Биография магомед бисавалиев – Архивы Бисавалиев Магомед — Серый журнал

Биография

[ Магомед Бисавалиев. Об особенностях национальной ориентации ]

Уважаемый «Черновик»! Учитывая ваш принцип публикации любых точек зрения на странице издания, в том числе радикальных, иногда выходящих за рамки приличия, решил дать оценку своего видения происходящего в нашей республике и оценку республиканским еженедельникам в вопросе освещения национальных отношений. У вас возникнет вопрос: кто вы такой давать оценку изданиям? Я, прежде всего, читатель и подписчик всех этих изданий, думаю, что имею право выразить своё мнение по тому, что я покупаю. Другой вопрос, насколько изящно, красноречиво и, как вы требуете, с глубоким знанием теории государства и права и по-русски написана статья. Я мыслю и пишу на родном языке, поэтому прошу обратить внимание на затронутую проблему. Знаю о ваших требованиях высокого профессионализма в творческом плане, стилистике, грамматике и пр. Если статья не совсем на русском языке, то, по крайней мере, на дагестанском русском она написана точно. Это не столь важно – важна проблема наших отношений друг другу, особенно в таком деликатном вопросе, как национальные отношения. Это касается и вашего издания. Поэтому считаю нужным в первую очередь отправить статью вам, хотя посвящена она общей проблеме дагестанских изданий. Если вы её оставляете на номер писем читателей на 18-й странице, прошу сообщить мне, отправлю в другое издание.

Мне все народы очень нравятся,
И трижды будет проклят тот,
Кто вздумает, кто попытается
Чернить какой-нибудь народ.
Р. Гамзатов

Не помню точно, кому принадлежат эти слова, но факт – они вышли из уст неглупого человека: «Национализм – последнее убежище негодяев». Я бы добавил ещё – убежище мелких, трусливых, нерешительных людишек, которые, кроме как отнести себя к определённой группе, не могут самоутвердиться в обществе. Неприлично, особенно дагестанцу, находясь в столь многообразной полиэтнической республике, выражать своё отношение – любовь или нелюбовь – к отдельно взятому народу.
Особенно остро оно ощущается, когда идёт разговор не в отдельной кухне или за баром выпивших мужиков, а на страницах республиканской прессы.
Некоторые господа выражают своё отношение к нации или к их представителям за то, что они не относятся к их национальности. Не вижу необходимости говорить о дружбе, взаимопонимании и добрососедских отношениях дагестанских народов в прошлом. В этом мало кто сомневается.

Сегодня, когда читаешь республиканскую прессу, особенно пятничные еженедельники, невооружённым глазом видишь, как выпячивают свою ненависть некоторые авторы к аварскому народу за то, что он вырастил такого «нехорошего» президента.
Не могу сказать: такое отношение к нации – это плод воображения отдельных людишек или идёт целенаправленная запланированная программа деления дагестанцев на аварцев и неаварцев? Особенно ярко выражено такое отношение в еженедельнике «Свободная Республика».

«Степной орёл» – Багаутдин Узунаев – очень часто поднимает вопрос национального представительства во власти, «оккупации» земель кумыкского народа некими пришельцами с гор, о бедственном, плачевном состоянии кумыков из-за правления республикой не их представителя и т. д.
В одной из статей новый Солтан Мут для защиты неаварских народов Дагестана от аварцев умудрился найти оригинальный путь национального равенства.
«Фактор Амирова» – так называется одна из глав статьи на страницах газеты «Республика». По мнению Узунаева, необходимо сохранить махачкалинского мэра, чтобы не было гегемонии одной национальности.

В одной из передач Юлии Латыниной прозвучала такая мысль, не помню о чём шла речь: «холуй лижет бьющий сапог, не разбирая, на чьей он ноге...»
Всем известно, город Махачкала со всеми прилегающими территориями до острова Чечень, не говоря о кумыкских сёлах, находится в управлении «фактора стабильности» – Саида Амирова.
Скажи-ка любезный улан, кто больше в ответе перед кумыками по проблемам ваших земель в Тарках, Ленинкенте, Шамхале и других посёлках: махачкалинский мэр или президент Муху Алиев?
Разве Муху Алиев лишил вас статуса отдельных сельских поселений с собственными бюджетами и территориями сельских поселений?
Знаю, вы боитесь задать этот вопрос самому себе, не говоря о власти и народе.
Читатель, который не в теме, может подумать, что я сгущаю краски в вопросах национальных отношений. Каждый в праве защищать интересы своего рода и народа. Это в некоторой степени положительная и достойная хвалы черта человека.
Когда человек причины своей несостоятельности и проблем ищет исключительно в других – выходит за рамки приличия.
У Багаутдина Узунаева мало статей, где он бы не затрагивал вопросы отдельных наций. Не думаю, что он уполномочен кумыкским народом выражать свое отношение к другим нациям и народам. Ибо я среди кумыков встречал добропорядочных и достойных уважения людей.
Узунаев делит дагестанские народы на политические союзы. В одной из своих статьей он пишет: «…при политическом противостоянии кумыки близки к даргинцам, лакцы отойдут к аварцам. Поскольку их лидер Надыршах Хачилаев завещал им быть с аварцами».
В плане дружбы лакцев и аварцев нет вопросов. Она и без завещания Надыршаха скреплена веками ещё со времён битвы против Надиршаха из Ирана.
Отделение кумыков и даргинцев чем обусловлено – неясно, кроме как безмерной любви Узунаева к Амирову. Неужели любовь Узунаева к махачкалинскому мэру способна разъединить вековую дружбу и общность дагестанских народов или, напротив, способствовать сближению и союзу двух наций?
Я люблю одну армянку. Можно ли делать вывод, что на основании этой любви возникнет союз аварцев с армянами против азербайджанцев?
Мы все свободны, господин Узунаев, любить и признаваться в любви: кто – в парке под шелест листопада, кто – на приёме всесильного чиновника. Только не надо придавать нашей любви межнациональное значение. Народы тут ни при чём.
Жертвами «карающего пера» сего господина стали имам Шамиль, Абдурахман Даниялов, Расул Гамзатов, Рамазан Абдулатипов, Муху Алиев и многие, кому суждено было родиться аварцами.
Несмотря на это, я ни в коей мере не обвиняю кумыкский народ и даже к самому Узунаеву отношусь с сочувствием и жалостью.
Он таким родился. Его творчество мне напоминает больного ребёнка, который не может сказать, что у него болит. Бог с ним, когда пишет об истории и политике. Вряд ли те, кто серьёзно изучает историю, воспользуются трудами панегирика и баснописца, ибо есть более авторитетные источники. В этом можно ему позволить марать бумагу. Другое дело статьи информационного и новостного характера. Вот тут учредителям и редакторам солидных изданий надо обуздать эмоции и порывы провокационного характера таких господ как Узунаев.
Мы все помним недавнее убийство главы Хасавюртовского района А. Алхаматова в Москве. Была достаточно напряжённая обстановка в республике. Вокруг убийства было много кривотолков, слухов и сплетен. Конечно, ни один порядочный дагестанец не будет злорадствовать или равнодушно относиться к убийству известного в республике человека.
Газета «Республика» на первой полосе ставит статью Багаутдина Узунаева с провокационным вызывающим заголовком «Президенту дали от ворот поворот». Смысл заключался в том, что главу республики Муху Алиева, как главного виновника убийства, не приняли родственники Алхаматова. Далее больная фантазия гонит Узунаева по сказочным лабиринтам. Где только не находит Пуаро журналистики улики преступления президента. «По нашей информации, самолёт с телом Алхаматова должен был прибыть в аэропорт города Махачкалы в три часа дня. Потом сообщили, что рейс задерживается до трёх часов ночи. Выяснилось, не по техническим причинам задерживается рейс, а по политическим». Выходит, что президент Дагестана задержал прибытие самолёта до ночи, чтобы охладить гнев Узунаева.
Встречающие Алимсолтана Алхаматова, по словам Узунаева, собирались с телом идти на площадь с транспарантом: «Президент, посмотрите на дело своих рук!».
После прочтения этих строк жалею автора больше родственников убитого. По крайней мере, отечественная медицина не знает диагноза этой болезни. Далее пишет: «Были горячие головы в ту ночь, которые были готовы перекинуться на «Нефтекачку» Хасавюрта и сровнять с землёй дома Умахановых».
Я ни в коей мере не умаляю совершённое преступление и смерть Алхаматова, а Узунаев без расследования установил возможных его убийц. Если по слухам устанавливается убийство, рекомендую найти убийцу своих же соплеменников – Багаутдина Гаджиева, Тотурбиева, Гамида Гамидова и многих других, с представителями аварцев и лакцев не будем вас беспокоить. Тем более если убийство устанавливается по народной молве и слухам, то вам нет необходимости даже выезжать из Махачкалы.
Как говорится, флаг вам в руки и барабан на шею в деле установления справедливости и сохранения «фактора стабильности» в республике.
Другой наш герой, Заур Газиев, в вопросах политики и роли первого лица Дагестана часто затрагивает национальный вопрос. Хотя чувствуется в статьях отношение, как он говорит, «государствообразующему» этносу, он более деликатен. Кроме тех выражений, присущего ему сарказма и иронии, оно не проявляется. Одной из заметных ошибок Заура является такое выражение: «…сами аварцы недовольны правлением Муху Алиева». Как будто аварцы наделили его полномочиями президента или аварцы должны быть довольны исключительно за то, что он аварец. Тут Газиев раскрывает самого себя. Он мне напоминает фальшивомонетчика-дагестанца, которого никак не могли поймать до тех пор, пока он на долларовой купюре вместо Джорджа Вашингтона не нарисовал самого себя. Когда речь шла о роли правления М. Магомедова, у Газиева прозвучала такая мысль: «Конституция даёт право на не дачу показаний против самого себя и своих родственников». Смысл критики Муху Алиева сводится к этому, и ясно, если бы остался Магомедсалам спикером, объектом критики Газиева стали бы все, кто сегодня в оппозиции к президенту Алиеву, и совершенно другая песня звучала бы сегодня на волнах радио «Эхо Москвы – Махачкала». Обратите внимание, когда вышла нашумевшая статья З. Газиева «Потерянный город» в адрес мэра Махачкалы С. Амирова? Именно когда Магомедовы и президент Муху Алиев были союзниками. После этого сколько тяжёлых зим мы пережили, с полным энергетическим и жилищно-коммунальным коллапсом, Газиев не одно слово в адрес мэрии не позволил себе. Они объединились против общего зла в лице президента, поэтому о непредвзятости публикаций не может быть и речи. Мастерство художественного слова и талант компенсируют некоторые грешки Газиева, и во многом я согласен с ним в оценке происходящего в республике, особенно когда оценку национальной культуре дают дамы наилегчайшего поведения недагестанской национальности. Они в каждом из нас видят или Джамшуда или Равшана. Председатель СЖ Дагестана одну из них включил в Большое Жюри Союза журналистов учить нас недагестанской журналисткой этике.
Кроме вышеназванных «акул пера и китов слога», клыки президенту и аварскому народу начали показывать друзья с юга. Защищая интересы бывшего прокурора и бывшего кандидата в мэры Дербента Имама Яралиева, на страницах издания «Настоящее время» звучит крайне угрожающий тон ястребов с родины Шарвили. Если господин в обоих случаях «бывший», символично было бы переименовать издание в «Прошедшее время». Авторами публикаций выступают некий Ханжан Курбанов и, как назвал его пресс-секретарь мэрии Б. Узунаев, автохтон, светило кавказоведения Альберт Эседов. Острый на слово Ханжан, словно ханжар («кинжал» по ав.) вонзил президента, назвав его по-аварски «бихьинчи». Президент, как интеллигент и философ, не отреагирует на воинственный порыв Ханжана, но, как хочет Ханжан, на смену философа если придёт какой-нибудь «бихьинчи», как в соседней Чечне, яда окажется в воде, вернее, в волнах Каспия вместе другом автохтоном, чего я вам не желаю. Ирония по национальному вопросу, по крайней мере, некорректнa. Если у вас внутренний цензор отключился, надеюсь, должен сработать хотя бы инстинкт самосохранения, неважно, президент какой национальности – рамки приличия никто не отменял. Оно вам не дербентские выборы отменить или перенести на неопределённый срок.
Недавно один приятель выразил интересную мысль – на смену национальных движений 90-х пришли независимые СМИ. Если те влияли на власть через вооружённые формирования и митинги, сегодня наибольшее влияние на власть имеют хозяева республиканских изданий. И мы все знаем, какое издание какой национальности принадлежит. И я думаю: какое же издание пришло на смену аварского движения и его буйного лидера Гаджи Махачева в защиту своей нации? Если газеты отнести по происхождению учредителей, выходит: «Новое дело» и «Черновик» – «аварские» газеты. Первая появилась ещё в начале 90-х, когда ещё не было национальной принадлежности русскоязычных изданий. Если судить по публикациям, она по сей день сохранила первоначальную общедагестанскую идею и не замечена в «аварскости» публикаций. Думаю, именно это и является причиной сохранения самого большого тиража среди изданий.
«Черновик» – это отдельная тема, безусловно, одно из популярных, если не самое популярное издание, но я эту газету не то что аварской - антиаварской назову, судя по публикациям. Конечно, ни учредителю - аварцу Хаджимураду Камалову, ни редакции не делает чести, когда они очерняют аварский народ в чрезмерном старании создания общедагестанской газеты.
Недавно в газете выходит стихотворение пятидесятилетней давности покойного Расула Гамзатова «Сабля Шамиля». Это одна из самых неудобных для самого Расула и для его поклонников страниц в биографии поэта. Нет его в живых сегодня, но живы его произведения о Шамиле и Дагестане, где он воспевает мужество и героизм, доблесть и достоинство наших народов. Эти произведения переведены на более восьмидесяти языков мира, и он сам вошёл в золотой фонд мировой литературы. И не Ю. Головешкиной оценивать его поэтический дар, есть более авторитетные критики и классики, в том числе русской литературы, которые оценили талант Р. Гамзатова. «Черновик» наводит тень на поэта и на героя самого произведения – имама Шамиля. Если Б. Узунаев был бы аварцем, он учредителя назвал бы национал-предателем, и я в какой-то степени был бы с ним солидарен. В том же номере газета печатает статью некоего В. Чигирика о Абдурахмане Даниялове, одном из образованных и мужественных людей своего времени. Чигирик выпячивает свою ненависть к аварцам, а для «Черновика» важен тираж и симпатии неаварской части националистов. Об ушедших или хорошо или ничего – говорят порядочные люди, видимо, это ни к автору статьи, ни к изданию отношения не имеет. Далее «аварское» издание даёт статью некоего товарища из Ставрополя, где он клевещет на одного из мужественных и последовательных политиков Сайгидпашу Умаханова.
Все, наверное, помнят пасквиль на известного российского политика Рамазана Абдулатипова с вымышленным автором. Знающие люди утверждали, что это творчество самого «Черновика», сам Б. Узунаев назвал это одной из многоходовых комбинаций Х. Камалова. Я не хотел этому верить, к Камалову я отношусь с большим уважением как образованному и мужественному человеку, который создал влиятельное и интересное издание, которое способствует формированию гражданского общества и свободомыслящих людей. Однако, к моему сожалению, в том, что это многоходовые комбинации, меня укрепила недавняя оценка кандидатам в президенты Дагестана. Как известно, Х. Камалова знают как человека, приближённого к нынешнему президенту Муху Алиеву и как открытого оппозиционера власти прежнего главы – отца и сына Магомедовых. В одном из последних номеров «Черновика» вышла оценка Х. Камалова кандидатов в президенты и прозвучала интересная оценка в адрес Магомедсалама Магомедова. Вот что пишет Камалов: «Магомедсалам Магомедов – единственный, кто незаслуженно стал жертвой противостояния Муху Алиева и Магомедали Магомедова. Он вынужден был быть сыном своего отца и меньше всех причастен к правлению Магомедали Магомедова. Настоящий доктор, умница и т. д. …». Такой слащаво-комплиментарный тон из уст Камалова в адрес политических противников президента меня удивил и напомнил о «многоходовых» комбинациях. Оппоненты из «Республики» два «аварских» еженедельника называют «двустволкой» президента Муху Алиева, только они не замечают: один из стволов направлен против самого президента и аварского народа. Оказывается, нетрадиционная ориентация бывает не только сексуальная, но и национальная, в чём, к нашему стыду, замечен популярный еженедельник «Черновик». 



...Недавно один приятель выразил интересную мысль – на смену национальных движений 90-х пришли независимые СМИ. Если те влияли на власть через вооружённые формирования и митинги, сегодня наибольшее влияние на власть имеют хозяева республиканских изданий...

chernovik.net

Магомед Бисавалиев | Черновик

Я не знаю, как признать власть властью, людей во власти – людьми, если они не услышат малолетних детей Абдулмумина Гаджиева, которые просят за своего безвинно арестованного отца.

Где презумпция невиновности, почему нарушаются права и не соблюдают закон?
Уважаемые земляки, дагестанцы и не только дагестанцы, дайте свой голос в поддержку человека, гражданина и журналиста. Не позволяйте творить беспредел, защищайте права и свободы, не будьте равнодушными, ибо завтра беда может постучаться в дверь любого из нас.

Я понимаю юношеский максимализм и молодецкую бесшабашность многих наших дагестанцев. Они часто впадают в крайность и идут на отчаянные поступки.

В середине сентября в республике пройдут выборы разных уровней в муниципальных образованиях. Республика местами получит новую власть. Получит ли Дагестан  хороших менеджеров и управленцев – вопрос открытый. Ибо многие граждане и не знают, кого они выбирают себе в руководители. Выбирают только тех, кого позволили выбирать, и это неоспоримый факт.

После жаркого августа и политических трясок вряд ли нас ожидает спокойный и прохладный сентябрь. По прогнозам, осень в Дагестане будет продолжением жаркого политического лета. Интрига сохранится до конца.

Речь о предстоящих выборах глав муниципалитетов республики, в их числе и главы столицы. Это событие не может не вызывать интерес у тех, кто следит за ситуацией в регионе. Сегодня какое бы неоднозначное ни было отношение к персоне Рамазана Абдулатипова, он остаётся единственным сдерживающим фактором.

Один мой приятель со студенческих лет приятно удивил меня своей наблюдательностью. В своих путевых заметках из Европы он выложил удивительные фото и комментарий к ним: «В городе Марбург (Западная Германия) на узком тротуаре я случайно споткнулся. Когда посмотрел на тротуар, я заметил сверкающие железные вставки в асфальте.

Друг объяснил мне, что сами немцы называют их как «камни, о которые спотыкаешься». На них высечены имена замученных нацистами в годы Второй мировой войны людей. Один камень – одно имя».

Мы шли по улице Даниялова с одним моим знакомым. Когда дошли до здания, где раньше было министерство сельского хозяйства, он остановился и задержал своё внимание. Посмотрев на него, я понял, что его интересует вовсе не архитектура здания. Он смотрел на двух молодых людей – они выносили вёдра с краской, валики и прочее на балкон. Видно было, что в здании идёт ремонт…

– Это правда, что Минсельхоз переехал отсюда? – спросил он.

– Правда… Они за городом где-то…

– А здесь что?

– Говорят, музей будет.

«Много говорено, да мало сказано» – гласит русская пословица. Говорят без умолку – все, везде. Мало кто слушает, ибо каждый хочет высказаться. И неважно, услышат тебя или нет, лишь бы выговориться и показать себя.

Особым шиком стало ныне оскорблять человека в Интернете, прячась за левым ником (прости, читатель, эту случайную игру слов). Бог с ними, с этими «смельчаками» – это градация совести, и у каждого шкала своя. Речь не об этом.

В прошлом году, когда озвучили результаты общественного опроса о доверии главе республики, Рамазан Абдулатипов серьёзно насторожился. «Это не рейтинг доверия, это надежды  дагестанцев, очень опасная цифра, может ударить меня через определённое время», – сказал Абдулатипов.

Дагестан обретает новые черты, и это радует. Радует тем, что нас начали узнавать в федеральном пространстве не только по терактам и «стреляющим свадьбам», но и как народ древней культуры и выдающихся личностей, которые оставили след в истории современной России.

Ярким примером для России и спасательным кругом в море лжи и антикавказской грязи для дагестанцев и всех представителей Кавказа остается великий представитель наших народов в стране и в мире — Расул Гамзатов.

Уважаемый «Черновик»! Учитывая ваш принцип публикации любых точек зрения на странице издания, в том числе радикальных, иногда выходящих за рамки приличия, решил дать оценку своего видения происходящего в нашей республике и оценку республиканским еженедельникам в вопросе освещения национальных отношений. У вас возникнет вопрос: кто вы такой давать оценку изданиям? Я, прежде всего, читатель и подписчик всех этих изданий, думаю, что имею право выразить своё мнение по тому, что я покупаю.

chernovik.net

Магомед Бисавалиев - председатель Союза журналистов Дагестана? ~ РИА Дербент

О последних кадровых перестановках основные СМИ ни слова не замолвили, хотя касались они четвёртой власти. Главный редактор сменился в главной республиканской газете — «Дагестанской правде».

На эту должность вернулась экс-министр печати и информации Бурлият Токбалатова. А главным редактором главной молодёжной газеты стал Рамазан Раджабов, ранее работавший политическим обозревателем «Нового дела», и корреспондентом агентств Regnum.ru.

Со стороны кажется это обычной ротацией. Но здесь есть и свои подводные закономерности,  обусловленные  конкуренцией неформальных партий состоящих из выходцев тех или иных районов или сел. И последние перестановки можно расценивать как ослабление позиций согратлинцев. Почему выходцев из этого село много в такой мозгоемкой сфере как медиапространство?  Школа, говорят там сильная.  Выходцем из Согратя является журналист старой советской закалки Али Камалов, член союза журналистов России, Председатель союза журналистов Дагестана, главный редактор газеты на аварском языке » Истина».

Учредители двух ведущих еженедельников  «Черновик» и «Новое дело», тоже согратлинцы.  До недавнего времени работавший  главным редактором «Молодежки» Абаш Абашилов,  —  из этого села.  И сейчас получается согратлинцы лишились двух должностей. Упомянутой нами должности главреда «Молодежки», и должности директора «Дагпечати» в прошлом году лишился Магомед Абашилов. «Дагпечать» — организация распространяющая газеты и журналы, через собственную сеть киосков.  На посту директора  «Дагпечати» Магомеда Абашилова, сменил Сергей Снегирев, которого в Дагестан из Тверской области  пригласил Рамазан Абдулатипов.

«Дагпечать», в результате слияния оказалась в подчинении  директора издательского комплекса Дагестан Умаросмана Гаджиева. Рамазан Раджабов возглавивший «Молодёжку» родом из Тляратинского района, земляк Абдулатипова. И в «Новом деле», его материалы, в частности касательно муниципальных и парламентских выборов доводили до местных чиновников, и в целом до народа, посылы главы республики.  Ранее, не раз ставился вопрос об отставки, самого влиятельного журналиста из Согратля,  самого Али Камалова.  А на его место прочат  другого  земляка Абдулатипова, главного редактора журнала «Дагестан», и по совместительству главного редактора частной газеты на аверсом языке «Миллат» Магомеда Бисавалиева. Он главный проводник информационной политики Главы Дагестана, бьется с такими акулами пера как Максим Шевченко, который стал одним из лидеров оппозиционного фронта.  Шевченко, не исключаю, будет горой стоять за Али Камалова.

Он, в очень хороших отношениях со всеми Камаловыми из Согратля. Его «Кавполит» можно считать информационным партнёром «Черновика».  Дело не только в борьбе за  «Истину». Под угрозой развала может оказаться империя созданная Камаловым. Это самый многочисленный на Северном Кавказе, влиятельный союз журналистов. Влиятельный не только потому что  сильных журналистов там много, но и чиновников.

Рискнёт ли Абдулатипов идти на конфликт с согратлинцами, или должность главреда «Молодежки» была уступкой в обмен на неприкосновенность империи Камалова?  Министр информационно-аналитического ведомства при президентстве Магомедсалама Магомедова, не желая ссориться с влиятельным  землячеством, главредом «Молодежки», вместо одного согратлинца поставил другого. Мол, пусть разбираются между собой. Но тогдашний главред был просто не угоден кому-то со двора. И задача стояла просто убрать не угодного Магомеда Абашилова, вместо которого поставили угодного Абаша Абашилова.   Но в данном случае, мы видим борьбу за передел сфер влияния в государственном секторе СМИ.

 

Варлаам Валерьянов

http://www.budkav.ru/politika/analitika/otkupnaya-sogratlintsev-v-borbe-za-kamalovskuyu-istinu

riaderbent.ru

Будьте выше этой возни — Межрегиональный Информационный Ресурс Молодежи

Субботний вечер перевернул жизнь не только росгвайдеца и чемпиона мира по рукопашному бою, но и жизни многих дагестанцев.
Вопросами безопасности, морали праведности и преступности задавались многие. Не остался в стороне и журналист и редактор журнала «Дагестан» Магомед Бисавалиев.
Журналист высказался о публикации Нурмагомедова и Саадулаева и последовавшей за ними повальной реакции — «хабиб-факторе».

«Я думаю, что этих ребят дискредитируют тщеславные павлины, которые решили хайпануть не понятно на чем. Сейчас с помощью двух звезд мирового спорта Дагестан сделали местом разврата, беспредела и «боев без правил» не только в октагоне, но и везде, где работают и живут дагестанцы. Такое будет представление о нас любого, кто прочтет сегодня новости из республики», — считает Бисалаев.
Журналист отмечает, что заниматься поиском правых и виноватых заведомо неверная позиция, следует вести деятельную работу.
«Этот случай с перестрелкой, на мой субъективный взгляд, явно не тема Нурмагомедова и Саадулаева. Позвольте за вас болеть и вами гордиться всем дагестанцам независимо от национальных, социальных, политических, религиозных и прочих особенностей. Тогда вы будете на верном пути и вами будут гордиться все», — отмечает журналист.

«Нет, я не за убийства и разврат в ночных клубах, не спешите с выводами. Я за то, чтобы каждый занимался своим делом и люди, которые стали кумирами для миллионов, оставались кумирами для всех и занимались исключительно тем, что у них лучше получается.. Я понимаю, что мою позицию не поддержит большинство, а кто вам сказал большинство на верном пути? Большинство больше поддается эмоциям, нежели здравому смыслу. Это не раз доказала история. По мне важнее воспитание посетителей, чем закрытие мест их посещения», — подчеркивает Бисавалиев.

mirmol.ru

Магомед Бисавалиев "Жестокость" » Журнал "Дагестан"

Жестокость

 

— Повели одни молодые ребята из Салда в село Чорода похищенную в Грузии женщину и её двух дочерей, чтобы продать. Был день рузмана, там ждали людей из внутреннего Дагестана, которые приходили за пленными в Чорода. Их покупали хиндалалы*, — сказал отец и накрыл армуд с чаем блюдцем.

Так чай дольше остывает, и бывает вкуснее — сам пробовал. Этот знак мне понравился, это означало, что мы никуда не спешим. Я слушаю внимательно, предвкушая интересную беседу.

— После рузмана два хиндалава вышли на годекан и спросили, у кого есть женщины на продажу. К покупателям привели женщину с дочерьми. И говорит хиндалав салдинцу: «Дочерей беру, они ещё маленькие, скрутить прутьями проще, и получится из них что-нибудь. А вот её я не возьму, ничему хорошему она их не научит, в глазах её макру (коварство, хитрость)». Так сказал хиндалав и начал готовить хурджуны. Мать ненавистным взглядом обвела всех вокруг и со злостью уставилась на покупателя-хиндалава, говорившего что-то на непонятном языке, глядя в её сторону. Когда он стал разглядывать её малолетних дочерей и смотреть на хурджуны, прикидывая, поместятся ли в них девочки, мать вздрогнула. Злость в глазах сменилась испугом. Она со страхом смотрела то на гостя, то на своих дочерей, то на людей, собравшихся вокруг.

Кажется, она уже что-то заподозрила, но верить своим подозрениям не хотела. Салдинец уговаривал хиндалава купить и мать. Объяснял, что она и внешне хороша, не стара, — чего отказываться?! — мол, пригодится для хозяйства. Хиндалав ни в какую не соглашался, сказал как отрезал.

Он засунул в хурджун одну из девочек — лет семи, и затянул верхнюю верёвку так, что из мешка торчала только её голова. Девочка начала плакать и биться. Он прикрикнул, она задрожала от испуга и замолкла. Вторую девочку он таким же образом засунул в другой хурджун. Тревожный взгляд матери метался то на дочерей, то на собственные связанные руки, то на хозяина-салдинца, то на покупателя; она ждала, что руки развяжут, и её поведут с дочерьми. Но к ней никто не подходил.

Она начала биться, плакать, просить, умолять. Она умоляла хиндалава взять и её тоже, что умрёт она без дочерей. Тот не знал грузинский язык — переводили рядом стоящие, уговаривая, чтобы взял и женщину. Он категорически отказался, сославшись на то, что девочек не удержит, если рядом с ними будет мать. Гости распрощались с чородинцами, взяли своих лошадей и направились в путь.

Привязанная к столбу женщина рыдала на весь аул, а когда гости скрылись за поворотом, принялась что-то говорить нараспев. Это был то ли плач, то ли проклятие, то ли молитва, то ли ворожба. Сельчане спешно стали расходиться, подальше от несчастной женщины, будто опасаясь, что её беда и страдания могут задеть и их.


Через некоторое время кто-то развязал ей руки и отпустил. Она пулей полетела вслед за лошадьми, увозившими её детей. В это время лошади и хиндалал перешли речку и приближались к местности Халцах. Увидев бегущую за ними женщину, они остановились. Жители села, издалека наблюдавшие эту картину, терялись в догадках и даже предположить не могли, как будут развиваться события дальше.

Женщина добежала, схватила за уздечку лошадь, на которую были погружены хурджуны с её детьми. Она умоляла о чём-то всадника, направляясь к хурджуну. Обняла дочь, поцеловала её и долго не выпускала из объятий. Потом побежала на другую сторону, обняла другую дочь, и тоже поцеловала, и долго не отпускала её.

Лошадь и всадник дёргались то назад, то вперёд. Дважды крикнул что-то всадник, потом рукояткой плети оттолкнул её и продолжил путь дальше. Женщина зарыдала и упала на землю. Долго лежала она так и не шевелилась, а жители села разошлись по своим саклям. Говорили, в предвечернее время она встала и направилась в сторону Салда, оттуда пошла по реке вверх.

Через неделю её труп нашли чабаны в местности Ор Ричдиб по дороге в Грузию. Какова была причина смерти, неизвестно. Было это поздней осенью. Могла замёрзнуть, могла умереть с голоду, могла и покончить с собой после всего, что пережила. Есть там недалеко от водораздела по дороге в Грузию, у подножья горы, холмик и почерневший от ветров и дождей маленький камень на нём. Джурмутцы называют эту местность Хъазахъалъул хIуб (могила грузинки) как свидетельство печальной истории несчастной женщины и её дочерей.

 

*Хиндалав (м. р.), хиндалал (мн. ч.) – аварцы-садоводы, жители тёплых долин Дагестана.

 

 

 

Цорские девушки,

или Как любовь разорвала барабан

 

Когда молодые и красивые девушки из Цора приезжали на свадьбы в Джурмут, джурмутские молодцы танцевали с особым задором, их трюки становились сложнее и опаснее, а движения рук и ног — резче и точнее. Я это всё помню — маленький был, но помню. Помню, как сверкали их глаза, как блестели зубы — каждого их них переполняли чувства и энергия. И это всё было из-за красавиц Цора.

Трезвые пьянели, пьяные дурели, а дурные становились и вовсе невменяемыми и совершали безумные поступки. Никто из них никогда бы не сознался в этом, но я точно знаю, что именно так всё и было.

В Цоре жизнь была полегче. И рядом с нашими девушками, измученными трудом, почерневшими под палящим солнцем, девушки из Цора выглядели беленькими и красивыми.

Как-то спросили у одного горца, влюблённого в цорскую красавицу: «Правда ли, что ты волочился за девушкой из Белоканы и хотел жениться на ней?» Горец ответил достаточно остроумно: «Она была хороша, ну как мне на ней жениться-то? Жизнь в горах скудна и тяжела, физическую работу она не осилит, а профессии нет, как говорят — не грузовая, не легковая».

Но любовные сумасбродства джигитов на свадьбах бывали всегда. Я помню эти ясные лунные ночи джурмутских свадеб и танцы вокруг костров. Слышу и поныне шум горных рек, звуки душераздирающей зурны и барабанной дроби, которыми соседи из ближних и дальних аулов созывали нас на праздник.

В центре каждого села находилась открытая площадка (гьоцIу) — для молотьбы ячменя, и для свадеб. Иного предназначения у этого места не было. За площадкой — плоские крыши саклей, откуда стар и млад с любопытством наблюдали за танцующей молодёжью. Как бы молодые ни старались скрывать свои чувства и предпочтения, внимательный зритель улавливал взаимную тягу молодых друг к другу.

Я тут не зря вспоминал о цорских красавицах. Перед ними образовывался особый круг желающих потанцевать. Девушки из Цора, почувствовав своё превосходство над местными подругами, кокетничали напропалую. В их манерах, движениях в танце, в одежде было что-то волнующее, отличающее их от наших девушек. Порой местные девушки пытались им подражать, но улавливали только детали, а основное ускользало.

И джигиты наши продолжали увиваться вокруг приезжих. В жёлтых нейлоновых рубашках, в ярко-синих кримпленовых пиджаках, в кепках-аэродромах на голове, со «стекающими по краям уголков рта усами». Такова была мода советского периода, мода времён моего детства.

Пели песни, рвали струны пандура, разбивали посуду, демонстрируя крутой нрав и удаль. А один влюблённый чудак в порыве страсти, на­деясь заслужить одобрительный взгляд цорской красавицы, прячущейся за спинами подруг, изо всех сил ударил ногой по барабану. Лопнув, тот вылетел из рук барабанщика и покатился вниз по узкой улице, подскакивая на кочках и ударяясь о стены. Только глухое эхо доносилось до свадебного костра, будто негодование барабана, сделавшегося инвалидом, изгнанного из такого весёлого общества и ни на что теперь не пригодного.


Пока растерянный барабанщик чесал затылок, другой претендент на внимание красавицы из Цора с ходу ударил зурнача, потом двоих, пытающихся его удержать, и бросился на конкурента — того, который бесстрашно ударил по барабану.

И тут, как говорят в городе, пошла «селуха на селуху». Долго пьяный люд объяснял друг другу кто прав и кто виноват. Шумели, толкались, боролись, дрались, разнимали, все разговаривали, и никто друг друга не слушал.

И всё это происходило из-за нарядных беленьких девушек, которые поднимались на свадьбу из Цора. Мужики с ними танцевали, из-за них дрались, им песни пели, влюблялись, теряли на время разум… Девушки же, будто ничего и не произошло, вдоволь натанцевавшись и навеселившись на свадьбах, бросали горы и торопились назад в Цор — пока снег не закрыл перевалы. А влюблённые юноши, отрезанные снегами от Цора и от предмета своей любви на целые 6-7 месяцев, оставались в горах.

И в осенние солнечные дни с веранд аульских домов доносились печальные мелодии; подыгрывая себе на мандолине, пандуре и других инструментах, пели юноши о потерянной любви, о длинной зиме, закрытом перевале и возлюбленной, которая осталась за заснеженными хребтами.

Помню одну такую песню молодого человека, влюблённого в красавицу за хребтом. Слова народные (джурмутские):

Я дунги цIумани, цIобилав Аллагь,

ЦIороб сухIбатIа свери бахъизе.

ЦIудулги тIинчIани, я Расулуллагь,

Белоканий росулъ гьудул йихьизе...

 

В подстрочном переводе примерно так:

Родиться бы мне орлом, о Всевышный,

Чтоб полететь над Белоканом,

Быть бы хоть птенцом орла, о Посланник,

Чтобы увидеть любимую

на цорском сухбате (вечеринке).

 

На смену летней безбашенности приходила зимняя трезвость; но не выдержав уныния, душа опять начинала тосковать по веселью и солнечным дням. Все ждали наступления весны…

Так было раньше. Ныне же и в горах, и в Цоре, к большому сожалению, весна — долгожданная встреча с возлюбленными — в сердцах молодых людей не наступает, их уже не радует оттаявший перевал. Граница на замке. Нас навсегда разделили пограничники. Осталась лишь память... память и брошенные пустые аулы, заросшие крапивой; места, где раньше бурлила жизнь, влюблялись молодые, молились пожилые, пели песни, читали молитвы, встречались и снова провожали друг друга люди...

Оценить статью

Метки к статье: Бисавалиев, Тайная тетрадь, Литература Дагестана, Проза Дагестан, Жестокость

journaldag.ru

Магомед Бисавалиев: Когда востребована ложь

Очень хотелось услышать аудио или видеозапись, на которой было бы запечатлено как Рамазан Абдулатипов назвал учителей коровами. Если бы такая запись существовала, то должен был бы признать, что такое высказывание можно назвать лишь откровенной глупостью. Глупостью достойной безусловного осуждения. Однако такой записи нет. Я прослушал полную стенограмму выступлений участников Образовательного форума, где по заявлениям в некоторых изданиях якобы прозвучали эти слова. Подобного высказывания на форуме не звучало, а соответственно кое-кто из моих коллег по журналистскому цеху, если и не откровенно слукавил, то впал в откровенное заблуждение, потащив за собой и своих читателей.

Наиболее значимым результатом раздутой из откровенной клеветы журналистской «сенсации» стал вышедший на площадь некий юноша, попытавшийся таким образом обратить внимание общественности на то, что он уже целые полгода гордо носит на пиджаке значок депутата Народного Собрания. Отмечу, что большинство революционеров 1917 года к моменту выхода на баррикады успели написать научный трактат либо ограбить пару банков. Про юношу с плакатами я вчера услышал впервые, поэтому должен признать успех его акции. Правда, подобных желающих заявить о себе языком плаката мы увидим еще немало и в общей массе мы о нем очень скоро забудем. Тщеславие и корысть будут порождать подобных «демонстрантов» до тех пор, главой республики не станет человек, при котором их начнут бить еще в магазине при покупке ватмана и красок.

Конечно, рассказывать анекдоты на публичных мероприятиях для Главы республики всегда чревато имиджевыми потерями. Не то место и не та аудитория. Однако, оценивая его заявление о даче взятки, необходимо руководствуясь не пуританской «моралью», которой мы десятки лет прикрывались как фиговым листком (трубя о наших адатах и шариате), а трезво признавая, что Абдулатипов вновь оказался честнее и мужественнее всех вместе взятых носителей депутатских значков, орденов и офицерских картузов. Не боясь многочисленных кляуз, которые уже понеслись в федеральный центр, он указал на пресловутую вертикаль, прогнившую от Кремля до самого отдаленного аула в Дагестане.

Особо замечу, что когда подобные мысли озвучивает Рамзан Кадыров, то весь Дагестан заходится в восторгах в своих Инстаграмах, подчеркивая его исключительное мужество и харизму, но в упор не замечая очевидных пороков современной российской системы управления. Возникает вопрос: почему же мы уподобляемся той офицерской вдове, которой непременно требуется самой себя высечь, пытаясь на каждом углу высмеивать своего руководителя? Напрашивается мысль, что уважение в Дагестане вообще можно заслужить только лишь плетью. А плеть, как известно, уважают лишь рабы.

Отмеренный Абдулатипову срок руководства республикой подходит к концу и сейчас самое лучшее время, чтобы приглядеться к «кандидатам», уже примеривающим кресло Главы республики. Одни не поднимая голову строчат кляузы в Кремль, другие уже который год накручивают себе рейтинги «Народного президента». Усердие достойное похвал. Но будут ли с таким усердием они работать? Заслужил ли Дагестан таких правителей? Может и заслужил, Дагестан — разный. Я точно не сторонник кандидата — доносчика, очень надеюсь, что и остальной Дагестан не упал до этого уровня.

 

dagtoday.ru

Магомед Бисавалиев: Когда человек человеку — собака

— Скажите, пожалуйста, чем объясняется такое единодушие дагестанских общественников в защиту городского парка и собак? Сплотились люди, которые по многим вопросам были по разные стороны баррикад, — спрашивает меня с утра девушка из ранее неизвестного мне информационного агентства. Я ей не ответил, ибо не выспался и не до этого было. Сейчас думаю, почему бы и не ответить? Мне самому было странно, что общественность столь бурно среагировала на строительство музея в парке и отстрел бездомных собак.

Непонятно и почему именно сейчас? Ведь вырубали у нас и скверы, и парки, и даже на кладбище было покушение. Но такого единодушного выплеска агрессии в адрес власти не отмечалось. Причин пробуждения «гражданского» общества в Дагестане, как мне кажется, две. И хоть сами представители этого общества вправе не согласиться с моими доводами, но озвучить их я тоже право имею.

Говоря о градостроительстве, напомню, что под разрешительными документами раньше стояла подпись Саида Амирова, завитушки которой были весомее всех решений Гаагского суда. Этот юридический парадокс закономерно исказил не только суть и букву закона, но и сознание дагестанцев, в отличие от отстрела собак воспринимающих сегодня убийства людей вполне обыденно.

Да, аморально. Да, не по-людски. Но ведь собака человеку – друг, а человек человеку всегда — собака. У этого тюбейтейка не правильного цвета, у того борода на два пальца длинней, а вон тот с третьей квартиры и вовсе новый джип купил. Сволочь. Да и жмот к тому же. Собакам во дворе объедков даже не бросит, хотя еду в «Яблочке» полный багажник затаривает. Как сочувствовать их убийству?

Взорвали муфтия в центре города? Значит дорогу перешел кому-то. Убили министра внутренних дел? Так в президенты республики метил! Отец зарезал дочек за вечерние прогулки? А как же иначе по законам гор? И только убийство бездомных собак сумело собрать членов Общественной Палаты республики. Ведь нет у собак и деревьев ни вероисповедания, ни национальности, ни социального статуса. От чего же не любить и не защищать «братьев меньших»?

Тем паче, что чиновники, ответственные за деревья и собак, — идеальный объект для критики. Потоптался часок на морозе, слепил снежную бабу, покритиковал власти, и вот ты уже защитник природы. Настоящий лидер «гражданского» общества. Идеальный вариант, если в традиционное общество уже не вписываешься.  Закон ведь не запрещает…


Шамиль Хадулаев: Ответ на публикацию Магомеда Бисавалиева

Магомед Бисавалиев, ты не прав!

Твоя паника с обсуждаемой темой об отстреле животных в Общественной палате РД лишена логики. Паникуешь ты, а стрелки указывают на другого человека…

Эти слушания были проведены по просьбам зоозащитных организаций.Мы сразу обозначили, что в первую очередь мы должны думать о семье погибшей девочки и о том, какую боль испытала семья, родные и близкие, узнав о такой ужасной смерти ребенка. А собрались же мы с нашими гостями из Москвы, чтобы не допустить такое в будущем. Вот что главное.Руководитель Ассоциации Юристов и специалистов по правам и защите животных «ЗООПРАВО» Федюнина Анастасия Павловна по итогам заседания в ОП РД сказала-«сегодняшняя встреча показала, что власти среагировали положительно и готовы с сотрудничать общественниками. Это будет не лёгкий путь, это первый этап…

Нам нужно найти общий язык, и только благодаря спокойному обсуждению, мы сможем добиться какого то положительного результата…

Надо быть чуть-чуть мягче в этом отношении, что бы власть не отвернулась от нас, после наших резких заявлений и обращений».Она же на сегодняшней встрече с заместителем главы города А.Ибрагимовым сказала, что полностью удовлетворена и моментальной реакцией властей Дагестана и Махачкалы и его ответами по остро поставленным вопросам, которые задавались представителями зоозащитных организаций. Более того, их делегация улетает назад в Москву совсем с другими чувствами , нежели с теми с которыми они к нам прилетали, куда им предлагали при вылете брать билет в один конец! Но вот твоя публикация, которая появилась утром и которую они прочитали, перед встречей, вызвала у них крайне негативную реакцию. Как говориться, с такими друзьями нашему руководству республики и враги не нужны!!! Не там ищете врагов и не тем занимаетесь! Именно мы делаем все, что бы эта ситуация не раскачивалась по стране, так как в Москве уже подана заявка на митинг 12 марта из за массовых и жестоких убийств собак в Дагестане.

Прочитав твою публикацию, я почему то не удивился. Кратко припомню несколько нюансов, связанных с историей общественного движения в республике…

Вот для тебя странно, что объединились люди по вопросам защиты парка и прекращения массового убийства собак. Люди, которые раньше стояли по разные стороны баррикад. Ну, видимо, ты немножко не в курсе, иначе знал бы, что это не совсем так. Хочу тебе напомнить, что мы с мои коллегами еще 3 октября 2011 года провели митинг против коррупции в Дагестане, и на транспарантах были довольно нелицеприятные лозунги для властей и республиканских, и города Махачкалы. Но тебя почему то с нами в одних рядах я тогда не видел. Тезис о подписи С.Амирова, сравнимой с решением Гаагского суда, почему-то тоже вызывает вопросы, хотя согласен, что так оно и было. Но вот почему спустя 3.5 года, после его отсутствия, вакханалия с подписями не прекратилась? Может он мешает и даёт указания из мест не столь отдалённых?

Далее, с чего ты взял, что только убийства собак собрали Общественную палату РД? Наверное, мы живем в разных республиках, если ты не в курсе, что мы с постоянной периодичностью поднимаем востребованные обществом проблемы и делаем это открыто, с приглашаем людей на обсуждение этих проблем, по итогам которых даем рекомендации по недопущению этого в будущем. Называя же чиновников идеальным объектом для критики за парки и собак, ты видимо не знаешь, что именно чиновники и создали эту ситуацию, следствием которой поднимаются эти скандалы. Если спросишь почему? Да потому, что занимают свои места не по профессиональным качествам, а по совсем иным, о которых мы все прекрасно знаем.

А на морозе тогда мы топтались, не потому что нам так этого очень хотелось, а потому, что нам была не безразлична судьба парка, который именно чиновники и хотели пустить под откос. Мы тогда там дежурили постоянно, тем более что я сам поднял этот вопрос в СМИ, узнав о таком решении от нашего заместителя председателя Общественной палаты РД А.Азизханова, который был также категорически против такого решения и озвучил это публично 27 января на общественных слушаниях в Администрации города Махачкалы. В защиту парка тогда вышли именно горожане разных поколений, национальностей, вероисповеданий и политических взглядов. Чиновникам за это, как говорится, спасибо! Виновных в этой ситуации среди защитников парка мы там не увидели и опять- таки тебя Магомед тоже. Да, я и мои коллеги лепили там снеговика. Да мы осуждали такое непродуманное решение властей, о желании вырубить гектар деревьев. Что в этом плохого? Но хочу тебе заметить, для информации, я в гражданском обществе в отличии от тебя еще со времен СССР с 1990 года. Принимал активное участие также и при выборах Президента России 1991 года и т.д. Так что не спеши делать скоропалительных и не продуманных выводов, Навредишь совсем не тем людям!

ЧИТАЙТЕ В СЕРОМ ЖУРНАЛЕ:

kopomko.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *