Михаил Иванович. «А пошел ты»… И мат. Мат на Михаила Ивановича действует, как красная тряпка. Он бросился на выручку девушкам. А к хулиганам подоспела подмога. Еще трое «героев». У одного из них — нож. За считанные минуты полковник уложил их, как снопы на току. Вырубил на 20 минут, пока не прибыл наряд милиции. На лицах хулиганов даже царапин не осталось. Зато остались потом рубцы на душе полковника. Его обвинили в превышении служебных полномочий. У хулиганов оказались именитые родители. Во что бы то ни стало им хотелось наказать строптивого полковника. Не вышло. А вот когда на совещании он одернул генерала, крывшего матом своих подчиненных: «Товарищ генерал, прошу вести себя, как подобает офицеру», со службой пришлось распрощаться. Хоть и ждали его генеральские погоны…

А банда Матвеева, совершавшая грабежи и насилие на территории четырех областей… По циничности и жестокости они превзошли самых лютых зверей. Но вот появилась зацепка: водитель такси проговорился друзьям, что отвозил клиентов на Минщину, Могилевщину и те с ним щедро расплачивались. Нашли таксиста, допросили… Поначалу он отпирался. Но когда у него дома обнаружили спрятанную в радиоприемнике приличную сумму денег, во всем признался. Знал он, правда, немного. Одного из тех, кого подвозил, называли москвичом. Живет в общежитии. «Да, такой проживает, — подтвердили там. — Но он только что ушел с чемоданом». «Давай на вокзал!» — скомандовал Михаил Иванович. Едва отъехали от общежития, как таксист указал на парня с чемоданом: «Это — он». Взяли — и в управление…

Подельник москвича работал на стройке. Здоровый детина. Метра два ростом. «Валера, надо поговорить, — вызвал его Афанасьев. Когда тот подошел, Михаил Иванович, глядя бандиту в глаза, заявил: «Я — начальник уголовного розыска. Пришел за тобой». А до машины метров 70… «Схватит сейчас кусок трубы или арматуры… А я без оружия», — мелькнуло в голове. Тело бандита напряглось, как у хищника, почуявшего опасность. Афанасьев это ощутил почти физически. «Ты — мразь, — сказал он преступнику. — Ты грабил и насиловал. У меня одно желание: чтобы ты побежал и я пристрелил тебя»… Бандит не побежал.

   А через день взяли главаря банды. Афанасьев первым ворвался в дом, где прятался бандит. Прекрасно зная, что тот будет стрелять. Полковник не прятался за спины своих ребят. Всегда шел первым. За все годы службы он ни разу не применил оружия. Применишь — можешь сам оказаться в тюрьме. Спасало самбо.

Окончил юридический факультет Белорусского государственного Университета.

Выполнял оперативную работу профессионального разведчика в Афганистане, отмечен 3 наградами.

7 лет работал Начальником отдела уголовного розыска Витебского Управления Внутренних дел.

Возглавлял управление уголовного розыска МВД БССР.

Заслуженный работник МВД СССР.

Полковник милиции в отставке.

Имеет 17 государственных наград, в том числе — медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». 

 

Михаил Афанасьев Вики, биография, состояние, возраст, семья, факты и многое другое

Вы найдете всю основную информацию о Михаиле Афанасьеве. Прокрутите вниз, чтобы получить полную информацию. Мы расскажем вам все о Михаиле. Оформить заказ Михаил  Вики   Возраст, Биография, Карьера, Рост, Вес, Семья . Получайте вместе с нами новости о ваших любимых знаменитостях. Время от времени мы обновляем наши данные.

БИОГРАФИЯ

Михаил Афанасьев — известная Знаменитость.Михаил родился 4 ноября 1986 года в Минске, Белорусская ССР. По состоянию на 2018 год Михаилу Афанасьеву 31 год. Михаил Афанасьев входит в знаменитый список Celebrity .

Wikifamouspeople включил Михаила Афанасьева в список популярных знаменитостей. Михаил Афанасьев также указан вместе с людьми, родившимися 4 ноября 86 года. Одна из драгоценных знаменитостей, перечисленных в списке знаменитостей.

О Михаиле Мало что известно об образовании и детстве.Мы сообщим вам в ближайшее время.

Детали
Имя Михаил Афанасьев
Возраст (на 2018 г.) 31 год
Профессия Знаменитости
Дата рождения 4 ноября 86
Место рождения Минск, Белорусская ССР
Национальность Минск

Михаил Афанасьев Чистая стоимость

Основным источником дохода Михаила является Знаменитость. В настоящее время у нас недостаточно информации о его семье, отношениях, детстве и т. д. Мы скоро обновим.

Предполагаемый собственный капитал в 2019 году: 100 000–1 000 000 долларов (приблизительно)

Михаил Возраст, рост и вес

Михаил Параметры тела, рост и вес пока не известны, но мы скоро обновим.

Семья и отношения

Мало что известно о семье и отношениях Михаила. Вся информация о его личной жизни скрыта. Мы сообщим вам в ближайшее время.

Факты

  • Михаил Афанасьев возраст 31 год. по состоянию на 2018 год
  • День рождения Михаила 4 ноября 86 года.
  • Знак Зодиака: Скорпион.
  •  

     

    ——– Спасибо ——–

    Возможность влияния

    Если вы модель, пользователь Tiktoker, влиятельный человек в Instagram, модный блоггер или любой другой влиятельный человек в социальных сетях, который хочет получить потрясающее сотрудничество. Затем вы можете присоединиться к нашей группе Facebook под названием « Influencers Meet Brands ». Это платформа, на которой влиятельные лица могут встречаться, сотрудничать, получать возможности сотрудничества от брендов и обсуждать общие интересы.

    Мы объединяем бренды с талантами в социальных сетях для создания качественного спонсируемого контента

    «Присоединяйтесь сюда»

    Родственные

    Родственные

Афанасьев


Главная — Поиск — Обзор — Алфавитный указатель: 0- 1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9
A- B- C- D- E- F- G- H- I- J- K- L- M- N- O- P- Q- R- S- T- U- V- W- X- Y- Z
Афанасьев Виктор Михайлович
Российский летчик-испытатель космонавт 1985-2006 гг.555 кумулятивных дней в космосе. Летчик-испытатель Бурана, 1985-1987 гг. Передан в ЦПК в 1987 г. Позывной: Дербент (Дербент — город России)

. Состояние : Неактивно; Действовал с 1985 по 2006 год. Родился : 1948-12-31. Космические полеты : 4 . Общее время в космосе : 555,77 дня. Место рождения : Брянск.

Отряд: ЦПК-9. Дата отправления: 17 апреля 2006 г.

Официальная биография НАСА на июнь 2016 г.: АФАНАСЬЕВ ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ (ПОЛКОВНИК ВВС РОССИИ)
КОСМОНАВТ-ИСПЫТАТЕЛЬ Ю.Ю.ЦЕНТР ПОДГОТОВКИ КОСМОНАВТОВ А. ГАГАРИНА

ЛИЧНЫЙ НОМЕР: Родился 31 декабря 1948 года в г. Брянске, Россия. Женат на Елене Я. Афанасьева 1952 г.р. У них двое детей. Его отец, Михаил З. Афанасьев, умер. Его мать, Мария Сергеевна Афанаасьева, проживает в г. Меркульево Брянской области, Россия. Рекреационные интересы Виктора включают футбол, плавание и туризм.

ОБРАЗОВАНИЕ: В 1970 г. окончил Качинское военное училище летчиков, в 1980 г. — Авиационный институт имени Орджоникидзе, г. Москва.

ОСОБЫЕ НАГРАДЫ: Герой Советского Союза; Летчик-космонавт СССР.

ОПЫТ РАБОТЫ: С 1970 по 1976 год служил в строевых частях ВВС в должностях летчика, старшего летчика, командира звена самолета. С 1976 по 1977 год посещал Центр подготовки летчиков-испытателей. С 1977 по 1988 годы служил летчиком-испытателем и старшим летчиком-испытателем в Государственном научно-испытательном институте имени Валерия Чкалова. Виктор Афанасьев имеет удостоверение военного летчика-испытателя 1-го класса. Он налетал более 2000 часов на более чем 40 различных самолетах.

ЦПК ОПЫТ РАБОТЫ: С 1985 по 1987 Виктор Афанасьев проходил курс базовой космической подготовки в Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина на заочной основе. В 1988 году он явился в ЦПК и перешел на курсы повышения квалификации. С февраля 1989 года Афанасьев проходил подготовку к космическому полету на орбитальной станции «Мир» в качестве командира дублирующего экипажа космического корабля «Мир-7».

Налетал 175 суток во время своего первого космического полета (2 декабря 1990 г. — 26 мая 1991 г.) в качестве командира космического корабля «Мир-8».В программу миссии входил совместный полет с японским и британским экипажем. Он совершил 4 выхода в открытый космос общей продолжительностью 20 часов 55 минут.

С 8 января по 9 июля 1994 года Афанасьев участвовал в космическом полете на ТПК «Союз-ТМ-18» и ОК «Мир» в качестве командира космического корабля «Мир-15».

Октябрь 1996 г. — январь 1998 г. Афанасьев проходил подготовку к полету Мир-25 в качестве командира дублирующего экипажа. Миссия должна была включать программы NASA-7 и Pegasus (CNES).

С марта 1998 года проходил подготовку в качестве командира основного экипажа корабля «Мир-27». С 20 февраля по 28 августа 1999 года участвовал в 189-суточном космическом полете на корабле «Союз-ТМ» и орбитальной станции «Мир». Совершил 3 выхода в открытый космос.

Полковник Афанасьев — ветеран 3-х длительных вылетов. Он провел в космосе более 545 дней и совершил 7 выходов в открытый космос общей продолжительностью 38,55 часов. Имеет удостоверение космонавта 1 класса.

В настоящее время Виктор Афанасьев назначен в дублирующий экипаж МКС «Такси-1».

ФЕВРАЛЬ 2001


Подробнее на : Афанасьев.
Семья : Космонавт. Страна : Россия. Космический корабль : МКС, Мир. Рейсы : Союз ТМ-8А, Союз ТМ-10, Союз ТМ-11, Союз ТМ-11 Косморепортер, Союз ТМ-17, Союз ТМ-18, Союз ТМ-18 Мир ЛД-4, Союз ТМ-27, Союз ТМ-29, Союз ТМ-29 Мир Стефаник, Союз ТМ-32 МКС ЭП-1, Союз ТМ-33 МКС ЭП-2. Агентство : ВВС. Библиография : 5089.
Фотогалерея

Союз ТМ-11
Афанасьев и Манаров идут к ракете-носителю.
Кредит: РКК Энергия


Мир ТМ-11
Акияма и Афанасьев перед полетом.
Кредит: РКК Энергия



1948 31 декабря — .
  • Рождение Виктора Михайловича Афанасьева — . Нация : Россия. Связанные лица : Афанасьев.

    Российский летчик-испытатель космонавт 1985-2006 гг. 555 кумулятивных дней в космосе. Летчик-испытатель Бурана, 1985-1987 гг. Переведен в ЦПК в 1987 г. Позывной: Дербент (Дербент — город в России) 4 полета, налет 555,8 суток. Летал на орбиту на кораблях «Союз ТМ-11» (1990 г.), «Союз ТМ-18», «Союз ТМ-29», «Союз ТМ-33».


1971 28 июня — .
  • Союз-11 День 23 — . Нация : Россия. Связанные лица : Афанасьев, Добровольский, Карас, Келдыш, Мишин, Пацаев, Волков. Программа : Салют. Рейс : Союз 11. Космический корабль : Салют-1, Союз 7КТ-ОК.

    Космонавты должны быть предельно осторожны при переводе «Салюта» в режим хранения. Вместе с землей они просматривают контрольный список, чтобы убедиться в отсутствии ошибок. Станция «Салют» намного удобнее, чем «Союз», но миссия показала, что она нуждается во многих улучшениях, в том числе: блоке сброса жидкости со станции; солнечные батареи и научные инструменты, которые могут автоматически наводиться на солнце или их цель и стабилизироваться; улучшенная секция управления; улучшенные условия для отдыха экипажа. Только с такими доработками можно будет совершать полеты продолжительностью два месяца и дольше. И такие рейсы будут отрабатываться лет десять, а не до конца года, как утверждает Мишин. Каманин считает, что в 1972 году можно будет продлить полеты до 40—60 дней, но это будет тогда многолетний рекорд. Больше было бы равносильно тому, чтобы пробежать 100 км, а затем рухнуть и умереть — Советскому Союзу не нужны такие рекорды!

    Крупные шишки прибывают из Москвы на посадку.Но Афанасьев, Келдыш, Мишин и Карась остаются на космодроме для расследования аварии Н1.


1971 7 июля — .
  • Последняя запись в дневнике Каманина на службе. — . Нация : Россия. Связанные лица : Афанасьев, Брежнев, Бушуев, Добровольский, Хрущев, Мишин, Пацаев, Сербин, Смирнов, Устинов, Волков. Программа : Салют. Рейс : Союз 11. Автобус космического корабля : Союз. Космический корабль : Союз 7КТ-ОК.

    Каманин в ярости. Из 25 совершивших полеты космонавтов пятеро похоронены в Кремлевской стене, один на Новдевичьем кладбище, 19 до сих пор в строю. Эти смерти связаны с некомпетентным управлением Устинова, Сербина, Смирнова, Мишина, Афанасьева, Бушуева и Сербина. Некоторые пытаются обвинить Каманина или космонавтов, говоря, что вентиляционное отверстие можно было заткнуть пальцем, если бы экипаж был должным образом обучен.Другие винят команду по-другому. Но главная проблема уже поднималась рано и неоднократно ВВС и Кутаховым — экипаж никогда не должен был летать без скафандров! Это продолжается уже семь лет. Хрущев, Брежнев, Устинов, Смирнов — все писали о своем страхе перед опасными космическими полетами. Но это были те самые руководители, которые выступали за категорический отказ от необходимости полета экипажа в скафандрах. От необходимости костюмов отказался сначала Королев, потом Мишин.Они продолжали говорить, что сотни пилотируемых и автоматических космических аппаратов летали без разгерметизации.

    Идея заткнуть вентиляционное отверстие пальцем абсурдна. Если бы они это сделали, у них было бы всего 15–17 минут, чтобы решить проблему до начала перегрузок. Представьте себе реальную ситуацию — ретрофаер был в норме — модуль БО вылетел за борт — вдруг загорелась лампочка нажатия на предупредительной панели! Добровольский проверяет люк, но это не люк, и есть всего 25-30 секунд, пока они все не потеряют сознание.Волков и Пацаев расстегивают ремни и включают радио. Свист воздуха слышен только у места командира — там, где находится вентиляционный клапан. Каманин прекращает вести дневниковые записи на два года после этой даты.


1985 1 августа — .
  • Буран Выбрана 2-я группа подготовки космонавтов. — . Нация : Россия. Связанные лица : Афанасьев, Арцебарский, Манаков. Для подготовки к пилотируемым полетам на космическом корабле «Буран» были отобраны опытные летчики-испытатели..

1989 апрель — .
1990 1 августа — . 09:32 по Гринвичу — . Стартовая площадка : Байконур. Стартовый комплекс : Байконур LC1. LV Семейство : R-7. Ракета-носитель : Союз-У2.
  • Союз ТМ-10 — . Позывной : Вулкан (Вулкан). Экипаж : Манаков, Стрекалов. Дублирующая бригада : Афанасьев, Манаров. Полезная нагрузка : Союз ТМ б/н 61А. Масса : 7 150 кг (15 760 фунтов). Нация : Россия. Агентство : МАМА. Программа : Мир. Класс : Пилотируемый. Тип : Пилотируемый космический корабль. Рейс : Союз ТМ-10, Союз ТМ-9. Автобус космического корабля : Союз. Космический корабль : Союз ТМ. Продолжительность : 130,86 дня. Дата распада : 10-12-1990. Сб Cat ВВС США: 20722. КОСПАР : 1990-067A. Апогей : 219 км (136 миль). Перигей : 198 км (123 мили). Наклон : 51,60 град. Период : 88,70 мин.

    Укомплектован двумя экипажами. Стыковался с Миром. Экспедиция Мир ЭО-07. На орбитальную пилотируемую станцию ​​»Мир» доставлен экипаж в составе космонавтов Г.М. Манакова и Г.М. Стрекалова для выполнения программы геофизических и астрофизических исследований, биологических и биотехнологических экспериментов, работ по космическому материаловедению.


1990 2 декабря — . 08:13 по Гринвичу — . Стартовая площадка : Байконур. Стартовый комплекс : Байконур LC1. LV Семейство : R-7. Ракета-носитель : Союз-У2.
  • Союз ТМ-11 — . Позывной : Дербент (Дербент — российский город). Экипаж : Афанасьев, Акияма, Манаров. Дублирующая бригада : Арцебарский, Кикучи, Крикалев. Полезная нагрузка : Союз ТМ, серийный номер 61. Масса : 7150 кг (15760 фунтов). Нация : Россия. Агентство : МАМА. Программа : Мир. Класс : Пилотируемый. Тип : Пилотируемый космический корабль. Рейс : Союз ТМ-10, Союз ТМ-11, Союз ТМ-11 Косморепортер. Автобус космического корабля : Союз. Космический корабль : Союз ТМ. Продолжительность : 175,08 дней. Дата распада : 1991-05-26 . USAF Sat Cat : 20981. КОСПАР : 1990-107A. Апогей : 400 км (240 миль). Перигей : 367 км (228 миль). Наклон : 51,60 град. Период : 92,20 мин.

    Состыкован с Миром. Экспедиция Мир ЭО-08. Доставлен на орбитальную пилотируемую станцию ​​«Мир» международный экипаж в составе космонавтов В.М. Афанасьева, М.Х. Манарова и Т. Акиями (Япония) для выполнения совместных работ с космонавтами Г.М. Манаковым и Г.М. Стрекаловым.Запущен совместно с частной японской компанией TBS. В итоге японская телекомпания заплатила 28 миллионов долларов за первый коммерческий полет на «Мир», чтобы доставить Акияму, первого журналиста в космос, на борту корабля «Союз ТМ-11». Акияма ежедневно вел телепередачи.


1991 7 января — . 17:03 мск — .
1991 23 января — . 10:59 по Гринвичу — .
1991 26 января — . 09:00 мск — .
1991 26 апреля — .20:29 мск — .
1991 26 мая — .
1 июля 1993 г. — . 14:32 мск — . Стартовая площадка : Байконур. Стартовый комплекс : Байконур LC1. LV Семейство : R-7. Ракета-носитель : Союз-У2.
  • Союз ТМ-17 — . Позывной : Сириус (Sirius). Экипаж : Эньер, Серебров, Циблиев. Дублирующая бригада : Афанасьев, Андре-Деше, Усачев. Полезная нагрузка : Союз ТМ, серийный номер 66. Масса : 7150 кг (15760 фунтов). Нация : Россия. Агентство : МАМА. Программа : Мир. Класс : Пилотируемый. Тип : Пилотируемый космический корабль. Рейс : Союз ТМ-16, Союз ТМ-17, Союз ТМ-17 Альтаир. Автобус космического корабля : Союз. Космический корабль : Союз ТМ. Продолжительность : 196,74 дня. Дата распада : 14 февраля 1994 г. Сб Cat ВВС США: 22704. КОСПАР : 1993-043A. Апогей : 397 км (246 миль). Перигей : 388 км (241 миль). Наклон : 51,60 град. Период : 92,40 мин.

    Мир Экспедиция ЭО-14. Возил на «Мир» Василия Циблиева, Александра Сереброва, Жан-Пьера Эньера; вернули Сереброва, Циблиева на Землю. «Прогресс М-18» отстыковался от переднего порта «Мира» около 17:25 по Гринвичу 3 июля, а «Союз ТМ-17» пристыковался к тому же порту только через 20 минут в 17:45 по Гринвичу.


1994 8 января — . 10:05 по Гринвичу — . Стартовая площадка : Байконур. Стартовый комплекс : Байконур LC1. LV Семейство : R-7. Ракета-носитель : Союз-У2.
  • Союз ТМ-18 — . Позывной : Дербент (Дербент — российский город). Экипаж : Афанасьев, Поляков, Усачев. Дублирующая бригада : Арзамазов, Маленченко, Стрекалов. Полезная нагрузка : Союз ТМ, серийный номер 67. Масса : 7150 кг (15760 фунтов). Нация : Россия. Агентство : МАМА. Программа : Мир. Класс : Пилотируемый. Тип : Пилотируемый космический корабль. Рейс : Союз ТМ-17, Союз ТМ-18, Союз ТМ-18 Мир ЛД-4. Автобус космического корабля : Союз. Космический корабль : Союз ТМ. Продолжительность : 182,02 дня. Дата распада : 09.07.1994 . Сб Cat ВВС США: 22957. КОСПАР : 1994-001A. Апогей : 335 км (208 миль). Перигей : 244 км (151 миль). Наклон : 51,60 град. Период : 90,10 мин. Экспедиция Мир ЭО-15. Пристыковался к модулю «Квант» 10 января в 11:15 мск. Доставлен на орбитальную станцию ​​«Мир» экипаж в составе космонавтов В.М. Афанасьева, Ю.В. Усачева и В.В. Полякова для пятнадцатой основной экспедиции.

9 июля 1994 г. .
1998 29 января — . 16:33 мск — . Стартовая площадка : Байконур. Стартовый комплекс : Байконур LC1. LV Семейство : R-7. Ракета-носитель : Союз-У-ПВБ.
  • Союз ТМ-27 — . Позывной : Кристалл. Экипаж : Бударин, Эйхартс, Мусабаев. Дублирующая бригада : Афанасьев, Эньер, Трещев. Полезная нагрузка : Союз ТМ б/н 76. Масса : 7 250 кг (15 980 фунтов). Нация : Россия. Агентство : РАКА. Производитель : Королевское бюро. Программа : Мир. Класс : Пилотируемый. Тип : Пилотируемый космический корабль. Рейс : Союз ТМ-26, Союз ТМ-27, Союз ТМ-27 Мир Пегасе, STS-86 Мир НАСА-5, СТС-89, STS-89 Мир НАСА-6. Автобус космического корабля : Союз. Космический корабль : Союз ТМ. Продолжительность : 207,53 дня. Дата распада : 1998-08-25 . Сб Cat ВВС США: 25146. КОСПАР : 1998-004A. Апогей : 373 км (231 миль). Перигей : 363 км (225 миль). Наклон : 51,70 град. Период : 91,90 мин.

    «Союз ТМ-27» с экипажем «Мир ЭО-25» и французским астронавтом Леопольдом Эйхартсом. НАСА и Российское космическое агентство надеялись, что «Союз ТМ-27» сможет состыковаться с «Миром», пока «Индевор» все еще был там, в результате чего на борту экипажа было 13 человек, что стало рекордом, который продержался бы годы или десятилетия.Но французы наложили на это вето, заявив, что суматоха и потерянное время разрушат экспериментальную программу Eyharts Pegase. «Союз ТМ-27» пристыковался к порту модуля «Квант» в 17:54 по Гринвичу 31 января 1998 года, менее чем за пять часов до приземления «Индевора» во Флориде.

    Соловьев передал командование «Миром» командиру ЭО-25 Мусабаеву, а экипаж «Мира ЭО-24» и Эйхартс отстыковались от передового порта «Мира» в 05:52 по Гринвичу 19 февраля на борту корабля «Союз ТМ-26» для возвращения домой. 20 февраля экипаж ЭО-25 и Энди Томас из миссии НАСА-7 поднялись на борт корабля «Союз ТМ-27» и отстыковались от порта Квант в 08:48 по Гринвичу.Они перестыковались с передовым портом на Мире в 09:32 по Гринвичу. Это освободило порт Квант для пробной перестыковки грузового корабля «Прогресс М-37», стоявшего на следующей орбите с «Миром» во время передачи экипажа.


1999 20 февраля — . 04:18 по Гринвичу — . Стартовая площадка : Байконур. Стартовый комплекс : Байконур LC1. LV Семейство : R-7. Ракета-носитель : Союз-У-ПВБ.
  • Союз ТМ-29 — . Позывной : Дербент. Экипаж : Афанасьев, Белла, Эньер. Полезная нагрузка : Союз ТМ, серийный номер 78. Масса : 7250 кг (15980 фунтов). Нация : Россия. Связанные лица : Афанасьев, Белла, Эньер. Агентство : РАКА. Производитель : Королевское бюро. Программа : Мир. Класс : Пилотируемый. Тип : Пилотируемый космический корабль. Рейс : Союз ТМ-28, Союз ТМ-28 Мир ЭО-26/-27, Союз ТМ-29, Союз ТМ-29 Мир Стефаник. Автобус космического корабля : Союз. Космический корабль : Союз ТМ. Продолжительность : 188,85 дней. Дата распада : 1999-08-28 . Сб Cat ВВС США: 25632. КОСПАР : 1999-007A. Апогей : 357 км (221 миль). Перигей : 341 км (211 миль). Наклон : 51,60 град. Период : 91,52 мин.

    «Союз ТМ-29» состыковался с кораблем «Мир» 22 февраля в 05:36 мск. Поскольку два места экипажа были проданы (в Словакию и Францию), Афаньев был единственным российским космонавтом на борту.Это означало, что русский инженер Авдеев, уже находившийся на борту «Мира», должен был принять задание двойной длины. После вылета 27 февраля командира экипажа ЭО-26 Падалки и словацкого космонавта Беллы на борту корабля «Союз ТМ-28» новый экипаж ЭО-27 «Мир» состоял из Афанасьева в качестве командира, Авдеева в качестве инженера и французского космонавта Эньера. После продолжительной миссии и трех выходов в открытый космос последний боевой экипаж на борту «Мира» готовился к возвращению. Станция была отключена и подготовлена ​​к режиму свободного дрейфа.


16 апреля 1999 г. — . 04:37 по Гринвичу — .
1999 23 июля — . 11:06 по Гринвичу — .
1999 28 июля — . 09:37 мск — .
1999 28 августа — .
  • Посадка корабля «Союз ТМ-29» — . Обратный экипаж : Афанасьев, Авдеев, Эньер. Нация : Россия. Связанные лица : Афанасьев, Авдеев, Эньер. Программа : Мир. Рейс : Союз ТМ-28 Мир ЭО-26/-27, Союз ТМ-29.

    Люк между «Миром» и «Союзом» был закрыт в 18:12 по Гринвичу 27 августа 1999 года. «Союз ТМ-29» отстыковался от «Мира» в 21:17 по Гринвичу с Афанасьевым, Авдеевым и Эньере на борту. Экипаж ЭО-27 приземлился в Казахстане в 00:35 по Гринвичу 28 августа. Афанасьев установил новый космический рекорд по сумме времени, но впервые с сентября 1989 года в космосе не было людей.


20 сентября 2001 г. — .
  • Отчет о статусе ISS: ISS 01-31 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Джетт, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : STS-105 МКС ЭО-3.

    Третий экипаж экспедиции Международной космической станции — командир Фрэнк Калбертсон, пилот Владимир Дежуров и бортинженер Михаил Тюрин — на этой неделе провел оснащение и активацию последнего дополнения к станции — четырехтонного российского шлюза и стыковочного узла «Пирс», прибывших на орбитальный комплекс. Воскресенье. Дополнительная информация : здесь….


2001 26 сентября — .
  • Отчет о статусе ISS: ISS 01-32 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Джетт, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : STS-105 МКС ЭО-3.

    Третий экипаж экспедиции Международной космической станции — командир Фрэнк Калбертсон, пилот Владимир Дежуров и бортинженер Михаил Тюрин — готовится к первому из трех запланированных выходов в открытый космос после сегодняшнего успешного сброса сегмента нового стыковочного порта и шлюза, которые теперь присоединены к орбитальный комплекс. Дополнительная информация : здесь….


2001 3 октября — .
  • Отчет о состоянии ISS: ISS 01-33 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : STS-105 МКС ЭО-3.

    Третий экипаж экспедиции Международной космической станции — командир Фрэнк Калбертсон, пилот Владимир Дежуров и бортинженер Михаил Тюрин — проводит неделю, готовясь к первому из трех выходов в открытый космос в следующий понедельник, чтобы оборудовать новый стыковочный отсек «Пирс» и провести научные эксперименты снаружи служебного модуля «Звезда». Дополнительная информация : здесь….


2001 8 октября — .
  • Отчет о статусе ISS: ISS 01-34 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : STS-105 МКС ЭО-3. Сегодня сборка Международной космической станции (МКС) преодолела еще одну важную веху: два российских космонавта совершили 4-часовой 58-минутный выход в открытый космос за пределы комплекса, чтобы приступить к оснащению новейшего модуля станции. . Дополнительная информация : здесь….

2001 10 октября — .
  • Отчет о состоянии ISS: ISS 01-35 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : STS-105 МКС ЭО-3.

    Завершив один успешный выход в открытый космос, экипаж Третьей экспедиции Международной космической станции (МКС) готовится к следующему, который состоится в понедельник, 1 октября.15. Российские космонавты Владимир Дежуров и Михаил Тюрин проведут эту акцию, аналогичную той, что была проведена в прошлый понедельник, а командир Фрэнк Калбертсон останется внутри, чтобы координировать действия. Это будет 28-й выход в открытый космос в поддержку сборки МКС. Дополнительная информация : здесь….


2001 15 октября — .
  • Отчет о статусе ISS: ISS 01-36 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : STS-105 МКС ЭО-3. Научные исследования переместились сегодня за пределы Международной космической станции, когда два российских космонавта установили различные инструменты за пределами служебного модуля «Звезда» за 5 часов 52 минуты выхода в открытый космос. Дополнительная информация : здесь….

2001 17 октября — .
  • Отчет о статусе ISS: ISS 01-37 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : STS-105 МКС ЭО-3.

    Экспедиция Три члена экипажа готовятся к посадке возвращаемого корабля «Союз» на Международную космическую станцию ​​(МКС) рано утром в пятницу, чтобы вывести его из обращенного к Земле порта модуля «Заря» для первой в истории связи с новым стыковочным отсеком «Пирс». Короткая процедура начнется с расстыковки «Союза» в 5:48 утра по центральному летнему времени и завершится повторной стыковкой в ​​6:06 утра по центральному времени. Дополнительная информация : здесь….


2001 21 октября — .
  • Отчет о статусе ISS: ISS 01-39 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : Союз ТМ-33 МКС ЭП-2, СТС-105 МКС ЭО-3. Два российских космонавта и французский исследователь вылетели сегодня утром с космодрома Байконур в Казахстане в двухдневный полет, чтобы доставить на Международную космическую станцию ​​(МКС) свежий возвращаемый корабль «Союз».. Дополнительная информация : здесь….

21 октября 2001 г. — . 08:59 по Гринвичу — . Стартовая площадка : Байконур. Стартовый комплекс : Байконур LC1. LV Семейство : R-7. Ракета-носитель : Союз-У-ПВБ.
  • Союз ТМ-33 — . Позывной : Дербент. Экипаж : Афанасьев, Андре-Деше, Козеев. Полезная нагрузка : Союз ТМ б/н 207. Масса : 6750 кг (14880 фунтов). Нация : Россия. Связанные лица : Афанасьев, Андре-Деше, Козеев. Агентство : РАКА. Производитель : Королевское бюро. Программа : МКС. Класс : Пилотируемый. Тип : Пилотируемый космический корабль. Рейс : Союз ТМ-33 МКС ЭП-2. Автобус космического корабля : Союз. Космический корабль : Союз ТМ. Продолжительность : 195.79 дней. Дата распада : 05.05.2002 . USAF Sat Cat : 26955. КОСПАР : 2001-048A. Апогей : 397 км (246 миль). Перигей : 386 км (239 миль). Наклон : 51,60 град. Период : 92,40 мин.

    Спасательная шлюпка МКС «Союз ТМ-33» доставила на Международную космическую станцию ​​(МКС) двух российских и одного французского космонавтов. Он пристыковался к МКС в 10:00 UT 23 октября. Этот новый экипаж провел на МКС восемь дней и вернулся на старом Союзе ТМ-32 в 03:59 UT 31 октября. Новый «Союз» должен был оставаться пришвартованным в качестве спасательной шлюпки для многолетнего экипажа МКС из трех (двух российских и одного американского) астронавтов. 5 мая 2002 года, после недели пребывания на борту станции, заезжий экипаж корабля «Союз ТМ-34» пересел на старый корабль «Союз ТМ-33», пришвартованный в порту Пирс. Они отстыковались в 00:31:08 по всемирному координированному времени 5 мая, оставив экипаж ЭО-4 в составе Онуфриенко, Вальца и Берша с новым кораблем «Союз ТМ-34» в качестве спасательного корабля. «Союз ТМ-33» совершил сход с орбиты в 02:57 UTC и успешно приземлился в 03:52 UTC в 25 км к юго-востоку от Аркалыка.


23 октября 2001 г. — .
  • Отчет о состоянии ISS: ISS 01-40 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : Союз ТМ-33 МКС ЭП-2, СТС-105 МКС ЭО-3. Два российских космонавта и французский исследователь прибыли на Международную космическую станцию ​​(МКС) сегодня утром, доставив новый возвращаемый корабль «Союз» для жителей на борту, чтобы начать восемь дней совместных операций и исследований. . Дополнительная информация : здесь….

2001 30 октября — .
  • Отчет о состоянии ISS: ISS 01-41 — . Нация : США. Связанные лица : Афанасьев, Калбертсон, Дежуров, Тюрин. Программа : МКС. Рейс : Союз ТМ-33 МКС ЭП-2, СТС-105 МКС ЭО-3.

    Сегодня вечером два российских космонавта и французский исследователь покинули Международную космическую станцию ​​(МКС), завершив почти восьмидневные эксперименты и совместную деятельность с обитателями станции, доставив свежий возвращаемый корабль «Союз» на орбитальную заставу. Дополнительная информация : здесь….


2001 31 октября — .
  • Посадка корабля «Союз ТМ-32» — . Обратный экипаж : Афанасьев, Андре-Деше, Козеев. Нация : Россия. Связанные лица : Афанасьев, Андре-Деше, Козеев. Программа : МКС. Рейс : Союз ТМ-33 МКС ЭП-2.

    Экипаж ЭП-2 — Афанасьев, Козеев и Андре-Деше — отстыковал «Союз ТМ-32» от модуля «Пирс» в 01:38:30 мск 31 октября. Спуск с орбиты был произведен в 04:04 по Гринвичу, с посадкой в ​​180 км к юго-востоку от Джезказгана в 04:59:26 по Гринвичу. Это оставило экипаж Экспедиции-3 в составе Калбертстона, Дежурова и Тюрина с «Союзом ТМ-33», состыкованным с модулем «Заря», в качестве спасательной шлюпки станции.



Вернуться к началу страницы
Главная — Поиск — Обзор — Алфавитный указатель: 0- 1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9
A- B- C- D- E- F- G- H- I- J- K- L- M- N- O- P- Q- R- S- T- U- V- W- X- Y- Z
© 1997-2019 Марк Уэйд — Контакт
© / Условия использования

определение слова Булгаков в The Free Dictionary

Первая глава романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», написанного в конце 1920–1930-х годов, но впервые опубликованного лишь в 1967–1968 годах, открывается беседой об Иисусе между советским литературным бюрократом Берлиозом и поэтом Бездомным. чье имя переводится на английский как бездомный.«Новодевичье кладбище» начинается «Как странно все-таки тот факт, / Что массовый убийца Каганович / и Михаил Булгаков / делят после смерти один и тот же узкий участок» и заканчивается тем, что старушка со своими вещами в целлофановом мешке задумчиво ходит между надгробиями «Как Вергилий и Данте медленно разговаривают с мертвыми». Читатель проделывает работу по объединению всего этого так же, как это делает диктор поэмы. Здесь похоронены Антон Чехов, Сергей Прокофьев и писатель сталинской эпохи Михаил Булгаков. Затем мы видим, как две главные фигуры религиозного возрождения в России философии Павел Флоренский и Сергей Булгаков развили тринитарные аспекты мысли Потебни.Большинство произведений Михаила Булгакова, выдающегося русского драматурга, романиста и автора рассказов, попали к читателям более чем через двадцать лет после его смерти. узко сатирическим. Одно из самых захватывающих описаний распятия Иисуса, которое неизгладимо отметило то, как я вижу эту сцену мысленным взором, исходит из творческого воображения великого русского романиста Михаила Булгакова в его наиболее известное произведение, известное на английском языке как «Мастер и Маргарита».Мигель де САЛИС АМАРАЛЬ, Dos visiones ortodoxas de la Iglesia: Bulgakov y Florovsky, Eunsa (>, 111), Pamplona 2003, 400 pp. Сергиевский богословский институт в Париже служит фоном для рассказа о жизни и свидетельстве профессора Павла Евдокимова, Матери Мария Скобоцова, отцы Сергий Булгаков, Лев Жилле, Григорий Круг, Николай Афанасьев, Александр Шмеман, Иоанн Мейендорф и Александр Мень.

WashingtonPost.com: Вскрытие Империи

WashingtonPost.com: Вскрытие империи

Вскрытие империи:


Рассказ американского посла о распаде Советского Союза

Джек Ф.Мэтлок младший
Глава первая: Как это случилось?

Перейти к первой главе

Россия — страна с непредсказуемым прошлым. — Юрий Афанасьев, май 1993 г.[1]

Ранним вечером 25 декабря 1991 года Михаил Горбачев прошел через холл из своего кремлевского кабинета и вошел в комнату, украшенную деревянными изделиями орехового цвета, светло-зелеными дамасскими стенами и маркизными портьерами.Обычно эта комната использовалась для приема посетителей, но на этот раз ее ждала съемочная группа.

Горбачев сел за стол напротив телекамер и, когда кремлевские куранты отбили семь ударов, начал свое последнее телеобращение в качестве президента Союза Советских Социалистических Республик. В прошлом большинство его адресов записывались заранее. На этот раз он вышел в прямой эфир.

«Я прекращаю свою деятельность на посту президента СССР», — объявил он, и хотя смысл его заявления был ясен, его выбор слов показался странным.Они подразумевали, что должность президента в государстве под названием Союз Советских Социалистических Республик все еще существовала. Было бы точнее, если бы он заявил, что крах возглавляемого им государства уничтожил прежнюю работу.

ВСКРЫТИЕ ИМПЕРИИ

После своего двадцатиминутного обращения к нации он вернулся в свой кабинет и с удивлением узнал, что советский флаг уже спущен с Кремля. Он предполагал, что это произойдет позже, может быть, в конце года, а не через несколько минут после его отставки.Российский триколор из бело-сине-красных горизонтальных полос должен был быть поднят на место, но возникла проблема. Цветной гвардеец с трудом пристегнул его к ремню и отчаянно возился, прежде чем надежно закрепить его и конвульсивными рывками поднять его на вершину мачты.

Таким образом, Союз Советских Социалистических Республик ушел в историю стремительно, с поспешной и небрежной подготовкой, но тем не менее окончательно.

Новый флаг ознаменовал рождение национального государства, но передача власти еще не была завершена.На протяжении столетий в Успенском соборе, расположенном в нескольких десятках шагов от кабинета президента СССР, короновались русские цари. Корона и скипетр, символы имперского правления, хранились в оружейной палате Кремля после свержения и впоследствии убийства царя Николая II. Однако в 1991 году эмблема власти была более чем символической. Это был не что иное, как ключ к советскому ядерному оружию, обладавшему гораздо большей разрушительной силой, чем мог себе представить любой российский император.Пышность и церемония коронации больше не были нужны, чтобы подчеркнуть власть правителя. Кроме того, получатель, президент России, был нетерпеливым человеком.

Двумя днями ранее президенты Горбачев и Борис Ельцин договорились, что они встретятся в офисе Горбачева сразу после объявления об отставке, чтобы осуществить передачу устройств и кодов, которые контролировали советский ядерный арсенал.

Как и в случае с заменой флага, способ передачи не оправдал ожиданий Горбачева.Когда он вернулся в свой кабинет, его встретил не президент России Ельцин, а министр обороны. Генерал Евгений Шапошников пояснил, что Ельцин был оскорблен некоторыми замечаниями в прощальной речи Горбачева и отказался от встречи с ним, как было договорено. Не было смысла спорить или продлевать агонию. Горбачев распорядился передать портфель с пресловутой ядерной «кнопкой» Шапошникову.

Другие империи, возможно, рухнули под давлением войны или революции, но Советский Союз распался тихо.Контроль над ядерным оружием перешел к новому хозяину обходным путем, почти случайно. За несколько минут, пока большинство американцев открывали подарки или готовили рождественский ужин, Россия заменила Советский Союз в качестве ядерной державы.(2)

Россия, которая взяла на себя контроль над всеми центральными советскими институтами и заняла советское место в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций, содержала лишь немногим более половины населения бывшего Советского Союза. Отныне более 140 миллионов человек, бывших советскими гражданами в начале 1991 года, будут жить не в России, а в других странах.Три прибалтийских государства — Эстония, Латвия и Литва — были признаны независимыми четырьмя месяцами ранее. Теперь остальные двенадцать бывших союзных республик тоже были предоставлены сами себе.

Как только Горбачев закончил свое телеобращение, Давид Чикваидзе, помощник, помогавший договориться с телевизионщиками, вернулся в свой кабинет этажом ниже и опустился в кресло. Он, конечно, знал, что произойдет, но теперь это случилось. В течение двух часов он смотрел на вой, глубоко размышляя о неопределенном будущем.

Родившийся и выросший в Грузии, он был блестящим молодым советским дипломатом. Благодаря своему жизнерадостному характеру, готовности помочь и идеальному американскому английскому он стал любимцем вашингтонцев во время своего предыдущего визита в советское посольство. Теперь он обнаружил, что больше не знает, кто он такой. Гордый и патриотичный грузин, он верой и правдой служил советскому правительству. И Тбилиси, и Москву он считал своим домом. Он и его жена позаботились о том, чтобы их сын сначала заговорил по-грузински, а уж потом выучил другие языки.

До этого момента это не было проблемой. Он был грузином и он был советским, и в этом не было противоречия. Будет ли он теперь вынужден выбирать? Он был счастлив быть грузином, но он также считал себя частью большой страны, а той страны больше не существовало. Что теперь? Должен ли он, может ли он остаться в Москве и стать гражданином России? Должен ли он вернуться домой в Тбилиси и надеяться найти там работу? Если бы он попытался остаться в Москве как «иностранец», ни одна из альтернатив не была бы той, которую он выбрал бы добровольно.

Моя ситуация была совершенно иной, чем у Давида Чикваидзе, но я тоже отреагировал на известие шоком и долгим раздумьем. Моя жена Ребекка и я провели 25 декабря того года в двух местах. Отмечая Рождество вдали от дома в течение многих лет, мы хотели увидеть как можно больше нашей семьи. Поэтому на завтрак мы отправились в дом нашей дочери в Александрии, штат Вирджиния, где собралась ее семья, двое наших сыновей и мой брат. Затем, обменявшись подарками, мы полетели в Форт-Лодердейл к моей матери и нашему младшему сыну, приехавшему из Теннесси.

Рождество — важный день для нашей семьи, потомков южных протестантов. Тем не менее в тот день мои мысли часто отвлекались от религии и семьи. Я знал, что в Советском Союзе приближается решающий момент. Я видел Горбачева в Москве всего за неделю до этого, когда я нашел его, казалось бы, примирившимся с неизбежным, но не полностью понимающим силы, которые вот-вот поглотят его. Я хорошо знал Ельцина и других российских лидеров и считал многих из них личными друзьями.Я также знал их противников и имел среди них друзей. Но больше всего были буквально сотни советских граждан, от парикмахеров и домашней прислуги до поэтов, профессоров, банкиров и законодателей, о которых мы заботились и заботились глубоко. Мы жили среди них много лет и разделяли, по крайней мере косвенно, их горести и надежды; они казались частью нашей большой семьи. Им, как и Давиду Чикваидзе, предстоит испытать на себе последствия того, что произошло в тот день в Москве.

Когда мы поужинали и открыли последние подарки, я удалился в спальню наверху и подключил свой портативный компьютер к телефонной розетке, чтобы проверить сводки новостей из Москвы.Они дали бы мне больше деталей, чем телевидение. Так я узнал об отставке Горбачева и событиях в Москве, в том числе о новом флаге, поднятом над Кремлем.

Чудовищность происшедшего вскоре осозналась. Я ожидал исхода, но я также понимал, что при всем моем знакомстве с обществом и его политиками и моем собственном участии в некоторых из этих событий я не мог с уверенностью объяснить, как именно это случилось. В конце концов, Советский Союз обладал крупнейшей военной машиной, когда-либо созданной на этой планете одним политическим авторитетом.Им управляла явно монолитная партия с беспрецедентными в истории инструментами принуждения. Щупальца его сложной бюрократии проникли в каждую щель жизни его подданных. Его идеология претендовала на то, чтобы раскрыть секрет управления самыми течениями истории. Как такое государство могло просто разрушить себя?

Если бы мне потребовали ответа, я мог бы бойко сказать, что система изначально ошибочна и рано или поздно обречена на провал; его лидеры были виновны в самых чудовищных преступлениях против человечества, и история умеет сводить счеты; экономическая система была иррациональна и не могла конкурировать в современном мире; идеология утратила способность принуждать к вере; попытка использовать военную силу для установления гегемонии и создания «престижа» была обречена на провал — и так далее, поскольку существовало множество правдоподобных утверждений, каждое из которых вполне могло содержать часть ответа, но ни одно из которых на самом деле не соответствовало действительности. объяснить, как и почему это произошло, когда это произошло.

Я понял, что, хотя я, вероятно, знал о политических событиях в Москве за последние семь лет столько же, сколько и любой другой человек, не входящий в советское руководство, я не мог дать честный ответ на вопросы, поднятые распадом СССР. Почему это произошло в конце? 1991 года, а не годы спустя или месяцы раньше? Какие решающие события привели к этому? Был ли когда-либо возможен другой исход? Могла ли советская система измениться так, чтобы просуществовать десятилетия?

Эти вопросы не давали покоя.Если бы я не мог на них ответить. кто мог? Историки, может быть, но только после открытия советских архивов. участники написали свои мемуары, и несколько поколений ученых просеяли и проанализировали записи. Многие подробности, несомненно, станут известны в будущем. Кто бы ни выносил суждение поспешно, он неизбежно ошибался во многих пунктах.

Но даже при их более полной информации будущие историки вряд ли сошлись во мнении о значении изменений. Ведь мы еще спорили о причинах упадка и падения Римской империи, не говоря уже об истоках Первой мировой войны. Такие судьбоносные конвульсии всегда вызывали самые разные толкования.

Однозначные ответы могли быть невозможны, но вопросы оставались важными; хотя бы для того, чтобы помочь нам разобраться с государствами-правопреемниками.

Но не такие утилитарные соображения беспокоили его наиболее настойчиво; это была загадка, которую я чувствовал, что должен понять, но не мог. Любая загадка — это вызов, но тайна, столь важная для моей жизни и работы, была больше, чем вызовом: ее решение было обязанностью. Как я мог понять свою жизнь, посвященную познанию Советского Союза, если я не мог понять его распада? Если бы Советский Союз был просто последним постом в моей дипломатической карьере, я, возможно, не чувствовал бы того же, но большую часть своей взрослой жизни я провел прямо или косвенно, имея дело с Советским Союзом.

Многие люди проявляют живой интерес к стране своих предков, и это естественно. Но у меня не было такого оправдания тому, что оказалось любовью на всю жизнь к русской культуре. Первые Мэтлоки прибыли в Северную Америку в семнадцатом веке из Дербишира, Англия. Это были квакеры, эмигрировавшие ради религиозной свободы. Когда я родился в Гринсборо, штат Северная Каролина, в 1929 году, семья уже не могла вспомнить, как долго мы там жили, а бабушка и дедушка не были уверены, была ли семья первоначально английской или шотландско-ирландской. Они уже не были квакерами, хотя у нас были родственники, которые ими были.

Когда я рос в 1930-х и 1940-х годах, у меня было мало прямых контактов с иностранными культурами. Несмотря на это, я был очарован иностранными языками и пытался самостоятельно выучить немного русский. Но в Гринсборо не было никого, кто мог бы объяснить мне, как произносить буквы, так что я даже не мог выучить алфавит.

Когда я поступил в Университет Дьюка в 1946 году, русский язык не преподавался, но мой интерес к языку возрос, когда я прочитал не в классе, а самостоятельно перевод «Преступления и наказания» Констанс Гарнетт и других произведений Достоевского.Она взбудоражила мои мысли, воображение и эмоции так, как никакая другая книга.

Позже, когда в учебную программу Дьюка ввели русский язык, я записалась в первый класс. Мы с Ребеккой поженились перед тем, как вернуться в Дьюк на последний год обучения, и мы оба посещали курсы русской истории и литературы. Дюк в то время предлагал несколько таких курсов, но качество преподавания компенсировало ограниченный учебный план. Джон Кёртисс, читавший курс истории, мог передать нюансы исторического развития России, не искажая факты в угоду какой-то конкретной теории или национальному предубеждению.На своей первой штатной преподавательской работе Том Виннер преподавал русский язык и литературу с завораживающим удовольствием и познакомил меня не только с Россией. Его диссертация была по казахскому фольклору, и я помог ему выправить окончательный текст. Таким образом, я открыл для себя трагическую судьбу казахов при советском колониализме, тему, которая со временем стала одной из моих забот.

К 1950 году мы с Ребеккой решили поступить в аспирантуру и подготовиться к преподаванию в колледже или дипломатической службе, а может быть, и к тому, и к другому.После окончания Русского института при Колумбийском университете и преподавания русского языка и литературы в Дартмутском колледже я поступил на дипломатическую службу в 1956 году.

Моим первым заданием было написание отчетов о внутренних советских событиях. Я был разочарован, так как я надеялся поехать за границу, но назначение оказалось удачным. У меня был более широкий академический опыт в советских делах, чем у более высокопоставленных дипломатов, назначенных в офис, и моя работа там принесла быстрое продвижение по службе и хорошую репутацию среди других советских специалистов на службе.После двух лет, проведенных в Австрии и одного года в Германии, я наконец прибыл в американское посольство в Москве в сентябре 1961 года, через тринадцать лет после того, как записался на свой первый курс русского языка в Дьюк.

Только начиналась хрущевская «оттепель», и в стене, отделявшей советских граждан от иностранных дипломатов, появились небольшие трещинки. Ребекка и я были полны решимости выбраться из дипломатического гетто и пообщаться с советскими гражданами, по крайней мере, в той степени, в какой это было возможно, не подвергая их опасности. Мы пробовали все способы, какие только могли придумать, чтобы встретиться с русскими, но обычно после встречи в поезде или, скажем, в ресторане, контакт прекращался, иногда с извинениями, что новая встреча была просто неудобна, чаще без объяснений Очевидно, КГБ предупредил наших знакомых не видеть нас.

Сработало только две вещи. Во-первых, мы стали приглашать американских и других иностранных студентов из советских вузов (обмены только начинались) к нам на квартиру на неформальные вечера, а по мере знакомства побуждали их приводить своих советских друзей. Приходившие советские студенты обычно были либо полицейскими осведомителями, либо политическими нонконформистами, ставшими впоследствии диссидентами. Последние обычно могли распознать первых, и мы быстро научились исключать более очевидные звонки

. Мы также узнали, что советским деятелям культуры, имеющим право на визит в Соединенные Штаты, будет разрешено встретиться с нами до и после визита, а видным американцам, приехавшим в Москву в рамках обмена, будет разрешено встретиться со своими советскими коллегами.Таким образом. мы смогли встретиться и развлечь писателей и ученых. особенно во время визита Роберта Фроста в 1962 году

К моменту отъезда из Москвы после двухлетнего турне мы познакомились с несколькими десятками людей, в том числе с писателями, художниками. и театральные режиссеры, многие из которых стали друзьями на всю жизнь. Я побывал в четырнадцати из пятнадцати советских республик, и наша семья выросла с трех детей до пяти, один из которых родился в московской больнице.

Следующие семь лет мы провели в Африке, но не потому, что Государственный департамент умышленно игнорировал региональную и языковую экспертизу.Я попросил назначения в Африку, потому что хотел стать свидетелем формирования новых наций из распадавшихся колониальных империй. Я понимал, что сам Советский Союз был империей, и чувствовал, что то, что произошло в Африке в 1960-х годах, может когда-нибудь иметь отношение к самому Советскому Союзу. Кроме того, советские правители наверняка попытаются воспользоваться рушащимися Британской и Французской империями. Было бы интересно понаблюдать за советскими попытками повлиять на молодые нации.

Нас отправили сначала в Гану, затем на Занзибар, затем в континентальную Танзанию, в то время, когда влияние Советского Союза, казалось, росло. Я старался познакомиться с большинством советских граждан, командированных в эти страны в качестве дипломатов, журналистов или учителей. Я обнаружил, что большинство из них были там, чтобы избежать, хотя бы на время, контроля над их жизнями в Советском Союзе. Большинство были недовольны, и их отношения с африканцами не были близкими. Я доложил в Вашингтон, что их присутствие скорее является прививкой от коммунизма, чем источником идеологической заразы.

В 1970-е годы я возобновил прямую работу с Советским Союзом, сначала в качестве директора по советским делам в Государственном департаменте в Вашингтоне, а затем в качестве заместителя главы миссии в нашем посольстве в Москве. Это был период разрядки, и отношения были проще, чем в 1960-е годы. Но они отнюдь не были свободны. КГБ по-прежнему пытался воспрепятствовать продолжению контактов между нами и советскими гражданами, и лишь некоторые из самых смелых (например, поэт Андрей Вознесенский и его жена-романистка Зоя Богуславская) были готовы видеть нас регулярно. Тем не менее круг наших знакомых неуклонно расширялся, прежде чем мы вернулись в Соединенные Штаты в 1978 году.

В 1981 году нас снова отправили в Москву, на этот раз для меня, чтобы возглавить посольство после инаугурации президента Рональда Рейгана. Мы оставались там большую часть года, пока осенью не прибыл кандидат Рейгана Артур Хартман. Это был период большой напряженности в американо-советских отношениях: за год до этого Советы вторглись в Афганистан, Сенат отказался ратифицировать договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2), и полемика стала резкой.Тем не менее мы обнаружили, что огромное количество друзей, похоже, были рады нас видеть.

После двух лет в Праге в качестве посла в Чехословакии меня перевели в Вашингтон для работы в штате Совета национальной безопасности в Вашингтоне, отвечая за отношения с Европой и Канадой, но с особым упором на Советский Союз. Меня попросили помочь разработать стратегию, которая поможет снизить напряженность и сократить количество оружия. Когда меня назначили, репортер Лу Кэннон, который никогда со мной не встречался, написал в «Вашингтон пост», что я был «воинствующим сторонником жесткой линии».»

Описание соответствовало действительности лишь отчасти. Я действительно был сторонником жесткой линии, когда дело доходило до противостояния безобразиям советской имперской системы и ложной идеологии коммунизма, цинично навязанной великому народу. Я чувствовал, что у нас не было другого выбора, кроме как продемонстрировать нашу решимость и способность помешать советской агрессии. Но я не был сторонником жесткой линии, когда дело касалось русского народа и других народов, находящихся под советским игом. Я думал, что их истинные интересы находятся в гармонии с нашими, что они хотят жить в мире и свободе и использовать присущее им творчество без удушающей критики вездесущей политической машины.Я был уверен, что при другом политическом строе они будут дружить.

В отличие от идеологов по обе стороны границы между Востоком и Западом, я верил, что Советский Союз может измениться и что мы можем поощрять эти изменения. Президент Рейган пришел к такому же выводу. Политика, которую он одобрил, сочетала твердость с готовностью к переговорам и ставила соблюдение прав человека на первое место в повестке дня. Незадолго до Рождества 1986 года президент попросил меня поехать в Москву в качестве посла, когда турне Артура Хартмана закончилось.Теперь у меня была возможность реализовать политику, которую я помог сформулировать.

Когда весной 1987 года я приехал в Москву на четвертый срок службы, перестройка была еще в зачаточном состоянии. Новое советское руководство было недовольно экономикой и хотело перемен, но было мало свидетельств того, что реформа пойдет дальше прежних поверхностных «кампаний», которые периодически вспыхивали. только для того, чтобы бесследно исчезнуть. Какими бы радикальными ни были политические заявления, мало что изменилось бы, если бы они не применялись на практике.Это означало, что для того, чтобы понять, что происходит, я должен был быть в курсе событий за пределами Москвы. Я решил ездить как в российские, так и в нерусские районы Советского Союза так часто, как позволяют обязанности посольства. Я уже побывал во всех союзных республиках, кроме одной, но теперь я хотел посетить все, что мне было позволено посетить (наша собственная политика поставила мне запрет на прибалтику), не один раз, а как можно чаще.

Это путешествие было напряженным. Это также было чрезвычайно полезно.Это было не только поучительно, но и дало мне возможность дать точный отчет о позиции Соединенных Штатов. Советский режим оправдал свое наращивание вооруженных сил (никогда не описываемое в точных терминах, чтобы общественность не возражала против огромных затрат) перед собственным народом в ответ на угрозы США: почему бы не опровергнуть эту ложь, представив нас как заинтересованную и заботливую нацию, которую мы на самом деле?

Я также знал, что различные национальности в Советском Союзе имели гордые и древние традиции.Им нужно было подтверждение, что мы их не забыли. Многие нерусские боялись потерять свою этническую идентичность в рамках однородной советской культуры, русской по языку и ленинской по идеологии. Представители этих национальностей боялись, что о них забудет весь мир.

Моя поездка в 1963 году по трем странам Балтии с коллегой по посольству Джеком Перри, который впоследствии стал нашим послом в Болгарии, произвела глубокое впечатление. Мы умудрялись как можно чаще избегать удушающих объятий официальной туристической организации, бродить по улицам и ходить в театры и рестораны, встречая как можно больше простых людей и долго разговаривая с теми, кто рискнул поговорить с нами.Одна тема так часто повторялась в этих разговорах, что стала лейтмотивом поездки: «Пожалуйста, не думайте о нас как о русских. Мы не русские. Мы эстонцы [или латыши, или литовцы, в зависимости от места] .»

Мы, конечно, знали это, но теперь поняли тревогу, стоящую за этим утверждением. Железный занавес душил поток точной информации в обоих направлениях. Прибалтика, как и другие «национальные республики», на которые претендовала Москва, все чаще рассматривалась иностранцами как часть «Советской России». »

Я, конечно, не делал вид, что все американцы знают, что происходит в границах Советского Союза. Но я знал, что сочувствие и понимание, которые я проявлял к группам, права человека которых были нарушены, представляют собой традицию, столь же старую, как и наша страна.

По мере того как мой интерес к Советскому Союзу углублялся, я старался как можно больше узнать о его языках и культурах. Хотя я обычно говорил по-русски, когда я был в нерусских районах, я всегда старался использовать и местный язык.Я хотел показать, что знаю, что нация, которую я посещаю, отличается самобытностью, что я уважаю ее национальную самобытность и что моего интереса и уважения достаточно, чтобы я взял на себя труд выучить их язык в достаточной степени, чтобы обращаться к ним, если только кратко, в нем.

Наши люди в «Голосе Америки» изо всех сил помогали мне готовить речи на грузинском, армянском и узбекском языках, а друзья в Москве помогали с украинским, белорусским, молдавским, казахским и чеченским языками.

Каждая поездка была путешествием открытий, даже в тех местах, где я уже побывал.По мере распространения гласности люди становились более откровенными. Табуированные темы стали центром разговора, и многим людям, которые не могли встретиться с нами в прошлом, теперь разрешалось, а иногда даже поощрялось, говорить с нами.

Часто Ребекка путешествовала не только со мной, но и одна, так как ее часто приглашали показать свои фотографии и разработанные и изготовленные ею гобелены.

Нашему вниманию открывались двери и сердца. Люди чувствовали, что мы интересуемся ими, и отвечали интересом к нам и к Америке.Мы были с ними откровенны, и они отвечали взаимностью. Следовательно, мы могли ощущать изменения настроения и новые взгляды по мере их развития.

В общении с советскими гражданами. Решающую помощь нам оказали советские СМИ Когда-то практически закрытые для иностранных дипломатов, особенно американцев, советские газеты. журналы. теле- и радиостанции начали брать у нас интервью, и к 1990 году не проходило и дня, чтобы о нас не упоминали в СМИ.

В Москве мы, к своему приятному удивлению, обнаружили, что становимся частью советского общества.Посетители, в основном советские, собирались в нашей резиденции, Спасо-Хаусе, по десятку и более раз в неделю на концерты, фильмы, художественные выставки, обеды и ужины, а затем и на обсуждение политических и экономических проблем. участники часто обсуждали вопросы за обеденными столами в Спасо-Хаусе, прежде чем они достигли зала для официальных дебатов.

По мере того, как советское общество расслаблялось и напряженность между нашими странами спадала, советские политические лидеры общались с нами более открыто, обсуждая свои планы, свои надежды, в конечном итоге даже обращаясь за советом, особенно в отношении демократических институтов и практики.С помощью энергичных дипломатов нашего посольства мы познакомились практически со всеми видными политиками Москвы и многими наиболее влиятельными в регионах за пределами столицы.

В 1989 году президент Буш попросил меня продлить мой обычный срок службы. Я согласился, но к спринту 1991 года я почувствовал, что пришло время заняться другими вещами. Четыре года, которые я провел в Советском Союзе в качестве посла, были воодушевляющими, но утомительными. Я был свидетелем окончания холодной войны.Коммунизм явно уходил в прошлое в Советском Союзе, который сам должен был либо преобразоваться на более демократической основе, либо распасться. Задачи, стоящие перед американскими политиками, будут сильно отличаться от задач прошлого.

Пришло время сменить человека у руля нашего посольства в Москве, а мне оставить государственную службу и вернуться к писательской и преподавательской жизни, которую я начал еще до того, как поступил на дипломатическую службу. В апреле я сказал президенту Бушу, что хочу уехать из Москвы этим летом.В конце концов, мы назначили дату нашего отъезда II августа.

Через неделю после того, как я уехал из Москвы, клика его собственных соратников выступила против Горбачева, тогда находившегося в отпуске в Крыму, с требованием передать им власть. Когда он отказался, начался последний акт драмы распада Советского Союза. Я наблюдал за этими событиями из Соединенных Штатов, но знал людей, которые делали новости, и легко мог себе представить ситуацию. Духом я стоял с моими русскими друзьями, чтобы защитить их Белый дом, и был рядом с Борисом Ельциным, когда он забрался на танк, чтобы выкрикивать неповиновение заговорщикам.

Когда Советский Союз ушел в историю, мне было интересно, что может быть сказано в некрологе. Если бы умер человек сомнительной репутации, я бы сказал «nil nisi bonum» и воздержался бы от объективной оценки. Но политическая система — это не человек. Гибель советской империи не была поводом для траура. Сталин убил больше своих граждан, чем 20 миллионов погибших в результате гитлеровского вторжения и геноцида. Миллионы людей, ни в чем не повинных, были убиты. Земля была отнята у крестьян, а скот у пастухов, что нанесло ущерб сельскому хозяйству и привело к голоду.Успешных фермеров либо казнили, либо отправили на почти верную смерть в концентрационные лагеря только по той причине, что они были успешными и продуктивными и, следовательно, являлись плохим примером для коллективистского общества. Острова автономии в тоталитарном море!

Целые народы были депортированы не более чем из-за подозрения, что они могли быть нелояльными или — в случае корейцев и поволжских немцев — что они могут когда-нибудь испытать искушение быть нелояльными.

Советское государство предоставило своим функционерам множество инструментов принуждения, но не предоставило действенного барьера для их произвольного злоупотребления.Единственными ограничениями были соображения практичности и расчеты политической или экономической выгоды.

Да, это была империя зла. Но была ли эта империя идентична государству, исчезнувшему 25 декабря 1991 года? Разве старая советская империя — злая — не была настолько подорвана, что уже в августе 1991 года с роспуском Коммунистической партии Советского Союза она рухнула?

Договор об ассоциации, в отношении которого велись переговоры, впоследствии был нацелен на другую государственную структуру.Поэтому некоторые, в том числе многие избранные члены советского парламента, сказали бы, что выбор в декабре 1991 года был не между советской империей и группой независимых республик, а между добровольным демократическим союзом и скоплением независимых государств, многие из которых авторитарный или еще хуже.

Пытаясь составить в уме некролог, я понял, что возник еще один вопрос, на который я не могу с уверенностью ответить. Что именно было государством, которое рухнуло? Старый Советский Союз, в котором было бы мало скорбящих, или что-то еще, в котором могло бы быть много?

Один вопрос мне показался ясным.То есть, какой бы злой ни была советская империя, она не была империей злых людей. Распределение хороших и плохих черт у русских и других народов бывшего Советского Союза, вероятно, было примерно таким же, как и у людей других национальностей и обществ.

Советская система могла пробуждать в людях самое худшее, но не могла предотвратить замечательных поступков мужества и благородства. Хотя советская система стала орудием бесчеловечности в руках ее лидеров, она не могла уничтожить чувство справедливости и нравственности, стремление к свободе.Немногие имели мужество Андрея Сахарова и Александра Солженицына, чтобы противостоять коммунистическим правителям лицом к лицу, хотя число тех, кто это сделал, было поразительным, учитывая ужасный риск. Но даже для большинства, которое отказывалось идти на большой личный риск ради возможно донкихотских целей, молчаливое сопротивление, негласный отказ подчиниться было гораздо более обычным явлением, чем активная поддержка режима.

Когда возможность перемен стала реальной. наиболее. хотя не все люди, которые разрушили советскую систему, были участниками этой системы и ее бенефициарами, некоторые из них занимали высокие посты.Снова возникают вопросы, поставленные ранее: как это могло быть? Как могла правящая партия, не имеющая эффективной оппозиции, уничтожить себя? Как могла мощная военная машина, не проиграв крупной войны, распасться?

Прежде чем сон одолел меня, ранним утром 26 декабря 1991 года я решил попытаться найти ответы, проследив и заново изучив события, предшествовавшие краху. Прежде чем я продолжу, я должен раскрыть свои предубеждения.

Когда я приехал в Москву в качестве посла, моей первой обязанностью было представлять свою страну и ее интересы.Эти интересы противоречили многому в советском строе и политике советского правительства того времени, но не противоречили реальным интересам советских народов. Нашей целью было предотвратить советскую агрессию и устранить причины, а не только симптомы напряженности между Востоком и Западом. Правительство в Советском Союзе, ответственное перед своим народом и защищающее его права, было лучшей гарантией мирного будущего. Я думал и надеялся, что тоталитарная советская империя со временем уйдет с мировой арены, но не видел в этом ближайшей перспективы.

С конца 1980-х годов советские журналисты часто спрашивали меня, верил ли я когда-нибудь, что произойдут кардинальные перемены, свидетелями которых мы стали. Я обычно отвечал: «Да, конечно», и, после паузы, чтобы заметить удивление моего собеседника, добавлял: «И я надеялся, что мой внук доживет до их встречи».

В течение всего перестроечного периода я интеллектуально и эмоционально был сторонником демократических преобразований в Советском Союзе. Такие перемены, безусловно, были в интересах моей страны, но еще больше в интересах советских граждан.Я считал важным освобождение прибалтийских государств, поскольку этого хотел их народ, а их аннексия нарушила международное право и приемлемые стандарты международного поведения. Я не чувствовал, что Советский Союз, основанный на согласии, а не на силе, будет представлять угрозу для Соединенных Штатов. Кроме того, я знал, что добровольный союз может принести много пользы его составным частям.

При всей моей симпатии к различным народам, оказавшимся в ловушке советской империи, я никогда не отвергал идею союза как такового.Независимость не обязательно является единственным способом реализовать потенциал нации и сохранить ее свободу. Добровольный союз ограниченных полномочий с демократическими институтами и системами сдержек и противовесов, необходимыми для эффективной демократии, мог бы обеспечить свободу и основу для более эффективного экономического развития. Это было так же ясно для меня, как и для советского президента Горбачева, который ближе к концу отстаивал достоинства добровольного союза — по крайней мере, абстрактно.

Я чувствовал, однако, что такой союз может возникнуть только в том случае, если старая государственная структура будет заменена новой, созданной избранными лидерами на всех географических уровнях. Если бы различные нации, входившие в состав Советского Союза, не были убеждены, что новый союз отвечает их интересам, никакие удары старого «Центра» или поддержка из-за рубежа не могли создать жизнеспособную федерацию.

Для меня пробным камнем была демократия, определяемая не только как свободные выборы, но и как действующая система правления с ограниченными полномочиями, подчиняющаяся верховенству закона, защищающая гражданские права и права меньшинств. Как американец, я не сомневался, что такая страна, будь то союз нескольких наций или небольшое национальное государство, будет другом и потенциальным партнером.Автократическое или тоталитарное государство, большое или маленькое, «левое» или «правое», было бы проблемой не только для своего народа, но и для всех нас в конечном счете.

Цель — это одно; получить там что-то еще. Я знал, что у меня нет точных ответов, и я сомневался, что они есть у кого-то еще. Мы все были. прямо или косвенно, экспериментируя. Люди меняются. Общества меняются. Но никогда полностью. Черты прошлого никогда не исчезают ни у отдельных людей, ни у общества. Самой сложной и неопределенной задачей в этом водовороте перемен было оценить силу новых черт по сравнению со старыми.Это было достаточно трудно сделать с отдельными людьми; это было гораздо труднее, если рассматривать всю нацию, все общество, всю империю.

Я также чувствовал, что Соединенные Штаты выиграют, если демократический Советский Союз или демократическая Россия будут процветать. Я никогда не соглашался с теми немногими наблюдателями, которые утверждали, что в наших интересах сохранять слабость России. Я сомневался, что мы могли бы сделать это, даже если бы захотели, но я также думал, что было бы глупо желать слабой России. Если бы демократия смогла победить, сильная Россия была бы благом для всех нас.Если демократия не восторжествует, Россия будет страдать от многих слабостей, которые разрушили Советский Союз. В любом случае, это был выбор россиян. Американцы не могли решить за них.

Я не стремлюсь написать окончательную историю распада Советского Союза — это явно невозможно так близко к этому событию, даже если история когда-либо может быть окончательной. Мой отчет также не будет пытаться детально проследить все особенности перестройки или вести хронику американо-советских отношений в этот период.Я сосредоточусь на тех событиях, которые связаны с несколькими фундаментальными вопросами: как случилось, что советская империя рухнула, когда это произошло и как это произошло? Каковы были ключевые события? Кто, если вообще кто-либо, несет основную ответственность? Была ли это советская империя, срок действия которой истек 25 декабря 1991 года, или ее преемник в зачаточном состоянии? Был ли когда-либо возможен демократический союз? И, наконец, есть ли здесь уроки для будущего или для остального мира?

В моем отчете мало внимания уделяется событиям и проблемам, которые не имеют отношения к этим вопросам, даже если они могут быть важны в других контекстах. Это будет вскрытие рухнувшей империи, а не биография. Поскольку вскрытие предназначено для установления причины смерти, патологоанатому не нужно заниматься всеми важными аспектами жизни умершего.

Но даже вскрытие должно определить, каково было состояние здоровья пациента до того, как смертельная болезнь миновала или смертельная травма не дала о себе знать. Что уж говорить об империи, которая распалась в 1991 году? Что удерживало его вместе и какие народы находились в его рабстве?

& копия 1995 года Джек Ф.Мэтлок-младший

Вернуться к началу



Анна Нумерова — КОМАНДА — Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры

Анна Нумерова специализируется на вопросах антимонопольного законодательства более 15 лет. Она представляет интересы клиентов в ФАС России и в судах в ходе расследований в связи со злоупотреблением доминирующим положением и антиконкурентными соглашениями. Анна регулярно помогает крупным российским и иностранным компаниям получать одобрение регулирующих органов ФАС России и Правительственной комиссии по стратегическим инвестициям на сделки в России и за рубежом. В последнее время она занимается разработкой систем комплаенс для клиентов в различных секторах экономики.

Избранные моменты Анны включают:

  • Сопровождение Fortum B.V., ведущей энергетической компании, в крупнейшей европейской слиянии и поглощении в отрасли с 2012 года (стоимость сделки оценивается в 6,5 млрд евро) по приобретению контрольного пакета акций Uniper SE. Сделка требовала одобрения ФАС России и Правительственной комиссии по стратегическим инвестициям и характеризовалась прецедентным характером принимаемых решений.
  • Представление интересов «Р-Фарм» в споре с ФАС России по ряду картельных дел в 2018 — 2020 гг.
  • Получение разрешения ФАС России на приобретение крупнейшего в России онлайн-агрегатора автобусных билетов Busfor французским карпулинговым сервисом BlaBlaCar (одна из крупнейших сделок цифровой экономики 2019 года).
  • Сопровождение международной частной инвестиционной компании Rhône Capital при приобретении производителя взрывчатых веществ Maxam и получение одобрения сделки Правительственной комиссии по стратегическим инвестициям, рассматриваемой в рамках нового закона «Об иностранных инвестициях» №160-ФЗ.
  • Представление интересов крупной российской нефтегазовой компании в антимонопольных и тарифных расследованиях по оспариванию монопольно высокой стоимости услуг по перевалке нефти в морском порту.
  • Защита фармацевтической компании «Новартис» в ФАС России и в судах по инициированному регулятором спору о монопольно высоких ценах на ввозимый в Россию лекарственный препарат.
  • Разработка первой системы антимонопольного комплаенса для российской государственной компании «Автодор», которая добровольно внедрила систему предупреждения антимонопольных рисков для своей группы компаний.
  • Представление интересов «Монди Сыктывкар», дочерней компании международной группы Mondi Uncoated Fine Paper, крупнейшего в России производителя офсетной бумаги, в ФАС России по делу о злоупотреблении доминирующим положением на рынке.

Анна является членом Евразийской ассоциации конкуренции и в течение последних 8 лет является старшим членом правления Ассоциации экспертов в области антимонопольного законодательства, в том числе 4 года в качестве председателя.

Анна является членом Международной ассоциации юристов (IBA) и Американской ассоциации юристов (ABA).

Анна окончила Московский гуманитарный университет по специальности «Правоведение» (2000 г.), имеет степень магистра частного права Российской школы частного права (2008 г.), получила степень LL.M. получил степень бакалавра международного делового и экономического права в юридическом центре Джорджтаунского университета (США) (2011 г.).

В 2015 году по рекомендации ФАС России Анна награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Член Московской коллегии адвокатов.

размышлений двух американских архивистов об архивах Советского Союза

Эрик Моше

Всего через несколько месяцев после заявления президента Рональда Рейгана «Господин Горбачев, разрушьте эту стену!» выступления в Западном Берлине в 1987 году двое мужчин прибыли в Россию. Их место назначения: Советский архивно-исследовательский центр. Они были выбраны первыми архивистами из Соединенных Штатов, посетившими архивы Советского Союза в рамках программы культурных обменов США и СССР.Их поездка длилась с 18 сентября по 2 октября 1987 года.

Этот визит был одним из серии обменов, санкционированных соглашениями между Комиссией по советско-американскому архивному сотрудничеству Американского совета научных обществ и Главным архивным управлением Совета Министров СССР, находящимся в ведении в США Международной исследовательской и Биржевой совет (IREX).

Эдвин С. Бриджес, директор Департамента архивов и истории Алабамы, и Фрэнсис X.У Блуэна-младшего, директора Исторической библиотеки Бентли в Мичиганском университете, были разные профессиональные планы для поездки: Блуэн сосредоточился на архивном образовании, а Бриджес сосредоточился на ВНИИДАД (Всесоюзный научно-исследовательский институт документоведения и архивного дела), первичном научно-исследовательский центр Главного архивного управления Совета Министров СССР.

Целью их визита было провести открытые беседы с советскими архивистами и поучиться друг у друга.

Во время интервью по телефону и электронной почте в 2017 году Бриджес и Блуэн поделились воспоминаниями о своем опыте посещения архивариусов в бурный исторический период.

«Это была моя первая поездка в Москву, хотя и не в Ленинград, — вспоминал Блюэн. «Я помню, как стоял на Красной площади, смотрел на красные звезды на башнях Кремля и думал про себя: вот я в центре этой грозной силы; это был опыт холодной войны».

«Мы были там на рассвете гласности », — сказал Бриджес.«Это продолжалось, может быть, год, но люди только начали немного расслабляться — по крайней мере, некоторые, несколько, на переднем крае».

Термин «гласность» означает «открытость» и был названием политических и социальных реформ в советском обществе. Гласность поощряла большую свободу выражения мнений и вовлечение большего числа людей в политический процесс.

Что было в России в то время?

«Была англоязычная газета, — сказал Бриджес, — „ Московские новости“, , в которой начали время от времени публиковаться статьи с критикой Иосифа Сталина.Никогда не Владимир Ленин, а Сталин — о Сталине говорили как об отходе от Ленина. Ленина по-прежнему почитали, но писали о том, как Сталин каким-то образом взял ту базу, которую создал Ленин, и перекрутил ее, и повернул в деструктивное русло. Частично центром этого был Архивно-Исторический Институт, которым руководил восходящая политическая звезда Юрий Н. Афанасьев, ставший сенатором в российском Сенате. Он был тесно связан с Михаилом Горбачевым и политикой гласности и был одним из самых предприимчивых и смелых пионеров гласности .Каждую среду в институте он проводил дневные лекции и семинары, на которых обсуждались многие темы, которые раньше открыто не обсуждались. В каком-то смысле оказалось, что архивариусы были пионерами гласности ».

И Бриджес, и Блуэн были особенно поражены желанием хозяев произвести впечатление на гостей. Они посетили исторические церкви на Красной площади и в Кремле, а также посетили знаменитый музей «Оружейная палата» с его сокровищами царей. «Все это было не чем иным, как экстраординарным, — вспоминал Блуэн, — потом наш хозяин спрашивал: «Вам понравилось?»

Он вспомнил возложение венка к братской могиле блокадников Ленинграда: стандартный ритуал для всех гостей города.«Я помню, что на том месте было 500 000 погибших. Затем они спрашивали, считаем ли мы, что это имеет смысл видеть; их потребность в подтверждении была для меня захватывающей».

Идея светских ритуалов так же увлекала Блюэна, как и возложение венка. В Москве их пригласили на конкурс, разделенный на три части. Первым был исторический раздел, в котором демонстрировались фильмы об упадке жизни в царской России и подъеме большевистского вызова, завершившегося революцией и образованием СССР.Второй была «сказочная» демонстрация культур различных этнических групп, входивших в состав СССР, включая «эффектные» танцевальные представления в самых разных костюмах. Третьим было собрание на сцене представителей каждой из национальностей в костюмах, несущих буханки хлеба. После исполнения песен, прославляющих единство этой разношерстной группы и общие узы, которые они разделяли во времена СССР, женщины вынесли буханки в зрительный зал и раздали по кусочку каждому присутствовавшему.

«Это было похоже на причастие», — сказал Блуэн, который, просматривая свои старые путевые заметки, заметил, что 30 лет назад, в день интервью, он был свидетелем этих традиционных церемоний. «На одном уровне, конечно, это можно было рассматривать как своего рода светскую государственную пропаганду, но на другом уровне весь этот опыт говорил о чем-то более глубоком в русской культуре и важности для нее христианской ортодоксии».

На что была похожа их архивная практика?

Что касается архивных практик, то Блюэна особенно поразило их посещение Архива литературы и искусства на окраине Москвы.Его курировала некая госпожа Волкова, «о которой, по-видимому, ходили легенды в архивных кругах». Ее муж был важной фигурой в исполнительском искусстве в СССР. Блюэн был «поражен» фондами архивов, в которые входили коллекции композитора Дмитрия Шостаковича и кинорежиссера Сергея Эйзенштейна.

Что больше всего поразило Блуэна, когда он вспоминал поездку, так это уважение, которое Советы испытывали к русской истории. Хотя царь был убит в революции, говорил он, существует глубокое уважение к истории русского народа, своего рода националистическая нить, связывающая воедино не только разные периоды русской истории, но и историю различных культур, образовался СССР.

«В то время архивы сравнительно хорошо финансировались, — сказал он. «Я помню, как прибыл на одну из наших встреч, где стол для кофе был накрыт сине-золотым русским императорским фарфором; это было и милостиво, и великолепно. Это контрастировало бы с ранними днями постсоветской России, когда архивы финансировались хуже».

Совершая экскурсию по культурным архивам с некоторыми записями известных русских авторов и другими более старыми записями, у Бриджеса возникло ощущение, что у российских архивариусов есть что-то вроде складской группы редких вещей, которые они достают, чтобы показать посетителям, чтобы произвести на них впечатление.

«Помню, было письмо, которое Петр Великий написал своей жене после победы над шведским Карлом XII под Полтавой. Это был один из величайших поворотных моментов в русской истории. Для нас это было бы сравнимо с письмом Джорджа Вашингтона к Марте, в котором говорилось: «Мы победили британцев в Йорктауне, они сдались!» Это письмо такого уровня важности. И мы были поражены этим. Однако мне казалось, что письмо было одним из тех стандартных предметов, которые вытаскивали, когда входила группа высокопоставленных лиц, и персонал хотел показать им что-то классное.

Иногда, объяснил Бриджес, они заходили в стеллажи и смотрели записи. «В царской России был настоящий клерикальный, бюрократический менталитет. Записи, пережившие коммунистическую революцию, были тщательно созданы и прекрасно сохранились. Мы могли видеть складские помещения с такими записями. Но ничего после русской революции не оказалось в открытом доступе. Конечно, они никогда не показывали нам ни одного из этих документов, кроме культурных документов».

«Дело не в том, что они агрессивно оборонялись — они были теплы и приветливы на личном уровне — просто вся их институциональная структура, их практика, их привычки и их история были такими, что они не позволяли кто-нибудь вроде нас близок к любому из рекордов СССР в коммунистическую эпоху.Позже я познакомился с известным историком Дмитрием Волкогоновым, который был соратником Бориса Ельцина. Волкогонов написал биографию Ленина и рассказал о своем доступе к ранее недоступным секретным документам. Для нас, посетителей, мы действительно никогда не приближались к этим более серьезным рекордам. Для современной России нас всегда держали в культурной зоне, которая не представляла угрозы».

Какие культурные различия они заметили?

«Мы видели очень интересные материалы, но мой опыт, подготовка и ориентация были связаны с публичными архивами и документированием основных функций правительства», — объяснил Бриджес.

«Я прекрасно понимал, что их системы были разработаны не для того, чтобы открывать записи и разрешать доступ, а для того, чтобы хранить их для ограниченного круга лиц, наделенных властью, у которых может возникнуть потребность или желание их увидеть. В то время как наши архивные системы разрабатывались с презумпцией открытости и намерением сделать информацию максимально доступной, их системы были прямо противоположными. Так что наш визит и наш обмен мнениями были подобны двум разным мирам, говорящим друг с другом, и ни один из нас не осознавал в полной мере глубокое наследие различий между нами.

«Я не думаю, что они вообще представляли себе использование записей в качестве механизма общественной ответственности, который есть у нас в Америке. Архивисты здесь стараются как можно скорее сделать записи всех государственных служащих доступными. Их ориентация заключалась в том, чтобы спрятаться, охранять, контролировать и предоставлять эксклюзивный, ограниченный доступ к немногим.

«Все две недели это было похоже на тот дуэт Леонарда Бернстайна из « Кандид », где Кандид и Кунигунда поют о «О, счастливая пара! О, счастливы мы! Это очень редко.Как мы согласны». Она поет о покупке яхты и жизни на ней, а также о роскошной жизни в Париже и Риме. Он поет о небольшой ферме, заботе об их детях, выращивании собственной еды и уходе за их верными собаками.

«Каждый из них описывает совершенно противоположные вещи, которых они жаждут, а затем они поют о том, как много у них общего. Это была именно та ситуация. У нас был свой мир, у них был свой мир, и мы все согласились, что «мы архивариусы, работающие вместе».Снова стало ясно, насколько велики различия в восприятии одной страны другой, а также в системах ценностей и приоритетах каждой страны.

«В то время россияне начали интересоваться иконами американской поп-культуры, такими как Майкл Джексон. Фирменные франшизы, такие как Pepsi Cola, McDonalds и т. д., были вещами, которые действительно интересовали русских, но эти вещи для них были совершенно другим миром, и мы, американцы, понятия не имели, насколько их мир отличается от нашего.

«Было полезно понять, что, когда люди доброй воли — какими, по-видимому, были наши хозяева, — действуют в соответствии с системой ценностей, столь отличной от нашей, нам действительно следует попытаться понять, какова их система ценностей. И я думаю, что было важно попытаться помочь им понять, что такое наша система ценностей. Я думаю, что обмены сотрудничеством очень, очень важны. Но для меня эта поездка помогла мне яснее увидеть, насколько мы живем в совершенно разных мирах!» отражение Мосты.

«При посещении советских архивов хозяева несколько раз отмечали активизацию усилий по обеспечению большей доступности своих фондов, особенно посредством публикаций и выставок. Мы также почувствовали в наших дискуссиях готовность более серьезно рассмотреть исследовательские запросы, которые не были бы приняты в прошлом. Проведение обменов в рамках советско-американской комиссии по архивному сотрудничеству является еще одним примером большей открытости к новым идеям и новым точкам зрения в советских архивных учреждениях», — написал Бриджес в статье для The American Archivist вскоре после своего возвращения.

Чувствовали ли они какое-то давление как американцы в СССР?

Когда я спросил Бриджеса, чувствовали ли он или Блуэн бремя во время визита в качестве представителей Соединенных Штатов, он настаивал на том, что они «определенно были представителями» не только американского архивного сообщества, но и американского сообщества историков.

«Мы были заинтересованы в том, чтобы в то же время попытаться сообщить им что-то о том, как мы работаем, но с таким совершенно другим опытом и системами, я даже не уверен, что они поняли весь смысл наших слов.Цвет, эмоции, все ассоциативные значения слов, которые мы используем здесь каждый день, не всегда совпадают с буквальным значением слов, и поэтому я не уверен, что они переняли от нас.

«Другая часть обмена заключалась в том, что они будут отправлять делегации в США, поэтому их делегаты, приехавшие сюда, имели гораздо больше шансов увидеть, как мы работаем и как мы работаем. Наша работа, посещая их, заключалась в том, чтобы узнать, как они что-то делают, узнать немного больше об их мире и постараться быть достойными гостями», — сказал Бриджес.

— Как всегда, когда ты путешествуешь, особенно по работе, — сказал Блюэн, — ты встречаешь людей, и они приятные. У них одни и те же проблемы и заботы — сохранение, организация, обслуживание зданий, работа с бюрократией и т. д. Существует связь, и в этом процессе более крупные политические интересы кажутся такими далекими и в некоторых случаях навязчивыми в том, что в противном случае было бы сердечным опытом. ”

«Хотя наш график был явно ограничен, всегда было достаточно времени, чтобы задать ряд вопросов», — писал Блоуэн в своей статье 1988 года.«Однако с каждым визитом и обсуждением возникало все больше вопросов. Как я часто говорил в конце визита, мы пришли с сотней вопросов, а ушли с тысячей. Советы стремились информировать нас, и нам предстояло многому научиться. Мы задавали большинство вопросов, а когда мы получали вопросы от наших советских коллег, они касались вопросов компьютеров и информационных технологий».

При посещении советских архивов их хозяева несколько раз отмечали усиление усилий, направленных на то, чтобы сделать их фонды более доступными для публики, особенно с помощью экспонатов.Они также почувствовали в своих дискуссиях готовность принять во внимание исследовательские запросы, которые в прошлом были бы проигнорированы. Общий обмен привел к большей открытости к новым идеям и новым точкам зрения в советских архивах.

Три десятилетия спустя, где эти двое мужчин сегодня?

Сегодня Бриджес ушел на пенсию из Департамента истории Алабамы, где он проработал директором более 30 лет. Недавно он завершил изучение истории Алабамы и в настоящее время исполняет обязанности временного исполнительного директора Музея изящных искусств Монтгомери, пока Совет музея проводит поиск директора.

Блуэн — профессор Школы информации и исторического факультета Мичиганского университета и директор Исторической библиотеки Бентли. Хотя их поездка в СССР была одной из последних подобных обменов перед распадом Советского Союза, в последующие годы библиотека Бентли наладила обмены с Российским государственным гуманитарным университетом, в котором располагался старый московский институт архивной практики ( место, которое они не посещали и даже не слышали о нем в 1987 году).

Библиотека Бентли также провела серию совместных встреч с Европейским университетом в Санкт-Петербурге. В обоих случаях встречи были в России и в Анн-Арборе, штат Мичиган.

«Поскольку многие из их проблем аналогичны проблемам, с которыми сталкиваются архивисты США, мы можем научиться у Советов преимуществам исследовательского центра как механизма решения архивных проблем на национальном уровне», — заключил Бриджес в своей статье 1988 года.

«Более тесное сотрудничество между архивными сообществами Соединенных Штатов и Советского Союза также может привести к улучшению обмена информацией как об архивных процедурах, так и об архивных фондах.Такое сотрудничество может не только помочь укрепить архивные программы каждой нации, но и предоставить обеим нациям новые возможности более четко увидеть общность наших интересов и сузить круг наших разногласий».

Возможно, эта история о двух американских архивистах, посетивших СССР, не просто тривиальная история, предназначенная для читателей архивной аудитории. Проницательность, которую дают их воспоминания и их статьи 1988 года в The American Archivist , помогает нам учитывать наши общие интересы и сужать диапазон наших разногласий.

О, счастливая пара!

О, счастливы мы!

Очень редко,

Как мы согласны.

— Кандид


Прочтите две статьи, которые Бриджес и Блуэн написали по возвращении в Соединенные Штаты:

Эдвин К. Бриджес, «Центр архивных исследований Советского Союза: наблюдения американского посетителя», The American Archivist (осень 1988 г.)

Фрэнсис Х.Блуэн-младший, «Московский государственный историко-архивный институт и архивное образование в СССР», The American Archivist (осень 1988 г.)

Для получения дополнительной информации о советских архивах и американо-советских отношениях :

Цифровой архив Центра Вильсона содержит документы о часто враждебных отношениях между Соединенными Штатами и Советским Союзом во время холодной войны. Большинство документов представляют собой отчеты, телеграммы и меморандумы, поступающие из российских архивов.

Джордж Болотенко, «Иней на стенах зимой: российские и украинские архивы после Великой дислокации (1991–1999)», Американский архивист (осень/зима 1993 г.).

Патриция Кеннеди Гримстед, «Российские архивы семь лет спустя: «Поставщики сенсаций» или «Тени, отброшенные в прошлое»?» Проект международной истории холодной войны, рабочий документ № 20, часть I (сентябрь 1998 г.), Международный научный центр Вудро Вильсона.

Джанет Бишоп и Кеннет Рок, «Долгий путь из Москвы»: совместный проект архивариусов, библиотекарей и историков из степей Саратовской провинции и высоких равнин Колорадо, Совместное библиотечное дело, Vol.2, выпуск 3 (2010).

Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка браузера на прием файлов cookie

Существует множество причин, по которым файл cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее распространенные причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки браузера, чтобы принять файлы cookie, или спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файл cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Попробуйте другой браузер, если вы подозреваете это.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы это исправить, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Предоставить доступ без файлов cookie потребует от сайта создания нового сеанса для каждой посещаемой вами страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в файле cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только та информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, если вы не решите ввести его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступ к остальной части вашего компьютера, и только сайт, создавший файл cookie, может его прочитать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.