Перевод книги сэра Алекса Фергюсона - «Лидерство». Глава 3. Собирая воедино. Часть 2

Глава 3. Собирая воединоЧасть 2

 

 


Подготовка


Продолжение


В футболе, как и в других сферах деятельности, самые продуманные планы иногда не работают, и приходится импровизировать. На самом деле, это происходит довольно часто. Я часто прокручивал в голове какие-то моменты во время игры или в перерыве. На ум тут же приходит матч против «Вест Хэма», который состоялся в апреле 2011 года.

 

За несколько месяцев до этого «молотки» выиграли со счетом 4:0 в Кубке Лиги. На тот матч я выставил множество молодых игроков. Под конец игры Уолли Даунс, тренер по работе с защитниками «Вест Хэма», подошел к Уэсу Брауну, готовящегося заменить Джонни Эванса, и спросил: «Ты выходишь для того, чтобы перевернуть ход игры?».

 

Это взбесило меня, как и насмешки от болельщиков «Вест Хэма» после игры, которые были настроены очень агрессивно и доставали меня на парковке. Я сказал им: «Мы вернемся сюда в апреле и поспособствуем вашему вылету». И вот мы вновь на «Болейн Граунд», проигрываем со счетом 2:0 к перерыву, а я очень далек от выполнения своего обещания.

 

Прошлый план полетел в мусорное ведро, Патрис Эвра, который играл за сборную Франции в середине недели, сел на скамейку, а Райан Гиггз перешел на левый фланг. В итоге мы выиграли 4:2, а Руни сделал хет-трик. Несколько недель спустя, в конце сезона, «Вест Хэм» вылетел в Чемпионшип.

 

Нечто подобное произошло на «Олд Траффорд» в 2009 году, когда мы уступали «Тоттенхэму» со счетом 2:0. В перерыве я выпустил Карлоса Тевеса вместо Нани, и эффект превзошел все ожидания. Аргентинец носился по полю, как заводная игрушка, только его никогда не надо было подгонять. Тевес был невероятно вынослив – он вышел на поле, накрывал почти каждого игрока «Тоттенхэма», полностью изменил темп игры и завел болельщиков. Мы забили пять мячей, и завоевали чемпионство с четырехочковым отрывом. Поразительно, как порой одно изменение может повлиять на план игры.

 

Бывало, что нас обыгрывали соперники, подошедшие к конкретному матчу более подготовленными, с хорошо отработанной тактикой. В 1996 году «Ньюкасл» забил нам пять безответных голов на «Сент-Джеймс Парк». Кевин Киган, бывший тренером «Ньюкасла» в ту пору, выпустил множество грозных игроков нападения, таких, как Алан Ширер, Лес Фердинанд, Питер Бердсли и Давид Жинола. Позорность этого поражения подчеркивает последний гол, забитый «сороками». Филипп Альбер, их центральный защитник, закинул мяч Шмейхелю за шиворот c 18 метров. Мы были унижены.

 

Собственная недисциплинированность также дорого нам обходилась. Можно попасть впросак, если твои игроки игнорируют план на игру и не следуют ему. Это случилось с «Юнайтед» в обоих лигочемпионских финалах против «Барселоны». Мы проиграли, потому что 2-3 футболиста не слушали мои указания и играли в свой футбол. Нельзя этого допускать, когда ты играешь с «Барселоной», особенно под руководством Пепа Гвардиолы. Дело в их способности умело контролировать мяч. «Юнайтед» привык владеть мячом в течении ¾ матча, и мы знали, что тики-така выбьет нас из колеи.

 

Алекс Фергюсон и Пеп Гвардиола.


Временами нас поражала атмосфера, с которой мы сталкивались. Самыми неприветливыми были «Энфилд» и «Элланд Роуд» (когда «Лидс» еще был нашим реальным конкурентом). На стадион «Ливерпуля» приезжали наши лучшие команды, но толпа, беспощадная к гостевым командам и арбитрам, создавала чудовищную атмосферу. Игроки «Юнайтед» иногда теряли уверенность в себе и не могли сконцентрироваться. Нужно всего пару секунд, чтобы отправить коту под хвост многочасовые тренировки, и с этим ты уже ничего не поделаешь. Хотя в футболе и есть что-то от шахмат, вингеры, вратари и центральные защитники – это не ладьи, слоны и кони. У них в венах течет кровь, и они подвержены эмоциональным порывам.

 

Стоит упомянуть еще один элемент подготовки – я всегда выступал за рискованные действия. Не удивлюсь, если фанаты связывают успех «Юнайтед» с готовностью ухватиться за призрачные шансы. Когда толпа на «Олд Траффорд» скандирует: «Атакуйте! Атакуйте! Атакуйте!», легко подумать, что инстинкт самосохранения у нас отключается. Я никогда не рассматривал это под таким углом: моя роль заключалась в том, чтобы устранить как можно больше рисков. Из-за моего пристрастия к скачкам и картежным играм можно подумать, что я и по жизни заядлый игрок. Но это совсем не так.

 

Никогда не тратя неоправданные суммы на ставки и лошадей, я тщательно просчитывал риски и в «Юнайтед». Мы старались ничего не оставлять на волю случая. Трудно даже вспомнить, как много в перерывах я говорил о том, что надо терпеть и ждать подходящего момента для гола, а не носиться по полю, словно сорвиголовы. Риск я поощрял только тогда, когда наступала последняя пятнадцатиминутка матча. В таких случаях уже неважно, отстаешь ты на один мяч или два, надо кидать все силы в атаку.

 

Часто при плане «Б» соперники попадали в наши сети, пытаясь отстоять свое преимущество. Они выпускали игрока обороны вместо нападающего, и это меняло весь баланс. Мы могли спокойно крутиться возле штрафной оппонента, не беспокоясь о его возможности контратаковать. Другие команды, вероятно, думали, что устраняют риск, когда опускаются к своим воротам, но на деле они просто давали нам больше пространства. Наша команда спокойно создавала множество голевых моментов без дополнительного риска. Чаще всего мы все-таки забивали. Голы на последних минутах оказывали огромное влияние на нашу раздевалку и на болельщиков, которые с нетерпением ждали возможности обсудить матч по дороге домой или в пабе.

 

Наши критики говорили, что дело в везении и дополнительном давлении «Ферги-тайма», но, по правде говоря, побед мы добивались с помощью тщательной подготовки и вдумчивого подхода к риску.

 

Конвейер


Когда стоишь во главе какой-либо организации, надо просчитывать все на несколько ходов вперед. Но когда имеешь дело с чем-то вроде «Манчестер Юнайтед», перспектива постоянно меняется. В некоторых случаях можно было предусмотреть все на несколько лет вперед, а порой невозможно предугадать, что случится после очередного вызова. В нашем случае – после предстоящего матча. Ключевым моментом является ставка на долгосрочную перспективу, и мы, в «Юнайтед», всегда закладывали фундамент на будущее. Для этого нам потребовалось наладить конвейер талантов.

В заявке на каждый матч должно быть 11 игроков основы и семь запасных, и вся суть нашей организации заключалась в том, чтобы заполнить все эти места своими воспитанниками. Мне всегда хотелось знать, каких игроков из академии мы выберем через три года в основу. Гораздо проще выступать на стабильно хорошем уровне, когда собственными руками взращиваешь юнцов, помогаешь им в развитии и открываешь перед ними все двери.

 

Непростая задача. На практике это означало просеивание миллионов юношей, мечтавших стать профессиональными футболистами, а также просмотр десятков тысяч игр, порой в унылой обстановке и под проливным дождём. Недавно я прочитал, что Стив Коппелл (игрок «Манчестер Юнайтед» в 1975-1983 годы) перед началом своей тренерской карьеры как-то сказал: «Этот процесс можно сравнить с черепахами южных морей: вылупятся тысячи, а достигнут воды лишь немногие».

 

Стив Коппелл против «Челси».

 

Стиви был чертовски прав, однако касательно «Юнайтед» это утверждение обыгрывалось с небольшой оговоркой: нам были интересны черепахи, которые могли не только достичь кромки воды, но и выдержать длительные морские заплывы.

 

К моменту моего прихода в 1978 году штат «Абердина» насчитывал двух скаутов, на момент ухода - семнадцать. Все они были ответственны за поиск молодых талантов в Шотландии. Результат превзошёл все ожидания: в финале Кубка обладателей кубков против «Реала» в составе моей команды было восемь воспитанников академии, и лишь трое игроков были куплены из других команд (в том числе Гордон Стракан, который числился в составе ещё до моего прихода в клуб).

 

Опыт работы с Гордоном лишь поспособствовал укреплению моей веры в пользу воспитания собственных игроков. Когда я пришёл в клуб, над его головой уже был занесен нож гильотины. Мой предшественник собирался продать его. Я сказал правлению, что не допущу трансфера Гордона, пока лично не оценю его игровые качества. И, знаете, я остался доволен Страканом.

 

Я решил оставить его в команде, и со своим штабом мы помогли ему научиться грамотно использовать всю ширину поля и правильно выбирать позицию. В итоге Гордон добился значительных успехов, перейдя в «Манчестер Юнайтед», став лидером сборной Шотландии и позже возглавив её в качестве тренера. Он сумел построить безупречную карьеру.

 

В «Юнайтед» образца восьмидесятых имелись скауты, работавшие по всей Англии и Ирландии. Однако система была несовершенна: четыре скаута на графство Большой Манчестер и окрестности, и всего на сам город Манчестер. Чтобы устранить эту брешь, мы сменили руководство отдела по работе с молодёжью. Новым руководителем стал Лес Кершоу, который до этого помогал Нобби Стайлзу и Брайану Кидду, победителям Лиги чемпионов-68 в составе «МЮ». Он хорошо знал местную молодёжь и систему поиска игроков. Лес стал настоящей находкой.

 

До прихода в клуб Кершоу преподавал химию в Manchester Metropolitan University и был скаутом «Арсенала» на полставки. Лес привнёс в научную лабораторию под названием «Олд Траффорд» свою беспристрастную объективность и сыграл неоценимую роль в переработке нашей стратегии развития молодых игроков.

 

Лес Кершоу (слева) получает награду от доктора Саймона Кэмпбелла, представляющего Королевское Общество Химии.

 

Скауты работали неполный рабочий день, и в качестве стимула мы придумали систему бонусов. Молодой талант подписал контракт? Попал в основу? Добился вызова в сборную? Продлил соглашение ещё на несколько лет? За всё это скауту, нашедшему игрока, назначалось дополнительное жалование.

 

В конечном счёте, свидетельством силы молодёжи, а вместе с тем и правильности нашего подхода, стала команда, добившаяся требла в 1999 году. Из тридцати игроков заявки на сезон половину составляли игроки возрастом до 25 лет. Там был, к примеру, Бекхэм - живая реклама молодёжной политики клуба. Впервые мы услышали о 12-летнем Дэвиде в 1986 году от скаута Малкольма Фиджена. После этого Бэкс, с детства болевший за «Юнайтед», встретился с Бобби Чарльтоном, и мальчишку притянуло к нам, будто магнитом. В том же, 1986, мы впервые узнали о Гиггзе.

 

Райан и Дэвид дебютировали за клуб в 17-летнем возрасте. На момент первого появления в основе Ники Батту и Гари Невиллу тоже было по семнадцать, Филу было восемнадцать, Скоулзи - девятнадцать.

 

Эффективность нашего подхода к работе с молодежью стала видна к старту сезона 1995/96, когда шесть из тринадцати игроков, задействованных мной в матче против «Астон Виллы» были воспитанниками нашей академии. Ту встречу мы проиграли, и телеэксперт Алан Хансен, увидев исход матча, не нашёл ничего лучше, чем произнести той же ночью на всю британскую общественность: «вы ничего не выиграете с детьми».

 

Мне всегда казалось наоборот - вы ничего не выиграете без детей.

 

Класс-92.

 

Молодёжь добавляет команде фантастический дух. Тинейджер никогда не забудет человека или клуб, который дал ему путёвку в жизнь. Для молодых парней нет ничего невозможного - если надо, они прорвутся и через забор с колючей проволокой, в то время как прагматичные игроки основы попытаются найти калитку. С молодыми игроками растет и уровень игры, потому что каждое новое поколение на несколько голов выше старого.

 

Данное утверждение со временем становится всё более верным из-за повсеместного влияния телевидения и увеличения зон скаутского охвата. Телевидение позволяет мальчишкам со всех уголков мира смотреть за игрой Месси или Роналду. Уверен, что тысячи детей пытаются подражать финтам Месси или замахам Роналду. Где-нибудь найдутся молодые игроки, которые сумеют превзойти своих кумиров, и они поведут новые поколения к невиданным доселе высотам.

 

Возможно, наш подход к воспитанию молодых игроков был слишком серьёзен, он был миниатюрной копией обучения сотрудников какой-либо глобальной организации. У нас было определённое расслоение и разделение на департаменты, и путь к успеху отдельно взятого футболиста был понятен, как если бы выпускник университета приходил на работу стажёром с мечтой стать генеральным менеджером или управляющим.

 

В «Юнайтед» было разделение на юношескую команду, дубль, резерв и основную команду. Молодёжный кубок Англии был очень важен для нас: он давал юниорам возможность почувствовать вкус серьёзной конкуренции. Подобный вид подготовки был своего рода отголоском игр первой команды, возможностью ощутить разницу между победами и поражениями.

 

Впервые столкнувшись с талантливыми юниорами, мы, можно сказать, не давали им прохода - загружали постоянными тренировками и рассказывали, что и как надо делать. Тренерский штаб хотел убедиться в том, что парни усвоили всё необходимое для дальнейшего прогресса. Занятия в академии – это не шутки.

 

Вечером во вторник и четверг молодёжь тренировалась под наблюдением как своих тренеров, так и тренеров первой команды; в остальное же время ребята попадали под неусыпный контроль Эрика Харрисона. В эти дни я и Арчи Нокс частенько посещали тренировки юниоров, и Эрик сумел построить занятие таким образом, что на каждую тренировку парни выходили, как на кубковый финал. Некоторые из них боялись занятий с Эриком куда больше, чем тренировок со мной.

 

Эрик Харрисон и Гари Невилл.


По мере взросления ребят мы начинали давать им больше свободы, в конечном счете, если они попадали в первую команду, мы могли требовать, от них улучшения некоторых компонентов игры. Но, в целом, пред нами представали уже другие тренерские вызовы.

 

Мы знали, что эти игроки уже обладали определенным набором навыков и верили в себя, так что наше внимание переключалось на их эмоциональные и физиологические нужды. К тому же, мы отгораживали их от нападок СМИ. К примеру, Райан Гиггз не давал никаких интервью, пока ему не исполнилось 20 лет. В конце концов, он пообщался с Хью МакИлвани, журналистом Sunday Times. К тому же, репутация Хью была безупречна.

 

Ради молодых игроков мы также частенько проворачивали один трюк, который удачно скрывали от телекамер. Время от времени такие игроки основы, как Брайан Робсон или Даррен Флетчер, играли с резервистами. Это было серьезное подспорье для футболистов академии, на которых мы рассчитывали в будущем. Даже если опытные игроки просто стояли около бровки и наблюдали за молодыми футболистами, ребята получали огромный заряд уверенности. Брайан Робсон, Стив Брюс, Брайан МакКлер – все они участвовали в этом.

 

Гари Невилл, в свою очередь, помогал молодым футболистам разобраться с их контрактами. Каждый помогал молодежи по-своему. Гари, например, постоянно критиковал юнцов, но только потому, что хотел лицезреть их успех. Стоит отметить, что когда Гари впервые попал в основу, то и сам попал под пресс Петера Шмейхеля. При переходе в первую команду Гиггз также укрылся под крылом старшего товарища, Пола Инса. Я пережил такую же историю, будучи игроком «Сент-Джонстона». Там за мной приглядывали три игрока основы: Джим Уолкер, Джимми Литтл и Рон МакКинвен.

 

Пол Инс и Райан Гиггз.

 

Эрик Кантона, в свою бытность «красным дьяволом», однажды совершил один из самых великодушных поступков по отношению к молодым игрокам. Игроки «Юнайтед» решили сыграть в одну азартную игру. Для этого каждый футболист скидывался в общий банк, и в корзину, которая используется при жеребьевке Кубка Англии, кидались надписи с фамилиями футболистов. Каждому был дан выбор: забрать свою выигрышную долю, или сыграть до последнего выбывшего и попытаться сорвать куш.

 

Все молодые игроки, включая Дэвида Бэкхема и Гари Невилла, взяли свою часть, однако Пол Скоулз и Никки Батт решили рискнуть. Когда Эрик Кантона выиграл, то поделил все деньги между Скоулзом и Баттом. Они только недавно попали в основу, и сумма в 7500 фунтов была для них эквивалентной двухмесячному окладу. Когда я спросил у Эрика, зачем он так сделал, он ответил в своем стиле: «Потому что у них есть яйца».

 

Для молодого футболиста осознание того, что за твоей спиной стоит наставник, переживающий за твою карьеру всем сердцем – огромный стимул. С опытными игроками юные футболисты связаны гораздо более крепкими узами, чем с тренерским штабом. Отчасти так происходит из-за естественного дистанцирования между начальником и подчиненным. Возможно, дело в разных возрастных категориях. Например, под конец моей эпохи в «Юнайтед», Джеймсу Уилсону было гораздо проще найти общий язык с Патрисом Эвра, нежели со мной, так как я годился ему в дедушки. От того, правильного ли наставника ты выберешь, повезет ли тебе поработать с нужными людьми, зависит многое. Лучшие учителя могут изменить твою жизнь.


Но, как хорошо бы мы не работали с молодыми игроками, «Барселона» всегда делала это лучше всех. То, как мальчишки из дворов превращаются у них в лучших футболистов мира, просто поражает. Это демонстрирует преимущество ставки на долгосрочную перспективу и тщательной подготовки в организационных вопросах. Отлаженная командная вытекает из семейной атмосферы в клубе и развития тесных связей между игроками. Люди, которые имеют длительный опыт совместной работы, прекрасно чувствуют друг друга и понимают все с полуслова. Примерно также все обстоит и на футбольном поле. Наиболее великолепным примером тому была troika (орфография сохранена) Месси-Хави-Иньеста. Они прекрасно взаимодействовали, от их постоянных перепасов могла закружиться голова. Это похоже на наблюдение за крутящейся каруселью.

 

Та самая troika.

 

В «Арсенале» Венгер применял собственный подход к долгосрочному строительству команды. Прибыв в Англию, он ориентировался на свои знания французского футбола, и он покупал французских футболистов, которые были либо подростками, либо только достигли 20-летнего рубежа: Тьерри Анри, Патрик Виейра, Николя Анелька. Совсем недавно, Арсен подкорректировал подход в связи с современными реалиям и потратил круглые суммы на Месута Озила и Алексиса Санчеза, привнеся в состав «гуннеров» и таких молодых английских игроков, как Окслейд-Чемберлен, Уолкотт, Чемберс.

 

В мое последнее десятилетие за рулем «Юнайтед» мы придерживались примерно такой же тактики. Мы раскинули наши сети далеко за пределы нашей страны и купили близнецов Да Силва, когда им было по 17, Джузеппе Росси, центрального нападающего, которого позже продали в «Вильярреал», и Жерара Пике из «Барселоны», которому ему также было всего 17 лет. В 16 лет клубы имеют право предложить контакт молодому игроку, а подписать его игрок может в 17. В Испании система работает иначе. Благодаря испанским законам мы и получили Пике, предложив ему контракт в 16-летнем возрасте. Испанские клубы, в свою очередь, не могли защитить свои молодые кадры. История повторилась, когда Фабрегас перешел в «Арсенал».

 

Наш акцент на молодых игроков с годами только усиливался, и система работала все четче. Благодаря широкой скаутской сети «Юнайтед» мы находили игроков в любой стране – Македа (Италия), Поссебон (Бразилия), Янузай (Бельгия), и так далее. Во время моих последних сезонов мы подписали контракты с такими юношами, как Тайлер Блэккет, Падди Макнейр, Джеймс Уилсон, Андреас Перейра и Уилл Кин.

 

Была бы моя воля, я бы убедился в том, что сыновья всех игроков «Юнайтед» с большим будущим также попадали под прицел нашей академии. Это подчеркивает важность инвестиций в молодежную инфраструктуру, которая, в частности, может помочь убедить родителей сделать выбор в пользу «Юнайтед». Все хотят лучшего для своих детей, и с помощью таких вливаний клуб будет иметь гораздо более сильную позицию при переговорах. Гораздо сложнее продать мечту о светлом будущем, если ты не можешь продемонстрировать персонал и спортивные сооружения, благодаря которым она может сбыться.


Авторы перевода: Андрей Ерёменко, Александр Григорович и Артём Сергеев.

Редактор: Атабек Мархаев.

Корректор: Никита Пчёлкин.

Комментарии

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Следите за "Театром Мечты" в социальных сетях

X

Авторизация
или войдите через соцсеть: